0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Страж. Часть 2 » Отрывок из книги «Страж. Часть II»

Отрывок из книги «Страж. Часть 2»

Автор: Даниэль Зеа Рэй

Исключительными правами на произведение «Страж. Часть 2» обладает автор — Даниэль Зеа Рэй Copyright © Даниэль Зеа Рэй

Даниэль Зеа Рэй

Серия «Мьеры». Книга II.

Страж

Часть II

Глава 1. «Игра продолжается».

В девять утра Мортон стоял на пороге дома Тильды с бардовой розой в руке. Она открыла и сразу же нахмурилась, увидев цветок.

- С добрым утром, любимая, - Мортон протянул ей розу.

- Думаешь, я расчувствуюсь и дам тебе зеленый свет?

- Ты расчувствуешься, - пообещал Мортон, все еще протягивая цветок. – И, рано или поздно, дашь мне зеленый свет.

- Смотри, не состарься в ожиданиях, - Тильда не сводила глаз с розы.

- Я попросил удалить все шипы со стебля, чтобы ты ненароком не укололась. Ну же, - он улыбнулся, - она твоя!

- Благодарю, - Тильда забрала цветок и пропустила Мортона в дом.

Хотела дверь закрыть, но Мортон поспешил ее остановить.

- Не так быстро. Подожди.

К дому подъехал микроавтобус, из которого вышли мьеры и начали выгружать цветы в вазах. Тильда стояла у порога и провожала взглядом одну вазу с цветами за другой. Розы разных цветов, крокусы, ирисы, ромашки, герберы, подсолнухи, георгины, ирисы, тюльпаны, орхидеи. Служащие занесли вазы в гостиную и покинули дом. Ничего не говоря, Тильда вошла в свою гостиную и осмотрелась. Все вокруг было в цветах. Она поднесла к лицу розу, что Мортон первой подарил, и вдохнула ее аромат, пряча за полураскрытым бутоном улыбку. Удивил. Да, он очень сильно ее удивил.

Она подошла к вазе с бардовыми розами и пустила в нее свой цветок.

- Ты уже завтракала? – спросил Мортон, который все это время стоял позади и внимательно наблюдал за ее реакцией.

- Нет, я недавно проснулась.

- Можем в кафе поехать. Я знаю, где готовят лучший омлет в городе.

- Бита звонил минут за десять до твоего прихода, - Тильда присела на диван, продолжая рассматривать цветы вокруг нее. - Он заедет за мной через час.

Мортон присел рядом с ней.

– Мы можем позавтракать в кафе и встретиться с Битой в городе. Кроме того, Далий тоже хотел присутствовать на встрече.

- Далию нельзя ехать с нами. Если он увидит Биту и Тирия, возникнет слишком много вопросов. А я на них отвечать не намерена.

- Хорошо, - согласился Мортон. – Далия пробросим. Но я хочу поехать.

- Заметив тебя эта мьерка может отказаться говорить, - спокойно ответила Тильда. – А рисковать мы не можем.

- Я могу остаться в машине, - настаивал Мортон.

- В машине? – повторила Тильда.

- Да.

- В машине можно.

Мортон своим ушам не поверил. Она добровольно согласилась взять его на встречу. Пусть даже и в машине, но он все равно будет находиться где-то неподалеку.

Мортон взглянул на цветы и сдержался, чтобы не улыбнуться.

- А какие твои любимые? – невзначай спросил он.

- Не знаю, - искренне ответила Тильда. – Все цветы красивые. Каждый цветок по-своему, - она встала и подошла к вазе с подсолнухами. – Пусть сегодня моими любимыми цветами будут они, - Тильда указала на яркие желтые «солнышки». – А завтра - вон те, - указала на вазон с бардовыми розами. – А потом я выберу еще какие-нибудь любимые, - она улыбнулась.

Улыбнулась с нежностью, с каким-то несвойственным ей умиротворением и… …с грустью в глазах. Мортон смотрел на ее лицо и понимал, что ему становится стыдно. Сколько раз в жизни ей дарили цветы? А сколько из этих подарков пришлись на последние два года? Мортон никогда не видел Тильду с букетами в руках. Даже на выпускном вечере, на который, если ему не изменяла память, Тильда пришла одна. Очевидно, по этой причине она была без букета? Поэтому не знает, какие из цветов ее любимые? Потому что цветов в ее жизни было слишком мало?

- Прости меня, - произнес Мортон, глядя на Тильду.

- За что ты извиняешься? – продолжала улыбаться Тильда.

- За то, что до сегодняшнего дня не дарил тебе цветов.

Ее лицо мгновенно изменилось. Тильда перестала улыбаться и поджала губы, явно пытаясь совладать с эмоциями.

- Теперь ты будешь каждый день выбирать свои любимые цветы, - пообещал Мортон. - Даю слово.

Тильда прижала ладонь к губам и вылетела из комнаты. Мортон понял, что перегнул палку и довел ее до слез.

Он бросился следом за ней, но не успел заскочить в ее комнату: Тильда ловко закрыла дверь на замок.

- Милая, я не хотел! Тильда, открой! Давай поговорим!

Она не отвечала. Сползла по стене на пол и уставилась на свои протезы. Слезы текли из глаз тоненькими ручейками и падали на белоснежную майку из обычного супермаркета.

 

- Мой костюм хотя бы от Армани, а в каком подвале шили твой наряд? - хохотал Мортон ей в лицо. – Высокорожденная, а до моего уровня вряд ли когда-нибудь дотянешься.

- Тебе-то и похвастать больше нечем, кроме как дорогими тряпками, купленными на деньги твоей семьи!

- На мои деньги, - кивнул Мортон. – А где твое наследство, Тильда? Или папочка за жизнь ничего не заработал?

- В отличие от тебя я деньгами не сорю!

- Так может ты у нас работящий курсант? Скажи, в какой столовой ты подрабатываешь: я зайду и оставлю тебе чаевые!

 

- Далий, мы не можем позволить себе одеваться в дорогих бутиках.

- Деньги еще есть, Тильда.

- Деньги имеют свойство заканчиваться. Мы едим и учимся на эти деньги. И мы не работаем, потому что работа отнимает время у учебы. Закончим Академию с высоким баллом, поступим на службу и тогда будем выбирать: швыряться нам деньгами или нет.

- У моей девушки на следующей неделе день рождения. Я хотел заказать ей букет цветов и купить подарок. Так может мне и на этом сэкономить?

- Существует всего три обязательных повода, когда ты обязан дарить цветы: рождение ребенка, свадьба и похороны. Во всех остальных случаях лучше подарить более дорогой подарок, чем потратить деньги на что-то, что завянет в течение недели.

- Я не настолько прагматичен, как ты! Но уверяю, сестра, букетики на твою свадьбу и похороны я принесу!

 

Далий приобрел себе дорогой костюм, купил цветы и подарок для своей девушки. Но Тильде он перестал дарить букеты на день рождения. На первом году службы Тильда продолжала активно экономить деньги, пока один из ее старших коллег не сказал: «Встречают по одежке, Тильда. А твоя одежда говорит о том, что ты зарабатываешь меньше, чем остальные стражи». Тильда обросла брендовыми вещами. У нее появилась гардеробная комната и стилист-консультант. Но цветов ей по-прежнему никто не дарил. До этого дня.

Стоя в своей гостиной посреди всего этого великолепия, у нее возникло желание броситься к Мортону на шею и начать целовать его. Но Тильда себя вовремя остановила. Он сделал выводы из вчерашнего разговора и сегодня постарался привнести изрядную долю романтизма в их парадоксальные отношения. Но цветами прошлое не изменить. Увы…  

- Тильда, открой дверь, пожалуйста, - голос Мортона звучал крайне обеспокоенно. – Тильда…

Шикарный гардероб взлетел на воздух, а накопленные средства ушли на оплату дорогостоящих протезов. Год назад Служба Стражей перестала оплачивать счета за ее реабилитацию, посчитав, что Тильда и без того получает приличную пенсию. К сожалению, этой пенсии до неприличия на все не хватало, и нужно было выбирать: оплатить очередной месяц реабилитации, или купить брендовые вещи в бутике. Тильда выбрала супермаркет. Зато теперь она может бегать, прыгать, лазать по лестнице и показывать средний палец правой рукой в экзопротезе. И это очень много по сравнению с теми, кто попал в группу помощи мьерам с ограниченными возможностями вместе с ней. Так что хватит себя жалеть. Пора вставать и двигаться вперед.

Тильда прошла в ванную и привела себя в порядок. Стоит позавтракать, пока Бита за ней не приехал. Лучший в городе омлет Тильда приготовит себе сама. По крайней мере, она в состоянии сделать это и одной рукой.

Тильда открыла дверь комнаты и уткнулась взглядом в грудь Мортона. Больше он не носил костюмов от Армани: все его костюмы были сшиты на заказ по индивидуальным лекалам. А майка и джинсы, которые он сегодня надел, стоили явно больше тысячи фунтов.

- Хватило бы на полмесяца реабилитации, - тихо произнесла она и обогнула его, направляясь на кухню.

- Ты о чем? – не понял он, следуя за ней.

- Ни о чем, - ответила она.

- Тильда, я не хотел тебя расстраивать.

- Я знаю, - она открыла холодильник, достала яйца и молоко. – Цветы красивые, спасибо, - закрыла холодильник плечом.

- Дай сюда, - он забрал у нее продукты.

Приготовил омлет и разложил его по тарелкам. Подал ей приборы и сам сел за стол.

- Выглядит вкусно! – кивнула Тильда. – Спасибо!

- В этом доме ты – самая вкусная, - Мортон пристально смотрел на нее. – И я бы с удовольствием вкусил тебя на этом столе…

Щеки Тильды взялись румянцем.

- Не сработает, - она пожала плечом. – Цветами, омлетом и речами ты от меня секса не добьешься.

- Я не только секса хочу, - он подпер голову рукой, продолжая плотоядно на нее смотреть. – Я хочу знать, что ты меня тоже любишь.

- С этим у тебя будут проблемы, - она поковырялась вилкой в тарелке, - ведь я тебя ненавижу. Или ты об этом успел подзабыть? – усмехнулась Тильда.

- Как можно ненавидеть своего суженного? – спросил он ее.

Она прожевала и удовлетворенно улыбнулась:

- Так же легко, как есть, спать и дышать!

- А если серьезно? – он внимательно наблюдал за ней. – Ты ведь испытываешь ко мне определенную привязанность. Нечто такое сильное, что не поддается твоему контролю. И не будь ты столь упрямой в своем стремлении поквитаться со мной за что-то, уже бы охала на этом столе и получала удовольствие, которое только я могу тебе подарить.

Тильда ничего не ответила. Она быстро доела омлет и отодвинула пустую тарелку.

- Ты меня хоть немного любишь? – в тишине произнес Мортон.

Выражение лица Тильды стало надменным, взгляд жестким, не терпящим дальнейших расспросов и возражений. Такой Тильду Свен Мортон знал очень хорошо. Она «включила» режим «отвали», а значит, дальнейший разговор на эту тему смысла не имел. Мортон словил себя на мысли, что сейчас испытывает какую-то радость от предвкушения дальнейших сражений с ней. И дело не только в постоянных пикировках колкими фразами. Не важно, что она скажет или сделает: слова Тильды будут полны сарказма и остроумных насмешек, действия Тильды будут непредсказуемыми. Мортон осознал, что с нетерпением их ждет, чтобы достойно ответить и выиграть очередной раунд. Или проиграть и начать новый раунд. И это ожидание сражения внезапно смешалось с мыслями о плотских утехах, ведь в постели он определенно мог заставить ее замолчать и сделать то, что нравилось им обоим.

- Скоро Зимер приедет, - холодно произнесла Тильда. - Мне нужно переодеться.

- Ты и в этих велосипедках прекрасно смотришься. Я бы с удовольствием снял их с тебя и залез губами под трусики.

- Как горячо! – она помахала рукой, изображая, что обожглась. – Там, внизу, я уже вся промокла, - томно произнесла Тильда и прикусила губу.

Мортон почувствовал болезненное напряжение в паху. Взор заволокло вожделением. Он был уже готов сорваться с места и завалить ее прямо на этом столе, но раунд не окончен, и ее фирменный «отвали» еще впереди.

- А представь, какой влажной ты станешь, когда я начну тебя касаться? – он растянул губы в надменной ухмылке.

- Да-а-а, Мортон, - простонала она и встала.

Напряженные соски торчали под тканью майки и Тильда специально водила по ним пальцами, предъявляя ему. Мортон выпрямился на стуле и сжал челюсти, пытаясь совладать со своими желаниями.

- Твои губы на моих сосках… - она сжала грудь в ладонях, - нежно ласкают… …м-м-м…

Мортон резко встал. Стул за спиной упал на пол. Он был готов наброситься на нее здесь и сейчас.

- Как жаль, что тебе ничего из этого не обломится, - серьезным тоном ответила Тильда и показала Мортону два средних пальца.

- Стерва… - прорычал он.

- Придурок, - ответила она и пошла переодеваться.

***

Когда Зимер вошел в дом и увидел там Мортона, ехидная ухмылка озарила его лицо.

- Как спалось? – спросил Зимер, отвешивая воздушные поцелуи щекам Тильды.

- Нормально, - ответила она. - Пройди в мою гостиную.

- А что там? – Зимер пожал руку Мортону, прошел в гостиную и замер в дверях.

Приложил ладони к груди и охнул.

- Мама, дорогая… Какая прелесть! Надеюсь, это Мортон подарил, или у него появился конкурент?

- Я подарил, - ответил Мортон.

Зимер вернулся в коридор и подмигнул Мортону:

- Роскошно!

- Благодарю.

- Милая, ты ела? – в дверях опомнился Зимер.

- Да. Мортон приготовил омлет. И, кстати, вполне съедобный.

- Ну, это же омлет от любимого! Он не может быть невкусным! – засмеялся Зимер.

- Очень смешно! - Тильда поправила парик и сунула руку в экзопротезе в карман.

- Тирий приедет сразу к кафе. Ты, я так понимаю, едешь с нами? – Зимер обернулся к Мортону.

- Да.

- Но, если сунешься в кафе, - Тильда обернулась, - я перестану с тобой разговаривать.

- Да, любимая, – ответил Мортон.

Зимер прижал кулак к губам, пряча ухмылку.

- Только попробуй засмеяться, - предупредила друга Тильда. – Ты же понимаешь, что он этого и добивается!

- Я называю тебя «любимой», потому что люблю тебя, - сообщил Мортон. – И мне наплевать, что об этом думают твои друзья.

- Может, поедешь на своей машине? – поинтересовалась Тильда.

- Нет, я поеду с тобой.

- А можно, я поеду на своей машине, - Зимер откашлялся, - а вы двое, - указал на Мортона и Тильду, - на какой-нибудь другой?

- Нет! – натянуто улыбнулась Тильда.

***

Эйлин вошла в комнату для свиданий и присела напротив экрана. Охранник проводил Дебуа до стула, снял с него наручники и отошел в сторону.

- О, дорогая! – скалился Дебуа, - сегодня Вы выглядите даже более уставшей, чем вчера!

Он наклонился к экрану и произнес:

- Ночь удалась?!

- Десять утра, - Эйлин указала на настенные часы. – Я выполнила домашнее задание.

- Прекрасно! – засмеялся Дебуа. – Вам понравился мой ребус?

- Да, было занимательно, - она прищурилась. – Весьма.

- Позвольте не поверить Вам на слово и проверить, - он хлопнул в ладоши. – Кем приходилась моя мать моему отцу?

- Троюродной сестрой, - ответила Эйлин.

- Браво! Браво, моя дорогая! – нахваливал Дебуа. – Так быстро ответили! Наверное, были немного удивлены, когда узнали об этом милом факте?

- Кровнородственные браки между мьерами запрещены уже более шестидесяти лет, - напомнила Эйлин.

- До второго колена, - уточнил Дебуа. – Третьего поколения закон уже не касается.

- Вас не смущает, что ваши родители были родственниками?

- До изменения «Кодекса мьеров» кровное родство не являлось препятствием к браку, - ответил Дебуа. – Ну, захотел мой папа спать со своей троюродной сестрой. Она тоже была не против. Любовь, – он пожал плечами, - коварная сука.

- Ваши родители любили друг друга? – спросила Эйлин.

- Они были суженными, - улыбнулся Дебуа. – Как-то раз, когда мне было лет тринадцать, я застал их в гостиной. Они даже не заметили, что я их увидел: продолжали придаваться страсти на ковре. Я, конечно, мешать им не стал, но знаете, - он скривился, - зрелище это, наверное, сыграло свою роль в становлении моей подростковой психики. Скорее всего, по этой причине я так люблю минет: со стороны он смотрится более эстетично!

- Любите наблюдать со стороны? - не поняла Эйлин.

- Обожаю! – страстно произнес Дебуа. – Можно так много узнать об окружающих, просто подсмотрев, как они занимаются сексом. Что они предпочитают? Как относятся к партнеру? Какие скрывают секреты, уединяясь с кем-то в укромном месте? - Дебуа улыбнулся. – Особенно весело становится, если этот партнер того же пола! В смысле, что ты не ожидаешь такого поворота событий!

- Вы гомофоб?

- Нет, что Вы, Принцесса. Я уважительно отношусь ко всем представителям нашего общества. Просто, когда мьер, скажем, женат и у него есть дети, а вдруг оказывается, что он любит подставить зад какому-нибудь несерьезному молодому мьеру из эскорта, вот это интересно! Дамы, кстати, более щепетильны в этом вопросе: замужних лесбиянок я могу по пальцам пересчитать.

- И часто вы… …наблюдали?

- О, дорогая, - Дебуа тяжело вздохнул. – Когда вокруг тебя так много соблазнов, ты понимаешь одно: либо они завладеют тобой, либо ты обуздаешь их и завладеешь всем, чем захочешь.

- Вы шантажировали мьеров, за которыми наблюдали, - сделала вывод Эйлин.

- Нет, что вы! – Дебуа прижал ладонь к груди. – Я никого не шантажировал!

- Значит, другие это делали за вас, - Эйлин покачала головой. – Мистер Дебуа, мы немного отклонились от темы. Я сказала, что выполнила домашнее задание, - Эйлин испытующе смотрела на него.

- Я всегда держу слово, милая Принцесса. Тильда Свен проживет еще один день, - улыбнулся Дебуа.

- Вы издеваетесь? – Эйлин зашипела в экран перегородки. – Пятый номер – это Тильда Свен?!

- Но если Тильда проживет еще один день, - задумчиво произнес он – то ее мать, Лауме Свен, нет.

- Лауме Свен давно мертва, - Эйлин снова была в шаге от того, чтобы вылететь из этой комнаты и больше никогда в нее не возвращаться.

- Чему вы удивляетесь? – засмеялся Дебуа. – Габриэль Норама тоже мертва. И ваша матушка мертва.

- Причем здесь они? – прошептала Эйлин.

- Спросите у своего бывшего жениха: он должен был уже выяснить, причем здесь они.

- Это вы? – голос Эйлин внезапно осип. – Вы убили всех тех женщин?

- Нет-нет, - покачал головой Дебуа. – Я уже об этом Вам говорил.

- Тогда, чего вы добиваетесь? - Эйлин обреченно смотрела на него.

- Мести, - ответил Дебуа.

- Кому вы мстите?

- Виновным, - улыбнулся он.

- А в чем были виноваты четыре мьерки, которые уже погибли? – повысила тон Эйлин.

- Они знали, в чем были виноваты.

- Вы их убили?

- Нет.

- Но вы знаете того, кто это сделал, - Эйлин с силой сжала ручку, которую держала в руке. – Кто это, мистер Дебуа? Кто ваш сообщник?

- Как думаете, чем отличаются преступники, которым есть, что терять, от тех, которым терять уже нечего? – спросил Дебуа.

- Вторые не боятся? – предположила Эйлин.

- Верно. Вы имеете дело с тем, кто ничего не боится.

- Кто это, мистер Дебуа? – Эйлин смотрела ему прямо в глаза.

- Мы не закончили, - он улыбнулся. – Игра продолжается.

- Я не хочу играть в эту игру.

- Я не заставляю, - он пожал плечами. – Дверь там! – Дебуа указал на выход. – Вы уже подарили Тильде Свен целый день! Неужели не хотите подарить еще один?

Эйлин молчала.

- Я знаю, что у стражей есть образцы моего ДНК, которое я так любезно сдал для подтверждения своего отцовства. Посмотрим, выявятся ли совпадения.

- Если выявятся, вам предъявят обвинение, - Эйлин медленно выдохнула.

- Не понимаю, чему вы удивляетесь? – засмеялся Дебуа. – Я в первый же день моего задержания сказал вам, что обвинение мне предъявят. Надо внимательней слушать, Эйлин.

- Зачем вы попросили меня найти оригинал родословной книги? – спросила она.

- Потому что позже он вам понадобится.

- Вчера я сообщила Фреду Баро о том, что вы угрожали появлением пятой жертвы. Сейчас вы вправе отказаться от моих услуг адвоката и попросить себе нового защитника. Мой брат Райлих согласен занять мое место.

- Нет, - улыбнулся Дебуа. – Я буду играть с вами и ни с кем другим. А о том, что вы распустите язык, как только немного испугаетесь, было ясно с самого начала. Не подготовил вас приемный папаша к взрослой жизни. Ну ничего, - Дебуа кивнул, - я с удовольствием сделаю эту работу за него. Мы ведь все-таки родственники, пусть и дальние, - он ей подмигнул.

- Вы осознаете, что для вас все это может закончится смертной казнью? – спросила Эйлин.

- Безусловно.

- Не хотите начать сотрудничать со следствием?

- Нет, - отрезал Дебуа.

- Тогда ждем результатов до пяти вечера: либо вам предъявят обвинение, либо нет.

- Согласен, - Дебуа сложил руки на груди. – Но вы же не думаете, что я отпущу вас без домашнего задания? День для Тильды Свен вы выиграли. Посмотрим, сможете ли выиграть еще двадцать четыре часа.

- Я вся во внимании, - Эйлин приготовилась слушать.

- До десяти утра завтрашнего дня вам необходимо собрать документы по делу о гибели моих родителей и подать заявление с просьбой о его пересмотре в Службу Стражей. Основанием будут мои показания, которые я вчера записал. Вам передадут их, как только Фред Баро все прочтет. Если дело возобновят к указанному сроку, Тильда Свен получит еще сутки отсрочки.

- Вы жаждете справедливости? – Эйлин покачала головой.

- Справедливость в нашем мире стала понятием абстрактным. Я хочу отомстить. И я отомщу! – Дебуа встал и повернулся лицом к охраннику, стоящему поодаль. – Разговор окончен. Проводите меня в камеру, пожалуйста.

Глава 2. «Сплетница».

- Это абсурд! – кричал Фред Баро, размахивая листом, исписанным мелким почерком Дебуа. – Одни голословные заявления! Готовьте его к допросу! Немедленно!

Эйлин сидела на стуле и спокойно ждала, когда ей дадут ознакомиться с письменными показаниями ее клиента.

- Слова трех уважаемых мьеров, двоих из которых уже нет в живых, против бредней этого психа! – Фред бросил лист на стол и припечатал его рукой. – Закажите ему судебно-психиатрическую экспертизу! Прежде, чем дело отправлять на пересмотр, я хочу знать: он вменяемый или нет!

- Дебуа сказал, что, если я не смогу добиться возобновления расследования до десяти утра завтрашнего дня, будет новая жертва, – в очередной раз напомнила Эйлин, хотя, видит Бог, она произнесла это в течение последнего часа не менее пяти раз.

- Сначала экспертиза, а затем я попрошу «поднять» то дело из архива, - настаивал Фред. – Хотя, подождите, - Фред взял телефон и кому-то позвонил.

Ответили практически сразу.

- Далий, ты смотрел дело о гибели Клэр Дебуа?! – повышенным тоном спросил Фред.

Райлих, Лой и Эйлин переглянулись.

- И? Оно в сейфе в твоем кабинете? Какого хрена ты не сдал его в архив? Да, я достану его из твоего сейфа! Да! Нет, не все! Этот мудак заявил, что пятая жертва – Тильда, а шестая – Лауме Свен! Идеи есть, что он имеет в виду?! Восстановить тебя?! Сейчас об этом не может быть и речи! Нет! Так ты скажешь, причем здесь Тильда и Лауме?! Я и без тебя понял, что они «проекции» пятой и шестой жертв! Почему они?! Дело посмотреть? Я не понял, мне что, на допрос тебя вызвать, чтобы ты говорить начал? Хорошо, я вызову! – Фред отключил телефон и швырнул его на стол.

- Ищите номер шесть, - произнесла Эйлин. – Она может быть еще жива.

- При всем уважении, Принцесса, но я и без Вас знаю, что мне делать! – ответил Фред. - Мы закончили! Допрос Дебуа состоится через час.

Эйлин даже не шелохнулась.

- Я требую, чтобы вы позволили мне ознакомиться с письменными показаниями моего клиента, которые, в нарушение протокола, сразу были переданы вам без моего ведома, - монотонно проговорила она.

- Прошу! – Фред схватил со стола лист в файле и передал его Эйлин.

Райлих и Лой склонились над ней, вместе читая текст. Эйлин поняла, что Дебуа просто передал содержание их вчерашнего разговора, упомянув имя Габриэль Норамы в одном предложении со словом «морфин». Дальше были обвинения в адрес трех стражей, которые, со слов Дебуа, сфальсифицировали дело, чтобы убить Роджера Дебуа по приказу третьего лица, которого следствию предстояло найти.

- Психиатрическая экспертиза! – произнес Фред, как только Эйлин, Райлих и Лой оторвали взгляды от текста.

- Я оформлю и подам прошение о пересмотре дела, - ответила Эйлин. – Если не дадите ему ход – завтра тоже кто-то умрет, - она передала лист Лой, встала, забрала сумку и вышла.

***

- Привет, - произнесла Эйлин в телефон, глядя на охранника, который топтался поодаль. – Где ты сейчас?

- Я в пути, - коротко ответил Далий. - Судя по твоему голосу, все прошло не очень?

- Да. Мне придется задержаться здесь: Дебуа не отказался от моих услуг и выдвинул новые требования.

- Если скажешь, что удивлена, я не поверю.

Голос Далия действовал на нее успокаивающе. Он констатировал факт, о котором они оба знали, но который не обсуждали.

- Чтобы ни случилось, я буду с тобой, - произнес Далий.

- Я присутствовала во время твоего разговора с Фредом Баро. Дело о смерти Клэр Дебуа… Ты поднял его из архива до того, как тебя отстранили.

- Ты дала наводку на Дебуа. Я должен был проверить возможные мотивы и поднял старое дело.

- Дебуа требует его пересмотра, - ответила Эйлин. – Он сказал, что я дала отсрочку на сутки номеру пять, но это не спасет номер шесть.

- Эйлин, остановись, пожалуйста! – Далий повысил тон. – Медленно выдохни и подумай, что ты можешь мне сказать, а о чем лучше промолчать.

- В том-то и проблема, что вся игра Дебуа рассчитана на наше взаимное молчание как противоборствующих сторон, - Эйлин перешла на шепот. – Я не хочу быть ответственной за чьи-то жизни. А что делать со своей – имею право решать сама.

- Не спеши рубить с плеча, - произнес Далий. - Дебуа намеренно подводит тебя к решению продолжать нарушать адвокатскую тайну.

- Да, он делает из меня «Сплетницу»: знаю много, а сказать ничего не могу.

- Эйлин… - прошептал в трубку Далий.

- Я попробую связаться с Майклом Критсом. В данный момент он интересует меня как свидетель по делу, которое хочет возобновить мой клиент. И есть одна странность: Фред Баро почему-то избегает говорить о том, что один из стражей, участвовавший в расследовании дела о смерти Клэр Дебуа, все еще жив и с ним можно связаться.

- Откуда ты знаешь, что Майкл Критс вел дело о смерти Клэр Дебуа? – спросил Далий.

- Из письменных показаний моего клиента, который просит отправить дело на пересмотр.

- Тогда советую поскорее с ним связаться, пока он загадочным образом не испарился, - ответил Далий.

- Думаешь, он может скрыться? – не поняла его Эйлин.

- Я бы на месте Майкла Критса уже поднимался на борт самолета, чтобы отсюда свалить.

- А вот и источник информации, - Эйлин взглянула на брата, который вышел из здания офиса на улицу. – Я перезвоню.

- Будь осторожна, пожалуйста.

- Буду, - Эйлин отключила вызов и спрятала телефон.

Следом за Райлихом на улицу вышла Лой. Она остановилась и посмотрела на Эйлин. Райлих застыл между Эйлин и женой.

- Ты знала, что сделали твои родители? – громко спросила Эйлин у Лой.

Та опустила глаза.

- Правда вылезет наружу, - произнесла Эйлин. – Предупреди Дамьена, что скоро его вызовут для дачи показаний. – Райлих, - она перевела взгляд на брата, - позвони Майклу Критсу и попроси его перезвонить своей дочери.

Райлих, не мигая, смотрел на Эйлин. Она подошла к нему:

- Ты ведь знаешь, кто его дочь, не так ли?

Брат молчал.

- И ты знаешь, кто его дочь, - Эйлин перевела взгляд на Лой. – Да, и еще кое-что, - Эйлин снова взглянула на брата, - я отстраняю вас обоих от дела Андреа Дебуа. Благодарю за помощь, но больше она мне не требуется.

- Одна ты не справишься, - произнес Райлих.

- На это я и рассчитываю, - Эйлин обогнула брата, обогнула Лой и вернулась в здание.

***

- Что она делает? – Лой напряженно смотрела на Райлиха.

- Проигрывает дело, - он взял ее за руку и повел к машине. – Откуда она все узнала о Майкле?

- Понятия не имею, - покачала головой Лой. – В любом случае нужно поговорить с Фийери и поставить его в известность.

- Сначала я поговорю с Майклом, - Райлих открыл дверь машины перед Лой.

- Про мою мать…

- Лой, твои братья не дураки. Они поймут, что ты давно раскрыла мне этот секрет.

- Но если зайдет речь…

- Хорошо, я сделаю вид, что не знал об этой истории, - согласился Райлих.

- Спасибо, - она с облегчением выдохнула.

- Мы ведь одна команда, - он поцеловал ее в щеку, – я, ты и твоя большая семья.

- Норамы не войдут в состав Сообщества при твоем правлении, - прошептала Лой. - Можешь даже не мечтать.

- Черт, - пробурчал Райлих. – Но попытаться стоило.

Лой улыбнулась.

- Так-то лучше, - Райлих нежно провел губами по ее щеке и поцеловал. – Все будет хорошо.

- Надеюсь, - вздохнула Лой.

***

- В этом городе есть мьеры-геи, с которыми ты не спал? – спросила Тильда, провожая взглядом официанта.

- Как поняла? - Бита начал складывать из бумажной салфетки лебедя.

- Высокий, подтянутый, ухоженный, симпатичный и так мило улыбается тебе, - объяснила Тильда.

- Если ты думаешь, что я спал со всеми, кто мне улыбается... – Бита изобразил на лице разочарование.

- Я сказала «мило».

- Ну, это все меняет! – он засмеялся и оставил бумажного лебедя на краю стола. – До Тирия я вел разгульный образ жизни. И это для него не секрет.

- Никогда не думала, что «связь» может распространяться и на однополые пары.

-  Дорогая, мы ничем не хуже гетеросексуалов.

Официант принес два кофе и снова мило улыбнулся Бите.

Тильда взглянула на часы:

- Ну и где же эта мьерка?

- Ждем еще пятнадцать минут и уходим, - прокомментировал Бита.

Через десять минут в кафе вошла молодая девушка и начала старательно осматривать посетителей. Заметив столик, на котором стоял бумажный лебедь, она направилась к нему.

- Вы не говорили, что будете не одни, - девушка присела рядом с Тильдой.

- У моей подруги большой опыт в таких… …сомнительных делах, - ответил Бита.

- У меня немного времени, - девушка сняла темные очки и спрятала их в сумочку.

- У нас тоже, - ответила Тильда. – Скажите, где вы сейчас работаете?

- Это не важно, - ответила она, скользя взглядом по посетителям кафе.

- В каком возрасте вас завербовали?

Девушка повернулась к Тильде лицом, но ничего не ответила.

- В восемнадцать лет? – предположила Тильда. - В шестнадцать? Сейчас вам двадцать три, но вы выглядите старше, хоть и очень ухоженная.

- Предложили в шестнадцать. Работать начала в семнадцать, - ответила она.

-  Вы были знакомы с Микитой Йон и Оливией Синерс? – Бита наклонился вперед, задавая этот вопрос.

- Они плохо кончили, - ответила девушка. – Не выдержали напряженного трудового графика.

- А что скажете о Сюзанне Виен? – Тильда отодвинула от себя кружку с недопитым кофе.

- Сюзанна никогда не употребляла, - девушка снова отвернулась, продолжая изучать посетителей кафе.

- Эмилия Ларк, - Тильда произнесла только имя.

- Сотрудница по подбору персонала. Той еще сукой была.

- У вас есть куратор из «Кольда»? – Тильда села в пол-оборота к девушке.

- Они есть у всех, - ответила та.

- Значит, их много? – предположила Тильда.

- Не один – это точно.

- А у Сюзанны Виен и Эмилии Ларк куратор был один?

- Я не знаю. Мы вообще о «Кольде» мало что знаем. Есть они, есть мы. Назначенный куратор редко встречается с нами лично. В основном, работаем через посредника Югалы.

- Имя посредника?

- Энди Рикс – управляющий его клубом. Он составляет расписание на каждую неделю.

- А Пит Новак чем занимается?

Бита взглянул на Тильду.

- Пити – мелкая сошка. В основном он нас стерег, чтобы от клиентов не удрали. После того, как Югала его наказал за то, что Пити деньги из кассы подворовывал, этот хорек стал крутиться среди людей.

- Брайан Югала сам сдал Пити стражам? – Тильда не скрывала удивления.

- Я не говорила, что его сдал Брайан, - заметила мьерка.

Бита и Тильда переглянулись.

- Ричард Югала? – уточнила Тильда.

- Да. Глава нашего клана слил на него компромат. Говорю же, Пити работал на него. А потом стал девочкам работу слева предлагать. Год продержался, а потом его кто-то Ричарду Югале сдал. В качестве наказания, Югала слил на него компромат стражам.

- Ты сказала, что сейчас Пити среди людей крутится, - заметила Тильда. – Он на них работает?

- Не знаю. Может, он все еще на Югалу подрабатывает, или на «Кольд», но я часто видела его в клубах для людей, куда меня приглашали.

- И как эта система работает? – спросил Бита. – Как все происходит?

Девушка начала перебирать пальцами в воздухе, явно размышляя, стоит отвечать или нет.

- На волю выбраться хотите? – Тильда внимательно смотрела на нее.

Пальцы девушки замерли.

- Мы лавочку прикроем, но нужно знать, кто там повязан и какие у кого функции.

- Они не всем предлагают эту работу, - ответила девушка. – В приюте воспитатели к нам присматривались, знали, кто и чем занимается. Потом директор приюта нас к себе в кабинет вызывала. Рассказывала о новой работе, блестящих возможностях. О том, сколько денег можно получить, если слушать, что говорят. В основном, на этот разговор попадали те, кто уже попробовал первый секс.

- В основном? – Бита взглянул на Тильду.

- Да. Но были и те, кто ничего еще не пробовал. Тихие такие, забитые. Этих жизнь быстро ломала, особенно мальчиков.

- Мальчиков? – упавшим голосом спросил Бита.

- А ты думаешь, в этой системе только девочки работают? – она показала два ряда отбеленных зубов.

- Но ведь не все из воспитанников шли этим путем? – предположила Тильда.

- Были те, кто сбегали и не возвращались. Но, в основном, все соглашались. Работу ведь разную предлагали. Кого-то в охранники брали, кого-то - коктейли в барах разносить, кого-то - новых сотрудников подыскивать, а кого-то, как меня… …обслуживать, - произнесла она.

- Наркотики всем предлагали? – Тильда покосилась на Биту.

- Нет. Если видели, что туго… …работа идет… …тогда предлагали бесплатно расслабляться.

- Вам тоже предлагали?

- Мне? – она улыбнулась.

- Руки трясутся, - заметила Тильда. - И сегодня пасмурно, а вы в темных очках. Свет глаза режет?

Девушка молчала.

- Итак, вас вызвали к директору и предложили какую-то хорошую работу, - продолжила говорить Тильда. – Вы согласились. Что было дальше?

- Приехал мьер из клуба Югалы и пригласил меня и тех, кого директор отобрала, принять участие в благотворительном вечере. Говорил, что там нам кино покажут, подарки раздадут, вкусно накормят и немного расскажут о предлагаемой работе.

- И вы согласились, - предположила Тильда.

-  Подарки, вкусно накормят, кино покажут, - на лице мьерки появилась гримаса отвращения. – Конечно, мы считали, что нам очень повезло.

- И директор приюта вас отпустила? – уточнила Тильда.

- Да, с ней все было согласовано. Нас посадили в микроавтобус и повезли куда-то за город. Там охраняемая территория, отель вроде, все так красиво, везде охрана. Проводили нас в зал. Шведский стол, всякие вкусности и напитки. После третьего бокала сока я поняла, что со мной что-то не то.

- Опьянели? – Тильда нахмурилась.

-  Нет. Мир вокруг стал более ярким, насыщенным. Как будто фильтр черно-белый с него сняли. И было так хорошо в нем, так весело. Такое от таблеток бывает, но это я уже потом узнала. В общем, всем нам было весело. Затем нас завели в зал, усадили на стулья в разных рядах, выключили свет и начали показывать кино. Порно. Мы сначала подумали, то это какой-то розыгрыш, но охранники стояли и смотрели это вместе с нами. Стало еще веселее. Потом в зал вошли другие мьеры. Стали рассаживаться вокруг нас на свободные места. Ко мне тоже один подсел. Начал мои коленки гладить. Потом ноги мне раздвинул и туда полез. А мне все смешно было. Потом взял меня за руку и увел из зала в какую-то комнату. Я не помню, когда отключилась. Разбудил охранник. Попросил привести себя в порядок и одеться. Я все сделала. Нас снова собрали всех в зале на завтрак. Шведский-стол. И вот стоим мы с тарелками, все молчат, никому уже невесело. Пришел мьер какой-то и начал по очереди нас вызывать. Те, кто ушли, назад не возвращались. Настал и мой черед. Меня проводили в тот зал, где мы кино смотрели. Усадили на стул и включили запись на весь экран, как я и два каких-то мьера развлекаемся. Потом объяснили, что к чему. И спросили, не хочу ли я, чтобы эту запись все в приюте увидели? Конечно, я ответила, что не хочу. Тогда они достали конверт и вручили его мне. «Подарок». Я таких денег отродясь не видела. Сказали, что могу их потратить, на что захочу. И директор мне ничего не сделает. Наоборот, если буду себя хорошо вести, смогу из приюта, когда вздумается, линять. Главное, воспитателей предупреждать и утром возвращаться. Затем они проводили меня к выходу через другой ход и усадили в микроавтобус. Там сидели те, кого вызвали раньше меня. И все с конвертами, - она замолчала.

- Что было дальше? – спросила Тильда.

- Подождали остальных и вернулись в приют. Как и обещали эти мьеры, нас никто не трогал. Делали, что хотели. Через неделю меня вызвали к директору. В кабинете уже стоял человек.

- Человек? – переспросила Тильда.

- Да. Человек, а не мьер. Мужчина средних лет. Директор представила его мне, как Гютера. Гютер спросил, не хочу ли я во благо всем мьерам послужить? Работа высокооплачиваемая. Буду хорошо жить, но есть условие: надо знать, когда молчать, когда говорить, а когда просто слушать и запоминать. Я согласилась. Тогда Гютер спросил, что я помню о том вечере, который был неделю назад? Я соврала. При директоре ничего не собиралась рассказывать. Сказала, что нас привезли в отель, была куча всякой еды и соки, потом показали кино - комедию. Потом мы спать пошли, а поутру нас пригласили на завтрак, раздали подарки и увезли. Гютер спросил, что мне подарили? Я сказала, что конфеты и подарочный сертификат на покупки в магазине. Гютер рассмеялся, подошел ко мне, похлопал по плечу и сказал: «Умная девочка. Далеко пойдешь». На следующий день после этого разговора приехал мьер. Представился «Рикошетом». Он выдал мне мобильный телефон и оставил свой номер. Сказал, что сам наберет и трубку снять в моих же интересах. Позвонил он мне через неделю. Сказал, что вечером за мной заедет. Заехал, на машине завез в отель, завел в номер. Там всякие платья были дорогие, туфли, украшения, сумки, косметика. В общем, все. Пришла мьерка, накрасила меня и выбрала мне наряд. «Потом сама научишься», - сказала напоследок и ушла. Вернулся мьер, с которым я приехала. Он отвез меня на какую-то вечеринку закрытую в городе. Показал мне мьера, к которому я должна была подойти и представиться, как Лолита. Я подошла, представилась. Он меня с головы до пят похотливым взглядом осмотрел и спросил: «У тебя сладкий ротик, Лолита?». Я ответила, что не знаю. «Сейчас проверим», - ответил он, взял меня за руку и отвел в туалет. Завел в кабинку. Сам сел на унитаз и штаны спустил. Я начала плакать. А он мне говорит: «Ну что же ты, цветочек? На коленки становись и начинай работать. Или хочешь, чтобы я на тебя пожаловался?» Я отработала. Он встал, штаны застегнул и деньги мне в руку вложил: «Сладкому ротику на конфетки».

- Ты знаешь, кто это был? – прищурилась Тильда.

- Да, потом узнала. Трэн Оласки – любитель орала и оргий. Владеет сетью гостиниц в пригороде и давно сотрудничает с Югалой и «Кольдом».

- Ты с ним больше не встречалась? – уточнила Тильда.

- Конечно, встречалась, - хмыкнула мьерка. – Он постоянный клиент.

- Сюзанна Виен работала с ним? - спросила Тильда.

- Не знаю, но не исключаю, что она тоже обслуживала его.

- Что было после того, как этот Трэн Оласки тебе чаевые оставил? – задал вопрос Бита.

- Я ушла. Меня снова привезли в отель. Я переоделась, мне вручили конверт и вернули в приют.

- Много денег заплатили? – поинтересовалась Тильда.

- Как в первый раз – две тысячи фунтов. – Я потом поняла, что это фиксированная ставка за выезд к мьерам. Год я так работала. Раз в неделю, иногда раз в две недели мне звонил Рикошет. За это время я приоделась, денег собрала. Потом настало время из приюта уходить. Рикошет мне предложил переехать в хорошую квартиру. Все расходы за счет клуба Югалы. Квартира шикарная. Свой гардероб, две ванных, вся новомодная техника. Служба уборки приходила через день. Продукты привозили два раза в неделю. И раз в неделю звонил мой рабочий телефон. Я стала готовится к выездам сама. Сама приезжала и возвращалась. Потом они вообще просто звонили и присылали фотографию того, к кому я должна подойти. Потом сказали, что я должна клиентов к себе приводить. Так и жила года три, наверное. Ну а затем объявился куратор из «Кольда».

- Это был Гютер? – Тильда снова взглянула на Биту.

- Да, он самый. Заехал ко мне в гости и объяснил, что есть особенное задание. Я должна поехать на вечеринку людей и просто слушать, что они говорят. А потом рассказать все ему. «Плевое дело», - подумала я. И зря. Вечеринка была в какой-то квартире. Трое мужчин-людей, одна женщина-человек и я. Женщину ту раздели первой и начали с нее. А потом и мой черед настал, - мьерка произносила это монотонно, словно читала текст по бумажке.

Но ее руки стали дрожать сильнее. Тильда смотрела на эти руки, на сцепленные в замок пальцы, и понимала, что счастливого финала у истории этой мьерки не будет. Даже если всю эту поганую шайку прикроют, эта мьерка останется жертвой их деяний на всю жизнь.

- Куратор пришел на следующий день. Хотел знать подробности, - продолжала Лолита. - Его очень интересовало, кто из этих троих уделил мне больше всего внимания, о чем эти люди разговаривали, что пили, как с ними вела себя другая девушка, понравилась ли она им? Я поняла, что такие же вопросы он задал и ей в отношении меня. И мы с ней, вроде как, в одной упряжке. Так и вышло, - пожала плечами Лолита. – Гютер оставил конверт с пятью тысячами и ушел. Заказы от мьеров продолжали поступать раз в неделю. От «Кольда» - раз в месяц. Часто я работала в паре с той девушкой-человеком. Все называли ее «Афродитой». Лолита и Афродита, - улыбнулась она. – Иногда я работала одна. У меня появились постоянные клиенты среди людей. Они приглашали меня побыть с ними наедине. И чаще всего на таких встречах любили рассказывать о себе и своих делах. Им нужно было выговориться, а я внимательно слушала. Какие у них в жизни проблемы, с кем неприятности, с кем бизнес ведут, кого кинули, кто кинул их, что планируют делать, даже, где свои сбережения хранят, - они рассказывали все, как будто я - их личный психоаналитик. Я слушала и докладывала Гютеру. Потом Гютер выдал мне особенный телефон, который я должна была всегда носить с собой на такие встречи. Телефон нужно было оставлять рядом с их телефонами. Срыв у меня случился год назад. Не смогла выйти на работу. Не смогла и все. Ко мне приехали Гютер и Рикошет. Привезли кокс. Стало легче. Я поехала и отработала. Потом кокса начало не хватать. Тогда Рикошет привез героин. Помогло. Мы все, бывшие сиротки, общаемся между собой. Кого на вечеринке встретишь, кого на вызове у людей. Знаем, кто из нас чем живет. Знаем, кто на работу не вышел и почему.

- Вы видели Сюзанну Виен на вызовах у людей? – спросила Тильда.

- Да, раза три, может, больше. Сюзанну в бизнес привела эта сука – Эмилия Ларк, гореть ей в аду.

- Вы были знакомы с Эмилией Ларк? – уточнил Бита.

- Лично - нет. Мне о ней только рассказывали. Она в спортивных клубах и барах девочек находила. Главное, чтобы были молодыми и привлекательными. Заговаривала с ними, заводила дружбу. Потом фильтровала: кто сможет работать, а кто нет. Тем, кто подходил, давала пригласительный на какую-нибудь закрытую вечеринку. Если девочка с вечеринки уходила с кавалером, она попадала в список. Ларк давала новый пригласительный на другую вечеринку. А вот там уже с этими девочками знакомился кто-нибудь из мьеров Югалы. Предлагал поучаствовать в импровизированном шоу за хорошие деньги. Если мьерка соглашалась, ее увозили «на шоу». Там записывали компромат и давали денег. Все, как в приюте. «Хочешь, чтобы никто не узнал?  А хочешь хорошо жить и зарабатывать?». Конечно, они соглашались. Эмилия Ларк подбирала персонал среди мьерок из клана Норама, но есть те, кто работают и в клане Инри, и в Сообществе. Таких Эмилий, на самом деле, много.

- Имена назовешь? – спросил Бита.

- Посмотрим, что вы сможете сделать с тем, что я вам уже рассказала.

- Ты когда-нибудь работала с Андреа Дебуа? – сделала «вброс» Тильда.

- О! – Лолита усмехнулась. – Он часто организовывал закрытые вечеринки для мьеров. Поговаривали, что и для людей тоже. Но Дебуа прославился не этим.

- А чем тогда? – спросила Тильда.

- Он, обычно, выбирал себе в спутницы одну из мьерок, и запрещал ей, пока она встречается с ним, работать. Он называл своих любовниц «фаворитками», и очень хорошо оплачивал их верность. Менял их редко, раз в год, два раза в год. Более того, когда Дебуа посещал оргии, то всегда приходил со своей партнершей. За это его не любили. Он нарушал правила, не позволяя никому из участников прикасаться к его фаворитке. «Я здесь Король разврата и делаю, что хочу!» У него и кличка соответствующая была: «Король».

- Он действительно был «Королем разврата»? – переспросила Тильда.

- Он любитель минета и никогда не сдерживается, если вы понимаете, о чем я говорю, - Лолита опустила глаза.

- Понимаем, - кивнул Бита.

- В купе с этой особенностью, о которой он любил рассказывать, Дебуа часто организовывал вечеринки. Я уже говорила об этом.

- Но лично ты с ним ты дел никогда не имела? – уточнила Тильда.

- Нет.

- А Сюзанна Виен?

- Насколько я помню, - Лолита задумалась, - нет.

- Имена фавориток Дебуа можешь назвать? – спросила Тильда.

- Я не стану этого делать, - покачала головой Лолита.

- Ладно, - кивнула Тильда. - Что еще ты можешь рассказать о Сюзанне Виен?

- Ничего особенного. Работала, как все, не употребляла.

- Возможно, у нее был какой-нибудь постоянный клиент? – поинтересовался Бита. – Или назойливый поклонник?

Лолита задумалась.

- Если и был, то я об ничего не знаю.

- Тебе знакомо имя Розалинда Паркс? – Тильда внимательно смотрела на Лолиту.

- Розалинда Паркс, - задумчиво повторила та. – Где-то я слышала это имя.

- Мьерка, которая угрожала Брайану Югале и Питу Новаку в клубе. Ее застрелили.

- Ах, да! – закивала Лолита. – Темная история. Кто-то из девочек шепнул мне, что Брайан и Пити ее по кругу пустили, после чего она решила с ними сама разобраться.

- То есть Розалинда Паркс не была одной из вас? – Тильда прищурилась.

- Если она и работала на Ричарда Югалу, то со мной не пересекалась.

- А что ты знаешь о Брайане Югале? – Тильда взяла кружку и допила остывший кофе.

- О-о-о, - Лолита многообещающе улыбнулась, - Брайан любитель экзотики. К нему не все из нас попадают. Знаю, что Афродита была у него: она мне сама об этом шепнула. Я тоже к Брайану пару раз ездила, но меня он не бил.

- А кого бил? – Тильда смотрела на Лолиту.

- Много, кого бил, - ответила та. – Но не меня.

- Как думаешь, почему?

- Наверное, потому что я работаю напрямую с Гютером.

- То есть не все из девочек работают с «Кольдом»? – уточнила Тильда.

- Не все из них знают, что работают с «Кольдом». Они считают, что главный – Ричард Югала, которого часто замещает его сынок.

- Как думаешь, - Тильда наклонилась к Лолите, - почему эта система так долго существует, и о ней до сих пор мало кто знает?

- Все осведомлены, что клуб Ричарда Югалы – это бордель, который работает с разрешения «Кольда». Все знают, что Брайан Югала сам ничего не решает и действует по указке своего отца. Все так же знают, что Брайан Югала избивает девочек, но ни один из стражей до сих не пришел с вопросами ни к Ричарду, ни к Брайану.

- Потому что никто на них официально не заявил, - пояснила Тильда.

- А Служба Стражей умеет работать только по поданным заявлениям? – спросила Лолита.

Тильда опустила глаза, не зная, что ответить.

- И я о том же, - Лолита достала темные очки из сумочки и надела их. – Пока «Кольду» нужны Югалы, эти паскуды будут делать все, что захотят. И никто их не тронет, потому что никто не сможет защитить мьеров от «Кольда», - Лолита встала, достала из кармана флешку и передала ее Тильде.  – Здесь подборка всяких видео из моей квартиры. Там же есть Гютер и Рикошет. Все, что я вам сказала, могу повторить в суде, но вряд ли этот суд когда-нибудь состоится.

- Почему вы сделали признание и передали видео нам? – Бита тоже встал.

- Потому что вы первые, кто стал задавать вопросы, - ответила она и ушла.

Бита буквально рухнул на стул. Тильда проводила взглядом мьерку, достала телефон, остановила запись и набрала Тирия:

- Девушка в темных очках только что вышла из кафе.

- Вижу, - ответил Тирий. – Сажусь на хвост.

- Давай, - Тильда спрятала телефон в карман.

- Все записала? – спросил Бита.

- Да.

- Тогда, поехали смотреть кино?

- Пое… - Тильда замолчала и откинулась на спинку диванчика, всем своим видом изображая недовольство.

Далий и Мортон подошли к их столику. Мортон присел рядом с Тильдой, а Бита вынужден был подвинуться и уступить место Далию.

- Привет! – Далий пожал руку Бите. – Давно не виделись, Зимер.

- Зачем ты ему сообщил? – прошипела Тильда, глядя на Мортона. – Я же просила!

- Я ничего ему не сообщал! - ответил Мортон. – Он сам проследил за нами от твоего дома.

- Ты потеряла бдительность, - Далий повернулся лицом к Тильде. – На тебя непохоже.

- Пропусти меня, я хочу выйти, - Тильда попыталась встать и перелезть через колени Мортона.

- И давно у тебя рука работает? – спросил Далий.

Тильда замерла в неудобной позе.

- Это - экзопротез. И он уже устарел.

- Трость тебе тоже больше не нужна? – Далий постучал пальцами по столу.

Тильда вспомнила, что оставила трость дома, и медленно выдохнула. Она снова попыталась перелезть через колени Мортона, но у нее не получилось.

- Успокойся, - Мортон обвил руками ее талию и усадил… …себе на колени.

- Оставь меня в покое! – Тильда попыталась вырваться из его объятий.

- Тише, - попросил Мортон. – Не нужно сцен и истерик.

- Ты, - Далий указал на Биту, - едешь к своему другу, который пасет вашего осведомителя. А мы с вами, - он указал на Мортона и Тильду, - едем домой к Тильде: там и поговорим.

Бита вопросительно глянул на Тильду, и она утвердительно кивнула.

- Как скажешь, милая, - произнес он и улыбнулся.

Глава 3. «Няня».

Всю дорогу к дому Тильда сидела на переднем пассажирском сидении и молчала. Мортон чувствовал ее гнев всем своим телом, и это весьма напрягало.

Как только они вошли в дом, Тильда сразу же повернулась лицом к брату.

- Не смей лезть в мои дела! – произнесла она. – Я никогда перед тобой не отчитывалась, не буду отчитываться и впредь!

- Фийери знает о твоих «левых операциях» на службе. Думаешь, ему не известно, чем ты занимаешься сейчас?

- О каких «левых операциях» ты говоришь? – Тильда внимательно смотрела на брата.

- Ты знаешь, о каких, - ответил Далий.

- Ты имеешь в виду неофициальное сотрудничество с «Кольдом»? – Тильда прищурилась.

- А было что-то еще? – Далий тоже прищурился.

- Думаешь, Фийери ничего не знал? – она хмыкнула и сложила руки на груди. – А что, если я сообщу тебе, что идея «навести мосты» в обход официального протокола принадлежала ему? Что обо всех своих контактах я докладывала Королю лично, точно так же, как и мои контакты в «Кольде» незамедлительно отчитывались перед своим начальством? Ты что думаешь, мне бы позволили просто так делиться информацией с «Кольдом» и собирать ее?

- Ты не только информацию собирала, - тихо произнес Далий.

- Кто рассказал тебе о «левых операциях»? – напрямую спросила Тильда.

- Это не важно.

- Кто рассказал о «левых операциях»?! – Тильда схватила брата за рубашку на груди.

- Фийери! – он отбросил ее руки от себя и отошел на несколько шагов.

- Какого хрена, Далий, - Тильда понизила голос, - он рассказал об этом тебе?

- А ты как думаешь?

- Что за «левые операции»? - вмешался в разговор Мортон.

- Не сейчас, - Тильда мельком взглянула на него и вновь перевела вопросительный взгляд на брата. – Ты… Ты вляпался так же, как и я, не так ли? И тоже отчитывался обо всем Королю…

- Но до определенного времени я не знал, что Фийери и тебя в это втянул, - ответил Далий.

- А когда он тебе об этом рассказал?

- Пять лет назад, - ответил Далий.

- Пять лет, - понимающе кивнула Тильда. – К тому времени ты уже два года как работал в следственном отделе и был на хорошем счету. Фийери же не просто так рассказал тебе обо мне?

Далий молча смотрел на сестру.

- Компромат есть на меня и на тебя, - сделала вывод Тильда. – И Фийери давно тебя этим шантажирует… Что он попросил взамен на молчание? Не трогать Эйлин, я права? – Тильда начинала впадать в ярость. – Он сосватал тебя в женихи дочери и попросил держаться от нее подальше? Ты поэтому за семь лет помолвки не сделал ничего, что любой нормальный мьер сделал бы в течение месяца?! – она перешла на крик.

- А ты бы хотела уйти в изгнание? – Далий взглянул на нее.

- Что за «левые операции»? – повторил Мортон.

- Тебе лучше этого не знать, - Тильда опустила голову, пытаясь совладать с гневом. – Он использовал нас. Су-у-ка… Вот где су-у-ука!!! – в ярости прошипела Тильда. – И что же он сказал тебе, - Тильда взглянула на брата исподлобья, - после допроса Дебуа?

- Ничего, - покачал головой Далий.

- Да неужели! – повысила тон Тильда.

- Он ничего не сказал! – настаивал брат.

- Почему? Семь лет шантажировал, а после разрыва вашей с Эйлин фиктивной помолвки неожиданно замолчал? – Тильда даже усмехнулась. – Это неспроста, Далий. Что-то здесь не так!

- Что за «левые операции»?! – в третий раз повторил Мортон, глядя на Тильду.

- Вербовка осведомителей среди представителей кланов, - ответила она. – Выбирали нужного мьера, подставляли его, а потом предлагали поработать на нас.

- Это же незаконно! – во взгляде Мортона появилось какое-то непонимание.

- А вы, Норамы, никогда Закон не нарушали? – Тильда даже усмехнулась. – Не участвовали в каких-то перестрелках с людьми-наемниками? Никого из людей не убивали? И сестра твоя с невесткой не были свидетелями взрыва в одном из отелей города? Сколько твой брат отстегнул Фийери, чтобы закрыть расследование Службы Стражей и «Кольда»? Сколько Эштон Инри заплатил Фийери, чтобы женушку свою в психушку упрятать, а не на казнь отправить? Откуда столько тайн, если все вокруг соблюдают Закон?

- Вы подставляли мьеров, чтобы завербовать их и заставлять доносить на кланы?! – Мортон, как будто, все еще не понимал смысл «левых операций», в которых принимали участие Далий и Тильда.

- Им предлагали нарушить Закон, и они его нарушали, - ответила Тильда. - Каждый из них сам принимал решение. И только потом в дело вмешивалась я, - ответила она. – Тебе давно следовало снять розовые очки и понять, что Служба Стражей – это не блюстители Закона, а тонкая прослойка мьеров, которая защищает один социально развитый вид от другого. И если для того, чтобы защитить кого-то от «Кольда» нужно, в первую очередь, владеть всей информацией, стражи сделают все, чтобы ей завладеть.

- Имена осведомителей из моего клана, - произнес Мортон.

- Не знаю, - Тильда опустила глаза.

- Имена осведомителей из клана Норама! – Мортон повысил тон. – Кого вы оба завербовали, пока служили?!

- Я не подставлю этих мьеров, - отрезала Тильда.

- Я тоже, - ответил Далий. – Хватит с них того, что им приходится доносить о тайных делах своих соклановцев.

- Имена, - прорычал Мортон.

- Нет, - ответила Тильда. – Полагаю, что сейчас тебе необходимо срочно позвонить брату и отчитаться? – она натянуто улыбнулась. – Мы с Далием подождем на кухне, пока ты сливаешь информацию Главе своего клана. Но предупреждаю: ни одна «охота на ведьм» не обходилась без невинных жертв. Зашевелятся Норамы, начнется шевеление и в других кланах. Это как лавина, которая сметает все на своем пути. Ты готов взять на себя ответственность за последствия?

- Предлагаешь промолчать и сделать вид, что я ничего не слышал? – сквозь зубы произнес Мортон.

Тильда подошла к нему и запрокинула голову, глядя снизу-вверх.

- Да, Мортон. Потому что так для всех мьеров будет лучше. Перестань олицетворять себя только с Норамами. Ты, мать твою, мьер. На кону всеобщие интересы, а не только благополучие твоего калана. Найдете одних доносчиков – придут другие. Устраните других – стражи найдут третьих. И так будет продолжатся до тех пор, пока вообще существуют кланы, Сообщество и «Кольд».

- Если ты расскажешь обо всем Дамьену, - Далий указал рукой на Тильду, - она пострадает. Доносчики первыми сдадут ее, как своего вербовщика. За незаконные сделки со следствием Тильду отправят в изгнание.

- Тебя тоже, - она посмотрела на Далия.

- Но из нас двоих ты – его суженная, а не я, - ответил Далий.

- Я всегда знала, чем рискую, - произнесла Тильда и перевела взгляд на Мортона. – И жить с таким грузом за плечами привыкла. Ты тоже привыкнешь. Или не привыкнешь, - она развернулась и пошла в гостиную.

- Не рассказав об этом, я предам интересы клана, - упавшим голосом произнес Мортон.

- А рассказав все, - ответил Далий, - подставишь Тильду. Служба Стражей не действует только в интересах Сообщества. Она защищает всех мьеров. Но иногда для того, чтобы хорошо защищать, приходится чем-то жертвовать.

- Законом? – произнес Мортон.

- Стражами, которым приказывают его нарушить.

- Так не пора ли что-нибудь изменить в этой системе? – спросил его Мортон.

- И кто же это сделает? – вопросом на вопрос ответил Далий. – Ты? Может быть, я? Или Тильда?

- Ты собираешься докладывать Дамьену? – донесся голос Тильды из гостиной. - Или мы можем продолжать спокойно работать?

- Я думаю! – рявкнул Мортон.

- Думай быстрее! – прокричала она.

- Чем она занимается со своим инструктором и его другом? – тихо спросил Далий.

- Ты не хочешь знать, - покачал головой Мортон.

- Вся ясно… - Далий развернулся и пошел к Тильде.

Остановился напротив распахнутых дверей в гостиную.

- Твою мать… - произнес он.

- Да, цветы я подарил, - Мортон кивнул.

- Твою мать! – повысил тон Далий и вошел в гостиную.

Мортон понял, что Далий имел в виду вовсе не цветы. Он метнулся следом и тоже замер в дверях. На экране телевизора, который включила Тильда, был никто иной, как Фред Баро, которого обслуживала мьерка, что выходила из кафе сегодня.

- Звук я пока не включала, - Тильда подошла к экрану. – Фреди Бубенцы – женатый мьер, отец двоих детей – развлекается с проституткой у нее дома. Опрометчиво с его стороны, - Тильда достала телефон и включила запись разговора с «Лолитой».

***

- «Рикошет» - это Стив Жеман, - прокомментировал Далий. – Работает охранником в офисе юриста Брайана Югалы. А этого «Гютера» я никогда прежде не видел.

- Я тоже, - кивнула Тильда.

Мортон подошел к телевизору и сфотографировал Гютера.

- Дашь задание своим мьерам выяснить, кто он такой? – спросила Тильда.

- Совершенно верно, - Мортон отправил фотографию Рубену.

- А когда будут новости по делу Розалинды Паркс? – Тильда испытующе глядела на Мортона.

- Как только Рубен соберет информацию, он сообщит.

- Медленно работает, - Тильда отвернулась.

- Поверь, ты его недооцениваешь.

У Далия зазвонил телефон. Тильда обернулась к брату.

- Какой адрес? – упавшим голосом произнес Далий в трубку. – Я знаю, что меня не пустят. Но Мортон и Тильда могут все осмотреть. Да, я тебя понял. Держи меня в курсе, - Далий отключил вызов.

- Новый эпизод? – предположила Тильда.

- Да. Грейс Пирман – директор приюта клана Югалы. И на стене номер шесть.

- Шесть? – не поняла Тильда. – Почему шесть, а не пять?

- Потому что Эйлин выиграла отсрочку для пятого номера, - ответил Далий и сжал телефон в руке.

- Информацией поделиться не хочешь? – спросила Тильда.

- Поехали на место преступления. По дороге кое-что расскажу, - Далий пошел к выходу.

Тильда достала флешку из телевизора и осмотрелась по сторонам. Она размышляла над тем, куда бы ее спрятать.

- Иди за Далием, я догоню.

- Вентиляция, - подсказал Мортон и тоже вышел.

Тильда покосилась на вентиляционные решетки у пола. Догадался Мортон – догадаются и те, кто за эту флешку могут убить.

***

Тильда и Мортон вышли из машины и подошли к посту оцепления перед домом мьерки по имени Грейс Пирман.

- Вам нельзя, - произнес охранник из клана Югалы.

- Норамы принимают участие в расследовании, - Мортон взглянул на Тильду, которая старательно опиралась на трость, - а госпожа Свен работает моим консультантом.

- Мне приказано вас не пускать, - ответил охранник, не сдвинувшись с места.

Из дома вышел Брайан Югала и, заметив Мортона и Тильду у поста оцепления, направился к ним.

- О! Какие гости! – радостно произнес он и кивнул охраннику, чтобы тот скрылся с глаз.

Охранник ушел, а стражи, охранявшие дом по периметру, начали переглядываться.

- Все материалы клан Югалы предоставит в офис Службы Стражей, -произнес Брайан, подмигивая Тильде и нахальное ей улыбаясь. – Норамы смогут ознакомиться с ними, когда Фред Баро посчитает нужным предоставить их вашему клану. Ну, а ты, - он продолжал вызывающе смотреть на Тильду, - ковыляй отсюда, да побыстрее.

- Выбирай слова, перед тем, как к ней обращаться, - голос Мортона стал похож на рык.

Тильда ощутила, как его переполняет гнев, и медленно расплылась в улыбке.

- Так это правда! – засмеялся Брайан. – Ты ее трахаешь! – он указал на Тильду рукой. – А я все не верил. Разве встанет у кого-то на эту тварь?!

Мортон дернулся вперед, но Тильда его остановила. Он опустил голову и взглянул на трость, прижатую к его груди.

- Брайан, оскорбления оставим на потом, - произнесла Тильда. – В этом доме находится жертва серийного убийцы. Клан Норама хочет поймать его так же сильно, как и стражи. Как теперь захочет поймать его и твой клан, ведь нельзя убить одну из мьерок клана Югалы и не поплатится за это.

- Ты до сих пор мнишь себя стражем? – поморщился Брайан. Он перевел взгляд на Мортона и рассмеялся: – Повезло же тебе с Хозяйкой!

- Благодарю, - сквозь зубы процедил Мортон.

Тильда опустила трость, размышляя над тем, что делать дальше. Норамы и их консультанты не могут без разрешения Югалы войти на территорию, где совершено преступление против представителя клана Югалы.

- Этот маньяк сам никогда не остановится, - произнесла она. – Никто не в безопасности. Ни одна из твоих мьерок. Чем быстрее мы его найдем, тем быстрее Дебуа заткнется.

Брайан резко перевел взгляд на Тильду.

- И тогда все выиграют, - добавила она. – Соглашайся. Мы с Мортоном только осмотрим место преступления и уйдем.

Брайан перевел взгляд на Мортона.

- Стремную ты себе бабу выбрал, - скривился Брайан. – Но кто я такой, чтобы судить! – он захохотал и отошел в сторону. - У вас десять минут.

- Благодарю, - сквозь зубы процедил Мортон и пошел вместе с Тильдой к дому.

***

- Нашли пятую жертву, - заявил Фред, остановившись в коридоре напротив Эйлин. – Мы предъявляем вашему клиенту обвинение в соучастии в серии убийств.

- Результаты сверки образцов ДНК у вас есть? – спросила Эйлин.

- Вы все узнаете из материалов дела, которые мы, в ближайшее время, передадим Вам.

- Жду с нетерпением, - натянуто улыбнулась Эйлин. – Кто пятая жертва?

- Все будет в материалах дела, - Фред кивнул и пошел дальше.

- Ваше Высочество! – ее окликнул страж. – Вас спрашивает какой-то парень. Он утверждает, что является Вашим клиентом.

- Парень? – Эйлин нахмурилась. – Где этот парень?

- Дежурный страж на стойке регистрации проводил его в комнату ожиданий.

Эйлин бежала в эту комнату со всех ног. Цокая каблучками по гладкому мраморному покрытию пола, она несколько раз заскользила, «вписываясь» в повороты, и ворвалась в комнату, где на одном из пластиковых кресел, прикрученных к стене, сидел никто иной, как Теренс Кит.

- Ваше Высочество! - страж, дежуривший в комнате, почтительно кивнул. – Молодой мьер не преставился. Это точно Ваш клиент?

- Да-да, - Эйлин протянула руку Теренсу. – Пойдем. Живо!

Теренс, не спеша, встал и виновато взглянул на Эйлин.

- Извините, я приходил в офис, но там сказали, что Вы здесь.

- Пойдем, - Эйлин схватила парня за плечо и повела к выходу.

На удивление, Теренс неплохо выглядел. По крайней мере от него ничем не пахло, а майка и джинсы, в которых он заявился, были чистыми и, скорее всего, даже новыми, в отличие от изношенных кроссовок, которые из белых давно превратились в серые.

Попав на улицу, Эйлин повела парня к своей машине и быстро затолкала его на заднее сидение седана с тонированными стеклами.

- Кто это? – не понял охранник.

- Выйди на улицу и погуляй! – приказала Эйлин.

- По протоколу…

- Это приказ! Выходи!

Водитель-охранник нехотя покинул автомобиль.

- Тебя разыскивают стражи! – Эйлин вцепилась в руку Теренса. – Ты где был?

- Если разыскивают, чего в своем офисе не задержали? – пробурчал Теренс.

- Хороший вопрос, - Эйлин отпустила его руку. – Так где ты был?

- Прятался от мьеров Югалы. Они пострашнее стражей будут.

- С чего бы им тебя искать?

- Я нарушил условия соглашения, попросив Вас о помощи, - Теренс начал заламывать пальцы на руках. – Теперь я должен Югале и его адвокату деньги за услуги. С процентами, - добавил Теренс.

Он сидел, сгорбившись на сидении, и смотрел на свои кроссовки.

- И сколько они попросили за свои услуги?

- Очень много, - вздохнул Теренс. – У меня таких денег нет. Когда соглашение на их услуги подписывал, они говорили, что я буду очень богат и эта сумма покажется мне десятью фунтами.

- И ты подписал соглашение, - кивнула Эйлин.

- Да. Но читать я умею. Там было написано мелким шрифтом, что, если расторгну договор, надо платить отступные с процентами.

- Теренс, - Эйлин снова взяла его за руку, - зачем ты попросил меня тебе помочь?

- Я думаю, что, если вступлю в наследство, Брайан Югала прикажет меня убить. У меня нет родственников. Если богатый мьер из клана умирает, а родственников у него нет, все имущество достается Главе клана. Зачем довольствоваться десятью фунтами, если можно забрать все наследство? – Теренс исподлобья взглянул на Эйлин.

- Допустим, - согласилась она. – Но ты же отказался от подданства клана Югалы? И я готова была тебе помочь! Зачем ты сбежал?

- Мне было страшно, - Теренс тяжело вздохнул. – Простите, Принцесса, но я не верю, что Вы поможете мне. Вам тоже что-то будет от меня нужно. Только вряд ли вы станете меня убивать ради этого.

- Логика присутствует, - Эйлин отпустила его руку. – Тогда, почему ты сегодня меня искал?

- Заначка закончилась, - Теренс пригладил джинсы на коленях. – Я последнее потратил, чтобы душ нормальный принять и эти шмотки купить. Не приду же я к Вам грязный и вонючий?

- И где же ты прятался?

- Кантовался, где придется. Бродяжничать я умею, - он даже улыбнулся. – У меня есть знакомые среди людей на улицах.

- Твои знакомые знают, что ты мьер?

- Да им насрать, кто я, - Теренс снова стал заламывать пальцы. – Извините, Принцесса. Им все равно, кто я: уродец или не человек. На улице другие законы, и вы их не знаете, Принцесса.

- Но деньги закончились, и ты вернулся, - Эйлин сложила руки на груди. – Видно, законы выживания на улице те же, что и в обществе мьеров?

- Так вы поможете или нет?

- Денег не дам, - покачала головой Эйлин.

- Я так и думал, - буркнул Теренс. – Вам наследство мое подавай…

- Теренс, ты знаешь, что твой отец арестован?

Парень нахмурился и поднял вопросительный взгляд на Эйлин.

- Ему предъявили обвинение в серьезном преступлении.

- Мне нет до этого дела, - Теренс отвернулся. – Он мать бросил и, если бы она не написала завещание, я бы вообще не знал о его существовании.

- Он добровольно явился, чтобы сдать тест ДНК и подтвердить, что ты его сын.

- И что с того? Знаете, что говорил мой адвокат? – Теренс повернулся лицом к Эйлин. - Он сказал, что Дебуа сделает все возможное, чтобы его наследство не досталось Королю Фийери. Потому что он его ненавидит!

- Это тебе адвокат Югалы сказал? – нахмурилась Эйлин.

- Да. Поэтому мой папаша явился на сдачу теста: чтобы свое имущество забрать у Короля. Ему наплевать, кому все достанется: главное, чтобы не Королю.

- А адвокат Югалы не рассказывал тебе, почему твой отец ненавидит Короля?

Теренс поморщился:

- Так Король же его и подставил!

- В смысле? – напряглась Эйлин.

- Ну, я слышал, как Брайан Югала со своим адвокатом обсуждали это дело. Брайан сказал, что Андреа не стоило спать с какой-то мьеркой, которая вела его дела. Тогда бы эта мьерка по приказу Короля его и не подставила бы.

- Так и сказал, что по приказу Короля?

- Да, - закивал Теренс.

- А имя мьерки он называл? – Эйлин пристально смотрела на Теренса.

- Энни. «Не стоило спать с Энни» - Брайан так сказал.

Эйлин поняла, что речь идет об Энн Фир.

– Так что мне делать сейчас? – спросил Теренс. - Мьеры Югалы до сих меня ищут: им нужны деньги. Я бы забрал расчет там, где работал, и продержался бы еще немного, но идти туда опасно: уверен, что там меня уже ждут.

Эйлин взглянула на часы.

- Ты когда-нибудь видел Короля Фийери вживую? – спросила Эйлин.

- Короля? – Теренс вжал голову в плечи. – Нет, что вы Принцесса. Вы первая из шишек Сообщества, кого я видел вживую.

- Не переживай. Когда Король в хорошем настроении, он не такой уж и страшный.

***

Тильда смотрела на мьерку, лежащую на полу в позе эмбриона. Она была не одета, а на неестественно бледной коже виднелись многочисленные синие пятна от ударов.

- Приблизительное время смерти установили? – спросила она у одного из стражей, который работал в команде Далия.

- Сегодня с восьми до десяти утра.

Мортон и Тильда переглянулись. Значит, сегодня до десяти утра убийца уже знал, что Принцесса Эйлин выполнила задание Андреа Дебуа. Поэтому на стене нарисована цифра «шесть», а не «пять».

- Кто обнаружил тело? – Тильда вновь обратилась к стражу.

- Ребята Югалы, - ответил тот. – В полдень поступил звонок в службу охраны клана из приюта о том, что госпожа Пирман не вышла на работу, а ее телефон не отвечает. На место приехали два охранника. Они же и вызвали нас.

- Когда приехали стражи, Брайан Югала уже был здесь? – уточнила Тильда.

- Да. Его мьеры оцепили периметр и расхаживали по дому без бахил, - страж взглянул на синие бахилы на кроссовках Тильды и трость, основание которой было заклеено скотчем.

- Насколько я понимаю, Пирман забили до смерти? – спросила Тильда, склоняясь над телом.

- Эксперт сказал, что скажет точно после вскрытия, - кивнул страж.

Тильда еще раз осмотрелась: мебель перевернута и сломана, окровавленная ножка от стула валяется в метре от тела. Брызг крови немного: в основном убийца бил мьерку по корпусу.

- Дэн, ты выезжал на все эпизоды? – спросила Тильда у стража.

- Да.

- Скажи, в этот раз есть что-то, чего не было раньше? Что-то, что сразу бросилось тебе в глаза?

- Неаккуратность, - ответил страж. – До этого все вокруг жертв было прибрано. А сейчас он оставил после себя бардак.

- Возможно, бардак и есть часть его «постановки»?

- Не знаю, Тильда, - страж покачал головой. – Я думал, что у тебя идеи появятся и ты ими поделишься.

Тильда не сдержалась и улыбнулась Дэну.

- Как в старые добрые времена?

- Как в старые добрые времена, - кивнул он и улыбнулся ей в ответ.

Мортон подошел к Тильде и одарил ее собеседника презрительным прищуром.

- Эта мьерка жила одна? – спросил Мортон.

- Да, - ответил страж, тут же перестав улыбаться. – Незамужняя, детей нет. Родственников тоже нет. Сейчас опрашиваем соседей и сотрудников приюта: возможно, найдем какого-нибудь любовника.

- Дэн, - задумчиво произнесла Тильда, - могу я попросить тебя об одолжении?

- Не забирать телефон, на который Мортон Норама снял место преступления? – хмыкнул Дэн.

Губы Мортона вытянулись в прямую линию.

- Сделай вид, что не заметил, - попросила Тильда.

- Тогда советую побыстрее отсюда уйти: Ларкин сказал, что Фреди уже едет сюда.

- Спасибо, Дэн, - Тильда кивнула и направилась к выходу.

Мортон скривил губы и поспешил за ней.

***

Фийери сидел за обеденным столом и внимательно смотрел на дочь, которая привела в Резиденцию Теренса Кита и усадила его за стол рядом с собой.

Парень весь трясся и выглядел, мягко скажем, не очень.

- Могу я узнать, что здесь происходит? – Фийери опустил приборы.

- Теренс, познакомься с Королем Фийери, - Эйлин указала на отца рукой. – Папа, познакомься с Теренсом Китом – сыном Андреа Дебуа, - рука Эйлин переместилась по направлению к Теренсу.

Фийери вытер рот салфеткой и откинулся на спинку стула.

- Молодой мьер, не могли бы удалиться отсюда на несколько минут? – обратился к Теренсу Король.

- Сиди, - Эйлин опустила ладонь на плечо парня. – Он никуда не пойдет. Его разыскивают мьеры Югалы, и Теренс считает, что его жизнь в опасности. Дебуа предъявили обвинение, а в городе нашли пятую жертву. У меня нет времени нянчится с Теренсом. А его нужно спрятать на время.

- И ты решила, что Резиденция для этого вполне подойдет? – Фийери вопросительно смотрел на дочь.

- Не просто Резиденция, папа. Я прошу тебя лично присмотреть за Теренсом, пока я разбираюсь с делом Дебуа.

- Ты в своем уме? – Фийери даже откашлялся. – Я этого пацана в первый раз в жизни вижу! Кто он такой, чтобы ты приводила его в мой дом и еще просила меня присмотреть за ним?!

- По линии своей бабушки Теренс твой, - Эйлин задумалась, - троюродный племянник. А по линии своего дедушки – четвероюродный племянник.

Теренс вскинул голову и осоловелым взглядом уставился на Эйлин.

- Хватит! – отрезал Фийери. – Вздумала с короной поиграть? Ты вообще соображаешь, что делаешь?!

- Ты подставил Андреа Дебуа, чтобы его отправили в изгнание? – спросила Эйлин.

- Ты о чем? – поморщился Фийери. – Дебуа сам вляпался!

- А Брайан Югала и его адвокат считают, что это сделал ты. Если так считают они, значит, сам Дебуа тоже может так думать.

- Я никого не подставлял! – гаркнул Фийери.

Теренс и Эйлин синхронно вздрогнули.

- Ты приказал убить Роджера Дебуа? – произнесла Эйлин, хотя уверенности в ее голосе поубавилось.

- Нет! – Фийери стукнул кулаком по столу. – Нет, нет и нет!!! Что ты несешь в присутствии этого пацана? В чем меня обвиняешь?!

- Кто-то подставил тебя, папа, - ответила Эйлин. – Дебуа уверен, что ты – виновен. И если дело 1985 года возобновят, тебе придется отвечать на неудобные вопросы, и, возможно, защищать себя. Если бы я не верила тебе, папа, не привела бы Теренса сюда. Ты – Король Сообщества – будешь его охранять. Ни стражи, ни твои поверенные, а именно ты. Потому что я – твоя дочь – тебя об этом прошу.

- На просьбу не похоже, - Фийери опустил салфетку на колени. - Больше напоминает угрозу.

- Разве я могу угрожать Королю? – спросила отца Эйлин.

- Почему-то именно сейчас мне на ум пришло предсказание Эльзы. Я думал, что с ним покончено, но, видимо, ошибся.

- Значит, не жизнь, а корона – это все для тебя? – Эйлин покачала головой.

- Мистер Кит! – повысил тон Фийери, с осуждением глядя на пацана, который снова вжал голову в плечи. – Сидя за столом нужно держать спину ровной!

Теренс выпрямил спину и уставился на графин с соком.

- Когда будешь уходить, - Фийери тяжело вздохнул, - попроси Майлза подать приборы для мистера Кита. Мистер Кит, - Фийери вопросительно изогнул бровь, - вы умеете есть вилкой и ножом?

- Да, Ваше Высочество, - кивнул Теренс.

- К Королю обращаются как к Вашему Величеству. Ваше Высочество – это обращение к Принцу и Принцессам. Оно произносится при встрече только после того, как Король, Принц или Принцесса заговорили с Вами первыми. Если разговор затянется, вы можете употреблять такие местоимения как «сэр» или «мэм».

- Да, сэр, - кивнул Теренс.

- Тебе не пора идти? – Фийери перевел взгляд на Эйлин.

- Пора, - она встала. – Спасибо, папа.

- Ты книгу в библиотеке спрятала? – бросил ей в спину Фийери.

Эйлин остановилась и обернулась к отцу:

- Я ее сожгла, - улыбнулась она и ушла.

***

- Что скажешь? – Тильда смотрела на брата, который изучал видео, сделанное Мортоном.

- Есть такая картина в коллекции Дебуа, - произнес Далий. – Эйлин присылала фотографию. По-моему, называется «Няня». Там голая мьерка лежит в такой позе, а рядом валяется окровавленная кочерга.

- Почему картина называется «Няня»? – спросил Мортон.

- Без понятия, - покачал головой Далий. – Надо у Эйлин спросить.

- Ну, так вперед! – Тильда указала на телефон Далия. – Звони и спрашивай!

Далий уже хотел набрать ее номер, но на экране высветился входящий звонок.

- Да, Ваше Величество, - произнес Далий в трубку.

- Скажи, ты бы хотел поговорить с сыном Андреа Дебуа? – спокойно, но достаточно громко говорил Король.

- Да, сэр, конечно, но его пока еще не…

- Эйлин притащила этого щенка в Резиденцию и вынудила меня охранять его! Меня! Короля Сообщества!

- Теренс Кит сейчас с Вами? – Далий переглянулся с Тильдой и Мортоном.

- Да, смотрит телевизор, пока я с тобой говорю.

- Сэр, с вами рядом, кроме Теренса, кто-нибудь есть?

Тильда закивала, одобряя вопрос брата.

- Охранники в коридоре, - ответил Фийери.

- Сэр, Теренс Кит может быть опасен…

- Я тоже могу быть опасным! – перебил его Король.

- Сэр, вам следует…

- Далий, - с угрозой произнес Фийери, - ты забываешься…

- Извините, сэр. - Я бы хотел встретится и поговорить с Теренсом.

Тильда снова одобрительно закивала.

- А зачем, по-твоему, я тебе звоню?! – рявкнул Фийери. – Хочешь с пацаном поговорить? Приезжай!

Фийери бросил трубку.

- Королю нельзя оставаться наедине с этим парнем, - Тильда смотрела на Далия.

- А то я не знаю! – Далий уже набирал Эйлин.

- Да? – ответила она.

- А ты вообще собиралась мне сообщить, что нашла Теренса Кита? – Далий говорил громче, чем следовало. – Он опасен! Он может быть сообщником Дебуа! А ты привела его к отцу! О чем ты думала, Эйлин?!

- Теренс – запуганный Югалой ребенок, попавший в переделку из-за своего папаши! – так же громко ответила Эйлин. – И хватит меня строить! Я знаю, что делаю!

- Ты не знаешь, что делаешь, - прошипел в трубку Далий. – Этот ребенок может быть убийцей. – Где ты его нашла?

- Теренс никого не убивал.

- Где ты его нашла?! – едва ли не прокричал Далий.

- Он сам пришел искать меня в офис Службы Стражей.

- Позвони отцу и предупреди, что я заберу Кита из Резиденции.

- Нет, - отрезала Эйлин.

- В смысле? – переспросил Далий.

- Я сказала: «Нет». Теренс останется под присмотром моего отца до тех пор, пока мы не поймем, что делать с ним дальше.

- Эйлин, ты вообще слышала, что я тебе сказал? – разозлился Далий.

- Если ты не перестанешь говорить со мной подобным тоном, я брошу трубку и больше на твои звонки отвечать не буду, - предупредила Эйлин.

Далий взял себя в руки и понизил тон:

- Милая, я прошу тебя, не рискуй собой и отцом. Теренс Кит может быть опасен.

- Далий, я знаю, что делаю! – отрезала Эйлин. – И либо мы сейчас меняем тему, либо я бросаю трубку.

Тильда осуждающе покачала головой.

- Хорошо, - ответил Далий.

- Мне бросить трубку? – уточнила Эйлин.

- Меняем тему, - Далий тяжело вздохнул. – Среди картин, фотографии которых ты мне сбрасывала, была та, где голая мьерка лежит на каменном полу, а рядом валяется кочерга. Что ты знаешь об этой картине?

- «Няня», - ответила Эйлин. - Королева Лавлин избила одну из нянь до смерти, когда узнала, что та оставила маленького Принца Ориона без присмотра.

- Принца Ориона? – переспросил Далий.

- Да, самого младшего ребенка в семье. Принц Орион, пока был один, добрался до окна и выпал наружу. Ребенок разбился насмерть. Королева Лавлин, пребывая в горе, приказала найти няню, которая бросилась в бега. Няню нашли и вернули в замок, а Королева устроила над ней расправу. В те времена остановить такое мог только Король, но он наблюдал со стороны за тем, как жена истязает няню. Пятая жертва «Няня»? – спросила Эйлин.

- Да, Эйлин. Только ее избили не кочергой, а ножкой от стула, – ответил Далий.

- Имя жертвы можешь сказать?

- Грейс Пирман – директор сиротского приюта клана Югалы. – На стене – номер шесть.

- «Няня» - это еще и Лауме Свен, - вслух рассуждала Эйлин. - Причем здесь твоя мама, Далий?

- Расскажи ей, - тихо произнесла Тильда.

- Тильда? – позвала Эйлин. – Далий, мы говорим по громкой связи?

- Нет, мы просто очень громко говорим, а в машине тихо.

- Причем тут твоя мама, Далий? – повторила вопрос Эйлин.

- Говори, - сквозь зубы процедила Тильда.

- Моя семья была немного не такой, какой ее представляли многие, - произнес Далий. – Мой отец иногда срывал злость на матери…

- Господи, - прошептала Эйлин, - он ее бил?

Мортон смотрел на Тильду, которая поджала губы и опустила глаза. Свены были уважаемыми мьерами. Руководитель Службы Стражей и его супруга-домохозяйка, которые воспитывали двоих детей. В роду Тильды по отцовской линии все были стражами, и ни у кого не могло и мысли возникнуть, что в их семье может происходить нечто такое… …о чем только что упомянул Далий.

- Да, Эйлин. Мой отец избивал мою мать, - Далий отвернулся от Тильды и Мортона.

- «Тяжелое детство», - произнесла Эйлин. – Ты помнишь вечер, когда я спросила тебя о «тяжелом детстве»?

- Да, - ответил Далий.

- Я не просто так спросила. Он знает, Далий.

- Кажется, я понял о ком ты говоришь… Но откуда?

- Без понятия, - ответила Эйлин. - Поговори с Теренсом Китом. Поезжай в Резиденцию и встреться с ним. Кстати, это отец сообщил тебе, что парень у него?

- Да.

- Значит, ты зачем-то понадобился отцу, - сделала вывод Эйлин.

- Возможно, он рассчитывал, что я смогу на тебя повлиять? – предположил Далий.

- Нет, - ответила она. – Папе нужно от тебя что—то другое. Придется тебе самому выяснить, что именно.

- Эйлин, не забудь сообщить в Службу Стражей, что Теренс нашелся: они ведь до сих пор его ищут.

- По-моему, Далий, они только делают вид, что заняты этим.

- Эйлин…

- Я сообщу, - пообещала она. – Не переживай.

- Как ты себя чувствуешь? – Далий понизил тон. – Все в порядке?

- Без изменений, если ты спрашиваешь о том, о чем я думаю, - так же тихо ответила она.

- Я имею в виду все вместе.

- У меня все хорошо, - ответила Эйлин.

- Люблю тебя, - прошептал Далий.

- И я тебя.

Далий спрятал телефон.

- Откуда Дебуа и убийца так много знают о нашей семье? – произнесла вслух Тильда. – Я не уверена, что даже Король был в курсе того, что происходило у нас дома.

- Руководитель Службы Стражей – персона очень важная, - Далий завел двигатель и выкрутил руль. – За ним всегда кто-то наблюдает. Был Король осведомлен, или нет, «Кольд» точно знал, что происходит за закрытыми дверями нашего дома. И если Дебуа сотрудничал с «Кольдом» или у него были там связи, подноготную семьи мьера, который убил его отца, Дебуа вполне мог разузнать.

- Куда ты нас везешь? – Тильда изучала виды за окном.

- Подброшу вас с Мортоном до твоего дома, а сам поеду в Резиденцию.

- Будь осторожен, - предупредила Тильда. – Этот Теренс Кит может оказаться таким же театралом, как и его отец. 

Глава 4. «Детка».

Мортон заварил кофе себе и Тильде и поставил кружки на стол.

- И часто твой отец… - Мортон осекся, присаживаясь на стул рядом с Тильдой.

- Редко, но метко, - ответила Тильда, беря кружку в руку. – И сейчас мне об этом говорить не хочется.

- А ты вообще собиралась когда-нибудь мне рассказать? – Мортон смотрел на нее.

- А ты в тайны своей семьи собирался меня когда-нибудь посвятить? – парировала она.

- Вообще-то, да! – закивал Мортон. – Но не сразу. Я бы не спешил, а выдавал информацию дозированно.

- Вот и Далий выдает нам с тобой информацию маленькими порциями. И я нутром чую, что он знает больше, чем говорит, - она поставил кружку. – Почему он не взял нас собой в Резиденцию? И с каких пор ему звонит Фийери и лично приглашает в гости?

- Ты ловко сменила тему, - Мортон сделал глоток, - ну, да ладно. Вчера Фийери тоже звонил Далию, но их разговор протекал несколько в ином ключе. Было больше давления и угроз. Да, и с каких пор Король выполняет поручения Эйлин?

- Значит, у Эйлин появился рычаг давления на отца. Возможно, у Далия он теперь тоже есть? – Тильда постучала пальцами по столу. - Какое задание Дебуа дал вчера Принцессе? Она ведь справилась и получила отсрочку для пятого номера.

- Если бы Далий захотел, он бы рассказал, - заметил Мортон.

- Меня и волнует это самое «не захотел»! Мы же договорились друг с другом: никаких секретов! А теперь опять возвращаемся на исходную?

- Почему ты кофе не пьешь? – Мортон смотрел на кружку Тильды. – Могу чай тебе заварить.

- Не хочу я ни чая, ни кофе, - Тильда встала. – Мы зависли. Информации много, а все равно топчемся на одном месте. Где твой Рубен? – она вскинула руки. – Ты дал ему поручение еще вчера!

-  А ты не умеешь ждать, - Мортон допил свой кофе.

Тильда открыла холодильник, посмотрела на одинокую пачку яиц и закрыла его.

- Закажи нам обед, - обернулась к Мортону. – Я хочу стейк средней прожарки… …нет, стейк без крови! Овощи на гриле и… вишневый пирог. Да, я хочу вишневый пирог! – она прикусила губу.

- Сейчас организуем, - Мортон достал телефон.

- И молочный коктейль! – добавила Тильда. – Клубничный! Нет, - она снова прикусила губу, - ванильный.

- Или шоколадный? – улыбнулся Мортон.

- Не-е-ет, - Тильда помахала руками. – Только не шоколадный.

- Не любишь шоколад?

-  Ты, пожалуйста, больше не произноси это слово, - скривилась Тильда.

- Шоколад? – Мортон взглянул на нее исподлобья.

- Сказала же! – Тильда изменилась в лице и прижала ладонь к губам.

У нее случился настоящий позыв на рвоту, и она едва успела подбежать к раковине.

- Тильда! – испугался Мортон и подошел к ней.

Снял с нее парик и включил воду.

- Сказала же… Не произноси это слово.

- Извини. Я не думал, что тебя может от этого вытошнить.

- Какой же ты придурок! – она оттолкнула его от себя и ушла в свою комнату.

Мортон выключил воду и оставил парик Тильды на столе. Крамольная мысль закралась ему в голову. Такие же внезапные приступы рвоты преследовали Лой в первом триместре беременности. Тайрин была крайне привередливой в еде: могла попросить ананас, а когда ей приносили нарезанный ананас, кривила губы в приступе тошноты и заказывала соленые огурцы.

Мортон сжал челюсти. «Доверяй, но проверяй». Он открыл шкафчик под раковиной и достал мусорное ведро. Под скорлупками яиц, которые он разбил утром, чтобы приготовить омлет, под каким-то салфетками, смятыми пакетиками и обертками от конфет… …шоколадных конфет… …он нашел небольшой сверток в розовой цветастой пленке.

- Ти-и-и-льда!!! – заревел Мортон так громко, что в доме едва стены не затряслись. – Какого хре-е-ена!!!

Она вышла из комнаты и остановилась в коридоре, глядя на Мортона, сжимающего в руке ее свернутую в трубочку прокладку.

- Какого хрена, Тильда! – он затряс этой прокладкой перед мусорным ведром, после чего выбросил ее и пнул ведро ногой. – Что все это значит?!

- То есть в ведре моем порыться ты догадался, а что значит прокладка использованная ты не понимаешь?! – взвилась Тильда.

- Ты же сказала, что таблетки принимаешь! – Мортон был в ярости.

- Я соврала! – Тильда вошла на кухню, поставила ведро на место и захлопнула дверцу шкафчика. – Поздравляю! Ты станешь папашей! Не забудь руки помыть после ковыряния в мусоре, счастливый будущий отец!

Мортон молча подошел к раковине, вымыл руки и так же молча вытер их полотенцем. Затем выдвинул из-за стола стул и плюхнулся на него. Свое потрясение он даже не старался скрыть.

Это ранило Тильду. И хотя она заранее ожидала какой-нибудь подобной его реакции на свою беременность, видеть, как Мортон сокрушается по этому поводу, было больно.

- То есть ты, - Мортон замолчал, пытаясь взять в себя в руки и несколько раз глубоко вдохнул, - будучи беременной, - продолжил он, - погналась на Новаком и упала с крыши?

- Что-то вроде, - ответила Тильда.

- Тебя врач хоть раз осмотрел? – спросил Мортон.

- Да. Вчера я у него была.

- И что сказал?

- Что я ушибла плечо, - она размяла ноющее плечо.

- Тильда, не доводи меня… - выражение лица Мортона говорило о том, что он едва сдерживается, чтобы ее не придушить.

- Гинеколог выписал мне белковые коктейли и витамины. Сказал, что нужно увеличить массу тела.

- Конечно, - кивнул Мортон, - ты же пересушена своей низкоуглеводной диетой. Я понимаю, что тебе легче бегать и прыгать на протезах, когда ты меньше весишь, но сейчас тебе требуются не только белковые коктейли, но и углеводы! И их не конфетами надо восполнять, а кашами!

- Конфеты были плохой идеей, - скривилась Тильда, - поверь на слово.

- То есть у тебя токсикоз уже начался. Ты об этом врачу сказала?

- Конечно, - соврала Тильда. – Он заверил, что пока не о чем беспокоиться.

- И я должен поверить тебе на слово? – Мортон вскинул руки.

- А у тебя нет другого выхода! – напомнила Тильда.

- Ты коктейли купила? – продолжал вести допрос Мортон. - Витамины? Когда ты их сегодня принимала?

- Я их еще не купила, - Тильда опустила глаза.

- Зашибись! – он хлопнул себя по коленям. – Молодец!

- Завтра куплю!

- Где рекомендации врача? – Мортон встал и подошел к ней, злобно сверля взглядом с высоты своего роста.

- А тебе зачем? – голос Тильды внезапно задрожал.

- Дам задание своим мьерам, чтобы купили и привезли!

- Ну, ладно…

Тильда сходила и принесла рекомендации от гинеколога. Мортон уставился на смятый клочок бумаги, исписанный шариковой ручкой.

- Это – твои рекомендации? – не понял он. – Вот в таком виде тебе их дали? На этом огрызке бумаги?

- Не придирайся к моим рекомендациям! – Тильда отвернулась. - Там все четко и по делу написано!

- А заключение врача где?

- Я забыла его забрать, - снова соврала Тильда.

- Твоя безалаберность меня поражает, - признался Мортон. – Ты вообще забеременеть хотела, или этот так – случайный залет по причине того, что ты действительно забыла принять таблетки?

- Не хотел рисковать – надо было вовремя выскакивать! – разозлилась Тильда. – Или презервативы купить! Но, ты же у нас такой самоуверенный и взрослый, правда? «Не забудь таблетки принять», - припомнила она его слова. – «Тильда, про таблетки не забудь». «Тильда, таблетки, ты помнишь?!»

- Высказалась? – спросил Мортон.

Он сфотографировал рекомендации и вернул Тильде листок.

- Не до конца, - она его скомкала и метнула в раковину.

- Я тебе доверял. А ты меня обманула!

- Знаешь, - она вдруг осунулась, - наверное, сейчас тебе лучше уйти. Да, - оперлась на спинку стула, - лучше уйди.

- И что изменится? – Мортон пристально на нее смотрел. - Ты перестанешь быть беременной?

Тильда поняла, что сейчас расплачется. Ее глаза наполнились слезами, и она начала активно моргать, чтобы их осушить.

- Тильда, меня отцовство не пугает, - более спокойным тоном произнес он.

- Что-то непохоже, - пробурчала Тильда.

- Я злюсь на обман, а не на беременность! И на то, что ты ведешь себя, как дура!

- Я?! – она поморщилась.

- Да, ты! Как зовут твоего гинеколога?

- Нет-нет-нет-нет… - Тильда начала качать головой.

- Слишком много «нет» в одном предложении, - Мортон сложил руки на груди. - Кто твой гинеколог? Я бы хотел с ним поговорить о твоем здоровье и поведении. Может, стоит уложить тебя в больницу, чтобы ты там отдохнула, напилась коктейлей, витаминов, а заодно, и ума набралась?

- Ты не в том положении, чтобы диктовать условия! – выпалила Тильда.

- Я – отец нашего ребенка! – он указал рукой на ее плоский живот. – А ты – его мать! И если ты ведешь себя безалаберно, то мне придется с этим что-то делать!

- Надо же, - прошептала она, - как быстро в роль вошел.

- Я люблю тебя, - произнес Мортон. - Это ты понимаешь?

Она медленно повернула к нему голову:

- А я тебя ненавижу. Ты это понимаешь?

- Тем не менее, я отец нашего ребенка, а не какой-то страж Дэн, которому ты глазки строила!

- А может, все-таки, отец - Дэн?!

- Хватит! – рявкнул Мортон.

- Или Бита? – Тильда прищурилась.

- Все, ты нарвалась…

Мортон прижал ладони к ее щекам и впился в рот поцелуем. Тильда обомлела. И поплыла. А еще пожалела, что зубы почистила после того, как ее стошнило.

- Придурок, - прошипела она ему в губы, прерывая поцелуй.

- Стерва, - Мортон подхватил ее за талию и понес в спальню.

- У меня все еще… - пыталась сказать она, отрываясь от его губ.

- Замолчи…

- Ну, там же…

- Умолкни…

Мортон опустил ее на кровать и стянул с ее ног штаны вместе с трусиками. Так быстро он, наверное, еще никогда не раздевался.

- Кофту с майкой снимай! – командовал Мортон.

-  Майку не сниму! На ней экзопротез!

-  Датчики управления экзопротезом!

- Я прекрасно им владею!

- Снимай! – приказал Мортон.

- Ладно, - Тильда отклеила их со лба и отбросила в сторону.

Все, она снова без руки…

- Доволен?

- Да, - Мортон раздвинул ее ноги и плавно вошел.

- О-о-о, - Тильда под ним задрожала.

- Я люблю тебя, - произнес сдавленно, стараясь не двигаться.

- А я тебя нена…

Он сделал движение и остановился.

- Так сильно ненавидишь, что даже произнести этого не можешь? – прошептал ей в губы.

- Я…

Он целовал ее, но уже по-другому. Без натиска, без жара страсти, которая все еще кипела между ними. Он целовал ее нежно, ласково, поглаживая пальцами щеки, прикасаясь к кончикам ее ушей, обволакивая губы языком и плавно погружая его в ее рот.

Чувство абсолютного единения с ним накрыло головой. Он в ней, и так хочется, чтобы он начал двигаться, но Мортон застыл, продолжая ее целовать. Соски заныли, требуя его ласк. И она прильнула к его груди, чтобы хоть немного потереться ими, пусть даже в лифчике и через майку, которые остались на ней.

Ладони Мортона сползли по ее спине, нырнули под майку и приподняли ее вместе с бюстгальтером, выпустив грудь на волю. Он начал ласкать соски пальцами, продолжая нежно ее целовать. Тильда застонала ему в губы. Застонала, и это при том, что все еще не двигался в ней!

Он оторвался от ее губ и наклонился к уху:

- Это так ты меня ненавидишь, да?

- Да-а-а! – жалобно пропищала она, чувствуя его плавное движение внутри.

Мортон снова остановился.

- Так сильно?

Она хотела сказать: «Да», - но он снова заскользил внутри и из Тильды вырвался очередной стон, вместо слова.

- Ну, что же ты молчишь? – Мортон остановился.

- Я тебя…

Движение – стон.

- Нена…

Движение – стон.

- …вижу!

Движение – стон.

- А я тебя люблю.

Он не позволил ей больше произнести ни слова. Сам над ней задрожал, изнемогая от желания двигаться быстрее и довести ее до оргазма. Да, до ее оргазма, от которого он сам кончает. Непроизвольно. Полномасштабно.

Он сжал пальцами ягодицы Тильды и приподнял их, продолжая двигаться внутри. Твою мать… Твою ж мать!

Тильда забыла, как дышать. Перестали иметь значение ее воспоминания, ее боль и одиночество. Перестали иметь смысл годы жизни, в течение которых она пыталась совладать с тем, о чем никогда не просила. Девушку в белом платье, сидящую на стуле в душной комнате, заволокло туманом вожделения, и вихрь приближающего экстаза все дальше и дальше уносил Тильду прочь от нее. 

- Я люблю тебя! – услышала она сдавленный голос Мортона. - Я тебя люблю! Люблю я тебя! Сколько раз нужно повторить, чтобы ты это поняла?

Тильда зажмурилась, отдаваясь во власть агонии, которую он ей подарил. Мортон застонал и согнулся над ней, заканчивая это представление и наполняя ее тело самым сокровенным, что у него было.

***

Они лежали поперек кровати и смотрели в потолок.

- Сегодня я ночую у тебя, - произнес Мортон, нарушая благоговейную тишину.

- И не мечтай об этом, - ответила Тильда.

- Надо дать поручение привезти мне какие-нибудь вещи, - не обращая внимания на ее реплику, продолжал рассуждать Мортон.

- Пусть спальный мешок тебе привезут: будешь ночевать на крыльце.

- А может, поедем ко мне сегодня? – он повернулся на бок и прижался носом к ее щеке. - В моей комнате кровать шире твоей: есть, где разгуляться.

- Вот сам по ней и будешь гулять.

- Хотя, после погрома ремонт еще не сделали, - рассуждал Мортон. – Тебе будет тяжело добраться до ванной через поваленный шкаф. Но мы можем лечь в какой-нибудь гостевой. Их в моем крыле десять, по-моему, - Мортон задумался, - или одиннадцать?

- Вот и посчитаешь на досуге, пока я буду спать в своей постели в своем доме одна! - ответила Тильда.

- Что точно нужно, так это дать задание подыскать нам с тобой приличный дом в приличном квартале, где живут Норамы. Или, может, ввяжемся в строительство? Тогда сможем сами все спланировать. Хотя, нет. Ты будешь нервничать, критиковать рабочих и менять прорабов каждый месяц. Нет-нет, будем искать готовый дом, но переоборудуем в нем ванные комнаты, чтобы тебе было удобно мыться. И детская должна быть рядом с нашей спальней. Если ночью кормить вставать, то чтобы недалеко было идти.

- Замолчи, - прошептала Тильда и прижала ладонь к губам.

- Ты чего? – он повернулся к ней и прижался губами к щеке. – Тильда, - отнял ее руку от губ и поцеловал ладошку, - детка, ну что ты…

- Не смей называть меня «деткой», - прохрипела она.

 

- Детка, отведи меня в спальню…

- У меня есть имя! Ты помнишь, как меня зовут?

- Конечно, я помню, как тебя зовут!

- Как?!

- Ты издеваешься?!

- Как меня зовут!

 

Мортон заморгал, неожиданно кое-что вспомнив.

- Тильда? Почему ты не хочешь, чтобы я называл тебя «деткой»?

- Пошел ты! – она резко села и собиралась слезть с кровати.

- Стоять! – он успел ухватить ее за талию и остановить. – Тебе трудно ответить? Что такого в этом слове?

- Ты часто называл своих пассий «детками». Я не «детка», Мортон. У меня есть имя.

- А откуда ты знаешь, как я называл своих пассий? – задумался Мортон.

- Это знают все! Ты, когда напивался на вечеринках в Академии, обязательно потом искал какую-нибудь свою «детку». «Вы мою детку не видели?!» - басом прохрипела Тильда.

- Правда? – поморщился Мортон.

- Спроси у своих друзей, если мне не веришь.

- Ладно, «детку» из списка вычеркиваем. «Зайка»?

- Я похожа на зайку? – Тильда теряла терпение.

- О! Я придумал! «Жена!»

- Придурок! – Тильда вырвалась из его рук и встала.

- В сочетании со словом «любимая», будет звучать прекрасно! – настаивал Мортон.

- Словосочетание «любимая жена» подразумевает, что у тебя есть гарем, в котором кроме меня живут еще обычные жены и нелюбимые жены! – прокричала Тильда из ванной.

- И то верно, - согласился Мортон. – Тильда, а ты замуж за меня выйдешь?!

- Да никогда в жизни! – она включила воду.

- Хочешь сказать, что мы родим ребенка вне брака?!

- Рожать буду я, а не ты! И пусть твои соклановцы просклоняют твое имя на каждом углу за то, что ты заделал своей Хозяйке ребенка, но так и не смог на ней жениться!

«Дамьен первым расхохочется», - без энтузиазма подумал Мортон и пошел к Тильде.

***

Далий сидел в кресле напротив Теренса Кита и внимательно слушал его историю. Рассказывал парень складно. И про долги за услуги адвоката, и про мьеров Югалы, которые поджидали его близ дома и работы, даже про то, как он ночевал под открытым небом и жил на «заначку», которую припрятал от матери-наркоманки в тайнике. Парень действительно выглядел запуганным и каким-то загнанным, что ли? Он постоянно заламывал пальцы на руках и периодически приглаживал джинсы на коленях. И подгибал ноги, как будто пряча свои изношенные кроссовки.

- Какой у тебя размер обуви? – спросил Далий, когда Теренс замолчал.

- Тринадцатый, - ответил тот.

- Я куплю новые кроссовки и передам их тебе.

- Эти кроссовки мне подарила мама, - пробурчал себе под нос Теренс. – Я всегда их ношу.

- Но они совсем изношены, - Далий переглянулся с Королем.

- Это не важно. Это мои кроссовки, - Теренс стал активнее заламывать пальцы. – Они мои! Мои!

- Хорошо-хорошо! – Далий поднял руки. – Успокойся. Никто их у тебя не забирает!

- У отца все забрали… И у меня могут.

Далий мысленно улыбнулся. Впервые за время беседы Теренс назвал Дебуа не по имени или фамилии, а именно отец. И проговорился, когда был эмоционально возбужден. Значит ли это, что «заламывание» пальцев и поглаживание коленей никак не связаны с эмоциями Теренса? Возможно, он играет роль испуганного ребенка, на которого старался походить? Теренс был высоким, хотя и сутулился постоянно, он был сильным, ведь на работе дезинсектора ему постоянно приходилось таскать емкости с химикатами. Так же Далий заметил, что во время рассказа, Теренс заострил внимание на любовнице Дебуа, по имени «Энни», которая по приказу Короля, как утверждал Брайан Югала, подставила Дебуа. Прямо ответ на вопрос о «Вдове Короля». Но если Теренс и есть сообщник Дебуа, зачем ему делиться сведениями, которые может использовать сторона обвинения на суде?

- Если ты веришь, что сэр Фийери виноват в том, что у твоего отца все забрали, почему ты принимаешь его помощь сейчас? – спросил Далий.

- Я не верю, - ответил Теренс. – Принцесса Эйлин сказала, что сэра Фийери кто-то хочет подставить. И только сэр Фийери может защитить меня от тех, кому перешел дорогу Андреа Дебуа.

Фийери кивнул Далию, в том смысле, что парень опять все складно вещает.

- Ваше Величество, я бы хотел поговорить с Вами наедине, – обратился к Фийери Далий.

- Грэм! – позвал Фийери и дверь в кабинет отворилась. – Грэм, проводи мистера Кита в его комнату. Глаз не спускать.

- Да, Ваше Величество, - охранник поклонился и забрал Теренса.

- Ну, что скажешь? – улыбнулся Далию Фийери. – Красиво заливает, правда?

- Вам тоже так кажется?

- У меня за плечами тридцать лет работы обвинителем в суде, - напомнил Фийери.

- Извините, - Далий опустил голову.

- Пацан понял, что ты его раскусил. Либо сейчас он деру даст, тогда стражи из охраны быстро его скрутят, либо будет играть свою роль до последнего, используя неопытность и некоторую наивность Эйлин.

- Вы понимаете, что он может быть серийный маньяком-убийцей? – на всякий случай, уточнил Далий.

- Понимаю, - ответил Фийери. – Но еще я предполагаю, что убийца – не он. Зачем Дебуа спланировал направить его к Эйлин?

- Вряд ли даже он предполагал, что она привезет Теренса к вам.

- И я о том же, - Фийери встал с кресла и подошел к окну.

Далий тоже встал, но остался стоять у кресла.

– Дебуа рассчитывал, - продолжал говорить Король, - что Эйлин поверит Теренсу, и примет сторону моей оппозиции. - Где бы еще она могла спрятать этого парня от меня и мьеров Югалы?

- У калана Норама или у клана Инри, - предположил Далий. – Но я бы с такой просьбой обратился к Норамам. Погибли две мьерки из их клана, и они стали заинтересованной стороной. Норамы – самый многочисленный и самый влиятельный из кланов. У них много голосов в Совете Сообщества, и, если бы к ним присоединились часть голосов Посвященных из клана Югалы и Инри, то можно было бы и вотум доверия Королю Сообщества вынести на голосование.

Фийери обернулся к Далию:

- Позвони моей дочери и задай ей вопрос: где бы она спрятала Теренса, если бы поверила, что я подставил Дебуа с покупкой той злосчастной картины?

Далий достал из кармана телефон и набрал Эйлин.

- Да, милый, - ответила она.

- Ты в офисе?

- Да, работаю.

- Эйлин, подумай и ответь мне на один вопрос: где бы ты спрятала Теренса, если бы поверила, что твой отец причастен к изгнанию Андреа Дебуа?

- Хм… - Эйлин задумалась. – Привезла бы его к Дамьену Нораме и вручила бы ему. Защитить парня от моего отца и мьеров Югалы по силам, пожалуй, только Норамам.

- Спасибо, Эйлин. Я тебя услышал.

- Этот вопрос моего отца интересует или тебя? – спросила она.

- И как ты поняла, что он сейчас рядом стоит?

- Не будь его рядом, ты бы сказал: «Спасибо, милая», - а не, - «Спасибо, Эйлин».

- Спасибо, милая, - Далий спрятал улыбку.

- Но вопрос интересный. Я так понимаю, что Теренсу ни ты, ни отец не верите?

- Такой роскоши мы себе позволить не можем, - Далий взглянул на Фийери.

- Он не убийца, Далий.

- Я его ни в чем и не обвиняю.

- Но подозреваешь! – разозлилась она.

- Позже поговорим, ладно?

- Поговорим! Не сомневайся! – Эйлин бросила трубку.

Далий вздохнул и сунул телефон в карман.

- Норамы, - произнес Далий.

- Что и следовало доказать, - Фийери потер подбородок. – Ты знаешь, где Эйлин спрятала родословную книгу Дебуа?

- А она ее нашла? – Далий нахмурился.

- Врать ты умеешь, - хмыкнул Фийери. – Знаешь, что я думаю?

Далий промолчал.

- Я думаю, что следующей просьбой Дебуа станет требование передать сведения о метриках Норамам. Дебуа сделал ставку на них. Вот вам Наследник, вот вам документы против действующего Короля, вот вам мотив для заказного убийства Роджера Дебуа и подлога в отношении Андреа Дебуа. Причем, согласно плану, к завтрашнему дню дело о смерти Клэр и Роджера Дебуа должно быть уже возобновлено. И кто по нему станет главным подозреваемым, когда Норамы узнают о родословной книге?

- Вы, - ответил Далий.

- Совершенно верно.

- Если Дебуа попросит передать сведения о метриках Норамам, Эйлин может отказаться его защищать, так как будут затронуты ее личные интересы. Более того, Эйлин может отказаться выполнять это задание.

Фийери снисходительно улыбнулся Далию.

- Задание она выполнит, ведь, в противном случае, кто-то погибнет по ее вине. А дальнейшие услуги Эйлин Дебуа будут уже не нужны. Он сам сегодня сказал, что его цель – месть. И он добровольно отправится в суд и получит высшую меру за соучастие в убийствах. Все обвинение, скорее всего, будет построено на свидетельствах Эйлин, которую он гонял по городу и терроризировал угрозами гибели мьерок.

- И все ради того, чтобы посадить сына на Трон? – не понял Далий. – То есть Дебуа согласен пойти на плаху?

- О, нет, - покачал головой Фийери. – Эта сволочь очень умна. Напомни, кто может отменить смертный приговор заключенному, обвиненному в тяжком преступлении против мьеров, и изменить меру пресечения с казни на изгнание?

- Король, - Далий сжал челюсти.

- Такой громкий процесс, как суд над Дебуа, продлится не меньше трех месяцев. И за это время его сынок займет мое место. Потом помилует папочку, и Дебуа отправится в изгнание, прожигать жизнь на те миллионы, которые припрятал на черный день.

- А если Теренс и есть убийца? – спросил Далий. – Если кто-то докажет его вину, Теренс лишится Короны, а Дебуа – Наследника Трона.

- Поэтому он и не отправил своего сына убивать, - Фийери подошел к Далию. – Скорее всего, Теренс Кит вообще не знает настоящего убийцу.

- Но он участвует в плане. Значит, он - сообщник.

- А ты докажи это без показаний самого Теренса и его отца? – Фийери похлопал Далия по плечу. – Умно, ничего не скажешь.

- Почему вы скрыли, что есть связь между картинами из коллекции Дебуа и сценами с мест преступлений? – спросил Далий.

- Я ничего не скрывал, - улыбнулся Фийери. – Эйлин обнаружила связь, а не я.

- Понятно, - кивнул Далий. - А почему Вы поручили Эйлин заняться делом о наследстве Теренса Кита?

- Такой деликатный семейный вопрос я мог доверить решить либо Райлиху, либо Эйлин. Райлих специализируется на уголовном праве, а Эйлин как раз занимается такими юридическими процедурами. Поэтому я выбрал Эйлин. И Дебуа знал, что я сделаю именно такой выбор.

- Если бы мы задержали Дебуа раньше, жертв могло быть меньше, - Далий смотрел в глаза Фийери.

- Ты вел это дело. Что ж ты раньше на Дебуа не вышел?

Далий усмехнулся и покачал головой.

- Мне необходимо поговорить с Майклом Критсом.

- Ничем не могу помочь, - Фийери надменно смотрел на Далия.

- Я могу повлиять на Норам и выиграть для вас время на тот случай, если Дебуа заставит Эйлин отдать родословную книгу им, - предложил Далий.

- И как же ты на них повлияешь? – изогнул бровь Фийери.

- Расскажу правду Тильде и Мортону. Всю правду. Все, что знаю.

- Зачем Мортону Нораме помогать мне и просить брата повременить с официальными обвинениями? – спросил Фийери.

- Потому что вы невиновны, - пожал плечами Далий.

- Или потому, что Мортона об этом попросит твоя сестра, которую, в свою очередь, попросишь ты? – Фийери многозначительно улыбнулся.

- Или так, - согласился с Королем Далий.

- И что же ты хочешь взамен на свою благосклонность к моей непростой ситуации?

- Эйлин, - ответил Далий.

- Она ведь и так уже тебя выбрала, - усмехнулся Фийери.

- Но вы же хотели узнать, что я отвечу?

- И почему же ты выбрал Эйлин, а не гарантии неприкосновенности для себя и своей сестры? – поинтересовался Фийери.

- Потому что у меня уже есть гарантии нашей с ней неприкосновенности. Так много настоящих королевских гарантий, - Далий расплылся в широкой ухмылке.

-  Выходит, что ничего нового для себя ты не попросил, - рассмеялся Фийери. – Моя дочь выбрала тебя. Себя и свою сестру ты обезопасил. Подумай, может интересует что-то еще?

- Больше ничего. Благодарю Вас, сэр.

Глава 5. «Кормилица и наркотики».

Майкл Критс зашел в офис через парадные двери, представился секретарю и попросил известить Принцессу о своем появлении. Когда Эйлин выбежала из кабинета, он снял соломенную шляпу и солнцезащитные очки, после чего поклонился.

- Майкл, - сдержанно произнесла Эйлин.

- Ваше Высочество.

- Вы вернулись с отдыха? – она не оценила его безвкусную цветастую рубашку и шорты.

Он был похож на туриста, которых в это время в Лондоне очень много.

- Скорее, я все еще отдыхаю.

- Кофе, чай, напитки? – Эйлин жестом зазывала Майкла в свой кабинет.

- Нет, благодарю. Принцесса, не могли бы вы оставить свой телефон у секретаря? – спросил Майкл. – Ради абсолютной конфиденциальности, - добавил он.

Эйлин поморщилась, но вернулась в кабинет за телефоном и оставила его у секретаря.

- Благодарю, - кивнул Майкл.

- А ваш телефон? – не поняла Эйлин. – Вы его не оставите?

- Он в машине, - улыбнулся Майкл.

- Понятно…

Эйлин проводила Майкла в кабинет и на мгновение замерла, глядя на мьера, которого неоднократно видела в прошлом, но которого никогда не воспринимала, как родственника, и, уж тем более, отца.

- Вы хотели со мной поговорить, - напомнил Майкл.

- Да, верно. Пожалуйста, - Эйлин указала на кресла у кофейного столика, - чувствуйте себя, как дома.

Майкл снял с плеча увесистый рюкзак и расположился в одном из кресел.

- Райлих сказал, что вы узнали некие семейные тайны?

- Да, парочку тайн, связанных с деревьями в парке у Резиденции, - Эйлин присела в кресло напротив Майкла. – Вас уже вызвали в Службу Стражей?

- Пока нет. Но я жду звонка от Фреда Баро.

- Думаете, он позвонит Вам лично?

- Фред знает, что я – член королевской семьи. Личный звонок руководителя Службы Стражей в таких ситуациях не обязателен, но желателен. Фред по своей природе трус, потому позвонит лично и расшаркается в извинениях при встрече.

- Расскажите, что произошло в день гибели Клэр Дебуа, - перешла к сути дела Эйлин. - Я знаю, что вы выезжали туда вместе с Джоном Дейманом и Грегори Свеном.

- Вы хотите услышать всю историю, - Майкл вытянул ноги и скрестил пальцы на груди, - или только ту часть, где погибла Клэр Дебуа?

- Всю, - Эйлин тоже села поудобней.

- Тогда, рассказ следует начать не со дня смерти Клэр Дебуа, а с момента, как Старший Страж Джон Дейман встретил на одном из благотворительных вечеров свою суженную – Габриэль Нораму.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям