0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Страшно любимая » Отрывок из книги «Страшно любимая»

Отрывок из книги «Страшно любимая»

Автор: Штаний Любовь

Исключительными правами на произведение «Страшно любимая» обладает автор — Штаний Любовь Copyright © Штаний Любовь

Лопоухая, зелёная, страшно любимая

Часть 2

Страшно любимая

 

Глава 1 Не рой другому яму, сам в неё попадешь. Мирта

 

- Ми-ирта…

Хрипловатый голос завораживал, отдавался в позвоночнике сладкой дрожью. От него кружилась голова, слабели ноги…

- Ми-ирта, ты ведь мне не откажешь, правда?

Вторя вкрадчивому шепоту, длинные мужские пальцы ожили, скользнули по руке вверх и замерли возле горловины моей объемной футболки. Я с усилием сглотнула, едва-едва удерживаясь на грани реальности. Очертания окружающего мира терялись в густом багряно-серебристом тумане, кровь билась в висках. Я уже ничего вокруг не видела, кроме голодного блеска гипнотизирующих меня глаз. 

- Ты мне не откажешь ни в чем, - легко касаясь губами чувствительного места за ушком, проникновенно выдохнул по-настоящему великолепный мужчина. - Ну же, девочка… мне достаточно одного «да».

Его поцелуи сместились ниже, а я прикусила губу и зажмурилась, ладонями ощущая гладкую поверхность стены, возле которой меня зажали. В следующую секунду раздался низкий, вибрирующий рык. Внутри что-то сжалось, а кожа покрылась мурашками.

Горячее дыхание соблазнителя всё ниже… И ещё… И ещё чуть-чуть…

Я тихо застонала. Это конец. Потому что окутывающий всё вокруг густой туман уже обволакивает и мое сознание. Потому что мысли тают, и нет сил противиться напору. Потому что… кажется, я проиграла в этой битве…

На чистом упрямстве отрицательно мотнула головой и тут же ощутила уверенное прикосновение жестких пальцев. Мужчина прерывисто выдохнул, перебирая мои подбородки. То ли шею искал, то ли хотел покрепче уцепиться, но, к моему счастью, всерьез взять меня за подбородок или шею нереально ввиду многочисленности и некоторой рыхлости первых и полное отсутствие второй. 

Мелькнула мысль, что пойти навстречу представителю вымирающей расы и оказать посильную помощь с размножением – благое дело, а мое упрямство попахивает эгоизмом. Уж не знаю, дремлющая совесть проснулась, или просто вампирская магия так на разум влияла.

С вампирами оно ведь как, гипнотическое воздействие обусловлено не только и не столько специфическим звучанием голоса и одурманивающим взглядом. Основной убойный эффект оказывает своеобразный феромон «мшан». Последний попадает в организм жертвы как через органы дыхания, так и через кровь. Я ещё держала оборону, надеясь на чудо, но… всего один полноценный укус – и мне крышка. Фург, вампир из серых, подстороживший в коридоре, когда я шла из медотсека в свою каюту, до сих провозился исключительно благодаря физиологии моей расы.

Во-первых, до совершеннолетия врожденный или благоприобретенный магнетизм мужского пола мне до звезды. Увы, как выяснилось, не совсем. Отчасти возраст помогал, но близость того самого совершеннолетия размыла барьер отчуждения, и быть бы мне покорной и бездумной, если бы не ещё одно «но».

Мшан впрыскивать нужно в кровь, лучше всего в вену, так что кусать жертву, то есть меня, следовало прицельно, а мои вены надежно скрывали многочисленные жировые отложения. Подбородочки вместо шеи, вязочки вместо тонких запястий и круглый, приятно рыхлый животик взамен талии. Куда кусать-то? Груди нет, ноги покрыты густой шерстью, остальное «щитом».

Нет, вампир поначалу думал, что достаточно просто воткнуть зубы, и даже как бы куснул в плечо. Только жировая ткань от мышечной сильно отличается, а у меня природный «щит» усилен благодаря любви к сладкому и книгам. Конечно, книги я не ем, но вот в процессе чтения пожевать очень люблю. Самое обидное, от удара животом этот серый нахал увернулся. Естественно! Знал, откуда ждать подвоха, наглость клыкастая, и потому держался на некотором расстоянии, орудуя преимущественно руками и…

Фург отчаялся найти место для укуса на теле и прижался губами к моему рту.

Я инстинктивно стиснула зубы, каким-то чудом ещё помня, что язык мой – враг мой. В смысле, где-где, а в нем жира нет, зато кровеносных сосудов пруд пруди.  К счастью, мои собственные губы очень тонкие, можно сказать номинальные, а просто так впиваться клыками в лицо для серого было слишком опасно.

Очевидные следы нападения оставлять – глупость несусветная, ибо и Мефисто, и Сэл с капитаном просто так этого не оставят, намотают Фурга на бигуди и сдадут Нельке на кулинарные опыты.

- Мирта! – зарычал вампир совсем уже не вкрадчиво, а очень даже зло. – Прекращай брыкаться! У нас за последние три века всего семь вампирят народилось. Ты обязана исправить ситуацию! Немедленно!

От этого рыка я даже присела, благо ноги кривые, раскорячиваются на раз. Вот же торопыга! Когда это ситуация с рождаемостью исправлялась «немедленно»? Я бы и вслух возмутилась, но тут, потеряв надежду добраться до моей крови и языка традиционным способом, Фург применил запрещённый прием.

Когда он зажал мне нос двумя пальцами, я распахнула глаза и вытаращилась на вампира в немом ужасе. Нет, только не это! Я же…  

Глаза напротив переливались от алого до темно-вишневого, завораживая, затягивая в загадочно мерцающую глубину. Белоснежные клыки, яркие губы, бледное и очень красивое лицо, волосы и брови цвета безлунной ночи…

Новая попытка отшвырнуть этого гада ударом живота снова провалилась, и я до хорта ясно осознала - теперь точно конец. Фургу. И чихнула от всей кшортской души! А не надо было мне нос затыкать!

Вампира снесло, но и я не осталась в стороне. В смысле, от каскада оглушительных чихов тоже на месте не устояла. Кто бы знал, что слабость станет спасением? Да, чихательные спазмы сотрясали мое немаленькое тело, волнами проходили по всем без исключения жировым складочкам и надежно укрытым ими мышцам, но зато Фург отстал.

- А-апчхи! Пчхи! А-а-а-апчхи!

Меня мотало, как щепку в течении горной реки. Падая, вполне могла ушибиться, но, к счастью, удар моськой о половое покрытие смягчил так нагло подкарауливший меня серый. Я впечаталась лицом в его живот и…

- А-апчхи! А-а-апчхи!

С каждым чихом тело содрогалось и подпрыгивало, но я вцепилась в живой мат обеими руками, ибо одно дело – биться о жёсткий пол, и совсем другое – об ошалевшего от неожиданности и в буквальном смысле слова пришибленного мужчину Я девочка тяжелая хоть и мягкая.

Одно плохо – «чиховые прыжки» я совсем не контролировала и постепенно смещалась вверх по телу падшего вампира. Это было нехорошо, ведь живот Фурга куда мягче подозрительно похрустывающих ребер его грудной клетки. Жалко «подушечку» мне не было, а вот себя – очень даже. Лишь бы перестать чихать прежде, чем мой нос встретится с твердой вампирской черепушкой!

Не знаю, кому бы в случае неудачи пришлось хуже, но тут над нами раздалось визгливое и оглушительно громкое:

- А ну отстать от него!

На фоне вопля невесть откуда появившейся банши даже моё громогласное чихание показалось шуршанием конфетного фантика в толпе орущих икхи.

- Апчхи! – против воли отозвалась я и рефлекторно вцепилась в спасительную подушку ещё сильнее.

- О-у-о… протяжно и жалобно застонал уже с пару минут как бессознательный вампир, даром что регенерация ускоренная и болевой порог завышенный.

Тихо застонал, почти беззвучно, но банши расслышала даже за моим очередным «а-апчхи».

- Что ты с ним делаешь, извращенка? – переходя на ультразвук, завыла Нелли. – У-у-убью-у-у!

Краем глаза заметила, как полупрозрачная фигура блондинки наливается белизной, и струхнула. Увы, безостановочные каскады чиха – для многих кшорти вещь абсолютно непреодолимая, но инстинкт самосохранения пересилил даже природу и физиологию, потому что, осознав, чем мне грозит переход банши в боевую форму, я всё ж таки выдавила:

- Это не… Апчхи! Роберт! Апчхи! 

- А кто? – замерев, растерянно отозвалась блондинка.

- Фург! Пчхи!

- Правда?

- Апчхи! – утвердительно чихнула я, треснув лбом в острый подбородок вампира, и сама чуть не взвыла, ибо искры из глаз и бо-ольно-о…

- О-у-о-о-о-о… - новый стон бессознательного мужчины.

- Хм…- протянула блондинка задумчиво. - Тогда всё в порядке. Развлекайся!

И напевая весёлый мотивчик, она скрылась в тумане, который напустил недавно Фург.

- Апчхи! – возмутилась я.

Я ещё несколько раз основательно приложилась об голову серого, пока приступ сошёл на нет. Не веря своему счастью, пару секунд полежала, а потом… Когда я сползла с вампира и села, потирая ушибленный лоб, голова уже почти не кружилась. Так, слегка шумело в ушах и руки дрожали после пережитого, да слабость одолевала.

На всякий случай я усиленно замахала ушами, отгоняя от лица багряный туман. Не вампир, а скунс какой-то! Только те портят воздух в момент опасности, а этот… Кстати!

Я с интересом покосилась на притихшего Фурга. А каким образом он этого самого тумана понапустил? Магия в космосе отпадает, ибо слишком затратно. Внутренние резервы не бесконечны, а для их пополнения необходимо магическое поле, которое далеко не на каждой планете насыщено в достаточной степени. Чего уж о вакууме говорить? Может, у серых имеется аналог чернильного мешка как у каракатиц? А что? Вот у головоногих фняо из двадцатого сектора такие есть, а вампиры, особенно серые, исследованы плохо, почти никак...

Исполнившись любопытства, склонилась над мужчиной, выискивая воронкообразное отверстие для выброса чернил. Увы, на лице ничего подобного не обнаружилось. Я даже в рот к нему заглянула, раздвинув челюсти, и в нос глянула. Безрезультатно. Вот блин горелый! Ведь при выбросе красящего пигмента должны оставаться какие-то следы на коже и слизистых. Или нет?

Как понять, если я во время чиховой атаки серому нос расквасила и губу разбила до крови? Теперь шиш поймешь, где кровь, а где чернила. К тому же, находись чернильный мешок и отверстие на виду, кто-нибудь из исследователей наверняка обратил бы на это внимание, а если нет…

Надо срочно всё осмотреть! Протереть морду, глянуть повнимательнее ещё разок, а потом провести полноценный осмотр ныне скрытых одеждой частей тела. По идее, воронка для выброса чернил должна быть спрятана или совмещёна с каким-то другим физиологическим отверстием.

Повернув голову Фурга, прищурилась, разглядывая ушную раковину и слуховой проход. Ничего. Вот хорт безрогий! Почесав лысинку, вздохнула и принялась расстегивать рубашку. На беглый осмотр открывшегося взгляду мужского торса, ушло не больше минуты. Пришлось стягивать рубашку и ворочать тяжёлое тело, чтобы и спину проверить. И тут ничего.

Я уже взялась за ремень брюк, но сообразила, что раздевать вампира в прямо в коридоре чересчур неудобно. Вдруг он очнется? Да и результаты осмотра стоит сразу записать на случай, если что-нибудь впопыхах забуду. Плюс инструмент у меня в комнате, в рюкзаке. Стандартный набор, но на безрыбье и рак – рыба.

Вытерев мятой рубашкой трудовой пот, выступивший на лице, я отбросила её в сторону и, кряхтя, поднялась на ноги. Мне диплом писать, а этот… Фург ни в какую не желал давать согласие на участие в проекте. Вон, даже зная, что у меня есть полезная инфа для тайного ордена серых, предпочел напасть, а не договориться. И я бы плюнула, но серые – редкость несусветная. Где я ещё один объект для изучения возьму? На родную планету они почти никого не пускают, да и…

Занятая этими невеселыми мыслями, я примерилась и, ухватив вампира за щиколотки, поволокла к себе в каюту. Свяжу, раздену и проведу исследования по всей форме. Некорректно? А нечего было на меня нападать! Вон, до сих пор лоб ноет, и в носу свербит.

Ко всем неприятностям Фург оказался на удивление тяжёлым. До комнаты было не так уж и далеко, но я натурально взопрела, пока добралась. Ладони вспотели, уши повисли зелеными тряпочками, спина взмокла, но я упрямо тащила добычу к себе в нору.

Сначала одна лакированная туфля вампира, а потом и вторая слетели с его конечностей. Я даже не притормозила.  В результате, когда дотащилась до комнаты и, пыхтя, спиной вперед ввалилась внутрь, перед носом маячила гладкая розовая пятка и чёрный частично стянутый со ступни носок. Угу, второй носок я тоже где-то по дороге потеряла. Кто бы знал, что затащить мужика в спальню так трудно!

Изначально планировала вернуться за обувью, тем более,  собственный тапок остался в коридоре, но оказавшись в каюте, махнула на это дело рукой. Сначала - отдышаться, связать вампира, умыться, а уж потом следы заметать. Народу на борту не так много и вряд ли кто-то сразу же после отлета станет носиться по коридорам и собирать чужие ботинки. Кому оно надо?

И снова смахнув со лба трудовой пот подолом футболки, я взялась за дело. С верёвками было туго, но в моем распоряжении имелись подтяжки. Какое счастье, что у меня такой замечательный круглый животик! Будь он плоским, как у некоторых гуманоидных, пришлось бы носить штаны без подтяжек, а то и вовсе влезть в юбку. Бррр…

В общем, кое-как взгромоздив Фурга на кровать, я скинула на пол сбившиеся в ком покрывало с одеялом и обмотала вампирские щиколотки и запястья новенькими, буквально на днях прикупленными на рынке, подтяжками. Жаль, пришлось использовать не только запасные, но и те, что были на мне. Штаны немедленно начали сползать с откормленной попы, так что в ванную я пошла, придерживая их одной рукой.

Умывшись, заодно сполоснулась и сменила пропотевшую одежду на свежую. Надо будет вечерком узнать, где тут у них на звездолёте дезинфектор, а то у меня уже запас сменного белья подходит к логическому концу. В рюкзаке только пижама и теплый свитер остались. Несмотря на это, настроение стремительно взлетало к потолку. У меня есть подопытный материал и моральное право его исследовать! В конце концов, он первым начал.

Когда я выходила из душа, «материал» приглушенно застонал. Его длинные до неприличия смоляные ресницы натурально затрепетали, но глаз мой подопытный не открыл. По-хорошему, следовало чем-нибудь его оглушить, тем самым продлевая беспамятство и благое молчание, но бить лежачего – это уже перебор. Придушить подушкой – тоже не вариант, слишком долго. Вампиры без воздуха до суток прекрасно обходятся. Поэтому я торопливо подскочила к постели и, выхватив из рюкзака пижаму, сунула её в приоткрывшийся рот вампира.

Мне бы хоть с полчасика на полноценный осмотр выкроить и ладно. Потом Роберт или кто-то ещё начнут искать потеряшку. Экипаж-то маленький, не считая меня, всего семь лорри, а мне оно надо? Впрочем, прибрать к рукам серого вампира насовсем я не надеялась, да и спать ни на полу, ни в одной постели с голым мужиком не собиралась. Всё то же «оно мне надо»?

Пока ворочала вампира, заново, но уже при свете и со всем тщанием, осматривая и ощупывая спину, грудь и плечи, Фург окончательно очнулся и воззрился на меня широко распахнутыми тёмно-вишнёвыми глазами. Доброжелательно ему улыбнувшись, я принялась с помощью большой лупы обследовать его руки и пояснила:

- Дырку ищу, через которую ты воздух портишь. – Вампир испуганно дернулся и замычал. – Может, сам скажешь, где у тебя чернильный мешок и физиологическое отверстие для выброса красителя? Мне для диплома надо...

Я подняла лицо и вопросительно глянула на бледного вампира. Тот изогнулся дугой, изобразив всем телом мостик, и попытался вырваться. Зря. Подтяжки у нас делают знатные, да и, в отличие от веревок, они не рвутся, а накрученные в несколько слоев ещё и не растягиваются почти. Но пришлось плюнуть на вторичный осмотр рук и придавить вампира собственным весом, чтоб не стёк на пол. Заползёт под кровать – как его оттуда вытаскивать? Тем более, постели здесь широкие, если подальше забьётся, я точно не дотянусь, а сама под низкую лежанку не помещусь.

- Да не дергайся ты! – зашипела я, лёжа поперёк поджарого живота пленника. – Я ж не ради любопытства! Ну, из-за него тоже, но ведь и ради науки! Вдруг, новые знания помогут решению вашей проблемы с вымиранием? 

Увы, Фург перспективами не проникся - принялся яростно мотать головой и мычать, попутно жуя кляп, то есть мою новенькую пижамку. Ну не гад ли? Обозлившись несознательностью подопытного… - тьфу! – опытного образца, я вскарабкалась на вампира и, оседлав, принялась стаскивать с него штаны, приговаривая:

- Подумаешь, цаца какая! Как ко мне с поцелуями лезть и помощи требовать, так он первый! А как самому помочь хрупкой девушке – выгибается и фырчит! Совести у тебя нет!

Учитывая, что силищи у вампиров хоть отбавляй, удержаться на извивающемся мужике было нелегко. Меня посекундно подкидывало и мотало, но я не сдавалась. Мы, кшорти, если уж чего решили, просто так не отступаем. Из вредности ли, из упрямства ли – Вселенная знает, но факт есть факт.  И, всё равно, прошло минуты две, пока я, сжимая в одной руке лупу, другой спустила с Фурга штаны, да и то лишь до колен.

- Ну, ещё чуть-чуть… - подбадривая саму себя - едва не ткнувшись носом в бледную коленку вампира, выдохнула. – Фург, расслабься, а я тебе с размножением помогу и…

- Охренеть! – внезапно раздалось басовитое.

Не без труда сфокусировав взгляд на дверном проеме, я обнаружила там кентавра. Мефисто стоял, в буквальном смысле слова придерживая челюсть руками. Его густые брови уползли так высоко, что стали напоминать странноватую челку, а карие глаза походили на два блюдца.

- И-извините… - пробормотал наш пилот, тяжело сглотнув, и попятился. – М-мирта…

- У нас эксперимент! – рявкнула я, обозлившись на свою рассеянность. Это же надо было забыть запереть дверь!

-Да-да, - так же обалдело выдавил он под аккомпанемент громкого мычания и стонов ещё яростнее забившегося подо мной Фурга. - Я уже понял…

И кентавр скрылся в коридоре. Судя по топоту, убегал в сторону кухни. Бублик горелый!

- Дверь мог бы и прикрыть! – вдогонку крикнула я, но было уже поздно. Мефисто сбежал, а вампир, вдохновленный примером копытного, таки сбросил меня и, с грохотом свалившись на пол с противоположной стороны кровати, шустро пополз к выходу из каюты.

- Куда! – взвыла обижено. – Я ещё не всё осмотрела!

Проявив чудеса маневренности, я извернулась и поймала «гусеницу» за подтяжки, опутывающие худые щиколотки. Фург дёрнулся, протяжно завыл и удвоил усилия по срыву исследования, некрасиво виляя задом, обтянутым черным шёлком трусов.

- Врёшь, не уйдёшь, -  натужно пропыхтела я, подтаскивая к себе мужчину за подтяжки.

Он бы и не ушёл, да нога внезапно выскользнула из пут. Перед моим носом мелькнула розовая пятка, заставив инстинктивно отшатнуться, чем вампир не преминул воспользоваться. Уже в следующую секунду я опомнилась, но добыча уже приняла вертикальное положение и рванула прочь, путаясь в спущенных штанах и нервно мыча сквозь кляп. Я же осталась, как дура, сидеть на полу с подтяжками в руках.

- Вернись, я ещё с тобой не закончила! – на карачках, чтобы не терять времени, метнулась следом за серым к двери. – Не будь эгоистом! Я тебе про детей всё-всё расскажу!

Увы, моей мольбе Фург не внял. Когда я, потная и злая, поднялась, цепляясь за косяк, вампир был далеко. Не так чтобы слишком (всё же полноценно бегать, придерживая штаны связанными руками – задачка не из простых), но мне серого было уже не догнать.

Я разочарованно вздохнула и утёрла тыльной стороной ладони взмокший лоб. Нет, физкультурой в школе абсолютно точно стоило заниматься усерднее! В сердцах крикнув вслед вампиру «Ты меня разочаровал!», я вернулась в комнату и направилась в ванную, умываться второй раз.

 

Глава 2 Страшная женщина. Мирта

 

Звездолёт вот уже больше четверти часа плыл в расчерченном мазками цвета мареве подпространства, когда Сэлиней бросил последний взгляд на виртлист и от души потянулся. Диагностика подтвердила, что все системы корабля работают идеально. В принципе, другого механик и не ожидал, потому как не зря ел свой хлеб и работу знал преотлично, но чем пустота не шутит? Техника, особенно сложная, любит внимание и заботу не меньше иной женщины. Кстати, о заботе и женщинах…

Гарн, невысокий кряжистый мужчина, хвостом подвинул к себе пластиковую коробку, притулившуюся на краю стола, заваленного инструментом и запчастями. По большому счету, наручный стабилизатор гравитационного поля в ближайшие дни Мирте не понадобится, но, с другой стороны, мало ли?

Чего-чего, а неожиданностей со дня знакомства с этой девчонкой, с взятой на корабль переводчиком с боем, хватало. Не в том смысле, что переводчику полагалось ежечасно «бить», аки древние механические часы. Просто с родной планеты Мирту забирали… своеобразно, о чём Сэл прекрасно знал со слов Мефисто, да и самой Мирты тоже.

К счастью, давно обещанный ей наручный стабилизатор Сэлиней успел настроить в соответствии с физиологическими особенностями кшорти ещё во время недолгой стоянки на Донате, благо все требуемые параметры в стационарном стабе сохранились. Гарн извлек прибор из коробки и сунул его в карман жилетки.

Кшорти ему нравилась. Несмотря на юный возраст, была в этой девчонке некая основательность. Дело даже не в знаниях и уме, которых у их зелёного во всех смыслах переводчика имелось даже с перебором. Подкупала спокойная уверенность Мирты в правильности того, что она делает, да ещё… Ну да, её непринужденно-доброжелательное отношение ко всем и каждому, будь то дош-ти или он сам.

Прикинув, сколько времени прошло с момента отбытия с Донаты и установления курса на казематы Алтеи, механик ещё раз потянулся и встал. Медотсек Мирта уже наверняка покинула и теперь либо у себя в каюте, либо на кухне. Оба варианта его устраивали. Первый обещал разговор, а второй ещё и вкусный ужин. 

Сначала гарн заглянул в медотсек на случай, если Мирта там задержалась. Её доброжелательность вкупе с интересом распространялись и на Алукарда, местного целителя расы цаце. Кого-кого, а лопоухую переводчицу не заботило, что нормальные лорри цаце чаще сторонились, чем стремились иметь с ними дело. И немудрено.

Язык цаце странный - тягучий, как переваренный джем. Манера изъясняться даже на всеобщем, мягко говоря, не слишком способствовала взаимопониманию. Вместо ног - толстенный чешуйчатый хвост, а на голове с полсотни глаз и каждый на отдельном червеобразном гибком волоске. На фоне этого исключительные способности к магии разума и многорукость казались чуть ли не мелочами. Плюс ситуация усугублялась тем, что в космосе цаце были гостями редкими и оттого пугающими.

Не обнаружив Мирты в вотчине лекаря, механик окинул задумчивым взглядом мутные шары стабов, где мирно спали в анабиозе сразу три жениха бородавчатой красавицы. И почему они так упорно звали её замуж? Уж точно не из-за красоты и дивного характера.

При всём разбеге вкусов лори этой Вселенной, мало кому могла так уж приглянуться кругленькая, кривоногая, лопоухая и щедро одарённая подбородками, бородавками и прочими «украшениями» девушка. Тем более, соискатели брачных уз принадлежали к разным расам. Калаг, гном и дош-ти и не только внешне отличались друг от друга. Традиции их миров тоже не совпадали почти ни в чём. Об этом гарн знал по большей части от всё той же Мирты, ибо на момент знакомства кое-что слышал только про гномов, но одно было ясно – этих лорри если что-то и объединяло, так только стремление получить в жены любопытную кшорти.

Тут цаце заметил визитёра и поднял голову.

- Мирту не видел? – спросил гарн с неуверенной улыбкой. Уж больно нервировал пристальный взгляд сотен крохотных глазок на вставших дыбом волосах.

Волосы качнулись сначала вперёд, потом назад, будто кивая, а после Алукард махнул рукой, жестом указывая направление, и снова опустил голову, возвращаясь к прежнему занятию.

Вежливо поблагодарив, Сэл пошёл к лифту. Как ни хорошо готовила кшорти, лично он предпочел бы застать её в каюте, а то на кухне вечно кто-то мешает спокойно поговорить. Впрочем, и в комнату то Нелька вваливается, то вампир со странными претензиями… 

Двери лифта открылись, но, едва ли сделав несколько шагов, механик замер, с недоумением и ещё невнятной тревогой рассматривая смятую тряпку на полу возле стены. Приблизившись, мужчина ткнул её носком ботинка и вздрогнул от недоброго предчувствия. Тряпка оказалась рубашкой. Кентавр такие не носил, Алукард также. Оставались только Роберт, Фург или… очередной невесть откуда взявшийся жених?

Втянув воздух сквозь стиснутые зубы, гарн бегом бросился в сторону каюты кшорти, чтобы буквально через несколько метров наткнуться на лакированную чёрную туфлю.

- Фург! – зашипел Сэлиней зло и… увидел чуть поодаль второй ботинок. Вернее, туфлю, такую же чёрную и блестящую, как и первая.

Подбирать обувь гарн не стал, да и не смог бы. Просто как раз в тот момент, когда, сжав кулаки, подался вперед механик, из-за поворота пулей вылетел Мефисто. Грива кентавра стояла дыбом, глаза подозрительно блестели, а лицо напоминало цветом вареного рака.

Едва не сбив механика с ног, копытный пронесся мимо, но тот успел его окликнуть:

- Что случилось?

Мефисто резко затормозил, оставив на половом покрытии несколько весьма заметных царапин, и медленно развернулся к Сэлинею.

- Я хотел к Мирте зайти, а… - начал было гарн, но не успел договорить.

Всклокоченный собеседник стремительно приблизился, схватил за грудки и, приподняв нехилого механика над полом, прошипел ему в лицо:

- Не ходи туда!

- Что?

- Не ходи туда! – повторил кентавр сиплым шёпотом и нервно дёрнул левым ухом. – Эта кшорти…

Сэл вывернулся из захвата и настороженно вскинул костяной нарост, расположенный над левой бровью.

- Почему? – спросил. – Мирта…

- Страшная женщина! – на той же шипящей ноте уверил Мефисто и, вдруг, гаркнул: - Не ходи!

И он, извернувшись, суеверно трижды дернул себя за хвост, а диалог приказал долго жить – кентавр, сверкая копытами, унёсся в сторону кухни. Видимо, успокаивать расшатавшиеся нервы фиршем. Что-нибудь вкусненькое для этой цели подошло бы не хуже, но - увы – всё годное в пищу давно съели.

Гарн пожал плечами и ещё более решительно рванул в спальню лопоухой девчонки. Через несколько секунд Сэл резко затормозил и поднял с пола туфельку Мирты. Из горла вырвался низкий вибрирующий рык, в глазах потемнело от ярости. Если только кто-то ей…

Впереди раздались невнятные крики, а после

- Ты меня разочаровал! – громкое.

Уже набирающий скорость гарн снова встал, как вкопанный. Голос принадлежал Мирте! Ни страха, ни слёз в нём не было – исключительно досада и возмущение. А в следующую секунду из-за поворота вылетел…

- Фург?!

С ужасом глядя на полуголого вампира, босого, обеими руками придерживающего болтающиеся ниже бедер брюки, Сэлиней усиленно заморгал.

- Если ты обидел мелкую, я… - начал было гарн.

- Тьфу! – на бегу плюнул в него вампир какой-то тряпкой. - Не ходи туда! Она страшная женщина!

Сэлиней растерянно потёр висок подобранной туфлей и озадаченно развернул плюнутую в него тряпку. В последней после некоторых усилий удалось опознать верх от пижамы. Нежно-розовой, теплой и сплошь в дырках. Особо модный у кшорти дизайн?

Зайти в гости к Мирте казалось уже не такой хорошей идеей. С другой стороны, любопытство так и подзуживало, толкало в спину. Что настолько страшного она могла сказать или сделать, чтобы напугать двух повидавших на своём веку взрослых мужиков? И почему Фург бежал, едва не теряя штаны, да ещё босиком? Каким образом вампир остался без обуви? Куда делись его туфли, вопросом не было. Но почему ботинки валяются в коридоре, а сам вампир сделал ноги из каюты кшорти?

Вопросы, вопросы, вопросы! Они устроили в голове натуральную свалку - пихались локтями, лезли вперед, подпрыгивали и пищали, стараясь привлечь к себе внимание и выделиться из толпы. Вот один исхитрился вырваться на передний план и громко крикнул:

- А почему вампир изжевал пижаму Мирты?

- Он что, термит или моль? – поддакнул другой вопрос.

- А точно ли пижама принадлежит кшорти? – многозначительно подвигал бровями третий и, сложив губы в трубочку, манерно повёл плечиками. – Может, Фург сам втихаря носит розовое ажурное белье?

Гарн расправил пижаму и ещё раз осмотрел её.

- Из фланели? – пискнул кто-то невидимый из толпы. – Не очень-то эротично.

- Да что мы знаем о эротики в понятии вампиров? – отмахнулся третий вопрос, демонстративно смахивая кончиком хвоста пылинку с лацкана сиреневого пиджака.

- Логично… - Глаза того, кто первым спросил про пижаму, сверкнули. – А ведь и правда! Серые – вымирающая раса. Уж не из-за ложных ли представлений об эротизме?

- Или не способствующей размножению ориентации некоторых, – хихикнули сзади. – Надо объяснить клыкастому, откуда дети берутся.

- Да-да! – оживились все. – Это очень важная тема! Вот объяснить ему на пальцах…

- На пальцах? – снова раздался писк из толпы вопросов, на этот раз ехидный.

- Ну не на хортах же? Обойдёмся пальцами. Главное, донести информацию о том, как и что надо делать, чтоб дети появлялись…

- И «с кем», – вставил кто-то менторским тоном. – Это тоже, знаете ли, важно. Особенно в контексте сомнений относительно принадлежности ажурного белья и ориентации вампира.

- Пусть будет ещё и «с кем». Не суть. Главное, доходчиво объяснить.

Все одобрительно загудели, но гарн пренебрежительно фыркнул и тряхнул головой, отгоняя идиотские вопросы и ассоциации. Чего только не придет на ум, когда всё вокруг вверх дном! Чего гадать о причинах и следствиях, если можно просто спросить? Судя по неадекватному поведению Фурга, от него в ближайшее время нормального ответа не дождаться, потому стоит банально обратиться за разъяснениями к Мирте.

Через минуту Сэлиней осторожно постучал костяшками пальцев о косяк приоткрытой двери.

- Мирта, ты тут? – спросил он, заглядывая в комнату. – Войти можно?

Девушка буркнула нечто одобрительно-утвердительное, но взгляда от блокнота, в котором старательно что-то строчила, не подняла.

Переступив порог каюты, механик автоматически поднял опрокинутый стул и удивленно присвистнул.

Кровать была буквально разворочена. Простыня свесилась с левой стороны постели и распласталась по смятому одеялу, которое неаппетитным комком валялось на полу. Тут же, но чуть поодаль, лежало смятое покрывало. Подушка обреталась под столом и напоминала испуганную зверушку, опасливо выглядывающую из своей норы – нападёт нежданный визитёр или пройдет мимо?

Мирта сидела на полу, прислонившись спиной к постели и на царящий вокруг разгром не обращала ровно никакого внимания. Её длинные уши напряжённо подрагивали. Одинокий клочок жёстких волос, торчащий в центре лысинки, торжествующе покачивался, а глаза сверкали энтузиазмом.

- Что пишешь? – полюбопытствовал гарн, бросив пижаму на кровать и делая осторожный шаг вперед.

- Фиксирую результаты первичного осмотра объекта исследования, - рассеянно махнула грифельной палочкой Мирта. – Не мешай.

Несколько раз моргнув, Сэлиней поднял второй стул и сел. Помолчал с минуту, но всё же не удержался и негромко уточнил:

- «Объекта»?

- Угу. Представителя малораспространённой во вселенной расы.

Прикинув в уме что и как, гарн поймал за кисточку нервно дрогнувший хвост и спросил:

- То есть я не ошибся. Фург отсюда бежал?

- Да.

- А почему в таком виде?

- В каком? – рассеянно буркнула Мирта.

- Ну… Глаза навыкате, волосы дыбом, штаны…

- Тоже дыбом? – хихикнув, наконец отвлеклась от своего занятия девушка и подняла взгляд.

- Нет, - с самым серьезным видом механик покачал головой и, поставив локоть на колено, пристроил подбородок на ладонь. – Я бы сказал, штаны проявляли очевидное намерение покинуть своего хозяина, или, по крайней мере, пасть к его стопам.

- Как некрасиво с их стороны!

Мирта рассмеялась, отчего её многочисленные подбородки весело заколыхались, а тонкие губы растянулись в улыбке, демонстрируя острые клычки.

На душе у Сэла полегчало. Ну, не могла такая милая и добрая кшорти сделать ничего плохого. Какая она «страшная женщина»? Ничего страшного в ней и в помине нет. Ложь, поклёп и провокация! Если откровенно, «женщина» тут - тоже большое преувеличение. Мирта еле-еле на девушку тянула, а они все… паникёры.

- Кстати, а почему в блокноте пишешь? - вдоволь налюбовавшись смеющейся кшорти, поинтересовался гарн. - На виртлисте удобнее и быстрее. 

- Угу. Только у меня его нет, а без заметок могу потом что-нибудь забыть. Правда, информации как таковой пока не так уж и много, ведь Фург сбежал до того, как я его до конца раздела и рассмотрела.

Подбородок Сэлинея, резко дернувшись, сорвался с ладони. Мужчина едва не клюнул носом собственное колено, но вовремя выпрямился.

- Что ты сделала?

- НЕ сделала, - невозмутимо поправила Мирта.

- Но собиралась. Раздеть и рассмотреть?

- Чисто в исследовательских целях. Я искала физиологическое отверстие, через которое вампир выпускает красящий пигмент и генерирует багровый туман.

Гарн закашлялся, представив процесс… генерации.

- Поначалу я думала, этот цветной туман – игра воображения, результат воздействия мшана на нервную систему после укуса или что-то в таком роде. Но потом Нелли заявилась, и она тоже этот туман видела. Понимаешь? А её Фург точно не кусал.

- Нелли сюда пришла?

- Нет, это ещё в коридоре было, где меня вампир заловил, когда я из медотсека шла.

- Что? Когда?

- Точно не скажу, около получаса назад или около того. Так вот, когда появилась банши, я как раз на Фурге чихала.

- Ч…чихала?

- Именно. Не перебивай. Тут важно другое. Как Нелли могла перепутать Фурга с Робертом с расстояния пары метров? Даже если позабыть о разнице в росте и комплекции, капитан блондин, а вампир темноволосый. То есть нечто снижающее видимость и в самом деле существовало не только в моем замутненном после укуса сознании. Значит, Фург в буквальном смысле окрасил воздух! А как? - Кшорти опустила взгляд на блокнот и, перелистнув страничку, ткнула пальцем в несколько схематических изображений. - По идее, есть несколько способов…

Тут она снова глянула на собеседника и осеклась. Лицо гарна закаменело, глаза метали молнии.

- Сэл? – нахмурилась девушка.

- Ты сказала «после укуса»?

- Это всё, что ты услышал? Я много куда более интересной информации озвучила, - озадаченно поведя левым ухом, Мирта с удивлением посмотрела на внушительные ладони мужчины, почему-то сжавшиеся в кулаки. 

- Ты сказала «после укуса», - утвердительно и очень зло прошипел механик. - Лопоушка, ты зубы его хорошо рассмотрела?

- Эм… да, - непонимающе.

- Вот и прекрасно, - широко, но совсем невесело улыбнулся Сэлиней. - Значит, они ему больше не нужны.

- О чём ты?

- Ни о чём. Не бери в голову. - Гарн вынул из кармана наручный стаб. – Держи. Всё настроено на тебя.

Мирта молча приняла прибор.

- На какую руку надевать? – спросила растеряно.

- На любую. И, кстати, виртлист у тебя есть. Он встроен в браслет, который я тебе дал. Голографический. Если хочешь, принесу попозже обыкновенный.

- Давай обыкновенный, - подумав, решила кшорти. – Я визуализированные нематериальные гаджеты не очень жалую. Неудобно это. Но ты всё-таки объясни, как виртлист из браслета вытянуть. На всякий случай.

На инструктаж ушло с четверть часа. Ещё минут десять кшорти, высунув от усердия язык, пыталась применить озвученную гарном теорию на практике. Мужчина посмотрел на это дело, хмыкнул и вытащил из-под стола подушку. Увлеченная новым гаджетом хозяйка комнаты этого даже не заметила. Смешная.

- Мирта? – стоя у двери, позвал Сэлиней через несколько минут. Когда девушка подняла глаза от двухмерной полупрозрачной голограммы, сказал: - У меня кое-какие срочные дела нарисовались, так что поболтаем в другой раз. Пожалуйста, запрись и не открывай кому попало.

- Конечно, - улыбнулась кшорти. - Спасибо.

- Не за что.

Коротко кивнув, он вышел, а Мирта встала и заперла дверь. Встречать очередного незваного гостя не было ни малейшего желания. Вот только кто её спросит? Спустя несколько секунд, кшорта села за стол и снова погрузилась в свои записи и планы. Лишь некоторое время спустя она резко вскинула голову и недоуменно огляделась. Дёрнула ухом.

Кровать была аккуратно заправлена. На спинке стула висел верх от розовой пижамы. Усилиями гарна от беспорядка не осталось и  следа.

 

Глава 3 Неопределенность определенности. Соня

 

Я покосилась на каха, читающего с виртлиста доступную информацию по фогги. Сама я уже ознакомилась с большей частью имеющихся в сети сведений, пока Улянь выверял откорректированный курс, перенаправивший наш маленький кораблик к неизвестному широкой общественности астероиду.

Времени на чтение мне хватило за глаза, хотя особенно радоваться тут было нечему. Просто оказалось, материалов про фогги хорт наплакал, а те, что нашлись, мало отличались друг от друга. Если совсем откровенно, Мирта за жалкие пятнадцать минут ликбеза рассказала куда больше всех этих статей и энциклопедий рас. Впрочем, этому я не сильно удивилась. Сестра всегда умела добывать сведения и непостижимым образом помнила чуть ли не всё прочитанное.

В данный момент меня больше волновало другое. Как сказать Уляню, что именно по задумке сестры от него потребуется, и как уговорить уравновешенного каха на откровенную авантюру? Он и так повёл себя чересчур покладисто, развернув корабль без лишних вопросов и возражений. А кстати…

- Улянь?

- Ммм…

- Почему ты без споров сменил курс?

- Потому что Мирта попросила, – отозвался он с некоторым недоумением в голосе, будто это и так ясно.

- Да не смеши меня! Ты даже с ней не разговаривал!

- Зато ты разговаривала, а у тебя всё на лице написано, - пожал плечами ках и, наконец, оторвался от виртлиста. – Заметь, чипа связи у тебя нет, то есть Мирта нашла способ связаться с нами без него. При всём моём уважении к интеллектуальным способностям твоей сестры, в сложных технологиях она разбирается более чем посредственно. Делай выводы.

Я почесала нос и честно попробовала сделать эти самые выводы. Ничего не получилось.

- Прости, но я не понимаю. Ты говорил, по твоему браслету, - я приподняла руку с вышеназванным украшением, – мы с ней связаться не сможем никак.

- Пока никак, - выделив первое слово, поправил желейка. – Впоследствии, когда пройдет достаточно времени, при определенных усилиях…

 - То есть пока никак, - отмахнулась. - Так вот, я точно знаю, что говорила именно с сестрой. Очевидно, кто-то помог ей загадочным образом связаться со мной без чипа, но это никак не объясняет, почему ты счёл это достаточно веской причиной для пертурбации всех планов.

Улянь едва заметно улыбнулся.

- Сонечка, ты ведь не забыла ГДЕ находится твоя сестра? Согласись, как бы мы ни старались, быстро попасть в семнадцатый сектор отсюда нереально. И, уж если она умудрилась за несколько дней оказаться чуть ли не на окраине вселенной, кто помещает Мирте за те недели, которые понадобились бы нам для повторения её «подвига», улететь ещё дальше?

- Но…

- Конечно, я бы предпочел быть к ней поближе, но если это представляется невозможным, а рядом с ней появился кто-то весьма неглупый, кому Мирта в достаточной степени доверяет, есть смысл просто сделать так, как она просит. В конце концов, в её здравом уме сомневаться не приходится.

Вот почему Улянь всегда так рассудителен и прав? Обидно даже. Я фыркнула и скорчила рожицу:

- Зато уверенности в моём здравом уме нет, да?

- Да, - он хитро улыбнулся и вскинул бровь: - И нет.

- В каком смысле?

- В таком. Пойдем ужинать. У нас ещё несколько дней для доработки плана диверсии.

Желейка быстренько нажал что-то на панели управления, поднялся на ноги и, обернувшись сиреневым туманом, метнулся в комнату. Да так шустро всё это провернул, что я только и успела пару раз растерянно моргнуть, а его уже и след простыл.

- Улянь! – бросаясь вдогонку, возмущённо прошипела. – Что это за ответ такой дурацкий?

- Какой вопрос, такой и ответ, - ответил этот… нахал!

Когда я влетела в комнату, мужчина в облике серокрылого невзрачного орлана уже стоял возле электронного окна и набирал что-то на консоли.

Часть одной из стен с тихим шуршанием отъехала в сторону, открыв крохотный кухонный блок. Бросив туда короткий взгляд, обнаружила простенький синтезак, столик, пару стульев, страдающих модернистским минимализмом и стандартный набор техники. Ага! Вот оно! Сейчас стульчиком кого-то и убедю… убеждю… Нет! УБЕДЯЮ в своём непроходимом здравомыслии.

Я уже взвесила в руке не сильно тяжелый предмет мебели и шагнула к желейке, когда он неожиданно обернулся через плечо и умильно свёл глаза к носу.

- Сонечка-а, - протянул он… жалобно?

От неожиданности этого тона я опешила, рука дрогнула, и пластиковый стул покатился по полу.

- Со-онечка, - повторил коварный ках жалобно, - а готовить ты умеешь? Местный синтезак создает исключительно жидкие питательные смеси.

С трудом удержавшись от мстительного «ха», я расплылась в обманчиво милой улыбочке. Готовить-то я умею, хотя и не слишком хорошо, но… здравствуй, моя жестокая мстя! Куда там альянсу хрупкой пластмассы и твердой маковки против мук голода и угрызений совести! Ведь, совесть она такая – в тандеме с возмущённым желудком действует куда как активнее.

Я небрежно повела крыльями и, соблазнительно изогнувшись, подняла оброненный стул. С нарочитой внимательностью осмотрела его на предмет трещин, а когда таковых не обнаружилось, села и, поставив локти на стол, пристроила подбородок на переплетённые пальцы.

- Радость моя желейная, - пропела сладенько, - у меня две приятные новости.

Улянь вопреки ожиданиям вовсе не обрадовался, а совсем даже наоборот – скрестив руки на груди, скептически хмыкнул и выжидательно вскинул брови. И никакой больше умильной жалостливости во взгляде. Вот же вредина! А я только-только поверила в высшую справедливость.

- Бутерброды, - уныло буркнула.

- Что?

- Умею готовить исключительно бутерброды.

Увы, сомнений в том, что не испугаю ежа голой зад… своей косорукостью, у меня не осталось.

- Это, я так понимаю, была первая «приятная новость»? – с премерзко добродушной улыбочкой уточнил ках. – А вторая?

 - Я на жидкой диете, - уже совсем невесело отозвалась и возмутилась: – Вот почему ты все мои злобные планы рушишь? Я ж не щенок, - и с намеком повела крыльями. - Постыдился бы спутницу носом в её же глупость тыкать!

Склонив голову к плечу, ках несколько секунд смотрел на меня в упор с самым серьёзным видом, но я-то видела, как подрагивают уголки его губ в попытке сдержать улыбку!

- Ни капельки не стыдно, - в конце концов подытожил желейка, демонстративно потягиваясь всем телом. – И да, ты не щенок.

Я прикусила губу, сама не зная, чего мне хочется больше – обиженно надуться или рассмеяться, но тут Улянь подмигнул и весело завил:

- Ты скорее на цыпленка похожа.

- Чего? – я чуть со стула не упала. - Да как ты смеешь!

- Ма-хонького пушистого птенчика… с очень крепким клювиком и острыми коготочками. Видно, хищная птичка со временем получится.

И я таки запустила в него стулом.

 Миг, и желейка, снова обратившись туманом, поймал мой снаряд. Тот как бы влип в сиреневое облачко, заставив меня испуганно ахнуть, но уже в следующее мгновение в каюте раздался негромкий смех, напоминающий журчание.

- Да-да! И глаза у тебя сейчас такие же круглые и перепуганные, как у цыплёнка.

Я раздраженно зашипела и отвернулась, демонстративно скрестив руки на груди. На деле нахлынувшее облегчение было куда сильнее злости от ехидства желейки. Я-то уже испугаться успела из-за того, что ках не увернулся от стула и ушибся.

И вообще, что такое? Когда я настолько раздражительной стала? Повод-то явно смешной. И да, пусть я не настолько уравновешенная и скучная, как Мирта, но кидаться мебелью в неугодных лорри мне тоже не свойственно. Прикусив губу, я задумалась, старательно подавляя пресловутую раздражительность и желание закатить скандал.  

Краем глаза заметила, как Улянь снова принял уже привычную форму и, поставив стул на место, повернулся ко мне спиной, исследуя небольшой стазисный шкафчик. К слову, там обнаружилось несколько вполне съедобных пищевых наборов. Стандартно питательных и притом откровенно неудобоворимых в гастрономическом плане.

Через четверть часа на столе красовались два стакана с ярко-оранжевым соком синтетического происхождения и тарелка по виду напоминающих стельки галет. На вкус последние, кстати, так же мало отличались от обувных стелек, но это мелочи.  Хуже было другое - я так и не смогла понять, почему меня кидает из стороны в сторону. Эмоционально, имеется в виду.

- Приятного аппетита, - улыбнулся ках и подмигнул: - птен…

- Назовешь птенчиком, клюну в темечко, – предупредила, но протянутый сок приняла и глубоко вздохнула, прежде чем отпить глоток. Надо брать себя в руки.

- Яркий вкус, - оценив напиток, буркнула. – При желании можно вычислить планету, где расположен завод по производству реагентов.

Улянь невозмутимо повел крылом и отсалютовал стаканом:

- Именно так. Впрочем, я не гурман, мне проще прочесть адрес производителя на упаковке. Ты как? Пришла в себя?

- Не уверена, - я поморщилась и бросила на собеседника угрюмый взгляд. – Прости. Знаю, что веду себя по-идиотски, но ничего не могу поделать.

- Не бери в голову. Было бы странно, если ты сейчас вела бы себя иначе.

- В смысле?

Ках промолчал. Демонстративно засунул в рот галету и принялся её пережевывать, будто не слышал вопроса. Впрочем, я и сама поняла, о чём он, только развивать мысль не хотелось абсолютно.

- Ладно, может, хоть теперь расскажешь, как ты оказался рядом с Миртой?

- Как и все, - прожевав кусок, хмыкнул желейка. – Прилетел на звездолёте.

- А зачем? Ты не очень-то похож на остальных женихов. На браке не настаивал, соблазнить Мирту не пытался.

- Соблазнять кшорти до совершеннолетия – дело гиблое и бессмысленное. Только силы зря тратить. А насчет брака ты не права. Я неоднократно делал Мирте предложение.

- Ой, только не надо мне лапшу на уши вешать. Видела я, как ты делал предложение. И смех, и грех. Неужели после всего, что мы прошли вместе, нельзя просто сказать правду?

С минуту ках усердно жевал.

- Улянь!

- Это всё, что ты хочешь знать? – покончив с галетой, наконец отозвался он и внимательно посмотрел мне в глаза.

- Не всё, - небрежно пожала плечами. - Но надо же с чего-то начинать. Почему ты стал «женихом» моей сестры?

- Отец попросил.

Я растерянно моргнула. С одной стороны, чувствовала, что ках не лжет. С другой… причина очень уж то ли глупая, то ли чересчур очевидная.

- Просто попросил?

- Очень настойчиво.

То есть и вправду всего лишь очередной жених? Да быть такого не может! Всех наследников приударить за Миртой наверняка просили их отцы. Или матери, если в обществе матриархат. Это не важно. Смущала банальность причины, побудившей каха ухаживать за Миртой. Улянь весь из себя особенный, загадочный, а тут… 

- Просто попросил? – недоверчиво протянула я,

- Очень настойчиво.

- И зачем вам понадобилась моя сестра? Тоже из-за влияния на Совет?

- Отчасти, но скорее ради того, чтобы никто не смог повлиять на Совет за её счет.

Я скептически скривилась:

- Хочешь сказать, твоей главной задачей было уберечь Мирту от скоропалительного брака, а вовсе не сделать своей женой?

- Именно. Но согласись она принять моё предложение, я бы не расстроился. Твоя сестра завидная невеста и очень милая девушка. Пробыв с ней рядом несколько месяцев, было сложно не проникнуться уважением.

- А как же любовь? Думаешь, одного уважения довольно?

Я возмущенно запыхтела и от греха подальше спрятала руки под стол, чувствуя, как они сжимаются в кулаки. И этот туда же. Завидная невеста! Но в ответ на моё возмущение ках лишь пожал плечами.

- Я люблю её, - сказал так спокойно и буднично, что я сразу поверила.

Сердце болезненно сжалось. Зависть и досада, такие неуместные и постыдные в данной ситуации, вгрызлись в и без того израненную душу.

- Даже зеленую, лысую и лопоухую? – куда язвительнее, чем хотелось бы, протянула и скептически вскинула бровь. – При всей своей легкомысленности, я точно знаю, как лорри относятся к внешности кшорти. Надо быть извращенцем, чтобы испытывать страсть к представителям нашего вида до трансформации. Если ты сам не кшорти, конечно.

 - Соня, не передергивай. Я говорил о любви, а не о страсти. Внешность меня мало волнует, не забывай, она для меня почти фикция. К тому же Мирта ещё не готова к физической стороне отношений, а любовь бывает разной.

- Мне ли не знать, - фыркнула нервно и отвернулась, прикусив губу.

Отгоняя воспоминания о Рое, несколько раз глубоко вздохнула и заставила себя улыбнуться прежде, чем снова посмотреть на собеседника. Буря болезненных эмоций и мыслей об истинной паре сейчас была совсем неуместна.

 - У моей расы есть одна особенность, о которой почти никто из чужих не знает, - не совсем в тему заметил Улянь, едва поймав мой взгляд.

- Какая же? – скорее, чтобы отвлечься, чем из интереса спросила.

- Мы очень остро чувствуем «своих» и никогда не ошибаемся.

- В смысле кахов?

- По большей части. Но я имею в виду тех, с кем предстоит провести жизнь. Родителей, близких друзей, любимых. Едва познакомившись с Миртой, я понял, она – своя. Не знаю, как и когда, но мы будем вместе и, если не всю, то большую часть жизни проведём рядом.

- Звучит очень странно, - я почесала в затылке. От этих откровений стало как-то… неуютно.

- Возможно.

- А Мирте ты об этом говорил?

- Нет.

- Почему же?

- В наших обстоятельствах в этом не было нужды. Она и так чувствовала себя загнанной в угол, чтобы так её ошарашивать.

- А… Ты сам? Тебя эта предопределённость не пугает?

Я не знала, как относиться к признанию желейки, но с некоторых пор сама мысль о судьбоносных предназначениях вызывала нервную дрожь и болезненные спазмы в желудке. Про сердце и вовсе молчу.

- Нет, Соня. Меня куда больше пугала перспектива провести жизнь в одиночестве и не отыскать свою пару.

- Хм… а без подсказки судьбы, самостоятельно выбрать с кем жить и кого любить нельзя что ли? – с претензией прищурилась. Тема зацепила за живое. - Неужели не противно, когда спутника выбирает судьба, рок, а ты сам молча подчиняешься?

- Ты не права, - ничуть не обиделся на мой тон Улянь. – Окончательный выбор всегда делаешь ты, судьба лишь показывает дорогу. Рука об руку идут не только супруги. Есть друзья, враги, просто важные для тебя лорри, которые всю жизнь рядом. К примеру, я абсолютно уверен, что и ты – часть моей жизни. Я это почувствовал с того самого момента, когда увидел вас вместе с Миртой в кафе. Помнишь?

- Стоп! – я нервно сглотнула, одним глотком осушила ополовиненный стакан, и растерянно уставилась на желейку. – Как это?

- Очень просто. Я знаю, что так или иначе, наши жизни переплетутся, и связь между нами будет прочной, но какой именно она будет – без понятия.

Я выдохнула с облегчением.

- То есть, любовь тут не причем?

Улянь покачал головой и мягко проговорил:

- Сонечка, ты меня не услышала. Любовь бывает разной. Друзья, родители и даже враги порой понимают друг друга лучше любовников или супругов. Кем мы станем – покажет время. Но и та любовь, которую ты имеешь в виду, тоже где-то рядом.

- Эм… - уже совсем было расслабившись, вскинулась я. - В каком смысле?

Вместо ответа ках указал на стол:

- Доедать будешь?  

- Что? А, нет, не буду. Спасибо.

Улянь молча поднялся, убрал галеты и остатки сока в стазисный шкаф и, нажав несколько кнопок на панели, заставил маленькую кухоньку спрятаться в стене. Только стол со стульями и остались.

- Давай лучше займемся более полезным делом, чем болтовня об особенностях моей расы. Что конкретно просила сделать Мирта, когда мы прибудем на место? Детально.

- Подожди, сначала скажи, почему ты решил, что твоя пара, которая истинная любовь, где-то рядом?

Тяжело вздохнув, желейка смерил меня пристальным взглядом и покачал головой.

- Кажется, упрямство – ваша семейная черта. Хорошо хоть, не единственная.

- Пожалуйста, Улянь! Ты же знаешь, сейчас это для меня особенно важно!

- Это для всех важно, - усмехнулся мужчина чуть грустно.

- Для меня особенно! Объясни толком.

- Толком не получится. Ощущения – очень эфемерная субстанция. Я чувствую, что скоро моя жизнь изменится, а я обрету женщину, которая станет матерью моих детей.

- В будущем времени?

- Обрету? Да. Встретил ли? Не знаю, - и ках резко сменил тему: - Так что там с планами? Ты говорила, наша цель полукровка фогги?

 - Угу, - я отстраненно кивнула. – Мирта сказала, отец того лорри демон, а мать из фогги…

 

Глава 4 Возмездие и выбор. Соня

Я несколько секунд помолчала, собираясь с мыслями и приводя в порядлок сведения, почерпнутые из практически бескрайних закромов памяти сестренки. Поначалу фокус моего внимания постоянно перескакивал на сказанное только что Улянем, но потом кое-как удалось сосредоточиться.

 Раса фогги вышла в большой космос относительно недавно, всего несколько веков назад, но за этот неимоверно краткий срок население их родной системы уменьшилось на несколько порядков. Мирта точных цифр не называла, но в сети значились какие-то невероятные тысячи и сотни тысяч раз. Причем они не только из родной системы исчезали с огромной скоростью, но и вообще.

Причиной тому вовсе не чужеродные вирусы или война, как бывало не раз в истории других народов. Просто фогги по природе своей были склонны к авантюрам и… хм… экспериментам специфического характера. В пределах замкнутого мира это способствовало процветанию расы увеличению «популяции», но только не на просторах огромной Вселенной.

Легкие на подъем, они проявили себя как талантливые управленцы, склонные к оригинальным и неожиданным решениям. Энергичным, компанейским и находчивым, им зачастую удавалось виртуозно решать проблемы, над которыми прочие безуспешно бились десятилетиями. При этом магами фогги являлись весьма посредственными, а внешне…

Если откровенно, Вселенную населяют столь разнящиеся меж собой лорри, что выделиться на их фоне внешне почти невозможно. Фогги, собственно, и не выделялись. Судя по фото и галопроекциям в сети - одни из многих гуманоидных. Две руки, две ноги, одна голова и туловище. Всё это в комплекте со всеми сопутствующими органами зрения, осязания, обоняния и прочего.  

И как представители многих магических рас, чистокровные фогги имели две ипостаси. И вот первая – та самая обыкновенная, зато вторая произвольная, на выбор хозяина или хозяйки. Отчасти, в этом фогги напоминали нас, кшорти, но только на первый взгляд. Потому что для нас трансформация тела – подсознательно признание в притяжении к лорри другого вида, почти неконтролируемый процесс, а вот для них – напротив, привычное и чуть ли не ежедневное действо.

Поговаривали, что генетически фогги родственны инкубам, но последние открещивались от такого родства, даже исследования проводили на этот счет и вроде как доказали различную структуру ДНК и прочего. Мирта наверняка знала о сути проводимых экспериментов больше, но я далеко не она, и о ксеноисследовательской науке даже не задумывалась. Мне до управляемой нестабильности клеточной и доклеточной структуры нет дела. Тем более, все заумные выкладки можно выразить простыми словами. Как? Легко и непринужденно.

Фогги способны вступить в сексуальный контакт с кем угодно. Всё! Хотя нет. Не всё. Они готовы вступить в такой контакт с кем угодно и когда угодно, независимо от вида и пола. И чем необычнее существо, тем желаннее для фогги будет сексуальный контакт.

В закрытом мире родного биома это играло на руку виду, усиливая каждое новое поколение, но после выхода в космос, когда львиная доля народа рванула навстречу непознанным в самом примитивном смысле лорри, любвеобильная раса почти растворилась в них.

Между собой фогги контактировать почти перестали, потому как скучно. Полукровки же появлялись довольно редко, ибо «зачать» и «выносить» дитя от контакта разных видов – совсем не одно и то же. Ко всему прочему, кровь фогги подавлялась более стабильным набором ДНК прочих рас уже во втором поколении, да и в первом проявляла себя далеко не всегда. 

Учитывая, что воспитанием детей неусидчивые и переменчивые фогги почти никогда себя не обременяли, этим нелегким делом занимались другие, вкладывая в головы полукровок свои воззрения на мораль и мироустройство. Результат? Судя по всему, через пару-тройку веков фогги исчезнут совсем, оставив своим потомкам в наследство лишь быстрый ум, предприимчивость, изобретательность и нестандартность мышления.

Кстати, наверняка наш полудемон добился своего положения именно благодаря этим качествам, а то, что и прочие повадки матушки не пропали втуне, нам только на руку. О да, нам очень повезло! О чем я и поведала желейке, скромно потупив очи.

Спустя четверть часа после изложения плана ках смотрел на меня округлившимися глазами и молчал. Воцарившуюся тишину нарушало лишь едва слышное пощелкивание гипердвигателя, доносившееся из технического отсека, расположенного в задней части звездолета. Наконец, Улянь отмер и негромко произнес:

- Мне не нравится ваш план.

- Правда? – притворилась я удивленной. – Почему? Если информация окажется верной, все должно пройти «на ура».

- А если нет? Откуда вообще такие специфические сведения? Сильно сомневаюсь, что полукровка афиширует такие… хм… особенности своей натуры.

- Мирта сказала, источник надежный, а ей я верю больше, чем себе. В чем-в чем, а в безответственном отношении к делу сестру упрекнуть никак нельзя. Будешь спорить?

- Относительно надежности Мирты – нет, а вот на счет ее источника…

- Брось! У нас, всё равно, нет другого выхода. Если ты, конечно, не раздумал помогать сестрёнке.

Желейка тяжело вздохнул и, поджав губы, уставился на свои пальцы, сложенные на столе.

- И всё-таки я против. Соня, ты не совсем понимаешь, на что подписалась. Попасть на базу попадешь, конечно. Ведь ты очень красивая девушка, но… Осознаешь каким образом придется втираться в доверие? Не думаю, что ты готова…

- В данный момент очень даже готова! - уловив непрозрачный намек, зашипела гневно.

- Что? – глаза каха округлились ещё больше, перья изумлённо встопорщились, а на лице отобразилось выражение полнейшего шока.

- «Что?» - передразнила и пояснила: - Стукнуть тебя по голове за такие инсинуации готова! К тому же орланская девушка не самая экзотичная добыча, и вряд ли полукровка с ходу потеряет голову от вожделения. Мирта сказала, нам нужна болотная хиха. Вот уж кого демон отродясь не встречал. Как тебе идея?

-  Да уж, хиху и я всего раз видел, - хмыкнул мужчина. – Это при том, что их система соседствует с моей родной. Они ведь почти не вылезают из своих болот. 

- Во-о-от! – воздев указующий перст к потолку, торжественно протянула я.

- Что «вот»? – сложил руки на груди желейка. – Толку от твоего «во-от»? Где мы хиху возьмем? Да ещё в такие сжатые сроки и…

Оценив мою многозначительную улыбку, Улянь споткнулся и замолк на полуслове. Я с намеком приподняла бровь и прикусила губу, чтобы хоть чуть-чуть придержать рвущийся из груди смех. У него та-акое лицо сделалось!

- Соня… - подозрительно прошипел желейка, медленно опуская руки.

- Угу.

- Только не говори, что вы…

- Да!

- Не-ет…

- Уверен?

- Ни за что! 

- Эх, - я нарочито тяжело вздохнула и скорчила унылую мордочку. – А Мирта говорила, ты настоящий друг.

- Соня, нет!

- И настоящий мужчина.

- Вот именно! Мужчина!

- А фогги это по барабану.

- Я сказал нет! – отчеканил, вцепившись пальцами в край стола ток, что весьма прочная мебелишка жалобно затрещала и по гладкой пластиковой поверхности зазмеились трещинки.

- Улянь, лапочка, где же мы ещё в космосе за это время хиху найдём?  

- Нет, я сказал!

- Ну, нет так нет, - я развела руками, демонстрируя «сдачу мечт» и встала. – В таком случае, я пойду прилягу. Отдохну чуток, а план… Не переживай, Мирта наверняка другой придумает. У нас ведь времени полный трюм и вариантов тьма.

Я успела дойти до имитирующей окно электронной панели и даже выдвинула из стены спальное место, когда сзади донеслось полное бессильной ярости рычание:

- Вы обе невыносимы!

В ту же секунду я плюнула (в переносном смысле) на кровать и, подбежав к Уляню, обняла его за шею.

- Я знала, что согласишься! Ты ведь такой чудесный и замечательный!

- Ещё не согласился! – гневно возопил ках, отодвигаясь. Не слишком усердно, впрочем.

Чмокнув желейку в щеку, я ласково ему улыбнулась и кивнула.

- Конечно-конечно…

- Иди уже спать, - недовольно буркнул он себе под нос и, развернув, легонько подтолкнул к кровати. – Тебе после пережитых стрессов стоит больше отдыхать и набираться сил для стрессов грядущих. Я пока в сети пороюсь.

Вот зачем он напомнил, а? Ведь почти убедила себя, что забыла про Роя.

- Я с тобой пойду. Тоже почитаю.

- Как хочешь, - бросив взгляд на моё мгновенно посмурневшее лицо, согласился желейка. Кстати, хочешь расскажу, каким образом я попал некогда на планету хихи?

- Ещё как!

- Тогда пошли.

Мы просидели в рубке управления часов пять. Улянь оказался прекрасным рассказчиком, перемежая собственные наблюдения с фактами из сети и забавными байками. Увы, как ни чудесно было его слушать, когда зевота уже почти вывихнула мне челюсть, пришлось идти спать, оставив более стойкого товарища в одиночестве.

Закуклившись в тонкое одеяло, я уткнулась носом в шершавую стену каюты. Несмотря на усталость, долго ворочалась, судорожно цепляясь за мысли о хихи, которые на ощупь напоминали желе, как и кахи. Я думала про любвеобильность фогги, малоизвестные способности кахов… даже о причинах, побудивших Мирту попросить о помощи, тем более такой. О чём угодно, лишь бы не о том, что так упорно выжигало душу!

Хохоча над шутками Уляня или даже ссорясь с ним, можно было поддерживать образ сильной, пусть и глупой девушки. Вот только сильной я себя совсем не чувствовала. Сердце сжималось в тоске. Разочарование и желание повернуть время вспять то и дело комом вставали в горле, не давали дышать. В такие моменты стоило больших усилий скрывать своё состояние от каха, да и от себя тоже. Пожар слезами тушить бесперспективно.

Когда я всё-таки задремала, стало совсем плохо. Почудилось, будто кто-то схватил за щиколотку ледяными пальцами и резко дернул меня, плавающую в зыбкой полудреме, вниз, в кошмар, где обижено и грозно выл холодный ветер. Он яростно хлестал по щекам, сбивал с ног, чуть ли не с корнями вырывал волосы и перья. Я попыталась прикрыться крыльями в надежде хоть так защититься от бури, но они не слушались. Мало того! Словно обрели собственную волю и внезапно распахнулись, принимая удар на себя.

Я почувствовала, как мои несчастные крылья буквально выворачивает из суставов и буря обратилась метелью, только вместо снежных хлопьев – белые перья.

Кто бы мог подумать, что во сне бывает ТАК больно. Словно часть меня всеми силами пытается уничтожить меня же. Почему? Ответ был очевиден.  Отрекшись от истинной пары, я отказалась и от нынешнего облика, и теперь точно знала, что расплата грядёт. Предательство за предательство. Всё честно. Просто… не думала, что это будет так быстро и больно.

С трудом подавив рвущийся из груди крик, я зажмурилась.Слепая темнота внезапно окрасилась синим, а я ощутила обжигающе пристальный взгляд. Он необъяснимым образом обволакивал каждую клеточку тела, согревая и причиняя боль одновременно. В какой-то момент появилось ощущение, будто большие тяжёлые ладони легли на плечи, скользнули к шее.

- Как ты могла? – едва слышный шелест.

Удивительно, но даже в завывании беснующегося ветра я расслышала каждое слово, каждую нотку тихого и такого родного голоса.

- Мой огненный ветерок…

И сердце замирает, чтобы забиться во сто крат быстрее, словно хочет вырваться из плена изнывающего от боли тела и взлететь, закружиться вместе с белым пернатым ветром, чтобы опуститься в руки истинного хозяина. В руки Роя, моей половинки, истинной пары и… промолчала.

Тяжело дыша, заставила себя выпрямиться и вздернуть подбородок. Опустила дрожащие плечи, встала ровно.

Я чувствовала ладони Роя на коже. Дарованные любовью крылья, по идее, должны были оградить от прикосновения, ибо были распахнуты, но в противостоянии между нами переметнулись на сторону Роя, наказывая меня за неверный выбор.

- Соня, просто скажи, что вернешься.  Мне никак нельзя без тебя. НАМ нельзя друг без друга.

В пробирающем до нутра голосе отчетливо проступала обида и вместе с тем мольба. Но что это против разочарования и тоски, разрывающих в клочья душу? Это ведь не перья, а обрывки души кружились в воздухе, превращая бурю в метель.

До крови прокусив губу, я заставила себя открыть глаза и всё так же безмолвно уставилась на кружащие в безумном танце ветров белые хлопья. Жаль, но мне уже никогда не научиться летать, не обнять небо, о котором так страстно мечтала.

Если сейчас сдамся и скажу «да» тому, кто способен ударить в спину близкого мне лорри, в небо с Роем взлечу не я. Это будет кто-то другой, какая-та другая Соня. Вероятно, она будет куда счастливее и увереннее меня нынешней, но я никому не позволю убить себя настоящую. Ни судьбе, ни Рою, ни даже себе самой.

- Нет, – выдохнула я, - не вернусь.

- Ты ведь любишь меня! - полный обиды и возмущения голос. – Мы истинная пара!

- Нет! – наперекор очевидному крикнула, и волшебный ветер рванул крылья, выдирая их с мясом, сминая. Буря взвыла, подхватила меня, чтобы швырнуть куда-то вниз безумной круговерти стихии. Вниз, в бездну отчаяния и вечного одиночества.

- Со-оня-а-а!!!

Голос Роя заполнил всё вокруг, стал почти материальным. Казалось, пожелай я, смогла бы ухватиться за него, будто за протянутую руку, и удержаться от падения, но я сжалась в комок, не позволяя ужасу переломить волю. Беспросветный мрак смерти уже раскрыл объятия, когда… Я очнулась.

Каюту заполнял холодный искусственный свет, но он был куда желанней той черноты, в которую я падала секунду назад. Да и невзрачный мужчина, прижимающий к груди, хоть и не был любимым, но казался куда как надежнее и безопаснее моего синеглазого орлана.

Улянь сидел на кровати держал меня на руках и, как маленькую, укачивал. Прерывисто вздохнув, я дрожащая и потная, уткнулась лбом в его плечо, заставляя себя расслабить сведенные судорогой пальцы. Сон-то сон, но плохо мне было очень даже по-настоящему.

- Ты кричала, - обеспокоенно пробормотал ках, погладив по голове. – Страшно, в голос. Я пытался тебя разбудить, но все без толку.

- Спасибо, - только и смогла сказать, всё ещё не вполне придя в себя. – Спасибо за попытку.

Самое жуткое - спина и крылья до сих пор болели, хотя и не так сильно, как в кошмаре. Сглотнув, заставила себя выпрямиться и посмотреть назад. Крыльев не было. Но почему же они болят?

 

Глава 5 Недоразумения. Мирта

Поведя чуть затекшим плечом, я почесала нос и окинула взглядом собственную каюту.

Кровать застелена, в комнате почти идеальный порядок, будто и не было борьбы с несознательным объектом исследований. Интересно, зачем Сэлиней убирался? Я ведь его об этом не просила. Даже и не заметила, как он возится с постелью. С другой стороны, приятно.

Что любопытно, под стулом обнаружилась моя обувь. Полная пара, что совсем хорошо. Сменной-то у меня попросту нет, а потерянную при доставке вампира в комнату я так и не забрала. Теперь и не заберу, ибо Сэл постарался. Нен только нашел, но и принести догадался. Всё-таки, он замечательный лорри, как ни крути.

Улыбнувшись, я вернулась к прежнему занятию. Несколько неожиданная заботливость гарна – это интересно, но не очень важно. Дело прежде всего.

Спустя какое-то время незаметно даже для самой себя от заметок и составления плана работы перешла к сочинению собственно диплома. Пришлось, правда, порыться в сети и, отыскав адрес своего будущего института, скачать несколько файлов с готовыми работами и списком требований к оформлению. В конце концов, любую работу желательно делать хорошо сразу, чтобы потом не переделывать.

Уже сильно после, выцарапывая с сайта главной союзной лаборатории ксеноисследований результаты парочки таки-проведенных экспериментов с Серыми вампирами, я наткнулась на более чем любопытную информацию. Взгляд зацепился за тему докторской одного из ведущих исследовательских центров шестнадцатого сектора.

Сразу даже не поняла, почему так заинтересовалась. Работы по энергетикам меня всегда привлекали, ибо в учебниках про них почти ничего не было, но, увлеченная своей темой, я бы просто скачала файл и отложила его подробное изучение на потом. Очень уж чтение на чужом языке непростое дело.

На слух пересечение сходных корней и смысловых конструкций улавливались кшорти интуитивно, а вот письменность требовала перевода. К счастью, с рунами, которыми была написана эта докторская, мне уже приходилось сталкиваться, а личная виртуальная библиотека полнилась словарями и заметками.

Возблагодарив про себя предусмотрительность гарна, обеспечившего доступ к сети даже из подпространства, я с головой зарылась в перевод. Конечно, невозможность использования галопроектов и голосового поиска сильно осложняли задачу, но без библиотеки я и вовсе потерялась бы.

Пришла в себя от голодного урчания в животе. Потирая затёкшую поясницу, я несколько глаз моргнула, отгоняя сонную муть от уставших глаз, и глянула на электронную панель. Присвистнула. Вот это я даю! Двенадцать часов? Без еды, сна и банальных отлучек в туалет? Вообще, для меня забывать о времени, увлёкшись интересной проблемой – обычное дело, но сегодня я точно поставила личный рекорд. Зато в очередной раз подтвердила собственную теорию о сознательности бессознательного. Название звучит странновато, хотя суть теории вполне обоснована и уже неоднократно подтвердилась на практике.

Если кратенько, наше сознание не в силах воспринять весь поток информации, пронизывающей пространство вселенной, но цепляется за якорьки. К примеру, сломав ногу, будешь везде и всюду натыкаться на собратьев по несчастью вовсе не потому, что они загадочным образом возникнут из ниоткуда. Просто до того, как это коснулось тебя, сознание не фиксировалось на хромоногих, ему это было не интересно. Поэтому орнитологи везде видят птиц, энтомологи всяких жучков, а медики больных.

В другое время я бы ещё когда озаботилась переводом, а то и вовсе отложила бы в дальний ящик, да и забыла. Очень уж много вокруг интересного. Зато теперь, после возникновения проблем с Нелькой, почти сразу же нашла полезную информацию!

Я потянулась, и встала. Сначала поспать или поесть? Глупый вопрос. И я отправилась на кухню. Вряд ли там сейчас кто-то торчит, время к утру ещё только-только приближается, но, думается, на запах еды народ соберется быстро. То есть я и сама поем, и Сэла выловлю.

Надо будет узнать, кстати, как внутреннюю связь использовать. Ведь наверняка она в браслет встроена. Сейчас могу вызвать только капитана, но он мне пока без надобности.

Вспомнив про Роберта, поёжилась. Вот никогда бы не подумала, что узнав главную тайну акронов, испытаю не восторг, а сожаление. Такое большое, болезненно-горькое сожаление. На практике, многое видится совсем не так, как в теории.

Что для меня значило слово «безумие» раньше? Да ничего особенного. Представители почти всех рас теряют рассудок. Кто-то чаще, кто-то реже. У некоторых безумие и вовсе - норма. Боевое, например. У нас, кшорти, с голодухи порой крышу сносит. И что? Но столкнувшись с этим в реальности, всё стало видеться иначе. Непередоваем страшно осознавать, что, пусть не близкий, но хорошо знакомый и приятный в общении лорри, вполне доброжелательно к тебе относящийся может, вдруг, озвереть и, забыв обо всем, кинуться рвать тебя на куски.

Войдя в кухню, я огляделась. То ли с голодухи, то ли от гнетущих мыслей пришло в голову, что через несколько жалких дней Роберт вполне может отломать ножку от стула и засунуть её мне в ухо, просто чтобы с интересом посмотреть, как она выйдет с другой стороны из второго уха. Вздрогнув от правдоподобности нарисованной воображением картинки, кинулась к стазисному шкафу. Еда всегда действовала на меня ободряюще.

Увы, ничего готового не нашла, а есть хотелось всё сильнее. До такой степени, что замесив тесто, едва удержалась от желания взять ложку и употребить его прямо так, сырьем. Остановили только дрожжи, которые без термической обработки наверняка устроят в животе беспредел.

Торопливо взбивая сразу десяток яиц, я отвелкала себя, напевая под нос придуманную пару месяцев назад песенку:

Женихи, женихи, сколько вас сбежалось!

Все твердите о любви, где же ваша жалость?

Сколько можно говорить? Лучше осознайте:

Когда кшорти голодна – не надоедайте.

Наплевать мне на любовь и на поцелуи.

Лучше дайте бутерброд! С ним и потанцую!

С аппетитом проглочу пирожок и блинчик,

А поток лапши на уши попросту комичен.

Дайте курочку, котлетку, мяса жаренного кусь,

Может быть, тогда и вправду я в кого-нибудь влюблюсь!

Но не в принца и не в мага, даже демон не отрада!

Не в орлана, и не в орка, А в еды большую горку!

Я люблю покушать плотно, Сытно, вкусно и вольготно…

Заканчивала петь уже под аккомпанемент умиротворяющего ворчания закипающей воды и симфонию завлекательных запахов, исходящих от тарелки, на которую горкой выложила омлет.

- Ого, я не знал, что ты ещё и поешь, - со смешком заметил Мефисто, с невинной улыбочкой направляясь к столу. – Немного фальшиво, зато искренне и убедительно.

И взгляд его при этом был устремлен на мою тарелку!

- Даже не думай, - прошипела я, демонстративно усаживаясь подальше от кентавра и отправляя полную вилку омлета себе в рот. – Это мой завтрак.

Последняя фраза вышла невнятной, так как с набитым ртом говорить неудобно. Но Мефисто понял и ехидно фыркнул, не скрывая обиды:

- Судя по количеству, это не завтрак, а пир! На двоих уж точно хватило бы.

Молча и старательно жую, свободной рукой прикрывая тарелку от хищного и при этом осуждающего взгляда.

- Мирта, где твоя щедрость?

Вместо ответа я пожала ушами и отошла к плите. Вместе с омлетом, естественно. Иначе бы вернулась к пустой тарелке. А так, не прекращая жевать, заварила фирша и за стол села еще и с большой дымящейся кружкой.

Мефисто гулко сглотнул.

- Совести у тебя нет, - констатировал мрачно. – А ведь казалась такой милой, участливой девочкой. Тебя после разговора с капитаном словно подменили! Сначала над Фургом надругалась, теперь вот надо мной измываешься. Страшная ты женшина! Зря я засомневался, что правильно понял ситуацию с вампиром.

Несмотря на вкрадчивый тон, жалобный взгляд и многозначительные подмигивания кентавра, я лишь кивнула и продолжила своё увлекательное занятие. То, что в жертву желудку приносилась не только репутация «милой и участливой», но и сытная пища, радовало особенно.

- А давай так, - не унимался пилот, жаждущий раздела моей личной съедобной собственности, с тревогой глядя на стремительное уменьшение некогда внушительной горки на тарелке. - Я никому не расскажу о вашей с вампиром запретной связи, а ты меня покормишь.

- Почему запретной? – изумившись до того, что вилка на секундочку замерла, вопросила я.

- Так ты же несовершеннолетняя, и по вашим законам, как я понял, физическая близость тебе запрещена. И, чувствую, запрет жёсткий, если ты вампира из серых ТАК уделала, да ещё и насильно.

Осознав, на что именно Мефистоон намекает, я несколько секунд безмолвно таращилась на него, не зная, как реагировать. И смех и грех! Но когда кентавр, неправильно трактовав молчание, расплылся в довольной улыбке и наклонился, чтобы перетянуть к себе тарелку, я негромко зарычала, демонстрируя острые зубы.

- Это МОЙ завтрак! – отодвигая от загребущих рук еду, прошипела и угрожающе ткнула вилкой в сторону протянутой длани. Хапуга отшатнулся и вздрогнул. – Даже не представляешь, на что способна голодная кшорти! По сравнению с этим, мои эксперименты с Фургом тебе покажутся детской игрой. Очень советую поверить на слово и не испытывать моё терпение.

И я вернулась к омлету, продолжив уже с набитым ртом:

- Вот поем, сразу подобрею и тогда покормлю тебя. Вон в ту кастрюлю загляни.

Повинуясь указующему взмаху вилкой, Мефисто встал и процокал в сторону плиты, где подходило тесто. Когда я снова подняла голову от еды, кентавр уже поставил внушительную семилитровую кастрюлю на стол напротив меня. Под моим любопытным взглядом, копытный налил себе фирша в большую кружку и взял большую ложку.

Наверное, стоило его остановить, но, во-первых - чем бы кентавр не тешился, лишь бы в мою тарелку не лез, а во-вторых - просто любопытно посмотреть. Пилот ведь явно решил, что в кастрюле уже готовая еда.

И, да, мое терпение было вознаграждено. Когда голодающий поднял крышку и заглянул внутрь, сияющее предвкушением лицо вытянулось.

- Что это? – потыкав ложкой в тесто, кентавр поднял на меня вопросительный взгляд и снова ткнул ложкой в невымешеное пока тесто. Принюхался.

- Булочки, - отозвалась я.

- Булочки? Ты уверена?

Он потянул ложку обратно, но явно не рассчитал усилие. Ведь дрожжевое тесто поначалу очень липкое и тягучее, потому попытка забрать столовый прибор встретила сопротивление. Мефисто такой подлости не ожидал и ложку упустил, а та с тихим «чмок» скрылась в недрах потенциальной выпечки.

- Мирта! – вопреки логике обиделся на меня кентавр.

- Претензии не по адресу, - отозвалась, едва не подавившись от смеха. На полный желудок думалось позитивно. – Прости, но кормить тебя с рук я точно не нанималась.

- Издеваешься?

- Ничуть. Просто констатирую факт, - я улыбнулась и, отставив пустую тарелку, отпила чуток подостывшего фирша. 

- Но ты сказала, что это булочки! - Мефисто обвиняюще постучал по кастрюле.

- Они и есть.

- Неправда!

- Правда, правда. Сам убедишься, когда попробуешь. Хотя, если откровенно, так и подмывает лишить тебя удовольствия в отместку за попытку шантажа и грязные инсинуации.

Кентавр мгновенно прижал к себе кастрюлю, как самое дорогое.

- Не отдам! – заявил и с наигранным энтузиазмом снова посмотрел на «булочки», чтобы завороженно прошептать: - Они пузырятся...

Я пожала ушами:

- Там дрожжи.

- И?

- Они питаются сахаром, выделяя при этом углекислый газ, который и создает пузырьки.

- Кто «они»? И зачем ложку отобрали? – пробормотал Мефисто. 

- Чего? – изумилась я и покосилась на кастрюлю.

Градус идиотизма ситуации дошел до такой степени, что мне уже почти виделась рука, вылезающая из кастрюли и отбирающая у кентавра ещё и чашку. Растерянно моргнув, осознала, что совсем потерялась. Разговор двух идиотов! Решительно допив чай, встала, обошла стол и попыталась забрать кастрюлю.

- Это мои булочки! - взвился копытный и жалобно простонал, вцепившись в посудину: – Неужто ещё не наелась, ненасытная твоя утроба?

Несколько опешив, я отступила. Пожала ушами:

- Если тебе так хочется есть сырое тесто, пожалуйста. Я не против. -Сходила к шкафчику, достала ещё одну ложку и вручила кентавру. Кажется, у него с голодухи тоже мозги напрочь отказывают. - Приятного аппетита!

И, демонстративно подбоченившись, выжидательно посмотрела. Нет, я в курсе, конечно, что в его родном мире кухня обходится без выпечки как таковой. Кочевые племена готовят преимущественно на открытом огне, печку с собой не больно-то потаскаешь. Но ведь Мефисто не первый год в космосе, мог бы уже и уяснить, что к чему.

Кентавр на несколько секунд замер c ложкой наперевес.

Снимать пробу с пованивающих дрожжами «булочек» ему явно не хотелось, но упрямство, ухватив здравый смысл за гриву, самозабвенно раскручивало его над головой. Я почти слышала, как оно скандировало «Ешь, ешь, ешь!»

Ложка медленно приближалась ко вспучившейся поверхности, когда на кухню ввалился хмурый Сэлиней. Гарн замер на пороге, озадаченно переводя взгляд с меня на пилота и обратно.

- Мирта? Я думал, ты спишь, - протянул он. - Что тут у вас происходит? Мефисто, ты себя в зеркало видел?

- Нет, а что? -  встрепенувшись, копытный гурман с откровенным облегчением отложил злосчастную ложку.

Механик вскинул бровь, но ответить не успел. Из коридора смазанной белёсой полосой влетела банши.

- Роберт меня не люби-и-ит… - совершенно игнорируя присутствие мужчин, на высокой ноте завыла она.

Я рефлекторно вскинула руки, дабы уберечь уши от фирменного воя Нельки, но прежде чем успела спрятать органы слуха, блондинка пролетела прямо сквозь стол и бросилась мне на грудь.

- Ми-и-ирта, ты должна помочь! Это чудовищно… – всхлипывая, запричитала верхняя половина блондинка, одной рукой размазывая по лицу слезы, а другой вцепившись в ворот моей футболки. К слову, когда в Фург зажимал в углу, его хватка была послабее. Нижнюю половину банши я сквозь стол не видела и не знала, чему поражаться больше – поведению и силе банши, или ощущению нереальности, возникавшему, когда боковым зрением видела вырастающую прямо из тарелки девичью фигурку.

- Нелли… - попыталась успокоить это чудо природы, да не судьба. Она оборвала на полуслове:

- Я не знаю, что сделала не так! Чем обидела? Но Роберт… он только хмурится и головой качает.

Ухватив обеими руками ворот моей футболки, Нелли потянула его на себя, с честью выполняя задачу «придушить». Я захрипела и упёрлась ладонями в грудь непреднамеренной убийцы. Вернее, «упёрлась бы», но ладони прошли сквозь банши, как сквозь пустое место.

- Он отталкивает меня! Раньше хотя бы разговаривал, а теперь гонит прочь!

Краем глаза заметила, как Мефисто сначала попытался схватить Нелли, но его руки прошли сквозь блондинку. Спасательный порыв ни к чему не привел, и кентавр, выпучив глаза, с воплем куда-то ускакал. Впервые в жизни я почувствовала себя маленькой и слабой. Эта бесплотная энергетическая сущность умудрялась более чем ощутимо душить меня моей же футболкой! Не знаю, чем бы всё закончилось, но тут вмешался Сэл.

Я почувствовала его пальцы на пояснице, а потом он рванул ткань, разрывая футболку на спине снизу доверху. Банши отлетела с обрывками почившей далеко не с миром одежки, а я… осталась в руках гарна.

- Нелли, ты ополоумела? – гневно вопросил механик, торопливо скидывая жилет и расстегивая пуговицы своей рубашки. – Нельзя же так! Едва не задушила девчонку. Мирта, ты жива?

Глубоко вздохнув, я закашлялась, но всё же кивнула:

- Вроде в порядке.

Сэл мрачно кивнул в ответ и подвинулся так, чтобы оказаться между мной и банши. Когда перед носом выросла его обнаженная спина, на удивление широкая и рельефная, гарн не глядя сунул мне рубашку.

- Прикройся, - сказал ласково.

 

Глава 6 Изнанка. Мирта

 

Только сморгнув выступившие слезы и откашлявшись, я осознала, что стою посреди кухни в одних штанах. Впрочем, это меня волновало мало. Пока Сэл шипел на Нельку, которая теперь сидела на полу, прижав к груди остатки футболки, я оделась и отдышалась.

Блондинка выглядела пристыженной, растерянной и… милой. Девушка закусила пухлую губу и поджала под себя длинные ноги, не прикрытые короткой темно-синей юбкой. Забавно, вчера она вроде в комбинезоне была. Ну да не о том.

Чуть растрепавшиеся светлые волосы рассыпались по груди и спине, несколько прядей упало на высокий лоб, плечи поникли. А Сэл шипел и шипел… Нет, механик не кричал и даже не грубил совсем, но в его тихом голосе слышалось что-то такое… внушительное. Даже я ёжилась, а уж Нелька и вовсе сжалась.

- Сколько можно? Ты перешла все границы! Видимо, я ошибся, когда в прошлый раз промолчал и спустил тебе непотребное поведение. Думал, осознав, что мы тебе не враги, угомонишься. Так нет же! Что ты себе возомнила?

- Сэл, хватит, - вклинилась я, положив ладонь на его лопатку и оборвав на полуслове. – Хватит. Не стоит преувеличивать. Ничего страшного не произошло.

- Не надо потворствовать ей, - обернувшись, бросил гарн хмуро.

Я улыбнулась и пояснила свою позицию:

- Ты просто не понимаешь. Она – банши, энергетик, а они сущности эмоционально нестабильные и в норме, а уж влюбленные… Боюсь, Нелли себя не контролирует. Сейчас её постоянно будет кидать от агрессии к истерикам и наоборот. При том она действительно мало что может с этим поделать.

- Постоянно? – вскинул надбровные костяные народы гарн.

Я тяжело вздохнула:

- Именно. По крайней мере до тех пор, пока чувства не устаканятся или не пройдут.

- То есть, Нелли в любой момент, если ей что-то не понравится, может на тебя броситься?

- Увы, - мне оставалось только развести руками.

- Я больше так не буду, - всхлипнув, блондинка расплакалась. – Я не хотела ничего плохого! Роберт, он…

Сэл скептически скривился и посмотрел на меня.

- Не будет?

- Будет, - вынужденно признала я. – Обязательно. Надеюсь, до смертоубийства не дойдет, тем более у меня есть кое-какие идеи на её счет.

Банши взвилась вертикально вверх.

- Ты придумала, где найти мне тело?!

 Её синие глаза вспыхнули жгучей радостью, а волосы встали дыбом. Сэл и пикнуть не успел, а блондинка, в буквальном смысле растворившись в воздухе, тут же возникла передо мной и, рванув на себя… вцепилась стальной хваткой в ворот рубашки.

- Мирта, миленькая! Скажи, что ты нашла способ помочь мне! – взвыла она фальцетом.

В ответ я захрипела. Хорошо хоть Сэлова одежка была на пуговицах и не так плотно облегала горло, как недавно сгинувшая в небытие футболка. Только благодаря этому хватило воздуха выдавить:

- Не совсем так… Я нашла… другой… выход… Лучше!

- Какой?! Ну же, Мирта! Какой выход?!!

Гарн вцепился в полы рубахи, просунув при этом руки прямо сквозь полупрозрачное Нелькино тело, и дернул. Пуговицы в разные стороны, банши с шоке, я опять полуголая и побуревшая от недостатка кислорода. Жесть, в общем. А тут ещё и вибрирующий, пробирающий до самых костей рык потряс помещёние:

- ЧТО ТУТ ТВОРИТСЯ?

От шкафа с посудой донеслось печальное «бздынь». Видно, чашки полопались. Блондинка испуганно всхлипнула и отшатнулась, вжалась в стену, совершенно позабыв о способности становиться невидимой. Гарн замер, так и не выпустив из разведенных рук полы разорванной рубахи, а я… прикрывая голую грудь полуобнаженным Сэлом, приподнялась на цыпочки и глянула на капитана, стоявшего в дверях. Из-за его плеча в свою очередь выглядывала моська кентавра.

- Страшная женщина, - протянул копытный не без уважения и, гулко сглотнув, попятился в коридор.

Ну, со стороны виднее. Мне оставалось только хмыкнуть и сокрушенно покачать головой. Опустившись обратно на пятки, я молча отобрала у Сэлинея остатки рубахи. Благо, стоило дёрнуть, гарн сразу разжал пальцы.

- Прости, - растерянно произнес он, опуская на меня взгляд. – От неожиданности тормознул.

Я удивлённо склонила голову на бок, рассматривая расширившиеся зрачки каре-зелёных глаз, нервно подрагивающий хвост и вставшие дыбом короткие волоски на его ручищах.

- Что-то не так?  - спросила шёпотом.

На удивление, Сэл даже ответил, озадаченно потерев висок:

- Сам не пойму. Вроде ничего особенного, а развернуться и дать капитану в зубы хочется так, что аж кулаки сжимаются. Чушь какая-то!

- С тобой такое впервые?

- По отношению к Роберту и на пустом месте да.

Я заинтересованно покосилась на акрона. Тот молча сверлил нас взглядом. Что странно, при спокойном и даже чуть усталом выражении, царящем на его красивом лице, общее впечатление и вправду создавалось  специфическое.

Лично у меня желания стукнуть блондина не возникало, зато очень-очень хотелось спрятаться под стол или ещё куда-нибудь подальше от ровного света ярко-голубых глаз. Поначалу я на это внимания не обратила. Оно и понятно. Когда тебя душат, это само по себе неприятно и страшно, а выделить из одного, вполне естественного страха, страх иррациональный  сложновато. Другое дело, мне гадать о причинах небывалой реакции на явление Роберта народу не приходилось. Видимо, на прогрессирующую болезнь акрона среагировал инстинкт самосохранения. Чтобы проверить свою версию, шепотом спросила у Сэлинея:

- Скажи пожалуйста, если на тебя нападет хищный зверь, что ты сделаешь?

- Что? Мирта, у тебя все хорошо?

- Замечательно. Так как ты поступишь?

- Смотря какой зверь, - растерянно дернул хвостом гарн. – Одному надо в нос бить, другому в зубы, а третьего для начала стоит придушить. Даже не знаю, как тебе ответить…

- Не заморачивайся. Уже ответил.

А я бы дала деру. Отсюда и разница восприятия.

Улыбнувшись, на мгновение сжала теплые пальцы Сэла. Увы, инстинктивный страх такая штука – как ни тверди себе, что бояться нечего, сердце заходится и внутри все дрожит. Но надо успокоить капитана, а то ведь он не уйдет или, чего доброго, перенервничает и спровоцирует какой-нибудь приступ.

Подойдя вплотную к акрону, запрокинула голову, чтобы смотреть прямо в глаза. Учитывая разницу в росте и отсутствие у меня полноценной шеи, пришлось даже в спине прогнуться.

- Спасибо, - проговорила мягко.

Роберт вопросительно выгнул идеально-ровную золотистую бровь.

- За то, что вмешался, - пояснила и добавила почти беззвучно: - Это очень благородно с твоей стороны, но не переживай. Сэл уже почти решил проблему. Думаю, в ближайшие дни твоё вмешательство больше не потребуется.

- Уверена? – после длинной паузы с трудом выдавил из себя акрон. От его голоса опять вздрогнула, а по спине прошёл озноб, но я заставила себя утвердительно кивнуть.

- Да. Мы разберёмся.

Неожиданно для меня Роберт перевел взгляд на гарна:

- Сэл, - позвал.

Когда гарн приблизился, я покосилась на него и с облегчением выдохнула. Механик выглядел спокойным, разве что чуть подрагивающий хвост выдавал напряжение.

- Да?

Сэл явно ожидал каких-то пояснений, но капитана хватило лишь на лаконичное «позаботься». Я удивилась. Нет, немногословность Роберта была ожидаема, но вот его выбор… Если ничего не путаю, с гарном капитан почти не общается, дружит с Мефисто и доверяет Алукарду, раз уж последний осведомлен о главной тайне. С другой стороны, кентавр помчался за поддержкой, а вот Сэл остался решать проблему своими силами.

Капитан бросил на меня еще один короткий взгляд и вышел, сделав знак Мефисто следовать за собой. Почему-то, глядя на прямую спину этого красивого не только снаружи, но и внутри лорри, готового прийти на помощь, когда самому хуже некуда, мне так больно стало.

Откровенно говоря, я не слишком жалостлива, но тут другое. Упрямая стойкость акрона, его характер тронули до глубины души. Я впервые в жизни поняла, каково это – до боли желать разделить с кем-то его судьбу. Даже просто войти в жизнь и разделить бремя настолько достойного лорри – уже честь. И не так важно, чем она обернется. Когда твоя рука дает силу тому, кто сильнее и лучше тебя, любая доля становится желанной.

Наваждение длилось всего пару секунд, но этого хватило, чтобы глаза наполнились слезами, а ноги понесли вперед. Едва сделав шаг, я замерла и тряхнула головой. Что со мной? Неужто хвалёное обаяние акронов подействовало? Или такая реакция – следствие недавней стычки с вампиром? Некоторое количество мшана попало-таки в организм... А если всё ещё проще, и я банально влюбляюсь без всякой магии? До дня рождения времени почти не осталось. Счет уже не на дни, на часы идёт.

Ответа не было, и мне бы промолчать, а с языка сорвалось и полетело в спину удаляющемуся Роберту:

- Я сделаю всё, чтобы тебе помочь.

Сказано было очень тихо, почти шепотом, да и капитан был уже довольно далеко, но он услышал. Обернулся через плечо, замер. Светло-голубые, почти прозрачные глаза на миг почернели, сверкнув мраком. Губы искривились в странной  угрожающей усмешке, от которой у меня озноб по спине прошел, но внутри почему-то потеплело и сладко ёкнуло в животе. А живот у кшорти – святое! Против него не попрешь.

Мимолетная улыбка сделала красивое лицо блондина и вовсе прекрасным, но тут же исчезла за непроницаемым выражением этого самого лица, и Роберт лишь отрицательно покачал головой. А я… осталась стоять на своём месте и смотреть, как исчезают за поворотом коридора спины притихшего кентавра и прямого, как палка, напряженного акрона. Сногсшибательный мужчина! Невероятный, загадочный…

- Вот интересно, - протянула я спустя пару минут безмолвия – у вампирского гипноза и мшана побочные эффекты бывают?

- Что?

Я посмотрела на Сэла. Тот стоял совсем рядом и выглядел недовольным, даже сердитым. Хвост уже не вздрагивал – он хлестал своего хозяина по бокам. Нелька так и вовсе наливалась белизной, хотя пока и молчала. Я пожала ушами и, обогнув гарна, направилась к позабытой всеми кастрюле.

Версий было несколько. Первая – я внезапно влюбилась. Маловероятно и чересчур неправдоподобно. Вторая – воздействие мшана, впрыснутого Фургом в кровь и попавшего в легкие с воздухом, из-за особенностей моей физиологии замедлилось, и отупение наступило только теперь. Возможно, хотя и кажется притянутым за уши. Третье – акроны обладают гипнотической аурой. Против этой версии тот факт, что я ничего подобного никогда не слышала, а ведь представителей этой расы не так уж и мало в изведанных секторах космоса. С другой стороны, про их безумие и вовсе ничего не известно. Вдруг, аура привлекательности – побочный эффект мутации? Или ещё может быть…

Я задумалась так глубоко, что сама не заметила, как вымесила тесто, раскатала и намазала смесью сливочного масла и сахара. Всё так же ничего вокруг не замечая, перерыла ящик со специями и припорошила заготовки некоторым их количеством. После я так и не вспомнила, что именно использовала, хотя, забегая вперед, скажу – вспомнить пыталась, ибо получилось нечто невероятное.

Первые слова прозвучали, лишь когда я, закрыв дверцу духовки, куда  поставила сразу два противня, взялась лепить и нарезать следующую партию булочек.

- И что это было? – гневно прошипела банши.

- А?

Я как раз прикидывала, как провести и оформить ряд экспериментов с мшаном, так что не уделила должного внимания истерическим интонациям в голосе блондинки. Хорошо хоть Сэлиней подстраховал.

- Нелли, охолони. И так уже дел натворила.

- Я?

- Именно. Или ты думаешь, у нас тут нескончаемые запасы белья?

- Что? – взвизгнула она и, взлетев под потолок, заорала: - Какое ещё бельё? И так Роберт только с этой вертихвосткой разговаривает! Никакого ей белья! Немедленно оделись в мешки и спрятались под шкаф! Нечего капитана соблазнять!

От экспрессивности визга я вздрогнула и заинтересованно уставилась на банши, с трудом балансирующую на грани обращения в боевую форму. Смысл беседы от меня ускользнул, но сам вид блондинки производил огромное впечателение. Как любопытно!

- Для начала, мешков на корабле тоже не так, чтобы завались, - Сэл отобрал у меня нож и самолично быстро нарезал свёрнутое рулетом тесто на кусочки. Благо, видел, как я это делала пару минут назад. – К тому же, мы с Миртой под шкаф не поместимся.

- А под кровать? – предложила Нелли.

Гарн только развел руками, указав на мой внушительный живот. На рубашке мне удалось застегнуть только две верхние пуговицы, да и те держались на одном честном слове. Остальные валялись по полу, а половинки Сэловой одежки снизу банально не сходились. У механика имелась какая-никакая, но талия, да и в бедрах он заметно поуже меня будет.

- Под кровать не поместимся, - констатировал мужчина.

Я озадаченно дернула ухом и почесала макушку. Пожалуй, и вправду не влезем. Сэл, кстати, тоже. У него моего пузика нет, зато грудная клетка внушительная.

Нелли не унималась:

- А если сильно-сильно постараться?

- А мы не хотим стараться!

Блондинка запыхтела и…

- Стоп, - тряхнув головой, я выкинула лишние мысли и сосредоточилась на происходящем. – Зачем нам вообще лезть под кровать?

- В мешках, - уточнил гарн.

- Тем более в мешках.

- Чтобы бельём перед Робертом не светить! – Нелли.

Несколько раз растерянно моргнув, снова почесала макушку:

- Какое бельё, Нель? У меня и груди-то нет, а в трусы капитана можно два раза завернуть. И при чём тут мешки?

- Сэл сказал, вам белья мало, - поджала губы банши.

- Конечно, мало, – вклинился вышеназванный. – Накануне Фург порвал одну футболку Мирты, а сейчас из-за тебя я был вынужден порвать вторую и вдогонку собственную рубашку. У меня ещё две рубахи, одна майка и рабочий комбинезон, у Мирты… У тебя что-то осталось?

Прикинув, я призналась с печальным смешком:

- Пижама в дырочку и подтяжки.

- Во-от… - протянул механик. – Мне без разницы, но ты же сама начнешь вопить, если Мирта будет перед капитаном голышом дефилировать. А магазинов в подпространстве не предвидится. Алукард одежду не носит, у Фурга размер не тот, тряпки Мефисто по крою не подойдут. Остается только Роберта раздевать, да и то…

- Моего Роберта? Не сметь! Я найду одежду!

- Лучше бы ты ее просто уничтожать перестала! – крикнул Сэл вдогонку испарившейся банши.

Я рассмеялась:

- Спасибо.

- Ничего смешного, - угрюмо буркнул мужчина, хотя глаза его сверкали смешинками. – Ты как вообще?

- Нормально.

Передернув ушами, я вернулась к булочкам. Первая партия как раз успела подрумяниться и умопомрачительно благоухала на всю кухню.

 

Глава 7 Немного откровений. Мирта

 

- Кстати, а зачем ты Нельку обманул насчет магазинов? – раскладывая выпечку на блюде, полюбопытствовала. – Ведь Роберт обещал заскочить по дороге на какую-нибудь торговую базу.  Неужели ты ещё не в курсе?

- Конечно, в курсе. Но речь шла о подпространстве, а Подушка располагается в обычной реальности.

- Что? – не поверила я собственным ушам. На мгновение даже решила, будто у меня слуховые галлюцинации на почве недосыпа и страстного желание обнять ту самую… - Подушка?

- Именно, - вопреки ожиданиям, утвердительно кивнул гарн. – Это нелегальная перевалочная база в двадцать втором секторе. Сама знаешь, нам светиться лишний раз не с руки. Очень уж корабль приметный, да и экипаж внимание привлекает. Кентавр, вампир, цаце… подозрительно.

- А чего название такое странное?

- Без понятия. По слухам, базу основали лахты. Вроде как у них примерно там пролегал маршрут между исходным миром и парой колоний. А уж почему так назвали, не спрашивай. Не знаю. Тем более, по мне так проще было снять пару секторов на МКНР-67 и адаптировать под себя, она всего-то в паре дней хода. Крюк небольшой, а разница в цене значительная. Или просто получить у Союза разрешение и организовать перевалочную базу по закону.

Я задумалась. Раса не так чтобы малочисленная, но для меня интересная. Во-первых, исследователи до сих пор не определились, кто был прародителями лахтов - то ли черви, то ли змеи. Забавно, потому как чисто внешне представители этого народа куда больше напоминают сороконожку, чем червяка. Семнадцать пар конечностей – это много.

- Они не любят толпы, - рассеянно пояснила я, так и эдак перекатывая на языке название базы. По-одушка… Поду-ушка. – У лахтов очень тонкая чувствительная кожа, они ею дышат. Потому не носят одежды и не переваривают загрязнённого воздуха. На большой базе, какие фильтры ни поставь, стерильной чистоты не добиться. У каждой расы свой бактериальный и вирусный фон, а с чувствительностью лахтов даже микрочастицы патогена достаточно. Потом ещё пыль, химикаты, используемы для обеззараживания… Сэл, я поняла! Сподручно! Наверняка именно сподручно!

Гарн чуть не выронил миску, которую как раз запихивал в посудомойку.

- В смысле?

- Смотри, большинству лорри чужой язык малопонятен. Наверняка лахты имели в виду «сподручно». Я старательно прошипела слово в манере лахтов.

Гарн закрыл дверку посудомойки.

- И что это значит? – спросил.

- Удобно, - улыбнулась я в ответ. – Близко, под рукой. Вот бы спросить у них самих, верна ли догадка.

- Завтра будем на базе, спросишь.

- Не смеши меня. Чтоб они чужака пустили внутрь? Да ни за что! Максимум, по сети предложат ассортимент предлагаемых товаров, а после выплюнут их в нас в одноразовой капсуле. Это же лахты. Ты чего, сам на этой подушке не бывал?

- Да не довелось как-то. Я до недавнего времени всё больше на крейсерах Союза механиком подвизался.

- Правда? А чего ушел? Платили мало?

Я несколько удивилась. Механики уровня Сэла ценятся очень высоко. Разобраться в подпространственном двигателе не каждому под силу, и даже из гарнов. А Роберт к тому же говорил, что Сэл - гений.

- Скучно там. Одно и то же год за годом. Техника вся стандартная, хоть и новая. А платили хорошо, даже слишком.

- Как это «слишком»?

Он отошёл к столу и подмигнул, присаживаясь на краешек:

- Да так. Я за несколько лет на свой кораблик скопил, - и повел рукой вокруг.

- Так это твой корабль? Шутишь!

- Неа.

- Обалдеть. Так не бывает. Подпространственный и припланетный двигатели сами по себе стоят как приличная флотилия! А топливо? Это ведь…

- Стоп-стоп-стоп, - замахал руками Сэл. – Не мельтеши! Я купил только корабль. Не новый, но крепкий и шустрый. А движки и прочее –заслуга Роберта. У нас уговор – я не задаю лишних вопросов и помогаю ему в похищении лорри из Казематов, а он оставляет мне бесценное оборудование и запас капсул с топливом. Ну и молчание, конечно.

- Хм… Ты клятву давал?

- Естественно.

- И как будешь в случае чего объясняться насчет происхождения такого вот оборудования?

- А никак, - Сэл пожал плечами. – Продавать корабль я не собираюсь, да и пользоваться часто нестандартными двигателями не смогу. Запас топлива невелик.

- А зачем тебе это тогда? Ради чего рисковать?

- Интересно, - он снова пожал плечами и махнул хвостом. Да за возможность порыться в таком двигателе любой гарн удавится. Ну, и компания тоже… своеобразная.

- Да уж… Кстати, а почему так? В смысле, как вы сошлись?

Я вынула из духовки булочки, выложила на тарелку и, отправив противень в посудомойку, обернулась. Гарн почему-то молчал, только улыбался загадочно.

- Ты чего?

- А? – они помотал головой и ответил: - Роберт почти всю команду с собой привез. Я так понял, с Мефисто и Алукардом они давние знакомые, а вот Фурга незадолго до меня к этому делу приплели. Именно вампир на меня и вышел, когда я только-только звездолет на себя оформил и собирал экипаж. Хотел частным извозом заняться, а тут такой случай - и экипаж тебе, пусть временный, и дело нетривиальное. Фурга, кстати, в команду Роберт взял за умение быстро и точно находить необходимое. К твоей планете тоже вампир нас направил.

- Да, у вампиров чутье похлещё звериного, и клятвы молчания на них ложатся намертво. Проще убить, чем снять. А Нелька откуда взялась?

- Не поверишь! Из ниоткуда. Даже капитан не в курсе.

И тут, в самый неподходящий момент, та самая Нелька снова возникла из ниоткуда, буквально из воздуха. Мне поплохело. Если она, осознав предмет разговора, снова кинется меня душить, я точно отправлюсь к Алукарду в стабкамеру для восстановления. И всё бы ничего, да только времени мало, а дел полным-полно. И покупки на Подушке желательно проконтролировать, и Соню с Улянем ещё раз проконсультировать, и вампира отловить, и… Бублик горелый, почему банши явилась тютелька в тютельку когда мы капитана упомянули? Однако блондинка удивила.

- Роберт входил в состав штурмовой бригады, которая эвакуировала население Ворты-7, - спокойно произнесла она, протягивая мне комок оранжевой ткани. – Там я его и встретила.

Кажется, года три назад я что-то слышала про эту Ворту в новостях. Вроде одна из подконтрольных Союзу колоний со смешанным населением. Точно! Там ещё светило взбесилось. В смысле, какие-то аномалии начались. Стабилизировать звезду и тем самым избежать взрыва удалось, но с планет той системы и нескольких соседних пришлось срочно эвакуировать население из-за магнитных и самых обыкновенных, но совершенно безумных бурь.

Если откровенно, я не слишком вникала в подробности. Смысл портить себе настроение, если помочь ничем нелзя? Да и не до того было. Учеба, друзья, лекции.  Соня как раз школу закончила и маме мозг выносила с двойным усердием.

-  Ты жила на Ворте? – осторожно уточнила я.

- Не знаю, - пожала банши плечами. – Наверное. Первое, что помню -  лицо Роберта. Он вытаскивал из-под завалов девушку икхи, а я мимо пролетала. Помню, его зацепил летящий мимо камень, Роберт зашипел и сразу же замер, словно сам себя испугался. И вот вокруг всё кружится – пыль, камни, ветки, тряпки какие-то…

Нелька споткнулась и сжала кулаки, глядя сквозь меня. Мы с Сэлом затаили дыхание, дожидаясь продолжения истории, а банши, помолчав, очень тихо, словно бы даже не осознавая, что именно говорит, прошептала:

- Буря такая, что без гравиторов лорри сносило, как пушинки… Ветер, дождь со снегом и пеплом, землю то и дело трясло. Везде пожары, оттого снег и дождь смешивались с хлопьями сажи. Роберт в экзоскелетном костюме был, роботов ведь не пошлёшь – из-за магнитных бурь сигнал слабый. А в таком костюме не понять, кто внутри. Только вот… Помню, он неловким, каким-то рваным движением стирает снег со шлема, и я вижу голубые глаза… Невидящие, пустые. У меня всё внутри перевернулось, а капитан моргнул и в следующую секунду вернулся к делу,  и взгляд его стал другим, сосредоточенным, решительным.

Банши снова затихла и на этот раз надолго. У меня уже руки затекли прижимать к груди объемный ком тряпья, а она всё молчала.

- А дальше что? Роберт и тебя спас? – не выдержал гарн.

- Он меня даже не заметил, - грустно улыбнулась блондинка и поёжилась. – Я пошла за ним сама. Сначала на спасательный челнок. После обратно на Ворту. Его команда почти двое суток не покидала планету. После стало некого спасать. Когда мы улетали, на поверхности было так холодно, что металл крошился, как глина. Все, кого не успели отыскать, погибли. 

- Но… - я помедлила, но проговорила: - если ты там жила и выжила, другие энергетики тоже могли. Вам ведь перепады температуры не страшны.

- Я не знаю… - почти неслышно прошелестела банши и, вдруг, заскулила в голос: - Не помню! Ничего не помню… Мне страшно. Роберт… Так страшно, холодно… Роб…

И она исчезла, даже не договорив.

- Жуть какая, - выдохнула я, растерянно глядя на место, где только что растворилась миловидная блондинка.

- И не говори, - поддакнул Сэл. – Даже не подозревал, что всё так… серьёзно. И почему она всё про себя позабыла, интересно?

- На Ворте-7 были зафиксированы магнитные аномалии. Вероятно, были и другие. Сложно что-то утверждать, энергетики изучены мало, но, думаю, дело именно в аномалиях.

- Зато теперь понятно, почему она так за капитана цепляется.

- Да уж. Если из-за аномалий её разум помутился, а Роберт стал тем единственным маяком, котрый позволил вынырнуть из кошмара, не удивительно, что Нелли на нём зациклилась. Похоже, она на подсознательном уровне воспринимает его как сосредоточие всего отделяющего её от безумия. Впрочем, я не психолог, а тут именно он нужен.

Пристроив ткань на край стола, я принялась торопливо складывать на поднос стратегический запас булочек и подытожила:

- Пойду-ка я к себе, от греха подальше. В таком состоянии Нелька меня придушит, даже если Роберт на меня просто посмотрит лишний раз. Нет уж! К тому же спать хочется.

Фантазия уже рисовала картины кровавой расправы надо мной, ни в чём не повинной,  когда гарн встал и отобрал поднос.

- Одну не отпущу. Мало ли что, а я за тебя отвечаю. Сейчас заскочим к тебе на секундочку, возьмешь, всё что нужно, и ко мне.

- В комнату? – изумилась. – С ума сошёл?

- В техотсек. Ляжешь на диване в мастерской.

- Но…

- И не спорь! Это немного неудобно, но ради безопасности стоит потерпеть. Там капитану делать нечего, а звукоизоляция у нас хорошая, да и гипердвигатель почти бесшумно работает. Выспишься, а потом попробуем что-нибудь придумать, чтобы банши тебя в запале ненароком не прибила.

- Сэл, я…

- Возражения не принимаются. Прости, но не в этих обстоятельствах. Пошли, только тряпки свои не забудь.

Вообще-то, возражать я как раз не собиралась. Предложение гарна виделось вполне разумным. К тому же обсудить найденную в сети информацию относительно материализации энергетиков можно будет и попозже.

Подхватив со стола оранжевое нечто, я послушно поплелась вслед за механником и, что странно, несмотря на общее гнетущее настроение, от вида пушистых кисточек дергающегося туда-сюда хвоста, на душе становилось легче.

Никогда бы не подумала, насколько умилительным может оказаться контраст между грубоватым кряжистым телом гарна и пушистыми кисточками его хвоста! У меня от желания их потискать, проверяя на шелковистость и мягкость, ладошки зачесались. В итоге не заметила, как дошли до комнаты, да и сборы прошли мимо сознания. Вещей у меня совсем мало, запихнуть их в рюкзак – дело пары минут. Зато, когда открылись двери лифта, выпуская на техэтаже, я с принялась с любопытством оглядываться по сторонам.

К моему сожалению, ничего интересного тут не было. Какие-то двери, лесенки, жутковатого вида металлические шкафы, большие жужжалки и потрескивающие от разрядов железяки, заключенные в прозрачные кожухи. Одним словом – техника, а в ней я отродясь не смыслила. Даже об устройстве банального чипа ничего, кроме общих фраз, сказать не смогу, хоть режь меня. Вот если бы спросили про уртонаби, которые этот самый чип изобрели и внедрили в массовое производство, рассказала бы с удовольствием.

Припомнив, что среди моих потенциальных женихов значится и глава клана Доми тех самых уртонаби, я посмурнела и даже перестала любоваться кисточками гарна. Интересно, как долго я смогу прятаться от претендентов на родство с главой Союза?  Уже через несколько дней авантюра с Казематами так или иначе разрешиться. Я почти уверена, что пленников мы выкрадем. Лишь бы Соня с Улянем успели добыть коды. С капитаном сложнее. Я пока банально не знаю, как ему помочь. Но и тут всё ограничится несколькими неделями, если не днями. Акроны не предоставят больше времени. А дальше что я делать буду без документов и почти без денег?

Впрочем, найти какую-нибудь работу я наверняка найду, на кусок хлеба с мяском заработаю, но дальше-то? Среди «женихов» есть такие, кто отыщет и на краю вселенной. Те же тутни, к примеру. Да, не сразу, но спустя год или два проблема снова встанет в полный рост.

Единственный шанс - устроиться на звездолёт дальнего следования. Увы, такие корабли  бывают только двух типов. Первые подотчётны Союзу, а там нужны документы и не только об удостоверении личности, но и об образовании. Вторые не подотчётны никому, но и летать на них опасно, ибо нелегалы  всегда либо пираты, либо работорговцы. В общем, преступники.

Экипаж Роберта – редкое исключение, и мне бесконечно повезло, что не нарвалась на откровенных отморозков. Эх, лучше бы я мальчиком родилась. Хотя у правящих родов ведь и дочери есть.

- Что загрустила? – оглянувшись через плечо, спросил Сэлиней. – Обстановка не нравится?

Я только отрицательно мотнула головой и буркнула:

- Да нет. Просто устала и спать хочу.

Раскрывать душу не было никакого желания, к тому же и вправду спать хотелось. 

- А чего ты так рано подорвалась, если не выспалась? – открывая неприметную дверь, махнул хвостом гарн.

- Я и не ложилась, - не стала кривить душой. – Увлеклась.  Зато такое нарыла – не поверишь!

- Тебе поверю. Входи.

Мы прошли в более чем просторную комнату. У нас в школе зал для занятий физкультурой поменьше был. Но вопреки размерам помещёния, здесь было даже тесновато. Всюду на столах громоздились странного вида инструменты, какие-то аппараты, большие и маленькие коробки из которых торчали платы, проводки и непонятные штукенции.

Не сказать, чтобы всё лежало кое-как, напротив – коробки стояли по ранжиру, приборы и технические приспособы явно регулярно протирали – ни пылинки. Но до глубины души меня поразила вовсе не аккуратность местного механика. О нет! Я встала, как вкопанная, едва взгляд упал на деревянный кусок стены. Я не специалист, но это были настоящие доски, не имитация. Тёмные от времени, местами выщербленные и потёртые. А самое главное, на них имелись грубовато выкованные крюки и держатели для… настоящего сокровища.

Молотки, пассатижи, стамески, пилы и куча другого древнего инструмента, какой я только на картинках и видела. Ручного! Такое уже сотни лет если и делают, то исключительно для сувениров. Стеклянные там, пластиковые или из магопоглощающих полимеров. Это ведь так неудобно - работать руками! Роботы и манипуляторы гораздо точнее, да и пользоваться ими проще.

Я уже открыла рот, чтобы восхититься почти музейной коллекцией Сэлинея, когда  из-за высоченного стеллажа с коробками вышел Фург. Злой, как хорт безрогий, в порванной рубахе, с зелёным пластиковым ведёрочком в одной руке и мятой тряпкой во второй. От видения грозного серого вампира в таком виде уши мои встали торчком, а челюсть упала.

- И зачем? – бросив на меня недобрый взгляд, по-змеиному прошипел Фург.

Я нервно поежилась и теснее прижала к груди оранжевую ткань, выдаренную Нелькой. Одно дело – справиться с бессознательным или связанным вампиром, и совсем другое – с бодрствующим и готовым к нападению. А самое неприятное - не совсем ясно, к моему на него или его на меня. Жуть взяла, в общем.

- К тебе это отношения не имеет, - отозвался Сэл. И насколько напряженно мои ушки дёргались от страха, настолько безмятежно и чуток рассеянно он это сказал. У него даже хвост не дрогнул! А он у гарнов – главный предатель в деле сокрытия эмоций. – Ты тут закончил?

- Закончил! – снова шипение. Странное какое-то, неправильное.

И ощущение такое, что Серый сейчас натурально взорвётся от бешенства. Я поёжилась, отступая на шаг. Ну его к хорту, мне ещё диплом писать, а тут такие страсти. Интересно, что они с гарном не поделили? И почему Сэл до сих пор не только жив, но и не покусан? 

На секунду пожалела, что мой рюкзак несёт Сэл. Среди запасов имелась пара травок, с помощью которых можно обезвредить и вампира. Хотя достать их я не успела бы в любом случае, так чего дергаться? К тому же, понятия не имею, действуют ли традиционные сборы на клан Серых. А кстати, надо бы это выяснить!

Страх отступил под напором любопытства, но завести разговор с подопытным я не успела. Опередив меня, Сэл вынул из заднего кармана штанов небольшую плоскую коробку и протянул Фургу.

- Здесь половина, - произнес гарн. – И раз Мирта со мной, сходи пока в её каюту. Протри пыль, вымой полы и тогда уж возвращайся за оставшимися.

Я выронила тряпки и едва не села на попу от удивления, но вампир лишь сверкнул алыми от ярости глазами. В следующую секунду его и след простыл, а дверь за нашими спинами хлопнула, едва не слетев с петель.

- Бесится, - Сэл довольно хмыкнул. – И поделом. Вставай. Вон за тем шкафом диван имеется. Извини, душа в мастерской нет. Здесь только туалет и умывальник, а моюсь я обычно в каюте.

 

Глава 8 О методах воздействия на вампиров, духов и многих других. Мирта

 

Я послушно поднялась, сгребла с пола уже надоевший оранжевый ком и направилась вслед за гарном, глядя на его воинственно покачивающийся хвост.

- Что ты ему дал такое? – не удержалась от вопроса. – Извини, но ведь не засну, пока не узнаю. За деньги Фург точно не стал бы тряпкой шуровать. В коробочке был чип с информацией? Магокристаллы? Коды доступа к секретной исследовательской базе Союза? Координаты мира, пригодного для проживания Серых? Что?!  

-Зубы, - не сбавляя шага, спокойно ответил механик.

От изумления опять чуть не выронила Нелькин подарок, наступила на свесившийся край и, споткнувшись, ткнулась носом в лопатки гарна.

- Чьи?

Он обернулся, глянул на мое обескураженое лицо и, хмыкнув, забрал неудобную ношу. Возмущаться я не стала, хотя он и без того тащил мой рюкзак и блюдо с булочками. Меня больше взволновало его молчание, когда гарн развернулся и пошёл дальше.

- Сэл, чьи зубы-то?!

- Когда отдам, будут его. Смотри, лечь можешь вот здесь, туалет вон там…

Я послушно уселась, куда сказано, и даже легла, пристроив голову на выданную мужчиной подушку. Гарн бережно укрыл меня толстым одеялом и отошел. Вообще-то, я далеко не всегда такая покладистая. Просто в голове крутились мысли, которые кроме как идиотскими, никак не назовешь. Нет, мне абсолютно точно было известно, что вампиры для расчетов пользовались стандартными средствами, а никак не зубами. Но то – обыкновенные, а Серые?

Теоретически, зубы как средство оплаты могли сохраниться у вампиров с древних времен. Правда, звучит дико и прежде о таком обычае конкретно у кровососущих рас я не чситала. С другой стороны, многие обычаи кажутся сторонним лорри дичью и ничего – вполне себе процветают.

Взять, к примеру, традиционную ногтевую подать у зоя. Эту гуманоидную расу в седьмом секторе исследовали удаленно, поскольку по законам Союза нельзя предоставлять высокие технологии народам, не достигшим в своем развитии определенного уровня.

Оно и правильно, любая технология может использоваться двояко, Даже из простейшего источника энергии некоторые расы в легкую сделают какое-нибудь оружие самоуничтожения. Увы, умение НЕ применять знания такого рода не падает свыше. Для приобретения этого полезнейшего навыка нужно самим набить шишек на чем-то менее смертоносном. Иначе шансов это понять и принять у расы просто не будет.

К слову, разные лорри и выводы делают разные. Одни, как те же цаце, вообще технологии разрушения не используют, им хватает магии разума и умения сражаться с противником на ментальном уровне. Оборотни предпочитают возможности собственного тела, демоны холодное оружие и боевую магию локального действия, тайсы банально закрылись на своей планете и проповедуют пацифизм. Избирательный, правда, ибо отдельные особи подвергаются умерщвлению, но исключительно по предписанию местного законодательства.

Глупо? Ха! У всего есть свои причины, даже если мы их не видим. Та же ногтевая подать у зоя казалась исследователям абсолютным идиотизмом, к тому же вредным. Нет, а что они могли подумать, осознав, что у каждого представителя расы, включая не только детей и стариков, но и тяжело больных раз в месяц обрезают ногти, а состриженное централизованно сушат, измельчают и после используют как приправу? Дорогую, между прочим! К слову, при заключении союзов между кланами в качестве дара преподносился сосуд именно с ногтями, и новые зоя с радостью и благоговением жрали ногти новых родственников.

Ученые от отчаяния рвали на головах волосы, перья и чешую (у кого что было). Это же какая пакость! Ведь ногти перед сушкой никто и не думал мыть или там паром обработать, а сушили просто на солнышке на огромных противнях. Хорошо хоть руководителем миссии оказался мой соотечественник кшорти и, указав на соблюдении законодательства Союза, настоял на невмешательстве. А то были там доброхоты.

Так зои и жрали ногти друзей и соседей до самого выхода в космос. Кстати, и сейчас едят, а покидающие родной мир берут с планеты баночку с запасом «приправы» и свои ногти бережно собирают в другую, чтобы по возвращении домой сдать в налоговую. Самое забавное, теперь это никаких учёных не пугает. Просто лет триста назад медики ксеноисследовательского института выяснили, что таким образом у зои формируется коллективный иммунитет.

Я сама к медицине никакого отношения не имею, потому подробностей не знаю, но если вкратце, чем бы ни переболел отдельный представитель расы, остальные через его ногти получают особые иммунные клетки, приспособленные к сопротивлению той самой болячке. Отсюда и торжественный обмен баночками при заключении союзов, и многое другое. А ученые думали – блажь.

Это я все к чему, теоретически зубы в качестве валюты у Серых могли использоваться и, если так, мне это было бы на руку. В смысле дипломная работа обещала стать сенсационной вдвое. Другой вопрос – о такой традиции, учитывая интерес к Серым, узкому кругу заинтересованных лиц стало бы известно куда раньше моего, а я ничего подобного не слышала. И это при том, что интересовалась более чем активно, и даже доступ к закрытой базе головного института Союза получила, хотя это ой как непросто.

И потом, чьи именно зубы? Любые или конкретных животных? Хищников родного мира? Может, в цене только зубы представителей конкретного клана или враждебной Серым расы? И ещё…

- Ты чего ворочаешься? – выдернул меня из размышлений Сэл. – Вроде спать хотела.

Гарн сидел за столом в паре метров от меня и ковырялся в каких-то платах, а когда я высказала ему свои соображения и вопросы, только хмыкнул.

- Спи давай. Нет у вампиров такой традиции. Это просто я один приборчик испытываю.

Стало ещё любопытней.

- Какой?

- Влияние современных технологий на способности к регенерации, а также на сохранение связи между целым объектом и его составляющими, - подумав, провозгласил гарн со скрытым злорадством.

И вроде ответил, а толку никакого. Ничего не поняла. Все способности переводчика не помогли.

- А попроще объяснить? – я даже села, до того любопытство заело.

- Оно тебе надо? – недовольно буркнул механик, демонстративно отворачиваясь и возвращаясь к своей работе.

- Да я не усну, пока не узнаю!

- Вот же упёртая, - с досадой.

- Сэлинейчик, ну пожалуйста…

- Я модернизировал поисковый маячок. Знаешь, такие ещё для родителей делают, у кого дети шебутные или для тех, у кого родственники страдают провалами в памяти. Помещаешь внутрь локон, чешуйку или кусочек кожи, а на экранчике карта с указанием местоположения хозяина.

- Зачем тебе? Да и не видела я никакого экранчика…

- Его там и нет. Говорю же, чуток переделал гаджет. Теперь вместо слежения он на расстоянии поддерживает связь зубов с их хозяином. Клыков, если быть точным.

Подумала. Ещё подумала. И ещё пару минут. Ничего не придумала и всё-таки спросила:

- Зачем?

- За надом,. – отмахнулся. – Эксперимент.

- О!

Эта тема была мне близка и понятна. Эксперимент – это правильно, это хорошо. Но оставалась ещё пара вопросов.

- Сэл, а у Фурга клыки съемные? И как ты его уговорил их тебе отдать? Со мной на контакт он идти отказывается, как ни уговариваю. И так, и эдак, а он все силой пытается инфу выбить.

- Вот чтобы больше не пытался. И клыки не съемные, зато выбиваемые на раз. Отработает – верну.

Я не совсем поняла, почему Фург согласился на выбивание зубов и чем так насолил гарну, но у каждого учёного свои мотивы и методы. Зацепило другое.

- А как же регенерация? У вампиров она прекрасная. Почему Фург просто новые клыки не отрастит? Это же дело пары часов, если не минут.

- Пока зубы в коробке, новые Серому не светят, ибо два комплекта одновременно – перебор даже для вампиров. Спи уже, а то мне вечером надо будет запасной двигатель перебрать, а оставлять тебя в одиночестве чревато.

- И?

- Со мной пойдешь. Будешь в сети рыться, пока я работаю. А сейчас спи уже, иначе я тебя не подниму, а кровати возле двигателя нет.

- Умеешь ты аргументы приводить, - хмыкнула я и снова улеглась.

- Кстати, а что ты думаешь насчет заячьих лапок?

- О чем?

- Я ночью в сети порылся на тему отпугивания банши. Ничего путного не нашел, зато узнал, что приведений и злых духов отгоняли с помощью амулетов и ритуалов. Шамана с бубном у нас нет, так что ритуал не провести никак, а вот лапка… Про неё пишут, это амулет на удачу.

- Зайцев у нас тоже нет, - устраиваясь на диване поудобнее, сообщила я. – К тому же банши не дух.

- Зато злая.

Я скривилась. Увы, мои идеи насчет тела тут были не применимы. Кто сказал, что получив возможность тактильно взаимодействовать с Робертом, Нелька успокоится? А способа защититься от её нападок, если не сказать нападений, у нас нет. Потому меня и бубен с лапками устроил бы, но поможет ли?

- И всё равно, вряд ли это подействует. Сам подумай, какой смысл бить приведение бубном? Оно же нематериальное!

- Да не бубном бить, а в бубен!

- Приведению? – удивилась.

- Нет. В статье говорилось, призраки боятся шума. В традициях многих рас было принято их отпугивать издавая громкие звуки.

- На вопли Нелька не реагирует, - вздохнула я.

- А если собрать побольше советов из сети и как-то объединить?

- Можно попытаться, - не скрывая скептического отношения, согласилась я. – Хуже точно не будет, но это после. Сейчас у меня голова не варит.

- Как скажешь, - кивнул Сэл. – Спи. Веселых снов тебе.

Уже через минуту я последовала доброму совету и провалилась в дрему. Сны… Они были, но скорее странные, чем весёлые. То мы с гарном мастерили «отпугивательный» костюм для меня, то я смотрела на мир глазами Мефисто, то своими, а то и вовсе наблюдала за происходящим как бы со стороны. Очень-очень странные сны…

Мефисто…

Проводив Роберта до каюты, я почесал левое копыто об угол и решил заняться делами, благо таковые имели место быть. С курсом поработать, кое-какие выкладки проверить и… Проявить сознательность мне было не суждено. Горло сжалось, сердце забилось раза в два быстрей, ладони вспотели, хвост встал дыбом, а копыта внезапно обрели собственный разум.

 У нас, кентавров, очень тонкое обоняние и слух. В данный момент первое оглушительно орало второму, чтобы я как можно скорее… бежал на кухню. Вселенная, какой упоительно-божественный аромат!

Я читал когда-то о «бабочках в животе». Так древние люди говорили о любви, но сегодня – именно сегодня я впервые на себе ощутил всю полноту этих ощущений. В моем животе из ниоткуда возникла целая стайка… стая… Нет! Не так! СТАДО огненных бабочек, которые беспорядочно метались, всей мощью огненных тел врезаясь в стенки желудка, отчего тот жалобно скулил и сжимался. Разум отказал, зато ноги взяли инициативу на себя.

До врат рая, то бишь пищеблока, из которого доносился умопомрачительный запах, доскакал в мгновение ока и застыл на пороге. Я увидел ИХ! Булочки Мирты… Ароматные, мягкие и такие… влекущие…

Рот моментально наполнился слюной. Захотелось прикоснуться к упругой мякоти, прижать ее к себе, вдохнуть аромат, поднести к губам и прикусить краешек. Просто, чтобы ощутить вкус на губах, на языке, во рту… Стать одним целым, проглотить это восхитительное, вожделенное чудо! И да – я уже сделал шаг навстречу мечте, но тут послышалось:

- Тебе чаю или фирша заварить?

- Мммм… - с трудом разбирая сказанное, я замотал головой.

Булочки притягивали взгляд, вожделение обволакивало сознание. Я… Я хочу их! Умру, если сейчас же, немедленно, не сделаю их своими!

- Мефисто, ты меня слышишь?

Перед моим лицом мелькнула зеленая пухлая ладошка. Вздрогнув, я перевел взгляд и увидел… Потрясая всеми подбородками, кшорти беззвучно смеялась. Хохотала просто! Огромный половник в её руке ходил ходуном почти синхронно с сотрясаниями выдающегося живота. Сам по себе животик был спрятан под рюшечками розового фартука, но рюшечки тряслись тоже. И это – мелочи. Привык уже. А вот остальное…

Поперек лба и дальше, пересекая крест на крест почти лысую голову, виднелись полосы синей изоленты. Из-под изоленты торчали: три огромных пера, замороженная свиная нога (нижняя часть, которая с копытцем), два гаечных ключа, пакетик кетчупа и молоток. К предплечьям оказались примотаны уже черной изолентой несколько пучков сушеной травы, разноцветные спагетти (не отваренные) и длиннющий огурец, с обоих концов надрезанный на манер цветочка. На плечах и в области отсутствующей груди – сотни гаек и гаечек, перемежающиеся с гаечными же ключами. И в довершение ко всему – каждую бородавку украшали клочья козьей шерсти или ореол краски. Люминесцентной, кажется, но не уверен, на кухне было светло).

- Ч-что эт-то? – в дрожащем писке я с трудом распознал собственный голос.

- В смысле? – Мирта озадаченно поскребла половником лоб и сдула с левого глаза упавший на него кончик пера. – Чешется, - пояснила и подняла на меня вопросительный взгляд. - Так ты о чем? Думается, булочки ты в состоянии опознать и сам.

- Вот это, - я неуверенно помахал рукой перед кшорти. Получилось чересчур резко, так что Мирта подпрыгнула, зазвенев всеми гаечками и всколыхнувшись перьями, ушами, животом и прочим. – Что?

- Ах, это… Это мы с Сэлом костюм, изгоняющий банш… то есть приведений сделали, - улыбнулась Мирта.

- А.. а… при чем тут гайки, изолента и продукты?

- Что нашли, - беспечно пожала ушами кшорти. – Так чай или фирш?

- Средство от галлюцинаций и спирту, - пробормотал я нервно.

- Как скажешь, - чучело пожало ушами и развернулось.

Узрев примотанную к спине красным скотчем тушку дохлого гуся, я… потерял сознание. Тьма.

Мирта, обернувшись на грохот, смерила удивленным взглядом бессознательного кентавра и тяжело вздохнула.

– Метода работает, - подвела итог, поскребывая лоб половником. – СЭЛ! Иди сюда, тут ещё один.

Из-за шкафа появился гарн с надкушенной булочкой.

- Сам вижу. Сейчас отнесу в кладовку.

- Он тяжёлый, - усомнилась кшорти.

- Ага, - зажав остатки хлебобулочного зубами, механик ухватил кентавра за ноги и волоком потащил прочь.

- И большой! – крикнула ему в след Мирта.

- Ага, - невнятно из-за набитого рта отозвался гарн.

Кшорти снова тяжело вздохнула, и внезапно её глаза вспыхнули любопытством:

- Вот интересно, а сколько лорри помещается в кладовку метр на метр? – следуя за гарном, протянуло чудо в перьях и гайках.

- Скоро узнаем, - пропыхтел мужчина, открывая узкую дверцу.

Из дверцы выпала нога и поверх неё змеиный хвост. Спустя пару минут, утрамбовав конечности и кентавра в невеликое пространство, гарн вытер пот со лба пушистой кисточкой хвоста.

- Наш костюм для обезвреживания незваных гостей работает на ура.

- Не совсем уверена. Боюсь, эксперимент ещё нельзя назвать по-настоящему полным и достоверным.

- Да? Роберт, Фург, Алукард, Мефисто - почти весь экипаж в полном составе отреагировал на защиту вполне удовлетворительно.

- Угу. Осталась только Нелли. Пошли дальше ждать.

- Пошли. А ты мне ещё фирша заваришь?

- Хоть в чугунке.

И они ушли дожидаться банши.

 

Мирта

Время шло. Мы с гарном мирно болтали ни о чем, пили фирш и ели булочки. А что ещё делать на кухне? Для извинений перед Робертом и остальными я уже и мясо в духовку поставила, и гарнир приготовила, и салат, и десерт по лиянскому рецепту. Нежнейшее суфле с орехами, взбитыми сливками, кремом и душистыми травами сейчас отдыхало в холодильном шкафу, пугая соседствующие продукты ядреной цветовой гаммой в стиле взрыва на заводе лакокрасочной продукции.

- Как думаешь, куда Нелька запропастилась?  Роберт в компании с остальными уже почти час как отдыхает в кладовке, а её все нет и нет, - проводив взглядом седьмую по счету плюшку с маком, спросил Сэлиней.

Мой аппетит его ничуть не смущал, даже уважение во взоре проглядывало. Впрочем, он и сам ел с удовольствием. И булочки, и плюшки, и пирожки с творогом и орехами…

Прожевав, я поскребла половником сначала плечо, потом лысину. От изоленты всё чесалось, перья лезли в глаза, а примотанные тушки, подтаяв, намочили одежду. Хорошо хоть гайки и ключи почти не мешали. Тяжелые, но и только.

- Наверное, силу воли тренирует, - предположила, - чтобы капитана истериками не раздражать.

- В каком смысле?

- Ну, забилась в какой-нибудь уголок подальше ото всех и медитирует. Жаль, не поможет.

- Уверена?

- На все сто. Энергетики – это почти сплошь эмоции даже в норме, а уж влюбленные…

- Эхе-хенюшки… Как думаешь, капитан…

Не успел Сэл договорить, как из воздуха соткалась банши. Обрадоваться долгожданному явлению этого чуда мы тоже не успели, так как Нелька с места в карьер завопила:

- Роберт? Где Роберт?!

Я одним глотком влила в себя остатки горячего фирша, чтобы его не плеснули мне же на маковку, и с улыбкой уверила:

- Не здесь!

- А где?

Краем глаза заметила, как мой подельник тоже быстренько проглотил свой фирш и с деланным безразличием отставил уже пустую чашку.

- Отдыхает, - пожала я ушами, отчего сразу несколько перьев свесились на лоб, а кончик одного и вовсе попал в нос, отчего жутко захотелось чихнуть. К счастью, катастрофы удалось избежать, вовремя отодвинув раздражитель.

 Самое неприятное - Нелька на мой защитный костюм не реагировала вообще никак. Даже не удивилась! Как будто я каждый день хожу перемотанная разноцветной изолентой, украшенная инструментом, клочьями шерсти, перьями, трупами птичек и связками гаек! А мы так старались, собирая составляющие костюма. Весь корабль перерыли, козу постригли, дабы заменить заячью лапку, о которой в сети говорилось, что та отпугивает разозленных духов. Зря, видимо, решили, будто свиная нога и козья шерсть в совокупности от заячьей лапки ничем не отличаются.

А банши тем временем и не думала успокаиваться.

- Где именно отдыхает? – рявкнула она.

Слишком расстроенная отсутствием со стороны блондинки реакции на отпугивательную терапию, я брякнула, не подумав:

- В темноте!

- Один? – почти спокойно спросила блондинка.

И мне бы промолчать, но нет. Где были мои мозги, когда я отвечала? Наверное, взопрели и отключились под гнётом защитной «шубы».

- В теплой компании единомышленников, – сказал я.

И, может статься, всё бы обошлось, но тут мозг отказал и у гарна, потому что он добавил:

- В тесноте да не в обиде.

Нелька мгновенно побелела и взвилась под потолок, чтобы оглушить нас яростным:

- Что? Роберт в обнимку «отдыхает» с кем-то в темноте? Мой Роберт?!

В следующий момент она метнулась ко мне и, схватив за грудки, натурально приподняла над полом. Метра на полтора примерно.

- Где они? – зашипела блондинка разъяренной фурией.

- С чего ты взяла, что «в обнимку»? Просто лежат друг на друге и всего-то, – попытался успокоить блондинку Сэл, подскакивая со своего места и обхватывая мои ноги. – Отпусти Мирту немед…

- ГДЕ?! – так громко, что у меня уши заложило, заорала эта влюбленная психопатка.

- В кладовке! - сдал капитана и остальных жертв нашего эксперимента гарн. – Мирту отпусти! Задохнется же.

Нелька меня и отпустила. Секундой позже я бы упала сама, потому как вешу прилично, а одежда не рассчитана на удерживание всей тяжеленькой кшорти в воздухе. Хорошо хоть Сэл меня поймал и поставил на ноги, а то бы расшиблась к хорту безрогому. Всей массой на пол падать не слишком разумно.

Я ещё только рот открыла, чтобы поблагодарить подельника за помощь, когда от кладовки донесся грохот и визг. Не сговариваясь, мы бросились на шум, но на подходе к «полю боя» застыли соляными столбами.

- Обалдеть… - сглотнув, выдавил Сэл спустя пару минут.

- Поддерживаю, - поддакнула я и нервно икнула. – Тело-тело… Зачем оно Нельке, если она и так Роберта на руках унесла?…

- Угу… Куда-то. А как она остальных напугала!

- Да уж… Верховой кентавр – это ещё куда ни шло, но кентавр верхом на цаце и с вампиром, обернутым вокруг шеи наподобие шарфика… Жуть.

- А самое печальное, - гарн тяжело вздохнул, - костюм сработал на всех, кроме Нельки.

- Закон подлости, - развела я ушами и предложила: - Пойдем на кухню, заедим горе.

- Пошли. 

И мы пошли. Доедать булочки, горевать и думать, как отпугнуть ревнивую банши. Правда, дойти не успели. Сел взял за руку и потянул на себя, вынуждая развернуться.

- Мирта? – позвал.

- Ась?

Я в сотый раз поскребла голову половником, но гарн почему-то снова позвал:

- Мирта!

И в лицо дунул! Зараза.

- Да?! – уже на повышенных тонах рявкнула, вырывая ладонь из его пальцев. – Что ты заладил?

- Пойдем, Фурга уговорим трюм обоями в цветочек обклеить! Ну, Мирта!

- Зачем это?

- Ради эксперимента! – и зачем-то погладил по щеке. Приятно-о. – Мирта?

Несколько растерявшись, я дернула ухом и, протянув руку, в ответном жесте доброй воли почесала его нос. Странным образом в ладони оказалась пушистая раздвоенная кисточка гарновского хвоста. Шелковистая, мягкая. Вспомнилось, как давно хотела её пощупать. Я прижала её к щеке и…

- Мирта!

Вздрогнув, открыла глаза. Вокруг малознакомая то ли мастерская, то ли спортзал, заставленный шкафами и коробками. Блин, приснится же такое!

- Проснулась? – чуть насмешливо спросил гарн, который стоял совсем рядом и, вероятно, будил меня. Наверное, по имени звал, потому его двойник из видения так зачастил имя повторять.

- Почти, - чуть сипло со сна вяло согласилась я.

- Тогда хвост отдай.

- В смысле? – спросила и тут же осознала, что обеими ладошками сжимаю пушистые кисточки, за каким-то хортом подсунув их под щеку. – Извини.

Села, выпуская хвост.

- Прости, это спросонья.

- Ничего страшного.

- Пойдем…

И замолчал, выжидательно глядя.

- К Фургу? – хихикнула я.

- Зачем к Фургу?

- Так обои клеить. То есть уговаривать его клеить обои тебе.

- Эм… А это необходимо? Мне кажется, сейчас не время так изощренно издеваться над вампиром, хотя повод и есть. Но всё же обои…

- В цветочек, – уточнила я, едва сдерживая смех.

- Вряд ли у нас вообще есть обои, - почесал подбородок гарн. – А уж в цветочек…

- Да шучу я, шучу! - наконец рассмеялась. – Просто ты, перед тем как разбудить, предлагал уговорить Фурга поклеить эти самые обои.

- Фуух… - Сэл расплылся в улыбке и неожиданно подмигнул. – Так я тебе снился?

- И не один, - Потягиваясь, я встала: - Где ты говорил тут туалет?

- Вон там.

Гарн махнул рукой в сторону неприметной дверцы, наполовину скрытой высоким стеллажом, около которого виднелась стремянка.

- А кто ещё?

- Да все, если честно, - ответила на ходу. – Нелька разборки устраивала, Мефисто хотел есть, Роберт с Алукардом в кладовке отдыхали.

- А я?

- Ел со мной булочки, пил фирш и отволакивал всех, кроме Нельки, в кладовку отдыхать.

- А ты что делала? – услышала я, уже закрыв за собой дверь санузла.

- Народ пугала, - крикнула, открывая воду. – Собой.

 

Глава 9 Сквозь пространство. Мирта

До помещёния с двигателем мы добрались без приключений. По дороге я в лицах рассказывала гарну свой странный сон. Смеялись вместе, особенно над свиной ногой и козьей шерстью взамен заячьей лапки. Побаиваюсь я закидонов Нельки, раз так сильно прониклась идеей отпугнуть её хотя бы амулетом. Увы, логика подсказывала, никакие лапки и бубны тут не спасут.

Банши – это вам не безобидное привидение или какой-нибудь злой дух. С ней только договориться полюбовно можно, а остальное – как мёртвому припарки. Ещё магией худо-бедно можно справиться, но в космосе магия – фикция, даже для тех, у кого есть к ней способности, а мы с гарном таковых не имели в принципе.

Уже на месте, пару минут полюбовавшись жутковатого вида фиговиной, которую Сэлиней представил мне как двигатель, я отошла в стороночку и уселась возле дальней стены прямо на пол. Увы, мебели тут не наблюдалось, но это ожидаемо. Впрочем, стоило выйти в сеть, откуда не возьмись появился гарн с оранжевой тряпкой.

- Откуда? Мы же её у тебя в комнате оставили?

- Не, я ее в ящик с инструментами положил пока ты спала.

- Кстати, а что это такое хоть?

Я совсем забыла посмотреть, что же мне принесла Нелька вместо порванной футболки. Ответ Сэла заставил насмешливо фыркнуть, но не удивил.

- Часть укрывного материала для запасной аварийной капсулы, - сообщил гарн и приказал: - Встань, я подстелю, а то на полу жёстко

- Ничего, у меня попа мягкая, - со смешком фыркнула, но встала.

Несколько раз сложив плотную ткань, Сэл постелил ее на пол.

- Спасибо, - искренне поблагодарила я.

Конечно, могла бы обойтись, но так как-то уютнее. Да и приятнее, если откровенно. Вообще, приятно, когда о тебе заботятся, оберегают. Везёт мне на хороших лорри. Сначала Улянь выручал, теперь вот Сэлиней. Ей Богу, пост сдал – пост принял!

От воспоминания о кахе на сердце потеплело, и я решила отложить на потом работу над дипломом и рысканье в сети. Поговорить с кахом или Соней тоже не помешает, тем более я по ним обоим успела соскучиться. Удивительно, последние годы про сестру почти не вспоминала, а тут прямо воочию увидела ее лицо. Весёлые глаза, задорная улыбка и мелкие пёрышки бровей – такая родная несмотря на относительно новую внешность.  

Прикинув, что и как, потянулась к сиреневому браслету. Улянь в качестве переговорщика понадежнее будет. Он и спокойнее, и понимает с полуслова. Так, что я там в прошлый раз делала? Руку на браслет, мысленно создаю образ каха, его лицо, улыбку, глаза… За последние месяцы он стал чуть ли не ближе родной сестры, так что особых проблем не возникло и довольно быстро гладкая поверхность украшения под моими пальцами стала вязкой.

- Мирта? – раздался в голове голос друга.

Естественно, никакого голоса при таком способе связи услышать невозможно. Тут скорее мыслеобразы и конкретный посыл, облекаемые чипами в слова, которые транслируются напрямую в мозг, минуя уши. Но психика большинства лорри устроена таким образом, что идентифицирует знакомых и с голосом тоже, потому и кажется, что «слышишь».

Впрочем, браслет Уляня, который являлся аналогом чипа, заметно отличался от стандартного средства связи. Те эмоции не передают, а этот – сколько угодно. Даже с перебором. Вот и сейчас по нервам прокатилась волна чужих эмоций. Я моргнула, с трудом абстрагируясь от них, и ответила:

- Ждал кого-то другого? Извини, если так, но это лишь я.

- Привет, - отклик пришёл вместе с тёплым ощущением облегчения и нежности. -  Рад тебя слышать. Всё хорошо?

- Терпимо. А у вас?

- Примерно так же, - со вздохом отозвался ках. - Соня из-за Роя очень переживает. Измучилась, бедная. Спит.

- Можешь вкратце рассказать, из-за чего весь сыр-бор? Он всё же оказался из сонма «женихов»?

- Да, но дело не в этом.

Не сказать, чтобы Улянь был чересчур разговорчив, но мы через столько неприятностей прошли рука об руку, что уж доверие и привычка делиться важным появилась, да и осталась с нами, несмотря ни на что. Когда ках в общих чертах описал ситуацию, я покачала головой:

 - Она не простит его.

- Я бы не был так уверен. Мне кажется, - очень осторожно проговорил друг, – Соня действительно его любит, а она очень добрая и отходчивая девушка. К тому же истинная пара… это сложно.

Я только тяжело вздохнула:

- Не простит. Он ведь не её убить хотел, а тебя. Я правильно поняла?

- Да, но всё обошлось. Ничего страшного не случилось.

- Это тебе так кажется. Соня, конечно, человек сложный и склонна кидаться из крайности в крайность, но для неё свои – это табу. Всегда.

- В каком смысле?

- Ты друг, а значит свой. Остальное… Долго объяснять, тем более от тебя так эмоциями фонит, что у меня всё внутри дрожит уже, хотя и стараюсь не обращать внимания.

Он замолчал, и среди какофонии чувств нотки раздражения, досады и недовольства стали превалировать. Наконец, я услышала негромкое:

- Извини, не думал, что родовой браслет примет тебя так быстро. Эмоциональный фон по идее считывается только родственниками или парой.

Любопытство вскинулось, но, едва я услышала окончание реплики каха, злость выступила на первый план:

- Вот только не надо мне опять про «пару» заливать, – огрызнулась. - Женихов как грязи, хоть ты не доставай, а? Ты мне как брат и оставим это. А Соня… спроси её при случае про тысу, сам всё поймешь. Не дурак.

 - Про кого?

- Когда мы были совсем маленькими, мама завела тысу. Это такая зверушка для домашнего содержания.

- Я знаю, кто это. Но при чём тут…

- Спроси и узнаешь. Времени у нас не так много. Ты лучше скажи, что там с курсом. Успеваете? 

 Следующие полчаса мы потратили уже с толком. Уточнили кое-какие детали, утвердились в запланированном и договорились о следующем обязательном сеансе связи. Напоследок я попросила передать привет сестре и сказать, что скоро свяжусь и с ней тоже.

 Прервав контакт, обессиленно откинулась на стену. От усилий не обращать внимания на эмоции и самой не слишком «фонтанировать» в ушах шумело. Интересно, это конкретно у каха столько всякого разного в голове понамешано или у всех? Там такой коктейль из эмоций и чувств, что отделить одно от другого почти нереально. Нет, стандартные средства связи мне нравятся гораздо больше! Их проще отследить, но ведь и пользоваться тоже проще, да и приятнее. Вот как теперь работать?

Хорошо хоть Сэл на моё поведение внимания не обратил. Впрочем, это было сделать трудновато, учитывая, что лично я видела только его ноги, торчащие из-под полупрозрачного колпака, окружающего нагромождение каких-то деталей и финтифлюшек, составляющих двигатель.

Отдышавшись, я вышла в сеть. Для серьёзных изысканий не было ни сил, ни желания, и по этому случаю я решила написать маме, благо по Сэловскому браслету да из подпространства отследить нас было нереально. Несколько дней назад я уже оставляла маме весточку на одном из популярных ресурсов. Коротенькое и чуть суховатое, но какое получилось. Живы, здоровы, все отлично.

Ночью, когда инфу по диплому искала, заглядывала, но сообщение висело не прочитанным, и, если верить сайту, мама в сеть не выходила. И тут тоже ничего удивительного. Матушка любителем соцсетей никогда не была, плюс конец весны вкупе с началом лета на её работе - самый авральный период, а связаться с ней как-то иначе не было возможности.

Разве только по кровной связи, но такой контакт мама вполне могла счесть бредом. Подумает, что сама себе навыдумывала, ещё и к доктору по поводу галлюцинаций направится. Она у меня из тайсов, а они лорри приземлённые, серьёзные и к фантазиям не расположенные. Для неё сам факт выхода за рамки правил – уже трагедия, а тут я, с непонятно какими способами связи.

Увы, непрочитанным сообщение значилось и сейчас. Немного покумекав, я все же решилась зайти на страницу к маминой подруге и попросила ту передать, что с нами все хорошо. Без подробностей, даже не подписала с кем «с нами».  За всеми этими делами я немного успокоилась и решила перекусить.

Мы предусмотрительно прихватили с собой остатки булочек и чай в термопаке, так как бутылок у гарна не нашлось. Выставив нужный режим, я подогрела напиток и спустя полчаса совершенно пришла в себя. Когда Сэл освободился, воспользовалась моментом и под выпечку (долю гарна я почти не трогала, только пару штучек и съела, не удержавшись) изложила свою идею относительно Нельки.

С помощью браслета продемонстрировала файл, где делала заметки по этой теме и копировала чертежи из статьи. Сам научный труд показывать не стала, уж больно внушительный и лексически сложный для восприятия случайного лорри. После мы отправились на кухню, где я на скорую руку приготовила ужин и яблочные оладьи. Поели, пошли отдыхать. В общем, ничего интересного.

По дороге в каюту Сэл подловил Фурга и озадачил того второй кроватью в свою комнату. Пока я принимала душ и приводила себя в порядок, вампир все устроил. Застала только процесс передачи коробочки с зубами присмиревшему и раздосадованному Серому. Уже в дверях окликнула его:

- Фург, я буду рада помочь тебе в любой момент. С тебя помощь в написании дипломной, с меня информация. Нет, ну правда, неужели так сложно побыть какое-то время объектом наблюдений?

Вместо ответа он с шипением оскалил беззубые десны и развернулся.

- Не понимаю, в чём проблема?

Вопрос я задавала уже двери, которая закрылась за спиной вожделенного объекта исследований. Естественно, мне никто не ответил и не объяснил. А жаль, я действительно без понятия.

Тяжело вздохнув, кивнула гарну и пошла спать. Ночь и весь следующий день прошли спокойно. Нас никто не беспокоил, даже банши. Зуб даю, ошивалась рядом с Робертом, оберегая того от лишних встреч, или просто успокаиваясь после сеанса откровений. Больше всего меня радовало то, что сосуществовать с гарном оказалось куда проще, чем я предполагала.

Конечно, с Улянем на пару мне было бы ещё комфортнее, ну так я Сэла и не знала почти. Логично было бы ожидать, что постоянное присутствие в обозримом пространстве постороннего лорри будет напрягать, но нет. Рядом с нашим механиком я не испытывала такого умиротворения, как бывало с кахом, зато гарн постоянно удивлял.

Меня до глубины души поражали его способности разбираться в сложной технике и вместе с тем интерес к сторонним темам. Улянь много знал, порой мне казалось, даже больше меня, зато гарн с готовностью слушал и вникал в детали моих рассказов. А что может быть приятнее, чем говорить на волнующие тебя темы? Вот то-то и оно.

Когда мы поравнялись с «Подушкой» и вышли из подпространства, я уже трижды просчитала возможные варианты развития событий в Казематах. По всему выходило, наша затея не так уж и авантюрна. В том смысле, что хорошенько подготовившись, имея в загашнике знания, коды доступа и фактор неожиданности, можно выкрасть из Казематов хоть половину личного состава. Просто никому в голову такое не приходило. В общем, не так страшен хорт, как его малюют.

Как и предсказывала, на базу нас никто пускать не собирался. Пока Фург под бдительным оком Сэла по сети вел переговоры с местными, я с любопытством разглядывала Подушку на панели, имитирующей смотровое окно. Обычно, базы Союза походили формой на веретено, а это вот выглядела как несколько шариков, слепленых друг с другом. Могу поспорить, это сделано для того, чтобы в случае проникновения какого-то вируса отстрелить зараженный отсек и обезопасить остальные.

- Мирта, - позвал меня Фург. – Иди сюда. Что именно нам нужно купить?

Я развернулась и подошла, с неудовольствием отметив стремительность, с которой вампир отступил в сторону, подальше от меня. Обидно же. Что я ему сделала? Впрочем, обида не помешала внимательно изучить ассортимент, представленный на экране.

- Ого… - протянула уважительно. – А лахты тут знатно развернулись. Такой выбор! 

Гарн пожал плечами и небрежно махнул хвостом:

- Должны же они содержание базы как-то окупать. Сама знаешь, раса нелюдимая и не самая богатая. Корабли Союза сюда почти никогда не залетают, зато нелегалов полно. Не всем удобно «светиться», а тут и закупиться можно, и ремонтные комплекты приобрести, а контроль минимальный.

Я рассеянно кивнула, и так уже поняла, в чем дело. Перекинув с браслета тщательно составленный список необходимого, продолжила изучать ассортимент товаров. Вдруг, что-то особенно интересное попадется? Пока лахты обрабатывали запрос, добавила к заказу ещё несколько пунктов, благо в средствах Роберт не ограничен.

- Зачем тебе аж три синих ящика «кирбали»? – хмуро спросил Фург. Что это вообще?

- Банальная колбаса. Деликатесная и очень вкусная,- хихикнув, призналась.

Сэл подошел и глянул на вирт лист поверх моего плеча.

- Какая связь между синими ящиками, колбасой и «кирабли»? Или на языке лохти так колбаса называется?

- Не совсем. Это скорее название марки, я в кулинарной книге его встречала. А читать на их языке я в любом случае не умею.

- Могли бы хоть описание на всеобщем дать, - буркнул Фург недовольно. – А то у них только заголовки и активные кнопки в переводе, а картинки товаров в упаковке. Не понятно же ничего!

Я молча повела ушами и добавила к заказу упаковку лисьих грибов.

- Раса закрытая, с переводчиками туго. Да и не стремятся лохти к общению, - прокомментировала. – Только по сети учатся, а без прямого контакта с носителями языка это сложно.

- Допустим, - в голосе вампира сквозило раздражение. Он явно был настроен против нас и не хотел упускать случая поддеть. – Но что ты будешь с таким количеством колбасы делать? Это Мефисто за еду наизнанку вывернется, а пираты вряд ли. Будешь их продуктами закидывать, пока от обжорства не свалятся?

- Колбасу мы сами съедим, зато среди кучи всякого-разного действительно нужные нам травки, порошки и препараты затеряются. Есть надежда, что в случае чего СБСМ сразу их не вычислит.

- Думаешь, будут искать? – дернул хвостом Сэл.

- Вряд ли, но чем пустота не шутит. Лучше перестраховаться, а бутерброды лишними не будут.

Я добавила к заказу ещё несколько пунктов, включая дюжину футболок большого размера и пару штанов. Жаль, подтяжек у них не нашлось, но не всё тысе медвянник.  Тут с базы пришёл ответ, и моё место возле виртлиста занял Фург. Надо сказать, соображал он хорошо и переговоры двигались вперёд семимильными шагами, несмотря на жутко корявый всеобщий, на котором лохти писали свою долю сообщений.

Через час гравилуч доставил внушительных размеров капсулу с покупками. Сэл потащил меня в трюм проверять приобретенное на соответствие. Увы, это заняло довольно много времени, даже с учетом того, что тщательно я осматривала только самое важное, а предметы, включённые в список для отвода глаз, попросту откладывала в сторону.

Времени, чтобы долететь до Казематов Алтеи к сроку, хватало с лихвой, а теперь у нас имелось всй необходимое, чтобы успешно провернуть задуманное. Кроме самого главного – кодов. Но тут от нас уже ничего не зависело. Если Соня с Улянем справятся – прорвемся, если же нет… О плохом думать не хотелось.

 

Глава 10 Охота на охотника. Соня

 

Странно, но лишившись крыльев, я довольно быстро почувствовала себя лучше. Этому не мешало ни отчаянье, от которого стыло сердце и болели даже волосы и перья, ни тихая, но того не менее злая досада на себя. Несмотря ни на что… лучше. Видно, до этого момента я в глубине души надеялась когда-нибудь вернуть всё на круги своя, а теперь надежда умерла раз и навсегда.

Плохо ли это? Наверное, ужасно. Только, когда нет пути назад, остается лишь одна дорога, а идти вперёд всегда проще, если нет выбора. У меня его не было.

Когда, только очнувшись от кошмара, заливалась слезами, рядом был Улянь. Он обнимал, укачивал как маленькую, и от присутствия близкого лорри, от тепла его рук становилось проще дышать. Не знаю, когда заснула снова, но на этот раз сновидений не было. Только упругая темнота, которая обволакивала сознание, убаюкивала и утешала.

Потом, спустя какое-то время, я встала, умылась и поела. Болтала с Улянем, шутила и смеялась через силу. Жалеть себя не было ни сил, ни желания. Да и страшно. Вот так поддашься соблазну, распустишь нюни, а потом что? Уныние – это такое болото, из которого выбраться ой как непросто.

Я предпочла сосредоточиться на другом – принять новую реальность, такой, какая она есть. Без любви, без Роя и крыльев, без Неба и волшебного ветра. Когда становилось совсем тяжко, ела или спала, а потом снова улыбалась, слушала байки каха и рассказывала ему забавные случаи из своей жизни. Если не позволять себе думать о плохом, это рано или поздно войдет в привычку.

Единственный минус – я и сама не заметила, как до точки «икс» осталось всего ничего. За это время успела пару раз пообщаться с Миртой и по сети, и по кровной связи.

Сестрёнка там, на другом корабле, тоже не скучала. По мне, готовить и переводить рунные тексты – то ещё удовольствие, но Мирта – это Мирта. Ей любая нудная фигня в радость. Иногда кажется, что чем скучнее занятие, тем оно интереснее для сестры.

Все детали плана по захвату кодов были оговорены тысячу раз и, кстати, потеря крыльев сыграла нам на руку. Как ни крути, орланских девушек полно, а вот бескрылых – хорт наплакал. Вряд ли хоть одна, кроме меня бестолковой, отыщется. И не суть, что я на деле обыкновенная кшорти. Чтобы вернуться в обычную свою форму, мне ещё пара лет потребуется.

- Ты всё помнишь? – уточнил Улянь, заглядывая в каюту. – Прибываем через час.

- Забудешь тут! – усмехнулась я и подмигнула своему отражению в большом зеркале.

На меня смотрела высокая темноволосая девушка с яркими бирюзового оттенка глазами, аккуратным, самую чуточку вздернутым носиком, тёмно-розовыми красиво очерченными губами, высокими скулами и ровной золотисто-бежевой кожей.

Рост, фигура и все прочее вполне могли принадлежать представительнице доброго десятка рас, но орланскую кровь выдавали брови из множества мелких белоснежных пёрышек да бархатный грассирующий голос. И в то же время орланка без крыльев – нонсенс. Уверена, полукровку это непременно заинтригует. Это если он меня заметит на фоне Уляня. Жаль, изображать женскую особь ках отказался наотрез. С другой стороны, нашему «клиенту» это без разницы. Фогги умудрялись вступать в характерные связи даже с бесполыми расами. 

Поправив на груди традиционную тунику, я передернула плечами и нахмурилась. Скроенная с расчетом на крылья одежда без оных сидела как-то неловко, заставляя то и дело ёжиться. Я недовольно поморщилась и скорчила рожицу своему отражению.

- Соня?

Я обернулась. Ках выглядел сногсшибательно! Лично у меня реально коленки подкашивались от одного его вида.

Покрытая жутковатого вида рытвинами и кавернами туша окрасом напоминала подгнивший помидор. Не то красная, не то коричневая. А вот выпученые круглые глазищи были разбросаны по телу произвольно и светились незамутненной призрачно-кристальной голубизной.

Как мне пояснила Мирта, органы обоняния, осязания и дыхания у хихи скрывались в кавернах и оттого на первый взгляд отсутствовали. Конечностей как таковых тоже не было видно, и казалось, что существо, которое было почти на голову выше меня, не передвигалось, а как будто перетекало из одного места в другое. Жутковатое зрелище, но и откровенно завораживающее. Словом, для любого фогги - тютелька в тютельку идеальная приманка.

- Выглядишь сногсшибательно, - с одобрительной улыбкой проворковала, подмигивая хмурому каху. – Уже решил, что будем ломать?

С мимикой у хихи туговато, ибо лица как такового не имеется, но недовольство желейки я ощутила шкурой.

- Не ломать, а имитировать поломку, - поправил. - Ещё не хватало увечить хороший звездолёт.

По бесформенному телу прокатилась волна. Два глаза из пяти видимых с этой стороны сверкнули, заставив меня рефлекторно отшатнуться и сглотнуть, тем более голос Уляня тоже кардинально изменился, «обогатившись» скрипучими и булькающими нотками.

- Ты неподражаем, - сглотнув, признала очевидное.

Если Мирта не ошиблась, что вряд ли, я до сих пор не впала в ступор исключительно благодаря происхождению. У большинства лорри звучание голоса хихи должно вызывать неконтролируемые приступы паники, а кахи имитируют не только внешность, но и внутреннее строение тел. Понятия не имею, как это им удается, но факт есть факт. По крайней мере, даже меня, кшорти, поколачивало.

Улянь недовольно булькнул и вытек из каюты. Я последовала за ним, а спустя три четверти часа на сигнал бедствия пришел ответ с астероида. Не уверена, что обитатели секретной базы откликнулись бы, но мы чередовали трансляцию классического кода sos с голосовым сообщением, которое Улянь произносил своим скрипуче-булькающим голосом.

В результате нас соизволили не просто заметить - моргнула панель смотрового окна в рубке, переключаясь в режим видеотрансляции, и перед нами предстал полукровка.

Мне довелось сталкиваться по работе с чистокровными демонами и конкретно этот внешне ничем особенно не выделялся. Такие же тёмная кожа с отливом в синеву, чуть раскосые синие глаза с белыми звездочками зрачков, характерные для представителей этой расы. Плюс чуть длинноватый нос и тонкие губы. Всё как обычно. Ещё широкий подбородок с ямочкой, резко очерченные скулы, волосы в тон коже. Ну, и рога. Куда же без них?

Традиционным было даже золото замысловато-витиеватой татуировки, спускавшейся от левого уха по шее и теряющейся под воротом серого свитера. К слову, на работе демоны предпочитали классические рубашки, но ведь в неформальной обстановке я с ними не общалась и не могла сказать, носят они свитера или нет. Пронзительная проникновенность и некая неотвратимость прямого взгляда, которым фогги сверлил нас, также были нормой для демонов.

На мгновение я даже усомнилась в нечистокровности данного конкретного экземпляра. Но сестра у меня – кремень, слова в простоте не скажет. Если она что-то утверждает, не верить этому глупо. Я расплылась в максимально соблазнительной улыбке. Тем более за спиной демона виднелось абсолютно пустое помещёние центра управления, что косвенно подтверждало теорию сестры. Если кто-то и мог не поддаться панике, вызванной звучанием голоса болотной хихи, так только фогги. Ну и кшорти, хотя последнее – не факт. Лично меня потряхивало основательно.

- Какого рода поломка заставила вас просить о помощи? – минуя стадию приветствий, задал вопрос мужчина.

Использовал он всеобщий, что меня сильно порадовало. Раньше времени выдавать свое знание языков не хотелось, а орланы почти поголовно билингвы, то есть знают родной и всеобщий, но и только. Чуть склонив голову к плечу, я робко улыбнулась.

- Мы точно не знаем. Вероятно, сбой в системе построения курса. Спасибо, что отозвались. Может быть, кто-то из ваших технарей проведет диагностику, - Я оборвала себя на полуслове и растерянно заморгала. – Простите, а вы один? В смысле, где экипаж? Это не мое дело, конечно, но обычно на кораблях с таким внушительным центром управления народу побольше.

Я старательно наморщила лоб, копируя мимику одной бывшей коллеги. У нее это получалось очень мило, и на забавные гримаски сотрудники-мужчины реагировали весьма активно. Во всяком случае, поклонников и ухажеров у той девушки всегда было в избытке. Но, то ли я плохая актриса, то ли ещё что, но полукровка на мои мимические потуги не отреагировал. Его взгляд скользнул мимо и уперся в каха, который держался у дальней стены. Просто в настройки кресла, где Уляню по идее следовало бы сидеть, режим трансформации под хихи включён не был.

- Кто вы? – вместо ответа задал свой вопрос демон. – Как оказались так далеко от основных транспортных потоков?

Астероид и вправду располагался очень неудачно. Куда не направляйся, курс прокладывать все одно – мимо. И ни населенных систем, ни колоний или баз поблизости.

- Понятия не имею, - ничуть не смутившись, заявил желейка скрипуче.

Полукровка усмехнулся и забавно наморщил нос. Это было настолько неожиданно, что я чуть не упала. 

- Не знаете, кто вы? – съехидничал рогатый.

- Вообще-то, я о курсе, но если на то пошло, ответа и на другой ваш избитый, но от того не менее сложный философский вопрос у меня тоже нет.

Я поёжилась. От сочетания бульканья и скрежетания в голосе хихи бросало в дрожь и подмывало спрятаться под стулом. Зато наша жертва впечатлилась.

- Я подразумевал кое-что попроще, - уточнил демон с улыбкой. – Например, расу.

- Как банально. Каждый встречный непременно интересуется именно этим, хотя раса для лорри не главное. Вы не согласны?

Сказано было до того мерзким голосом, да ещё под волнообразное колебание бесформенного тела, что меня замутило. Еле сдержала порыв сбежать в туалет, а фогги хоть бы хны!

- Могу я хотя бы узнать, как к вам обращаться? – вкрадчиво и ещё более заинтересованно, чем ранее проговрил он.

- Лянь. Мою спутницу можете называть Оней.

Я как бы невзначай повернулась в пол-оборота к экрану, демонстрируя отсутствие крыльев. О чуточку измененных именах мы договорились заранее. Называться чужими было бы непредусмотрительно. Если в ажиотаже, позабывшись, окликнуть привычным именем, возникнет масса подозрений, а так и по сети искать бессмысленно, и в случае оговорки можно сослаться на «показалось».

Похлопав ресничками, я вступила в беседу:

- Так вы пришлёте механика? Боюсь, самостоятельно мы не в состоянии ни устранить, ни даже идентифицировать поломку.

По возможности соблазнительно улыбнувшись, я взмолилась Вселенной об удаче.

- Да, конечно, - снова обращая взор темных очей на меня и с явной неохотой отрываясь от разглядывания желейки, начал фогги, но осёкся. Оглянувшись, осмотрел пустое помещёние за своей спиной и хмыкнул: - Если кого-нибудь отловлю.

- Это моя вина, простите, - Улянь перетек поближе и продолжил с отчётливым ехидством: – На большую часть лорри мой голос действует угнетающе. Удивляюсь, как это вы снизошли до общения.

- Я особенный, - с подтекстом протянул рогатый, а я сделала удивлённые глаза.

- Действительно? И в чём же? На вид самый обыкновенный демон.

Я повела плечами и приподняла брови, надеясь, что полукровка таки обратит внимание на несоответствие характерных черт и отсутствия крыльев, и на этот раз Фортуна повернулась ко мне лицом. Наконец-то! А то всё задом, да задом… Я уже все позвоночки изучила, не говоря про мякушки и прочие детали тыловой части сей капризной дамы.

Фогги окинул меня внимательным взглядом, отдельно остановившись на лице, плечах, спине. Его синие глаза загорелись любопытством.

- Полукровка из орланов? – предположил осторожно. - Никогда не встречал.

- «Никогда» здесь ключевое слово. Догадка неверна. Я чистокровная, хотя мои родители относятся к разным расам.

- И как такое может быть?

- А вот так. Отгадка в обмен на отгадку. Мне тоже любопытно, что в тебе такого особенного.

Он хмыкнул:

- Пожалуй, попробую разгадать тебя без подсказок. Обожаю все новое и необычное.

Мы как-то незаметно перешли на «ты», хотя во всеобщем разница невелика, но интонационно ощущается. Самое удивительное - фогги умудрялся, разговаривая со мной, как бы невзначай бросать горящие взгляды на каха. Так искренне и бесхитростно, что видя это, я всё равно чувствовала себя в центре внимания. И вот из этого лорри нам нужно выудить секретную информацию? Жуть.

- А как тебя зовут? – задала вопрос, с которого по-хорошему стоило начать.

- Альберт.

- Красивое имя, - улыбнулась.

- Благодарю, - он снова покосился на желейку. - Предлагаю продолжить знакомство уже здесь, на моей территории.

- А может, лучше тут? – попытала я счастья.

Как ни крути, развести фогги было бы проще наедине. И обездвижить или усыпить легче, а потом уже просканировать на предмет чипа. Портативный сканер на борту нашелся лишь один, да и тот слабенький. Нет, на астероиде необходимая нам техника наверняка имелась, но вот где именно и будет ли у нас возможность ею воспользоваться – вопрос.

- Не думаю, - Потенциальная жертва сканирования на провокацию не повелась. - Провести диагностику в вашем присутствии будет проблематично. Предлагаю побеседовать в приватной обстановке, а мои сотрудники тем временем осмотрят звездолёт.

Увы, я не нашла, что возразить на это со всех сторон логичное заявление. Собственно, мы не очень-то и надеялись выманить будущую жертву, но мечтать не вредно.

- Сейчас включу транспортный луч и отбуксирую вас к себе. Если необходимо, соберите вещи. Полная диагностика займет не менее суток

- Так долго? -  деланно изумилась я.

Улянь согласно скрипнул и пустил по телу волну.

- Это не долго, - отрезал Альберт настолько жёстко и сухо, что я моргнула от неожиданности. – Собирайте вещи.

И экран погас, а я осталась смотреть на него широко распахнутыми испуганными глазами.

- И что это было? -  сглотнув, пробормотала и оглянулась на желейку.

- Реальность, - буркнул тот равнодушно и потёк в комнату, продолжая на ходу: - За красивые глаза статус генератора Казематов не дают. Он не с благородными девицами дело имеет, знаешь ли.

- Вот хорт безрогий… А напомни-ка мне, где именно он в прошлом году чип с кодами хранил?

- В ягодичной мышце. К чему глупые вопросы, ответы на которые ты помнишь не хуже меня? Иди сюда, будем сканер прятать.

Задачка была не из простых, но мы справились, заныкав компактный приборчик на брюхе Уляня. Там у хихи (икромечущих кстати) располагалась одна из каверн, предназначенная для вынашивания и охранения потомства на первых годах жизни.

Пришлось чуток расширить «карман», ибо сканер был гораздо крупнее новорожденных хихи, но расу «приманки» Мирта выбрала с умом. Кроме всего прочего, обнаружить несоответствие между оригиналом и копией было практически невозможно. Круче только выдуманное нами же существо, но, увы, кахи могут перевоплощаться только в тех, кого встречали лично.

Спустя полчаса мы спустились по узенькому трапу и ступили на металлопластиковые плиты транспортного отсека астероида, где ждал нас Альберт. С некоторым испугом я воззрилась на высокого, как и все представители его расы, демона. Темнокожий, статный, он был одет так, что у меня перехватило дыхание. Вот это да!

 

Глава 11 Хортик из коробочки

 

Я уже упоминала, что по работе сталкивалась с демонами, да и дома, на родной планете, пару раз их видела, только это совсем не то. Поясню. Демонов во вселенной не так чтобы очень много, но и немало. Лично я знаю семь миров, где они обитают.

Судя по внешнему виду, папа Альберта принадлежал к одному из самых известных в космосе клану из восемнадцатого сектора. Общество у них иерархически-кастовое. Правящая каста – «он», высшая – «аз», боевая – «ле» и рабочая «ма». Вроде бы есть и ещё, но мне известны лишь эти четыре, а уж за подробностями к Мирте.

В реальной жизни я сама сталкивалась исключительно с представителями аз и ле. Представители касты аз, как женщины, так и мужчины, одевались всегда строго и дорого, учитывая требования этикета не только своей Родины, но и места пребывания. Чаще всего они подвизались на ниве дипломатии или занимали руководящие посты во всяческих службах. Управляли колониями, налаживали связи и тому подобное, а по слухам и тайных служб не чурались.

Высшие всегда держались подчёркнуто спокойно, вежливо и были до хорта упрямы. Вывести из себя такого рогатого почти нереально, но если уж удалось - лучше даже не дышать и, если чего потребуют, исполнять немедленно и беспрекословно. Хотя, коли есть желание мгновенно превратиться в фарш, можно и повыделываться. В гневе аз себя совершенно не контролируют, а силищи у них прорва. До сих пор муссируется легенда про то, как пару веков назад доведенный до ручки демон в одиночку чуть ли не в пыль разметал три линкора ухарцев, осмелившихся напасть на подвластную ему колонию.

История там мутная. Вроде на лишенной атмосферы и живности планетке, расположенной в пустота знает в каких закоулках Вселенной, добывали минерал, стратегически важный для империи демонов. Это не понравилось главенствующим в этом секторе Лукияски. Последние - раса весьма амбициозная, вездесущая и, по чести, неприятная во многих отношениях.

Увы, доподлинная подоплёка тех событий широким массам населения не транслировалась, зато в народе ходило множество версий. Вероятно, лукияски намеревались тихим сапом захватить лакомый кусок. Как знать? Слухи - это просто слухи. Но вот факт уничтожения внушительного звездного флота запомнили очень хорошо, ведь линкор – это огромная сила. Кроме собственных орудий, у таких кораблей в брюхе от дюжины до полусотни звездолётов поменьше, плюс истребители, челноки…. В моей родной системе вообще ни одного нет, а тут сразу три!

Но при всей мощи аз, боевую касту составляли совсем не они. Демоны «ле» визуально казались куда сильнее, хотя таких вот поражающих воображение историй про них не ходило. Боевые демоны были крепкие, широкоплечие, с бугрящимися везде и всюду мышцами. Даже лица их внушали невольный трепет суровым выражением. Впрочем, тут дело ещё и в самих лицах - тяжелые челюсти, выступающие клыки, рубленые черты.

Демоны, принадлежащие к «ле», работали преимущественно на силовые ведомства и одевались куда свободнее «аз». Демониц этой касты мне встречать не доводилось, а мужчины на работе носили штаны при голом торсе, и в особо торжественных случаях к этому добавлялись короткие жилеты или рубахи, но без пуговиц.

Так вот, к высшим демонам в строгих костюмах и к боевым во всём их полуобнаженном великолепии я уже привыкла. И те, и другие по-своему производили неизгладимое впечатление, но Альберт буквально убил наповал.

Мне показался необычным свитер, в котором он предстал перед нами на экране? Ха! Полукровка встретил нас возле последней ступеньки опустившегося трапа вновом образе, и выглядел почти шокирующе. И демон, и образ - да.

Изогнутые полумесяцем эбонитовые рога блестели, чересчур длинный нос с горбинкой казался верхом совершенства. Губы крививлись в полуулыбке, а чернильно-синие глаза сверкали лукавыми искорками. Аж дыхание перехватило! В Альберте восхищало всё - густые брови, иссиня-чёрные волосы, собранные в высокий длинный хвост спускающийся до середины груди, внушительная фигура и осанка победителя,.

В общем – прямо герой-любовник из женского романа. Меня проныяло. Впрочем, оно и понятно. Демоны для гуманоидных рас сексуально-притягательны. Отчасти из-за внешности, но в основном из-за специфической ауры, напрочь отшибающей способность рассматривать демона критически. Но, будто этого мало, фогги решил добить нас  костюмом.

Нет, ниже пояса всё было в рамках приличий – кожаный ремень, узкие жемчужно-серые брюки из плотной ткани и лакированные белые ботинки. Если бы не самая популярная у его соотечественников цветовая гамма – почти традиционно. Зато рубашка меня сразила наповал.

Скроенная идеально по телу, застегнутая на все пуговицы, с воротником-стойкой и широкими манжетами, в которых сверкали серым жемчугом дорогущие запонки. Ничего особенного? Если бы! Этот классический предмет гардероба был из кружева! Почти белое, ажурное оно буквально светилось на фоне угольной черноты гладкой кожи полудемона.

Едва узрев сие чудо природы, я пошатнулась и встала как вкопанная. Челюсть медленно поползла вниз, алкая встречи с полом. К счастью, не дремлющий Улянь неодобрительно зашипел и подтолкнул в спину. Словно очнувшись, я сглотнула и спустилась с лесенки навстречу фогги в кружевах.

Никогда бы не подумала, что мужчина в ТАКОЙ одежде может выглядеть сногсшибательно и ничуть не женственно. Напротив, нарочитая воздушность рубашки приковывала взгляд, подчёркивая внушительный разворот плеч и мощь полукровки. Хорошо ещё разбитое сердце гарантировало защиту от эфемерной вероятности влюбиться. Хоть какая-то польза от саднящей боли в душе.

- Рад приветствовать на своей территории, - обратился ко мне Альберт, галантно подхватывая ладонь и прикасаясь губами к внутренней стороне запястья.

Обычай отнюдь не демонический, кстати.

 Выпрямившись, он перевел взгляд на каха, стекшего по трапу и разместившегося почти впритык слева от меня. После некоторой паузы полукровка вскинул смоляную бровь и поинтересовался:

- Вы пара?

- Нет!

- Да.

Мы с желейкой ответили одновременно, но совсем не в унисон.

- Да, - повторил Улянь скрипуче и фыркнул с насмешкой. – Правда, Онечка пока не осознала неотвратимости нашего союза. Она склонна к видизму и упорно не желает видеть во мне мужчину. В её понимании приличный лорри должен непременно обладать конечностями, позвоночником и лишь одной жалкой парой глаз. 

- Это я-то видистка?! – возмутилась. – Я?  

- Конечно. Ведь это ты ответила «нет».

Челюсть моя таки отпала, слова застряли в глотке. И что обидно - собраться с мыслями никто не дал. Прежде чем успела вновь обрести дар речи, со стороны Альберта раздалось укоризненое и очень искреннее:

- Онечка, как же вы так? Не внешность главное. Тем более, когда речь идет об отношениях. Вы только посмотрите на своего спутника!

И столько осуждения было в его голосе, что я стушевалась и даже носом шмыгнула, а после посмотрела, куда было велено. Взгляду ожидаемо предстала бесформенная буроватая туша в кавернах и призрачном сверкании выпученных глаз.

- Весьма харизматичный и привлекательный лорри, - с намёком протянул Альберт, да так убедительно, что я снова забылась и даже попыталась представить себе поцелуй с желейкой в таком вот виде.

Вздрогнула, а фогги, словно не замечая этого, продолжил:

- Лянь, целиком и полностью поддерживаю ваши суждения. Увы, единомышленники встречаются на пути очень редко, и ещё реже предоставляется возможность спокойно пообщаться со столь уникальными лорри.

Подцепив меня под локоток, полудемон проделал то же с кахом и потянул нас обоих в глубь огромного пропахшего химией помещения, заставленного аварийными и транспортными челноками, громоздкими ящиками, контейнерами и дюжиной разномастных звездолётиков от потрепанных временем и судьбой до новеньких и блестящих.

Но всё это меня интересовало мало, ибо занимало другое - каким образом и за что именно полукровка умудрился «взять» Уляня? Какие «локотки» у болотной хихи? Там даже щупалец нет, не то что конечностей!

Воображение пасовало, зато любопытство ело поедом. Всю дорогу я пыталась незаметно изогнуться и посмотреть, за что держит каха Альберт. Увы, тщетно - только отвлеклась, и весь разговор мимо ушей пропустила, да и дорогу не запомнила. Оккупированного любопытством мозга хватало тютелька в тютельку улыбаться и поддакивать провожатому, подавая короткие реплики, автоматически переставляя ноги.

Благо ещё, Альберт по большей части обращался к желейке, а Улянь периодически ворчливо скрипел в ответ. Уже слегка попривыкнув к звучанию голоса хихи, я почти не ёжилась. Вот парочку встречных лорри от души перекосило. Только мы их и видели! И там даже не пятки сверкали, а задницы, ибо убегали встречные ползком, хотя и очень быстро.

- Вот мы и пришли, - пророкотал демон, жестом приглашая войти в раздвижные эргономичные двери. 

Краем глаза оценив их толщину и структуру, я внутренне подобралась. Без присутствия хозяина мы эти двери не только не вскрыли бы, но и не нашли.

Поверхность бронебойных створок едва заметно отливала перламутровым блеском. Несколько лет назад я бы на это не обратила внимания, но сейчас, поработав в дипломатическом крыле разведкорпуса, знала точно – такой эффект дает только покрытие МК-176А и лишь в момент активации объекта маскировки. Через две целых и тридцать четыре сотых стандартных секунды после закрытия эти двери не отыщет ни один сканер, чего уж про глаза говорить?

Что характерно, это покрытие применялась исключительно на секретных объектах Союза да и то не везде. Технология не так чтобы очень новая, веков семь уже, но как и где изготавливают МК-176А, не знал никто. Нет, кто-то знал точно, но не обыватели и даже не рядовые сотрудники Союзных организаций и спецслужб.

Плюс это очень дорого, и специалисты по применению наперечёт. Я сама лишь раз такое покрытие видела, когда мы с Роем доставили с одной из колоний древний артефакт. Как он туда попал – отдельная история, к моему изумлению отношения не имеющая. Но откуда у ПИРАТОВ такие технологии?

Неужели среди пары десятков самых приближенных и доверенных главе Союза лиц завелся «крот»? Не верится. У них же на почве безопасности и конфиденциальности пунктик. Чем выше статус сотрудника, тем разнообразнее проверки - от самых примитивных, вроде слежки, до ментальных сканирований и прочего. Вот нас, рядовых работников, сканировали дважды в год и не слишком глубоко. Так только, на предмет нарушений законодательства. Но чем выше по карьерной лестнице, тем тщательнее и чаще проверки.

К примеру, начальника нашего отдела сканировали ежемесячно, а то и не по разу. И чтобы обеспечить соответствующую утвержденным правилам маскировку комнатке с сейфами временного пребывания предметов особой важности, он отправлял запрос на головную базу Союза. Лично! При том босс до последнего понятия не имел, кого именно пришлют и какими средствами маскировку будут обеспечивать.

Знаю, потому что тесно общалась с его секретаршей Донной. Мы с ней  познакомились, когда я заступала на должность и оформляла документы. Поначалу общались ни шатко, ни валко, а подружились потом, одновременно записавшись на танцы. Я - чтобы поскорее освоиться с новыми возможностями меняющегося тела, а она… собственно, для того же. Только в её случае речь шла о послеродовом восстановлении.

К слову, рожала она от того самого начальника и приходилась ему законной женой. Большую роль в нашем сближении сыграло моё чувство к Рою, ибо кому как не Донне осознавать сложность процесса трансформации, если она сама кшорти, а её муж чистокровный оборотень из кошачьих?

Но что-то я отвлеклась, а ведь нам предлагали пройти в комнату, замаскированную от посторонних взглядов уникальными технологиями! Проще говоря, не в помещёние, а в сейф. Даже если забыть о невозможности раздобыть МК хоть сколько-нибудь законным путем, сам факт такого приглашения пугал до дрожи. Неужели фогги нас раскусил? Так быстро?

Колени стали ватными, во рту пересохло, но делать было нечего. Я криво улыбнулась и покосилась на Уляня. Тот, глядя перед собой, моргал лишенными ресниц веками и едва слышно шуршал, как будто где-то внутри его туши маленькая мышка бегала по сухим листьям и тихонько материлась. Уж не знаю, почему у меня возникла такая ассоциация. Лишёная мимики болотная хихи выглядела скорее задумчивой, чем настороженой.   

- Устраивайтесь, чувствуйте себя как дома, - подбодрил фогги.

Ках громко скрипнул нечто невнятное и перетек через порог, а мне осталось лишь шагнуть следом за ним в огромную… спальню. Растудыть твою в корягу! В самом центре комнаты красовалась гигантская кровать, застеленная серым меховым покрывалом. Площадь лежбища и его месторасположение внушали трепет, перетягивая на себя максимум внимания, тем более после почти стерильного дизайна коридоров.

Усилием воли отвернувшись от постельного «монстра», я огляделась. Увы, зацепиться взгляду было попросту не на чем. Ни стульев, ни картин на стенах – ничего. Мебели совсем никакой, кроме той самой кровати.  Правда, стены расписаны веточками-листочками, но и только. Наверное, тут имелись скрытые шкафы, но в том-то и дело, что «скрытые».

Боковым зрением заметила, как бесшумно смыкаются створки входной двери, и уже через пару мгновений отыскать стык между ними стало невозможно.

- Почему именно спальня? – проблеяла прежде, чем успела подумать о том, что и кому говорю.

Изначально мы с желейкой надеялись именно на это – остаться с фогги наедине и подальше от возможных свидетелей, но очень уж всё… неправильно и пугающе.

- А почему нет? – расплылся в улыбке явно довольный вопросом Альберт. – Это единственное место на корабле, где нам точно никто не помешает. Я ценю личное пространство и его неприкосновенность. Располагайтесь. Лучше сразу лёжа.

Он мотнул головой в сторону кровати и с решительным видом скрестил руки на груди. Что мне оставалось?

- Эм… А как же солёный осьминог? – нарочито радостно оскалилась я и остервенело захлопала ресницами.

- Осьминог? – руки Альберта сами собой упали, а вот брови – напротив – взлетели. – Какой ещё осьминог?

- Солёный, - с готовностью поянила и сделала пару шагов к лежбищу фогги. – Желательно с душком и перчицей.

Улянь едва заметно вздрогнул и потихоньку сместился чуть в сторону. Если смогу выбить Альберта из колеи, перетянув внимание на себя, ках таким макаром окажется за спиной у полукровки.

- Может, всё-таки фрукты и вино? – внёс своё предложение полудемон.

Я всплеснула руками:

- В постели без головоногого? Как ты себе это представляешь? К твоему сведению, я приличная девушка.

Полукровка смешался, моргнул, но почти сразу же подался вперед, сверкнув глазами.

- И что ты с ним собираешься делать, интересно? Я никогда о подобном не слышал.

Я небрежно пожала плечами и фыркнула. Пожил бы Альберт пару годиков под одной крышей с фанатично увлечённой традициями сестрёнкой, и не такое услышал бы.  Правда, обычай привлекать к постельным утехам головоногих бытует не у гуманоидных рас, а у рептилоидных аморфов из третьего сектора. Вроде бы он связан с необходимостью во время соития плотно и часто кормить мужскую особь для интенсивности процесса, а после окончания действа и женскую особь, чтобы она не слопала партнера. Но я-то на аморфа ни капельки не похожа, так что даже если полукровка слышал об обычаях малоизвестного народа крохотной планетки, меня с ним связать никак не сможет.

Стараясь не смотреть в сторону желейки, я присела на краешек кровати, скрестив ноги. К моему ужасу Альерт оглянулся на Уляня, который уже почти перетёк ему за спину.

- А у тебя тоже интригующие запросы в сексе?

- Более чем, - скрипнул в ответ ничуть не смутившийся ках, пуская по телу мелкую рябь. – Ума не приложу, зачем бы тебе о них знать.

- Я любопытен, - рассмеялся фогги, метнув в мою сторону быстрый пронзительный взгляд, от которого сжался желудок. Ни лукавства, ни игривости там не было и в помине. Прямо не взгляд, а стремительный и точный удар стилетом в самое нутро. Безжалостный, острый, холодный.

Я через силу улыбнулась и качнула ногой, а фогги, продолжил:

- Так куда вы направлялись?

Я невозмутимо качнула ногой ещё раз, позволяя Уляню отвечать. Авось скрипуче-булькающий голос подействует соответствующе. Пока мой подельник излагал заранее продуманную версию, лицо полукровки несколько раз едва заметно передернулось, но и только. А потом сзади раздался насмешливый голос:

- Забавная парочка. И ты не ошибся. Они здесь неспроста.

Я нервно вздрогнула и рывком обернулась. На противоположном конце гигантской кровати, прислонившись спиной к резной спинке, сидел маленький лорри в бесформенной хламиде удивительно глубокого синего цвета.

 

Глава 12 О нытье, упрямстве и дурости. Мирта

- Мирта… Ну, Мирта…

- Не сейчас.

- Ну, пожалуйста!

- Я занята. Подожди немного.

- Бородавочка наша зелёненькая, хочешь, я на колени встану?

- Нет.

Я упорно не поднимала глаз на Мефисто, который вот уже минут сорок ходил вокруг меня кругами и нудел.

- Мирта… Мирточка! Я готов целовать песок, по которому ты…  

Я вздрогнула и с ужасом уставилась на кентавра. Всё понимаю, но приносить вассальную клятву да ещё по традиционной формуле грейгов – это уже чересчур. Он обезумел? То ли мои вытаращенные очи повлияли, то ли остатки разума заставили опомниться, но копытный осёкся. Внимательно посмотрел на меня, почесал за ухом и отвёл глаза.

- Извини, погорячился, - покаянно сообщил, но едва я с облегчением выдохнула, как он торжественно пробасил: - Я готов пол целовать, по которому ты ходила!

Вот идиот! И что теперь делать? Нет, чего копытный ждёт от сюзерена заранее ясно, но мне-то на кой сдался кентавр в услужении? Тем более такой проглот? Представила себя исхудавшую, серую от усталости, изможденную из-за непрерывной готовки. В смысле я готовлю, а Мефистро всё сжирает до того, как хоть кусочек себе в рот засунуть успеваю. Да уж, с таким вассалом никаких кровных врагов не надо!

Впрочем, в космосе добрая половина традиций, обязательных к исполнению на планетах, действуют весьма условно, а потом, если что, обращусь в Совет и вытребую отмены клятвы на основании невменяемости лорри её приносящего. Отбрешусь как-нибудь. В сердцах мысленно плюнув, я пожала ушами и вернулась к прерванной работе:

- На здоровье. Хоть всё вокруг обцелуй, только не мешай.

- Договорились! Пошли! Я буду лобызать пол и не мешать, а ты займешься действительно важным делом.

Вот же упёртый!

- Можешь начинать. Я через полчаса подтянусь.

Кентавр взвыл:

- Я сгину во цвете лет! Сжалься!

- Обязательно, но сначала завершу начатое.

- Ты не только страшная, но и жестокая женщина, - взвыл он пуще прежднего. - Вспомни о главном!

Я хмыкнула.

- О смысле жизни? – съехидничала, зарываясь в груду купленного на «подушке».

- Ну, Ми-ирта-а… Какой-такой «смысл»? Глупость! Кому он нужен? Я про ужин!

Сэл разбирался с запчастями и странного вида приблудами, по случаю приобретенными на базе, но тут не выдержал и, рыкнув, отвлекся от своего занятия:

- Ты достал! Что за приоритеты такие? Нам всё бросить и теряя тапки бежать плюшки тебе лепить?

- Именно, – Нытик переступил копытами. – Груз подождет. Нам до казематов ещё лететь и лететь, успеете коробки свои перебрать. Неужели приступ трудового энтузиазма важнее страданий коллеги и друга? Вы ещё до выхода в подпространство убедились, что пересортицы нет.

Скрипнув зубами, механик с силой пнул один из ящиков. Внутри что-то глухо тренькнуло. Хвост с кисточками уже давненько зло хлестал своего хозяина по бокам, но до сих пор гарн сдерживался, а тут даже кулаки сжал и подался к Мефисто. Плохо.

Я торопливо выпрямилась и указала голодающему на часть груза, отложенную в сторонку:

- Чем нас отвлекать от дела, лучше перенеси продукты в стазисный шкаф. Мы скоро здесь закончим. Оглянуться не успеешь, а я уже буду на кухне. Пожалуйста, иди.  

Увы, просьбе он не внял и открыл рот, чтобы поспорить, но внезапно трюм затопил утробный рык гарна. Низкий, злой и как будто даже материальный. Вот это сработало на ура! Миг, и кентавра как ветром сдуло.

- Ого, не знала, что ты умеешь так убедительно рычать, - похвалила, не без труда подавив желание последовать заразительному примеру и тоже сделать ноги.

На комплимент Сэл не повелся.

- Мирта, зачем ты ему потакаешь? Он же, едва звездолёт в подпространство вывел, сюда прискакал требовать свой несчастный ужин.

Я развела руками:

- Принимай лорри такими, какие они есть. И я не потакаю, а понимаю причины странного и раздражающего поведения. Что поделать, если у кентавров два желудка, не считая резервного? В степи еды не так много, чтобы табун каждый день ел вдосталь, вот и запасаются на черный день при любой возможности. Тем более вы тут довольно долго были на сухом пайке.

Сэл вернулся к своему занятию, хотя мечущийся хвост выдавал раздражение. 

- Это не повод так себя вести, - буркнул упрямо.

- Конечно, не повод. Это причина, - Я улыбнулась. - И не забывай, что нам предстоит. Вкупе с остальным на нервах голод у Мефисто просто зверский. Кстати, исследователи физиологии этой расы, утверждают, что именно голод стал причиной нескольких войн в родных мирах кентавров. Я с медициной на «отвали», потому суть процесса понимаю плохо, но точно знаю, что у кентавров на нервах и от недоедания что-то голове перемыкает, они теряют способность мыслить здраво, а порой и вовсе ведут себя как психи. Потому не суди Мефисто строго.

Повертев пакет с зеленоватым порошком, я прикинула, можно ли его положить в ящик с другими травами, или лучше перестраховаться? Вдруг, герметичность упаковки где-то нарушена? Контакт этого вещества с несколькими из тех, которые я уже отложила, не безопасен. В результате всё-таки убрала в другой ящик. Лучше перебдеть, чем потом разгребать последствия собственной небрежности.

- Тебя послушать, так у всех есть причины вести себя по-идиотски, - утрамбовывая в мешок купленную одежду, недовольно пророкотал Сэл. – Нелька – влюбленный энергетик, Мефисто – оголодавший кентавр, Бонигар – отчаявшийся дош-ти, с капитаном тоже что-то не то, да и Фург в последнее время, мягко говоря, разумностью не поражает.

При упоминании о Роберте рефлекторно напряглась и тряхнула подбородками. Вот только не надо сейчас о нём. У меня клятва неразглашения, Нелька, день рождения и вообще – нервы.

- Сэл, у любой расы есть свои слабые места. Как, впрочем, и у отдельно взятых лорри. Кто-то ведёт себя неадекватно в отрыве от энергетического поля родного мира, кто-то при контакте с конкретными химическими соединениями, кто-то на почве внутренних физиологических изменений. Да и адекватность -  весьма размытое понятие.

- Но зачем этому потакать-то?

- В некоторых случаях, воюй не воюй, лучше не станет. Только силы потратишь и нервы. Всё. Я здесь закончила, остальное можно отложить на потом. Давай я тебе по-быстрому помогу и пойдем. 

Уже через четверть часа мы болтали ни о чём по дороге на кухню, благо это у нас получалось прекрасно – легко и непринуждённо. С гарном вообще  говорить – одно удовольствие. Он и слушает «вкусно», и сам много чего интересного рассказать может. Пока готовила ужин под его байки, поняла ещё одну важную вещь: на ряду с прочими достоинствами, Сэл бесценен хотя бы потому, что при всей уравновешенности, способен на время изгнать из кухни Мефисто.

Когда первое, второе, компот и плюшки на два дня поспели, я валилась с ног от усталости. Готовить на такую ораву – не фунт изюма. Но, увы, пришлось снова спускаться в трюм и теперь уже развозить покупки по местам. Запчасти - в мастерскую Сэла, шмотки – в каюту, травы и реагенты в отдельную комнату, которую мне выделил под лабораторию все тот же Сэл.

Ситуация осложнялась тем, что во избежание нападок Нелли ходить нам с гарном приходилось только вместе. Из-за этого времени на всё про всё ушло вдвое больше. К счастью, для транспортировки использовались антигравные платформы, хоть на руках таскать ящики надобности не было.

А вот с банши дела обстояли не так радужно. Мы замечали полупрозрачную фигурку с завидной периодичностью.  Заговорить с нами несчастная влюбленная не пыталась, просто следила, причем как-то странно – каждые пять-семь минут появлялась из ниоткуда, пару секунд наблюдала и бесследно растворялась. Меня вся эта мутотень почти не раздражала. Слишком упахталась, чтобы обращать внимание на очередные заскоки блондинки.

И вот говорила мне мама, что по ночам спать надо, а я не слушалась. Зря. Злую шутку со мной сыграла именно усталость. Это из-за неё здравый смысл сделал ручкой и удалился на отдых раньше меня самой. Безобидные чудачества даже обычных лорри порой выливаются в серьезные проблемы, чего уж говорить о Нельке? Так что задуматься и насторожиться стоило, а я… слишком хотела спать.

Едва мы закончили с делами и вернулись в каюту, я зарылась в мешок с новой одеждой. Раскладывать вещи по полочкам и мерить сил не осталось. Всё завтра. Вот высплюсь и обязательно наведу порядок, а пока… Отыскав пижаму, я направила свои стопы в душ.

Через пять минут, во всю намыливаясь, я самозабвенно мечтала о мягкой постельке и подушечке. Но тут перед носом возникло серебристо-белое облако, а из него  раздалось громогласное:

- Да как ты смеешь!

Отшатнувшись, я пребольно ударилась плечом о стену и взвизгнула.

- Мирта! – донесшийся из каюты встревоженный голос Сэла слился с грохотом опрокинутого стула.

Про стул я просто догадалась, потому увидеть опрокинутую мебель воочию не довелось. Когда дверь ванной распахнулась, меня в душе уже не было. Стирая мыльную пену с подбородков, я нервно оглядывалась совсем в другом месте.

- С ума сошла? Нелли, ты опять?

Мы очутились в небольшой каморке, по стенам заставленной коробками и заваленной чуть не под потолок тюками и свертками. Хорошо ещё при нашем появлении включилось освещёние. Тусклое, едва-едва раздвигающее темноту, но и то хлеб. Жаль, пахло тут отнюдь не им, родимым, а совсем наоборот - пылью с химическим привкусом.

- Это ты «опять»! – взвизгнула банши и передо мной заколыхалось серебристое облако, постепенно приобретая очертания девичьей фигурки. – Мы договаривались, Роберт мой!

- Я капитана со вчерашнего дня не видела. Да ты же и сама это знаешь не хуже моего. И за мной следила, и от Роберта, наверняка, дольше чем на пару секунд, не отлучалась. И вообще, как ты меня сюда перетащила?

- Не знаю, – отмахнулась никак не унимающаяся Нелька.  – Зачем ты его выманила из каюты? И как?!

Я потерла ухо и поежилась.

- Для начала не кричи, - попросила со вздохом. – У меня от тебя в ушах звенит и попа мёрзнет.

- Да при чём тут твоя попа?!

- Абсолютно не причем, но мёрзнет. Живот, к слову, тоже. И это я молчу про все остальное. Нелли, ты сама понимаешь, что натворила?

- Я? Я?! Да это ты…

- Всё. Хватит. Хочешь поговорить? Пожалуйста. Но не здесь и не сейчас.

- Почему это? - с вызовом вздернула подбородок банши.

Я зябко поежилась и шмыгнула носом.

- Потому что тут холодно. И пыльно. Ещё чуть-чуть, и я расчихаюсь. Помнишь, к каким последствиям это приводит?

- Ладно, - она поджала губы и насупилась. – Пойдем в твою каюту.

- Не пойдем, - я отрицательно мотнула головой. – Как сюда перенесла, таким же макаром и возвращай обратно.

- Эм… - теперь уже блондинка смутилась и поежилась. – Боюсь, и правда не знаю как. Оно само получилось, от злости. Ты весь день от Сэлинея не отходила как будто нарочно.

- Не «как будто», а «нарочно».

- Зачем? Подозрения отводила?

- Не хотела, чтобы ты опять сглупила и что-то эдакое выкинула, - вскипела я. - Нелли, моё терпение не безгранично и твои нападки уже порядком надоели. Чего ты от меня хочешь?

- Оставь Роберта в покое!

- Да я о нем и не вспоминала даже!

- А зачем тогда из каюты его выманила?

- ???

- Сидел капитан у себя, никого не трогал, а тут ты со своими запахами.

Я с недоумением уставилась на расстроеное лицо девушки:

- Кшорти в изначальной форме почти не потеют, да и не проходила я мимо капитанской каюты.

- Ага! То есть ты знаешь!

- Что?

- Где она!

- Кто?

- Каюта.

- Тьфу ты… Понятия не имею. Просто комната гарна возле самого лифта, по жилому этажу я не ходила. Разве только на кухню, но по дороге кают нет, только подсобные помещёния.

- Вот ты себя и выдала! – подпрыгнув на месте, банши воздела руки над головой, и обличающе прошипела, выделяя каждое слово: - Ты! Была! На! Кухне! 

Я хрюкнула. Дернула ухом и задумчиво почесала бородавку на правом виске.

- Была. А что тут такого?

- Ты готовила! – не сбавляя градуса возмущения, ткнула в меня полупрозрачным пальцем девушка. 

- И?..

- Что «и»? Тебе этого мало? Роберт бросил меня и ушел! Из-за твоих запахов!

- Ох ты ж бублик горелый…

Будь пол чуть теплее и чище, я бы непременно осела на него и отчаянно завыла. Нет, это же надо! Опять на пустом месте цирк со всеми вытекающими… Глянула на хлопья пены и поправила саму себя – со всеми «стекающими» последствиями. Титаническим усилием подавив желание наорать на дурную энергетическую сущность, я негромко призналась:

- Нелли, большинство известных мне лорри регулярно едят…

- Ночью?

Я хмыкнула и кивнула:

- И ночью тоже. Так даже вкуснее. Реагировать на запах пищи, испытывая чувство голода – нормально. Это не имеет ни малейшего отношения к любви.

- А как же «путь к сердцу мужчины лежит через его желудок»? – немного сбавив обороты и уже почти без истерических ноток, протянула блондинка. – Про еду я знаю и даже принесла Роберту яйца. Целых сорок штук, между прочим.

Представила себе капитана посреди россыпи яиц. Бедняга… Мало ему неприятностей, так ещё и это…

- И нечего ушами дергать! Ты сама меня научила их готовить. Так что не было у него нужды идти на кухню, а ты нарочно приготовила какое-то хитрое приворотное зелье.

Осознав, что достучаться до разума влюбленной дурочки не получится, я решительно стерла с макушки остатки пены и отвернулась. Что в тюках и ящиках, любопытно?

- Четыре, - буркнуло мое ехидство.

- Не поняла… Издеваешься? – явно колеблясь выводить истерику на очередной виток или повременить, протянула банши. – О чем ты вообще?

Я уже озадаченно рассматривала гибкую полутораметровую трубку, извлеченную из мешка. Серовато-синяя, холодная, она была полой и на ощупь шершавой, а в руках извивалась, как живая. При всей фантазии, я так и не смогла вообразить, для чего на звездолёте может пригодиться несколько мешков таких вот трубок.  Разве только какие-то детали для двигателей или чего-то в этом роде?  В технике я не разбираюсь от слова «совсем».

- Нелли, ты не в курсе, что это за штуковина?

- Нет. Не переводи тему!

Я запихнула трубку обратно в мешок и принялась исследовать остальные свертки, пропуская те, которые на ощупь напоминали первый. Банши не унималась:

- Причём тут «четыре»? – нудела она с истерическими нотками. - Чего четыре?

 - Четыре тазика зелья сварила. Приворотного, - буркнула я, недовольно рассматривая россыпь мелких серебристых загогулин, обнаруженных под крышкой одного из ящиков. Невезуха.

Банши всплеснула руками:

- Как тазика? Ты ополоумела?

Меня всё сильнее колотило, руки мелко дрожали от холода и раздражения, грозящего вот-вот перерасти в откровенное бешенство. Надо собраться, иначе последние крохи спокойствия благополучно испарятся и вот тогда никому мало не покажется.

Доведённая до ручки голая кшорти – то ещё зрелище. И ведь в таком состоянии я о приличиях забуду напрочь и пойду в каюту в костюме свежевылупившегося дитяти без единой нитки на теле. Разве что пару трубок прихвачу, дабы колотить всех встречных-поперечных, вымещая на них накопившуюся за последние дни злость. Нет, так дело не пойдет. Глубоко вздохнув, прикрыла глаза.

- Нелли, - очень мягко, почти ласково прошелестела, - я всего лишь приготовила суп, мясное рагу, гарнир и большую кастрюлю пирожков. Никакого отношения к приворотам это не имеет, хотя внимание мужской части экипажа безусловно привлечёт. Может статься, даже пробудит в их сердцах любовь, только…

- Я же говорила!

- Не ко мне, а к еде! Приди в себя и осознай: сейчас перед нами стоит куда более важный вопрос.

- И какой же?

Я с упреком посмотрела на виновницу пусть не всех, но многих моих бед. Вот как ей объяснить, если она дальше своего носа ничего не видит? И главное – где взять терпения, чтобы сделать это спокойно, когда мне так хочется кричать и топать ногами? Мысленно досчитала до десяти, прежде чем ровно произнести:

- Взгляни на ситуацию здраво. Где-то по коридорам Роберт гуляет, а мы по твоей милости в кладовке сидим. И что ещё хуже, мне холодно. Не ровен час, расчихаюсь – мало никому не покажется.

- Угрожаешь? – прищурилась блондинка. – Я все равно не отдам тебе капитана! Я… я…

- Хватит уже «якать»! - не выдержала я и едва не сорвалась на крик: - Как мне обратно в каюту попасть голой-то? А тут сиднем сидеть холодно да и бестолково. И ведь вытащила прямо из душа, дурья твоя голова! Твою бы энергию в мирное русло, давно бы с Робертом была.

Банши, которая поначалу явно ещё больше яриться начала и даже белизной налилась, к концу моей гневной тирады спала с лица и съежилась.

- Издеваешься ты надо мной, Мирта. Как бы я с ним была, если и прикоснуться к нему не могу?

- Ой ли!

Вот такую, поникшую и несчастную Нельку было жалко, хотя и злилась я на нее ещё очень сильно. Пришлось объяснить:

- Меня ты уже и душила, и одежды лишала, теперь вот сюда перенесла. Заметь, без физического тела. Выводы сама делай.

Махнув на дурынду рукой, я отвернулась. Увы, уже стало ясно, что ни тряпок, ни чего-то хоть сколько-нибудь на одежду похожего тут не было. Нельку бы послать на поиски, но у меня уже зуб на зуб не попадал, да и кто её, банши, знает. Исчезнет и с концами.

Опять перемкнёт у дурынды в голове что-нибудь, и запрет она меня в этой кладовке. Как тогда выбираться?  На звездолётах звукоизоляция хорошая. Если дверь заперта, хоть башкой в неё стучи – никто ничего не услышит. От систем слежения тоже толку не много. Я ведь сюда не своим ходом пришла. Найти-то найдут, куда денутся, только я к тому времени  десять раз окоченею. В подсобных помещёниях температура, дай Вселенная, градусов десять. Кому надо энергию на обогрев всего корабля тратить, если лорри почти всегда на жилом этаже трутся?

Я решительно шмыгнула носом и принялась перекладывать ящики и свертки на пол, освобождая доступ к одной из больших коробок в самом низу. Попутно заглядывала внутрь, хотя надежды уже не было. Тут явно хранились какие-то детали и прочая техническая фигня.

Сами ящики слишком тяжелые и бестолковые, ими не прикроешься. Упаковочный тканепластик свертков для моих целей не годится, потому как с синей печатью. Стоит вынуть содержимое, упаковка моментально сожмется в горошинку.

Вообще, мягкую и пластичную тару маркируют семью разными печатями, а вот в космосе из-за дефицита места используются только три. Белая - упаковка растворяется без следа за пару минут, синяя - просто уплотняется, теряя в объеме, но не в массе. Есть ещё фиолетовые маркеры, которые ставят на обёрточные материалы, которые после нарушения герметичности упаковки преобразуются в молекулы кислорода и дюжину других газов по выбору заказчика.

Увы, чем удобнее тара, тем она дороже. Причём если ценник синей отличается от белой всего на один порядок, то за фиолетовую придется переплатить раз в триста больше. Именно поэтому последнюю используют очень редко. Хорошо хоть многоразовые ящики и контейнеры не маркируют.

Под аккомпанемент звенящего молчания Нельки я таки докопалась до большой коробки из тонкого пластикартона и с пыхтением перевернула ту на бок. Пока нащупывала непослушными от холода пальцами язычок замка, Нелька всё распиналась о своей любви к Роберту и пеняла мне на недостаточное рвение в деле соединения двух сердец. Я бы напомнила об отсутствии материального сердца у одной конкретной дамы, но толку-то? Только больше взбеленится. Тут уж не до шуток. Потому коробку открыла молча и тут же отскочила, зажимая нос рукой.

По полу раскатилось море неровных бурых шариков непонятного мне предназначенияи. Каморка наполнилась едким химическим запахом. Я едва не взвыла. Вот же хорт безрогий! Но делать нечего. Примерившись, ухватила коробку за донце и перевернула, высыпая на пол остатки содержимого, чем бы оно ни было.

- Мирта, что ты делаешь? - испуганно ахнула Нелька.

- Платье шью, - досадливо огрызнулась я в ответ, нашаривая в ближайшем ящике железяку потяжелее. – Бальное. Знаешь, как в сказках у древних?

- Нет.

- Ничего, скоро своими глазами  увидишь. Чуток дверь приоткрой, пока я тут не задохнулась.

Блондинка неохотно выполнила просьбу, но встала, загораживая проход.

- И что там у древних?

- Люди вечно шикарные наряды из всякого хлама мастерили. Из паутины там, листьев, орехов или мусора. Транспорт из овоща, дом из одежды. Изобретательные одним словом. 

И я принялась с отчаянным ожесточением кромсать пластикартон. Получалось плохо, плотный материал поддавался со скрипом, но уже через несколько минут я, с гордостью подбоченившись, бросила торжествующий взгляд на блондинку.

- И как тебе мой наряд?

Та на искореженную коробку смотрела с ужасом и непониманием во взоре. Честно говоря, я и сама бы так с удовольствием посмотрела, будь у меня выбор. Вот доберусь до каюты, оденусь в нормальную одежду и воплощу эту мечту в реальность, а пока…

Так и не дождавшись ответа от беззвучно хлопающей ртом Нельки, я кое-как впихнула себя в импровизированное «платье». Коробка, хоть и большая, была мне явно мала и едва прикрывала зад, выставляя на обозрение ноги. Живот еле-еле втиснулся, зато рукам места хватило с перебором. Они торчали из отверстий на боках «одеяния» едва ли наполовину, оставляя локти внутри.

Захочется согнуть руку, придется либо втягивать ее вовнутрь, либо изгибаться буквой «зю», чтобы хоть одну конечность высунуть наружу чуть подальше. Плохо моя шарообразная фигура вписывается в куб, но тут уж ничего не попишешь.

Не без труда протиснувшись в узкий дверной проем, я огляделась. Куда ни глянь – серые стены длинного коридора, редкие однотипные двери и пара ответвлений. Полупрозрачная фигурка банши то и дело подергивалась рябью, как плохо настроенное изображение дешёвого галлопроэктора.

- Пыхтишь, как обожравшийся гокл, - хихикнула я. – Смотри не взорвись. В какую сторону нам идти?

Нелька раздула ноздри и прищурилась, но ничего не ответила. Ну и ладно. Раз помощи от нее не дождаться, пойдем наобум.

 

Глава 13 Взрывы, кровь и прочие «радости» прогулки нагишом. Мирта

Идти было жутко неудобно. Нелька пыхтела и сопела, как будто это я дел наворотила, а не она. Края пластикартона больно царапали кожу, подмышки поднятых рук мерзли, да и ощущения ниже оставляли желать лучшего. Без белья очень некомфортно и комплексы тут абсолютно не причем. Чего-чего, а их у меня отродясь не было.

Но это мелочи. Главное, мы нашли лифт. Грузовой, но всё-таки. Зато я легко впихнула себя в него вместе с громоздкой коробкой.Увы, это была единственная радость. Корабль-то Сэл приобрел старый и, что ещё хуже - большой. Поэтому системы связи и прочие «удобства» оставляли желать лучшего.

В новых моделях звездолётов коммуникационные системы встроены изначально. Это голосовое управление, адаптированное под сотни рас, визуализированная «личность» бортового компьютера, тотальная система слежения и много чего ещё. Сэл, приобретая допотопного монстра, рассчитывал модернизировать его своими руками, но попросту не успел. Договор с Робертом заставил гарна скорректировать планы, и оборудованы по последнему слову техники оказались лишь два уровня, да ещё пара-тройка ключевых «узлов» на неиспользуемых этажах.

Хорошо ещё системы жизнеобеспечения и генератор кислорода работали на ура, и механику не пришло в голову законсервировать пустующие помещёния. Вот бы «повезло», перетащи меня Нелька в безвоздушный сектор! Впрочем, система локальной консервации лишь пару веков как входит в стандартный функционал грузовых звездолетов и её у Сэла, скорее всего, попросту нет. 

Настраивая себя на позитив измышлениями из серии «могло быть и хуже», я с грехом пополам активировала трехмерный план корабля на стареньком лифтовом галопроэкторе и присвистнула. Кошмарище! Нет, я знала, что наш звездолёт большой, но не настолько же…

Двадцать четыре уровня, сто девять секторов! Жилых – одиннадцать, причем хаотично разбросанных по всему кораблю. Так ещё со времен Войны повелось, чтобы противник не знал, где конкретно располагается персонал и командование. При этом рубка, медотсек – все ключевые помещёния дублируются, хотя единовременно активен лишь один «комплект».

Собственное местоположение определить было просто. Пульсирующая синяя точка в секторе 38С не оставляла места фантазиям. А вот дальше… Нелька на все мои вопросы лишь пожимала плечами и на контакт не шла. Браслеты связи отдыхали на полочке в ванной, где я их и сняла. Ситуация аховая. Хотя… Игнорируя зябкие мурашки, я вгляделась в план. Если смогу вычислить техэтаж, где расположены двигатели, найду и мастерскую Сэла, а уж оттуда дорогу найду.

Увы, подписи ясности не добавляли. Мне что 45А, что 97Е – без разницы. Более полный план с указанием расположения технических узлов мог ли бы открыть Сэл и капитан, а у меня доступа такого уровня попросту не было. Пришлось руководствоваться исключительно логикой, количеством, расположением и размером секторов на этажах.

Припланетные двигатели должны занимать куда больше места, чем стандартные. Гарн говорил, последних на больших кораблях устанавливают от трех до семнадцати в зависимости от размеров и назначения судна. Про наш звездолёт он тоже рассказывал, но я тогда отвлеклась немного и прослушала.

Однозначного решения не было, подозрения у меня вызывали сразу три этажа - второй, третий и семнадцатый. Подумав, решила, что семнадцатый менее вероятен. Двигатели располагают обычно ближе к краю корпуса. Поэтому я проигнорировала очередную волну мурашек, марширующих по телу с завидной регулярностью, и выбрала третий уровень на панели.

Лифт плавно тронулся, и вскоре мы уже шли по незнакомому коридору, заглядывая во все незапертые двери, в надежде кого-нибудь встретить. Увы, мои надежды были тщетны и, будто самой по себе прогулки в громоздкой коробке на голое тело мало, кожа начала немилосердно зудеть.

Не скажу, что аллергия на бывшее содержимое коробки стала большим сюрпризом, но радости она мне уж точно не доставила.

- Нель, - взвыла я минут через двадцать, - слетай к Сэлу, принеси мне наручник или хотя бы пижаму!

- Нет. Я тебя одну не оставлю.

- Да бублик горелый, что ж ты такая упертая! Оставь свою паранойю хоть на минутку, тебе этого времени за глаза хватит, чтобы…

И тут корабль содрогнулся от гневного:

- НЕЛЛИ!

За ближайшей дверью что-то жалобно тренькнуло, послышался звон и затем еле слышный шелест. Видно, что-то стеклянное треснуло. А в стеклянной таре хранят исключительно реактивы, да не абы какие. То есть, дело – швах. Современная промышленность порой такие вещества создаёт, что даже думать страшно, для чего.

Впрочем, тут не думать надо было, а делать ноги. Только вот низкий вибрирующий голос Роберта заставил мои коленки в буквальном смысле подогнуться. В ушах зашумело, в голову полезли совсем уж неуместные и дикие мысли, включая те самые, узнай о которых банши, порвала бы меня в клочья.

Начинаю понимать, почему акроны скрывают своих «больных». Если даже у меня, кшорти, во рту пересохло и от натурального вожделения живот свело, что же с нормальными женщинами твориться должно? А если вспомнить о прочих симптомах, упомянутых капитаном…  Жуть жуткая!

- НЕЛЛИ! – снова раздалось как будто со всех сторон.

Умом я понимала, что капитан использовал систему оповещёния, имеющуюся на любом звездолёте на случай непредвиденных обстоятельств, но от этого понимания легче не становилось. Невесть откуда взявшееся либидо выло и билось внутри, требуя выхода. Хорошо ещё, природа кшорти меня хоть отчасти защищала, не позволяя поддаваться наваждению. Очень уж оно было дурацким. А вот виновница капитанского срыва расплылась в улыбке, издала протяжный стон и растворилась, будто ее и не было.

- Чтоб вас всех! Вонючку джельскую в ухо и колючку в задницу! Тутня в объекты страсти и… хорта безрогого в постель!

Ругаясь сквозь зубы, я кое-как встала на дрожащие ноги. От рыка Роберта или ещё почему, но голова кружилась, а уши нервно дергались. Если бы не проклятущая коробка, я предпочла бы перемещаться на карачках, но не с моей удачей. Ещё и в носу засвербило – вот-вот расчихаюсь.

В итоге, одновременно мечтая избавиться от коробки, почесаться, согреться и до кучи затискать капитана в страстных объятьях, я почти бежала, сама не зная куда. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда! При этом умудрялась ещё и ужасаться вывертам своей фантазии. Почему-то обнимать хотелось исключительно левую ногу Роберта, при этом «страстно» грызть его же ногти.

Вот что значит, «насиловать» природу кшорти! Теоретически я прекрасно представляла себе, как должен выглядеть акт соития у гуманоидных рас, а вот поди ж ты. Срочно к Алукарду в медотсек!

К моему счастью, капитант больше не рычал. Видно, занят очень. Нелькой.

Интересно, а он один был или с гарном, когда…

И тут открылась одна из дверей по левой стене. В коридор шагнул мрачный задумчивый Фург. К груди он бережно прижимал прозрачный контейнер с ретортами и ещё чем-то разноцветным, одной рукой придерживая лежащий на крышке пакет с багровой жидкостью. Кровью, скорее всего.

Я попыталась затормозить, но, во-первых, слишком разогналась, а во-вторых, мешала идиотская коробка, добавляя неуклюжести и без того неповоротливой мне.

- Берегись! – крикнула, предупреждая об опасности.

Честное слово, я хотела как лучше. Получилось… как всегда.

В первое мгновение вампир лишь отпрянул, плавно и почти незаметно переместившись к стене. Реторты в контейнере даже не звякнули. Но, стоило ему поднять взгляд…

С воплем «это ты!» он швырнул в меня контейнером, а сам взвился вертикально вверх и вцепился в невидимые неровности потолка неожиданно обнаружившимися длиннющими когтями.  Причём и на ногах тоже! В какой момент когти прорвали ботинки, я не заметила, но не увидеть их на фоне светло-серого потолка было бы невозможно. Правда, любопытство поднять голову не успело.

Когда контейнер врезался в коробку и упал, крышка отлетела, реторты разбились, а нас вместе с любопытством снесло взрывом.

- А-а-а-а! – опрокидываясь навзничь, от души завизжала я.

А кто бы не завизжал? Упала-то навзничь, от души приложившись копчиком и поранившись о кромку пластикартона. Как голова не отвалилась – ума не приложу. Верно, жировой слой на загривке пришел на выручку.

Где-то там, наверху, в клубах едкого розового дыма злобно шипел и упражнялся в сквернословии вампир. Да так заковыристо, что добрую половину слов не понимала! Это я-то! Но это ещё что! Самое удивительное – Фург костерил на чём свет стоит именно меня. Будто это я вынесла опасные реактивы из лаборатории, а потом ещё и решила ими покидаться! Вопиющая несправедливость.

Дым всё больше расползался по коридору и, хоть эпицентра я была далековато, глаза и нос уже щипало. Попытки не дышать были заранее обречены на провал, потому, сопя от усилий и злости, я попыталась отползти от источника едких клубов. Увы, сегодня был явно не мой день. Чувствуя себя перевернутой черепашкой, от души проклинала панцирь-коробку, но все мои трепыхания оставались тщетными. Голова уже начинала кружиться, прочие части тела продолжали коченеть, а я... валялась на полу, сверкая голым задом.

Хорт бы побрал опыты серых! Чего этот вампир тут нахимичил? Хорошо хоть меня взрывом отшвырнуло в сторонку, а вот нарушитель техники безопасности огребал за свою неаккуратность полной мерой. Ругань Фурга была щедро пересыпана приступами надсадного кашля. Собственно, сама брань с каждой секундой всё отчетливее напоминала сипение.

Я кое-как перевернулась на бок и уже почти поднялась, когда из клубов розового дыма раздался болезненный хрип и глухой удар.Я даже не вздрогнула. Вампиры – народ стойкий. С их регенерацией ни падение с потолка, ни даже отравление особой опасности не представляют.

НУ вот! Как и думала - почти сразу после удара сквозь дымную завесу проступили очертания мужской фигуры - слегка смутные из-за плохой видимости, но вполне узнаваемые. Я уже обрадовалась и открыла рот, чтобы  попросить помощи в деле возвращения меня в вертикальное положение, как из дальнего конца коридора послышалось гневное:

- Фург, зараза такая! Мирта!

И вот честное слово, злости в голосе гарна было чересчур много. Не злость – ярость. Даже я нервно вздрогнула и, потеряв равновесие, снова упала. Все попытки встать – хорту под хвост!

- Сэл, чтоб тебя! – в сердцах вскрикнула, а дальше... гачалась какая-то жуткая мешанина.

Несколько событий произошли так быстро, что отделить одно от другого впоследствии оказалось не легкой задачей.

Пожалуй, вскрикнула я уже после того, как вампир метнулся ко мне. Думаю, он сделал это не нарочно – просто не ожидал явления гарна народу и инстинктивно кинулся в противоположную сторону. Угу. Прямо на меня! Мой собственный вскрик Фурга заставил замереть и после отшатнуться. В процессе вампир наступил на пакет с кровью, в попытке «не раздавить» резко отклонился в сторону и… сел на пол.

Вообще, вампиры славятся ловкостью, но дезориентированный и наглотавшийся дыма Серый только и смог поймать подлетевший во время его падения пакет и прижать его к груди. Прийти в себя ему опять же не дали обстоятельства.

Шаги приближающегося гарна и его злобное шипение простора фантазиям не оставляли. Бросив на меня полный ужаса взгляд, Фург подорвался, вскочил на ноги, но закашлялся и… снова поскользнулся. На этот раз на реторте, чудом уцелевшей при взрыве.

Взмахнув одной рукой (вторая-то прижимала к груди пакет), вампир лицом вниз с размаху упал прямо на меня. Треск ломающейся коробки, мой визг и стон вампира слились в одно. У меня от боли в глазах потемнело. Не то чтобы Фург много весил, но врезающиеся в шею и руки неровная кромка пластикартона – то ещё удовольствие.

Дальше хуже. Сначала меня по голому плечу больно хлестнуло нечто гибкое. Почти одновременно:

- Как?! Ты опять! – полный возмущения и пузырящегося гнева крик гарна.

Я сжалась от неожиданности, и перепуга, а вампир неожиданно воспарил. Взлетел надо мной лицом вниз и плашмя. Невысоко, всего-то на пол локтя, но взелетел же! Даже позы не меняя! Не успела я удивиться чудесной способности серых, как несчастный взвыл и намертво вцепился в меня всеми конечностями.

- А-а-а!

Стоит говорить, кто именно вторил мужским воплям? Боюсь только, мой визг потерялся среди басовитой брани и хрипов невменяемого вампира.

В ушах звенело всё сильнее. Сначала взрыв, теперь вот это! Ну, сколько можно? И я бы помолчала, дабы не усугублять, но, бублик горелый, у Фурга когти не силиконовые! БОЛЬНО!

- А-а-а! Чтоб вас всех! А-а-а! Спасите!!!

И я вместо того, чтобы вырываться, крепко накрепко обхватила своего мучителя всем, чем могла. Потому как чем выше поднимался вампир, тем глубже впивались в меня его когти. Будь у бородавок, ушей, бородавочек и подбородков функция присосок, и присосалась бы! Кстати, почти сразу стало ясно, что никто не взлетал. Это гарн кого-то за шкирку попытался с меня сдернуть. Увы, услуга оказалась медвежьей.

- А ну отпусти её! – потребовал «спаситель» грозно и… встряхнул вампира!

Тот и не думал подчиняться приказу - лишь придушенно хрипел и пускал слюни. На мой лоб! То ли от шока не отошёл, то ли на нервах сменил гастрономические пристрастия, извращенец.  А я… А что я? Почувствовав, как треклятые когти впиваются ещё глубже, со злости вонзила зубы в шею вампирюги. Ну, это уж куда дотянулась, знаете ли. У меня выбора-то и не было особенно. 

Боли я уже почти не ощущала. Её сменили злость, адреналин и какая-то истерическая решимость. Плевать на стоны вампира! Плевать на вкус крови во рту и её железистый запах, перебивающий даже вонь от взрыва. Меня всё достало!!! Если бы рот не был занят, заорала бы в голос просто так – ради самого крика.

Уж не знаю, чем бы это безобразие закончилось, но тут пространство заполнилось утробным, вязким как патока рыком, от которого весь наш гвалт показался писком новорожденных котят, а бородавочки встали дыбом. Что-то где-то зазвенело, свет замигал, а за дверью предполагаемой лаборатории раздался ещё один взрыв. И ещё... и ещё…

Сказать, что мы удивились или напугались – просто икнуть в темноте. Узрев из ниоткуда возникшего Роберта, мы по-настоящему потеряли дар речи. И не то что бы капитан сильно изменился. Та же косая светлая челка, те же перламутровые отблески на красивых скулах. Ни когтей, ни шерсти, как у оборотней не появилось, да и нет у акронов второй ипостаси. Вроде бы…

Но я завороженно смотрела в обычно прозрачно-голубые, а ныне фиолетово-чёрные глаза и дрожала в руках Фурга, как хвост лесной урги. Мурашки дружно брякнулись в обморок. Два абсолютно противоположных желания бесновались внутри. К слову, крупная дрожь била и вампира, отнюдь не добавляя «приятности» моим ощущениям.

Сглотнув, я попыталась заискивающе улыбнуться, но не успела. В следующую секунду гарн опустил Фурга на пол, а сам как-то сгорбился, напрягся и тоже зарычал. Хвост с двумя кисточками встал дыбом.

Они что, драться собираются? Из-за чего?

На нервах и не поняла, каким образом вампир оказалась стоящим у стены. Уже никто ни за кого не цеплялся. Мои конечности как-то разом ослабели и безвольно обвисли. Фург держал меня на весу, не столько прижимая к себе, сколько мной прикрываясь. Самое жуткое – в тот момент происходящее меня не заботило абсолютно.

Пофиг было, что из одежды на мне лишь обрывки пластикартона на шее и предплечьях. Голая, исцарапанная и пришибленная, да ещё с макушки до пят перемазанная кровью, я неотрывно и жадно вглядывалась в сверкающие фиолетовой тьмой глаза блондина напротив.

Да, внешне капитан почти не изменился, но мы трое, Я, Сэл и Фург, на каком-то подкожном уровне ощущали нечто невидимое и неосязаемое, словно кокон окружающее Роберта. И ещё его голос - жуткий, пробирающий до костей – почему-то казался мне живым и… и… волнующим!

От желания броситься в омут с головой, то есть капитану в объятья, во рту пересохло, пальцы свело судорогой, и... и… Всё прочее медленно, но неумолимо потеряло значение. Вообще всё! Если бы не ещё более яркое желание дать деру, точно кинулась бы Роберту на шею с поцелуями и неуместными требованиями!

И опять я не успела ни сбежать, ни поддаться диким сексуальным фантазиям. Акрон медленно повернулся к нам всем телом. Тяжело и вязко посмотрел на меня, а после перевел взгляд на Фурга. И рванул к нам! Сэл с рычанием бросился наперерез, но блондин отшвырнул его, будто новорожденную тысу.

- А-а-а! – заорала я по привычке.

- У-у-у! – взыл Фург и, гниль болотная, метнул меня в Роберта!

- А-а-а! – Оригинальность в истошных воплях явно – не моё, но что поделать?  – А-а-а!

Мне повезло. Капитан не только поймал пущенный в него снаряд. Он и сам на ногах устоял, и меня не выронил. Герой! Обнаженное, скользкое от крови тело ловить сложновато, да и весу во мне ого-го. Всё это я осознала куда позже, а пока разум вслед за мурашками помахал лапкой и удалился в глубокий обморок. 

 

Глава 14 Расплата за благие намерения

Не знаю, сколько времени прошло. В ушах шумело. Перед глазами мельтешили звездочки вперемешку с неприличными картинками. Кожа горела огнем, внутри всё завязалось в тугой узел. Мысли… где-то далеко и явно не в моей голове. Я задыхалась от…

- И-и-и! Чтоб тебя, Мирта!

Когда тебе в пятку впивается нечто острое, рефлексы берут дело в свои руки. Мозги тут не нужны, да и мысли не в тему. Правда, для того, чтобы привести меня в чувство, одного инстинкта самосохранения оказалось маловато. Я отдернула ногу и теснее прижалась к Роберту, растекаясь в его руках горячей лужицей. Ещё чуть-чуть, и я… Стоп! Глаза распахнулись сами собой.

Шок.

Мы с капитаном не помня себя целовались посреди коридора!

Стоило мне чуть отстраниться, как Роберт спустился с поцелуями ниже, а я застыла в ужасе.

Нас окутывала белесым коконом едва заметная дымка, в которую грудью билась обезумевшая банши. Страшная, ничем не похожая на миловидную блондинку. Просто размытая фигура в каких-то рваных лоскутах, да порой всплывающее из её сердцевины искаженное гримасой ненависти жуткое безглазое лицо.

Судя по всему, кокон сдерживал не только физические атаки Нельки, но и звуковую волну. Теперь, несколько придя в себя, я слышала наполняющий коридор вой, но отдаленно и как-то глухо. Что же это? На магию не похоже, да и не владеют ею акроны. С другой стороны, врожденные способности многих лорри к магии не имеют ни малейшего отношения. А если предпо… Тут мой взгляд выхватил лежащего чуть поодаль Сэла, и вот гарн точно попадал под воздействие Нелькиных воплей!

- Роберт, хватит! – попыталась я воззвать к разуму капитана. – Отстань от моих подбородков наконец! Всё равно шею не найдешь. Роберт!

Увы, мои вопли остались гласом вопиющего в пустыне. Потуги на ниве «отодвинуться» так же результатов не принесли. Моих усилий мужчина попросту не заметил. Да бублик горелый!

- Нелька! Хватит дурить, ты ж не мотылек, о стекло биться. Включай противопожарную сигнализацию! Авось, холодный душ его успокоит. Нелька!!!

Стоит говорить, что банши не отреагировала? Вой нарастал а я... не могла оторвать взгляд от гарна, у которого кровь не только шла из ушей, но и проступала сквозь поры на лице.

- Нелька! Если ты сейчас же не обеспечишь нам душ, я… я… Я его опять целовать стану!

-Не-е-ет… - донеслось невнятное, а лицо банши превратилось в один огромный распахнутый рот, в глубине которого клубилось белое марево.

Чем же её пронять-то? Я угрожающе сложила губы в трубочку и начала ме-едленно поворачивать голову к Роберту. Банши исчезла. Нет, кто бы мог подумать, что в подобной ситуации достучусь именно до нее? Я ведь…

Бублик горелый!

На нас обрушился водопад тёплого супа. Судя по запаху, того самого, который я же и варила. Вот тебе и душ!

Стерев с лица гущу, я огляделась. Нельки не было, а капитан упорно ничего не замечал. Безумие само по себе плохо, а уж заразное и вовсе -кошмар. С другой стороны, если бы Фург меня в акрона не метнул, я бы точно не…

Сверху градом посыпались пирожки, а следом и тазик. Я едва увернулась, но по плечу он меня всё-таки задел.

- Нелька, зови на помощь Алукарда! – только и успела крикнуть, прежде чем банши снова растворилась.

А Роберт только приподнял меня повыше и впился губами в живот. Ох ты ж, упертый какой! Хорошо хоть я в сознании. То ли природа кшорти помогла, то ли душ, но отвечать на поцелуи не было ни малейшего желания. Стыдно, липко и супом воняет. Вот почему еда в тарелке пахнет аппетитно, а сейчас от её запаха мутит?

Запоздало поняла, что капитан на лобзаниях пуза может и не остановиться. Ему-то сейчас всё фиолетово. Хоть супчиком надушись, хоть навозной жижей. А мне каково будет? Взгляд заметался по сторонам, но ничего путного в голову не приходило. Подсуетись я пораньше, могла бы поймать тазик и огреть им сбрендившего акрона по кумполу, но увы! Поздно.

Несостоявшееся орудие отрезвления некоторых валялось на полу, а туда я дотянусь только если Роберт меня перевернёт вверх ногами или положит на пол. В последнем случае я, даже и дотянись до таза, уже ничего не сделаю. Замаха не хватит.

И тут благословением свыше на нас хлынул компот. Двадцать литров на минуточку! Ну, и кастрюлька следом, естественно. Почему-то мне кажется, банши тару не просто кидала, а всем сердцем надеялась меня ею прибить. Вышло с точностью до наоборот.

Вскинув руки, я поймала кастрюлищу (говорю же, двадцать литров. Не хухры-мухры!) и со всего маху опустила её на белокурую макушку Роберта. Тот рухнул, как подкошенный. Как настоящий мужчина, упал на спину, сыграв роль соломки для меня. Мгновенно истаял кокон белёсой дымки, а до ушей донесся перестук копыт и звон аварийной сигнализации.

Слегка оглушённая, я с трудом поднялась на ноги. Шатало меня от души, но жалеть себя было не время. Следовало побыстрее отойти от Роберта. Во-первых, посмотреть, что можно сделать для Сэла, а во-вторых, дабы вернувшаяся Нелька не добила. Чувствую, мстить за несанкционированное безобразие она будет исключительно мне.

Стиснув зубы, я направилась к гарну, но не успела и пары шагов сделать, как из-за поворота вылетел Мефисто. Уфф… Наконец-то подмога! А то из меня сейчас спасатель, как из соплей молоток. Улыбка радости и облегчения сама собой расплылась на лице… чтобы тут же стечь с него.

С воплем «страшная женщина!» кентавр развернулся на сто восемьдесят градусов и сбежал!

- Стой! Это не я! – закричала изо всех сил, бросившись вслед за копытным. Наступила на пирожок, потеряла равновесие и, проехав пару метров на одной ноге, шлепнулась носом вниз рядом с гарном.

Занавес.

Очнувшись, некоторое время лежала, под визгливые причитания Нельки детально припоминая последний час и опасаясь лишний раз пошевелиться. Радовало, что банши кинулась охать над Робертом, а не мстить мне. Увы, это был единственный повод для радости. Всё болело, чесалось и мёрзло одновременно. Ко всему, я понятия не имела как выходить из данной ситуации.

Здравый смысл подсказывал не трепыхаться и не привлекать к себе внимания. Боюсь, объяснять хоть что-то чёкнутой на почве неразделенной любви блондинке чревато травмами несовместимыми с жизнью. И самое обидное – помощи ждать неоткуда. Мефисто сбежал, Фург тоже. Алукард… да что он сможет против ополоумевшей банши? Роберт в отключке, как и Сэл.

Вот за что мне это издевательство над здравым смыслом? Что я плохого сделала, что вселенная послала мне такую напасть? Вроде стараюсь ни с кем не конфликтовать, изучаю повадки окружающих, принимаю всех такими, какие они есть, на рожон не лезу, готовлю даже, а вокруг - сплошное идиотство. Буйство абсурда какое-то!

С вампиром, правда, я немного переборщила, но ведь наука важнее дурацких реверансов и экивоков? Тем более орден действительно упускает важный момент в своих изысканиях на ниве поиска нового мира для Серых. А без подсказки со стороны не видать им прогресса в исследованиях, как своих ушей. Учитывая, что тайный орден по-настоящему тайный, и почти никто, кроме самих серых, о нем не знает, подсказывать и некому особо.

Такая удача – я знаю об ордене, об исследованиях, могу и хочу помочь. Неужели я многого прошу взамен? Всего-то чуть-чуть побыть объектом наблюдения! Это ведь вообще несоизмеримо: мой диплом и шанс на возрождение вида. А Фург блажит.

Ухо дернулось от особо визгливого стона банши, отвлекая от размышлений. Кажется, Нелькино помешательство заразно. Ладно, капитан – с ним всё понятно. Безумие, одержимость и прочие малоприятные симптомы болезни вполне прогнозируемы. Он сам же о них рассказывал. Но что происходит со всеми нами?

Про ни чем не оправданную упёртость вампира молчу, но я-то сейчас о чём? Мне бы о насущном думать, а я валяюсь голая на полу и грежу об учебе в институте! Злая на саму себя чуть приоткрыла глаза.

Лежала я лицом вниз и потому видеть могла немногое – кусочек пола, край Сэловского жилета и его руку… Руку же! С огромным трудом удержав ликующий вскрик, я медленно-медленно переместила ладонь, накрывая пальцы гарна. Те были чуть теплыми, но кольнувший сердце страх за друга я подавила. Не сейчас. Моя истерика ему ничем не поможет. Только бы Сэл не успел снять свой наручный стаб, только бы… Есть!

Так… Если гарн внес меня в список пользователей, всё будет хорошо, аварийная связь будет мне доступна. Правда, пользоваться чужим наручником очень неприятно и потом будет сильно болеть голова, но это такие мелочи, когда на кону жизнь! А если быть совсем честной, все наши жизни. Без меня и Роберта миссия по изъятию пленников с Алтеи обречена на провал. Отследить и ликвидировать наш звездолёт вместе с экипажеи акронам большого труда не составит.

Поминутно замирая и прислушиваясь к горестным стенаниям за спиной, я вывернула ладонь и просунула пальцы под браслет. Где-то здесь должен быть чип, соприкосновение которого с кожей и позволяет…

- Алукард! – мысленно взвыла, едва ощутила отклик. – Помоги! Капитан без сознания. У него был приступ, но внешних изменений пока никаких, слава вселенной. У Нельки тоже с адекватностью туго. Сэл ни на что не реагирует, я на грани. Мы в коридоре… вероятно возле лаборатории Фурга. Ориентируйся на стаб Сэлинея.

- В сверкании ветров и в гласе бури мне слышен стон твой, легкий лепесток, - прошелестело в ответ, и цаце отключился.

Я лишь порадовалась, что на этот раз он был не слишком многословен. Наверное постоянный контакт с представителями других рас накладывает отпечаток. Авось, со временем не я одна буду понимать Алукарда. Ладно, не о том. Теперь попробую докричаться до Роберта. Помнится, браслет на нём тоже имелся.

Игнорируя очередной приступ тошноты и головокружение, я сосредоточилась. Ощущение, будто возле ушей разрастаются два горячих шарика боли. Мутной, серо-фиолетовой, давящей на мозги и череп. Не расслабляться! Надо выдержать. В одиночку цаце с банши точно не справится, а капитан – сильный лорри, должен от удара по макушке быстро очухаться. Я-то в сознании, Хотя пол куда тверже и больше какой-то там кастрюли!

Сама не заметила, как повернулась и теперь краем глаза увидела лежащее мужское тело, над которым белыми всполохами металась банши.  Роберт, ну очнись же! Услышь меня, пожалуйста!

 Уж не знаю, мои усилия возымели действие, или акрон очнулся сам по себе. Из-за слабости я уже почти ничего не соображала и отличить реальный отклик чужого сознания от воображаемого была не в состоянии.

Так или иначе, но спустя какое-то время боковым зрением уловила движение. Затаила дыхание. Роберт приподнялся на локтях и тряхнул головой. Как-то странненько, будто зверь, а не разумный лорри. Или как акрон? В смысле, я-то знала, что изменения голоса – лишь первый этап мутации, а вот как она проходит дальше представляла лишь в самых общих чертах.

Если ничего не путаю, приступы откровенной неадекватности вкупе с сексуальной озабоченностью будут только учащаться. Теперь могу предположить, что сопровождаться они будут чудовищным выбросом феромонов или их аналога. Мало ли заменителей во Вселенной? Увы, что бы это ни было, на меня оно действует. Даже звучание низкого до дрожи в костях голоса вводит в транс, а после тактильного контакта я и вовсе потеряла связь с реальностью. И это я, кшорти! А ведь день рождения только послезавтра…

Эх, исследовать бы Роберта по полной, да кто мне позволит? Впрочем, даже изучи я его вдоль и поперек, легче не станет. Ни рассказать никому, ни для работы такую информацию использовать нельзя. Клятва же.

Внезапно капитан вскинулся и обернулся. Его взгляд я ощутила кожей, меня в буквальном смысле вдавило в пол, будто на спину бросили пару тяжёлых мешков. Не больно, но дышать тяжело. И страшно, если честно. Когда из груди акрона вырвалось глухое рычание, стало совсем дурно. Сейчас Нелька как заметит, ка-ак…

- Уводи банши! – приказ Алукарда, хоть и значительно искаженный из-за акцента, прозвучал на всеобщем.

Роберт недовольно мотнул головой и подался ко мне.

- Уводи банши! – совсем близко прошипел цаце. – Сейчас!

Вздрогнув от неожиданности, я дернулась и посмотрела прямо в глаза капитану. Не голубые – тёмные, гипнотически завораживающие и… голодные. Мгновенно замутило, но прежде чем я хоть что-то поняла, коридор заполнился визгом.

- Она? Она! Мирта!!!

- А-а-а! – заорала я от жуткой боли, зажимая уши.

Вопль банши – это что-то!

Слава Вселенной, оглохнуть и сгинуть во цвете лет не дал Алукард - вокруг нас вспыхнул купол абсолютной защиты. Прежде чем он окончательно потерял прозрачность, я успела увидеть, как Роберт вскакивает на ноги и с криком «Нелли!» бросается прочь. Любовь победила жажду мести – блондинка полетела следом, а я обессиленно всхлипнула.

Не знаю, от облегчения, усталости или боли, но я уткнулась лицом в жилет Сэла, вцепилась в него обеими руками и заплакала. Плавная речь цаце успокаивала сама по себе, хотя смысла его витиеватых фраз я сейчас почти не понимала. Кое-как удалось встать лишь через несколько минут.

Когда Алукард поднял гарна и спросил, могу ли идти сама, только кивнула в полной прострации и, шмыгнув носом, поплелась за ним. О непрезентабельном виде и отсутствии одежды даже не вспомнила. Как дошли не помню, как забиралась в стаб – смутно. Когда цаце приложил к плечу и активировал тканевую таблетку, даже не моргнула.

Такие во всех больницах используют. Правда, больше после операций, но и пустота с ним. Укладывалась, без особого интереса наблюдая за тем, как от толстенького кругляшка по коже расползается непрозрачная серая плёнка. Через пару минут таблетка превратится в дезинфицирующий комбинезон. Влаго и воздухо проницаемый, зато непрозрачный и безразмерный. Он потом сам пропадет.

Алукард накрыл меня простыней и активировал стаб. Уже проваливаясь в сон, я горестно всхлипнула. Надо было в школе ударно физкультурой заниматься, а я всё читала, читала... Кто же знал, что на меня, заучку, свалится такое?

 

Глава 15 Все не те, кем кажутся. Соня

 

И вот сижу я на подавляюще огромной кровати полукровки. Как дышать не помню. Таращусь на щуплого лорри, обнаружившегося между подушек.

 Это… это… провал.

Синий балахон не по размеру практически скрывал его тело. На виду оставались только голова и кисти рук с длинными, очень тонкими и кривоватыми пальцами, увенчанными изогнутыми когтями. Увы, лично мне этого хватило с лихвой.

Облизнув губы, я неуверенно поздоровалась с представителем расы креблинов, а уж потом задалась вопросом, откуда он тут взялся? У нас на базе работали трое, и тот факт, что они весьма раздражительны, я запомнила быстро.

- Ого, а девочка-то встречалась с моими соплеменниками, - хмыкнул новый член нашего кружка. – Она использовала традиционную форму вежливости, да и губы едва разомкнула. Это лишний раз подтверждает твою догадку.

Зелёные, как весенняя трава, глаза под тяжелыми серыми веками блеснули, но больше ни один мускул на лице лорри не дрогнул. Даже большие треугольные уши остались неподвижными. У меня от желания оказаться как можно дальше отсюда засвербело под ложечкой. Вот зря Улянь мне рот скотчем не заклеил! Целее был бы. Хотя… скотча маловато. Надо ещё мешок на голову, чтоб мимикой не отсвечивала.

Тут дело в чём… Креблинов в космосе или на улицах не родной для них планеты повстречать почти невозможно. Нельзя сказать, что они не покидают своего мира, как те же тайсы или хихи, просто работают исключительно на Союз и почти всегда в сфере учета и финансов.

Представители этой расы всегда отличались крайне неуживчивым нравом, скрупулезностью в делах и педантичностью, граничащей с безумием. За попытку отклониться от протокола хоть на полшага голову оторвут и не поморщатся. И да, чувства юмора у креблинов нет. Улыбку они воспринимают как вызов, а то и оскорбление. Как с такими в реальной жизни работать?

Сглотнув, почувствовала, как нервная улыбка предательски упрямо продвигается к губам. Рефлексы, чтоб их! Но память всколыхнулась, напоминая о вероятных последствиях несдержанности, и рефлексы вместе с улыбкой были жестко скомканы и сметены инстинктом самосохранения. Никогда не забуду одного из коллег, имевшего неосторожность хмыкнуть в присутствии креблина.

Я работала тогда уже пару месяцев и как раз направлялась с первым своим отчетом к нашему куратору. Просто шла себе по коридору, и тут прямо по курсу распахнулась дверь, едва не задев по носу, а из неё вперед ногами вылетел внушительных размеров лорри. Вылетел, впечатался в дверь напротив и, жалобно всхлипнув, сполз по ней в обморок.

Судя по волчьей пасти и покрытым шерстью ушам, лорри был из оборотней, вот только застрял между ипостасями – не успел обернуться до конца. Несчастного завязали в бублик и вышвырнули раньше. Из пасти у него торчала свернутая трубочкой папка, а из сплетения конечностей подозрительно близко к волчьему хвосту ещё и какое-то колючее растение. От тела к двери по полу тянулась неровная дорожка чего-то коричневого.

В первую секунду неаппетитные бурые кучки напомнили мне отнюдь не о земле, но после я присмотрелась. Ничего криминального. Просто вышеупомянутое растение перед «вплетением» в живую инсталяцию выдернули из горшка, просыпав субстрат.

Моя собственная папка неприятно напоминала свернутую и всунутую волку в пасть. Прижимая дрожащими руками к груди отчет, я квадратными глазами уставилась на бессознательного коллегу по цеху. Отреагировать как-то иначе не успела. Из-за створки распахнутой двери появился невысокий креблин с совочком и розовой метёлочкой в изогнутых пальцах.

Тогда я ещё не знала, что данный лорри относится именно к этой расе. Мало ли во Вселенной гуманоидных? Вот только… Оборотни сильные и ловкие. Взрослые оборачиваются буквально за секунду, а тут такое. 

Окаменев от страха, я молча наблюдала, как креблин аккуратненько и тоже молча сметает всю землю до последней крупинки в совок, вместо того, чтобы банально вызвать робота-уборщика. Закончив, он направился к двери, но тут я не удержалась:

- Простите, - сглотнув, спросила ёепотом, - а что происходит?

- Орфографические ошибки в отчете не повод для усмешек, - равнодушно произнес креблин и скрылся в кабинете.

Приведя оборотня в чувство и сдав его с рук на руки вызванной команде медиков, я бегом вернулась в каюту и до утра шерстила отчет на предмет ошибок. В общем, субтильных на первый взгляд креблинов боялись все приобщенные к «радости» знакомства с их нравом, и я исключением не была.

- Так кто вы такие? – обратился ко мне зеленоглазый ужас. – Что вам здесь нужно?

- Мы… я… - завороженно глядя на него, попыталась выдавить из себя хоть что-то удобоваримое, но моё блеяние прервал насмешливый голос полукровки:

- Пожалуй, в свете новых знаний я бы иначе сформулировал вопрос. Что на этот раз Союз потерял в казематах?

Я испуганно вздрогнула, уставившись на полукровку. На его губах застыла пренеприятная улыбочка, демонстрирующая здоровенные белые клыки. Ик! Да что же это? Ик! Креблину зубы демонстрировать? Да ещё и улыбаться в его присутсвии?

Прикрыв рот ладонью, нервно съежилась, бессознательно отодвигаясь с траектории нападения. Чур меня, чур! Я не оборотень, кактус в попе не переживу. Отодвигаться оказалось особо некуда, я почти сразу же упёрлась плечом в упругую массу болотной хихи, неведомо как оказавшейся рядом. Уф… Вдвоем, может, и сдюжим. Секунд десять примерно, не больше. Но хоть что-то.

И тут я подавилась очередным «иком». Просто глянув на креблина, увидела, как он шевельнул уголками рта, обозначая… намёк на улыбку. Это… это… Я так опешила, что даже смысл сказанного Альбертом уловила не сразу.

- Ну, так что? Почему нас не поставили в известность заранее? Зачем весь этот цирк?

- Ци-ирк? - проблеяла я.

- Онечка, я бы вам даже поверил, - демон плюхнулся на кровать и, улёгся на бок, подперев голову рукой. - Вы очень убедительно играете молоденькую дурочку, только вот у орланов полукровок нет, как и бескрылых представителей. Я присмотрелся, пока сюда шли. Запах, тактильные ощущения и ещё пара деталей подталкивают к однозначному выводу. Вы кшорти, без вариантов. Причём кшорти умудрённая опытом.

- Но…

- Идея с крыльями хороша, но не безупречна. Стоило вести себя чуть сдержанней, а не строить из себя малолетку.  Чтобы так виртуозно контролировать тело, требуется много лет упорной практики. Сколько вам? Сорок? Шестьдесят?

- Сто! – огрызнулась, позабыв о страхе. – Или двести. Кто даст больше?

Улыбка полудемона стала запредельной, глаза сверкнули:

- Не стоит так злиться. Поверьте истинному ценителю, настоящая женщина как вино, с возрастом становиться лишь интереснее.

- Или превращается в уксус, - мрачно отозвался креблин. – Альберт, поумерь пыл.

- Я говорю о настоящих женщинах, Карл. Онечка, вы настоящая?

- Уж точно не искусственная, - прошипела сквозь зубы.

- Молчи, - почти неслышно шепнул на ухо ках.

Молчу. Перевожу взгляд с одного на другого и просто молчу. С одной стороны, боюсь сказать лишнее, с другой… Креблин пошутил? Желейка тоже не спешит поддерживать беседу.

- Мда… - спустя какое-то время фогги сел и с мрачным видом скрестил руки на груди. – Я так понимаю, разговора не получится?

Отрицательно мотаю головой.

- Секс?

Снова мотаю головой.

- Очень зря. Ужин?

Повторяю движение.

- Плохо. А если…

- Да отстань ты от них, - неожиданно подал голос неправильный креблин. – Лорри наверняка торопятся. Так?

Под взглядом зелёных глаз я неуверенно кивнула, опасаясь открывать рот. Ушам своим не верю! И глазам…  И вообще…

- Вот видишь. Пропусти ты их и дело с концом. А разговор, секс и ужин мне предложишь. Если проявишь фантазию, я даже соглашусь.

- Перспективы радуют, но запроса ведь и вправду не было.

- Тем более. Без веских причин Союз игнорировать договорённости не стал бы. А уж если он ими пренебрёг, значит дело срочное и настолько секретное, что даже своим лишнего знать не стоит. Так куда ты лезешь? Меньше знаешь, дольше спишь, ешь и живешь.

- А если они не от Союза, Карл? У нас же одни догадки!

- Ой ли… Пока ты их сюда вёл, они взломали наши охранки. Включили программу взлома, едва ты на контакт вышел.  Причем ключ у них уже был. Система защиты молчит. Если бы не второй контур, о котором кроме нас двоих не знает никто, и мы бы сидели ни сном, ни духом.

Меня бросило в холодный пот, но упругое тепло желейки, к которому я прижималась, придало сил удержать на лице непроницаемое выражение. И ведь креблин не ошибся. И ключ у нас был, и активировали его мы тютелька в тютельку, когда канал связи открылся. Рассчитывали сбежать по тихому, а что теперь? 

- Почему сразу не сказал? – удивленно протянул фогги.

- И что бы это изменило? К тому же кто-то сегодня утром сетовал на скуку, а тут такие уважаемые лорри из Союза для тебя целый спектакль устроили. Ещё месяц будешь в сомнениях теряться, кого и зачем послали на Алтею. Вижу ведь, как Лянь тебя интригует.

- Будто тебе самому не интересно, кто он!

- Очень интересно. Спасибо креативным сотрудникам СБСМ. На ближайшее время у нас есть прекрасная тема для разговоров. Ты бы и девчонку так просто не разгадал, не будь я из кшорти. Насмотрелся поди за два года-то.

- Карл! – возмущённо.

- Пропускай. Всё равно, они тебе ничего не скажут, а я есть хочу. 

Я только хлопала ресницами, с жадностью впитывая каждое слово чудного диалога. Ко-что, вроде чувства юмора у креблина или маскировки на комнате, стало понятно, но ясности от этого не прибавилось. О чём они вообще говорят? Зачем Союзу казематы? Почему… Ай, пустота с ними. После и Мирты спрошу. Уж сестрёнка-то точно всё разложит по полочкам. 

Альберт задумчиво почесал основание рога, смерил на нас скептическим взглядом и махнул рукой.

- Ключ от нашей охранки чужакам и вправду не достать. Я даже не знал, что они у СБСМ есть. Хорошо работают, икхи бесноватые!

- Не вздумай только предъявлять претензии и лишние вопросы задавать, - раздалось насмешливое. – Не стоит испытывать судьбу. Сами всё выясним.

- Я что, дурак на рожон лезть? Ты меня недооцениваешь.

- Скорее берегу.

Пока мы переваривали сказанное, фогги активировал наручник и, щёлкая по виртлисту когтями, спросил:

- Вам только доступ? Или коды тоже?

- Или, - пробулькал желейка равнодушно.

Я молчу. Шок, неверие и всё такое. Желание придержать руками челюсть просто огромное. Ещё чуть-чуть и она просто упадёт на колени.

- Пошли. - Не отрывая взгляда от гаджета, Альберт встал. – Карлотта, ужин закажи пока.

- Нахал! Сам приготовишь! Ещё не хватало синтезированную гадость жевать.

И креблин… Вернее, кшорти зарылась в подушки. Правда, смотрела она при этом на нас не отрываясь. И серьёзность зелёных глаз совсем не вязалась с наносной игривостью тона.

- Одно лишнее движение, - поймав мой взгляд, прошептала Карлотта, - и от вас мокрого места не останется.

Тонкая рука с длинными пальцами поднялась, демонстрируя сеточку тускло светящихся желтых нитей на ладони.

- Знаешь, что это?

Я не знала, но автоматически кивнула. Наверняка, какое-то засекреченное оружие. Но даже если нет, лучше промолчать, а то ещё усомнятся в собственных выводах и вышвырнут в открытый космос, как неблагонадежных.

- Вот и прекрасно, - всё так же не отводя зелёных глаз, подмигнула она.

- ИК!

Нет, всё-таки улыбка креблина – это что-то, а уж подмигивание и вовсе вгоняет в ступор. Пусть Карлотта на самом деле кшорти, но тело неизбежно накладывает отпечаток на личность. Я вот тоже после трансформации совсем иначе чувствую воздушные потоки.

Поворачиваться спиной к постели было страшновато, потому я упустила из вида желейку с Альбертом. Так и пятилась под звук их голосов, пока не упёрлась плечом в пружинистое тело каха. Кажется, фогги что-то объяснял Уляню, тот отвечал односложно и невнятно. Да я и не прислушивалась особенно, боясь отвести взгляд от Карлотты или сделать лишнее движение. Жить-то хочется! Неожиданно сзади что-то тренькнуло. Я инстинктивно обернулась и чуть не вскрикнула.

Если бы не Уляшечка, точняк выдала бы нас с головой. Но ках, предугадав реакцию, мгновенно зажал мне рот. Миг, и его бесформенная конечность  растворилась в громоздкой текучей туше хихи. Слава Вселенной, чтобы взять себя в руки мне этого мгновения хватило. В конце-то концов, что я так удивляюсь каждый раз? Авантюристка фигова, растудыть тебя в корягу! Тут шок на шоке сидит и шоком погоняет. Надо как-то привыкать.

Я заставила себя повернуться спиной к Карлотте и с каменным лицом посмотреть на Альберта. Угу, только внутри всё дрожало, а при взгляде на фогги, который непонятным для меня образом стал двухмерным и напоминал теперь движущуюся по стене картинку, хотелось орать: «Как? Как такое возможно?!»  О таких технологиях я не слышала никогда! Ни разу!

Уже совсем убедила себя, что сплю, и происходящее мне просто снится, когда часть стены справа раздвинулась, открывая крохотную комнатку, от пола до потолка наполненную полупрозрачным бледно-серым желе.

Какой странный сон… - подумалось. – Надо будет Мирте рассказать.

- Прошу, - проговорил Альберт, снова ставший трёхмерным, и сделал приглашающий жест рукой.

Нам предлагается туда войти? Хотя… всё ведь понарошку. Почему бы и нет?

- Благодарю, - с вежливым кивком, улыбнулась. – Всего вам доброго. Не скучайте.

И с наносной бравадой шагнула вперёд. Лицо погрузилось в странную субстанцию, а потом меня буквально втянуло внутрь. Даже пикнуть не успела.

 

Глава 16 Свобода под замком. Соня

Меня никогда в жизни так не тошнило. На какое-то время я просто выпала из реальности. Глаза сошлись в кучку, кости ломило, а желудок завязало узлом. Я узнала, где находятся все-все суставы, и при этом не понимала где я и кто, еле успевая вздохнуть между спазмами.

Жужжание роботов-уборщиков слилось с гудением в голове. Ощущение, будто я колокол, по которому от души долбанули тяжеленной железякой. Ещё и живот крутит… Наконец, шум в ушах и рвотные позывы сошли на нет.

Я стояла на карачках прямо на металлическом полу. Тот был щелястым, состоящим из множества спаянных гладких планок, так, что между ними оставалось некоторое расстояние. Сквозь щели виднелось несколько суетливых роботов-уборщиков. Вот они ездили по цельному полу примерно в полуметре ниже нашего.

Но странности планировки помещёния пока заботили мало. Что это вообще было?

- Телепорт, - раздалось слева сдавленное.

Ох, я что, вслух спросила?

Слишком резко повернувшись на голос, чуть было снова не вывернула «душу» наизнанку. Зажмурившись, досчитала до трёх, подавляя тошноту, и открыла глаза. Слева от меня прямо на полу сидел бледный до синевы Улянь в орланском обличье. Перья встопорщены, волосы в разные стороны торчат. Чувствую, не я одна тут демонстрировала уборщикам свою «внутреннюю суть». 

- Телепорты я видела. Ничего похожего. К тому же, в космосе ни один дурак не будет магией пользоваться. Тратить на двух идиотов храны – дураков нет.

- Это не магический телепорт, - буркнул ках и, опираясь на стену, с трудом поднялся. – Его лет двести назад или около того изобрели. Использовать можно только в космосе.

- Откуда ты знаешь? Я ни разу не слышала о таком, а работала при Союзе.

- Ты работала переводчиком в самой обычной конторе. Кто бы тебе рассказал?

- Но ты-то знаешь! К тому же, - Я приняла протянутую ладонь и кое-как встала. Облокотилась на стену. – кто бы стал тратить время, будь реальная возможность быстро и дёшево перемещаться мгновенно?

Ках хмыкнул:

- Во-первых, содержание точек входа-выхода для телепортов обходится в кругленькую сумму. Дешевле, чем использовать храны или магокристаллы, но ненамного. Во-вторых… Ты как себя чувствуешь?

Я немного опешила от резкой смены темы, но ответила честно:

- Отвратительно. Голова болит и тошнит до сих пор.

- Во-от… Я и сам еле на ногах держусь, и это из-за телепортации. Побочные эффекты. Хотела бы испытать весь спектр ощущений снова?

Я скривилась:

- Нет уж, спасибо!

- Вот и у меня такая перспектива энтузиазма не вызывает. Идти сможешь?

  - Эм… А куда?  Ты знаешь где мы?

- Стопроцентной уверенности нет, но, думаю, в тюрьме.

- Где?

- В тюрьме, - повторил ках и потащил меня за собой.

Шли мы по стеночке, очень медленно и осторожно. Докапываться до истины сил не хватило. Суставы ещё ныли и только что не скрипели от каждого движения. При этом сильно мутило и шумело в ушах, да и перед глазами всё расплывалось. Если это последствия переноса, не удивительно, что телепорты не получили широкого распространения. 

- Улянь?

- Что?

- Я не понимаю, зачем Альберту было так заморачиваться? Они с Карлоттой вполне могли запереть нас без всяких телепортов. Он почти демон, она в теле креблина, да ещё с оружием. Скрутили бы нас как миленьких.

- Сонечка, радость моя, ты думаешь мы все ещё на астероиде?

- Эм… Ну да. А где ещё?

- Если Альберт не солгал, а у меня есть все основания верить в его искренность, мы уже почти час как в Казематах Алтеи.

- Где?! – я поперхнулась вскриком и чуть не упала от вспышки какой-то совершенно невозможной боли в висках. – Ой…

Желейка придержал, не позволив сползти на пол, но больше ничем помочь не мог. Пару минут я лишь кусала губы, сжимая голову руками. Казалось, если уберу ладони, череп лопнет и мозги вытекут наружу. Хортов телепорт! Чтоб я ещё хоть раз, хоть когда-нибудь…

- Уляшечка, - простонала, когда немного отпустило, - Обещай мне одну вещь…

- Какую? – сочувственно спросил.

- Если когда-нибудь снова встретим Альберта, давай его убьём? Нет, лучше засунем в телепорт и пусть наслаждается всем спектром ощущений.

- Я думал, ты категорически не приемлишь убийства, - усмехнулся он и тут же, выругавшись, скривился.

Настала моя очередь придерживать пошатнувшегося друга. И так жалко его было, что упоминание о Рое померкло на этом фоне. Так что, когда лицо каха немного посветлело, я ответила уже с улыбкой. Печальной, но всё-таки:

- Убийство это ужасно, но всякое бывает. Только ведь не в нём дело было.

- А в чём же?

- Бить в спину подло, - пожала я плечами. – К тому же, ты мне друг, а угрожать близким я не позволю никому.  

От задумчивого взгляда желейки стало горячо и снова запульсировали виски. Пришлось срочно менять тему.

- Слушай, ты уверен, что мы в Казематах? Мгновенное перемещение на такое расстояние - это невероятно. Как такое возможно? 

- Не знаю как, но возможно, - Мы снова возобновили своё продвижение в час по чайной ложке. – Я не конструктор, в технике плохо разбираюсь.

- Фантастика! Это сколько же энергии нужно, чтобы такое сотворить?

- Бездну просто. Я тебе больше скажу, телепорты и в спящем режиме жрут порядочно. Когда натолкнулся на информацию о них, заинтересовался. Изучил, всё что смог добыть. Сведения об этой технологии засекречены Союзом, но вряд ли дело лишь в этом. Наверняка что-то да просочилось к разведкам большинства империй.

 Тут разговор пришлось прервать, поскольку мы упёрлись в стальные двери без намека на ручку или электронную панель. Я было расстроилась, но желейка прислонил руку к металлу, послышалось тихое пиликанье, несколько щелчков, и дверь уехала куда-то вбок.

Глянув на мою перекошеную удивлением физиономию, Улянь улыбнулся и пояснил:

- Альберт выдал коды и всё разъяснил. Ты что, не слышала? Рядом ведь стояла.

Угу. Стояла-то я рядом, да только занята была. Следила за Карлоттой и прокручивала многочисленные варианты убиения нас двоих.

- Извини, я тогда отвлеклась, -  шмыгнув носом, повинилась. – Нас не засекут? Пираты и всё такое…

- Не беспокойся, - ках протиснулся в открывшийся проём, а я следом. - Даже у преступников своя иерархия. Есть вещи, которые всем знать не полагается. Ты ведь не думаешь, что мы первые, кто воспользовался этим весьма неприятным, но быстрым способом перемещёния?

- Ну да. Зря что ли они про СБСМ говорили. Я ж не совсем идиотка.

Мы оказались в небольшой комнатушке. Пока говорили, из стен выдвинулись узкая кровать, крохотный столик, табурет, стазисный шкафчик и узкий стеллаж со свёртками чего-то в заводских упаковках. Я разглядела маркеры нескольких фирм по изготовлению одежды, обуви и одноразового постельного белья. Круто. 

- Иди в душ первая, - махнув рукой на появившиеся слева контуры двери, предложил ках. – Я пока постель заправлю.

Спорить не стала. Хотелось почистить зубы и умыться. Душа как такового за дверью не оказалось, зато имелся дезинфектор, что порадовало. Раздеваться сил не было, а дезинфектор в сжатые сроки освежит не только меня, но и мои тряпки.

Вместо унитаза - универсальная кабинка, какие ставят в местах, куда захаживают лорри самых разных рас и форм. Набираешь на электронной панели код своей расы и – вуаля. Уже набирая его, общий для большинства гуманоидных, на электронной панели, я вспомнила, как мы от эльфов улепётывали через вот такую же кабинку. И вроде лишь несколько дней прошло, а чувство, будто полжизни. Как-то там Мирта?

Она ведь ещё не знает, в какой переплёт мы с Улянем попали. Собирались ведь только коды достать, а оказались на пиратской базе. И тут до меня дошло страшное – мы подвели Мирту! Мы так и не нашли чип с кодами! Нет, какие-то Альберт желейке передал, но сильно сомневаюсь, что сестре нужны коды доступа в Казематы Алтеи.

Там, в спальне, я была слишком напугана, чтобы думать об этом. Чересчур много шокирующих новостей и агрессивной Карлотты, не говоря про спальню и остальное. Вот же растудыть тебя в карягу! Как же нам вернуться на астероид и просканировать полукровку? Я даже не помню в каком именно секторе эти долбанные Казематы находятся! Ещё и время поджимает. 

Ломая голову, я попробовала связаться с Миртой. Вдруг, что подскажет? Увы, ничего не вышло. Сестра и вчера не откликалась, но я не слишком беспокоилась. Мало ли, занята была или отсыпалась. Но не два же дня подряд! С другой стороны, сейчас я в раздрае, а для мысленного контакта нужна сосредоточенность. Подожду чуток и снова попробую дозваться.  

Я быстро привела себя в порядок и, пока Улянь в свою очередь «чистил перышки» в дезинфекторе, достала из стазисного шкафчика воды. Напилась, а потом, оставив на столике полный стакан для каха, завалилась на кровать. Спать не хотелось, но в горизонтальном положении стало чуть полегче.

Когда желейка вышел из душа и залпом опустошил стакан, я сбивчиво выдала ему свои соображения, но Улянь не проникся.

- Сделанного не воротишь, а мы сейчас не бойцы. Нужно привести себя в норму, а там посмотрим.

- Мы здесь надолго застряли?

- Без понятия, - пожал он плечами и отошёл от стола. - Давай пока сменим тему. Не стоит зазря себя накручивать.

И не поспоришь ведь.

Отгоняя дурные мысли и грызущее чувство вины, покладисто кивнула. Кровать была узкой, так что я повернулась на бок, давая другу чуть больше места. Когда он лег, пристроила голову ему на плечо и задумчиво протянула:

- Слушай, а что могло потребоваться службе безопасности в казематах? Да ещё регулярно. Вряд ли они позволили пиратам контролировать телепорт, раз уж он такой секретный, просто так. Да и ты говорил, это дорого. Никто из-за одного-двух перемещёний не стал бы заморачиваться.

- Сонь, я на службе в СБСМ не состою. Откуда мне знать? Могу только предположить.

- Ну так предполагай, потому что у меня в голове каша. Даже Мирту вызвать не могу.

- Вероятно, ещё один побочный эффект от телепортации. Ты пока не дергайся. Она где-то рядом совсем. По меркам космоса, конечно. Сейчас отдохнём немного и попробуем связаться снова. 

Я и забыла, что Улянь Мирту по браслету отследить может. Фуух…

- Так что там со службой безопасности?

- Мне кажется, казематы тут вообще не причём.

- Почему?

- Наверняка сотрудники СБСМ в крайних случаях использовали этот астероид и генератора пиратов как способ уйти от погони и слежки. Смотри, наш корабль остался у Альберта. Если бы кто-то за нами следил, решил бы что и мы на астероиде. В крайнем случае, надзор осуществлялся бы за покидающими базу звездолётами.

- А пожалуй, ты прав. Тогда в картину вписывается и поведение Альберта, и эта вот комната со всем необходимым, и даже универсальная кабинка в санузле.

- И коды, - вставил свой хвостик Улянь. – Фогги дал ключи от системы защиты.

- Хм… Как-то слишком легкомысленно с его стороны. Не находишь?

- Вовсе нет. Со службой безопасности выгодно дружить. Тем более пиратам.

- А если бы мы хотели… ну, я не знаю… Например, уничтожить базу?

- Если бы Союз этого действительно хотел, уже сделал бы без всяких телепортов. К тому же не думаю, что здесь только один защитный контур. Всё что мы можем, какое-то время находиться здесь незамеченными, а потом покинуть казематы без лишнего шума.

- На чём, если корабль у Альберта?

- Уверен, здесь имеется парочка законсервированных челноков и яхт для сотрудников СБСМ. Ещё полчасика полежу и всё выясню.

- Заболтала я тебя, - грустно констатировала. – Прости.

- Не извиняйся. Мне нравится разговаривать с тобой. Отвлекает и на душе светлее становится. Что ещё ты хочешь обсудить?

Неожиданно даже для себя самой, я смешалась и почувствовала, как к щекам приливает кровь. Умеет же сбить с толку! Собираясь с мыслями, помолчала немного, но любопытство победило некстати одолевшее смущение.

- Вот интересно, почему телепорты малораспространены? Перемещаться так очень неприятно, но когда это останавливало серьёзные организации? Дорого? Да. Но очень уж полезно для спецслужб. Никогда не поверю, что разведка каких-нибудь лукияски не нашла бы средства для содержания нескольких телепортов. Хотя бы между столицами пары-тройки самых больших систем. Дальность перемещения магическими порталами ограничена пределами планеты, а у технологий таких жёстких рамок нет.

- Есть, просто другие и обусловленные иными причинами. Точки входа выхода должны оставаться точно в заданных координатах, а планеты вращаются. К тому же в границах систем энергетические поля планет создают помехи, сбивая настройки. Поэтому телепорты устанавливают исключительно в открытом космосе, кото-орый…

Улянь с намёком ткнул меня пальцем в кончик носа и выжидательно приподнял бровь.

- Контролируется Союзом, - с улыбкой закончила я его фразу.

- Именно.

Тоже мне, интриган. Тут всё ясно уже – разложил по полочкам и разжевал как маленькой. Будь тут сестра, она бы и первопричины такого положения вещей объяснила, но главное и я знаю. Внутри отдельно взятой системы власть Союза ничтожна, зато всё, что вне её рамок, находится под юрисдикцией СБСМ.

- Но самое интригующее, - Я чуть сдвинулась и, опершись на локоть, заглянула в сиреневые глаза каха. - совсем не это.

- И что же?

Лицо желейки было спокойным, а в глазах прыгали смешинки.

- Ты.

Смешинки мгновенно исчезли, но я продолжила:

- Говоришь, что на службе в СБСМ не состоишь, а шифруешься как опытный шпион. Твои осведомленность и догадливость поражают воображение, а о себе толком ничего не рассказываешь, от вопросов уходишь. Вот как ты мог случайно натолкнуться на засекреченную инфу о телепортах?

- Ты меня в чём-то подозреваешь? – иронически вкинул брови, но взгляд остался серьезным.

- Скорее поражаюсь. - Хмыкнув, я снова легла, пристраивая голову у него на плече. - Или восхищаюсь. Не поняла ещё. Это же надо! При таких вводных заставить себе доверять. Изумительно. Мы знакомы-то без году неделю.

В комнате воцарилась тишина. У меня закончились силы, а желейка просто не хотел говорить. Ну да, он мастер отмалчиваться, когда дело касается его секретов. Ну и пустота с ним.

- Соня, я действительно никогда не работал на СБСМ, но мой отец был дружен с бывшим главой Союза, - через какое-то время всё же сподобился подать голос Улянь. - Его супруга моя троюродная тетка.

- А разве Солер[1] женат? – немного вяло из-за накатывающей дремоты, удивилась. 

- Когда-то был. Она скончалась почти три десятка оборотов тому назад.

- Ты ее любил? Тётку. Соболезновать стоит?

- Нет. Я её даже не видел никогда.

- Тогда ладно, - я поерзала, поудобнее устраиваясь.

Кахи такие чудесные на ощупь! Будто вода ожила и специально для меня приняла удобную форму.

- Ещё вопросы будут? – спустя пару секунд раздалось напряжённое.

- Пока нет. И я злюсь, - буркнула недовольно.

- За что именно?

- Ты слишком удобный. Лежала бы на тебе и лежала. Надо с Миртой связаться, а мозг выключается. Того и гляди забуду, где кровать кончается, и стеку на пол.

- Да, - Улянь осторожно приобнял одной рукой и в его тихом голосе снова проскользнула улыбка. – Серьёзный недостаток, как ни крути.

- И не говори… - с тяжёлым вздохом я прикрыла глаза.

Одну минуточку ещё полежу, и попробую выйти в сеть.

И я провалилась в сон.

 

Глава 17 Приехали. Мирта

Острый запах тархуна щекотал ноздри. С тех пор как в прошлом веке в Союз вступили ушохи, тархун вошёл в моду. Минеральными ресурсами родной мир ушастых рептилий был не богат, а вот растительности самого разного толка имелось с лихвой. Вот и торговали ушохи чем могли. Предлагаемый ими ассортимент включал в себя несколько сот тысяч растений от лишайников до древовидных папоротников, но именно тархун почему-то стал наиболее популярным у гуманоидов.

Его и в салаты кладут, и в напитки, ещё как приправу используют. Ну и большинство лекарств и медицинских препаратов последнее время изготавливают именно с этой отдушкой. Самое смешное, наварились на тархунном буме не столько ушохи, сколько химические предприятия других рас. Настоящую траву закупать дорого, да и хранится она хуже искусственных аналогов, а большей части лорри без разницы, тархун там или нет.

Окутанная ароматным шлейфом, я какое-то время ещё грезила в полусне об удивительном мире, где все зелено и пахуче. Где нет городов, а промышленные предприятия прячутся под землей, в естественных и рукотворных пещёрах. Ушохи дышат кожей и малейшие загрязнения в атмосфере или воде ощущают слишком остро, чтобы экономить на фильтрах и прочих системах безопасности.

Из полусна меня выдернул встревоженный голос гарна:

-  Как она? – ещё не вполне очнувшись, услышала я.

Никто не ответил, зато стенки стаба завибрировали, а в ушах загудело. Жаль, вопросик-то насущный. Ощущение, будто пару часов в центрифуге провела. Мятая, тяжёлая и умеренно побитая - всё ноет, хотя и не слишком сильно. Скорее нудно, чем больно, но в целом состояние аховое. Лучше бы не просыпалась! Увы, назад дороги не было. Я всё вспомнила.

Подождала немного, прислушиваясь. Всё чудилось, стоит пошевелиться, и на меня опять кто-нибудь накинется или упадет. Ну, или вопить начнет. В контексте наличия на корабле банши ещё не известно, что хуже. Но слух улавливал только тихое шуршание хвоста цаце по полу, невнятные шорохи и непонятное гудение.

Наверное, я всё же снова задремала, потому что когда открыла глаза, Сэлинея уже не было. Может, мне он мне вообще приснился? Прижимая к груди простыню, которую кто-то предусмотрительно положил в стаб, села. Огляделась, пересчитывая активированные стабы. Нет, здесь только женихи. Значит, гарн просто ушёл. Вот и чудненько. Живой, на ногах – и слава вселенной.

Перевела взгляд на Алукарда. Тот с подчёркнутым спокойствием что-то писал на виртлисте.

И я бы даже поверила в его спокойствие. Цаце всегда выглядят чуть отстраненно. Только вот конкретно сейчас некоторые из червеобразных глазастых «волосков» на голове медика медленно покачивались, а это верный признак волнения. Из-за того, что у представителей этой расы глаза очень маленькие, боковое зрение обеспечивают отдельные пряди возле висков и на затылке. С другой стороны, в случае настоящего волнения волосы двигались бы куда быстрее и хаотичнее. То есть он не испуган. Уже неплохо.

Стоило мне с облегчением выдохнуть и открыть стаб, как из тёмного угла за шкафом выступил Роберт. Сделал шаг и замер, глядя в упор. Я нервно сглотнула. Глаза его снова были голубыми, хотя чуть потемнели. Исчезли перламутровые отблески на скулах. Показалось, капитан стал ниже ростом, зато раздался в плечах.

У меня заныло под ложечкой и в животе. Внешность – ерунда. Пугала неотрывная пристальность взгляда, её жутковатая неотвратимость. Голос Алукарда стал спасением:

- Непостижим вселенной пульс для смертных, в её дыхании смешались жизнь и тлен. Эфира плоть не сокращай движеньем, терпеньем благо времени дари.

Я обернулась. Цаце стоял уже возле меня, демонстративно сжимая между указательным и большим пальцами сероватый кристалл храна с магией. Кажется, он имел в виду «не подходи» и сказал это акрону? Да ещё купол абсолютной защиты приготовил? Кошмар какой!

Роберт не ответил, но воздух завибрировал от почти беззвучного низкого гудения. Сразу вспомнилась банши. Вот ей эту картину точно видеть не стоило, иначе от меня мокрого места не останется.

- Где Нелли? – шёпотом спросила, уже предчувствуя неприятности.

- Я её запер, - раздалось из-за спины. – Как ты себя чувствуешь?

Сэлиней закрыл за собой двери и вошёл в медотсек. Кожа землистого оттенка, под глазами круги, но в остальном целый и невредимый, разве что любимый рыжий жилет поменял на другой, коричневый. А вот выражение лица непривычно угрюмое и злое.

- Со мной всё в порядке, - я улыбнулась, с трудом удержавшись от порыва немедленно вылезти из сферы, и кинуться обнимать механика. -  Сам-то как? 

 - Терпимо, - с явной настороженностью поглядывая в сторону капитана, поморщился он.

Гул нарастал. Это последствие атаки банши? Наверное. И тут до меня дошло. Я вытаращилась на гарна:

- Как это «запер»? В смысле! Она же нематериальна!

- Как-как… С большими энергозатратами и ненадолго. - Сэлиней направился было к нам, но остановился, повинуясь предостерегающему движению Алукарда.

- Поясни!

Меня распирало от любопытства. Даже шум в ушах и собственная вялость не мешали – я только что не подпрыгивала, хотя прыгать, находясь в сидячем положении да ещё в пузыре стаба, не очень-то удобно.

- Ты меня сама просила глянуть, как переделать наручник для Нелли. Помнишь?

- О чем он? – пророкотал Роберт. Тихо-тихо, шёпотом почти, но мы все услышали, а в одном из шкафов что-то жалобно тренькнуло.

Пришлось отвечать, хотя куда больше хотелось услышать ответы на собственные вопросы.

- Да я тут недавно наткнулась в сети на очень любопытную работу ведущего научного сотрудника исследовательского центра на Зогле.

Скептически вскинутая бровь капитана заставила поправиться:

- Ну ладно!  Сеть была закрытая, а центр засекреченный. И что? У меня доступ.

На вторую взлетевшую бровь я отреагировала, воинственно скрестив руки на животе.

- Что? – вскинув подбородки, спросила с вызовом.

Я не шпион и не преступник. Просто мне были нужны сведения, которых на открытых ресурсах нет. Пришлось подсуетиться. Где-то я сама искала выходы на компетентных лорри, консультируясь по особо заковыристым вопросам. Где-то отправляла официальные запросы (преподаватели подсказали, что и как), а потом Елисик помог взломать те базы, до которых сама не добралась. Так что да, доступ к секретным базам и сетям у меня был, хотя не везде законный. Ну и что? Надо же как-то информацию добывать!

- И? – напомнил о себе капитан, глядя на меня со странной улыбкой.

Вроде не издевается. Посверлив его взглядом ещё с минуту, я продолжила:

- Так вот, работа была весьма интересная. Правда, изложено всё рунами, но это – мелочи. Я за ночь перевела. Если верить профессору, энергетики, лишённые физической оболочки, способны преобразовывать энергию в материю, изменяя её волновую структуру. Этот процесс у них происходит на интуитивном уровне, неосознанно. Помните, как Нелька едой кидалась?

Со стороны Сэла послышался скептический смешок:

- Если бы только едой!

- Это не важно. Я подумала, что если вычислить частоту колебаний…

- Мирта, я же говорил тебе, - вклинился гарн - не «частоту». Тут скорее речь о структуре…

- Сэл, не грузи. Я этого точно не пойму, - прервала его, отмахиваясь. – По технической части совсем не шарю. Для меня физика что лес дремучий. Но суть ясна. Можно создать прибор, который будет ловить частоту…

Глянув на Сэла, скорчила рожицу.

- Ладно. Прибор, который будет имитировать бессознательные действия энергетиков. Тогда, если его излучение будет узконаправленным, их бестелесная сущность станет материальной! Так ведь, Сэл?

- Сформулировано абсолютно неверно, безграмотно и сбивчиво, но в целом что-то вроде того. Я могу разъяснить подробнее, если надо, да и чертежи с формулами приложить. Они у меня в мастерской.

- После. Лучше скажи, неужели получилось? Так быстро? Когда ты успел?

- Я и не успел, - он пожал могучими плечами. – Сам только утром из медотсека вышел. Меня хватило лишь переделать с учетом твоих догадок один из малых гипердвигателей. Перенаправил модифицированный энергопоток, разбил на лучи. Получилась клетка. Роберт помог заманить Нельку, а на остальное времени не осталось. И если откровенно, совершенно не горю желанием помогать этой ополоумевшей идиотке. Она же чуть нас не убила! Опять!

- Зачем так жёстко. Нелли – серьёзная проблема, но ведь она не виновата. Я тебе уже говорила…

- Хватит! – неожиданно грозно и страшно зашипел механик: – Такими темпами, ты до совершеннолетия не доживешь. И хватит уже всех оправдывать. Посмотри, к каким последствиям это привело. Двое суток в стабе, а сама серая почти. Краше в омут с камнем кидают!

Я моргнула. Учитывая, что в родном мире Сэла в омуты кидают исключительно покойников…

- Уж прости, что пугаю тебя непрезентабельным видом, – обиделась. – На звание «мисс Вселенная» никогда не претендовала. Только Нелька, всё равно, не… Стоп! Как двое суток?

- А вот так! Я тут посмотрел отчет твоего стаба, - Он гневно махал хвостом, с такой скоростью, что тот превратился в размытую полосу. Я только кисточки и видела, когда они били гарна по бокам. – Впечатлился до печёнок!

Я нервно пошевелила ушами и подалась назад, упираясь в стенку сферы. Чего это Сэл так взбеленился? Нет, точно - банши заразная.

- Молчишь? – прошипел он, игнорируя недовольное сопение капитана. – А я скажу! Я сейчас тебе всё скажу! Жалко тебе Нельку, да? Она не виновата? Умница, дорогая! Понимание и терпимость рулят! А последствия мелким шрифтом на семи страницах! И перелом трех ребёр, и внутреннее кровотечение, и сотрясении мозга, и повреждение одной из барабанных перепонок. И это я не говорю про мелочи вроде аллергии, интоксикации, переохлаждении и прочем!

Я потрясенно моргала, всё больше вжимаясь в стену стаба. Боковым зрением заметила, как шагнул вперёд капитан, но его перехватил цаце, почему-то стоящий уже рядом с ним и держащий его тремя парами рук. А Сэлиней наступал. Остановился он уже касаясь края стаба.

- Чудо, что ты сюда дошла на своих ногах! И знаешь что, Мирта? – прошипел он с присвистом и ка-ак рявкнет: – Пошло твоё терпение вместе с жалостью кентавру под хвост! Глубоко и надолго!

Я икнула, но собралась и хотела ответить. Алукард опередил:

- Уходи, - в приказном тоне пропел цаце на всеобщем.

Несмотря на сильный акцент, Сэл понял и даже послушался, напоследок бросив на меня злой взгляд исподлобья. Длинно выдохнув, я перевела взгляд на врача. Теперь он не держал капитана, а держался за него и был заметно бледнее обычного, даже волосы потускнели. То есть он Сэлинея не просто попросил свалить, а заставил посредством магию разума? Так вот почему механик подчинился беспрекословно!

- Зачем? – ахнула я. - Использовать магию в космосе опасно. Вы же перегореть можете!

- Ветра судьбы несут потери на ленты всех больших дорог. На том пути для Сэлинея лишь тьма и тлен, на этом рок.

- Эм… - почему-то я откровенно тормозила. Пару раз моргнула, глянула на побелевшие сжатые губы блондина, на цаце и обратно. Еле-еле дотумкала до смысла фразы, но в голове он не укладывался. – Почему это Роберт хотел убить Сэла?

Дальнейшее меня сразило наповал. Цаце утёр пот со лба, растёр между пальцев кристалл храна и, когда нас укрыл защитный купол, начал объяснять. Пришлось навострить ушки, благо, если не отвлекаться, речь Алукарда я понимала хорошо.

Капитан уже говорил, что акроны во время мутации теряют любое подобие разума и становятся агрессивными. Про рост сэксуальной озабоченности в этот период я и сама догадалась. Благо, последние события простора для сомнений не оставляли. А вот о привязке услышала впервые. И если бы только о ней!

Бедные акроны! А я когда-то гадала, почему высокоразвитая раса так ревностно бережёт свой мир от гостей извне. Всё оказалось просто и страшно. Кое-что я уже знала из прошлого признания Роберта, но сейчас всплыли факты, которые сводили кусочки пазла воедино.

Три планеты системы обладали неимоверным магическим фоном, что само по себе могло стать причиной для нападения нескольких империй. Но акроны беспокоились по другому поводу. С их технологиями и ресурсами даже от демонов отбились бы на раз. Хуже другое.

Мужчин этой расы можно было встретить почти в любом мире любого сектора нашей Вселенной. Изучать их никто не изучал, они не шли навстречу, но и не скрывались никогда. Мужчины как мужчины. Почти поголовно красивые, сильные, обходительные и неглупые. Все немые и без магических способностей. Вот и всё, что было о них известно. Ну, ещё детей от них не бывает.

Я думала, им просто любопытно мир повидать или дома не сидится. Выяснилось, путешествовать вне родного мира каждого мужчину обязывал закон. Почему? Просто женщины акронов, хотя и не владели магией в традиционном смысле, были её источниками. Они улавливали любое излучение, многократно его усиливая. Примерно, как линза луч света.

На Гессе, родной планете Роберта, бесценные храны были по настоящему бесценны. Платить за них никому в голову не приходило. Во время полового созревания от местных девушек так шарашила сила, что им приходилось обвешиваться накопителями.

Кристаллы выращивались искусственно, и стоило это ничтожно мало. Их нашивали на одежду, носили в карманах и мешками складировали под кроватями, столами и везде, где можно и нельзя, лишь бы бесконтрольные всплески силы не превратили дом или даже город в… озеро, например. Или трёхголовую птичку. Или в пепелище.

Прознай об этом кто-то из посторонних, судьба акронов была бы решена. Живые источники силы – это не только вожделенная мечта магов, но и невообразимые деньги, а для некоторых и оружие. Слишком мощное, чтобы позволить ему оказаться в руках соседа. Охоту за ним начали бы абсолютно все, и никакой Союз ничего сделать не смог бы. А это - война. И не против акронов, а всех против всех.

Акроны - древняя, сильная и мудрая раса. Они прекрасно осознавали, что завоевать всю вселенную невозможно и выбрали иной путь защиты. Именно поэтому закон предписывал мужчинам демонстрировать всем и каждому, что магией акроны не владеют. Немота, кстати, была естественной.

Дело в том, что представители долгоживущих рас взрослеют очень медленно и в полную силу входят не сразу. Способности просыпаются постепенно. Те же эльфы начинают контролировать свои, лишь перешагнув рубеж в пару веков. Впрочем, в этом возрасте они выглядят и ведут себя как подростки. Это я к чему…

Соотечественники Роберта живут поменьше, но не на много, и выдворяют свою молодежь, едва те достигают первого порога зрелости, лет эдак в шестьдесят. По их меркам – юность, а по нашим - молодость. Не по годам, конечно, а по сути. Я вот как раз свой первый порог перешагнула, пока в стабе отдыхала. Роберт в этом возрасте покинул Родной мир.

Кстати, ни юноши, ни девушки акронов не говорят. Голосовые связки слабые. Ближе к мутации начинают выделяться какие-то хитрые гормоны, которые делают возможным зачатие и параллельно укрепляют связки. Способность говорить – предпоследний симптом перехода к зрелости. Ещё оказалось, акроны с возрастом приобретают способности менталистов, отсюда и моё невесть откуда взявшееся влечение. А я на голос грешила, который почти не причём. Вспоминая, чересчур задумалась. Алукарду даже окликнуть пришлось, прежде чем продолжать.  

Так вот… Половая зрелость у акронов наступает спустя ещё несколько десятилетий, но конкретных сроков нет. Изменение цвета ногтевых пластин и пигментации кожи на ступнях – симптом, означающий, что следует срочно возвращаться на родную планету. Уже через несколько месяцев после этого прорезается голос, потом начинается активная фаза мутации. Длится она от семи до десяти суток и неизменно приводит к помутнению рассудка со всеми вытекающими.

Всё это я знала уже несколько дней, а вот остальное… Оказывается, взрослые акроны не покидают Гессу вовсе не по своей прихоти или из-за лени. Во время мутации единственным связующим звеном с реальностью, не позволяющим окончательно и бесповоротно утратить разум, становится женщина. Ещё и поэтому так важно вернуться на планету в кратчайшие сроки, едва появляются первые симптомы мутации.

Дома молодых людей встречают не родители и друзья, а уполномоченные из числа старейшин-мужчин. Это делается нарочно, чтобы избежать неприятных недоразумений с близкими по крови или связанными обязательствами женщинами.  Вновь прибывшие до окончания трансформации проживают обособленно, не имея возможности покинуть территорию небольших, тщательно охраняемых домиков, которые называются «Ренгессе». А вот общаться по сети и приглашать гостей не возбраняется.

Для уборки, готовки и прочего на Гессе используют роботов, но только не в Ренгессе. Там все работы выполняют незамужние акронки. Кроме того, любая желающая может запросто зайти в гости познакомиться и присмотреться. Не смотря на это, чаще всего якорем становятся девушки из прежнего круга общения.

Когда выбор сделан и одобрен обеими сторонами, прочие акронки покидают дом. Молодые остаются вдвоем, а избранница становится «якорем» для мужчины. Только её одну он будет слышать за порогом безумия. Лишь ей одной никогда не причинит вреда намеренно ни во время мутации, ни после. Секс, кстати, вредом не считается и является обязательной частью закрепления привязки. Одна заковыка – расстаться на длительный срок эти двое уже не смогут никогда. Долгая разлука мучительна и морально, и психически.

- Хм… - Я задумчиво почесала за ухом. – А если никто так и не приглянется до срока?

Цаце дёрнул плечом и отмахнулся, пояснив, что в этом случае выбор остается за девушкой. Которая изъявит желание стать спутницей несвоевременно разборчивого лорри, та и будет.

- А если вообще без девушки?

- Сон разума сродни сгоранью тела, и тлен приходит к лорри не спрося…

- Фигово.

Я говорила, растягивая звуки на манер цаце, но сами фразы составляла без ветиеватости. Слишком поджимало время. В памяти то и дело всплывали пресловутые «два дня». Мало того, что я проспала собственное совершеннолетие, так ведь мы уже почти прилетели, а у меня ни кодов, ни сил. К счастью, Алукард тоже старался сократить рассказ и для цаце выражался очень сухо и кратко.

- То есть… - неоправданно пристально разглядывая свои ладони, протянула я. Договаривать не хотелось, но выхода не было. Хоть сто раз зажмурься, очевидное не перестанет таковым быть. – Если я правильно поняла, те лорри, которых нам предстоит вызволить из казематов не толко безумны, но и неизлечимы?

- Их дни судьбою сочтены, но душам время стало колыбелью.

Я в сердцах выругалась. Мы едем воровать покойников. Да, агрессивных и подвижных, даже живых в каком-то смысле, но всё-таки покойников. Лорри без признаков разума и шанса на выздоровление. Но причины, по которым Роберт готов рисковать ради них, я понимала.

По договоренности, пиратов не трогают, пока те ограничиваются похищением заложников ради выкупа. Все захваченные корабли и лорри учитываются автоматически. О товарах, правда, речь не идет. Что нашли, то ваше. Да и во время самих захватов смерти случаются. Не без этого. Но нападающим и самим выгодно обойтись без крови. Ведь каждый живой лорри – это немалые деньги, а мёртвый – испытание договоренностей на прочность и куча проблем.

Именно поэтому пленников не убивают никогда. Их не только обеспечивают всем необходимым, но и лечат хорошо. Если же кто-то умирает по естественным причинам, покойников отправляют в лабораторию Союза. Там трупы тщательно исследуют, чтобы выяснить причину смерти.  

Если погибшие акроны попадут в лабораторию, их расовая принадлежность станет очевидной, а физическая форма и моральное состояние вызовут множество вопросов. А где вопросы, там и ответы. При Союзе заняты не только самые лучшие, но и самые дотошные специалисты со всей Вселенной. Плохих не берут, а лишённые любопытства сидят дома.

- Как же в Казематах оказались сразу двое? – возмущённо воззрилась я на Роберта.

Ладно бы один. Его вид можно было бы списать на случайную мутацию. Всякое бывает. Радиация, магические отходы, да что угодно! А двое – это конец. Никто же не поверит, что идентичные изменения произошли случайно. Хотя, если сослаться на какого-нибудь фанатичного учёного-маньяка… Нет, не выйдет. Вопросы всё равно никуда не денутся. Вот бублик горелый!

Помешкав, блондин начал рассказ, но в ту же секунду из ближайшего шкафчика донесся звон лопнувшей мензурки. Алукард укоризненно покачал головой и перехватил инициативу.

С его слов выходило, что старший из молодых людей оказался заперт на Шлее, в гареме правительницы. Как уж он там очутился, история умалчивает, но могу предположить. В соседней системе располагается крупная торговая база, а на ней ремонтные доки.

В дороге всякое случается, часто проще устранить неполадки по пути, чем, рискуя, тащится на неисправном корабле до пункта назначения. Думаю, там акрона и заприметили. Похитить лорри в шумной толпе торговцев – не штука.  Но не об этом.

Выбраться из плена лорри не смог, зато спустя пару лет умудрился послать весточку другу. Тот направлялся на Гессу, но развернулся и рванул на помощь. Хорошо хоть догадался семью предупредить, а те доложили кому надо.

Из гарема товарища спаситель вытащил. На пару они угнали челнок, потом пересели на пассажирский звездолёт. Об их последующих перемещёниях известно всё. Беглецы связывались со своими по сети, не скрывая и того, что находятся на грани мутации. Домики подготовили, а старшего даже ждала какая-то девушка. Увы, молодые люди до Гессы не добрались. Оба находились на грани, когда их звездолёт захватили.

Представляя себе последствия мутации на глазах чужаков, акроны спрятались где-то на корабле, напоследок доложив обстановку своим по сети. О дальнейшей их судьбе правительству стало известно из других источников. Из каких, Алукард не сказал, а я не спрашивала. Шпионы есть у любой мало-мальски развитой расы.

Примерно на этом этапе в игру вступил Роберт. Время его странствий тоже подходило к концу, он только-только закончил работу по контракту и летел домой. Тут-то и вышло на него правительство Гессы, всерьёз обеспокоенное судьбой беглецов. Лично я думаю, их куда больше волновали риски другого плана, но спорить с Алукардом не стала. Смысл? Только время потратим, а цаце и сам не дурак. Всё прекрасно понимает.

К сожалению, нанять сторонних лорри для акронов было чревато все теми же лишними вопросами и рисками. Старшее поколение сиднем сидело на планете, а из молодых поблизости оказался только наш блондин, да парочка едва оперившихся юнцов без опыта и связей. Последних в расчет не брали, да и Роберт, получив задание, сориентировался очень быстро.

За считанные дни он нашел корабль, команду собрал в сжатые сроки. Необходимое, вроде запаса хранов, доставил на борт один из акронов, которому пришло время покинуть Родину. Почему Роберт не включил его в экипаж, для меня – загадка. Впрочем, наверняка причины были, но важно ли сейчас до них докапываться? А сам капитан… Ну, почему ему так не подфартило?! Почему мутация подступила вплотную сейчас, а не на пару недель позже!  Увы, вопрос риторический. Ответ – потому что.

И будто этого мало, с лёгкой руки Фурга, швырнувшего меня прямо в блондина, нарисовалась ещё одна проблема - привязка.

Когда я прилетела капитану в руки, его организм счёл за благо променять далекого журавля на близкую жабу. В смысле, недоступную по ряду причин акронскую девушку на девушку кшорти. Оно и понятно. Других-то претендентов на роль якоря не было. Ну не Нельку же него за считать! Нет, она девушка, конечно. Только для продолжения рода не пригодная.

То ли дело кшорти! А тут ещё нежданный тактильный контакт и запах крови. Не той, которую Фург разлил, а моей. Я ведь тогда вся исцарапанная была. Что сказать? Роберт увидел, Роберт захотел, Роберт облапил, обнюхал и признал пригодной для своих целей. Пусть на инстинктивном уровне, но сути это не меняет. Хорошо хоть сексом не успели заняться, а то закрепили бы привязку и куковать мне весь остаток жизни на Гессе в обнимку с блондином.  Это, если эпопею с Казематами переживу. Прикопать свидетеля всегда проще, чем его контролировать. А ещё банши…

Дело – труба.

И стоило так бегать от женихов, чтобы на ровном месте почти выйти замуж? Для акронов привязка – тот же обряд бракосочетания.  И без шансов на развод.

Наверное, я слишком перенервничала, потому что при мысли о незавершенном «свадебном обряде» чуть не расхохоталась. Во вселенной масса его вариантов, но о таком даже я никогда не слышала. Вампир в роли жреца, коробка вместо платья и – брямс! – покорябанной невестой по лбу жениху. Р-романтика!

 

Глава 18 Выход из положения. Мирта

Помотав головой, я задумалась. Если мутация без якоря – смерть, придется выбирать между моей свободой и жизнью Роберта.  Оба варианта меня не устраивали от слова «совсем».

Должен быть выход. Должен!

Я посмотрела на блондина. Он сверлил пристальным взглядом, но не рычал и загребущие ручки не тянул.

- Очень рада, - проговорила, плотнее закутываясь в простыню – что ты ещё в своем уме. Держись, пока сил хватит. Авось, и придумаем что-нибудь путное.

Капитан саркастически улыбнулся. И хотя улыбка эта была горькой, лицо его стало ещё красивее, чем обычно. Застывшие в напряжении черты смягчились, глаза засверкали, будто кто-то включил внутри капитанской головы лампочку в тысячу свечей. Блондин качнулся вперед, приоткрыв рот, но ничего сказать не успел.

- Но-но! – вытянув вперёд руку с растопыренными пальцами, я пресекла его порыв. – Я замуж не собираюсь, так что не приближайся. Привязка не закреплена, но кто его знает. Лучше перебдеть. Стой там, пока с сестрой поговорю. Узнаю, что там с кодами. Если будем лапками шустро перебирать, успеем доставить тебя до дома, пока не поздно.

Судя по виду обоих мужчин, в благополучное разрешение они верили с трудом. Я же напротив – не могла поверить, что мы не справимся. Это было бы слишком несправедливо, а мы ведь ничего плохого не сделали. Не за что судьбе нас наказывать.

И всё бы ничего, но где-то на задворках сознания крутились слова, которые прочла в одной из древних сказок. Фразу безаппеляционно и спокойно произносил смерть: «Справедливости нет. Есть только я[2]». И вот разум подсказывал, что скорее всего прав был именно Смерть, а не я со своей наивной верой в лучшее. Но с другой стороны, надежда куда предпочтительнее уныния.

 Поэтому, проигнорировав собственные сомнения и скептический настрой коллег, я отошла в дальний конец комнаты, присела на краешек рабочего стола цаце и активировала кровную связь с Соней.

Ответа не было долго, но, когда совсем отчаявшись, собралась отключаться, раздался сонный голос сестры:

- Мирта, я сплю. Чего тебе? – и в ту же секунду совсем другим тоном вскрикнула: - Ой! Миртусик!

Она осеклась, сдавленно охнув, и простонала:

- Моя голова! Совсем забыла, растудыть твою в карягу.

- Что?

- Ничего. Не обращай внимания. Слава вселенной, ты объявилась. А я тебя второй день дозваться не могу. У нас тут такое!

Чувствовалось, что сестра пытается сдержать эмоции, но они лезли наружу, как дрожжевое тесто из кастрюльки. Это настораживало и немного пугало. Если ещё и тут всё пошло наперекосяк…

- Какое? – осторожно подбодрила я сестру.

- Ой, даже и не знаю, с чего начать. Лапонька, прости! Кажется, мы тебя подвели.

У меня сердце упало и чуть не остановилось. В горле комом встали слезы, хотя мне такая чувствительность не свойственна. Да я за всю жизнь плакала всего-то раза четыре! Сейчас же еле сдержалась, чтобы не взвыть в голос. Все планы, надежды на спасение Роберта от смерти, а себя любимой от брака – всё пошло прахом! Как же так?

Соня тем временем продолжала что-то тараторить, то ли извиняясь, то ли оправдываясь. А меня будто пыльным мешком из-за угла ударили. Рассказ про фогги, креблина, который на самом деле оказался кшорти, угрозы и кровать смешались в одну большую невнятную какофонию звуков и образов. Ровно до того момента, когда расфокусированный слух не уловил знакомое название.

- Стоп! – больше себе самой, чем сестре. – Казематы Алтеи?  Повтори, что ты сказала?

 - Вот и я поначалу не поверила, - хмыкнула Соня. – Думала, ках с ума сошёл или у меня слуховые галлюцинации начались. Эта телепортация – мерзкая штука. Тошнит жутко, мозги потом как варёные, болит всё. Но мы тут покумекали малость и, думаю, желейка прав. Кстати, где ты его нарыла? Он всегда прав! Даже удивительно.

- Погоди. Хочешь сказать… - я сделала страшные глаза и продолжила вслух: - Фогги телепортировал вас прямо в казематы Алтеи? Но это в другом секторе! Ни один портал не способен на та…

Роберт с Алукардом окаменели.

- Да не портал, а телепорт!

- Это ещё что за фигня такая?!

- Вот такая непонятная фигня. Там вошли - тут вышли.

- Но как?!

- Издеваешься? Я же не технарь, тебе потом Уляшечка всё объяснит. Если захочет, конечно.

- Но казематы Алтеи?!

- Именно. Мирта, прости, пожалуйста. Мы правда не ожидали такого поворота. Кто же знал, что у этого демона в спальне телепорт и чёкнутая кшорти, да ещё в обличье креблина. Признаться, у меня от страха последнюю соображалку отшибло. Я сама в переход шагнула, думая, что сплю. С другой стороны, выбора-то особенно и не было. Альберт со своей подружкой, чтоб им пусто было, закинули нас к хорту на кулички. Представляешь? Мы ещё не очухались, но…

Придушенная грудой неожиданных новостей, я слушала молча. Слёзы испарились, будто их и не было. Сестра все говорила, извинялась и обещала…

- Нет! – оборвала её я. – Не надо никуда возвращаться! Ты сказала, Улянь получил-таки от полукровки коды?

- Да, но не те. Мы всего лишь можем скрытно провести какое-то время в казематах, а после незаметно свалить. Я…

- Соня, ничего не предпринимайте! Сидите спокойно, приходите в себя, а я свяжусь с вами чуть позже.

И я оборвала контакт. Сестра у меня та ещё балаболка. Если её не тормознуть, сама не остановится. Закрыв глаза, я пару минут постояла, не веря свалившейся на голову удаче. Даже ущипнула себя и за бородавку дёрнула. Нет, не сплю! Вот же… хорт безрогий.

- А мои совершенно случайно попали в Казематы, - дрожащим голосом проблеяла и захихикала, как последняя дура. – Вместе со всеми кодами доступа! Теперь вот думают, как вернуться обратно к генератору и выбить сведения. Я ж не говорила, что именно за инфа у него на чипе.

Мужчины смотрели на меня с откровенным недоверием, а я не смогла удержаться от смеха - расхохоталась до колыханья всех подбородков и дёрганья ушами. Так ведь переживала, столько нервов, а они ненароком перевыполнили план, ещё и прощенья просят! Ой, не могу… Ха-ха! Сидят невидимками в самом сердце казематов Алтеи, отдыхают в спокойной обстановке и безопасности! Ну да, у них же Нельки нет…

Мало по малу, веселье сошло на нет, сдав позиции хорошему настроению и клокочущему энтузиазму. Роберт с Алукардом всё ещё не оправились от моей истерики. Нет, а чего они хотели? Я тут чуть с ума не сошла от растройства! К тому же, если Сэлу верить, исклбючительно благодаря стабу на ногах стою. Кстати…

- Так, мне срочно нужно навестить Нелли. Только одеться заскочу в каюту. Роберт, тебе обязательно за мной ходить?

- Не обязательно, - почему-то сквозь зубы рыкнул капитан.

Скептически поведя ушами, я хмыкнула и уточнила:

- Уж не ревнуете ли вы, многоуважаемый капитан?

- Ррр…

- Вот и прекрасно. Роберт, ты же сам понимаешь, как это глупо. Во-первых, я тебе совершенно не подхожу. Во-вторых, мне пока вообще никто не подходит. Замуж ещё лет двадцать не собираюсь точно. И потом, никуда я с корабля не денусь в любом случае. Нам сейчас не до надуманных проблем, с реальными бы разобраться.

- Есть эхо разума в словах, что слуха пением коснулись, - протянул Алукард, разводя руками. Последних было шесть, и цаце стал похож на богиню с картинок из сказок древних людей. - Будь стоек, друг. Сознанья свету не противься. Он дан вселенной нам во благо…

- Вот-вот! Роберт, может, тебе в стабе полежать пару денёчков? Авось, во сне мутация хоть чуток замедлится. Нам надо выиграть время, а там, глядишь, и до Гессы доберемся. Мы же на тебя в деле вызволения пленников и не рассчитывали. А теперь и вовсе справимся.

Мою инициативу не оценили. Капитан набычился, всем видом выражая несогласие, но я только пожала ушами:

- Ну, как хочешь. Алукард, попробуй его убедить, а я пока сбегаю оденусь. В простыне как-то непривычно.

 И я пулей выскочила из медотсека, отчаянно рассчитывая на цаце. Лишь бы справился и уломал капитана на время пополнить коллекцию моих спящих женихов. И вот ведь никто на борт не пробирался, даже с Донаты улетели без дополнительных пассажиров, а женихов прибавилось. Поветрие какое-то!

Заскочив к себе, вернее, к Сэлу в каюту, я торопливо натянула первые попавшиеся шмотки, радуясь, что в ассортименте на Подушке оказались и тряпки. Не совсем те, что я привыкла носить, но даже пижамные широкие штаны с длинной футболкой – лучше той рванины, в которую превратила мой гардероб Нелли. Торопливо умывшись, я нацепила браслеты и рванула в техотсек.

По дороге редактировала план действий. Сначала уточнить у Мефисто, когда прибываем, затем поговорить с Нелькой и Сэлом. Не в смысле рассказать им всё. Этого я не смогу, даже если очень постараюсь. Магическая клятва не позволит. Но появилась у меня парочка безумных идей.

- Дай, пожалуйста, позывные Мефисто! – буквально с порога накинулась я на гарна. – Мне очень надо с ним поговорить.

Дёрнувшись от неожиданности, Сэл оглянулся через плечо, но тут же вернулся к своему занятию.  Отвечал он, глядя на какую-то хитрую трубчатую деталюшку, в которой ковырялся пинцетом и нанохватом.  

- Именно с ним? – буркнул угрюмо.

- Сначала с ним, потом с тобой и в конце с Нелькой. Не томи, а то мне к Роберту с вопросами идти не с руки. Ну, Сэл!

Позывные он мне дал-таки, но с таким недовольным выражением на лице, что хоть сто      й, хоть падай. Кентавр же, на удивление, был собран и деловит. Казалось, он сразу начнёт ужин требовать и торговаться. Всё же я два дня в стабе продрыхла, а Мефисто тут на голодном пайке куковал, ведь загодя наготовленное Нелька изничтожила.

Ан нет! После нервного возгласа «Страшная женщина! Чур меня, чур!» копытный быстро перестроился на деловой тон и сообщил, что уже через пару часов планируется выход из подпространства в обычный гипер, а там до казематов рукой подать. Испытывать терпение пилота и отвлекать попусту не стала. Прервав контакт, посмотрела на широкую спину гарна, который с нарочитой демонстративностью продолжал работать. 

- Знаешь, - Я подошла поближе и встала чуть сбоку, рассматривая затылок Сэла. Волосы цвета лесного ореха закрывали мощную шею наполовину и слегка завивались. – Я и раньше подозревала, что у нас на борту гений, а теперь уверена в этом на сто процентов. Да чего мелочиться – на десять тысяч процентов уверена.

- Знаешь, - перекривил меня гарн, не поднимая головы. – Я вот ещё недавно был убеждён на счёт тебя в том же, а теперь сомневаюсь. Одного ума недостаточно. Порой здравый смысл куда полезнее, а ты с ним не дружишь.

От удивления у меня даже бородавочки дрогнули. Он назвал меня… умной дурой? Вот уж от кого не ожидала! Изумление моё граничило с восхищением. И польстил, и обругал!  С издевочкой, но при этом ничуть не обидно. Высший пилотаж…

 - Сэл… - не находя слов, протянула с улыбкой.

- И нечего смеяться! – обрубил, встав так резко, что стул опрокинулся и загрохотал по полу. – Мирта, я понимаю. Ты добрая наивная девочка, но нельзя же так безрассудно всё и всем прощать!

- Хм… Твои предложения? Подскажи, как я должна была поступить?

- Да послать банши с самого начала! Далеко и надолго! А если бы это её не проняло, потребовать у Роберта разобраться.

-  И что бы он сделал, интересно? – уже с досадой прищурилась я.

- Да какая разница? – уподобившись змее, зашипел со злостью. - капитан по должности отвечает за всех членов экипажа, включая тебя и Нелли. Он ка-пи-тан. В конце концов, он мужчина, ставший причиной нападок на тебя!

Поначалу я ощутила, как во мне поднимается раздражение, а потом… Механик так горячился, так ругался. И я просто улыбнулась.

- Спасибо, - только и сказала, глядя на Сэла с искренней благодарностью. – Ты очень тревожишься за меня. Это приятно.

Кажется, он собирался продолжить выволочку, но как-то сразу сдулся и тяжело вздохнул.

- Я чуть с ума не сошел, когда ты пропала, - признался тихо. – А после, когда увидел твои браслеты на полочке в ванной… Мирта, ты ведь могла погибнуть. Нелли опасна.

Я кивнула.

- Могла. И с тем же успехом можно упасть с высоты своего роста и свернуть шею.

Гарн укоризненно покачал головой и неожиданно обнял, молча погладил по спине.

- Я жутко перепугалась, - тоже призналась и почему-то шмыгнула носом. – И гением я считаю тебя. Никто другой точно не смог бы так быстро запереть банши. Только почему ты на меня злишься?

- Это я на себя злюсь, - со вздохом выдавил. – Обещал защитить и не уберёг.

- Не вздумай прощения просить.

- И не собирался даже. Смысл? Ты ведь уже кучу оправданий придумала и Нельке, и мне, и Роберту. Жаль, это ничего не меняет. Ладно, о чём ты хотела поговорить?



[1] Солер – ныне покойный глава межгаллактического союза.

[2]Цитата из книги “Мор ученик смерти» Дж.Т. Праттчета.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям