0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Суженая для Кощеева » Отрывок из книги «Суженая для Кощеева»

Отрывок из книги «Суженая для Кощеева»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Суженая для Кощеева» обладает автор — Шерстобитова Ольга Copyright © Шерстобитова Ольга

Марья из рода Яг.

— Уволена, я сказал! И чтобы духу твоего здесь через пять минут не было! — рявкнул мой, судя по всему, уже бывший начальник.

Я сощурила глаза, и Адар Танский, почувствовав угрозу, моментально щелкнул пальцами, создавая защитный купол, наивно полагая, что от моего, ведьмы из рода Яг, сглаза под ним можно спрятаться. Да мне его развеять и особых усилий не требуется. Столь мощными чарами, равными моим, владели разве что колдуны из рода Кощеевых — с ними вообще лучше не связываться. Правда, маги из рода Кощеевых действовали чистой силой, которой у них было немерено: ни заклинаний им никаких не нужно, ни особых жестов, чтобы колдовать. Разве что плетения защитных и боевых заклинаний изучали, все время совершенствуясь.

А мы, ведьмы из рода Яг, помимо этого вкладывали в свою ворожбу искреннее пожелание или добавляли заветное слово, чтобы закрепить действие магии. Магии, секреты которой передавались из поколения в поколение вместе с рецептами уникальных зелий и эликсиров да словами заговоров. Оттого-то и была наша, ягушенская магия, особенной, практически уникальной. И да, я не столько силой брала, пусть и имелось ее немало, сколько коварством да вредностью. Ведьма все же, Яга в сорок седьмом поколении!

И именно поэтому мужика стало жалко. По-хорошему так жалко. Но себя было еще жальче, потому что увольняли меня вовсе не потому, что плохо работала. Кое-кто, находящийся под защитным куполом, завел очередную пассию, а место заветное в отделе по исполнению заказов имелось всего одно.

И сказать бы сейчас, что та же Елизавета, ведьма из пятого отдела, работает в разы хуже и ни один заказ, в отличие от меня, вовремя не сдала, но гордость проклятая не дает.

— Марья, не дури! Уходи по-хорошему! Хочешь, рекомендацию тебе напишу?

Я фыркнула. Ледяная полночь через несколько дней, а потом еще полмесяца народ будет ее праздновать. Кто меня в это время на работу возьмет?

А ведь где-то еще надо жить! Я-то надеялась, что получу остаток платы перед Ледяной полночью и заплачу за комнату, которую снимала. Вчера весь вечер убила, уговаривая за чаем, заверенным с особыми травами, квартирную хозяйку, чтобы подождала еще денек, прежде чем внесу оплату. А теперь… все напрасно! Денег в кармане — мышь вздохнет и расплачется. Аванс потрачен на ремонт старенькой ступы, которую удалось едва-едва подлатать, чтобы хотя бы над крышами домов поднималась и от злого холода с лютой стужей меня немного берегла.

В общем, лучше бы мой бывший начальник премию выписал напоследок, чем рекомендацию предложил сотворить.

— Марья, ну право слово! Сама же все понимаешь…

Я не понимала и понимать отказывалась, вспоминая те времена, когда перебивалась то одним заказом, то другим, потому что пусть и талантливая я, и опыт имелся, но только бояться ведьм на работу брать. А уж из рода Яг… тем более! Даже здесь мне силу приходилось скрывать, показывать лишь ее каплю, чтобы удержаться на месте. О том, чтобы использовать родовую, я даже не помышляла. Были на то свои причины, связанные не только с возможностью напугать заказчиков.

— Двойная оплата моего последнего заказа, — решилась все же я.

— Да нет у меня… столько!

Все ясно, на новую любовницу спустил или припрятал золото в сундук заколдованный. От моего начальника можно и не такого ожидать. Жмот, короче!

— Я хорошо работала, и вы это знаете.

Адар нахмурился.

— И вам не за что меня увольнять!

Колдун усилил щит, отдавая большую часть своей силы.

— Да мне тебя и брать-то не стоило! Хоть представляешь, какие я убытки понес, когда заказчик распознал в зелье ведьмины чары? — зло выплюнул он. — Да я ему в три раза больше отдал, лишь бы к стражам не пошел и меня, нанявшего ведьму из рода Яг, не сдал!

— В том зелье не было ни одного запрещенного ингредиента! — с небывалым спокойствием напомнила я. — И это именно вы настояли, чтобы я его сделала. Помнится, никто другой за этот заказ даже браться не захотел. И нет моей вины в том, что ваш заказчик решил добавить в него яд и отравить конкурента!

Адар полыхнул яростью во взгляде, но меня этим не проймешь. Ведьмины чары и яд, если смешиваются, приводят к самым непредсказуемым результатам. Неудивительно, что заказчик порос шерстью и обрел желтые, словно у лесного филина, глаза. И нет, мне было под силу подобные чары снять, но только никогда я не помогаю тому, чье сердце злом питается и ненавистью лютой.

— Уходи, Марья! Нет ведьмам из рода Яг здесь места. Уходи, иначе стражей вызову!

Сердце на миг полоснуло болью от этого «ведьмам из рода Яг здесь не место». Ничего ведь худого за четыре месяца не сделала, ни единого сглаза не бросила, ни единого заказа не просрочила, а все равно полили грязью так, что вымыться хочется. Ведьма из рода Яг — это почти приговор. Боятся нас из-за огромной и уникальной силы, все за решетку хотят запереть, лишь бы с глаз долой…

Тьма коснулась сердца, напоминая, что рядом, только выбери и шагни, но я отогнала ее. Никогда не выбирала зло, зная, насколько оно разрушительно, но и спускать угрозу и обиду не собиралась.

Я улыбнулась, не сводя с начальника глаз, и он выложил силу по полной, закрепляя защитный купол. Сощурилась, позволяя магии проникнуть за купол, и… наложила на Адара сглаз. Несильный, действующий всего полгода, но вполне заслуженный. Он почувствовал созданные чары, но не их суть. Хоть и колдун, но слабый.

Моментально нажал на камень на своем столе, вызывая стражей, но я уже выскользнула за дверь. Взмахом руки собрала вещи в сумку, подхватила ее и уже у выхода услышала яростный рык бывшего начальства и визг работающих на него магичек. Еще бы! Рога у колдуна медленно и верно будут расти, и никакие магия и зелья, кроме ведьминских из рода Яг, их не уберут. А такую, как я, пойди и поищи. Ничего, походит до лета рогатым, буду надеяться, полученный урок усвоит и больше подло поступать с ведьмами не станет. Я еще милосердна оказалась. Моя троюродная сестрица Глафира бы отправила его на ближайшее болото квакать лет на пять, а бабуля… У той сглазы такие, полк солдат обезвредить можно.

Я нырнула в ступу, ухватилась за метлу. Уже поднялась в воздух, когда рядом показались двое боевых магов.

— Стой, ведьма!

Так я и послушалась. Коснулась амулетов, создавая вокруг ступы защиту, и рванула в небо. Маги вскочили на метлы и, швыряя в меня огненными шарами, помчались следом.

Догонят! И как я не подумала, что скорости в старой ступе не хватит! Придется действовать магией! Я нащупала в мешочке последнюю горсть заговоренных поганок и швырнула их в магов. Грибы вспыхнули от вырвавшейся силы, обернулись стаей летучих мышей. Пока стражи с ними разбирались, я сумела отлететь на достаточно большое расстояние.

Но о том, чтобы скрыться, не могло идти и речи. Да и ступа стала снижаться, не рассчитана она была на такие перегрузки — большую скорость и высоту. Замелькали внизу разбросанные домики, в которых горели огнями окна, поманили… Крыши, укрытые снегом, блеснули в лучах заходящего солнца. Пронеслась внизу на центральной площади украшенная елка. И народ, услышав треск огненных шаров, стал задирать головы, стараясь рассмотреть, что происходит под облаками.

Мне пришлось снизиться, промчатся над самыми крышами, почти касаясь их: ступа не желала подниматься выше, никакие чары не помогали. Бросила последний оставшийся артефакт — зачарованный гребень, и меня и магов разделила моментально выросшая стена дремучего леса. Такой облететь нереально, не пустит, разве что огнем его можно взять. Не знаю, за сколько справятся маги, но у меня появилось немного времени, чтобы скрыться.

Куда вот только лететь? В зачарованный лес? Так там зимой замерзну, особенно ночью-то. Отправиться в другой город? Да только не выдержит моя ступа подобного перелета. И найдут меня и там, однозначно! А в город мне, похоже, теперь хода нет. Завтра на каждом углу будет висеть объявление «Разыскивается Яга!». Знаю я боевых магов, они ведьм на дух не переносят. Вариант вернуться к бабуле отмела на корню. Дорога мне моя свобода, желанна…

Лес, оставшийся за моей спиной, затрещал, но оглянуться я не успела. Порыв ледяного вихря коснулся лица, и остановить его не смогли даже мои чары, лишь сгладили прикосновение стужи, не больше. Волосы встали дыбом, по спине побежали мурашки. И не только я ощутила это ледяное дыхание, судя по тому, как народ пытался скрыться в домах, а кто не успевал, прижимался к стенам и делал вид, что его там нет.

Кто-то из рода Кощеевых близко! Так близко, что чувствуется невероятная морозная сила! Твою же… поганки! Мне только встречи с кем-то из вечных соперников не хватало! Будто боевых магов, не замечавших ничего вокруг, мало!

Да тут ноги надо уносить, чтобы целой остаться!

Солнце в этот момент совсем спряталось, вместо сумерек на землю спустилась тьма. В ней вспыхнули на небе звезды, рассыпались алмазами, засияли, словно их красоту усиливал лютый мороз, появившийся так же неожиданно, как и сама ночь. Страх и восторг смешались, сбивая с толку. Никогда я не видела подобного колдовства, только слышала о нем!

Люди стали тенями, я опомнилась, чуя опасность, и рванула в сторону, стремясь уйти с дороги того, кто летел в расписных серебряных санях, запряженных черными конями. Стук копыт был почти не различим, не слышались и колокольчики, которые обычно вешали на лошадиную сбрую, а вот дыхание холода усилилось.

Ступа замерла на месте, словно ее вморозили в саму ночь, пропела вьюга, приближаясь и предупреждая о своем хозяине, обожгла до костей, едва ли не душу вынула. Одним прикосновением намела еще больше сугробов на крышах домов, унеслась вперед, и лихо, словно порывом ветра, пронеслись в нескольких метрах от меня кони с санями.

Наследник рода Кощеевых, высокий и несгибаемый, стоял и правил чудовищными конями, взятыми, как поговаривал народ, из самой бездны. Спокойный, уверенный, сильный… Сердце пропустило удар, пока я смотрела на развивающиеся серебряные волосы, в которых сиял алмазный венец, на черный, темнее самой ночи костюм, расписанный сверкающими морозными узорами, на точеный, нереально прекрасный профиль с чуть острыми чертами лица мужчины.

Глаз вот было с такого расстояния не разглядеть. Наверняка такие же черные, как и тьма. Глубинная и вечная.

Сердце забилось пойманной птицей, но вовсе не от страха. Огненным цветком распустилось в нем странное томящее чувство, перевернувшее душу и перечеркнувшее всю жизнь.

Ну уж нет! Не поддамся я, как глупый мотылек, на чары Кощеева! Сколько девиц наследник их рода сгубил! Там такие легенды ходят!

Сани долетели до полыхающего леса, с вытянутой ладони Влада Кощеева сорвался серебряный огонь и моментально превратил деревья в сверкающий хрусталь. Мороз покрыл каждую ветку, проник в самую глубину, и лес превратился в драгоценность.

Я тихонько охнула, не сдержавшись, и вытаращилась на это невероятное чудо. Сколько раз слышала, что колдуны рода Кощеевых могут превращать что угодно в камень и лед, но никогда не видела действие их магии.

Словно зачарованная, уставилась на эту дивную, но опасную магию, которую Кощеевы, в отличие от нас, ведьм из рода Яг, использовали в открытую, не прячась и не боясь. Они, наверное, сокровища алмазы те же, так горстями создавать могут, богатств их не счесть! Но мне до самоцветов и дела не было, а вот чары… будили проклятое любопытство! Как бы рассмотреть плетение! Вдруг смогу сотворить! Но ведь секреты своего колдовства Кощеевы больше богатств оберегают. Я точно знаю.

Прикусила губу, сгорая от желания подлететь к стене, но сделать этого не успела. Меня, замершую в ступе, снесло порывом ледяной пурги, закружило, заметало по небу… Какое-то время я пыталась остановить сумасшедший полет, применить чары, но в ступе магии совсем не осталось. Амулеты осыпались пеплом, а само мое летное средство, словно скорлупку, понесло матушкой-пургой над крышами.

Уцепилась за край, но ступу перевернуло, я повисла в воздухе, все еще держась за обледеневшее дерево, зависнув над одной из крыш, но удержаться все же не смогла, так и рухнула в сугроб. Вот до чего на Кощеева, заразу прекрасную, загляделась!

Уф! Хорошо хоть кости каким-то чудом не переломала и цела осталась. Ни единой царапинки на мне! Повезло так повезло!

Села, убирая с лица снег, стряхивая его с темно-зеленого платья и волос. Все же жаль, что не успела захватить теплый плащ, и теперь, когда наложенные чары, оберегающие от холода, исчезли, я стала замерзать.

Нашла взглядом мчавшуюся ступу, с которой, словно с игрушкой забавлялась пурга, и не успела сделать ничего, как от двух вспышек огненных шаров она врезалась в каменную трубу на соседнем доме и вспыхнула огнем.

Боевые маги, оказывается, и не думали сдаваться! И Кощеев их вовсе не напугал! Какое-то время им понадобится, чтобы выяснить, что в ступе меня не было, а потом снова возьмутся за поиски.

Времени в обрез! Надо выбираться отсюда и срочно!

Я подползла к краю крыши, прикидывая расстояние, чтобы рассчитать прыжок и подстраховать себя чарами, когда услышала за спиной шорох. Оглянулась моментально. Из сугроба раздавались странные звуки, и я, держа ухо востро, подобралась ближе.

Белоснежный кот с пронзительными зелеными глазами, встрепанный и обледеневший, лежал в сугробе и жалобно смотрел на меня.

— И вот как ты сюда попал? Поди за кошкой рванул? Все вы мужики одинаковые! — вздохнула я.

— Ведьма, а ведьма, возьми меня к себе, я тебе пригожусь, — вдруг выпалил он.

Я дернулась и нервно сглотнула. Только говорящих котов, которых нужно спасать из сугроба, мне не хватало! Для полного-то счастья!

— Ну что так смотришь? Мне самому не выбраться, — сказал он.

Я покосилась в сторону рыскавших боевых магов, вздохнула и вытащила животину из сугроба. Подумав, перекинула себе на плечо. Не бросать же его здесь!

Кот молчал и не сопротивлялся. Я быстро сплела заклинание левитации, отошла, разогналась и прыгнула с крыши, плавно приземляясь на тротуар.

— Замри! — внезапно велел кот, и я почему-то послушалась.

Мгновение — и рядом со мной оказался один из боевых магов.

— Нет ее тут! — крикнул один из них тому, кто ждал наверху, и у меня округлились глаза.

Это что же происходит-то? Вот же я, стою прямо в двух шагах от мага, а он меня в упор не видит! Не сразу, но догадалась, что кот наложил какие-то чары. То ли отводящие взгляд, то ли невидимости. Хм… Занятно! И как удачно и вовремя, я бы подобные чары так быстро не создала, потеряла бы время и попалась в ловушку.

Послала благодарный взгляд коту, и раз он велел не двигаться, послушно стояла на месте, даже дышать старалась потише, чтобы его ворожбу не разрушить.

Едва боевые маги скрылись, как я тихо сказала:

— Спасибо!

— Мы квиты! — выдал кот и перебрался ко мне на руки.

Погладила его по шерстке, почесала за ухом.

— Меня Оливер зовут, а тебя? — поинтересовался он.

— Марья, — представилась я.

— Возьмешь меня к себе? — поинтересовался он. — А то мне жить негде.

— Было бы мне еще где… — вздохнула я.

— А что так? — заинтересовался кот.

— Если коротко, то я применила сглаз.

— Ну, это ерунда, снять же смогут.

— Я из рода Яг, — призналась коту.

Глаза у него округлились и как-то предвкушающе сверкнули. Но задумываться над этим было некогда. Все же метель набирала силу, а мне еще до дома добраться бы и вещи забрать до прихода боевых магов. Прижала кота к себе и побежала сквозь пургу по улицам, петляя и радуясь, что возвращение в город наследника Кощеевых разогнало почти всех по домам, И в метель лучше сидеть, закутавшись в теплый плед, и пить ароматный чай. От этой несбыточной мечты сердце согрелось, и я невольно улыбнулась.

К сожалению, мне не особо повезло: боевые маги оказались уже на месте, разговаривали в гостевой с квартирной хозяйкой. Она не особо желала пускать их внутрь, и я догадывалась, что сейчас стражи поведают, насколько небезопасно сдавать комнату Яге.

Я вновь применила чары, слевитировала и при помощи магии открыла окно. Оно чуть скрипнуло, но меня не выдало.

Двумя щелчками собрала в сумку немногочисленные вещи, уложила с десяток зелий и мешочки с редкими травами и ингредиентами. Кот молча смотрел на меня, никак не комментируя мои действия, а когда за дверью раздались шаги, взмахнул лапой и… замок заело. Какой умница!

Боевых магов это, конечно, вряд ли надолго задержит, но зато мне удастся скрыться. Времени точно должно хватить!

Мы снова запетляли по улицам и, наконец, оказались у небольшого мостика, перекинутого через замерзшую реку. Лед слегка припорошило снегом, но разрисован он был знатно.

— Рассказывай, — велел Оливер, едва я создала защитный купол и наложила чары, сохраняющие тепло. — Может, чем помочь смогу.

Кот по-прежнему сидел на моих руках и нетерпеливо ерзал, не спуская с меня зеленых глаз. Пришлось сдаться на его милость.

— Ну дела! — возмутился он, когда я закончила. — Я бы этому Адару не только рога, но и копыта еще наколдовал!

— Ну… вообще-то, я и их наколдовала, только они появятся через полгода после рогов. Действие у сглаза отсроченное!

— Вот это по-нашему! — обрадовался кот.

— И чему ты меня учишь? — рассмеялась я и с трудом сдержала тяжелый вздох.

Ночевать под мостом холодной зимней ночью мне еще не приходилось.

— Марья, слушай, я тут знаю дом, куда домовые требуются.

— Я-то тут причем? Я на духов не смахиваю!

— Да нет, я не про них. Домовыми же еще и бытовых магов называют. А у нас ни дома, ни работы. Да и ночевать тут… бедой чревато. А там, если возьмут, тепло будет, уютно…

Кот потерся о мои руки, помурлыкал. Я задумалась над его словами. Конечно, я не бытовой маг, но когда тебе не оставляют выбора… Почему бы и не попробовать стать тем, кем требуется? Внешность, конечно, у меня приметная. Волосы рыжие, глаза зеленые, нос в веснушках и вздернутый. Все это разом выдает ведьму, но я вполне могу применить чары и стать блеклой незаметной серой мышью.

Опустила кота, достала припрятанное редкое зелье. Сколько берегла его, и не зря, похоже! Момент, когда оно верно сослужит свою службу, настал!

— Вот это другое дело! — обрадовался Оливер, когда я коротко рассказала ему о своем плане. — Давай же, пробуй!

Кажется, он предвкушал развлечение и обожал все, что связано с волшебством.

Вспыхнуло лиловым пламенем заветное зелье, меняющее внешность. Его и хватит-то лишь на пару глотков, не больше, а действие продлится до тех пор, пока не встречу суженого и его поцелуй не разрушит заклятья или пока не ослабну настолько, что практически вся сила у меня не закончится.

Вытащила из сумки зеркальце, подбросила в воздух, и оно стало большим, в мой рост. У Оливера снова округлились глаза, явно с подобной ворожбой, чисто ведьминской, к которой способны колдуньи из рода Яг, он ни разу не сталкивался. От нетерпения даже хвостом дернул.

Я сделала глоток, зажмурилась и, выдохнув, открыла глаза. Чары окутали меня, и я принялась ворожить, делая себя вовсе не похожей на ведьму. Другие черты лица, светло-русые волосы, карие глаза, из которых не удавалось убрать озорные искры. Очень уж я любила волшебство, такое скрыть гораздо сложнее… Фигуру оставила прежней, потому что если ее менять, то придется подстраиваться под эти изменения, а к этому я не была готова.

— Цвет платья поменяй, — напомнил Оливер. — Слишком приметное.

Покосилась на темно-зеленый цвет, все гадая, чем оно кажется коту приметным. Обычное платье, как по мне. Но спорить не стала, послушно поймала искры, окружавшие меня, кончиками пальцев и, скинув простенький плащ, удачно захваченный со съемной квартиры, отпустила их. Темно-синий строгий наряд с белоснежной рубашкой, воротничок которой подчеркивал плавный изгиб шеи, приятная и теплая ткань… То что надо! Такой наряд вполне подойдет для той, что идет устраиваться бытовым магом.

— Думаешь, получится? — все же не выдержала и усомнилась я в задуманном.

Кот фыркнул и уставился на меняя своими невозможными зелеными глазищами. Явно проверял, насколько я хороша в новом облике.

— Шанс всегда есть, Марья. Ты главное это… характер свой попридержи, проклятьями и сглазами не разбрасывайся, и старайся быть как можно незаметнее.

Теперь на кота уже странно покосилась я, больно напутствия он давал весомые.

— Оливер, а ты так и не рассказал, как на крыше-то оказался?

— Ветер занес, — буркнул кот и, спрыгнув с сумки, на которой сидел, важно подошел ко мне, обошел по кругу и вдруг ударил лапой по моим ногам.

По одежде побежали искорки неизвестной магии, впитываясь в новый наряд, а Оливер с важным видом оглянулся и сказал:

— Ну пошли, что ли…

Объяснять, что за чары он сотворил, кот, похоже, не желал. Наверное, какие-то защитные на мне опробовал. Но я вовсе не возражала. Они лишними никогда не будут.

Метель набирала силу, выла на все лады раненным зверем, гнала нас вперед. Колючий снег напоминал льдинки и забивался под одежду, кусая щеки и обжигая губы. Город же, словно овеянный мрачным невиданным волшебством, почти исчез в разбушевавшейся снежной стихии. Казалось, вот только рядом мелькали огни в домах, но в какое-то мгновение исчезли и они. Непроглядная ночь да вьюга кругом, в которой сгинуть ничего не стоит, не найдя нужный путь.

Кот упрямо шел вперед, его ветра почему-то не касались, словно принимали за своего. Не знаю, сколько прошло времени, пока я брела за ним, как неожиданно пурга исчезла, словно ее не бывало, а мы оказались на тихой улочке. Слева и справа разбегались добротные аккуратные домики, окруженные заснеженными деревьями, а в самом конце проулка стоял величественный дом в три этажа высотой, окруженный заснеженным садом.

Я так и замерла, глядя на него. Весь сделан из белого, чуть поблескивающего камня. Хрусталем в свете зимних звезд сверкали остроконечные крыши, заманчиво сияли в окнах с расписными узорчатыми ставнями огни, маня теплом и обещая уют.

— Мы почти на месте. Марья, чего замерла-то?

— Нам что, туда? — поразилась я и уставилась на кота.

— Да!

— Ты с ума сошел? Дом явно богатый, знатный… Да я…

— Боишься, значит? — верно понял Оливер. — А как под мостом ночевать — так не страшно ей. У ведьм вообще логика есть?

— Моя метла по тебе плачет, — сердито сказала коту. — Под мостом возле реки разве что мавки могут пожаловать, почуяв силу, но с ними я справлюсь. А здесь… Да если в этом доме кто узнает, что я — ведьма из рода Яг, да за обман сдадут в тюрьму… Не видать мне больше белого света.

— Значит, надо сделать все возможное, чтобы не узнали! — уверенно заявил кот и, решив прервать наш спор, направился к заснеженным воротам.

Стоять накануне ночи посреди улицы смысла не было, возвращаться под мост, раз уж я согласилась на подобную авантюру и зашла так далеко, тоже не хотелось, поэтому я вдохнула поглубже и вошла в распахнутые ворота.

И оказалась в саде невероятной красоты. Деревья, накрытые сверкающим снегом, словно невесомыми паутинками, тянулись со всех сторон. Направляясь к жилью по одной из вычищенных каменных дорожек, я старалась даже случайно не коснуться присыпанных снегом веток. Будто было в этом действии нечто запретное. Наверняка какая-то магия наложена!

Тряхнула волосами, прибавила шагу. Не время сейчас об этом думать. Я настолько продрогла в метели, что никакие защитные чары бы не помогли. Пытаясь хоть как-то согреть руки, стала на ходу их растирать.

Вскоре догнала Оливера, который замер у одной из дверей дома. Ей, похоже, пользовались слуги, очень уж неприметной она была.

— Боюсь, мне там не особо обрадуются. Так что приду к тебе, как окажешься на месте. Удачи, Марья!

И этот прохвост почти мгновенно исчез за деревьями, оставив меня одну. Впрочем, где ведьма не пропадала?

Решив не сдаваться и во что бы то ни стало получить и работу, и кров, открыла дверь и оказалась в небольшом помещении. В нем сидело еще с десяток девушек. Молчаливые, нелюдимые, поголовно одетые в форму магов-бытовиков: темно-голубое платье и белый передник.

Я не успела даже оглядеться как следует, как дверь, ведущая в дом, распахнулась, и в комнату вошла высокая стройная женщина лет тридцати. Абсолютно черное платье, строгое и закрытое, с воротником под самое горло. Это почему-то первое, что бросилось мне в глаза. Подобную одежду носили разве что темные колдуны да ведьмы, а еще надевали на похороны. На носу же Ледяная полночь, большой праздник, а она — в черном.

Бледное лицо, щеки без румянца, пронзающие и прощупывающие черные глаза, от которых по коже шел мороз и хотелось спрятаться.

— Его светлость занят, поэтому собеседование для вас всех отменяется. Да и прислугу мы уже набрали.

Послышался разочарованный дружный вздох. Кто-то из девушек поднялся и недовольно скривился, кто-то отправился одеваться. Я так и стояла на пороге, смотря, как они уходят, переговариваясь на ходу.

Что делать? Мне-то идти некуда.

Незнакомка вопросительно посмотрела, и я решительно заявила:

— Мне нужна работа. Неужели у вас не осталось ни одного свободного места? Вам же требовались бытовые маги и домовые?

— Рекомендации есть? — спокойно спросила она, не сводя с меня глаз.

Покачала головой. Представляю, что бы написал мой бывший начальник, рога которого не выведет ни одно известное зелье. Обойдусь без его помощи.

— В доме будет много гостей, планируется грандиозный праздник, — все тем же строгим голосом сказала женщина, гордо вздернув подбородок. — У нас есть еще одно место для служанки, которая будет выполнять самые разные поручения. Если готовы его занять…

Я сжала кулаки и уточнила, о каких обязанностях идет речь, какова оплата, и согласилась на это предложение. В конце концов, быть на побегушках мне не впервой, а шанс задержаться здесь очень велик. Да и других вариантов не имелось.

Незнакомка щелкнула пальцами — и передо мной появился свиток с договором о найме. Читала его внимательно, не желая ничего упустить, и только после подписала.

— Меня зовут Беатрис. Я — экономка в доме наследника рода Кощеевых, — наконец представилась она, и сердце ушло в пятки.

Убью Оливера! Знатный дом, говорил, богатый… А про то, чей он, ни словом не обмолвился! И я, главное, не задумалась, что он у реки еще на меня чары зачем-то наложил, не расспросила. Знал же наверняка, не пропустит защита Кощеевых в свои владения ведьму из рода Яг, в статую ледяную обратит.

Да и никто в моем роду никогда не нанимался служанкой к этому семейству! Враждовали мы с давних пор. И пусть никто причин вражды не помнит, канули они во тьму, что за огненной рекой, да только до сих пор стараемся не пересекаться.

Но какой выбор оставался мне? Я как представлю, что снова придется возвращаться на мороз, так и даже сама встреча с наследником Кощея не кажется уже столь страшной.

— Идемте. Я покажу вашу комнату. Подъем ранний, список обязанностей оглашу после завтрака.

Беатрис, старательно не замечая моего замешательства, распахнула двери, ведущие внутрь дома, и вышла в коридор. В таких домах обычно шаги эхом отдаются от пола, но под ногами оказался темно-синий ковер, который приглушал звуки. Стены белые, поблескивающие в свете магических светлячков, словно сделанные из снега. Я даже не удержалась и украдкой их потрогала, но под рукой оказался камень.

Некоторое время мы петляли по коридорам, поднимаясь на третий этаж, а затем остановились у неприметной двери.

— Единственное свободное место — чердак. Там, конечно, пыльно и грязно, но вам, как опытному магу-бытовику, не составит труда навести порядок, — заявила Беатрис и с прямой спиной, словно проглотила палку, гордо пошла обратно.

Нет, ну и порядки тут! Возмущенно уставилась ей в след, и от моих искр магии потухли ближайшие светильники, погрузив коридор в полумрак.

Мысленно прокляла Оливера, с тоской посмотрела на ступеньки, ведущие наверх, и стала подниматься.

Чердак, к слову заметить, оказался небольшим, но вполне теплым и уютным. Видимо, располагался на верху одной из башен.

Окон не имелось, но двустворчатая дверь наполовину была застеклена. Первое, что я сделала, наложила на нее три вида заклятий: защитное, восстанавливающее былой вид и очищающее. Полюбовалась на белые створки, расписанные синим узором, запустила магических огней побольше, огляделась.

Когда-то тут, действительно, жили. Об этом говорила кровать и два сундука, покрытые пылью. Совсем рядом с ними расположился стол с двумя стульями, а у противоположной стены — огромный камин, из которого золу век не выгребали.

В закутке имелась небольшая ванная комната с горячей водой, и я обрадовалась еще больше.

Магия, которую использовали бытовики, мне, конечно, была неподвластна, но чары и ведьминские подойдут. Главное, родовую магию не призывать, а с этим я точно справлюсь.

Я приподняла ладонь, дунула, и по комнате закружился маленький вихрь, собирая пыль и мусор. Распахнула щелчком двери, позволила ветру унести его в предназначенное для него место.

Следующее, что сделала — призвала воду и тряпки, зашептав слова заветные, чтобы откликнулась нужная сила. Ворожить пришлось долго, глаза начали слипаться, и я с трудом удержалась, чтобы не уплыть в сон.

Наконец чердак засиял чистотой, и я удивленно рассмотрела выбеленные стены все с теми же неизменными узорами, белоснежный пушистый ковер и легкий балдахин над кроватью. В камине весело потрескивали дрова, огонь бросал причудливые блики на стены. Вполне уютно и жить можно! Особенно, если про мост вспомнить…

Я быстро вымылась и забралась под теплое одеяло, проваливаясь в сон. Может, и хорошо даже, что я попала в дом наследника Кощея. Уж тут меня точно стражи искать не будут. Главное, чтобы не случилось беды, не сталкиваться с самим новоявленным Кощеем. Но в таком огромном доме это ничего не стоит.

 

Влад Кощеев.

«Маара вырвалась из Навьего царства».

Записка Финиста, которую я только что получил, запрягая лошадей в сани, была краткой, да и что он мог добавить? Я и сам все знал. Тяжело удержать дверь в Поднебесье запертой, если ты один. И на земле тоже непросто. Но мы не выбираем свою судьбу, можем лишь за ней следовать и принимать решения, которые ее изменят.

Дело, конечно, скверное. Маара просто так не отступится, давно на мой род зуб точит, а значит… Надо укреплять защиту, быть осторожным и… больше не ругаться с дедом, рьяно подбирающим мне невест.

— У нас неприятности, — заметил Оливер.

— И как ты догадался? — потрепал я кота, лучшего моего друга, по макушке.

— Да по твоей унылой физиономии, Кощеев. Что стряслось-то?

Коротко рассказал, параллельно действуя силой и набрасывая на сани нужные заклинания.

— Жениться тебе надо.

— Вы с дедом сговорились, что ли?

— Легче ведь станет, Влад, сам знаешь. Опора будет, поддержка, силы черпать станешь больше. Да и сердце твое перестанет быть таким ледяным.

— Лишу сливок и колбасы на неделю, — пообещал я.

Кот вздыбился, недовольно ударил хвостом о сиденье, где расположился.

— Вот и делай тебе добро!

Я хмыкнул, подхватил поводья, и через мгновение кони рывком поднялись в небо.

Ночь была неспокойной, беда шла за мной по пятам, и я выпустил силу, разбросал метели, чтобы получить от полета пьянящее чувство свободы и привести мысли в порядок.

Я несся сквозь морозную тьму зимней ночи, подхватываемый магией и ветрами, даже не смотрел вниз на проносящиеся заснеженные равнины и леса, пока не показался город.

Надо торопиться! Завтра начнут съезжаться гости, а мне еще защиту дома усиливать. Как же все это не вовремя!

В грудь ударил порыв ледяного ветра, разрушил все щиты, и сердце вдруг обожгло огнем.

Нападение? Я резко оглянулся по сторонам, пытаясь понять, кто стал самоубийцей, потому что напасть на меня мог только он. Но рядом никого не было, а огонь в сердце вспыхнул снова. Мгновенно лишил возможности думать, нормально дышать, видеть весь мир. Он тонул в метели, и где-то там, за ее вихрями, находилась… она.

Моя суженая.

Боги Небесные! Да кто бы раньше сказал, что это случится вот так внезапно! Как будто среди зимы ударила весна, обожгла до дна души, обнажила и оголила все чувства и эмоции, заставив терять контроль. Я бы хотя бы был готов…

Вот что я думаю? К чему готов? К свалившейся на меня истинной паре? Да она сбежит, едва узнает, кто я!

Вдох. Выдох.

Мир все еще тонул в белизне. Тревожно заржали кони. И только тогда я очнулся и увидел, что передо мной расстилается лес, который продолжает расти.

Взмах рукой — и он стал хрустальным, не живым вовсе.

Хм… И откуда эта чаща взялась посреди улицы шумного города?

— Оливер, мне кажется, или тут кто-то из рода Яг побывал?

Я оглянулся и обнаружил, что кота на месте нет.

Только этого мне не хватало! И куда вот этот прохвост делся? Неужели выпал из саней, а я не услышал? Так вроде не первый раз так мчусь.

Огляделся, но кота, естественно, поблизости не обнаружил. Придется отправлять магов на поиски. Надеюсь, с ним все в порядке.

Сердце вновь обожгло огнем, в глазах потемнело, и я с трудом выдохнул. Воздуха будто по-прежнему не хватало. Даже мысли о коте не отвлекли от ощущения присутствия суженой.

Я направил коней к дому, с трудом сдерживаясь от одного-единственного желания: вернутся и стиснуть в своих объятиях суженую, заглянуть в ее глаза, увидеть так необходимый, словно воздух, отклик…

Бездна непроглядная! Да с этим чувством никакое проклятье не сравнится. Там хоть выжить можно, средство найти и избавиться, а тут… Весь как на ладони, с огненным ураганом внутри. Непривычным. Незнакомым.

А ведь дед всю свою жизнь учил меня сдерживать чувства. Да толку-то сейчас?

Когда показался особняк, я все же смог взять себя в руки. Навстречу выбежала Беатрис, я отдал распоряжения по поводу приезда гостей, коротко обсудил с ней вопросы, требующие моего внимания, и отправился на конюшню распрягать лошадей.

Через полчаса взметнулся во всполохе метели, выпуская силу, поднимаясь повыше, и принялся выплетать особо сильные, защитные заклинания рода Кощеевых. А как только справился, бросился туда, куда так отчаянно рвалось мое сердце — к суженой. Поймал слабый отголосок ее силы, озадаченно постоял на крыше, а потом… ничего. Сколько я не пытался разобраться, след исчез.

Сощурился, стоя на самом краю, вглядываясь в бушующую метель. Кто-то выглянул в окно, увидел мою фигуру на крыше, вытаращил глаза и испуганно отгородился шторой.

Я покосился на обломки леса и решительно направился в отделение стражи. Если здесь замешан кто-то из рода Яг, то есть шанс заключить с колдуньей сделку, заручиться ее помощью. Да, наш род Кощеевых с родом Яг враждует с давних пор, но ради суженой я готов переступить через проклятую гордость. Лишь бы найти, не потерять…

Но и эта надежда растаяла, как морозная дымка. Девчонку из рода Яг, проклявшую своего начальника, стражам найти не удалось. Скрылась она, словно сквозь землю провалилась… И мой кот им на глаза не попадался.

Нет, я знал, что Оливер не пропадет, но все равно волновался. Начальник стражи заверил, что кота будут искать. Про суженую я ему ничего не сказал. Как он ее разыщет? Я даже не видел, как она выглядит! Чую ее лишь сердцем.

Из отделения стражей я выбрался уже под утро. В руки упала записка от деда, который решил заявиться в гости. И не смущает его, что накануне виделись уже, мол соскучился. Ну-ну! И кого пытается обмануть?

Чувствую, этот отбор с невестами будет очень непростым.

 

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям