0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Страж. Часть 1 » Отрывок из книги «Страж. Часть 1»

Отрывок из книги «Страж. Часть 1»

Автор: Даниэль Зеа Рэй

Исключительными правами на произведение «Страж. Часть 1» обладает автор — Даниэль Зеа Рэй. Copyright © Даниэль Зеа Рэй

Даниэль Зеа Рэй

Серия «Мьеры». Книга II

Страж

Часть I

Пролог

Тильда всегда знала, что ее ждет успех. Ведь не может ждать забвение того, кто ежедневно упорно трудится, чтобы добиться своего? Поэтому в комнату к старой прорицательнице она вошла с гордо поднятой головой, ожидая услышать что-нибудь, как минимум, впечатляющее.

—  О-о-о! — Эльза вскинула руки и прижала их к груди. — Тебе я присесть не предложу. — Старуха наклонилась и прошипела: — Ты ни в чем не нуждаешься, тем более в наставлении.

— И это все? — Тильда осмотрелась и нахмурилась. — Ради чего я так нарядилась? — она развела руки, демонстрируя белоснежное платье.

— Хотя, — Эльза выпрямилась и пристально на нее посмотрела, — я ошиблась! Тебе недостает смирения. Путь борьбы, он, конечно, заслуживает уважения, но что ты будешь делать, когда проиграешь?

— Встану с колен и пойду дальше, — уверенно заявила Тильда.

— А если не сможешь? — Эльза прищурилась.

— В смысле?

— В прямом! Если ты не сможешь превозмочь себя и пойти дальше? Что будешь делать?

— Поползу, — криво улыбнулась Тильда.

— Запомни свои слова, девочка. Пригодятся в жизни, — Эльза смиренно склонила голову.

— Ну и пророчество! — усмехнулась Тильда. — Умеете вы туману нагнать!

— Ты не спросила о главном! — напомнила Эльза.

— О чем это?

— О своем избраннике!

— Больно надо! — скривилась Тильда.

Эльза сложила руки на груди и внезапно расхохоталась.

— Мне кажется, что вы не здоровы, — заметила Тильда.

Эльза стала хохотать громче.

— Думаю, мне пора, — Тильда развернулась, чтобы уйти.

— Да поможет тебе Бог, мальчик мой!

Тильда остановилась и спросила, не оборачиваясь:

— Имя у вашего мальчика есть?

— Определенно! Но ты будешь называть его «ублюдком»!

***

— Здравствуй, Тильда!

— Ваше Величество! — она хотела склониться в поклоне, но не вышло: нога подвернулась, и Тильда упала на пол.

Инструкторы начали помогать ей.

— Я могу сама, — шипела она, пытаясь отбиваться левой рукой. — Я сама в состоянии!

— Господи, Тильда, да позволь им уже тебе помочь! — не выдержал Фийери.

Она перестала препираться, позволила поднять себя с пола и усадить на стул.

— Простите, сэр. Дайте мне несколько недель, и я буду в форме.

— Тильда, — Король присел на стул напротив нее, — тебе нужно больше времени на восстановление. Гораздо больше, чем несколько недель, — он взглянул на нее с нескрываемой жалостью и натянуто улыбнулся. — Ты нужна нам здоровой и полной сил. Лучшие специалисты уже занимаются с тобой. Ты прошла немалый путь, но многое еще впереди.

— Я смогу вернуться на службу? — напрямую спросила Тильда, в глубине души зная ответ на этот вопрос.

— Конечно, — улыбнулся Фийери. — Службе Стражей нужны грамотные и опытные консультанты.

Она на мгновение закрыла глаза. Консультант. Консультант — это никто. Сторонний мьер, привлеченный дать совет. Консультант не принимает решений, не участвует в переговорах, не выезжает на задания, никем не руководит…

— Мы оба знаем, что консультант — это не страж.

Фийери лишь улыбнулся в ответ.

— Мне пора, Тильда.

Он поднялся.

— Ваше Величество, — она тоже хотела встать, но у нее не получилось.

— До встречи.

— До свидания, Ваше Величество.

Она хорошо запомнила тот момент, когда Король повернулся к ней спиной и ушел. Охрана удалилась следом.

Инструктор подошел к ней и поставил перед стулом ходуны.

— Сначала левая рука, затем правая, — напомнил инструктор, укладывая ее ладони на поручни.

— Уйди, — прошептала Тильда.

— Всем трудно, — настаивал инструктор. — Ты заново учишься ходить!

— Отвали от меня!!! — закричала она и отбросила ходуны в сторону.

— Злость не поможет тебе встать на ноги.

— У меня нет ног, — простонала она, сгибаясь на стуле.

— У тебя есть протезы! Они — твои новые ноги, Тильда. И тебе придется научиться на них ходить.

***

— Можно быть умной, талантливой, амбициозной; можно много знать и хранить чужие секреты, быть рожденной в Великой семье и принадлежать к роду тех, кто был приближен к королям… Можно героически погибнуть при исполнении, а можно выжить и превратиться в инвалида. И тогда все успехи и достижения, все привилегии и связи обесценятся, ведь уже будет не важно, кто ты и к чему стремился. Важным станет только то, что больше ты никому не нужен, — Тильда оперлась на трость и встала.

Она окинула взглядом мьеров вокруг и, покачав головой, медленно направилась к выходу.

— Тильда, ты куда? — не понял председатель собрания «Общества поддержки мьеров с ограниченными возможностями».

— Я больше не приду, — бросила она через плечо. — Все, что хотела сказать, уже сказала. Смиритесь с тем, что вы, я и такие, как мы с вами, никто. Когда смиритесь, жить станет проще.

Она подошла к двери и уставилась на круглую ручку, которую следовало повернуть, чтобы выйти.

Но как ее повернуть, если у Тильды одна рабочая рука и именно ею приходится опираться на трость?

— Мир не создан для таких, как мы, — она подняла трость, зажала ее под мышкой, и потянулась к ручке. — Мы либо приспособимся к нему, либо будем ныть здесь каждую неделю о том, как всем нам тяжело живется, — Тильда открыла дверь и снова оперлась на трость. — Больше я не ною. Да и вам советую завязать с этим дерьмом, — она вышла и остановилась в коридоре.

Закрывать дверь за собой или нет?

— Да пошли вы все, — процедила Тильда сквозь зубы и направилась в сторону выхода.

***

Мортон бежал со всех ног. Жена брата рожает, а он застрял в городе в пробке. Все уже, должно быть, на месте! А может, и Тайрин Наследника уже родила?

Он не заметил ее. Не мог заметить. Мортон свернул за угол и налетел на женщину, сбив с ног. Она упала. Ее трость отлетела в сторону.

— Какого дьявола! — закричала незнакомка.

— Простите, мэм, — Мортон начал извиняться и поднял с пола деревянную трость.

Он протянул ее женщине, и та выхватила ее левой рукой. Мортон перевел взгляд на ее ноги: одна из них изогнулась в колене в обратную сторону.

— Позвольте вам помочь, мэм, — пробормотал Мортон.

— Отвали от меня, придурок, — прошипела женщина в ответ и села.

Мортон не знал, как на это реагировать. Он смотрел на ее лицо, и оно определенно казалось ему знакомым… Но, кто она такая?

— Не узнал, — женщина злобно усмехнулась. — Немудрено…

— Извините, что я на вас налетел, — Мортон выбрал тактику вежливости. — Могу я вам помочь?

— Не можешь, — шикнула она и, опершись на трость, медленно встала.

Дешевые кроссовки, дешевый спортивный костюм и… …тонкая мужская шапочка на голове, натянутая на уши. Никто не носит шапок летом, кроме, пожалуй, таких, как он. Она мьерка и с ним знакома. Ее кожа чересчур бледная для низкорожденных. Черты исхудалого лица слишком правильные. Она из высокорожденных, значит, из Сообщества.

— Так и будешь на меня пялиться? — женщина странно повела ногой и раздался щелчок: нога в колене согнулась в «правильную» сторону. — Это, как минимум, невежливо. А как максимум — оскорбление!

«Высокорожденные… Как же с ними трудно, твою мать», – подумал Мортон.

— Мы с вами знакомы? — напрямую спросил он, выпрямляясь в полный рост.

Мьерка лишь слегка приподняла голову, показывая хищную ухмылку.

— Не стоит забывать своих врагов, Мортон Норама, даже если о них давно ничего не слышно, — она обогнула его и направилась дальше по коридору.

Мортон обернулся ей вслед. И вспомнил… Он вспомнил эту суку…

— Дерьмово выглядишь, Тильда Свен!!! — громко прокричал он ей в спину.

Она остановилась. Прислонила трость к стене. Подняла левую руку и, не оборачиваясь, показала ему третий палец. Мортон пришел в ярость. Тильда Свен — карьеристка, интриганка и просто высокомерная Сука с большой буквы «С», — в очередной раз посылала его своим фирменным жестом. 

— Изменила привычки?! Ты же любишь показывать два средних пальца! — гаркнул он.

Тильда молча взяла трость и медленно пошла дальше. Ее правая рука по-прежнему была прижата к туловищу, а кисть находилась в кармане спортивных штанов. Мортон ничего не понял. Тильде всегда было, что ему ответить. Всегда! Он ожидал, что она повторит жест двумя руками, но ничего подобного она не сделала и просто отправилась дальше. Последнее слово осталось за ним? Тогда почему вкуса победы он не чувствует? Внутри только досада и какое-то… …разочарование.

— Эй! — окликнул ее Мортон. — Тильда, что с твоей рукой?

Она все-таки остановилась и обернулась к нему. Выражение ее лица было на редкость спокойным и умиротворенным.

— Надеюсь, что ты просто не знаешь… — ответила она. — Потому что если знаешь и продолжаешь прикидываться, то ты не просто ублюдок, Мортон, а настоящий кусок дерьма, — она отвернулась и пошла прочь.

Мортон несколько минут стоял, как вкопанный, пока его не окликнул голос Райлиха.

— Где тебя носит? Тайрин уже родила!

Мортон обернулся к Принцу и даже забыл пожать ему руку при встрече.

— Я столкнулся с Тильдой Свен только что, — произнес он озадаченно. — И, кажется, ляпнул что-то не то.

— Тильда это переживет! — Райлих потрепал его по плечу. — Пойдем, тебя все ждут.

— А что с ее правой рукой? — внезапно спросил Мортон, чем удивил Райлиха.

— Правой рукой? — переспросил Принц. — Не знаю! А что с ее правой рукой?

— Она всегда показывает два средних пальца, а сейчас…

— Показала только один? — засмеялся Райлих.

— Ты не понимаешь, — покачал головой Мортон. — Это наш с ней обряд. Традиция, если так можно выразиться. Я говорю ей гадость, а она показывает мне два средних пальца.

— Тильда потеряла ноги, — напомнил Райлих. — И карьеру. Возможно, ей просто не до ваших с ней «традиций»? Да и кого вообще интересует Тильда Свен?! Тайрин родила! — Райлих потрепал Мортона по плечу. — Пойдем!

Мортон еще раз обернулся, глядя на опустевший коридор, где несколько минут назад стояла гроза всех мьеров в дешевом спортивном костюме и с тростью в руке. Жизнь умеет наказывать похлеще стражей. И за свои «заслуги» Тильда Свен, похоже, расплатилась сполна.

Глава 1. Кто здесь самый умный?

Далий позвонил в дверь и терпеливо ждал, когда Тильда ее откроет. Не дождался. Пришлось открывать своим ключом. На кухне горел свет, и запах гари распространялся по помещению.

— Тильда, я знаю, что ты дома!

Сестра вышла в коридор, опираясь на трость. Выглядела Тильда очень плохо. Худая, с грязными волосами и впалыми щеками, она казалась самой смертью, внезапно скинувшей черный плащ и явившей миру истинное лицо.

— Вспомнил, наконец, что у тебя сестра есть? — в укор бросила Тильда и вернулась на кухню.

— Я не могу постоянно быть рядом, — Далий повесил куртку и прошел следом. — И ты не одна. Тебя постоянно кто-то навещает.

— Массажист, инструктор и реабилитолог, — Тильда отставила трость, схватила сковородку с плиты и бросила ее в раковину.

Включила воду.

— А где твоя помощница? — Далий присел за стол.

— У меня их несколько. Которая тебя интересует?

— Сегодня по графику дежурит Сюзанна.

— Я уволила ее три недели назад, — Тильда сняла перевязь с шеи, вложила в больную руку губку и начала водить ей по сковородке.

Получалось плохо, точнее, практически ничего не получалось.

— Августина могла бы ее подменить, — Далий допил сок из стакана, стоящего на столе.

— Я уволила ее неделю назад.

— Кого к тебе прислали вместо них?

— Никого, — ответила Тильда, продолжая упражнение с губкой для больной руки.

— Как это… — Далий поставил пустой стакан на стол. — Я сейчас разберусь!

— Не стоит, — она оставила сковородку в покое, ополоснула руку и повернулась лицом к брату. — Я давно сама по себе, Далий. И если ты не пошевелишься, окажешься за бортом вместе со мной.

— В каком смысле «не пошевелишься?»

— Чувствуешь, — она помахала рукой перед носом, разгоняя воздух, — этот запах гари? Так пахнут перемены, после которых обратного пути не бывает. Неделю назад Фийери усадил на пост руководителя Службы Стражей Фреда Баро, который никогда не был претендентом на это место. Для этого поста нужны яйца! — Тильда сжала кулак и показала его брату. — А у Фреда в мошонке бубенцы! — она постучала кулаком по столу. — Как только юбку новую видит, они начинают звенеть! Бабник хренов!

— Безгрешных нет, Тильда, — вздохнул Далий.

— Фред Баро — это только начало! Твоя карьера полыхает, а ты с этим ничего не делаешь. Старый Локер звонил мне вчера. Он в ярости от того, что его место, которое пророчили тебе, занял Фред. «Фреди-Бубенцы!!!» — Тильда помахала рукой в воздухе. — Джефф Локер так его и назвал!

— Это потому, что ты Фреда всегда так называла. 

— Ты должен был возглавить Службу Стражей. Ты и никто другой! И что теперь? Где твой пост?

— Тебя волнует только это? — с досадой спросил брат. — Это ты всегда мечтала стать стражем, а когда стала им, захотела дослужиться до высот, которые ни одной мьерке в Службе Стражей и не снились. Занять пост руководителя Службы — это твоя мечта, Тильда, а не моя. Но ты не сможешь вернуться, а я не обязан воплощать твои мечты в реальность.

— У тебя остался только один козырь, Далий. Ты помолвлен с Эйлин. И пусть этот абсурд длится уже семь лет, пока что ты — ее жених. Надо быстро становиться мужем, Далий! Иначе рискуешь следом за постом руководителя потерять и место в королевской семье!

— Уже потерял, — спокойно произнес Далий. — Сегодня Фийери отменил помолвку.

Тильда резко выпрямилась. Она поджала губы, всем своим видом давая понять, насколько озадачена ситуацией.

— Рассказывай, что случилось, — произнесла она.

— Фийери пригласил меня на семейный обед, где в присутствии Райлиха и Лой заявил Эйлин, что не желает больше диктовать ей, как жить. Он дал ей полную свободу действий. Сказал, что помолвка со мной была его поспешным решением, и он не учел главного — желаний самой Эйлин. Затем он повернулся ко мне и со снисходительной улыбкой на лице сказал, что я могу идти.

— И ты ушел, — кивнула Тильда.

— А что, по-твоему, я должен был сделать? — Далий взглянул на сестру.

— Поговорить с Эйлин! Вот что ты должен был сделать!

Далий опустил локти на стол и спрятал лицо в ладонях:

— Все очень сложно, Тильда…

— Ну, да, — Тильда взяла трость и, опираясь на нее, подошла к Далию, — если за семь лет ты так и не смог заделать ей ребенка, то о чем сейчас вам с ней говорить?

— Тильда, все очень сложно, — повторил Далий.

— Я не понимаю, чего там сложного?! — возмутилась она. — Беременность — лучший способ заключить брак. Вон, на Лой Нораму посмотри! Залетела и быстренько выскочила замуж!

— Там любовь, Тильда. И истинная связь. Эйлин ничего подобного ко мне не испытывает, и никакой связи между нами нет.

— Далий? — позвала его Тильда и отступила на несколько шагов назад. — Я никогда не спрашивала, потому что считала, что это — не мое дело, но сейчас думаю, что спросить стоило давно… Ты спал с Эйлин?

Далий сложил руки на столе и уперся в них лбом.

— Красноречивый ответ, — произнесла Тильда. — Ладно, тогда, с кем ты спал и с кем спала она, пока вы с ней были помолвлены?

— Ни с кем, — ответил Далий, не поднимая головы.

Тильда медленно отодвинула стул и весьма неграциозно плюхнулась на него.

— Ты что, придурок?

— Перестань меня оскорблять, — пробурчал он.

— Ты что, придурок?! — повторила Тильда.

— Да достало уже! — рявкнул Далий и выпрямился на стуле.

— О! А вот и мой брат объявился, — кивнула Тильда. — Привет, Далий! Давно не виделись!

— Привет, — сквозь зубы процедил он.

— Сейчас Эйлин сколько лет? — Тильда нахмурилась. — Двадцать семь?

— Да, — Далий сложил руки на груди.

— И у вас с ней семь лет не было никакого интима? — Тильда заморгала.

— Нет, не было, — спокойно ответил Далий.

— То есть за семь лет ты ни разу не попытался снять с нее трусики?

— Не стоило мне к тебе приходить, — Далий отвернулся.

— Я не позволю тебе просрать свою жизнь только потому, что какая-то смазливая мьерка воротит от тебя нос! — воскликнула Тильда.

— Не смей ее так называть! — рявкнул Далий.

— М-м-м, — улыбнулась Тильда, — задела нужные струны?

— Эйлин заслужила свободу. И я, наверное, тоже…

— Я всегда думала, что ты влюблен в нее, — призналась Тильда.

— Не ты одна так думала, — двусмысленно ответил Далий.

— Тебе нужно напоить ее и уложить в койку, — совершенно серьезно посоветовала Тильда. — И чем быстрее, тем лучше! После стольких лет жизни в сплошных ограничениях давать Эйлин свободу действий очень опасно: она может броситься во все тяжкие. Но если пошевелишься и окажешься в нужном месте и в нужное время, сможешь поймать ее и вернуть себе прежнее положение в Сообществе.

— Мне не нужны советы, Тильда. Лучше собой займись. Голову вымой, в порядок себя приведи, на собрание группы поддержки сходи, в конце концов.

Она улыбнулась в ответ:

— Схожу. Когда-нибудь… Слушай, а как продвигается расследование убийств в пригороде?

— Кто слил информацию? — прищурился Далий.

— У меня свои источники, — надменно произнесла Тильда. — Я хочу поучаствовать в этом деле.

— Ты больше не страж.

— Я страж в отставке, Далий, с обширными связями в «Кольде». Ты руководишь расследованием и можешь привлечь меня в качестве консультанта.

— С разрешения руководителя Службы Стражей, — напомнил Далий.

— Ну, так попроси Фреди! — прошипела Тильда.

— Фред Баро никогда не даст разрешения. Только не тебе, Тильда.

Она скривилась, признавая, что брат прав. С Фреди у Тильды всегда отношения были, мягко скажем, «не очень».

— Я могу попросить Короля, — произнес Далий и тут же осекся.

— Сегодня Фийери разорвал твою помолвку, а завтра ты явишься к нему на поклон с просьбой? — голос Тильды напоминал фальцет. — Ты в своем уме?!

— По-другому никак, — вздохнул Далий.

— Одна из жертв — представитель клана Норама, — Тильда прищурилась, обдумывая внезапно посетившую ее мысль. — Если Дамьен Норама даст добро на мое участие в расследовании, Фреди-Бубенцы не сможет ничего возразить!

— Из клана Норама к расследованию привлечен Мортон. Я сотрудничаю по этому делу с ним. Думаешь, Мортон позволит тебе участвовать в этом деле?

— Мортон Норама заткнется, если приказ отдаст Дамьен, — кивнула Тильда.

— А с чего ты взяла, что Дамьен Норама пойдет против брата и впихнет тебя в это расследование? Думаешь, он забыл, какие вы с Мортоном «давние друзья»?

— У меня разболелась голова, — пожаловалась Тильда и прижала пальцы к виску. — Пойду, прилягу.

— Не пытайся увильнуть! Я не пойду к Дамьену Нораме с этой просьбой! И речи быть не может! Но…

Тильда тут же навострила уши, услышав заветное «но».

— Но, — продолжал Далий, — я могу попросить об услуге самого Мортона. Если Мортон согласится — ты обыграешь Фреда Баро.

— Этого говнюка ты ни о чем просить не будешь, — отрезала Тильда. — Кого угодно, только не Мортона Нораму!

— За что ты его так ненавидишь? — мягко спросил Далий.

— Тебя это не касается, — натянуто улыбнулась Тильда.

— Все знают, что вы друг друга на дух не переносите. Но никто не знает, почему. Почему, Тильда?

— Я что-то невнятно сказала? — она повысила тон.

— Так ты хочешь, чтобы я попросил Мортона Нораму привлечь тебя к расследованию как консультанта со стороны клана Норама или примешь поражение и займешься… — Далий осмотрелся, — прозябанием в собственном доме, где ты даже убраться самостоятельно не можешь?

— Это низко, — Тильда с осуждением взглянула на брата.

— Да или нет, Тильда? — стоял на своем Далий.

Она поджала губы и уставилась на грязный пол.

— Да, — тихо произнесла в ответ.

— Отлично! Но будь готова к тому, что Мортон ответит: «Нет!»

— Далий… — Тильда медленно выдохнула.

— Не ты одна в этом помещении умеешь грязно играть, — Далий склонил голову на бок и подмигнул сестре.

***

На следующий день после встречи с Тильдой в больнице Мортон невзначай попросил помощника найти все сведения о ней и полученных ею травмах. Помощник был явно удивлен столь внезапным интересом Мортона к гадюке, которую когда-то побаивались многие мьеры, однако, свои мысли оставил при себе. Через час на рабочем столе Мортона лежал краткий отчет о достижениях и забвении Тильды Свен. Мортон долго смотрел на папку, прежде чем схватить ее и сунуть в ящик стола. Портить себе настроение? Ради чего? Возможно, они с ней больше никогда и не встретятся. Так зачем ворошить прошлое, которое больше не имеет значения?

Три недели спустя Мортон искал стержни для ручки и открыл ящик стола. Папка, о которой он совершенно забыл, все еще находилась там. «Сжечь бы ее», — подумал он, но все же взял ее в руки и открыл.

Увидев фотографию Тильды, Мортон невольно вздрогнул. Сука — это мягко сказано! Их отношения не задались еще во время учебы в Академии. Мортон случайно вывернул на Тильду поднос с едой. Вывернул потому, что засмотрелся на девчонку-старшекурсницу, сидевшую поодаль, оступился и, собственно, почти упал. В итоге подливка и тефтели оказались на груди высокомерной одногодки, которой не повезло проходить мимо в тот момент. Мортон поспешил извиниться за содеянное, но она отлепила от белоснежной рубашки тефтелю и бросила в него: «Ты заплатишь за это, низкорожденный ублюдок!»

Так было положено начало их многолетней войне, в которой ни одна из противоборствующих сторон пока не вышла победителем. Два года назад весть о том, что произошло с Тильдой Свен, обошла все кланы и Сообщество несколько раз.

Тильда возглавляла расследование о серии взрывов. Подозревали причастность одного из изгнанных мьеров. Так и оказалось. Тильда вычислила подрывника, но просчиталась в том, что подрывник решил взорвать, напоследок, и ее. Дом, где жила Тильда, взлетел на воздух. Сама она чудом спаслась только потому, что в момент взрыва принимала ванну. Тильда пролежала в под завалами несколько часов. От синдрома длительного сдавления она потеряла обе ноги чуть выше колен. Подрывника нашли и казнили. Тильде вручили Орден за заслуги перед Сообществом и отправили на пенсию по инвалидности. Так закончилась быстрая и стремительная карьера самой амбициозной высокорожденной мьерки, женщины, которая впервые в истории мьеров стала старшим стражем в двадцать шесть лет.

Мортон смотрел на фотографии с места взрыва и думал о том, что не желал бы Тильде Свен такой участи. Какой бы сволочью и стервой по жизни та ни была, ее заслуги перед мьерами были действительно впечатляющими. Поквитаться за былое на равных он бы, конечно, хотел. Но, учитывая обстоятельства, равными они больше никогда не будут.

О правой руке Тильды в отчетах не было ни слова. Это и тревожило Мортона. «Что случилось с рукой Тильды Свен?» — свербело в голове. А почему свербело? Потому что, если с ее рукой действительно что-то случилось, его выпад в больнице был не столько неуместным, сколько гнусным и низким. Хотя, к чему кривить душой: когда дело касалось Тильды, Мортон забывал о достоинстве и чести. В их войне не было места этим понятиям. Но сегодня он отчетливо понял, что ровно три недели назад мог преступить черту и превратиться в того самого ублюдка, которым она его называла.

Мортон отложил в сторону бумаги и раскинулся в кресле. Дамьен сказал, что вчера Фийери отменил помолвку Эйлин и Далия. И не одному Мортону это показалось странным. Далий хоть и был старшим братом мегеры, но с сестрой сходства практически не имел. Далий прослыл приятным в общении мьером, который никогда не позволял себе лишнего, служил образцом достоинства и славился своей невозмутимостью. Даже когда Фийери пришла в голову мысль сосватать его дочери в женихи, от чего у половины стражей мужского пола «от сердца отлегло», Далий воспринял это с благодарностью и смирением, достойными похвалы. Мортон доподлинно не знал, какие отношения сложились у Эйлин с Далием за годы общения, но в роли ее жениха он казался остальным… — Мортон задумался, подбирая слово, — счастливым, что ли. По крайней мере, при общении с ним ни у кого не возникло мысли о том, что он чем-то недоволен. В отличие от Эйлин, которая постоянно вела себя с женихом так, будто тот ей претит. Райлих до сих пор утверждает, что это не так. Наверное, ему, как брату, виднее. Так зачем же Фийери отменил и без того длительную помолвку дочери? Неужели решил подарить ей свободу действий? Или нашел для Эйлин более выгодного кандидата в супруги? Время покажет. Единственное, что Мортон знал наверняка, так это то, что карьера Далия Свена, каким бы опытным и способным стражем тот ни был, покатится в тартарары со дня на день. Фийери уберет «бывшего» дочери с глаз долой, чтобы не мозолить глаза ни ей, ни себе.

Зазвонил телефон. Мортон взглянул на номер абонента и тяжело вздохнул:

— Только не говори мне, что есть новый эпизод, — произнес устало.

— Мортон, у нас новый эпизод, — сообщил Рубен.

***

Посетив место преступления, Мортон вернулся в машину и стал ждать Далия. Тот пришел спустя двадцать минут.

— Еще одна жертва, а у нас даже версий нет, — признался Мортон. — Безусловно, мы имеем дело с больным на голову психопатом, но я не понимаю, в чем смысл его «постановок»?

— Мы можем никогда этого не узнать, — Далий устало потер веки и покачал головой. — «Кольд» уже предложил свою помощь в расследовании. У них больше опыта в таких делах.

— Людей больше, чем мьеров, поэтому и маньяков среди них тоже больше. Отсюда и опыт «Кольда», — Мортон постучал пальцами по рулю. — Фред Баро, как я понимаю, от помощи «Кольда» отказался?

Далий усмехнулся.

— Наотрез.

— Как думаешь, он больше трясется за свое новое кресло в уютном кабинете или действительно верит, что нам не нужна помощь?

Далий отвернулся к окну:

— Если я не справлюсь без поддержки «Кольда», Фред спишет вину за нераскрытое дело на меня и сменит руководителя следственной группы. А если не справится «Кольд», Фред лишится своего места руководителя Службы Стражей. Совет Сообщества не потерпит такого громкого провала.

— Значит, помощи «Кольда» нам не дождаться, — кивнул Мортон. — Руководителя следственной группы можно сменить множество раз. А Норамы не вправе привлечь «Кольд» к этому делу напрямую без созыва Совета Сообщества, где большинство голосов отдано… — Мортон взглянул на Далия, — не клану Норама.

— На то это и Совет Сообщества, — улыбнулся Далий и одобрительно кивнул. — Но, если клан Норама поддержат другие кланы и кто-то из голосов Сообщества, то есть шанс привлечь «Кольд» к нашему расследованию. У Фреда не останется выбора, кроме как подчиниться решению Совета.

— Ты бы проголосовал «за»?

— Да, — Далий потер подбородок. — Перед тем, как обсуждать, что делать дальше, я хотел тебя кое о чем спросить.

— Слушаю, — пожал плечами Мортон.

— Даже если Норамы инициируют созыв Совета Сообщества, само заседание состоится минимум через несколько дней. И нет гарантий, что Совет проголосует за привлечение «Кольда». Мы можем попросить о помощи опытных специалистов «Кольда» по-другому.

— Поясни, — Мортон удивленно вскинул брови.

— «Право помощи консультанта», — произнес Далий и уставился на Мортона.

— «Право помощи консультанта» гласит, что консультантом в расследовании стражами уголовно наказуемых преступлений может выступить только мьер, — напомнил Мортон.

— Но в этом правиле не обозначено, что за помощью к людям не может обратиться сам консультант.

— Подожди, — Мортон снова постучал пальцами по рулю. — Консультант вправе привлекать людей?

— Закон этого не запрещает, — пожал плечами Далий. — Но нам нужен не обычный мьер, который выступит посредником. Нам нужен тот, кто сможет сделать все тихо и без шума, сделать все так, чтобы официально «Кольд» не принимал участие в расследовании.

Мортон с подозрением взглянул на Далия:

— Ты уже проворачивал такой трюк, — сделал вывод он. — И в предыдущие разы у тебя это получилось.

— Этот трюк придумал не я.

— Ясно, — вздохнул Мортон. — Давай, озвучивай имя своего консультанта, которого к расследованию может привлечь только клан Норама, ибо Фред Баро пошлет ее на хрен, как только она преступит порог его кабинета! — Мортон махнул рукой.

Далий рассмеялся.

— Так очевидно?

— Очевидней некуда, — согласился Мортон. — Тильда никогда не гнушалась стажироваться у людей, в отличие от… — он повернулся к Далию лицом, — «паршивого говнюка, у которого вместо яиц колокольчики»?

— «Бубенцы», — поправил Далий.

— «Бубенцы», — кивнул Мортон. — Поэтому у нее много друзей в «Кольде». Господи, да у Тильды только в «Кольде» и есть друзья! Странно, правда?

— Она не настолько плоха, Мортон, просто…

— Все упирается в это «просто», — Мортон усмехнулся. — Прости, я помню, что она твоя сестра.

— Так твой ответ: «Да»? — напирал Далий.

— Я еще не решил. Скажи, а что у Тильды с правой рукой?

— Откуда ты знаешь про ее руку? — насторожился Далий.

— Значит, проблемы есть, — цокнул языком Мортон.

— При взрыве одним из осколков ей повредило плечевое сплетение. Все трепались о ее ногах, а когда стало понятно, что движения в руке не восстановятся, на историю Тильды Свен всем было уже наплевать. Поэтому я удивлен, что ты знаешь про ее руку.

Мортон сжал губы в прямую линию. Кажется, три недели назад он действительно стал куском дерьма…

— Хорошо, я ходатайствую перед Дамьеном за привлечение Тильды к расследованию в качестве консультанта клана Норама. Но сама она должна помнить, что консультант только дает советы, — Мортон вопросительно взглянул на Далия.

— Она об этом знает.

— Да неужели! — скривился Мортон и уже пожалел, что ответил «да».

***

— Тильда Свен! — воскликнул Дамьен. — Мортон, ты в своем уме?!

— Я знаю, что просьба из моих уст звучит несколько странно, но… — Мортон поежился в кресле в кабинете брата и умолк.

— Но? — не выдержал паузы Дамьен.

— Я согласен с Далием: нам нужна помощь «Кольда» и их ресурсы. У людей больше опыта в таких делах. В последний раз мы имели дело с маньяком два года назад…

— Даже имени ее не произноси, — предупредил Дамьен. — Тайрин по сей день снятся кошмары, не говоря уже о Лой.

— Лой не упоминала об этом, — забеспокоился Мортон.

— И не скажет. Райлих как-то обмолвился, и то, быстро тему разговора сменил. Ладно, — Дамьен нахмурился, — хочешь привлечь Тильду, я даю добро. Но когда ты придешь ко мне просить убрать эту суку с глаз твоих подальше, я обязательно вспомню, что ты сам попросил ее позвать!

— Другого и не ожидал, — согласился Мортон.

— А если серьезно? Она ведь не единственная кандидатура на роль консультанта со связями в «Кольде». Можем попросить об услуге кого-нибудь другого.

— За мной должок, — ответил Мортон.

— Перед кем? Тильдой?! — повысил тон Дамьен. — Ты точно не в своем уме!

— Возможно. Но я не могу быть должным. Особенно Тильде Свен!

— Поступай, как знаешь, — буркнул Дамьен. — Ты на вечеринку собираешься?

— Че-е-ерт… — Мортон уронил руки.

— Ты забыл! — Дамьен даже встал. — Ты хотя бы позвонил Лой и поздравил ее с днем рождения?

Мортон предпочел промолчать.

— Да что с тобой не так! — Дамьен был явно встревожен поведением брата. — Соберись, в конце концов! Забыть про день рождения сестры?! Мортон!

— Я — не ты, Дамьен, — раздраженно произнес Мортон и тоже встал. — И на ошибки право имею!

— Имеешь, — согласился брат, — но, обычно, ты их не допускаешь. Обычно, ты оберегаешь от ошибок меня, но никак не наоборот.

— Мой долг тебя страховать. И не высовываться при этом, — добавил Мортон. — Иногда, это очень тяжело дается, Дамьен. И практически всегда ты этого не замечаешь, — Мортон направился к двери.

— Кризис среднего возраста? — бросил ему в спину Дамьен. — Ты же еще молод для этого!

— В двадцать девять лет ты встретил Тайрин, и все в твоей жизни изменилось. В лучшую сторону, — кивнул Мортон. — А мне почти тридцать, и в жизни моей ничего не меняется.

— Постой, — Дамьен подошел к Мортону и опустил ладони ему на плечи, — ты переживаешь, что еще не встретил женщину, которая будет тебя ненавидеть? Я бы на твоем месте молился о том, чтобы никогда не повстречать такую избранницу.

— Эльза сказала, что любить того, кто тебя ненавидит, очень тяжело, но я ведь сам во всем виноват, а значит, поделом! И я все жду, когда же я напортачу, ведь именно в тот момент я встречу женщину, которая должна изменить в моей жизни все.

— Надеюсь, эта женщина — не Тильда Свен! — засмеялся Дамьен.

— Очень смешно! — Мортон отбросил руки брата.

— Я не знаю других женщин, которые бы так сильно тебя ненавидели, Мортон! — выпалил Дамьен.

— Тильда Свен — это гребаное исчадие ада! И будь я проклят, если эта женщина не сведет меня в могилу раньше, чем я повстречаю свою Хозяйку!

Мортон ушел, а Дамьен задумался. «Да нет! — сказал он сам себе. — Это точно не она!»

Глава 2. Зеленый змий

— С днем рождения, Ваше Высочество! — Эйлин поклонилась.

— Не заискивай! — рассмеялась Лой и тут же взяла ее под руку, уводя в сторону. — Это вечеринка, а не официальный прием. Почести под запретом!

— Скажи это Брайану Югале, который кланялся тебе с минуту, пока отец его не увел, — улыбнулась Эйлин.

— Это было глумление, а не почести, — Лой обернулась, ища глазами наглеца. — Ты знала, что он с собой привел сразу двух любовниц?

— Это в стиле Брайана.

— Интересно, куда он делся?

— Скорее всего нашел укромное местечко, чтобы поразвлечься, — Эйлин игриво похлопала Лой по плечу.

— Ты как? — внезапно спросила Лой, пытливо взглянув на нее. — Выглядишь великолепно, но грусть в глазах не спрятать под слоем макияжа.

— Почему все считают, что я грущу! — возмутилась Эйлин. — Поверь, сейчас я чувствую себя воодушевленной, как никогда! Свобода пьянит, знаешь ли! — Эйлин выпрямилась и выпятила грудь в декольте вперед.

— Помни о достоинстве, Эйлин, — вздохнула Лой. — Мужчинам прощают многое из того, чего не прощают нам, женщинам.

— Я сюда не за наставлением пришла! — буркнула Эйлин. — Пойду поищу, с кем ночь сегодня скоротать!

— Эйлин! — Лой была вынуждена отпустить ее руку.

— Да не волнуйся ты так. Я ведь шучу!

Шутила или нет, но выпить несколько коктейлей, познакомиться с каким-нибудь приличным мьером и лишиться девственности в этот же вечер было в планах Эйлин. Ей двадцать семь лет. Ей ДВАДЦАТЬ СЕМЬ ЛЕТ!!! И если Далий не собирался «порочить» ее до свадьбы, то больше он ей не помеха!

Эйлин присела в баре за стойку, заказала коктейль и закурила сигарету.

— Ты же не куришь!

Эйлин была вынуждена обернуться к Тайрин, которая умела появляться из ниоткуда.

— Уже курю, — пожала плечами Эйлин.

Тайрин присела рядом и заказала сок.

— Еще час, и моя грудь взорвется, — пожаловалась Тайрин.

— Терпи, — Эйлин выдохнула дым в сторону. — Тебе бы не дышать этим, кормящая мать!

— А тебе бы не курить!

— Кто попросил со мной посидеть? — улыбнулась Эйлин.

— Тебе всех перечислить? — вздохнула Тайрин и пригубила сок.

— Лой, Райлих, кто еще?

— Фийери, — кивнула Тайрин.

Эйлин прижала ладонь к груди.

— Он ведь не приедет?

— Король позвонил мне лично и попросил за тобой приглядеть.

— Как быстро мой отец превратился в папу, — Эйлин отпила коктейль. — Кто еще тебя напряг заботой обо мне?

— Дамьен и Мортон!

— Какая у меня большая и заботливая семья, — Эйлин прикончила напиток и заказала еще. — Тайрин, не сочти за грубость, но пока ты сидишь здесь, ко мне ни один кавалер не пойдет. Постой, — Эйлин затушила окурок в пепельнице, — так это и есть твой план! Ты отпугиваешь потенциальных претендентов в фавориты!

Тайрин спрятала улыбку за стаканом сока.

Эйлин обернулась ко входу и увидела Далия.

— А он что здесь делает? — прошипела она, глядя на нахала, которого сюда явно никто не звал.

— Его Лой пригласила, — пояснила Тайрин. — Отказать Принцессе он не мог.

— Как мило с ее стороны, — Эйлин отвернулась и взяла в руки бокал.

— Ты покраснела, — заметила Тайрин.

— Это от злости. Раз уж ты за ним наблюдаешь, подскажешь, когда он направится сюда.

— Зачем? Чтобы ты приготовилась к встрече и покраснела еще больше? Подожди, — Тайрин заметно напряглась. — Он не один!

Эйлин резко обернулась.

— Господи… — прошептала она, глядя на женщину в черном брючном костюме с тростью в руке.

Последний раз Эйлин видела Тильду больше двух лет назад. Статная высокородная мьерка всегда славилась своей неземной красотой и отвратительным характером. Те, кто были знакомы с ней лично, старались держаться от грозы стражей подальше. Те, кто не имел чести быть с ней знакомыми, довольно быстро понимали, почему Тильду Свен стоит избегать.

— Вот уж кого Лой не могла пригласить, так это ее, — Эйлин быстро отвернулась от Далия и его сестры.

— Вы с ней знакомы? — поинтересовалась Тайрин.

— Это Тильда Свен.

— Свен?

— Да. Сестра Далия.

— Она была… — осеклась Тайрин.

— Она была стражем, пока не стала инвалидом. Мой тебе совет: держись от нее подальше.

— Они с Далием идут сюда, — предупредила Тайрин.

— Быстро уходи, пока не поздно.

— Ты уверена? — Тайрин изогнула бровь.

— У меня к ее язвительности иммунитет, а вот у тебя молоко в груди может испортиться.

— Пожалуй, я лучше задержусь, — улыбнулась Тайрин.

— Ваше Высочество! Тайрин!

Эйлин была вынуждена повернуться лицом к подошедшим и молча кивнуть. Тильда сильно похудела. Черты ее лица заострились: высокие скулы торчали, нос казался острым, а щеки впалыми. Единственное, что Тильда не потеряла вместе с весом, так это свои выразительные глаза. Огромные синие озера по-прежнему завораживали своей глубиной. Эйлин заметила, что Тильда прихрамывает на обе ноги и передвигается, словно утка. Она помогала себе тростью, которую удерживала в левой руке. Правую руку Тильда держала в кармане брюк, что смотрелось весьма странно.

— Ваше Высочество, — Тильда склонила голову, но не поклонилась.

Очевидно, просто не смогла этого сделать.

— Тайрин, позвольте представить вам мою сестру Тильду, — Далий улыбнулся.

— Очень приятно, — Тайрин кивнула.

— Далий, Тильда!

Все обернулись к Дамьену, который только что был в другом конце зала.

— Рад видеть вас!

— Взаимно! — сквозь зубы процедила Тильда. — Пришли украсть у нас свою супругу?

Дамьен переместился к Тайрин и деликатно обнял ее за талию.

— Как вы догадались?

— Профессиональное чутье, — натянуто улыбнулась Тильда. — Как сынишка поживает?

— Все хорошо, спасибо, — Дамьен натянуто улыбался, готовясь к последующему «вбросу».

— Пацану три недели. Пора бы уже и имя дать!

Тайрин захлопала ресницами, не зная, как реагировать на подобное высказывание.

— Благодарим за участие, но мы как-нибудь сами с этим разберемся, — сквозь зубы процедил Дамьен.

— Рада была познакомиться, Тайрин. До встречи, Тайрин, Дамьен…

— До встречи, Тильда, — Дамьен быстро увел Тайрин.

Тильда поставила трость у барной стойки и медленно взгромоздилась на высокий стул.

— Бармен, водки! Двойную порцию!

Бармен кивнул.

— Мне яблочный сок! — заказал Далий.

— Тебе не обязательно толочься здесь рядом со мной, — Тильда взглянула на брата. — Пользуясь случаем, опроси всех, кого увидишь из кланов Инри и Югалы. Может, свидетели случайные найдутся. А я пока с Эйлин посижу.

— Я ненадолго, — кивнул Далий и удалился.

Тильда проводила его взглядом и улыбнулась.

— Что-то Вы приуныли, Ваше Высочество. Боитесь, что распугаю всех мало-мальски привлекательных мьеров, которые уже настроили грандиозных планов, как выбиться в фавориты такой красавицы, как вы?

— Моя личная жизнь вас никоем образом не касается, — отбрила нахалку Эйлин.

— Но в этом зале только у меня хватило смелости озвучить всеобщие мысли Вам в лицо, — Тильда взяла рюмку, которую оставил бармен, и выпила все залпом.

Эйлин пригубила коктейль и закурила.

— Давайте я немного расскажу Вам о потенциальных любовниках, — Тильда выдохнула и скривилась. — Они все будут стараться произвести на Вас самое приятное впечатление. Демонстрируя манеры, они станут петь песни о Вашей красоте, грации, пытливом уме, превозносить достоинства и умалчивать о недостатках. Их будет интересовать все, что касается Вас. Все, что касается их, они оставят при себе. И если кому-то из них повезет соблазнить Вас, он из кожи вон вылезет, чтобы Вы остались довольны. Подарки, прогулки, вечеринки, свидания, любая прихоть в постели. Как только Вы расслабитесь, подумав о том, что нашли свою половину, половина преподнесет Вам сюрприз. Попросит о маленьком одолжении, о чем-нибудь незначительном, каком-нибудь пустячке. Вам не составит труда помочь тому, кому Вы доверяете, и, выполнив одну просьбу, быстро наткнетесь на другую. Более масштабную и деликатную. Пока Вы будете в состоянии выполнять просьбы, перед Вами будут преклоняться. Но как только не сможете дать то, чего от Вас ждут, станете не нужны. Никто из них, претендентов на место в Вашей постели, не станет на Вас жениться. Потому что, женившись на Вас, они потеряют главное: свободу. Свободу выбирать, где им жить, с кем дружить, кого любить, а кого ненавидеть. Взгляните на Лой, — Тильда указала на нее рукой. — Только не говорите, что она не изменилась после того, как вышла замуж за Вашего брата. Она изменилась. Посмотрите, как она держится, как двигается, как улыбается тем, кого на самом деле недолюбливает. Она играет роль Принцессы, но выбрала ее добровольно, ради настоящей любви.

— Думаете, меня никто не сможет полюбить? — спросила Эйлин.

— Я этого не говорила, — Тильда посмотрела куда-то за спину Принцессы. — Но как Вы поймете, кто из них действительно любит, а кто просто использует?

— Я позову на помощь вас, — улыбнулась Эйлин. — Вас ведь невозможно обмануть, не так ли?

— Обманывали даже меня, — ответила Тильда.

Эйлин внезапно стало стыдно за грубость. И хотя первой пикировку начала не она, сейчас жалость к состоянию и положению Тильды Свен победила. Эта женщина успела сделать блестящую карьеру к двадцати семи годам. А теперь перед ней сидит больная копия Великой Тильды Свен, которую избегают все, даже старший брат.

— Слетелись мотыльки, — произнесла Тильда, по-прежнему глядя за спину Эйлин.

Та вынуждена была обернуться. Тильда смотрела на Далия, окруженного шестью мьерками из Сообщества и разных кланов. Эйлин задержала дыхание. Прежде Далий никогда не улыбался, общаясь с женщинами. А сейчас… Сейчас она едва узнавала его…

Эйлин отвернулась, стараясь сохранить самообладание. Она свободна. Ни Далий, ни кто-либо другой ей не нужны. Прописные истины, озвученные Тильдой, Эйлин и сама знала. Брак по расчету для нее самый выгодный союз, потому что он заранее подразумевает сделку, где каждая из сторон принимает на себя обязанности и привилегии. Сейчас Эйлин искала развлечений, только и всего. И Далий, судя по «мотылькам» вокруг, делал тоже самое.

— Сильвия Лэйн, — произнесла Тильда, указывая рукой на проходящую мимо них женщину в шикарном платье.

— Я ее знаю, — ответила Эйлин.

— Но вы не знали, что брат встречался с ней до того, как Король обручил вас.

Эйлин проследила взглядом за Сильвией Лэйн. Та направилась прямиком к Далию и буквально оттолкнула одну из низкорожденных мьерок в сторону, что выглядело крайне грубо и неприлично.

— Сейчас ей не до манер, — будто читая мысли, озвучила Тильда. — Вернуть того, кто принадлежал ей когда-то, дело чести.

— Но у нее есть жених, — прошептала Эйлин.

— Где же он? — засмеялась Тильда. — Ах, да… Она вчера порвала с ним. Слухи быстро разлетаются среди мьеров. Иногда это играет на руку, но чаще всего становится досадной помехой.

Эйлин отвернулась от Далия и «мотыльков», затушила сигарету и допила коктейль.

— Теперь Далий свободен в выборе, — обронила Эйлин, поднимая руку, чтобы сделать новый заказ.

— Только у самого Далия забыли спросить, чего хочет он, — Тильда указала пальцем на пустую рюмку.

Бармен быстро наполнил ее и смешал для Эйлин коктейль.

— Если бы ему было что сказать, он бы сказал, — ответила Эйлин и приложилась к бокалу с розовой жидкостью.

— Ему не дали ничего сказать, — Тильда выпила двойную порцию водки. — Его заткнули и выставили из Резиденции Короля. На следующем этапе его лишат должности старшего стража. А после этого отправят служить куда-нибудь подальше, чтобы не мозолил глаза никому из королевской семьи.

— Далий на хорошем счету в Службе. Никто не собирается лишать его должности.

— Правда? — засмеялась Тильда. — Что ж, время это покажет. Старших стражей в Службе всего шесть. Они подчиняются только руководителю и Королю. Как думаете, сколько времени понадобится Вашему отцу, чтобы убрать бывшего кандидата в зятья с глаз долой?

Эйлин промолчала.

— Хотите пари? — предложила Тильда. — Не пройдет и двух недель, как Далий лишится своей должности.

— Это абсурд, — обронила Эйлин.

— Если я окажусь права — вы согласитесь выполнить одну мою маленькую просьбу. Если я проиграю пари — выполню одну вашу просьбу. Какую угодно, но только в рамках Закона.

Эйлин допила коктейль.

— По рукам, — произнесла она и улыбнулась.

— По рукам, — Тильда склонила голову.

— Какие люди!

Эйлин от неожиданности даже вздрогнула. Услышать голос Брайана Югалы над самым ухом — не лучшее продолжение вечера.

— Восставшая из мертвых Тильда Свен! О, простите, Ваше Высочество. В этом откровенном наряде я не сразу вас узнал.

Эйлин скривилась, почувствовав запах алкоголя, исходящий от Брайана.

— Ну что, Тильда! Как поживаешь?!

— Не жалуюсь, — она посмотрела на него, как на таракана, которого собиралась прихлопнуть ботинком.

— Может, потанцуем? — Брайан протянул Тильде ладонь. — Или ты больше не танцуешь?

— Это переходит все границы! — возмутилась Эйлин. — Кажется, ты пьян и тебе пора отдохнуть.

— Да, я пьян! — Брайан прижал ладонь к груди. — Но ты, Эйлин, не расстраивайся. Как только эта дама… — он указал на Тильду, — станцует со мной, я приглашу тебя. Кстати, ты просто обворожительна сегодня! Я говорил?

— Я больше не танцую, — Тильда спрыгнула со стула, взяла в руку трость и наступила ей Брайану на ногу. — А тебе советую пойти и проспаться, пока дел не натворил.

— Трость с ноги убери, сука конченая, — произнес Брайан.

Тильда посильнее надавила на нее.

— Я бы на твоем месте язык прикусила, если не хочешь, чтобы сплетни о твоих достижениях разлетелись вокруг, как брызги крови, на которые ты любишь смотреть, — прошипела Тильда.

— Трость с ноги убери, — повторил Брайан.

— Значит, мы друг друга поняли, — Тильда показала оскал и убрала трость.

Она хотела уйти, но Брайан выставил подсечку. Тильда плашмя рухнула на пол и один из ее протезов предательски щелкнул.

— Господи! — Эйлин бросилась к Тильде, а Брайан тут же испарился.

— Я сама, — прошептала Тильда, пытаясь подняться.

— Тильда, — рядом оказался Далий. — Давай, я помогу, — он хотел подхватить ее на руки, но она начала отбиваться.

Мьеры вокруг замерли. Только музыка продолжала играть во внезапно умолкшем помещении.

— Мне не нужна помощь! — воскликнула Тильда и перевернулась на спину. — И жалость ваша тоже не нужна! — она села.

Ощупала протез и поняла, что механизм сгибания в колене заклинило. Она попыталась его разблокировать, но ничего не вышло.

Мимо кто-то прошел. Остановился у барной стойки и сделал заказ: двойную порцию виски. Тильда подняла голову, глядя на высокого Мортона Нораму, который ждал, когда принесут его алкоголь. Тильда попыталась вспомнить, что именно в нем ее бесило больше всего, и, наконец, припомнила: девичьи пушистые ресницы вокруг ярко-зеленых глаз.

Мортон взял стакан с виски и обернулся к Тильде. Ресницы и глаза остались прежними, только вокруг них появились первые морщины.

— То есть лучше сидеть на полу и мучиться, чем спокойно принять чужую помощь и выйти из ситуации с достоинством? — громко произнес Мортон. — Я думал, ты умнее, — он отсалютовал ей и опустошил стакан.

— Потешаешься над инвалидом?! — выдала Тильда, с ненавистью глядя на него. — Как благородно с твоей стороны!

— И не говори, — он поставил стакан, подошел к Тильде, подхватил ее за талию, оторвал от пола, перенес к барной стойке и усадил на стул. — Было бы неплохо еще выпить.

— Водку. Двойную, — ответила Тильда, пытаясь разблокировать механизм сгибания в колене.

Мортон щелкнул пальцами, подзывая бармена.

— Даме двойную порцию водки, а мне повторить виски. Запивать или закусывать будешь? — он вновь вопросительно изогнул бровь, взглянув на Тильду.

— Нет, — выдавила она из себя, пытаясь согнуть выпрямленную в колене ногу.

— Помочь? — нахально улыбнулся Мортон.

Тильда замерла на мгновение, затем подняла на него взгляд и прищурилась.

— А знаешь… — произнесла она. — Помоги! Давай, помоги даме!

— Говорить «пожалуйста» ты до сих пор не научилась, — констатировал Мортон и опустил ладони на ее протез.

Попытался его согнуть в колене, но ничего не вышло. Вторая попытка. Третья. Тильда едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться.

— Твою мать, — прошипел Мортон, сражаясь с ее протезом.

— Н-да, еще немного и ты вывихнешь мне бедро, — потешалась Тильда.

— Да что не так? — он запустил ладонь в широкую колошину ее брюк и начал ощупывать искусственное колено.

— Мортон, ты в курсе, что лапаешь инвалида в общественном месте? — угорала Тильда.

— Смотри, не забейся в экстазе! — он повернул ее стопу в сторону и поднажал.

Раздался щелчок и механизм разблокировался. Мортон поправил брюки Тильды и похлопал ее бедру.

— Я закончил!

— Спасибо за старания, — томно произнесла она. — На публике так рьяно меня еще не ублажали, — Тильда игриво прикусила губу и захлопала ресницами.

Мортон напрягся. Ее голос почудился ему слишком сексуальным, и внезапно нахлынувшее возбуждение показалось, как минимум, странным.

— Радуйся! — пробурчал он. — Будет, что вспомнить!

— Уверяю, что не позволю тебе об этом забыть, — прошептала она в ответ.

У Мортона по спине поползли мурашки. Что происходит? Это же Тильда Свен! Исчадие ада во плоти! А у него в брюках дискомфорт… С чего вдруг? Он снова уставился на нее. И поплыл. Она улыбалась, но не нахально, как обычно, а по-другому, скромнее, что ли… И ее красивые глаза улыбались вместе с ней. «Красивые глаза»? Мортон потряс головой, прогоняя наваждение, и перевел взгляд на Далия, стоящего рядом с Эйлин в стороне.

— Брат не спешит возвращать тебе трость, — невзначай бросил он.

— А ты не спешишь подать мне рюмку с водкой, — Тильда постучала пальцами по барной стойке.

— Набраться еще успеешь, — Мортон взглянул на напитки, которые оставил бармен.

— Предпочитаю не откладывать радостные моменты в долгий ящик, — парировала Тильда.

— С годами мудрость обрела? — Мортон вопросительно изогнул бровь.

— Да, жизнь мудрости научила, — ответила она и мгновенно изменилась в лице.

Исчезла улыбка и мелкие морщинки вокруг ее глаз разгладились. Взгляд похолодел, а губы вытянулись в прямую линию. Мортон почувствовал себя засранцем.

— Ты знаешь, что я не это имел в виду.

— Да плевать, если честно, — хмыкнула Тильда. — Я умею давать сдачи, и ты, Мортон Норама, свое получишь.

— Не сомневаюсь в этом. Твоя водка, — Мортон подал ей рюмку.

— За мудрость, которой тебе не достает, — отсалютовала Тильда и выпила до дна.

Поморщилась. Мортон опустошил стакан с виски.

— Закажи мне еще водки, — попросила Тильда.

— И куда же ты мчишься? — Мортон жестом попросил бармена повторить заказ.

— Навстречу туману в голове, — вздохнула Тильда.

— Скорее, навстречу унитазу, — заметил Мортон.

— Не беспокойся, волосы придержать я попрошу Далия.

— Поэтому твой брат не спешит возвращать тебе трость? Боится, что по дороге от стакана к туалету ты ей кому-нибудь на ногу наступишь?

— Опасается, что я огрею ей тебя.

— Ты же не практикуешь рукоприкладство, — Мортон протянул Тильде рюмку с водкой. — Твое оружие — сарказм и издевки.

— Ты прав, — она кивнула и выпила. — Мой словарный запас тебе точно не одолеть, потому до рукоприкладства дело не дойдет.

— Я прямо весь похолодел от ужаса, — он опрокинул порцию виски. — Как представлю, какие эпитеты ты можешь выдать, так сразу в дрожь бросает.

— Закажи мне еще водки и спасайся бегством, — предложила Тильда.

— Не хочу нарушать нашу добрую традицию заканчивать разговор твоим фирменным «посылом».

— Ты еще не довел меня до нужной точки кипения, — хохотнула Тильда, подзывая бармена, чтобы повторил.

— Странно, что сегодня ты так долго греешься, — Мортон наклонился к лицу Тильды. — Может, добавить жару?

— Добавляй! — с вызовом бросила она.

Мортона окатило волной дрожи. Взгляд прилип к ее губам, которые после нескольких порций спиртного показались ему весьма соблазнительными.

— Сейчас выпьем, и я продолжу тебя разжигать, — хриплым голосом ответил Мортон.

— Пора закусывать, дорогой. Тебя, похоже, уже развезло.

— С чего такие выводы?

Тильда лукаво улыбнулась, глядя в его зеленые глаза.

— Сам догадайся.

Он наклонился к ее уху и ласково прошептал:

— Ты себе льстишь.

Тильда в ответ прижалась к его уху:

— Да неужели?

Мортон от накатившей неги едва глаза не закрыл. Нет, с ним явно что-то не так. Он отстранился и нагло ухмыльнулся:

— Не знаю, сколько нужно выпить, чтобы подкатить к тебе, но я полагаю, что скорее обниму унитаз, чем начну приставать к твоей персоне.

— Пока что твои предположения вызывают у меня сомнения, — Тильда взяла рюмку и опрокинула двойную порцию водки.

— По-моему это тебе пора начать закусывать, — Мортон последовал примеру Тильды и выпил виски. — Ты быстро пьянеешь.

— Аналитик из тебя никудышный, — вздохнула Тильда. — До опьянения мне еще далеко.

— Сколько? Треть бутылки? — хохотнул он.

— Половина, — устало вздохнула Тильда.

— Спустя полбутылки ты уже будешь храпеть на этом стуле.

— Ты же пророчил мне объятия с унитазом! — Тильда продолжала веселиться. — Меняешь показания на ходу!

— Храпеть ты будешь уже после визита в туалет, — пояснил Мортон.

— На основе личного опыта судишь?

— И это говорит та, которая после каждой сессии устраивала пьяный дебош?

— Со мной всем было весело. И на утро никто не мог сказать, что я вела себя недостойно!

— Ты достойно проводила ночь в обнимку с унитазом. Поэтому поутру тебя никто не мог найти.

— Зато тебя находили без труда! — хохотнула Тильда, подзывая бармена, чтобы повторил.

— Да, и поэтому имел возможность вовремя похмелиться, а ты окольными путями добиралась до дому, чтобы не дай бог никто не увидел тебя в том состоянии, о котором даже подумать не мог, — Мортон тоже указал на свой стакан.

— Недостатки лучше скрывать, а не выставлять их на всеобщее обозрение!

— Сказала та, кто прилюдно потешалась над каждым недостатком окружающих!

— Я говорила правду в лицо и никогда этого не стыдилась, — Тильда опрокинула двойную порцию водки.

— Зато выслушать правду о себе была не в состоянии, — Мортон тоже «накатил».

***

Далий и Эйлин стояли в стороне и молча наблюдали за пикировкой Тильды и Мортона.

К ним подошли Тайрин и Дамьен.

— Что здесь происходит? — тихо спросила Тайрин у Эйлин.

— Тильда Свен и Мортон Норама в одном помещении — вот что здесь происходит, — так же тихо ответила Эйлин.

— Пора уходить, — Дамьен взглянул на Эйлин. — Через минут пять разразится скандал.

— Пять? — хмыкнул Далий. — Даю им три минуты. Вы идите, а я попробую уговорить Тильду поехать домой.

— Удачи, — бросила через плечо Эйлин. — Они уже вцепились друг в друга так, что не оторвать. Смотри, под горячую руку не угоди!

Далий взглянул на трость Тильды, явно размышляя над тем, стоит ли прямо сейчас возвращать ее.

— Подойти и оставь ее у стула Тильды, — посоветовала Эйлин. — Они даже не заметят, что ты там был.

Далий так и сделал. Подошел к Тильде и оставил трость у ее стула. Мортон и сестра продолжали пикироваться, не обратив на его появление никакого внимания. Далий тяжело вздохнул и вернулся к Эйлин, Тайрин и Дамьену.

— Я же говорила! — Эйлин победоносно сложила руки на груди.

— Они и впрямь ничего не заметили, — удивилась Тайрин. — Мне одной это кажется странным?

— Дорогая, у Мортона и Тильды особые отношения, — пояснил Дамьен. — Их взаимная неприязнь закалена временем и проверена на прочность в многочисленных сражениях. Все знают, что, когда они находятся в одном помещении, им лучше не мешать.

— Да, можно рикошет словить, — кивнул Далий.

— Как интересно, — Тайрин смотрела на Мортона и Тильду, от которых по сторонам как будто искры летели. — Мне одной кажется, что между ними есть какая-то магия?

Дамьен захохотал и отвернулся. Далий спрятал улыбку, а Эйлин уставилась на Тайрин.

— Магия? — переспросила она. — Это стихийное бедствие, а не магия. Им двоим противопоказано находиться под одной крышей.

— Но перепалка забавляет обоих, — Тайрин покосилась на парочку.

Остальные тоже уставились на них. Мортон что-то шипел Тильде на ухо, а она хищно улыбалась и внимательно слушала. Затем сама прижалась к его уху и что-то ответила. Мортон отстранился, но все равно остался стоять к ней слишком близко, ближе, чем позволяли приличия.

— Он что, флиртует с ней? — тихо произнес Дамьен.

— Похоже, что это взаимно, — подытожила Тайрин.

— Дорогая, — Дамьен взглянул на жену, — ты меня пугаешь. Тильда ненавидит Мортона. Это знают все.

— Но суженая будет его ненавидеть, не так ли предрекла Эльза? — Тайрин улыбнулась мужу.

— Боюсь, после твоего предположения я перестану спать по ночам, — вздохнул Дамьен.

— Интересно, а что Тильде предсказала Эльза? — спросила Тайрин у Далия.

— Не знаю. Сестра никогда не рассказывала об их беседе, — покачал головой Далий.

— А что Эльза предрекла тебе? — Тайрин изогнула бровь. — Ой, извини, — тут же опомнилась она, — весьма бестактно с моей стороны.

— Все в порядке, — заверил ее Далий. — Мое предсказание ни для кого не секрет.

Повисло молчание. Эйлин вопросительно уставилась на Далия.

— И? — произнесла она. — Что же тебе нашептала Эльза?

— Разве я никогда не рассказывал? — спокойно произнес Далий.

Дамьен и Тайрин перевели взгляды на Эйлин. Как минимум странным им показался тот факт, что за все годы помолвки Эйлин ни разу не спросила у жениха, что тому предсказала Эльза?

— Нет, не рассказывал, — ответила Эйлин.

— Значит, не стоило того, — произнес Далий и отвернулся.

Тайрин виновато взглянула на него и осунулась. Все и каждый убеждали ее в том, что Эйлин на самом деле влюблена в Далия. Но разве тот, кто по-настоящему влюблен, не хочет знать о своей половинке все? Отчего же Эйлин не знает о Далии того, что стоило спросить в первую очередь?

— А мне Эльза ничего не предсказала, — улыбнулась Эйлин. — Меня записали к ней на прием в ноябре, но ее не стало в конце октября.

— Лучше не знать своего будущего, — произнес Дамьен. — Поверь на слово, — он взял Тайрин за руку и сжал пальцы. — Ну что, дорогая, поедем домой?

— Да, поехали, — кивнула Тайрин.

Не прощаясь, они удалились.

— Хочу напиться, — вздохнул Далий.

— Я тоже, — пожаловалась Эйлин.

— Тебе нельзя. Папочка расстроится.

Эйлин покосилась на Далия, от которого впервые слышала столь пренебрежительную фразу в адрес Короля.

— За себя беспокоишься? — спросила она.

— Что ты! Больше я за тебя не отвечаю.

— Ты страж, Далий. И за каждого члена королевской семьи в ответе. Так что, закажи мне коктейль, пожалуйста.

— Извините, Ваше Высочество, но спаивание Принцессы в мои рабочие обязанности не входит, — он хотел отойти в сторону, но Эйлин схватила его за руку.

— Ты куда собрался?! — возмущенно заявила она.

— Подожду в сторонке, пока Тильда не ударит Мортона тростью, а потом отвезу ее домой.

— Так не пойдет! — Эйлин мертвой хваткой удерживала Далия за руку. — Забирай сестру и увози сейчас же!

— Как я ее заберу? — Далий указал на Тильду, которая буквально шипела очередное ехидное замечание Мортону в лицо.

Мортон не отставал. Периодически поднося бокал ко рту, он достойно пикировался с Тильдой, стоя к ней слишком близко.

— Тогда, уходим отсюда, — прошептала Эйлин.

— И бросим их на потеху друг другу? — не понял Далий.

— Определенно! — Эйлин быстро юркнула в сторону и потащила Далия за собой.

***

— Ну и куда ты меня тянешь? — поинтересовался Далий, даже не пытаясь сопротивляться намерению Эйлин покинуть бар.

— Подальше отсюда и всех этих мьеров! — Эйлин открыла дверь и вышла на улицу.

Далий достал из внутреннего кармана пиджака шапочку и натянул ее на уши. Эйлин лишь растрепала витые локоны, чтобы они прикрыли острые кончики ушей.

— Тебя подвезти? — предложил Далий.

— Да! В другой бар! Туда, где нет мьеров и мало людей!

— Вечером ты такой бар в Лондоне не найдешь, — улыбнулся Далий.

— В пригороде? — Эйлин обернулась к нему.

— Тем более.

— Ладно, в какой-нибудь бар, куда обычно не ходят мьеры. Ты знаешь такой?

— Собралась напиться и повеселиться? — напрямую спросил Далий.

— Да!

— Тогда нам в клуб! — Далий подошел к краю дороги и стал голосовать.

— Что ты делаешь? — возмутилась Эйлин.

— Ловлю такси!

— Разве ты не на машине?

— Проще добраться на такси. И проблем с парковкой потом не будет.

— Как скажешь, — Эйлин махнула рукой.

Спустя сорок минут они подъехали к какому-то ночному клубу, где на улице в очереди стояли люди в разных красивых нарядах.

Далий расплатился с таксистом, и открыл дверь Эйлин, предложив руку, как предполагали правила этикета.

— Не передумала? — Далий подвел ее ко входу и кивнул охранникам.

— Нет.

Их пропустили в клуб без очереди.

— Ты их знаешь? — прокричала Эйлин на ухо Далию, так как в шуме музыки, обрушившейся на них, не было ничего слышно.

— Да, — кивнул Далий и повел ее к бару.

— Слушай, а мы здесь не ослепнем? — она поняла, что не очень хорошо видит в этих переливах света.

— Нет, — Далий загадочно улыбнулся и достал из внутреннего кармана пиджака темные очки. — Ты всегда можешь надеть их, — он положил их на барную стойку перед Эйлин.

— Но у тебя только одни очки, — она взглянула на него. — И кто-то из нас ослепнет, пока другой будет видеть.

Замигал яркий свет и Эйлин поняла, что погрузилась в темноту. На мгновение ее обуял страх, и она вскинула руки, пытаясь нащупать Далия возле себя.

— Очки на барной стойке перед тобой, — раздался его голос над самым ее ухом.

Первым желанием было схватить очки и надеть их, чтобы вернуть себе зрение. Но Эйлин остановила себя. Он не просто так привел ее в этот ночной клуб. Далий знаком с местными охранниками, значит, бывает здесь. И на вечеринку к Лой он прихватил с собой темные очки: следовательно, после вечеринки собирался поехать туда, где может мигать свет. Зачем ему это? Что он ищет в подобном месте?

Вокруг нее гремела музыка, были слышны голоса и смех людей, но она ничего не видела. Как будто осталась в темноте одна и, в то же время, вокруг нее кипел ритм жизни. Он бил по груди басами из динамиков, трелью звенел в ушах и зазывал Эйлин отбросить страх и присоединиться к всеобщему веселью.

— Адреналин! — громко произнесла она. — Ты приходишь сюда за острыми ощущениями!

— Думаешь за ними? — прозвенел его голос над самым ухом.

Эйлин начала искать рукой очки, которые Далий оставил на барной стойке. Она хлопала ладонью по деревянной столешнице, но очков найти не могла.

— Если боишься, скажи, — голос Далия был едва различим в звуках музыки.

Эйлин остановила руку, понимая, что очки сейчас на Далии.

— Я не боюсь, — ответила она и улыбнулась.

— Что ты будешь пить? — спросил ее Далий.

— Сам выбери, что я буду пить!

Спустя несколько минут Далий вложил в руку Эйлин какой-то бокал. Она поднесла его ко рту и уловила аромат полыни. «Абсент». Далий выбрал для нее «абсент».

Эйлин выпила все до дна и даже не поморщилась.

— Еще! — попросила она.

— Уверена? — прозвучал его голос.

— Да!

Второй бокал с абсентом тоже был опустошен.

— Повтори!

— Хватит! — отрезал Далий.

— Закажи еще! — возмутилась Эйлин.

— Сейчас мы идем танцевать!

Далий взял ее за руку и обнял за талию. А Эйлин поняла, что он по-другому прикасается к ней. Они ведь сотни раз танцевали вместе на приемах и вечеринках. Тысячи раз он брал ее за руку и нежно касался спины. Но сейчас в его прикосновениях не было ничего легкого и незаметного. Она ощущала каждый палец, приклеенный к ее пояснице, чувствовала хват его руки, сжимающей ладонь. И это нравилось ей. Сожми он ее в объятиях, Эйлин бы застонала от удовольствия, а потом… …набросилась бы на него сама.

Он вывел ее куда-то и остановился. Отпустил руку, но не убрал ладонь со спины. Далий начал двигаться, и Эйлин поняла, что может расслабиться и потанцевать. Робко, боясь случайно задеть кого-то, Эйлин задвигалась под звуки музыки. Темп нарастал, а желание ощутить свободу от мира, который ожидал ее за пределами этого клуба, подстегивало забыть обо всем и отдаться во власть музыки.

Одна и, в то же время, вместе с Далием. Одна, но со всеми, кто окружал ее. Эйлин двигалась так, как ей того хотелось. Она пошла в отрыв!

Наконец, длинный трек закончился, и мигание света сменилось разноцветными огнями, ползущими по стенам и лицам людей, что были в клубе. Напротив себя Эйлин увидела Далия в темных очках. Он не танцевал, а смотрел на нее, все еще придерживая за талию обеими руками.

Эйлин сняла с него очки и надела их на себя.

— Твой черед расслабляться, — произнесла она.

— Не сегодня, — ответил он.

Он снова превратился в стража, который стерег ее покой и терпеливо ждал, когда она справится со своими делами. Все семь лет он был таким: стоял в стороне и смотрел, как она пьет, танцует, покупает одежду, идет на занятия в Университет, уединяется в уборной…

— Ну, потанцуй! Давай же! — подначивала Эйлин.

— Нет, — он снял с нее очки и сам надел их.

— Тогда, может быть, еще выпьем? — Эйлин вопросительно изогнула бровь.

— Не стоит, — Далий отрицательно покачал головой.

— Вот ты всегда такой! — со злостью произнесла она и ткнула в его грудь пальцем. — Это не твой пост охраны. Больше ты меня не стережешь. Иди, развлекайся! — она указала рукой на толпу.

— Не могу. Кто-то должен носить темные очки.

— Да неужели! — она сорвала их с него, встала на носочки и чмокнула в сомкнутые губы.

— И что это значит? — спросил Далий.

Эйлин снова поцеловала его сжатыми губами.

— Ты помнишь, что мы больше не помолвлены? — уточнил Далий.

— Пока мы были помолвлены, ты ни разу не поцеловал меня! Может, настало время хоть что-то изменить?! — она снова чмокнула его.

Вокруг замигал свет, и оба погрузились в темноту. Далий внезапно приоткрыл рот и по-настоящему поцеловал Эйлин.

Сначала она не понимала, что ей нужно делать. А потом распахнула губы и позволила его языку все!

Она повисла на его шее, наслаждаясь процессом и ощущая, как теплые мужские ладони бродят по спине. Какой гениальный план она придумала! У Далия есть опыт общения с женщинами. И он может научить ее всему, что необходимо. И даже девственности лишить!

Эйлин почувствовала, что отвлекается от своих мыслей. Внимание стало уплывать к его губам и ладоням, поглаживающим спину. А он вкусный! И терпкий! Или это виски, которое он пил? И нежный. Губы мягкие, податливые, а язык озорной. Кто бы мог подумать, что Далий умеет так изысканно целоваться? Если бы она узнала об этом раньше, не тратила бы семь лет жизни на поиск недостатков в будущем супруге и сконцентрировалась на достоинствах, о которых следовало бы и узнать… А какой он в постели? Тоже нежный? Или, может, немного несдержанный, как и его язык? Мысли об этом заставили ее сильнее к нему прижаться. И что-то уперлось ей в бедро…

Эйлин вздрогнула, но не отстранилась. В иллюзии темноты она сильнее прижалась к нему и начала бесстыдно тереться. Далий резко прервал их поцелуй и забрал у Эйлин очки.

— Нам пора, — произнес он.

— Хорошо! — она нащупала его руку и повисла на ней. — Отвези меня к себе.

— Это плохая идея, Эйлин.

— Отчего же? Судя по твоим брюкам, идея просто замечательная!

— Ты меня любишь? — внезапно спросил он.

Эйлин даже поморщилась.

— Причем здесь это?

— Ты меня любишь? — повторил Далий.

— Я хочу, чтобы ты лишил меня девственности, — честно ответила она, по-прежнему ничего не видя перед собой. — Сегодня же!

Далий ничего не ответил. Он вывел ее из клуба и поймал такси. Когда назвал водителю ее домашний адрес, Эйлин с непониманием уставилась на него.

— Мы едем к тебе! — заявила она.

— Ты едешь домой, — не без раздражения ответил он.

— Нет, мы едем к тебе!

— Ты едешь домой, Эйлин! — повысил голос Далий.

Она с ненавистью посмотрела на него.

— Никогда не смей повышать на меня голос, — прошипела Эйлин. — Все понял?! — гаркнула на ухо.

— Извини, — более спокойно ответил Далий.

— Не хочешь спать со мной, найду другого. Это больше не проблема для меня, — Эйлин отвернулась и откинулась на спинку сидения.

— Как пожелаете, Ваше Высочество, — тихо произнес Далий и тоже отвернулся.

На такси он довез ее до Резиденции Короля Сообщества и подождал, когда она пройдет пост охраны. Затем сел назад в кэб и назвал свой домашний адрес.

Глава 3. Тайный смысл

Тильда открыла глаза и застонала. Так плохо ей было только после попоек в ранней молодости. Губы высохли и слиплись, привкус во рту отвратный и вонь перегара вокруг похлеще, чем после пьяного дебоша в общежитии Академии.

Тильда склонила голову и посмотрела на себя. Она лежала на кровати в своей спальне, укрытая одеялом. И похоже, что под одеялом она была совсем голой. Пошевелив бедрами, Тильда поняла, что протезы ног все еще на ней, что не могло не радовать: не придется ползать по дому и их искать. Тильда откинула одеяло и села. Уставилась на обнаженную грудь и голый лобок.

Когда просыпаешься после попойки без трусиков, сразу понимаешь, что праздник удался!

— Твою мать, — прошептала Тильда, покачиваясь из стороны в сторону.

Она повернула голову и поняла, что гора, лежащая рядом с ней, это не подушки с кровати, прикрытые одеялом. «Гора» сопела. Тильда рывком откинула одеяло и в ужасе вскрикнула.

Мортон подскочил, как по команде «тревога!». У Тильды дар речи пропал. Она указала на его голый зад пальцем и попыталась что-то сказать.

— Где я? — простонал Мортон, оглядываясь по сторонам.

Затем он обернулся и уставился на Тильду. Она держала руку на весу и открывала рот, словно рыба.

— Н-н-нет! — произнес Мортон, опуская взгляд туда, где должны были быть боксеры.

Да, он стоял абсолютно голый в чужой спальне, при этом на кровати сидела обнаженная мегера, которая от ужаса ничего вразумительного сказать не могла. Хотя, грудь у мегеры была очень даже в его вкусе…

Достоинство Мортона стало крепчать.

— Твою мать!!! — наконец, у Тильды прорезался голос. — Отвернись! Немедленно!!!

— Мне нужно в туалет, — пробурчал Мортон, оглядываясь по сторонам.

— Дверь там! — Тильда указала на дверь в ее комнате.

Мортон ушел в туалет. Тильда попыталась встать и едва не упала.

— Эй, не убейся там! — послышалось из уборной.

— А тебе-то что! — гаркнула Тильда, принимая вертикальное положение.

— Не хочу попасть в список подозреваемых в твоем убийстве!

— Любой эксперт докажет, что ты ни при чем! У тебя на это кишка тонка!

Тильда обернулась и взглянула на простынь. Затем склонилась и уставилась на свои бедра, точнее, на то, что осталось от ее бедер.

— Су-у-ука!!! — содрогаясь от ярости, закричала она.

— Да что опять! — прокричал он из туалета.

— Я тебя убью, гондон штопаный!!!

— Да в чем дело? — дверь в туалет открылась и в ней застыл голый Мортон.

— Я вся в твоей сперме!!! — закричала она, все еще стоя согнувшись и глядя на свои бедра.

— Это исключено! — отрезал Мортон и скрылся в туалете.

— Сволочь!!! Я тебя убью!!! — она бросилась к двери и попыталась ее открыть.

Черта с два! Он запер ее изнутри.

— Иди умойся и завари мне кофе! — послышалось с другой стороны.

— Вон из моего дома! Чтобы бы я больше тебя не видела!

— Тильда, у меня отходняк! Я ни черта не помню! И перестань орать — голова сейчас расколется!

— Ты придурок! Вот ты кто! — она пнула дверь искусственной стопой и вышла из комнаты.

Мортон сидел на полу и сжимал голову в ладонях. Он действительно ничего не помнил. Ни того, как ушел из бара, ни того, как очутился здесь. Да еще с ней! С этой чокнутой стервой! Конечно, трахнуть Тильду Свен — не самое ужасное в жизни приключение. Но трахнуть Тильду Свен в ее теперешнем состоянии? И еще кончить в полном смысле этого слова? Да, здесь явный перебор.

Он принял душ, нашел свои вещи, разбросанные по полу в коридоре, оделся и вошел на кухню. Тильда в махровом халате сидела за столом и пила кофе.

— Разве я не просила, чтобы ты свалил? — тоном, на грани крика, произнесла она.

— Ты можешь ходить без трости, — Мортон схватил ее кружку со стола и пригубил кофе. — Кстати, она валяется на полу в прихожей. И биомеханический внешний фиксатор правой руки лежит на тумбочке в твоей спальне. Ничего не хочешь объяснить, Тильда?

— Тебя это не касается, — она отвернулась.

— Интересная стратегия — давить на жалость. А Далий знает, что ты не настолько беспомощна, какой хочешь казаться?

— Далий знает то, что ему необходимо знать, — отрезала она.

— А Фийери? Он знает?

— Фийери думает, что род Свенов больше ему не нужен. Избавиться от Далия и поставить на карьере брата крест я не позволю. Восемь поколений Свенов защищали Сообщество от всего, что могло навредить мьерам. «Кольд» — это недружественная организация. Мы всегда лавируем на грани. Преимущество сохраняет тот, кто владеет информацией. Свены всегда были на передовой, а Фийери это больше не устраивает. Я должна защитить брата любой ценой.

— Ты не брата защищаешь, а позицию рода в Сообществе, — Мортон отпил кофе.

— А разве это плохо? — спросила Тильда. — Защищать свою семью?

— Да нет, — пожал плечами Мортон. — Так и должно быть.

— Ладно, раз уж ты прямо сейчас не уходишь, давай тогда о деле поговорим. Убийства мьерок в пригороде и твое согласие привлечь меня к расследованию как консультанта клана Норама.

— Не заставляй меня пожалеть о своем решении, — вставил Мортон.

Тильда рассмеялась.

— Да ты уже жалеешь! — она похлопала ладонью по столу. — Но не переживай! Позорить тебя перед стражами и другими мьерами я не стану. С этим ты справишься и без моей помощи!

— Раз! — произнес Мортон.

— «Раз»? — Тильда наклонилась к нему. — И что же ты считаешь?

— Твои гребаные издевки! — прошипел Мортон. — У тебя будет только три предупреждения, после чего ты со свистом вылетишь с должности консультанта в моем клане. Первое предупреждение ты уже заработала. Осталось два, — Мортон глотнул кофе.

— Ты же не хочешь, чтобы все вокруг узнали о том, что ты со мной переспал, — лукаво произнесла Тильда и захлопала своими пышными ресницами. — Да еще и кончил полномасштабно! — добавила она. — Так может, это я — твоя Хозяйка, а Мортон? — Тильда злобно захохотала. — А ты мне тут какие-то предупреждения вменяешь?

— Свою репутацию ты этими слухами подмочишь больше, чем мою, — Мортон расплылся в ухмылке. — Быть Хозяйкой низкорожденного ублюдка? А как же знатная родословная?

— Не волнуйся, противозачаточное я приму, — ответила Тильда, но смеяться перестала.

— Мне волноваться не о чем. Я знаю, что ты — не та самая, единственная до гроба. Но об этом не знают остальные. Хочешь репутацию рода сохранить? Держи язык за зубами.

Тильда с ненавистью посмотрела на него и промолчала.

— Значит, мы друг друга поняли! — он хлопнул в ладоши и допил ее кофе в два глотка. — Я попрошу Рубена привезти тебе материалы, — Мортон встал. — Спасибо за кофе! И за секс! Кофе хорош, а секс, — Мортон задумался, — надеюсь, ты делаешь минет лучше, чем трахаешься?

— Ублюдок, — она стукнула кулаком по столу.

Мортон на мгновение замер. Он смотрел на нее и не мог понять, что с ним творится. Эмоции. Злость, недовольство, досада, смятение и стыд… А еще желание наклониться к ней и поцеловать. С каких пор ее губы влекут его? Хочется прикусывать их во время поцелуя, но не сильно, чтобы не причинить боли. Хочется ощущать их на своей коже, на своем… Мортон почти закрыл глаза, представляя эту сцену.

Тильда все это время внимательно наблюдала за ним и сверлила пытливым взглядом.

— Размышляешь о моем незабываемом минете? — наконец, выдала она и, изобразив смущение, прикусила нижнюю губу.

Ту самую, на которую он смотрел последние секунд десять. Хорошо, что Мортон носил плотные боксеры, иначе, его внезапная эрекция перестала бы быть для нее секретом. Как у нее это получается? Как будто мысли читает. Может, она на самом деле ведьма? Или у нее есть какой-нибудь редкий дар?

— Вот тебе, а не минет! — она подняла руку и показала ему третий палец.

— Ничего не меняется, — вздохнул Мортон и пошел прочь из ее дома.

***

Его шаги стихли, и входная дверь закрылась. Тильда застонала и стукнула себя по лбу. «Ты будешь называть его «ублюдком»», — прошептал голос Эльзы из прошлого.

— Иди в жопу, прорицательница, — буркнула Тильда и встала.

***

— Доброе утро, папа, — Эйлин вошла в столовую и заняла место за столом.

Отец отвел взгляд от газеты, которую читал, и кивнул. Эйлин наполнила бокал водой и выпила все до дна.

— Не думал, что, обретя свободу, ты будто сорвешься с цепи, — спокойным тоном констатировал Фийери.

Эйлин уставилась на пустую тарелку.

— Тебе все еще не кажется странным, — продолжал говорить отец, — что за семь лет помолвки твой уже бывший жених ни разу не предпринял попытки кое-что от тебя получить?

Эйлин медленно перевела взгляд с тарелки на отца.

— Я знаю о своих детях все, Эйлин, — отец отложил газету в сторону. — Как и о тех, кому вручаю их судьбу. Может, тебе известен ответ на вопрос: «Что не так с Далием?»

Вспомнив вчерашнюю сцену в ночном клубе, а именно момент, когда она почувствовала кое-что в брюках своего уже бывшего жениха, Эйлин лишь утвердилась в мысли, что с Далием все в порядке. А вот на что намекает папа и к чему пытается подвести, это уже интересно!

— Не ты ли дал приказ своему стражу не распускать руки? — спросила Эйлин.

— Нет, — улыбнулся Фийери. — Таких приказов твоему бывшему жениху я не отдавал.

— Хочешь сказать, что он гей? — предположила Эйлин.

— До помолвки у него были длительные отношения с мьеркой.

На этой фразе лицо Эйлин едва не перекосило. Красотку, которая проходила мимо нее и Тильды, забыть трудно. Может, бывшая Далия назначила ему свидание у него дома и ждала его там? Поэтому он отказался везти Эйлин к себе? Сволочь! Не прошло и нескольких дней с момента их разрыва, как он уже тащит в постель лишь бы кого! Зачем, тогда, он целовался с ней, Эйлин, вчера? Хотя, это она первой полезла, так что не в счет.

— Тогда, на что ты намекаешь, папа? На мою сексуальную непривлекательность для Далия или на то, что все семь лет ему было с кем проводить свободное от обязанностей няньки время?

Фийери в упор смотрел на дочь. Такой прямолинейности от Эйлин он явно не ожидал.

— Достойный мужчина никогда не полезет к женщине первым, если уверен, что противен ей, — ответил отец. — А в отсутствии достоинства я Далия упрекнуть не могу.

Эйлин едва не разинула рот. Она активно заморгала и выпрямилась на стуле.

— Папа, почему мы обсуждаем мою личную жизнь за завтраком?

— Потому что здесь, кроме нас с тобой, больше никого нет, — отец взял приборы и приступил к трапезе. — И подводя итог, скажу следующее: «Эйлин, что с тобой не так?»

— Со мной все в порядке, папа, — ответила она.

— Тогда зачем ты вешалась на шею Далию вчера в клубе? — Фийери налил себе сок.

— Это он тебе сообщил или нас кто-то видел? — Эйлин тоже налила себе сок.

— За тобой всегда наблюдают. Заруби себе это на носу! Ты не обычная мьерка. Ты — Принцесса Сообщества. Все семь лет помолвки Далий стоически приглядывал за тобой. Свой долг передо мной и Сообществом он выполнил. Я освободил тебя от обязательств по отношению к нему, но и его, в свою очередь, освободил от обязательств по отношению к тебе. Оставь его в покое, Эйлин. Он это заслужил.

Она выпила сок и склонила голову над пустой тарелкой. Есть совершенно не хотелось.

— Сегодня вечером нас посетит с визитом семья Броуди. Их старшему сыну двадцать восемь лет. Он хорош собой, образован, знает этикет. Обрати на него внимание, пожалуйста. Возможно, он покажется тебе интересным собеседником.

— Ты меня сватаешь? — Эйлин перевела взгляд на отца.

— Я предлагаю тебе выбор, только и всего.

— Могу я отказаться от этой встречи? — поинтересовалась Эйлин.

— Нет, — отрезал Фийери и вонзил вилку в кусок мяса.

***

Как Мортон и обещал, спустя несколько часов Рубен из калана Норама привез Тильде документы по делу. Но не по всем четырем эпизодам, а только по двум: тем, где жертвами стали мьерки из клана Норама.

— Где все остальное? — Тильда готова была разорвать посыльного в клочья, задавая этот вопрос.

— Мортон сказал передать только это. Я лишь выполняю его приказ.

— Рубен, тебя так, кажется, зовут? — прищурилась Тильда.

— Да, — кивнул тот.

— Передай Мортону, что со своей Хозяйкой ему придется делиться всем, что у него есть. Иначе, в мою постель он больше не попадет.

Лицо Рубена перекосило на глазах. Тильда злорадно усмехнулась и подмигнула ему. К чертям собачьим репутацию рода! Все это дерьмо давно перестало иметь смысл. А вот насыпать соли на «перец» Мортона Норамы — к этому она всегда готова!

— Чего застыл?! — Тильда указала рукой на дверь. — Свободен!

Рубен кивнул и покинул дом Тильды.

— Ну что, гаденыш, еще посмотрим, кто кого, — прошипела она себе под нос.

***

Тильда разобрала папки с документами и фотографиями и развесила отдельные листы на доске в рабочем кабинете. Любое предумышленное убийство — это отдельная история, в которой есть путь убийцы и путь жертвы. Момент их пересечения становится роковым для обоих: жертва погибает, а убийца приобретает опыт и идет дальше. Именно с этого рокового момента и начинается путь третьего героя — следователя, а в ее случае, стража.

Тильда начала читать материалы по третьему делу. Жертва — Сюзанна Виен. Двадцать четыре года. Клан Норама. Найдена мертвой в подвале своего дома. Тело обнаружил брат жертвы, который забеспокоился, что сестра целый день не отвечала на звонки. Сюзанна была привязана к стулу с высокой спинкой. Ей разрезали живот поперек и выпустили кишечник наружу. На стене за ее спиной черной краской была нарисована цифра «три».

Тильда нахмурилась и сразу же открыла четвертое дело. Жертва — Эмилия Ларк. Двадцать восемь лет. Клан Норама. Женщина найдена мертвой на кухне в собственном доме. Тело обнаружил муж, который вернулся с работы после ночной смены. Эмилия была привязана к стулу и сидела за столом, опустив на него руки. Женщине перерезали горло и отрезали обе груди. Их оставили в ее раскрытых ладонях. Черной краской на стене у стола была нарисована цифра «четыре».

Из-за цифр все эти дела и связали в серию. Но было у них еще кое-что общее. Перед пытками, обеим жертвам из клана Норама сломали шею, чтобы парализовать. Причина смерти первой жертвы — проникающее ранение брюшной полости и массивное кровотечение. Вторая жертва тоже умерла от кровотечения, но уже из магистральных сосудов шеи. Обе были найдены сидящими на стульях с высокими спинками. На обеих из одежды — платья.

Тильда открыла результаты предварительной судебно-медицинской экспертизы. Никаких признаков борьбы на телах, никаких намеков на изнасилования. В крови последней мьерки обнаружены следы героина: наркотик ввели в мышцу на бедре. Почему героин? И почему в четвертом эпизоде? Были ли следы наркотиков в первом и втором случаях? Спросить бы Далия, но он ничего не скажет. И не потому, что не хочет, а потому, что сливать ей информацию по делу может только Мортон. Если Далий нарушит этот протокол общения с консультантом из клана низкорожденных мьеров, в два счета лишится своего высокого звания старшего стража.

Тильда выпила чай и продолжила работу с материалами. Спустя несколько часов вся стена в ее рабочем кабинете была увешана заметками на листиках с липким краем. К сожалению, вопросов у Тильды было больше, чем ответов. Да и дел таких, если быть честной, она не вела. Последним маньяком среди мьеров оказалась жена Эштона Инри, которая и убила собственного мужа. Но тем делом, как и смертью Хиант Брукс, занимался прежний руководитель Службы Стражей — Джефф Локер. И с обвинением в адрес Тайрин, теперь уже, Норамы, он сильно прокололся. Хотя сама Тильда была уверена, что Фийери и Джефф Локер изначально знали, кто убил Хиант Брукс.

В дверь позвонили, и Тильда была вынуждена пойти открывать.

***

— Сука!!! Я ее прикончу!!! — гремел голос Мортона в коридоре.

Дамьен даже вышел из кабинета, чтобы узнать, что случилось.

— Чего ты так орешь? — спросил он, глядя на брата, который стоял рядом с Рубеном.

— Я могу идти? — Рубен покосился на Дамьена.

— Я ее убью!!! — гаркнул Мортон и пошел прочь.

Дамьен подозвал Рубена к себе, и тот вынужден был подойти.

— Что случилось?

— Тильда Свен, — емко объяснил Рубен.

— И что на этот раз? — Дамьен вопросительно изогнул бровь.

— Она решила слухи нехорошие распустить. Очень нехорошие, — понизив тон, добавил Рубен.

— А ну-ка, зайди ко мне, — кивнул Дамьен.

Через пять минут Рубен и Дамьен молча глядели друг на друга.

— А если это правда? — нарушил тишину Дамьен.

— Да нет, — покачал головой Рубен. — Они столько лет знакомы! И терпеть друг друга не могут! Тильда настоящая интриганка и пойдет на все, чтобы заполучить свое.

— И что же она получит, распустив такие сплетни? — задумался Дамьен.

— Унизит Мортона, — пожал плечами Рубен. — Всем известно, что Тильда из-за своего отвратительного характера никогда не пользовалась популярностью у мужчин. Теперь она инвалид. Ей почти тридцать, она живет одна и… — Рубен стушевался, — так и проживет свою жизнь. А этот выпад в сторону Мортона говорит только об одном: она настолько отчаялась, что готова распустить нелепые слухи, лишь бы вернуть себе былое влияние, пусть даже и став на один день Хозяйкой твоего брата.

— Ты же знаешь предсказание для него? — уточнил Дамьен.

— Это не она, — засмеялся Рубен.

— Охрана доложила, что вчера из клуба Мортон ушел вместе с Тильдой. И дома он не ночевал, — настаивал Дамьен.

— Да, нет же, — покачал головой Рубен.

— А если Тильда говорит правду?

Рубен усмехнулся. Дамьен тоже. Потом оба переглянулись и начали хохотать в голос. Вот только Рубен смеялся, потому что был уверен в абсурдности этого предположения, а Дамьен потому, что был уверен в том, что брат влип.

***

— Доброе утро, — произнесла Эйлин секретарю и хотела незаметно прошмыгнуть в свой кабинет, но не получилось.

— Эйлин! — раздался голос брата. — Зайди ко мне, пожалуйста! — Райлих оставил дверь своего кабинета распахнутой.

— Конечно, — вздохнула она и поправила темные очки на носу.

Вошла в кабинет и закрыла дверь. Достала блокнот с ручкой из сумки и плюхнулась на стул перед рабочим столом брата.

— Неважно выглядишь, — упрекнул Райлих.

Эйлин состроила гримасу отвращения и поправила солнцезащитные очки на носу. Райлих молча подошел к бару, плеснул в стакан виски и принес ей.

— Пей. Станет легче.

— С большей вероятностью меня сейчас вырвет, — призналась она и сдвинула очки на лоб.

— Вечер в компании Далия удался? — подколол брат.

— Без комментариев, — Эйлин забрала стакан и залпом выпила виски.

Тепло разлилось по телу, и голова стала болеть меньше.

— Ты вела дело об отчуждении собственности Андреа Дебуа в пользу Сообщества.

— Это вопрос или утверждение? — Эйлин поставила стакан на стол.

— Утверждение, — Райлих присел в свое рабочее кресло. — Объявился наследник его имущества и заявил о своих правах.

Хорошо, что Эйлин уже выпила, иначе бы поперхнулась.

— Кто? — произнесла она. — У Дебуа не было родственников.

— Некий Теренс Кит утверждает, что является сыном изгнанного Андреа Дебуа, — пояснил Райлих. — Сам Теренс узнал о родственной связи от своей матери, точнее, из ее завещания.

— Пусть сначала докажет, что он — его сын, а дальше мы будем разговаривать с его адвокатом.

Райлих достал из стола папку и вручил ее Эйлин.

— Он подтвердил родство на основании независимой экспертизы по тесту ДНК: Теренс Кит — сын Андреа Дебуа. И его адвокат назначил тебе встречу с клиентом сегодня на два часа дня.

Эйлин сняла очки и бросила их на стол.

— Пусть кто-нибудь другой заберет это дело. У меня и без него работы хватает.

— Тогда позвони нашему отцу и сообщи ему, что ты отказываешься этим заниматься.

— Твою мать, — прошипела Эйлин.

— Год назад отец выкупил имущество Дебуа из Фонда Сообщества. Сама понимаешь, что теперь он начнет рвать и метать.

— В этом споре можно сыграть только на сроках давности, — Эйлин забрала очки и встала. — Но ты же понимаешь, что дело — дрянь.

— Понимаю. Но это еще не значит, что ты не можешь побороться. Теренс Кит не является членом Сообщества, он из клана Югалы.

— Какой интересный поворот событий, — криво улыбнулась Эйлин. — Назови-ка мне имя адвоката этого наследника?

— Линей Прат.

— Прат? — Эйлин оперлась ладонями о стол и наклонилась к Райлиху. — С каких пор личная шавка Брайана Югалы занимается делами о наследстве?

— Мне самому интересно, — улыбнулся Райлих. — Прат настоял на встрече в их офисе.

— Я тебя поняла, — кивнула Эйлин.

Глава 4. Да ты издеваешься!

— Не спеши, — наставлял инструктор. — Делай все медленно и у тебя получится!

— Двух дыр в стене мало, хочешь увидеть третью? — Тильда сжала кулак к экзопротезе и резко ударила им в стену. — Ну вот! Третья дыра!

— Давай снова. Ты должна вовремя остановить руку!

— Тильда Свен!!! — раздался рев с порога.

Кажется, Мортон вошел без приглашения.

— Ты дверь закрыл? — поинтересовалась Тильда у инструктора.

— Нет. Я думал, ты ее закроешь.

— Тильда Свен!!! — ревел Мортон.

— Не обращай на него внимания, — прошептала Тильда. — Продолжаем занятие.

— Как скажешь, милая, — ехидно улыбнулся инструктор.

— Тильда Свен!!! — дверь в ее маленький тренировочный зал распахнулась и в проеме застрял Мортон.

— Здравствуйте! — инструктор отвлекся и кивнул Мортону.

— Подожди в гостиной! — отчеканила Тильда. — Мы закончим через десять минут!

— Пошла ты хрен со своими десятью минутами! — Мортон вошел в зал.

Он смотрел на молодого накачанного мьера, который прижимался к спине Тильды, обвив руками ее тонкую талию. Сама Тильда стояла на своих шарнирных протезах в черных велосипедках. И майку она надела без лифчика! Мортон вцепился взглядом в ее аккурат торчащие соски под белой тканью, которые ее инструктор, очевидно, тоже заметил! У Мортона застучало в висках. Она что, спит с этим белобрысым молодым качком?

Удар о стену заставил его вздрогнуть. Рука Тильды в экзопротезе пробила дыру.

— Не спеши, дорогая, — произнес качок. — Все получится, если ты сконцентрируешься на своих ощущениях!

Тильда снова занесла руку и на этот раз остановила ее в нескольких сантиметрах от стены.

— Получилось! — радостно воскликнула она и едва не запрыгала от счастья на своих металлических ногах.

— Я же говорил, что все получится! — подбадривал инструктор.

— Урок окончен! — прервал их Мортон. — Вали отсюда, — он указал на инструктора. — Немедленно!

— Вы не мой наниматель, — добродушно улыбнулся белокурый остроухий паскудыш. — И я не из вашего клана.

Тильда, не обращая внимания на диалог Мортона и инструктора, нанесла очередной удар в стену. И пробила дыру.

— Дерьмо, — пробурчала она.

— Не расстраивайся! Получилось один раз, получится и другой! — подбадривал инструктор.

— Тильда, есть разговор! — гаркнул Мортон. — Или хочешь говорить в присутствии представителя Сообщества?

— Зимер не из Сообщества, — подсказала Тильда. — Он из клана Инри. И мои секреты хранить умеет.

— У каждого из нас есть свои секреты, не так ли? — Зимер нахально улыбнулся Мортону и засмеялся. — Знаешь, Тильда, я лучше пойду, а не то твой избранник размажет меня по этой самой стене.

— Мортон? — засмеялась Тильда. — Ради Бога, Зимер, не пори чушь!

— Я не ее избранник, — Мортон скрежетал зубами.

— Ты совершенно прав, — Тильда занесла руку и остановила у самой стены, — это я твоя Хозяйка и никак не наоборот.

— Тильда, — Мортон сжал кулаки, — завязывай с этим дерьмом!

Она отстранилась от инструктора.

— Благодарю, Зимер, на сегодня мы закончили.

— Как скажешь, дорогая, — он чмокнул ее сначала в одну щеку, затем в другую и, схватив сумку с пола, быстро пошел к выходу. — До свидания, Мортон Норама. Рад был познакомиться.

— Вали давай! — шикнул Мортон в ответ.

— Ты принес мне документы по двум другим делам? — Тильда начала снимать датчики управления экзопротезом со лба и складывать их в коробку.

— Какого хрена ты творишь?! — Мортон подошел к ней и отодвинул коробку в сторону. — Кому еще ты растрепала о том, что мы переспали?

Тильда задумалась.

— Инструктору, массажисту, реабилитологу и… — она прищурилась, — Рубену! Да, кажется, это все, с кем я сегодня говорила.

— Думаешь, кто-нибудь поверит в этот бред? — Мортон наклонился к ее лицу. — Они посчитают, что ты совсем отчаялась, раз сочиняешь подобные небылицы.

— Меньше всего, Мортон, меня беспокоит, что обо мне подумают другие. Но я буду весьма рада, когда они посчитают, что из ума выжил ты! — засмеялась Тильда.

— Сука… — прошипел Мортон ей в лицо.

— Из твоих уст это звучит как комплимент, — нахально улыбнулась она.

— Зимер, твой инструктор, из клана Инри, а выглядит, как высокорожденный. В чем подвох?

— Он женился на представительнице клана Инри и ушел из Сообщества.

— Его манерность наводит на мысли о том, что он гей.

— О нет, он не гей, — томно произнесла Тильда. — Я проверила.

— Спишь с женатым инструктором? — прорычал Мортон.

Тильда чуть наклонилась вперед и, едва касаясь губ Мортона, прошептала:

— Это не твое дело.

Его будто ударили под дых. Дыхание перехватило и стало… …больно. Он ревнует? Да, нет… Нет, же… Он в ярости от очередной ее выходки! Он не ревнует. Это другое… Тогда, что это — то самое другое?

— Зачем ты это делаешь? — прошипел Мортон.

— Что именно? — Тильда прикусила губу и хмыкнула.

— Распускаешь слухи и во что бы то ни стало пытаешься испортить мне жизнь.

— Потому что я тебя ненавижу, — с гордостью заявила она.

И снова удар. Будто она занесла руку в экзопротезе и пробила дыру в его груди. Но ее ответ ведь не является открытием для него? Он знает: Тильда его ненавидит. Тогда, что изменилось? Почему эти слова, сказанные с такой искренностью ему в лицо, причиняют Мортону боль? Почему его взгляд снова застрял на ее губах, и уже неважно, что они произнесли секунду назад? Он заметил, что ее дыхание участилось. Она прикусила нижнюю губу дважды за последнюю минуту. Что это значит? Она редко прикусывает губы. Когда Тильда это делает? Когда нервничает? Когда возбуждена? К чему искать ответы, если на Тильду Свен ему должно быть наплевать? Она напросилась в консультанты. Это ей необходима работа, почему же она ведет себя так, будто оказала честь всему миру, предложив свою помощь? Ведет себя так, будто имеет право измываться и хамить ему? Ему, мьеру, благодаря которому Тильда вернулась из забытья?

— За что ты меня так ненавидишь? — Мортон склонился еще ниже и едва коснулся ее губ своими.

— За долгие годы нашего знакомства ты впервые задаешь мне этот вопрос. И я хочу, чтобы ты сам нашел на него ответ, — томно прошептала она. — И даже когда ты на него ответишь, квиты мы все равно не будем, — Тильда снова прикусила губу.

Господи, это действует на него опьяняюще. Ее низкий бархатный голос в купе с этим поигрыванием с губой. Она намеренно так себя ведет? Неужели… Нет… Или да?

— Ты пытаешься меня соблазнить? — выдавил из себя Мортон.

— Зачем мне это? — она мимолетно задела его губы своими.

— Стерва… — Мортон легонько прикусил ее нижнюю губу.

— Ублюдок, — с нажимом прошептала она и поцеловала его.

У Мортона потяжелели ноги. Тильда словно яд, отрава, которая бьет прямо в голову и лишает рассудка. Мортон впился в ее рот, желая испить из этого губительного источника.

А ведь она начала это не всерьез. Только хотела проверить, обрела ли некую власть над ним, или ей это показалось. О, да… Ей не померещилось… Тильда даже понять не успела, как оказалась прижатой спиной к стене. Его ладони мяли ее грудь под майкой в то время, как язык вытворял всякие приятности с ее языком. Мортон снова прикусил ее губу, но не сильно, а нежно, и Тильда едва не застонала. На этом с прелюдией Мортон покончил. Он развернул ее спиной к себе, стянул велосипедки с трусиками с бедер, повозился со своими брюками несколько секунд и…

Тильда оторопела, ощутив его в себе. Это было слишком приятно! Слишком волнительно и восхитительно! Тильда никогда не употребляла по отношению к сексу таких эпитетов. Она страдала от секса. Ничего противней в прошлом, чем эти странные и нелепые телодвижения, она не испытывала. Поэтому, сменив нескольких партнеров, Тильда поняла, что секс — это не то, чем ей следует заниматься. Но сейчас… Боже, сейчас эти его медленные и плавные движения не казались нелепыми. Они не были отвратительными. Нет, от его движений она разгоралась внутри, словно фитиль от зажженной спички, и плавилась, как воск горящей свечи. А его ладони все блуждали по ее животу, касались ее груди, острых кончиков сосков, спускались к ее лобку и пальцы ласкали клитор, который, обычно, она сама утешала, когда становилось особенно тоскливо. Губы Мортона прилипли к ее шее в районе затылка, и, о Господи, он начал водить языком по ее коже… Так приятно… Так пылко и, в то же время, абсолютно нежно… Тильда изо всех сил старалась сохранять равновесие на своих протезах и сдерживать стоны, рвущиеся из груди. Да, получалось плохо, но она старалась. Старалась держать себя в узде до тех пор, пока не ощутила волну тепла и вибрацию где-то внутри. У Тильды горло свело от экстаза, и она, не выдержав напряжения, выдала глухой гортанный протяжный стон.

Мортон, ощутив ее оргазм, зажмурился. Какой контроль! Какой к чертям контроль, если все бесконтрольно и не поддается отчету? Она восхитительна! Она восхитительно пахнет! У нее восхитительно нежная кожа! У нее восхитительная грудь. Живот, лобок, клитор, смазка… Его возбуждает в ней все! Даже волосы, которые лезут ему в лицо и щекочут нос! И она узкая… Она узкая, но в меру, в ту самую меру, чтобы наслаждаться ей без боли и, в то же время, ощущать ее целиком. А эти вздохи? Как Тильда сдерживается, чтобы не стонать? А он все ждет, когда же она не сможет больше держать себя в узде и выдаст какой-нибудь громкий звук. Она застонала и начала сокращаться, а он не смог сдержаться. Да и выскочить тоже не успел. Мортон кончил с той же легкостью, с которой вошел в нее: быстро и без усилий.

Тильда отдышалась и открыла глаза. Странно, но она и не заметила, когда их закрыла.

— Дерьмо, — произнес Мортон и покинул ее тело.

Тильде стало смешно. Нет, ну честно! Момент такого важного откровения, а он произносит банальное: «Дерьмо!» Не мог выдать нечто более нецензурное? Хотя, более нецензурное, скорее всего, обидело бы ее больше. Тильда улыбнулась сама себе. Вот теперь, дорогой Мортон, ты «встрял». Ты вляпался в то самое дерьмо, о котором подумал. И уже не спишешь ничего на алкоголь. Не спишешь и на распущенность, ведь каким бы распущенным ты ни был, поиметь ее вот так внезапно и с последствиями — это о многом говорит.

— В гостевой есть душ. Сам найдешь, — она начала натягивать на себя трусики и велосипедки.

Одной рукой манипуляции давались тяжело.

— Это все, что ты хочешь мне сказать? — злобно произнес он ей на ухо.

— Да ты сам уже все сказал. Помогать придумывать новые эпитеты не стану.

Она высвободилась из его рук, оплетающих талию, словно ветви винограда, и пошла в свою комнату.

— Противозачаточное прими! — закричал он во все горло.

— Без тебя знаю! — гаркнула она.

Забравшись на специальное сидение в ванной, Тильда улыбалась. О, да… Что могло бы унизить его больше, чем досадная неприятность в лице Хозяйки Тильды Свен? Да ничто на свете! И теперь она оторвется по полной! Ха! За все годы, за все былое она поиздевается над ним так коварно, насколько сможет! Главное, не пустится во все тяжкие с этим физическим удовольствием… А оно действительно впечатляет!

Размышляя об этом, Тильда совершенно забыла о своем страхе перед ванной. Она позабыла о дискомфорте, который испытывала каждый раз, оказавшись там. О минутах и часах, проведенных на ее дне… Теперь она знала о вещах, о которых здоровые люди и мьеры не задумываются. Как помыться, когда у тебя нет ног и одна рука не слушается. Как забраться в ванную, когда снять протезы и раздеться, как себя вымыть, в конце концов. Ее научили справляться. Показали методики, установили держатели и переносное сидение. И все вроде бы адаптировано под нее, но сама она… Сама она с прискорбием подумала о том, что не адаптирована под это. Жизнь с ограниченными возможностями не для слабаков. Здесь нужны воля, ежедневный труд и усилия над собой. Эта жизнь для тех, кто ценит саму жизнь и свои возможности. Пусть и ограниченные для большинства, но, с другой стороны, безграничные для тех, у кого и этого нет.

В дверь постучали, и Тильда напряглась.

— Тебе помощь нужна? — прозвучал голос Мортона.

— Господи, и как же я без тебя мылась эти два года? — выдала она.

— Грубить не обязательно! — рявкнул он.

— Что ж ты заботливым таким только сейчас стал? Ах да, забыла, я же теперь твоя Хозяйка! О, ну это все меняет!

— Твое глумление не поможет! Прими это как данность!

— Как принял ты? — рассмеялась она.

Мортон умолк.

— О том и речь! — продолжила она. — Завтра все мьеры начнут обсуждать твою личную жизнь. Вот я и посмотрю, как ты это переживешь.

— С улыбкой на лице, — ответил он.

— Спорим, что нет?! — захохотала она.

Мортон ушел, а Тильда еще долго мылась. Он не видел, как она внезапно расплакалась. Мортон не знал, что Тильда Свен придумала всего несколько часов назад. А если бы и узнал, наверняка пришел бы в ужас…

***

Когда она переоделась и вышла из комнаты, то обнаружила Мортона на кухне: он сидел за столом и ел бутерброд из ее хлеба и ее колбасы.

— Мне нужны материалы по первым двум эпизодам, — Тильда присела напротив Мортона. — Отчеты экспертов и криминалистов. Важно тщательно отобрать те сведения, с которыми мы пойдем к специалисту из «Кольда».

— Как зовут твоего сотрудника? — спросил Мортон, прожевав.

— Потом узнаешь. Я назначу встречу на завтрашний вечер и передам ему документы. Но для этого у меня должна быть полная картина, Мортон, а не два эпизода из четырех.

— Попроси Далия дать тебе материалы. Сошлись на меня.

— Далий ничего мне не даст. Консультанту клана материалы предоставляет клан. И мне придется работать только с тем, что Далий тебе передал.

— То есть твой брат, в отличие от тебя, правил не нарушает? — спросил Мортон.

— Меньше всего сейчас Далию нужно нарушать правила. Он под прицелом, и я подставлять его не стану. Материалы по первым двум эпизодам, Мортон. Они мне нужны.

— Документы в моем рабочем кабинете. И снимать с них копии я не стану.

— Почему?

— В делах, где жертвы мьерки клана Норама, у тебя карт-бланш. По мьеркам из Сообщества я и Дамьен связаны по рукам и ногам Фредом Баро. Мы не можем копировать и передавать материалы третьим лицам: Фреди-Бубенцы держит это на личном контроле.

— Зачем ему такая секретность? — задумалась Тильда.

— А стражи когда-нибудь работали по-другому? — Мортон встал. — Ну что, мы едем или тебе нужно переодеться?

Тильда взглянула на свой спортивный костюм.

— Едем.

***

Мортон молча наблюдал, с каким усилием Тильда забирается в автомобиль. Целая схема: сначала присела на сидение, затем поставила трость, потом переместила один протез, за ним другой и после этого еще повертелась, изогнулась и согнулась, чтобы пристегнуться.

— Пока мы в пути, может, поговорим о том, что сегодня произошло? — предложил Мортон.

— Ты о сексе или тебя интересует, чем я сегодня занималась?

— А ты как думаешь?! — разозлился Мортон.

Тильда повернулась к нему лицом и хмыкнула:

— В десять утра пришел массажист, — начала Тильда. — У него вечно рот не затыкается, поэтому тему для обсуждения я выбрала заранее. Он из клана Югалы, и весть о наших с тобой качественно новых отношениях обойдет его клан за несколько дней. Затем, в одиннадцать утра, меня навестил реабилитолог. Он из Сообщества. Я с радостью рассказала ему о своих успехах в личной жизни, и он искренне за меня порадовался. Потом я поела и получила документы от Рубена. Ну, его ты знаешь. Затем я занялась непосредственной работой, за которую клан Норама, кстати, пока не установил размер почасовой оплаты. Потом пришел Зимер, ну а потом заявился и ты.

— То есть к завтрашнему утру все кланы и Сообщество будут знать о том, что я твой избранник, — закивал Мортон.

— Что я твоя Хозяйка! — поправила его Тильда.

— А если ты — не моя Хозяйка? Если все это досадная неприятность? Последствия попойки, так сказать?

— Да мне плевать, если честно, — Тильда отвернулась.

— Возможно, у тебя ни с кем больше не будет секса, кроме меня, — невзначай обронил Мортон.

— Я обязательно проверю это предположение. Зимер завтра придет: вот и посмотрим.

Мортон с силой сжал пальцы на руле. Что бы он там ни говорил, и как бы ни пытался гнать дурные мысли прочь, а с ревностью, причем слепой и бесконтрольной, придется что-то делать.

— Я тоже проверю, — произнес Мортон. — Вечером у меня как раз назначена встреча.

— С Кристин Инри? — предположила Тильда.

— А ты хорошо осведомлена!

— Все знают, что вы то сходитесь, то опять разбегаетесь.

— У нас был тяжелый период в отношениях, но сейчас мы снова вместе.

— Понятно, — пожала плечом Тильда. — Советую успеть проверить до завтрашнего утра, пока вести не долетели до ее ушей.

— Я тоже об этом подумал, — согласился Мортон.

Тильда старалась дышать размеренно и спокойно, но выходило плохо. Кристин хорошая мьерка. Художница. Семейная трагедия не сломила ее. Наоборот, Кристин ударилась в благотворительность.

— Я собирался сделать Кристин предложение в августе на ее день рождения.

— Возможно, еще сделаешь, — Тильда продолжала изучать виды за окном.

В воцарившемся молчании они добрались до Резиденции клана Норама.

Мортон хотел помочь Тильде выбраться из машины, но та вежливо попросила убрать от нее «лапы».

— Помнится, час назад ты не отвергала эти «лапы»! — возмутился Мортон.

— Я не виновата, что у тебя слишком большие руки, которые больше похожи на лапы, — Тильда переставляла ноги. — Член у тебя тоже большой, но это, скорее, достоинство, а не недостаток! Думаю, Кристин Инри будет по нему скучать.

—  Вопрос спорный, — Мортон терпеливо ждал, когда она, наконец, встанет на свои протезы.

— Сомневаешься, что он ее впечатлял? — Тильда оперлась на трость. — Тогда она точно скучать не будет. Надо же, сама того не желая, оказала Кристин услугу.

— Главное, что по нему будешь скучать ты! — засмеялся Мортон. — От этой мысли прямо тепло на душе становится, — он похлопал себя ладонью по груди. — Это даже лучше, чем странный секс с тобой!

— Правда? — Тильда изогнула губы в лукавой улыбке и игриво покусала нижнюю губку.

Мортон снова «застрял» взглядом на ее губах, что Тильде показалось до крайности смешным. Она не выдержала и захохотала.

— Ты отвратительна! — выпалил Мортон и отвернулся.

— Знаю, — Тильда встала. — Но ты еще хуже! За последние сутки ты дважды изменил своей любовнице. Не вижу угрызений совести по этому поводу!

— Поищи в своих трусиках, — посоветовал Мортон. — Кажется, я их там забыл.

— Ха-ха-ха! — она запрокинула голову, изображая хохот.

Мортон сложил руки на груди, наблюдая за ее показухой.

— Успокоилась?

— Подожди! Еще два раза! Ха! Ха!

— Теперь все? — он изогнул бровь.

— Да, — кивнула Тильда.

— «Два»! — произнес Мортон и показал ей два пальца.

— Второе предупреждение? — она направилась к дверям Резиденции. — Мортон, так ты слишком быстро доберешься до десятых, а там и до сотых дело дойдет.

— Будет всего три предупреждения, — он открыл перед ней дверь.

— Между вторым и третьим могут быть десятые и сотые доли третьего. Но ты настолько туп, что мне приходится и эту мысль для тебя пояснять.

— «Три»! — произнес Мортон и встал на ее пути. — Ты свободна, Тильда. Такси вызовешь сама!

Она прищурилась и надменно вздернула подбородок.

— Два с четвертью, дорогой.

— Три, Тильда! До свидания!

— Два с четвертью, и я называю тебе три факта о всех четырех жертвах, и это при том, что с делами первых двух я не знакома.

Мортон прищурился.

— Думай быстрее, милый. Мне тяжело стоять на одном месте.

— «Три»! — кивнул он, развернулся и пошел по коридору.

— Первый факт: им всем сломали шеи. Второй факт: они все были привязаны к стульям с высокими спинками.

Мортон остановился.

— Два с четвертью — и я назову третий факт! — громко произнесла Тильда.

— Два с четвертью! — согласился Мортон и обернулся к ней.

— Порядковый номер жертвы был написан на стене черной краской, — улыбнулась Тильда.

 — Да неужели?! — Мортон прижал ладони к груди. — Тильда, третий факт — это кульминация твоей индукции! Браво!!!

— Спасибо, что оценил, — она подошла к нему. — Ну что, веди меня в свое логово, доверчивый ты мой.

— Тильда, — зашипел Мортон.

— Заметь, я не употребила ни одного оскорбительного слова в твой адрес! Чувствуешь, какой прогресс?

— Каждой клеточкой своего большого тела.

— Ну да… Тело у тебя тоже… …не маленькое…

— Во мне все пропорционально, — Мортон повел ее в сторону своего кабинета.

— Почему в коридорах пусто? — сменила тему Тильда. — Где ваши служащие, вечно спешащие куда-то?

— Ты распугала всех, — засмеялся Мортон.

— А если серьезно?

— Сегодня понедельник, — напомнил Мортон. — У многих из персонала в этот день выходной.

Тильда не задумывалась над тем, какой сегодня день недели. Хорошо еще, что дату знает.

— Твою мать, — произнесла она и остановилась.

— Что случилось? — Мортон тоже остановился.

— Я не поздравила брата с днем рождения.

— И насколько ты припозднилась?

— На два месяца, — прошептала Тильда и выдохнула. — Это ужасно… Черт!

— Ну, до его следующего дня рождения у тебя есть время исправить недочет, — подбодрил Мортон.

— Он тоже хорош! Мог бы и напомнить младшей сестрице о том, что у нее кочан капусты вместо головы!

— Себя ты тоже не жалуешь? — улыбнулся Мортон. — Я имею в виду, что с самокритикой у тебя все в порядке.

— Я никого не жалую, Мортон. И себя в первую очередь!

— Это похвально, конечно, но лучше бы ты периодически делала окружающим поблажки: так бы у тебя, возможно, появились друзья.

— У меня есть друзья! — возмущенно вскинула брови Тильда.

— Кто? Массажист, инструктор и реабилитолог? — засмеялся Мортон.

— Был еще психотерапевт, но мы давно не общаемся, — выдала Тильда и улыбнулась.

— Такой ты мне нравишься больше, — подмигнул ей Мортон.

— Не обольщайся. Я все равно сделаю твою жизнь невыносимой!

Он наклонился к ее лицу и прошептал:

— Жду с нетерпением!

Тильда вздрогнула и отстранилась. На ее бледных щеках появился румянец, и она отвернулась. Мортона все это, конечно же, повеселило, но «добивать» ее язвительным замечанием он не стал. Хватит с него этого чувства непрошенной внутренней радости от того, что он способен смутить Тильду так же легко, как и она его. Хоть какая-то взаимность, ей Богу!

— Долго еще идти? — Тильда переминалась с ноги на ногу. — И вообще, почему мы постоянно останавливаемся?

— Можем побежать, если хочешь. Но ты, скорее всего, не хочешь, — Мортон пошел дальше.

***

В коридор вышел Дамьен. Увидев брата, он повеселел, но ненадолго. Заметив за его силуэтом Тильду, Дамьен нахмурился и снова перевел взгляд на Мортона.

— Не спрашивай! — предупредил брат.

— Привет, Дамьен! — Тильда прошла мимо Главы клана. — Пока, Дамьен!

— Пока, — кивнул Дамьен и проводил взглядом мегеру.

Подождал с минуту, пока не появился «хвост» в лице Рубена.

— Ну что? — спросил его Дамьен.

Рубен неодобрительно покачал головой:

— Ты не хочешь знать, чем занимался твой брат примерно с час назад.

— Сексом? — прошептал Дамьен, вопросительно глядя на Рубена. — С Тильдой Свен?

Рубен в ответ только кивнул.

— Я же говорил, — улыбнулся Дамьен.

— Я не понимаю, чему ты радуешься, — справедливо заметил Рубен. — Она… — он указал рукой на пустой коридор, где только что прошли Тильда и Мортон. — Она… …не женщина, а исчадие ада!

— Не смей! — предупредил Дамьен. — Ты о возможной Хозяйке моего брата говоришь.

— Прости, — Рубен почтенно склонил голову. — Больше не повторится.

— Я знаю, кто она, Рубен. Но еще я знаю Мортона. Если он с ней спит, значит, что-то в ней его привлекло. И вряд ли это ее протезы…

— Она испортит ему жизнь, — произнес Рубен.

— Не сгущай краски. Получить Тильду Свен в союзники клана — дорогого стоит. Представь, сколько шороху она наведет в Совете Сообщества!

— Ради усиления позиций в Совете ты готов принести в жертву брата?

— Ну, я же не заставлял Мортона с ней спать? Так, почему бы и не подумать о плюсах такого союза?

— Тебе виднее, — вздохнул Рубен.

***

Тильда устроилась в удобном кресле за столом Мортона.

— Ты заняла мое место, — Мортон навис над ней, как грозовая туча.

— Я инвалид. А ты можешь и на стуле посидеть.

— Я хочу сесть в свое кресло, — настаивал Мортон.

— В твоем кабинете даже софа есть, — Тильда указала на антикварный раритет. — Хочешь — на нее присядь. А хочешь — можешь даже прилечь!

— Тильда, ты опять нарываешься.

— А ты ножкой топни и истерику закати, — Тильда запрокинула голову и уставилась на него своими темно-синими глазами. — Чтобы всем в доме стало известно, что тебя, малолетнего засранца, обидела какая-то инвалидка!

Мортон склонился к ее лицу и прищурился.

— Я могу и по-другому согнать тебя с этого места.

— Угрозы на меня не действуют. За время службы иммунитет развился.

— Я не угрожаю, Тильда, — он перевел взгляд на ее ушко, — а предупреждаю, — наклонился и втянул острый кончик в свой рот.

Тильда от неожиданности едва на стуле не подпрыгнула. И снова залилась румянцем. Мортон понял, что сейчас сам доиграется: уж больно ее реакция на такую ласку ему понравилась. Да и об играх с ее ушами он подумал еще в машине.

— Оставь мое ухо в покое, — голос Тильды внезапно охрип.

— А не то что? — произнес он и повторил ласку, поиграв с кончиком ее уха языком.

— Я уйду, — ответила она и отвернулась.

— И освободишь мое кресло!

— Подавись, — Тильда хотела встать, но Мортон осадил ее на место.

— Тебе удобно в нем?

— А как ты думаешь? — она перевела испытующий взгляд на него.

— Хочу услышать твой ответ.

— Да, Мортон, мне удобно в твоем кресле. Здесь высокое сидение, и мне легче присесть на него, чем на те стулья и, уж тем более, на ту низкую софу. И встать с него будет проще, чем со стульев и софы.

— Почему сразу не объяснила свой выбор? — Мортон склонился к ее алеющей щеке и стал водить носом по шелковистой коже.

Кажется, Тильда размякла и спрятала иголки.

— Нападать всегда проще, чем защищаться, — произнесла она, явно наслаждаясь его ласками. — Да и от постоянных объяснений устаешь.

— Это кресло подарила мне мать, — прошептал Мортон. — Никто и никогда не позволяет себе в нем сидеть. Даже Дамьен.

— Мне встать? — тихо спросила Тильда.

— Нет. Я разрешаю тебе сидеть в нем, когда ты будешь приходить в этот кабинет, — Мортон нашел ее губы и стал нежно целовать.

Тильда поплыла и начала отвечать.

— Вы еще не перегрызли друг друга? — голос Дамьена, вошедшего в кабинет Мортона без стука, разрушил прекрасную идиллию. — О! Простите!

Дверь закрылась.

Мортон улыбнулся.

— Он проверял, чем мы заняты, — Тильда отстранилась. — Ты же знаешь, что за нами был хвост?

— Да, он отправил Рубена приглядеть за мной.

— Если ты продолжишь меня домогаться, мы не доберемся до главного — работы! А я пришла сюда работать!

Мортон разогнулся и обреченно вздохнул.

— Ты мне отказываешь?

— Да! — она широко улыбнулась.

— Хорошо! — Мортон отошел от нее, открыл сейф и достал из него папки с документами.

— Изучай в моем присутствии, — он бросил их на стол перед Тильдой. — Фотографировать запрещено!

— Ты всегда выполняешь чужие приказы? — Тильда достала из кармана телефон.

Мортон тут же вырвал его у нее из руки и спрятал в карман брюк.

— Я хотела позвонить брату и поздравить его с днем рождения!

— Потом позвонишь! Изучай материалы, делай заметки и… …езжай домой. У меня еще много дел на сегодня.

— Занимайся делами, а я поработаю в твоем кабинете, — предложила Тильда.

— Нет, — Мортон подошел к софе, стоящей в углу кабинета, и улегся на нее. — Ты поедешь домой.

***

Тильда открыла папку и начала читать материалы дела. Первая жертва — Энн Фир. Тридцать два года. Найдена мертвой в своем доме супругом, который вечером вернулся с работы. Энн сидела на стуле с высокой спинкой в гостиной перед окном. Рядом на стене черной краской была нарисована цифра «один». Сначала жертве сломали шею, чтобы парализовать руки и ноги, затем сняли скальп и оставили его на голове. Причина смерти — кровотечение из обширной раны на голове, которую несколько раз «освежили». Наркотических препаратов в крови не найдено, зато в желудке Энн обнаружили двадцать три непереваренных таблетки. Название препарата Тильде было хорошо известно: им лечили депрессию. Из побочных эффектов — сонливость и нарушение внимания. Зачем заставлять есть таблетки антидепрессанта перед смертью? И почему Энн усадили возле окна?

— На что ты смотришь, Энни? — прошептала Тильда.

— Ты что-то сказала? — оживился Мортон.

— Нет. Мысли вслух. Не обращай внимания, — Тильда взяла со стола бумагу, ручку и начала делать пометки.

«Шея», «стул», «таблетки», «платье»…

— Платье, в котором обнаружили Энн Фир, из ее гардероба? — спросила Тильда.

— Да. Они все были одеты в платья из своих гардеробов.

— Но на этой мьерке вечерний наряд, а на жертвах из Норама — обычные ситцевые платья.

— Я в курсе, — буркнул Мортон.

Тильда сделала глубокий вдох и открыла вторую папку.

Жертва — Моника Экстан. Двадцать два года. Обнаружена родителями, поздно вернувшимися домой.

— Найти своего ребенка в таком состоянии… — упавшим голосом произнесла Тильда.

Мортон промолчал.

Монике сломали шею и перерезали горло, затем зашили рот, выкололи глаз и отрезали ухо. Смерть наступила от кровопотери. Монику оставили сидящей на стуле с высокой спинкой в гостиной. Ее руки лежали на бедрах и были повернуты ладонями вверх. В левую ладонь вложили отрезанное ухо, в правую — удаленный из глазницы глаз. Глаз «смотрел» на стену, где черной краской была нарисована цифра «два».

Тильда бегло изучила материалы дела, затем закрыла папку и попыталась встать. С первого раза не получилось, и она предприняла вторую попытку.

— Куда ты? — не понял Мортон.

— Я устала и хочу домой, — Тильда смогла-таки подняться.

— Прямо сейчас? — Мортон подскочил с софы. — Ты же только пришла!

— Верни мне телефон, и я вызову такси, — она подошла к нему. — Провожать не нужно.

— Ты что-то поняла, — сделал вывод Мортон. — И делиться информацией не собираешься.

— Это — гребаный символизм, Мортон. Для того, чтобы в нем разобраться, необходимо понять извращенную логику убийцы. Знаешь, почему Фред Баро запретил Норамам копировать материалы первых двух дел?

— Боится панику среди мьеров навести?

— Ладно, зайдем с другой стороны, — Тильда поджала губы, пытаясь с собой совладать и не высказать Мортону все о его тупости. — Назови мне атрибуты мьеров.

— Уши, глаза, кожа, — быстро перечислил он.

— Остроконечные уши, искрящиеся глаза и бледная кожа, — кивнула Тильда. — Первые два атрибута задействованы во втором эпизоде. А третий — во всех четырех. Смерть от кровопотери предполагает, что трупы женщин были обескровлены, когда их обнаружили. То есть они были неестественно бледными. Идем дальше: все жертвы одеты в платья. Это может быть отсылка к их половой принадлежности. Но на первой жертве дорогой вечерний наряд, на второй — коктейльное платье именитого бренда. На жертвах из клана Норама — обычные недорогие ситцевые платья. Это градация по социальному статусу.

— Намек, что клан Норама не настолько состоятелен, как Сообщество? — предположил Мортон.

— Это намек на социальное неравенство! — повысила тон Тильда. — Господи, Мортон, что ты делал на лекциях по криминальной психологии?

— Спал, — буркнул он.

— Удивляюсь, как тебя из Академии не выперли!

— Связи помогли, — улыбнулся в ответ Мортон.

Тильда закатила глаза.

— У первой жертвы снят скальп, — начала разжевывать она. — Ее убили тем, что постоянно измывались над ее раной на голове, выпуская из тела кровь. Это — ее смертельный венец. И она в самом дорогом наряде, сидит на красивом деревянном стуле с высокой спинкой, как на троне. Кто она такая, Мортон? Если ты сейчас же не врубишься, я проедусь тебе по лицу и назову «тупым идиотом!»

— Принцесса? — ответил Мортон.

— Мортон, она сидит перед окном и в ее желудке пригоршня антидепрессантов!!! Вспоминай, кто страдал депрессией и совершил самоубийство, выбросившись в окно?

— Королева, — прошептал Мортон.

— Аллилуйя! — Тильда вскинула руку с тростью и едва не задела плечо Мортона. — Теперь более сложный вопрос для твоего тугого интеллекта! Кто вторая жертва? — Тильда вперила в него негодующий взгляд.

— Наряд попроще, но тоже дорогой, — начал рассуждать Мортон. — Атрибуты мьеров: ухо и глаз. У высокорожденных мьеров кончики ушей более длинные и острые, чем у низкорожденных. И глаза светлых тонов. Жертва — высокорожденная мьерка со светло-синими глазами. Рот зашит, значит она либо слишком много говорит, либо о многом молчит. И сидит на красивом стуле с высокой спинкой…

— И-и-и? — Тильда оперлась на трость и чуть наклонилась вперед, заглядывая Мортону в лицо.

— Принцесса Эйлин? — скривился Мортон.

— Да это триумф твоего интеллекта!!! — выпалила Тильда. — Продолжай размышлять, пока мозги включились и работают!

— Третья жертва — низкорожденная мьерка. Живот порезан, выпущен кишечник. Стул, на котором сидит, попроще, но тоже недешевый. Она связана с королевской семьей, но она низкорожденная. И живот порезан…

— Родила Наследника Трона, — устало прошептала Тильда.

Мортон шарахнулся в сторону и взглянул на дверь.

— Господи, да это же Лой!

— Не верещи, как баба, — Тильда поморщилась. — Уверена, что Далий давно все понял и приказал усилить охрану членов королевской семьи.

— А если нет? — Мортон обернулся к ней. — Думаешь, все такие умные, как ты? Открыла дело, взглядом пробежала и ответы посыпались на голову, — он помахал перед ее лицом руками, —  как конфетти?

— С каким средним баллом ты закончил Академию? — Тильда натянула на лицо нахальную улыбку и вздернула подбородок.

— Не твое дело, — прошипел Мортон.

— А я с отличием! Пока ты спал на лекциях и мьерок в ночных клубах тискал, я училась! И потому сейчас, взглянув на эти дела, я вижу схему, а ты с надеждой смотришь на Далия, который и трети правды тебе никогда не расскажет!

— Зачем ему утаивать что-то от меня?

— Потому что он страж, Мортон! — Тильда «топнула» тростью по полу. — А ты представитель клана. Фред Баро с Далия шкуру спустит, если тот хоть слово лишнее тебе скажет! Эти убийства — прямая угроза членам королевской семьи. Уверена, что сейчас Фреди-Бубенцы писает в штанишки и трясущимися руками набирает на клавиатуре доклад Королю о ходе расследования. Лой Нораму есть, кому защитить. Она — Принцесса Сообщества и под постоянным наблюдением стражей. Ты лучше о четвертой жертве подумай. Кто она такая? И почему ей укололи героин?

— Я должен немедленно поговорить с Дамьеном, — Мортон направился к двери.

— Кто четвертая жертва, Мортон?! — прокричала Тильда.

Он остановился и обернулся к ней.

— Ты все-таки не знаешь… — сделал вывод он, глядя на ее перекошенное лицо.

— Кормилица! — Тильда вновь «топнула» тростью. — Отрезанная грудь в руках, как будто предлагает ее миру! Но почему жертва из клана Норама, если кормилица Райлиха и Эйлин — высокорожденная мьерка?

— Извини, но я немедленно должен поговорить с Дамьеном, — Мортон бросил на софу телефон Тильды и покинул кабинет.

Тильда выдохнула, забрала телефон и повернулась к столу, на котором остались папки с материалами дел.

— Мортон, да ты действительно непреодолимо туп…

Глава 5. Смотри, не вляпайся!

Ровно в два часа Эйлин со своей помощницей сидели в конференц-зале офиса Линей Прата. Клиент и его адвокат задерживались, о чем их известила секретарь.

— Неслыханная наглость, — шипела Эйлин. — Ждем пятнадцать минут и уходим.

Помощница кивнула.

Ровно в четырнадцать минут третьего в конференц-зал вошли Линей Прат и его клиент. Они извинились за опоздание и уселись за огромный стол напротив Эйлин и ее помощницы.

— Еще одна минута, и встречу пришлось бы перенести, — произнесла Эйлин.

— Мы хорошо знакомы с правилами королевского этикета, — ответил Прат. — И приносим свои глубочайшие извинения.

— Давайте приступим, — Эйлин открыла папку с документами и взяла в руки ручку.

— Мой Клиент, Теренс Кит, требует пересмотра дела об отчуждении имущества Андреа Дебуа, изгнанного из Сообщества два года назад. На основании выявленной родственной связи, он хочет вступить в права наследования этим имуществом.

— Я читала документы. Пересказывать не нужно, — отрезала Эйлин и взглянула на Теренса Кита.

Молодой мьер восемнадцати лет отроду сидел, сгорбившись на стуле. На нем был дорогой мужской костюм-тройка и галстук, завязанный рукой профессионала. На зарплату помощника дезинсектора такие не купить. Он был похож на ряженого, которого облачили в дорогие одежды и заставили играть чью-то роль. Когда Теренс присел в кресло, он не расстегнул пуговицы пиджака, из чего Эйлин сделала вывод: либо Теренс не знает, что их нужно расстегивать, когда присаживаешься, либо парень слишком волнуется и просто об этом забыл. На какое-то мгновение Эйлин даже стало его жаль. Согласно данным, которые собрала ее помощница, Теренс проживал вместе со своей матерью в небольшой квартире на окраине Лондона. Мать работала официанткой в баре, принадлежащем семье Югалы, пока семь месяцев назад не скончалась от передозировки. На момент смерти мьерке было всего тридцать семь лет, что означало, что сына она родила в девятнадцать. Замужем мьерка никогда не была, и о том, кто отец ребенка, никому не распространялась. После смерти этой женщины внезапно выяснилось, что она оставила завещание, в котором попросила сына найти своего отца — Андреа Дебуа, осужденного за нарушение мирного соглашения с «Кольдом», помилованного от смертной казни самим «Кольдом» и изгнанного из Сообщества около двух лет назад. Коллекционер предметов искусства Андреа Дебуа прокололся на покупке картины, представляющей культурную ценность для людей. Согласно статье 237 мирного договора между мьерами и «Кольдом», мьеры не имеют права владеть культурными ценностями людей, точно так же, как и люди не имеют права покупать культурные ценности мьеров. Вот такая сегрегация, которой Андреа Дебуа решил пренебречь. Судьба самого Андреа Эйлин была неизвестна: ушедшие в изгнание мьеры предаются тому же забвению, что и мертвые. Но за внезапно объявившегося наследника тут же вцепились заботливые адвокаты, желавшие урвать свой куш. Если бы Теренс заявил свои права на имущество Андреа Дебуа в течение полугода после вступления в силу обвинительного приговора его отца — проблем с деньгами у парня бы не было. Но срок давности подачи заявления истек, и по закону он теперь должен был отстаивать свои права в суде. Безусловно, этот процесс он бы выиграл, если бы не одно «но»: парень не член Сообщества. Здесь в силу вступают другие законы. Не член Сообщества не может претендовать на наследование имущества члена Сообщества. За некоторыми исключениями, этот закон работал в одну сторону: защищал имущество членов сообщества от всех остальных. На основании этого закона Эйлин и собиралась оставить Теренса Кита с носом.

— Мистер Кит, — обратилась к истцу Эйлин, — скажите, вы принадлежите к клану Ричарды Югалы?

— Я? — взволнованно переспросил тот. — Я, да!

— Вам восемнадцать лет. По законам мьеров, вы уже являетесь совершеннолетним, избравшим клан.

— Не спешите, Ваше Высочество, — перебил ее адвокат. — Сыграть на законе «наследования внутри круга» не получится. Теренс Кит хочет воспользоваться свои правом «королевского родства».

***

Эйлин влетела в кабинет к брату и бросила сумку на пол.

— Право «королевского родства»! — воскликнула она.

Райлих медленно оторвал взгляд от изучения документов и уставился на сестру.

— Прости?

— Ты знал, что Андреа Дебуа был троюродным братом нашего отца?

— Кем? — Райлих отложил ручку в сторону.

— Андреа Дебуа был троюродным братом нашего отца, — повторила Эйлин. Теренс Кит — его сын, наш с тобой дальний родственник. И он хочет воспользоваться своим правом «королевского родства».

— Значит, он обладает такими же правами, как и любой член Сообщества, — Райлих встал. — Его принадлежность к клану Югалы никак не отразится на результатах слушания.

— Единственное исключение из «закона наследования внутри круга», и он под него попал! — Эйлин стукнула ладонями по столу. — Видел бы ты этого Теренса. Совсем еще ребенок. Прат нарядил его в костюм и слова лишнего не дал сказать. Уверена, что это дело рук Брайана Югалы. Поиметь королевскую семью — цель жизни для этого психопата!

— Да не переживай ты так, — улыбнулся Райлих. — Парень имеет право получить имущество своего изгнанного папаши. А нашему отцу придется распрощаться с ценностями Дебуа. Реши все в досудебном порядке и замни дело: шумиха нам не нужна.

— Бесшумно не получится, Райлих. Увы, — она присела на стул.

— Что ты сделала? — напрягся брат.

Эйлин молчала.

— Эйлин, что ты сделала? — громче повторил Райлих.

— Теренс Кит попросил меня отстаивать его интересы в деле о наследовании имущества Дебуа и смене подданства, — Эйлин подняла глаза на брата. — В присутствии адвоката он расплакался и попросил защитить его от Брайана Югалы, его клана и его мьеров.

— Какого… …хрена… — прошептал Райлих.

— Я согласилась. Теперь Теренс Кит — мой клиент.

Райлих откинулся на спинку кресла.

— Это дело затрагивает твои личные интересы. Ты будешь судиться с отцом, Эйлин! Сошлись на это и возьми самоотвод, а пацана передай Грогену. Он опытный юрист и все сделает тихо.

— Нет, — прошипела Эйлин. — Никаких самоотводов.

Райлих медленно склонил голову набок:

— И где сейчас твой клиент?

— В нашем конференц-зале. Ест обед, который я купила ему по дороге сюда.

— Эйлин… — Райлих тяжело вздохнул.

— Он в беде, Райлих. Мать умерла от передозировки, отца он никогда не знал. А Югала вцепился в него мертвой хваткой, желая куш побольше урвать и подмочить нашу репутацию. Кроме того, он же наш родственник.

— Дальний, — напомнил Райлих. — Настолько дальний, что до сегодняшнего дня мы не знали о его существовании.

— Почему отец никогда не упоминал, что Андреа Дебуа — его троюродный брат? — спросила Эйлин.

— Откуда мне знать? — Райлих пожал плечами. — Сама у него спросишь. Только сначала разузнай все, и уж потом новости сообщай.

— Уверена, что ему обо всем доложат раньше, чем я вернусь в Резиденцию.

— Удачи, — Райлих взял ручку и вернулся к изучению документов.

— И это все? Вся твоя помощь? — не поняла Эйлин.

— Полагаю, твой клиент уже пообедал, и тебе пора заняться его делом. А еще поисками для него нового места проживания и работы, — добавил Райлих. — Уйти из клана, все равно, что уйти из семьи: теперь он твоя личная проблема, Эйлин, а не клана Югалы.

***

Эйлин вернулась в конференц-зал, где оставила Теренса, но там его не оказалось.

Она вышла в холл и позвала секретаря.

— Фердинанд, а где парень, который вернулся со мной и Офелией?

— Он ушел. Минут пять назад.

— Куда?

— Откуда мне знать. Вы же не сказали, что его необходимо стеречь.

Эйлин побежала к выходу, пытаясь догнать попавшего в беду юношу. Увы, того и след простыл.

Тогда Эйлин позвонила самому Брайану Югале.

— Да, Ваше Высочество! — казалось, Брайан был счастлив услышать Эйлин.

— Если кто-нибудь из твоих мьеров тронет этого пацана…

— Эйлин, милая, о ком ты вообще говоришь?! — удивился Брайан.

— Ты знаешь, о ком. Я тебя предупредила.

— И что же ты сделаешь, Принцесса-Спасительница? Снесешь мне голову с плеч каким-нибудь мечом?

— Уверена, Далий с радостью сделает это вместо меня, — прошипела она.

— Я бы на твоем месте связями среди стражей не бравировал. Все-таки, Далий уже бывший женишок, а нового пса для вылизывания твоей задницы папочка тебе пока не нашел. Всего хорошего, Принцесска, — Брайан бросил трубку.

Эйлин с силой сжала телефон в руке и еще раз огляделась по сторонам. Куда побежит юноша, угодивший в беду? Скорее всего, домой.

Эйлин вернулась в офис, забрала документы и вызвала водителя.

— Фердинанд, если парень вернется или будет искать меня по телефону, сообщи ему мой личный номер и попроси немедленно перезвонить.

— Конечно, Ваше Высочество, — кивнул секретарь.

***

Подъехав к панельному дому на окраине Лондона, Эйлин оценила контингент, бродящий по округе, и попросила водителя сопроводить ее до квартиры нового клиента.

Заметив появление такой дорогой машины, местная шпана тут же собралась неподалеку. Они стали улюлюкать и кричать в адрес Эйлин всякие пошлости.

— Почему подданные Югалы проживают в таких районах? — спросила она водителя, который уже расстегнул кобуру под пиджаком.

— Видно, доходы не позволяют выбрать что-то получше.

— Это ужасно, — поежилась Эйлин.

Они поднялись на этаж по лестнице и подошли к двери.

— Уходим, — сообщил водитель, глядя на сломанный замок. — Пусть стражи разбираются с этим.

— Мы никуда не идем. Это приказ!

— Ваше… Гос…

Пока водитель подбирал обращение, Эйлин толкнула дверь ногой и та распахнулась. В квартире явно кто-то побывал. И этот кто-то перевернул там все вверх дном.

— Теренс, ты здесь? — позвала Эйлин, пятясь за спину водителя. — Теренс!

— Я вызываю стражей, — сообщил водитель. — И после этого мы уходим.

— Нет, мы остаемся, — Эйлин достала телефон и набрала давно выученный наизусть номер.

— Слушаю, Ваше Высочество, — голос Далия звучал уверенно и спокойно.

— Мне нужна твоя помощь. Сейчас поступит вызов от моего водителя. Я хочу, чтобы этим делом занялся ты.

— Каким делом? — не понял Далий.

— Пропал мой клиент — Теренс Кит. Я приехала к нему домой, но кто-то побывал здесь до меня. Замок на двери сломан и внутри все вверх дном. Парень угодил в беду и, похоже, помочь ему могу только я.

— Кто тебя… …Вас охраняет?

— Пауль, — Эйлин улыбнулась водителю. — И еще двое на хвосте, которых ты приставил недели три назад.

— Хорошо, я сейчас приеду.

— Далий, это еще не все. Ты должен кое-что знать, прежде чем возьмешься.

— Есть причина отказать Вам, Ваше Высочество?

— Мой клиент — сын Андреа Дебуа, внук Роджера Дебуа.

— У Андреа есть сын? — переспросил Далий.

— Да. И этот парень угодил в переплет. Так ты приедешь или нет?

— Диктуй адрес. Диктуйте адрес, — вновь исправил себя Далий.

***

Далий и еще пять мьеров прибыли на место спустя двадцать минут после вызова. Все это время Эйлин и водитель стояли напротив распахнутой двери в квартиру Теренса Кита. Первым делом Далий подошел к Эйлин и попытался увести ее в сторону. Та, естественно, отказалась подчиниться. Остальные мьеры заблокировали периметр и вошли внутрь.

Осмотр квартиры провели быстро. Парня там не было, а вещи его действительно кто-то перерыл. Далий разрешил Эйлин войти только после того, как все осмотрел сам.

— Похоже, что-то искали, — пришла к выводу Эйлин.

— Наличку? — предположил один из стражей. — Не самый благополучный район. Здесь такое не редкость.

— Забрали бы все, что могли унести, — ответил Далий. — Игровая приставка и телевизор на месте.

— Может, спугнул кто? — предположил страж.

— Пока не ясно. Ладно, — Далий взглянул на Эйлин. — Ребята здесь все опечатают, дело по факту взлома и проникновения мы заведем. Ну а дальше…

— Надо найти этого парня.

— Не хочешь, для начала, все рассказать? — предложил Далий.

— Хочу, но не здесь.

***

— Привет, Ларри, — Тильда кивнула подошедшему знакомому и отпила чай из кружки.

— Вечно ты назначаешь встречи в каком-нибудь захолустье, — жаловался давний знакомый. — Поближе к Лондону места выбрать не могла?

— Наслаждайся видами, пока можешь, — вздохнула Тильда и перевела взгляд на следователя.

— Этому тебя научила жизнь? — хохотнул Ларри. — Наслаждаться видами?

— И этому тоже. Итак, касательно твоей просьбы. Я поспрашивала у своих осведомителей: действительно, недавно в городе появился новый рекрутер. Женщин привозит по национальным визам. Оформляет все документы, а потом они поступают на работу к твоему человеку.

— И это все? — кажется, Ларри был сильно разочарован.

Тильда достала бумажку из кармана и передала ее Ларри.

— Это номер телефона одной из работниц. Она согласна дать показания, если ты потом поможешь ей исчезнуть.

— Тильда, меньшего от тебя я не ждал! — Ларри заметно оживился. — Ты сказала, что у тебя тоже есть какое-то дело. Выкладывай, чем смогу — помогу.

Тильда снова полезла в карман и достала из него флешку.

— Здесь материалы по моему делу. Как ты понимаешь, огласка недопустима. Мне нужны мысли тех, кто уже работал с подобными преступниками. Пусть дадут подсказку, как его искать. Неплохо бы и психологический портрет составить.

— У меня есть один эксперт, — кивнул Ларри. — Попрошу его помочь.

— Ты даже не спросил, что за дело, — Тильда перевела на Ларри осуждающий взгляд.

— О вашем потрошителе в «Кольде» трещат все, кому не лень. И если к расследованию привлекли тебя с твоими связями, значит, стражи в заднице.

— Фреди-Бубенцы не в курсе, что мы с тобой дружим, — улыбнулась Тильда.

— Зато твой брат в курсе, — подмигнул ей Ларри. — Кстати, передай ему от меня привет.

—  Ты же не работаешь с Далием, — напряглась Тильда.

— Детка, мне кажется, что ты совсем не знаешь старшего брата, — засмеялся Ларри.

— И давно ты с ним на короткой ноге? — прошипела Тильда.

— При всем уважении, дорогая, но это тебя не касается.

Тильда схватила Ларри за руку и с силой сжала пальцы.

— Подставишь моего брата — и я тебя из-под земли достану. Ты в курсе, что я слов на ветер не бросаю.

— Надо же, как ощетинилась, — засмеялся тот и выдернул руку из ее хвата. — Работа у нас такая, Тильда, шкурой своей рисковать. Шишкам наверху этого не понять, а люди простые, да и мьеры рядовые, которым мы помогаем, никогда не оценят этих усилий. Ты знаешь систему изнутри. Ты доверяешь мне, я доверяю тебе. Не заставляй меня своими угрозами отворачиваться от тебя, Тильда. Ты умная женщина, все понимаешь. Да и Далий твой не дурак. Так что, — он указал на чашку с чаем перед Тильдой, — пей свой черный без сахара и закажи себе местный пирог: говорят, они у них неплохие, — Ларри достал из кармана наличные и бросил бумажки на стол. — Я угощаю, — снова подмигнул и пошел к выходу.

— Сволочь… — прошептала Тильда и отодвинула от себя кружку.

***

Эйлин села в машину к Далию и быстро пересказала события этого дня.

— Король уже в курсе? — после секундного молчания уточнил Далий.

— Не знаю. Наверное, нет, иначе бы уже позвонил мне.

— Что ж, перейти дорогу Брайану Югале — не самое плохое, что Вы могли сделать.

— Перестань мне выкать, — разозлилась Эйлин. — Хватит! Я год убила на это в прошлом, и сейчас возвращаться к тому сражению у меня желания нет!

Далий отвернулся и спрятал улыбку. Все-таки она помнила, сколько потратила времени на то, чтобы заставить его обращаться к ней, как к невесте, а не Принцессе.

— Ты поможешь мне найти этого парня? — Эйлин с надеждой смотрела на Далия.

— Конечно, — он повернулся к ней лицом. — Я же сейчас здесь.

— Брайан Югала ничего не делает просто так, — вздохнула Эйлин. — Если бы не примесь королевской крови, он бы и пальцем ради этого пацана не пошевелил.

— Думаю, что причина в деньгах, а не крови. Если Теренс Кит, будучи представителем клана Югалы, вступит в наследство со стороны Сообщества, то заплатит клану солидный налог. А если парень сменит подданство, то и деньги от Югалы уплывут.

— Мне показалось, что они совсем запугали беднягу.

— Возможно, они планировали и вовсе разуть пацана. От Брайана можно ожидать чего угодно.

— Значит, Теренс тоже не дурак. Дождался встречи со мной, чтобы смыться, — Эйлин тяжело вздохнула.

— Это ты веришь всем, кто просит тебя о помощи. Я себе такой привилегии позволить не могу.

— Как продвигается расследование по серийным убийствам мьерок? — невзначай спросила Эйлин.

— Топчемся на месте.

— Ты из-за этого усилил мою охрану?

— По городу маньяк гуляет, Эйлин. Это не шутки.

— Если повстречаю его, я тебе позвоню, — улыбнулась Эйлин.

— Не смешно, — упрекнул Далий.

— Спасибо, что согласился помочь найти Теренса Кита, — Эйлин погладила Далия по плечу (чего раньше никогда себе не позволяла).

Он уставился на ее руку, не понимая, что вызвало в ней такой прилив заботы.

— Мне пора возвращаться в семейное логово. Уверена, что отец не поскупится на эпитеты, когда узнает обо всем, что сегодня произошло.

— Разве у тебя не развился иммунитет к его тирадам? — он перевел взгляд на ее красивое лицо.

— Нет. Они по-прежнему ранят глубоко и больно, — Эйлин ему улыбнулась.

Он смотрел на нее, а она не него. И сказать, вроде, еще что-то нужно, чтобы заполнить тишину, но все слова куда-то внезапно подевались.   

 

«Никто не поможет тебе на пути, - прозвучал голос старой провидицы в голове Далия. - Будет тяжело и одиноко, но ты все равно шагай вперед. Смирение — это не слабость, Далий, а сила, которую не каждому дано обрести. Ты сильный и ты справишься».

 

Эйлин пересела в другую машину и не сразу взяла себя в руки. Она не могла поверить, что сделала это! Какая муха ее укусила?! Какой дурман ей завладел?! Пятнадцать минут назад она потянулась к Далию и поцеловала. Но не так невинно, как пыталась вчера в клубе, а так, как он вчера ответил. И если бы не внезапный звонок отца по телефону, девственности в машине она бы точно лишилась! Вот прямо бы в машине Далия и потеряла бы ее!

Она никогда не думала, что он может быть таким страстным. Внешне спокойный и уравновешенный, он будто с цепи сорвался, когда она поцеловала его. Эйлин все еще ощущала, как горят губы после его поцелуев, как ноет грудь от его прикосновений, как тепло между ног от того, что там побывали его пальцы. Она, конечно же, тоже не робела. И от себя подобной похоти на трезвую голову не ожидала. Расстегнуть его брюки и гладить там, а потом заставить его вернуться на водительское сидение и…

Эйлин покраснела и натянула на нос очки. Водитель вез ее в Резиденцию по улицам Лондона. Несмотря на то, что отец был в бешенстве и за минуту ее молчания в трубку телефона успел много чего проорать, его звонку она была рада. Ибо, если бы отец не позвонил, или позвонил несколько позже… Да, в машине у многоквартирного дома посреди дня, пусть даже и стекла в автомобиле Далия тонированные, но все равно… Эйлин стремительно катилась по наклонной.

После того, как отец бросил трубку, Эйлин быстро привела себя в порядок и, не сказав ни слова, вылетела из машины Далия. Он перезвонил ей спустя минуты три и стал извиняться за свое поведение. Это буквально ее взбесило. Она ему минет делала, а он извинялся!

Эйлин ответила, что говорить на эту тему они больше никогда не будут, и бросила трубку.

Господи… Где она всего этого набралась? А, ну да… Порнофильмы. Теперь, скорее всего, Далий подумает, что она эротоманка и постоянно делает это с другими.

Эйлин поджала губы, пытаясь не разреветься. Мысль о том, что он подумает, до этого момента ей в голову не приходила. А теперь она останавливает себя, чтобы не набрать его номер и самой не начать оправдываться.

***

Вернувшись в Резиденцию, Эйлин снова выслушала речь отца и отправилась в свою комнату. Перед ужином, на который были приглашены некие гости, Эйлин хотела успеть посетить хранилище и лично взглянуть на приданое семьи Дебуа, которое выкупил отец. Мысль о том, что вскоре папа расстанется с этими предметами искусства, придавала сил, ведь вести дело против интересов отца… Да она и мечтать о таком не могла!

И вот сейчас Эйлин смотрела на потенциального кандидата в мужья и не могла понять, что с ним не так. Вроде бы и наружности он был весьма приятной, знал этикет, смог поддержать беседу на три темы из четырех, выбранных Эйлин, обладал чувством юмора и не скрывал этого. Этот мьер производил хорошее впечатление, но разве такого «резюме» достаточно для того, чтобы хотя бы попробовать сходить с ним на свидание? Эйлин в этом сомневалась.

Где чувство внутреннего трепета и предвкушения? Где желание постичь неизведанное и окунуться в омут с головой? Вчера и сегодня она отчетливо все это испытывала, вешаясь Далию на шею. Семь лет нужно было стоять в оппозиции, чтобы победив, наконец, скинуть оковы навязанной помолвки и прийти к выводу, что жених ее все-таки чем-то привлекает? Да, по сравнению с этим мьером, «бывший» выглядел, как Бог. Эйлин никогда не отрицала, что жених у нее красавчик. Однако, красивый или нет, он должен был стать ее мужем, лишив Эйлин главного — права выбора. А еще Далий никогда не позволял себе заигрывать с ней, за что ему, в принципе, можно было сказать: «Спасибо». Потому что заигрывания мьера, сидящего сейчас напротив, вызывали в Эйлин не прилив бодрости, а раздражение. Нет, с этим экземпляром определенно что-то не так. Эйлин захотелось тяжело вздохнуть, но правила приличия этого не позволяли. Далий… При всех недостатках Далия, который был слишком замкнутым и никогда не шутил (по крайней мере до вчерашнего вечера Эйлин не подозревала о том, что Далий способен шутить, да еще и с уклоном в сарказм), в его компании Эйлин никогда не обращала внимания, сколько времени на часах. Сейчас же она то и дело поглядывала на настенный фамильный раритет и с неудовольствием отмечала, что стрелки на нем практически не движутся.

Когда родители со своим взрослым чадом откланялись, Эйлин вздохнула с облегчением.

— Ну, как он тебе? — спросил отец.

— Не подходит. Манерам и такту обучен, но держать себя естественно и непринужденно не умеет. Кроме того, он мне наскучил, и сам этого не понял.

— Возможно, он заметил, что ты не в духе, и всего-навсего старался тебя развеселить? — повысив тон, произнес отец.

— Говори прямо, — Эйлин выпрямилась на стуле, —  ты намерен объявить его моим новым женихом?

— Как только ты сама назовешь мне имя своего избранника, я тут же сделаю официальное заявление.

— Ты оставил выбор за мной? — удивилась Эйлин. — Это какое-то очередное новшество, папа? Или ты решил немного отпустить поводья, чтобы потом резко их натянуть?

— Я же сказал, что ты вольна сама выбирать свою судьбу, — отрезал отец.

— То есть сейчас, в девять вечера, я могу собраться и поехать в город? — уточнила Эйлин.

— Вполне, — Фийери встал и подошел к камину.

— Н-да, — Эйлин снова расслабилась в кресле. — Твое ранение сильно на тебя повлияло. Я бы сказала, что оно изменило тебя к лучшему. Но это не похвала, нет. Мы-то с тобой знаем, что хорошим папой тебе никогда не стать.

— Бывают отцы и похуже, Эйлин.

— О, да! — кивнула она. — Но я не люблю сравнивать что-то с худшим, папа. Надо брать пример с лучшего! Ты же этому меня учил?

— И этому тоже.

— Скажи, а зачем ты искал полотна из коллекции Дебуа?

Отец обернулся и вопросительно изогнул бровь.

— Мне Грета сказала, что ты заходил к ней в хранилище, — уточнила Эйлин.

— Старой Грете давно пора на покой, — Фийери отвернулся к огню.

— Так что насчет полотен?

— После того, как увела клиента из-под носа Линея Прата, ты еще смеешь мне вопросы задавать?

— Смею. И задам их сейчас или в суде.

— Я решил посмотреть, чего лишусь в ближайшие месяцы, — ответил отец.

— О претензиях Теренса Кита на наследство стало известно сегодня. А в хранилище ты заходил три недели назад.

— Эйлин, о том, что объявился наследник Дебуа мне доложили полгода назад, — отец обернулся к ней. — А месяц назад Прат стал собирать информацию о коллекции Дебуа.

— Слишком много объяснений, — произнесла Эйлин.

— В смысле? — натянуто улыбнулся Фийери.

— Ты вдаешься в подробности, чего не делаешь никогда, — ответила Эйлин. — Что ты скрываешь, папа?

— Ничего, — он снова отвернулся к огню.

— А зачем ты вообще купил имущество изгнанника Дебуа? — поинтересовалась Эйлин.

— Большинство из этих работ купила его покойная мать — супруга Ричарда Дебуа. Твоя бабушка, моя мама, была с ней очень дружна. Это жест доброй воли в память об их дружбе.

— Или память о том, что супруга Ричарда Дебуа была твоей двоюродной тетей?

Фийери обернулся к Эйлин и прищурился.

— Пытаешься продемонстрировать стальную хватку нашего рода? Или запах свободы дурно влияет на твой рассудок?

— Выбери тот вариант, который нравится тебе больше, — Эйлин встала и покинула помещение.

Ей не давала покоя мысль о том, что отец что-то скрывает. Зачем он три недели назад посещал хранилище, когда на протяжении года туда не заходил? И к чему врать о причинах этого интереса? Зачем скрывать родственные связи с семьей Дебуа? Сегодня Теренс Кит бросился в бега, а кто-то посторонний вломился в его квартиру и обыскал там все. Совпадение? Черта с два!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям