0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Тайны погорелого театра » Отрывок из книги «Тайны погорелого театра»

Отрывок из книги «Тайны погорелого театра»

Автор: Чернявская Юлия

Исключительными правами на произведение «Тайны погорелого театра» обладает автор — Чернявская Юлия Copyright © Чернявская Юлия

– Благодарим вас, мисс Совендел. Спасибо большое, мисс Селена. Здоровья вам и удачи, – последние зрители, пришедшие за автографами, разобрав подписанные программки, поспешили покинуть гримерную примы.

Актриса убрала зачарованное перо в футляр, после чего позволила себе устало откинуться на спинку кресла. Как же она устала! Наверное, давно не играла так, как сегодня. И не сыграет. Игра выматывала ее. А надо еще найти в себе силы на то, чтобы покинуть театр, не выдав свою слабость.

– Все, госпожа, – ее служанка закрыла дверь, после чего поставила на столик чашечку чая с веточкой мяты. – Зрители расходятся.

– Наконец-то, – Селена взяла в руки чашку и сделала глоток. – Глория, ты даже не представляешь, как я сегодня устала. Но это того стоило. Нас еще нигде не принимали так тепло, как в этом городе. Мне даже немного жаль расставаться с такими благодарными зрителями.

– Осталось немного, госпожа, – успокоила ее девушка. – Сейчас я помогу вам переодеться, и вы вернетесь в гостиницу. Я заранее распорядилась насчет ужина и ванной. Все как вы любите: мясная запеканка, салат, на гарнир брокколи, фрукты. Завтра вас никто не будет беспокоить. Вечером состоится формальная репетиция с массовкой.

За окном тихо засвистела какая-то птичка. Селена повернула голову и прислушалась.

– Хорошо, – актриса слабо улыбнулась. – Будь добра, сходи, распорядись, чтобы мне подали экипаж к черному ходу. Чувствую, что дойти до парадного и прошествовать мимо оставшихся зрителей и репортеров мне будет тяжело. Кажется, я еще никогда не играла так, как сегодня. Вот, я даже начала заговариваться.

Девушка поспешила выполнить распоряжение актрисы. Селена проследила, как она выходит из комнатки, после чего вернулась к чаепитию.

Тихий скрип двери отвлек ее от содержимого чашки. На пороге возникла фигура, закутанная в темный плащ, с глубоко надвинутым на лицо капюшоном.

 

– Госпожа, – девушка заметалась по маленькой комнатке, зачем-то заглянула в шкаф и большой сундук с реквизитом и платьями, – мисс Селена.

Но в комнате было пусто. Лишь догорала оставленная на столике свеча. После спектакля актриса не любила яркое освещение, и на этот раз гримерную освещали две свечи. Но одна погасла. Окно распахнулось, наверное, от порыва ветра. Чашка, из которой актриса пила чай, лежала разбитой на полу, вокруг растеклась маленькая лужица. А на ковре отчетливо отпечатался след от мужского ботинка.

Поняв, что актрисы в помещении нет, служанка покинула и его и принялась изучать все попадающиеся на пути комнаты, заодно спрашивая у встречающихся ей людей, не видели ли они мисс Совендел, или не слышали, что происходило в ее гримерной. Но никто никого не видел и не слышал. Люди или только прибыли помогать в разборе декораций, или были на сцене, или покинули свои гримерные, привлеченные шумом, который подняла Глория. Ведущая актриса театра исчезла в неизвестном направлении.

– Она точно не собиралась никуда уходить? – требовал от девушки ответа директор театра.

– Н-нет… – пролепетала Глория. – Мисс Совендел попросила договориться с извозчиком, чтобы он перегнал ее повозку к служебному входу, потому что он ближе, а она очень устала после спектакля. Я ушла, а когда вернулась, ее не было.

А она не могла передумать? Думай, демонова кукла, – мужчина начал трясти бедную служанку, но та только мотала головой.

– Оставьте девушку, Иероним, – вступился за нее режиссер. – Даже если вы вытрясете из нее душу, Селена тут не появится.

Директор отпустил бедняжку, и служанка ведущей актрисы отступила под защиту других актеров.

– Но куда она могла деться? – воскликнул директор театра, и сам уже начал изучать гримерную, потом подошел к приоткрытому окну и зачем-то выглянул наружу, но там ничего не было, кроме плотно утоптанной земли.

– Возможно, кто-то предложил ей свою помощь, и, пока Глория ходила за экипажем, мисс Совендел согласилась. Раз она очень устала, то не стала никого ждать, а предупредить не подумала. Вы же знаете Селену, – вновь взял слово режиссер. – Уверен, она могла благополучно вернуться в номер и лечь спать. Стоит подождать до завтра, а потом, если к полудню мисс Совендел не появится, обратимся в полицию. Когда она выходила со своим помощником, сквозняк распахнул окно, заду свечу и сбросил чашку с подоконника на пол. А след оставил тот, кто помог Селене выйти.

Доводы режиссера признали логичными. Селена славилась тем, что меняла свои решения почти мгновенно, не всегда успевая уведомить об изменениях. Как к актрисе, к ней не было никаких нареканий. Она отдавалась роли так, словно ничего важнее в ее жизни не было. Потому так быстро и смогла пробиться в примы. И теперь перед руководством стояла задача, успеть переставить состав, чтобы отыграть оставшиеся спектакли, если их звезда все-таки исчезла. Хотя, все хотели надеяться на лучшее.

– Ты уже придумал, что будем делать, если вдруг…

– Если Селена не найдется? – понял то, что не договорил директор театра режиссер. – У меня этот вариант продуман уже давно, на тот случай, если она по какой-то причине не сможет выступать. В одном спектакле ее заменит Тереза, в другом Аманда. Завтра проведу репетицию, если она не появится, вызову девочек и прогоним полностью спектакли. Буду менять их, чтобы успели освоиться с этими ролями. А в столице к твоим услугам Патрисия. Ты сам знаешь, на что она способна. Уже не раз все видел.

– Но Клодт, ты уверен, что они справятся? – Иероним прошелся по небольшому помещению выделенного ему кабинета. – Ведь она – прима, а они?

О том, что у режиссера была на примете еще одна актриса, директор даже не стал слушать. И так не раз обсуждали этот вопрос. Так что нет смысла возвращаться к нему. Тем более, Патрисия там, а они здесь.

– Они на втором плане только потому, – нахмурился режиссер, – что ты изо всех сил тащил именно мисс Совендел. Я не удивлюсь, если она сама от тебя сбежала. Ты загнал бедняжку настолько, что от нее скоро одна тень останется.

Руководитель театра покачал головой, но промолчал. Потом вздохнул.

– Ладно, прогони с девочками их новые роли. Ну и с теми, кто вместо них будет. И все равно я надеюсь, что Селена просто вернулась в отель, и с ней ничего не случилось.

Режиссер только кивнул, после чего вышел из кабинета. Надо предупредить труппу, что завтра будет репетиция в полном составе, но роли у женщин изменятся. Обе девушки прекрасно справятся, все-таки он не раз репетировал с ними, мало ли Селена заболеет или решит уйти из театра, а первый раз играть ведущую партию в маленьком городке не так страшно, как в столице. К тому же они уже видели, что принимают их тепло, а если и есть какие-то огрехи, то закрывают глаза, а то и вовсе не замечают. Да, исчезновение мисс Совендел, если она действительно исчезла, пойдет театру на пользу.

 

Утро не задалось с самого начала. Это Грегор Вилкинс понял, едва подошел к участку. Начать с того, что рядом со зданием стояло несколько человек из театральной обслуги. Они с нетерпением смотрели на вход, словно чего-то ждали. Поборов желание развернуться и отправиться к черному ходу, капитан уверенно направился к крыльцу. Ну что могло произойти? Самое страшное – их вор-гастролер влез в номер к театралам. Неприятно, но есть шансы найти дополнительные улики.

Уверенным шагом он прошел мимо приезжих из столицы и скрылся в отделении.

– Грегор, там к вам люди пришли, – обрадовал его из-за своего стола Эстебан.

– Угу, я уже понял, – буркнул капитан, проходя дальше.

– И у них там что-то совсем страшное случилось, – вслед сообщил вечный дежурный по участку. – То ли похищение, то ли убийство.

– Вот только этого нам не хватало, – вздохнул мужчина, после чего направился к лестнице. – Ну что еще могло случиться? Передрались, отмечая первое успешное выступление, и кто-то кого-то ножом пырнул на радостях? А кто-то после этого от греха подальше сбежал? Мало нам вора, еще и театралы.

В кабинете отдела посетителей было немного. Равно как и сотрудников. Да и не собирались они в это время полным составом. Обычное время совещаний приходилось на вечер, когда обменивались полученной информацией и распределяли работу на следующий день. И то в случаях, когда надо было действовать активно и оперативно. Как с этим вором. И то уже все, что могли, изучили и исследовали, а толку никакого.

– Доброе утро, – хмуро приветствовал он наличных подчиненных. Собственно, было их немного. Саманта изучала за столом что-то, видимо, связанное с новым делом. Рой внимательно выслушивал посетителей. Камилла старательно конспектировала показания. С другой стороны устроился Тимоти, тоже внимательно слушая и делая свои пометки.

– Доброе утро, – хмуро откликнулся Рой. Остальные только кивнули.

– Что произошло? – осведомился глава отдела, проходя на свое рабочее место. Точнее, место, которое являлось рабочим, если невозможно было разрешит ситуацию на месте. Судя по всему, нынешнее обращение относилось как раз к тем, когда будет много работы не только на месте преступления.

– Мы сами толком не знаем, – произнес один из присутствующих мужчин. – Дело в том, что вчера пропала наша актриса, исполнительница главной роли в обоих спектаклях, Селена Совендел.

– И как это произошло? – настроение Грегора, и так не самое лучшее, потому что вора все еще не поймали, о чем он успел предупредить секретаря мэра, специально перехватив ее по пути к участку, а также намекнув, что ее частые визиты негативно сказываются на работе полиции. Теперь им предстоит искать какую-то актрисульку. Нет, играет она великолепно, в этом они накануне убедились. Вот только где гарантии, что взбалмошная дива просто не передумала и не покинула Бриджвилль, забыв уведомить об этом своих работодателей. Мало ли что бывает. Матрас в гостинице жесткий, слуги косо посмотрели, аплодисментов не хватило после спектакля. Или просто так захотелось.

– Собственно, мы и сами толком не знаем. Служанка мисс Совендел, Глория, вышла из гримерной по ее распоряжению. Когда девушка вернулась, внутри никого не было. Мы решили подождать до утра. Может, кто-то из поклонников предложил Селене подвезти ее до отеля, но утром нам сказали, что она не вернулась ночевать.

– Понятно, – вновь вздохнул Грегор.

Рой посмотрел на непосредственное начальство, и чуть заметно скривился. Вряд ли посетители поняли, что означала его гримаса, но для Вилкинса это был лучший знак – дело не самое лучшее. Возможно, придется отправлять курьера в столицу. Не хотелось бы. Но, если мисс Совендел не сбежала из города, а найти ее своими силами не выйдет, придется вызывать помощь.

– Не буду вас задерживать, господа, – обратился к театралам эксперт. – Мы немедленно приступаем к делу.

– Благодарим вас, – оба мужчины поднялись и двинулись к двери.

– Не забудьте сообщить нам, если мисс Совендел все-таки вернется сама, – вслед им произнес Рой.

– Да, да, конечно, – оба работника искусства поспешили покинуть кабинет. Надо было готовиться к спектаклю и тасовать состав, если Селена все-таки пропала.

Грегор взял у Камиллы записи и принялся их изучать. Собственно, ничего особо нового там не было. Рой более основательно выяснил, где находились оба мужчины в тот момент, когда исчезла их прима, кто был рядом, кто мог знать о планах актрисы, ну и не было ли подобных ситуаций ранее. Ничего подобного не случалось, оба театрала находились в предоставленных им помещениях одни, а о своих планах Селена имела привычку сообщать заранее, являя редкий пример ответственности для театральной среды.

– Что скажете? – изучив записи, обратился капитан к подчиненным.

– Я пока ничего, – Саманта отложила в сторону шарфик. – Все-таки я криминалист, а не служебная собака. След взять не смогу. Да и мало кто сможет. Вчера возле театра была такая толпа, что животное только мучить.

Тимоти и Камилла только пожали плечами. Им сказать было нечего. Одна – стажер, для другого слишком мало информации.

– Сложно что-то так с ходу сказать, – Рой постучал пальцами по столу, выбивая мотив заглавной мелодии вчерашнего спектакля. – Надо общаться с людьми. Пока ясно одно. Мисс Совендел и ее служанка были одни в гримерной. Окно оставалось открыто. На улице темно. Именно та сторона парка, куда выходят окна, практически не освещена. Так что могло быть все, что угодно: побег, похищение, убийство.

– На что предлагаешь делать упор? – посмотрел Грегор на своего эксперта. – По какой статье поведем дело? Убийство или похищение?

Камилла с удивлением переводила взгляд с капитана полиции на следователя. Ситуация была странной. Насколько девушка знала, руководство редко спрашивает мнение у подчиненных. Обычно оно само принимает решение, а после раздает соответственные указания.

– Убийство, – не размышляя, ответил Рой. – За него наказание куда серьезнее. Очень надеюсь, что виновный быстро найдется и сознается. В противном случае я решу, что приму украл наш вор-гастролер. Сами будем отрабатывать обе версии.

– Никогда не слышала, чтобы воры крали людей, – фыркнула Саманта.

– Все когда-то бывает впервые, – философски заметил эксперт.

Спорить с его последней фразой не стал никто. Действительно, в деле следствия случается всякое. Зачастую самый абсурдный вариант и оказывается верным.

– Значит, поступим так, – принялся распоряжаться Грегор, – Рой и Саманта отправляются в театр. Осмотрят гримерную, коридоры и все, что можно за окном. Тимоти, у тебя хорошие связи в отеле, расспроси слуг. Может, они что-то знают, но не хотят делиться с посторонними. Я к руководству. Ками за главного. Всем, кто приходит, передаешь мое распоряжение – ждать меня или Роя, кто быстрее вернется.

– Думаешь, Амберозис будет тебя долго терпеть? – приподнял бровь Рой.

– Думаю, с него станется потащить меня на доклад к мэру, – покачал головой Грегор. – И теперь посещать нас милая Сьюзи будет уже по его распоряжению, а не ради лишней встречи с ненаглядным Джонатаном.

– Поженились бы уже, – фыркнула Саманта, закрывая выездной саквояж. – Я готова.

Следователь взял чемоданчик, и они покинули кабинет. Грегор еще раз изучил записи Камиллы, а Тимоти быстро распихивал по карманам запасные блокноты, карандаши и сверток бланков для записи показаний, если вдруг кто-то окажется свидетелем произошедшего и согласится сразу на официальную запись, а не простые частные заметки. Планшет он на такие беседы не брал, слишком уж официально это выглядело и не сочеталось с его внешностью. Оставив девушку скучать в одиночестве, или строить предположения одни фантастичнее других, мужчины тоже покинули кабинет.

Девушка только с грустью проследила, как закрылась дверь. Обидно. Да, она стажер, но это не значит, что ее надо оставлять в кабинете протирать стул и перекладывать бумажки с одной стороны стола на другую. Обычно стажеров везде водят с собой, чтобы они набирались опыта. Понятно, что сейчас в кабинете должен остаться хоть кто-то, на случай, если произойдет еще что-то. Все-таки в городе много приезжих, может случиться, что угодно. Не на Эстебана же их оставлять. Все, что он сможет – предложить подождать и угостить кофе с пончиками. И почему многие полицейские так любят именно этот вид выпечки? Ведь есть вещи много вкуснее, чем зажаренное в большом количестве масла, посыпанное пудрой тесто.

За такими мыслями девушка проходила по кабинету минут двадцать. Потом поставила чайник, приготовила себе чай и устроилась за своим столом с бумагами. Может, она стажер, но есть вещи, которые можно сделать в кабинете. Например, достать карту города и переданный им на прошлой неделе план театра с учетом внесенных исправлений. Ведь эти вещи непременно понадобятся. Потом можно будет прикинуть, кому из труппы исчезновение актрисы не выгодно, ведь ее коллеги будут работать от обратного и трясти всех подряд. А ведь тем же актерам массовки, если у них не было личных конфликтов, пропажа Селены Совендел ничего не принесет. Мужские роли останутся без изменений. Зато среди женского состава много тех, кому выгодна пропажа примы. Ведь сразу происходит активное продвижение наверх.

Набросав небольшую схему, девушка отложила в сторону листок. Что касается актерского состава, с ним все более или менее ясно. Куда интереснее рассматривать взаимоотношения актрисы с остальными служащими театра. Там возможны любые ситуации. Ведь всегда возникают различные споры с костюмерами, гримерами, да даже с осветителями и отвечающими за звук работниками. А если кто-то из работников решит вступиться за другого… Камилла скептически посмотрела на первую свою запись, потом порвала ее на мелкие клочки. Где гарантия, что один из актеров массовки не состоит в отношениях с актрисой второго плана, и таким образом решил проложить возлюбленной путь наверх?

 

На этот раз помещения театра были пусты. Толпы зрителей не осаждали двери гримерных в надежде получить автограф. Служители не метались по коридорам. Да и актеры еще не пришли на внеплановую репетицию.

– Думаешь, что-нибудь получится? – скептически осведомился Рой.

– Не знаю, – женщина расставила необходимые для снятия аур предметы на некотором расстоянии от двери, потом покосилась на напарника. – И вообще, тебе пространство под окнами осмотреть надо. Так что не торчи тут столбом, создавая лишние помехи.

Полицейский только хмыкнул, но отошел почти в конец коридора.

Саманта произнесла несколько слов, после чего активировала кристаллы и амулеты. Некоторое время ничего не происходило, затем в помещении стало немного темнее, светильники на стенах загорелись еще ярче, но этого света не хватало, чтобы разогнать сгустившиеся тени. К слову о тенях, некоторые из них пытались принять какие-то очертания, но потом снова расплывались, сливаясь в общую темную массу.

– Нет, не получается, – после повторной попытки вздохнула следователь. – Слишком много тут народу было. Считыватель просто не знает, за что ухватиться.

– Ладно, – Рой попытался скрыть разочарование, но не слишком удачно. – Попробуем гримерную. Там хотя бы поклонников было меньше, и служители театра туда-сюда не носились, создавая лишнюю толпу.

Саманта только кивнула, и принялась собирать свое хрупкое оборудование, за порчу которого голову будет отрывать лично мэр, поскольку стоило все безумных для города денег. Потом криминалист расставила все уже в помещении, которое можно было охватить полностью. Рой отошел к окну. Там он с одной стороны не мешался, с другой мог приступить к осмотру помещения.

Пока эксперт изучал окно и ту часть стены, которую можно было разглядеть, не опасаясь вывалиться наружу, его коллега снимала ауры уже с помещения. Краем глаза он видел, что происходило. Но когда Саманта довольно что-то прошептала и запустила процесс для записи на кристалл, обернулся. Ну да, просто так актриса не пропала, ей явно помогли в этом нелегком деле. Жаль, что город находится далеко от границы, стен давно нет, разве что их останки в стороне от наезженных дорог.

– Хотелось бы мне, чтобы у нас были ворота, а на воротах стояла стража, и после заката никого не впускали и не выпускали, – словно прочитав его мысли, пробормотала женщина. – Так бы можно было перекрыть все ворота. Хотя, Селена пропала вечером, а сообщили только утром. За это время можно до границы доехать, если кони хорошие.

– А работники театра могли бы быть умнее, и сразу направиться в полицию, – хмыкнул Рой. – Спасибо, тут удалось все снять и зафиксировать.

– Их можно понять, – вступилась за театралов Саманта. – Возможно, мисс Совенделл уже отвечала на приглашение в ресторан или еще куда-то после спектакля. Вот и решили, что она может вернуться позже, или утром.

– Судя по тому, что мы увидели, она вообще не вернется. Во всяком случае, в ближайшее время.

– Можно попробовать пообщаться с извозчиками, но я сомневаюсь, что к ним кто-то обращался, – согласилась криминалист. – Но кто мешает по пути в участок зайти.

Рой только пожал плечами, после чего вернулся к своей части работы. Но подоконник был чист. Он рассматривал его и под лупой, и прибегнув к ряду способностей, которые не афишировал – ничего. Разве что следы от тряпки, которой его вытирали перед приходом актрисы. Даже следов от ваз с цветами не обнаружилось. Хотя, цветов в первый день было не очень много – из-за жаркой погоды, стоявшей три недели, их не успели доставить в город в нужном объеме, а свои пока только начинали цвести.

Пока Саманта собирала оборудование, эксперт вышел из театра и обошел здание. Но изучение почвы ни к чему не привело. Никаких следов. Да и что они хотели от высохшей до трещин земли? Пыль давно сдуло, дождя не было, а на камнях никаких следов не различить. Попытка применить амулеты тоже ни к чему не привела. У похитителя был экранирующий артефакт или что-то типа него. Было похоже, что театр неизвестный похититель и мисс Совендел покидали через один из выходов. Но выяснить, через какой, как показала практика, было невозможно. Слишком много людей прошлось по коридорам, чтобы можно было выделить хотя бы ауру актрисы.

По пути в участок следователи заглянули на станцию. Но их сомнения только подтвердились. Никто не обращался вчера, чтобы заказать экипаж на вечер. Проще сказать, что никто экипажей не заказывал вообще. Местные жители явно никуда не собирались, жители соседних городов обращались на свои станции, а приезжие планировали еще какое-то время провести в городе.

Выслушав ответы, Рой только поморщился. Исчезновение актрисы отягчалось тем, что было неизвестно, как она покинула город. И покинула ли вообще. И об этом им в скором времени предстояло докладывать Грегору. В лучшем случае. В худшем их будет вызывать на ковер в своем кабинете Джонатан Амберозис. А в кресле в углу, прикрываясь фикусом вместо ширмы, расположится мэр.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям