0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Темное наследие » Отрывок из книги «Темное наследие»

Отрывок из книги «Темное наследие»

Автор: Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Исключительными правами на произведение «Темное наследие» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Война… Она бывает разной.

Иногда мы ведем бой сами с собой, выбирая жизненный путь. Чаще воюем друг с другом, послушные чужой воле, отстаивая чьи-то идеалы. Но страшнее всего бой со скрытым врагом. С тем, кто явился из другой галактики.

Что за мысли бродят в его голове? Какие обычаи считаются для него нормой?

Когда в глобальную сеть просочилась расшифровка древнего пророчества, многие сочли это информационным вбросом, но были и те, кто принял его на веру. Время шло и о предсказании успели подзабыть. Но… сто лет спустя мир охватила страшная болезнь, уничтожившая три четверти населения. Люди надеялись победить вирус, но смогли лишь замедлить его распространение.

Под влиянием климатических и геотермальных изменений человечество стало искать новые планеты для жизни. Люди рассылали зонды по всей галактике, исследовали просторы космоса. Пока однажды вместо приглашения в гости не получили первый сигнал о помощи. Одной далекой планете грозило столкновение с кометой, и ее жители также искали новый дом.

После многочисленных сеансов связи удалось установить, что инопланетяне способны помочь решить проблемы землян, если последние в свою очередь готовы их приютить. В рекордные сроки ученые с обеих сторон разработали и согласовали план срочной эвакуации ликанов. Именно так называла себя новая раса. Люди с нетерпением ждали прибытия «зеленых человечков», не подозревая, насколько это изменит их жизнь.

Родная планета ликанов погибла – сгорела от соприкосновения с магмой, вырвавшейся из недр при столкновении с небесным странником. Это произошло практически на глазах иномирцев, вскоре после того, как космический шаттл взял курс на Землю.

В благодарность за спасение и приют ликаны делились с землянами знаниями и навыками. Они предоставили лекарство от непобедимой болезни. Ассимиляция пришельцев шла полным ходом, пока не вскрылся один нюанс… При внешнем сходстве с людьми ликаны совершенно отличались от нас физиологически. Они были перевертышами.

Внутри каждого из них жил зверь, и он рвался на волю. В начале иномиряне перевоплощались только ночью, чтобы как можно дольше скрывать свой секрет. Но рано или поздно все тайное становится явным.

Начались первые столкновения.

Отыскав древние легенды, в которых описывались средства борьбы с перевертышами, люди пустили в ход серебро. В результате травмпункты заполонили покусанные, поскольку ликанов не брали даже свинцовые пули – слишком плотной была кожа во второй ипостаси. Тогда люди совершили свою главную ошибку – они применили биологическое оружие…

Теперь уже никто не вспомнит, чей это был приказ. А может летчики просто ошиблись. Но они распылили оружие, не прошедшее даже предварительного испытания, над одним из крупных городов, где несколько дней не затихали уличные столкновения.

Распыленное вещество повлияло на ликанов на клеточном уровне, изменив их геном. Обезумевшие иномиряне стали нападать друг на друга и на людей, заражая и их. Изменения происходили настолько быстро, что их не успели локализовать. Все, кто попал под действие биологического оружия, стали превращаться в безмозглых тварей с одним единственным желанием – жрать! Они уничтожали все живое на своем пути.

Военные проводили экстренную эвакуацию, выставляли заслоны, но зараза распространялась все дальше. Вскоре красоты мира превратились в бесплодные пустыни.

Единственным спасением людей и ликанов стали подземные военные базы и убежища для глав государств. Им пришлось объединиться против единого врага и заключить шаткий мир. Со временем мы стали возводить подводные города, благо на дно морское зараза не спустилась. Казалось бы, совместная жизнь с пришельцами стала налаживаться, но не всех устраивало это шаткое перемирие…

 

Коронат

Эта вылазка была намного тяжелее предыдущих. В результате мы потеряли троих бойцов. А ведь они входили в элитный спецотряд по борьбе с мутантами – ЭСБМ, – как называло нас правительство. Правда, в последнее время мы больше походили на палачей-смертников. Задача отряда была до банальности проста: зачистить определенный сектор. Мы даже не проверяли его на наличие разумных существ, главное – уничтожить. И все чаще на таких вылазках погибали наши бойцы, а виной всему служила передозировка алкасилом. Веществом, которое позволяло перевертышам убивать, находясь в зверином обличии, без угрозы заражения. Однако лекарство стало давать сбой, превращаясь для ликанов в рулетку.

Сменив ипостась, я с удовольствием отправился в душ. От крови и слизи мутантов нас очищали еще при входе в город на контрольно-ливневом очистительном пункте, метко прозванном в народе КЛОП. Запах дезинфектора сшибал с ног, но все равно оставалось ощущение грязи. Я понимал, что эта грязь – плод моего уставшего мозга, но ничего не мог с собой поделать.

Стоя под струями ледяной воды, я позволил себе на мгновение забыться, не желая вспоминать, кого отряд потерял на этот раз. Я не был командиром, давно отрекся от должности вожака, и все же потерю каждого собрата ощущал тупой ноющей болью в сердце. Мы помянем их вечером, когда обзаведемся новыми татуировками. Чтобы павшие собратья снова шли в бой плечом к плечу, пока узоры на коже не поблекнут.

Несмотря на холодный душ, меня все еще клонило в сон. Но стоило только прилечь на кровать, как в комнату бесцеремонно влетел Мих.

– Коронат! Плохие новости – Ирес мертв. Ему вкололи маленькую дозу, он заразился. Всех собирают в научном центре, хотят перепроверить.

– Идем, – поднявшись, я подхватил куртку и вышел в коридор. – Скольких потеряли?

– Троих. У Огния и Танка остались жена и дети, Гриф так и помер, не оставив потомства. Жаль, хорошие гены… были.

– Мих, когда ты перестанешь относиться к нам, как к материалу для опытов?

– Когда перестану быть ученым и человеком. Кор, если ты еще не заметил, не я один так отношусь к вам. И потом, ликаны не лучше. Скоро уже отметим столетний юбилей переселения вашей расы, а это разделение на виды никуда не делось. Что я могу один?

– Ничего, ты прав. На Земле мы до сих пор остаемся гостями. Проехали.

Зал, куда мы пришли, был переполнен людьми в белых спецодеждах с разноцветными знаками отличий. Возле каждого перевертыша крутилось по три-четыре специалиста. Они проверяли кровь, ткани, структуру ДНК – все, что подвергалось мутации. Кивнув нескольким знакомым, я прошел в нужную кабинку.

– Коронат, вижу, твои ребята снова на высоте!

Услышав ненавистный голос главы Уркана, я еле сдержался, чтобы не врезать ему с разворота. Этот жирный боров только и умел, что собирать лавры чужих побед и сваливать вину на тех, кто уже никогда не сможет постоять за себя. Будучи человеком, дорвавшимся до власти, он только и мог, что раздавать приказы, при том не всегда удачные. Выполняя обязанности главы нашего сектора, он вершил суд над жителями, и многие его побаивались. Во мне же он вызывал тихую ненависть.

– Глава Уркан, сегодня погибло четверо бойцов, я не считаю это поводом для радости.

– Коронат, ты слишком серьезно ко всему относишься. Вы снова одержали победу – вот о чем надо думать. Почистили сектор С72 и уничтожили одну из крупнейших тварей. Подумаешь, пара перевертышей пострадала – пустяк, по сравнению с сотней людских жизней.

– Глава, – приподняв его над полом свободной рукой, я еле сдержался, чтобы не разбить эту холеную морду о перегородку, – этот пустяк – мои братья. Впредь очень советую следить за словами.

Я почувствовал липкий страх, исходящий от Уркана, и бросил его на пол. Захотелось помыть руки. В воцарившейся тишине был слышен только хрип этого урода – видимо я слегка перестарался и пережал ему горло. Меня не волновали возможные последствия, для ликанов не существовало прошлого и будущего – мы жили настоящим. Важно только здесь и сейчас. Поймав пару одобрительных взглядов собратьев, я позволил врачам продолжить осмотр. Этот день был слишком длинным и теперь хотелось одного – поспать.

 

Кириана

Я проснулась от собственного крика. Подушка и простыня были влажными от пота. Опять кошмары, опять эти чертовы видения! Как же я надеялась, что они ушли навсегда. Целых полгода я спала спокойно, и вот опять. Дьявол!

Очень некстати раздался вызов, и я, помимо воли, выместила злость на звонившем.

– И кому не терпится пообщаться с восставшим мертвецом?

– Риа, срочно спускайся в научный центр! Отцу нужна твоя помощь.

– Малика, а ты сама не можешь ему помочь? Или маникюр еще не высох?

– Кириана, как ты смеешь так разговаривать с матерью?

– Ты мне не мать! – разозлилась я еще больше. – А с мачехой я буду говорить так, как она этого заслуживает. Скажи отцу – скоро буду.

Я отключила вызов, не дослушав гневную тираду Малики, тем более что голос у нее в эти моменты становился особенно визгливым и будто сверлил мозг. Умывшись, я взяла лабораторный халат и поперлась на помощь к отцу.

Папа мечтал, что, когда я подрасту, то стану первоклассным генным инженером, его гордостью. Увы, мои мозги были категорическим с этим не согласны. Я увлеклась разработкой оружия. Однако, благодаря познаниям и в биохимической сфере, отец иногда привлекал меня к исследованию тканей ликанов.

Лаборатория гудела словно растревоженный улей: фоновый шум от сложного оборудования сейчас заглушал галдеж неимоверного количества посетителей. Приметив знакомое лицо, я направилась к нему.

– Отец, что случилось?

– Экстренная проверка перевертышей, а у меня сотрудников на смене не хватает. Риа, пожалуйста, помоги Анабель взять анализы у бойцов. Она совсем ни черта не соображает в технике! И кто её сюда устроил?!

– Глава Уркан, кто же еще, – хмыкнула я, направляясь к девушке.

Эти сто двадцать килограммов бездарности, подхалимства и яда, щупали своими толстыми пальцами молоденького перевертыша. При том именно щупали, а не обследовали. У парня было самое разнесчастное лицо, и вся его поза говорила, что он на низком старте и вот-вот сбежит.

– Анабель, позволь узнать, что ты творишь?

– Осматриваю пациента! – гордо вскинулась лаборантка.

– Солнышко, и давно ты сканеры в пальцы встроила? – усмехнулась я. – Обследовать пациентов надо приборами.

– Тебя забыла спросить, папина дочка, – огрызнулась Анабель.

Я не стала отвечать, ведь в отличие от нее, свою должность я заслужила, а не получила по блату.

– Раз моя помощь тебе не требуется, желаю удачи. Только, пожалуйста, в графе «количество хромосом» напиши его показатели – пятьдесят две, а не свои сорок семь.

Парень прыснул в кулак и показал мне большой палец, а Анабель непонимающе хлопала ресницами. Правильно, откуда ей знать, что кариотип на сорок семь хромосом свидетельствует о генетических отклонениях.

Подмигнув симпатичному перевертышу, я развернулась, чтобы уйти, но лаборантка меня окликнула.

– Так и быть, помоги мне, если хочешь.

– Почту за честь, – усмехнулась я и, взяв в руки аппарат для выявления ключевых симптомов мутации, стала выставлять показатели.

Подготовка устройства заняла не больше минуты, но за это время ликан как-то позеленел, вспотел и начал дрожать. Предчувствуя худшее, я поднесла к нему измеритель и мгновенно получила результат: аппарат взорвался писком датчиков. Измерительная стрелка скакнула на тридцать пунктов.

 «Поздно его спасать» – промелькнула в голове мысль, но я отбросила её в сторону. Всегда есть шанс, а значит, надо постараться.

Схватив со стола шприц-пистолет, я обнаружила, что он пуст. Пришлось срочно доставать новую ампулу с лекарством. Судорожно разорвав упаковку, я пыталась аккуратно заправить ее в шприц. Ну почему? Почему, когда надо что-то сделать быстро, все валится из рук? Со всех сторон к нам уже спешили медики и охрана, но многочисленные перегородки и разделения на секции не позволяли пройти на прямую, задерживая помощь. Я уже почти подготовила шприц, когда услышала волчий рык и жалобный писк Анабель. Подняв голову, я замерла, рассматривая преобразившегося ликана. Вторая ипостась уже начала мутировать, одарив хозяина лишней парой глаз, в которых сейчас плескалось безумие.

Судорожно вздохнув, я досчитала до трех, сделала резкий кувырок в прыжке назад, одновременно ударяя монстра по челюсти. Как только ноги коснулись пола, я взяла спринтерский разгон, выбегая в коридор. Теперь тварь последует за мной. Право первой крови, как говорят у них. Монстр взревел, откинул Анабель в сторону и рваными прыжками начал преследование. Мутация еще не до конца трансформировала тело, что давало мне некоторое преимущество в скорости.

Весь персонал, как лабораторные мыши, рассыпались по сторонам, уходя с нашего пути. Я только машинально отметила их трусоватость. Мне, в отличие от них, не один раз приходилось бывать на поверхности и сражаться с мутантами, чтобы испытать новое оружие.

– Кириана! – откуда-то справа закричал отец.

Я проигнорировала его, стараясь увести мутанта подальше от людей. Черт, как на зло оставила всё оружие в каморке. Дура! Думала, не понадобится.

Поскользнувшись на чём-то, я красиво полетела вперед, рискуя расшибить голову о быстро приближающуюся стену. Признаться честно, эта перспектива была куда приятнее, чем быть сожранной заживо.

Сгруппировавшись, я развернулась и влетела в преграду плечом, однако этот ракурс оказался ничуть не лучше, поскольку принес понимание: я не успею увернуться от когтей монстра.

Прежде, чем я успела попрощаться с жизнью, мимо метнулась черная тень, и в следующее мгновение, сбив с ног монстра, разорвала ему глотку. Перед тем, как потерять сознание, я успела увидеть глаза моего спасителя – черная ночь в ободке холодной стали…

 

Кириана

Все было в огне.

Мир горел, а, казалось, что сгораю я сама… Я видела планету со стороны и, в то же время, сама была Землей, ощущая каждого. От поступи мутантов адская боль снедала тело, не давая дышать. На поверхности планеты не осталось девственной земли. Все было орошено черной кровью.

Само наличие мутантов было отвратительно, оно противоречило ее природе. Но она терпела… Я терпела и ждала, когда родится дитя, способное все изменить…

Время пришло.

Как и в предыдущие дни, я проснулась от собственного крика. Кошмар повторялся с завидной регулярностью, не давая покоя, мешая спать, раздражая своей навязчивостью. Выругавшись, я попыталась встать, но тело одеревенело, а движение отозвалось тупой болью в висках. Коснувшись затылка, я нащупала бинт и крупную шишку. В памяти совершенно не сохранился момент, когда я успела приложиться головой.

– Чтоб вас всех и сразу, – прошипела я и осмотрелась.

Судя по стерильной бледности стен, это было больничное крыло. В воздухе висел тяжелый запах лекарств и дезинфицирующих средств. Над головой горели лампы с голубовато-сиреневым отливом. Я немного приподняла голову и сквозь стеклянную стену осмотрела коридор: движение там было не очень активное, но отловить медсестру мне удалось. Вот что значит вовремя нажать кнопку вызова. Окинув девушку хмурым взглядом и назвав номер своего удостоверения и код отдела, я вынудила ее освободить меня от капельницы, датчиков и помочь сесть. Это как надо было приложиться головой, чтобы так задница болела?

До выхода медсестра помогла мне дойти, а дальше не спеша, по стеночке, я добралась до своего кабинета. Благо работала я в том же секторе, где располагалась больница. В одном из ящиков находилась бутылка с обезболивающим. Воспользовавшись лекарством, я тяжело опустилась в рабочее кресло.

Пару минут спустя головная боль стала отпускать, и я смогла сфокусировать взгляд на визитере. Отец сидел на диване и перебирал мои записи по разработке нового оружия.

– Милая, что это? – поинтересовался он, показывая чертежи.

– Плазматическая винтовка класса А-13 с зарядом кислоты. Распрыскивается при столкновении с объектом.

– Кислоты?

– Упрощённое обозначение. Мы с Аурелией разработали новую формулу химического оружия на основе клеток мутантов. Ты ведь знаешь, что их кровь при попадании на кожу человека действует как серная кислота. Разъедая кожный покров, она заносит вирус. Мы выделили из клеток белок, который при смешении с определенными реактивами дает обратную реакцию, в смысле разрушает клетки мутантов. Ты понимаешь, какой это прорыв? Не только перевертыши, но и люди смогут сражаться с этими тварями. При этом вовремя введенная вакцина поможет спасти тех воинов, кто заразился в бою... – и тише добавила: – Осталось ее доделать.

– Риа, – отец дрожащей рукой взъерошил волосы и огляделся по сторонам, – кто-нибудь еще знает о ваших с подругой изысканиях?

– Нет. А в чем дело?

– Девочка, ради всего святого, уничтожь записи. Молю тебя!

– Папа, ты… Что ты такое говоришь?

– И подругу свою предупреди, – отец стоял на своем. – Пусть держит язык за зубами! А еще лучше – забудет все, что вы тут напридумывали.

– Она на научной конференции в Океании, – машинально ответила я, не понимая, что так взволновало родителя.

– Кириана, это не игрушки. Ты просто не представляешь какие настроения бродят в управляющей верхушке. Я занимался политикой. Я многих там знаю. Есть вещи, о которых даже вслух страшно говорить. Умоляю, доченька, закройте этот проект. Хорошо?

– Ответь мне только на один вопрос – это связано с гибелью матери?

– Кириана, я…

– Просто ответь!

– Да! – Отец вскочил и стал нервно ходить по кабинету. – Причем напрямую. Сделай, как я говорю. Прости, но знать подробности тебе не стоит.

– Я и не требую. – Развернувшись, я направилась на выход. – Пойдем, я заблокирую сюда доступ.

Тело срочно требовало отдыха, чтобы привести в порядок мысли, поэтому я направилась в свою комнату. Нужно было решить, как быть дальше.

Черт, если бы не многочисленные заказы на алкасил, я бы плотнее занималась исследованиями, и сейчас бы у нас было реальное биологическое оружие. А в результате вместо этого мы создали прототип вакцины от заражения. Самое смешное, что это получилось совершенно случайно! Просто кое-кто (не буду говорить, что это Аурелия) перепутал надписи на пробирках, а потом перевернул получившуюся настойку на зараженную плоть. Так мы нашли средство, способное убивать мутантов за считанные секунды. Для того, чтобы препарат стал реальной вакциной и смог поворачивать вспять мутационные процессы, его еще надо дорабатывать.

Как бы я не относилась к ликанам, но мысль о том, что их используют как пушечное мясо, была омерзительна. А если я правильно поняла отца, правительство не заинтересовано в вакцине. Они даже усовершенствование алкасила саботируют. Более того, рисковать на передовой людьми они также не планируют. Политики смирились с тем, что ликаны более устойчивы к мутации, а в качестве подачки преподнесли им сыворотку выборочного действия – или спасет, или нет.

Все еще плутая по коридорам к жилому сектору, я задержалась перед стеклянной стеной тренировочного зала, невольно залюбовавшись воинами ликанов. Один из них раскидывал остальных, как щенков. Высокий, темноволосый и мощный – мечта любой самки. Бугрящиеся под смуглой кожей мышцы. Влажная от пота спина. На широких плечах мелькали многочисленные тату в память о погибших собратьях. Один из бойцов что-то шепнул воину и громко заржал. Перевертыш резко обернулся, пленяя меня взглядом стальных глаз. Пару мгновений мы неотрывно смотрели друг на друга, пока он, покачав головой, не отвернулся, что-то говоря другому бойцу. Тот кинул на меня оценивающий взгляд и послал воздушный поцелуй.

Развернувшись, я пошла дальше, отчетливо слыша его глумливый смех. Кобель кастрированный, что с него взять?

Родная комнатушка встретила меня тишиной и прохладой. С наслаждением выдохнув, я уселась за рабочий стол и обратилась к компьютеру.

– Аполлон, мне нужна вся информация по опытам двадцатилетней давности. Все, что связано с фамилией Норинг. Выполнить поиск.

– Данные считываются. Полный объем информации превышает двадцать терабайт. Файлы представлены в текстовом и видео форматах. Начать показ?

Современные технологии позволяли общаться с компьютерной техникой, как с живыми людьми. Искусственный интеллект за время изоляции развили до невероятного уровня, превратившего машины в почти живые существа.

– Проведи фильтрацию данных. Теги: биохимия, опыты, секретно.

Пока компьютер ломал закрытые файлы, я сидела, глядя в потолок. Что же произошло в прошлом, что отец так боится за будущее? А главное, что случилось с матерью? Мне сказали, что она погибла при невыясненных обстоятельствах, но что еще отец мог сказать маленькому ребенку.

Нервный писк взламываемых паролей действовал на нервы, заставляя по привычке кусать костяшку пальца.

– Поиск завершен. Файлы, полностью отвечающие запросу, выведены на экран. Общий объем пятнадцать гигабайт. Начать демонстрацию?

– Да.

– Кириана, ты бы сначала помыться сходила и чипсы взяла. Сейчас будешь нервничать, начнешь чесаться и грызть ручку, – заботливо посоветовал Аполлон, глядя на меня голографической мордочкой лисенка.

– Все потом, Аполлон. Это очень важно. Кстати, заблокируй, пожалуйста, двери в мою комнату и отключи все жучки.

– Уже сделано. Между прочим, у меня материнка устарела… – лисья мордочка стала умильно-невинной. – Сейчас в продаже появились новенькие. Шикарная модель. Купишь?

– У меня есть выбор?

– Ой, раз ты на хорошей волне, заодно переустанови мне интеллектуальный интерфейс. Надоело быть мужиком, теперь хочу почувствовать себя женщиной.

– Какой еще женщиной, Аполлоша?

– Умной, – усмехнулся компьютерный голос. – Риа, не смотри на меня, как на глючную операционку. Я же смущаюсь!

– Боги, Аполлон, я сделаю все, что ты захочешь, только заткнись и дай посмотреть видео.

– Что же, сама напросилась…

 

Коронат

После убийства собрата на душе было паршиво. Снова опоздали, опять не смогли определить вирус в крови и вовремя вколоть лекарство. Иногда мне казалось, что человечки специально допускают такие ситуации, чтобы медленно сживать нас со света. Им как кость в горле стояло наше долголетие и плодовитость.

Кожа на месте татуировок нещадно зудела – специфика нашей расы, обычная краска не способна удержаться на звериной шкуре, вот и добавляют в нее всякую дрянь. После всего пережитого хотелось забыться или подраться. Первое было сейчас недоступно, поэтому я направился в тренажерку. Молодняк лет сорока отроду кидался на меня, как голодные шавки на кость, за что и расплачивался синяками и ушибами.

– Эй, Кор, смотри какая куколка. Она тебя прямо пожирает глазами! – заржал Хук, смотря мне за спину.

Обернувшись, я увидел молоденькую девушку, сверлящую меня взглядом. Толстая коса медных волос, перекинутая через плечо, свободно свисала ниже талии. Белый халат, будто одетый на голое тело, нисколько не скрывал женственности форм. По-детски округлое лицо с пухлыми надутыми губами выражало какую-то смесь любопытства и неприязни одновременно, но глаза… Давненько я не видел даже голубоглазых девиц, а у этой были насыщенно синие.

На какое-то мгновение наши взгляды встретились, завораживая и пленяя. Где-то внутри проснулся зверь, почуявший легкую добычу на ночь. Эта мысль почему-то ужаснула и отрезвила.

– Она еще ребенок. Посмотри на нее, – спокойно отозвался я, поворачиваясь к Хуку.

Бросив на рыжую оценивающий взгляд, Хук послал ей воздушный поцелуй и снова заржал.

– Не такой уж она и ребенок, посмотри на фигурку. Я не прочь скоротать с ней пару ночей.

– Хук, тронешь ее, я тебе самому кое-что укорочу, – прорычал я, зная блудливый характер собрата. – По взгляду видно, что она еще дитя.

– Да ладно, Кор, я понял, что девочка тебе приглянулась. Так и быть, оставлю ее в покое. Как наиграешься – свистни, думаю смогу утешить ее в своих объятиях.

– Ты дебил! – кинув в него полотенцем, я направился в кабинет Миха.

В голове вертелась идея. Если мои догадки сейчас подтвердятся, то нужно будет искать документальные доказательства, иначе мы ничего не сможем сделать.

Из-за очередного поворота выпорхнула Мальтиса, вихляя всем, чем наградила ее природа. Погруженный в свои мысли, я чуть не сбил ее с ног.

– Коронат, – широко улыбнулась самка, стараясь при этом не показать клыки. – Как ты? Надеюсь, все хорошо? Слышала, сегодня погибло пятеро ликанов, причем последний прямо в лаборатории…

– Слухами земля полнится. Все плохо, дети погибших стали сиротами, вдовы в трауре. Что здесь хорошего?

– Не злись, Кор. Просто поинтересовалась. Вдруг ты захочешь снять стресс… Приходи ко мне, помогу расслабиться.

– Мальтиса, тебе бы только расслабляться, – я постарался вложить в голос все презрение, которое чувствовал.

За таких представителей нашего вида мне было особенно стыдно. Типичная самка, думающая только о сексе. Она стелилась под каждого, у кого член в штанах.

В лабораторию я вошел в самом скверном расположении духа.

– Мих, ты где? Есть разговор.

– Я весь во внимании, – отозвался друг, разглядывая что-то в микроскоп.

Развернув его стул к себе, я навис над ученым, сурово глядя в глаза.

– Ты чего? – мужчина сжался, явно готовый заранее сознаться во всех грехах.

– Мне нужна информация по разработчикам сыворотки для ликанов. Того самого алкасила. А также имена тех, кто руководил этим проектом. Я все больше склоняюсь к мысли, что нас подставляют. Ты же поможешь старому другу?

– Кор, я в дела биохимиков стараюсь не соваться. Мне и с моей генной инженерией неплохо живется. Вот про разработчиков знаю – это Радж и Бенет. Но все подробности под грифом строжайшей секретности. Курировало их военное ведомство, так что сам понимаешь. Шуруй к первоисточнику, может проболтаются.

– Благодарю. Надеюсь, ты сохранишь нашу беседу в тайне?

– И жду от тебя того же! – Мих направил на меня указательный палец, серьезно глядя в глаза.

Чтобы выяснить, где сейчас находятся нужные люди, мне пришлось вернуться в свою «берлогу» и подключиться к сети. Радж уехал на научную конференцию в Океанию, а вот Бенет все еще находился в нашем городе. Договорившись по коммуникатору о встрече, я направился в жилой сектор наукограда.

– Чем могу быть полезен? – электронным голосом произнесла охранная система после того, как я активировал звонок.

– Коронат Артен к доктору Бенет.

– Поднимите ладонь для идентификации, – прозвучала команда, которой пришлось подчиниться. – Доктор Бенет примет вас.

Металлические створки разъехались, пропуская в довольно большую комнату. Возле одной из стен притулилась переносная мини-лаборатория с набором склянок, колб и техники. Повсюду лежали или были приколоты к стенам чертежи и формулы. На широкой кровати валялись вещи, подозрительно маленькие и… женские. Услышав, как с боку отъезжает перегородка, я повернулся.

– Чем могу быть полезна? – с недобрым прищуром спросила рыжая девчонка, сверля меня взглядом синих глаз.

 

Кириана

– Добрый день! – поздоровался пришедший мужчина. – Я хотел поговорить с вами об алкасиле. По моим данным, вы являетесь одним из разработчиков.

– Есть за мной такой грешок, – усмехнулась я. – С кем имею честь?

– Коронат Артен – Бета боевой стаи 326Б, заведующий подотделом зачистки пятнадцатого сектора.

– Что именно вас интересует?

Стоять перед здоровенным (и что уж таить – привлекательным) мужиком в одном банном халате на голое тело было некомфортно.

– Почему ваша сыворотка действует по принципу рулетки? Почему наши солдаты должны страдать из-за некомпетентности разработчиков?

– О какой некомпетентности идет речь? Сыворотка показала отличные результаты при испытаниях и только после этого была передана в департамент внедрения. А если при клинических испытаниях кто-то накосячил – это вне моей компетенции. Так что закройте дверь с той стороны, – выпалила я на одном дыхании и направилась к шкафу.

– Я не уйду отсюда, пока вы не ответите на мои вопросы, – незваный гость грубо перехватил меня за руку.

Сила, которую он излучал, подавляла, заставляя заранее соглашаясь на все, что он скажет, лишь бы оставил в покое.

– Еще раз повторяю, – уже громче и с паузами произнесла я, – ничем не могу помочь! Я лишь разработчик. При передаче сыворотки в департамент, она показывала отличный результат. Ищите проблему у них.

– На ком вы проверяли эту дрянь? На куске мяса? Физиология ликанов отличается от вашей! Вы – глупый человеческий ребенок, которому доверили жизни сотни перевертышей. Хоть это понимает ваша женская головка?

– Она понимает побольше вашего, – хмыкнула я, едва сдерживая желание спошлить. – Вы всего лишь солдат. Ваше дело – воевать, мое – разрабатывать оружие. Я не указываю, как вам вести себя на поле боя, вот и вы не лезьте в мои разработки. Ничем больше не могу помочь. Выход там.

К концу тирады я уже так распалилась, что чуть ли не кричала. Но ликан словно не слышал.

– Эта война уносит жизни моих собратьев. И вы как раз можете помочь. Следующая вылазка моего отряда завтра в семь утра. Пойдете с нами и понаблюдаете действие вашего препарата в полевых условиях. Ясно?

– Яснее некуда. С удовольствием прогуляюсь с вами! А теперь будьте добры – на выход. Я хочу, наконец, одеться.

Бросив на меня сердитый взгляд стальных глаз, Коронат быстро вышел. Я рухнула на кровать как подкошенная. Голова шла кругом от полученной информации. А еще было до слез обидно от несправедливых обвинений. Нервозности добавлял тот факт, что он обозвал меня человеческим ребенком…

Двадцать три года отец скрывал ото всех тайну моего рождения. Я тоже находилась в счастливом неведении, пока однажды не засунула свой нос куда не следует.

– Не человек… – прошептала я, глядя в потолок. – Всего лишь генетический эксперимент.

– Риа, не переживай ты так, – попытался утешить Аполлон. – Подумаешь, полукровка. С кем не бывает?

– Во-первых, не полукровка, а экспериментальный перевертыш, – голос охрип. – А во-вторых, если бы не случайно взломанный дневник отца, неизвестно в какой бы неудобный момент правда выплыла наружу. Заметь, все правительственные записи стерты, образцы уничтожены. Но все тайное имеет тенденцию становиться явью рано или поздно.

– Кириана, не мучай себя. Пойди к отцу и поговори уже с ним, а не ломай себе мозг.

– Обязательно пойду… Только не сегодня.

 

***

Утро встретило меня недружелюбным треском будильника. Не открывая глаз, я поползла в ванную. Проматерившись под контрастным душем, я направилась к плите. Но завтрак не задался: спалила турку, обожгла язык, пересолила кашу. Вдобавок ко всему, чуть не навернулась с лестницы. Я начала бояться этого дня.

Кабинет отца встретил меня приглушенным светом абажура и тихим храпом. Заткнув угрызения совести, я растормошила родителя и села напротив.

– Джон Бенет, сейчас я задам вам один вопрос и хочу получить предельно честный ответ. Приступим?

– Риа, что за шутки с утра пораньше? – отец сладко зевнул и сел на постели. – Совсем ребенок совесть потерял. Что случилось?

– Я давно хотела спросить: когда ты собирался мне рассказать, что я не твоя дочь?

Доктор Бенет замер, метнул в меня пристальный взгляд, но потом зевнул и продолжил как ни в чем не бывало.

– Милая, что за фантазия? Как не моя дочь? Тебе сон дурной приснился…

– Я читала твой дневник. Там есть место, где описывались ваши с ма… с Люсией опыты. Одна страница меня особенно увлекла, там был подробно описан процесс… скрещивания клеток ликанов.

– Как… Как ты…

Отец сидел потерянный. Теперь он избегал моего взгляда и не мог ни на чем сосредоточиться. То откидывал одеяло, то опять укрывался, потом пытался встать…

– Я взломала твой компьютер. Все-таки наш местный супер-системщик полный кретин. Напомни, чтобы я переустановила тебе систему безопасности. Но сейчас не об этом. Я жду…

Тяжело вздохнув, доктор Бенет начал свой рассказ.

– Кириана, что бы ты не напридумывала, ты всегда была и будешь моей дочерью. Моей маленькой феей! Мама тоже очень любила тебя, поэтому и умерла.

– Что?

– Не перебивай меня. Я расскажу по порядку. Мы с твоей мамой познакомились в одной из лабораторий базы «Галактика». Женщин там было не очень много и видно, судьба благословила, потому что из всех мужчин, что за ней увивались, она выбрала именно меня. Долгое время мы жили вместе, пока не поняли, что Люси бесплодна. Мы пробовали разные варианты лечения, но все оказалось напрасно. Тогда… Тогда Люси предложила мне «нагулять» малыша на стороне и забрать его к нам. Она готова была любить его только за то, что он мой. Но я был против. Тогда она начала проводить опыты. Взяв за основу свою клетку, она скрестила ее с клеткой ликана. Следующим этапом она смогла вырастить яйцеклетку такого гибрида и оплодотворить ее. Чтобы не возникло лишних вопросов, мы поместили эмбрион в матку Люси. Она вынашивала тебя все девять месяцев! И после этого ты смеешь говорить, что не наша дочь?

Отец встал и налил себе воды, жадно выпив сразу полстакана. Я молчала, пораженная его рассказом.

– Когда ты появилась на свет, я был потрясен результатами анализов. Ты совместила в себе все лучшее от обоих видов. Быстрая регенерация, устойчивая нервная система и многое другое. Ты – идеальна!

– Так вот почему все медицинские обследования ты всегда проводил сам, – ошарашенная новостью, произнесла я. – А способность перекидываться? Почему она не передалась?

– С рождения мы с твоей мамой вкалывали тебе специальную сыворотку, которая блокировала нетипичные способности.

– Лекарство от аллергии… – прошептала я, догадавшись.

– Да, это сыворотка. Пять лет мы жили как в сказке! Это было самое счастливое время, пока не пришли они… Всю лабораторию перевернули до основания, изъяли жесткие диски, уничтожили многолетние записи других исследований. Эти твари искали результаты скрещивания. Уж не знаю, как они узнали об эксперименте, но ничего не найдя, они пришли за ответами к Люси…

– К маме? Но кто они? Кто это был…

– Не важно, Риа. Уже не важно. Мама смогла тебя защитить, хоть и ценой своей жизни.

– Отец, я должна знать, кто убил маму.

– Те, кому было не выгодно смешение крови. Ты же знаешь, с тех пор как ликаны поселились на Земле, не родился ни один гибридный ребенок. Смешанные браки всегда бездетны.

– Да, организм отторгает инородный плод.

– Правильно. Но твоя мать смогла выявить причину отторжения и устранить ее. Несколько человеческих женщин смогли забеременеть от перевертыша, но… их убили. Нашему правительству невыгодно рождение смесков, как и самих ликанов…

– Они пытаются полностью выжить их с нашей планеты. Значит, они специально пускают в расход солдат…

– Да, Кириана, ты правильно все поняла.

– Твари!

– Не смей вмешиваться в это грязное дело! Это опасно.

– А тебя не волнует, что гибнут невинные?

– Волнует, но твоя жизнь мне дороже всех ликанов вместе взятых. Никто и ничего не должен узнать! Ты поняла меня?

– Поздно, папа. Если я смогла взломать твой дневник, то где гарантия, что этого не сделали спецслужбы?

– Что ты собираешься делать? – тяжело вздохнул отец.

– Мстить.

 

Коронат

Часы показывали без пяти семь, когда в помещение ворвалось нечто агрессивное и недовольное. Наорав на одного из ассистентов, рыжая фурия отняла у него шприц и выкинула в урну. Взяв новую упаковку с одноразовым шприцем, доктор Бенет достала принесенную с собой ампулу и вставила в шприц-пистолет, после чего подошла ко мне.

– Уже кололи?

– Вам тоже доброе утро, – ухмыльнулся я. – Как раз собирались.

Спустив воротник рубашки, я позволил сделать укол в шею.

– Вы были правы, – тихонько прошептала она. – Правительство специально портит сыворотку…

– Откуда ты знаешь? – взяв за запястье, я притянул доктора поближе, чтобы избежать лишних ушей.

– Неважно. На сегодняшний день ваша главная задача – выжить. А разборки оставьте мне.

– Что ж, коль так – можете пропустить вылазку.

– Ну уж нет, – доктор бросила в меня взгляд, не обещающий ничего хорошего. – Отрываться так по полной!

Водрузив на стол большую сумку, она стала извлекать из нее детали и быстро собирать оружие неизвестной мне модели. «Пушка» получилась довольно громоздкая, оставалось надеяться, что в бою не подведет.

Стоило Кириане надеть защитный костюм, как бойцы посмотрели на вожака и, получив подтверждение, стали раздеваться. В нас не было стыда. Ликаны никогда не стеснялись своего тела, а уж второй ипостасью каждый перевертыш гордился. А вот девушка с обнаженными мужиками пересекалась не часто: щеки ее разрумянились, а взгляд не отрывался от оружия, которое она держала у пояса. Ровно в семь прогремела сирена, дав сигнал к началу охоты.

Сегодня нас направили в район В-66, работа в нем усложнялась наличием обрушенных зданий и баррикад. Желтая пыль гуляла по безлюдным улицам. Порывы ветра срывали куски обшивки с умирающих высоток. Из-под руин доносились душераздирающие хрипы и вой. Отряд тихо ступал по растрескавшемуся асфальту, и только тяжелая поступь доктора могла выдать наше местоположение. Повинуясь негласному приказу вожака, бойцы окружили девушку так, чтобы каждый мог прикрыть в случае нападения. Однако такое положение, кажется, только злило ее. Кириана все норовила встать в один ряд с нами, при этом внешне сохраняя удивительное спокойствие.

Нападение тварей было предсказуемым. Они выскочили из самого большого укрытия и понеслись на нас. Первые ряды мы расстреляли, но под их прикрытием, к нам вплотную подобрались другие. Бойцы, быстро сориентировавшись, оттеснили доктора к ближайшей стене: первое правило на поле боя – защита гражданских! Трое остались ее охранять, а остальные продолжили рвать все прибывающих мутантов.

Податливая плоть с треском и бульканьем расходилась под когтями. Воздух наполнился запахом гнили настолько, что начинало подташнивать. Но сейчас было не до слабости, со всех сторон слышались отчаянные крики, визг, скрежет когтей по бетону. Сегодня мутанты сражались с особым остервенением и явно старались разъединить группу. Я не сразу понял, что их привлекает именно девчонка. Запах человека в разы аппетитнее звериного. Вожак тоже просек ситуацию и отдал приказ срочно уводить доктора, но не тут-то было. Девчонка, игнорируя попытки оттеснить ее к выходу, рассматривала что-то в прицел своей «пушки» на втором этаже соседнего здания.

Проследив ее взгляд, я мысленно выругался, привлекая внимание вожака. Теперь и остальные увидели огромную тварь, забравшуюся в оконный проем. Если монстр спрыгнет, то отряда достигнет в два прыжка. Понимая это, вожак начал активно расчищать путь к отступлению.

– Мать вашу, парни! Не увлекайтесь мочиловом, уничтожаем только тех, кто стоит на пути. Доктор – не отставайте!

Вожак попытался рукой, не глядя, отодвинуть девчонку в сторону укрытия, но не смог. Она ушла из захвата и нацелилась на монстра. В этот момент он как раз спрыгнул на землю, и от удара легкая дрожь разошлась на сотню метров вокруг. Случайно попавшиеся на пути мелкие твари были раздавлены, другие отползали в сторону, потеряв к нам интерес.

Вожак перестал сдерживаться и раздавшийся приказ уже полностью состоял из нецензурных слов, смысл которых сводился к одному: взять доктора Бенет за шкирку и валить отсюда. Подскочив к рыжей фурии, я потянул ее за костюм назад, и именно в этот момент прозвучал выстрел. Крик монстра, огласивший округу, был похож на гудок гигантского парохода, поддерживаемый сигнальной сиреной. В этой какофонии два следующих выстрела были даже не слышны. Поскольку мелкие твари отскочили от нас на приличную дистанцию, уступая место более крупному мутанту, мы замерли, наблюдая как раненый, истекая зеленой жидкостью, сотрясался в судорогах. Раны стали покрываться черной коркой, а ткань, которую с большим трудом можно было назвать кожей, пошла волдырями, будто закипая.

– Шухер! Оно сейчас взорвется! – только и успела крикнуть девчонка, прежде чем всех разметало взрывной волной.

Нас хорошо приложило о стену ближайшего здания. Последнее, что я заметил, перед тем как вырубиться, было странное зеленовато-золотое свечение вокруг доктора Бенет, а потом тьма…

 

Кириана

Яркое солнце било в глаза, распространяя по лазурному небу сказочные блики. Сердце радостно сжималось, предвкушая игру с задорным южным ветром. Ступни мягко щекотала изумрудная трава. Птицы весело чирикали в кронах деревьев. От их задорной трели самой хотелось раскинуть руки и взлететь, поприветствовать новый день, окунуться в солнечные лучи.

Так хорошо и красиво не бывает… Эта мысль заставила еще раз оглянуться вокруг и с сожалением признать: это сон. Всего лишь волшебный сон.

– Нет, Риа. Это – не сон. Я решила поделиться с тобой своими воспоминаниями, – прошелестел чужой голос.

Обернувшись, я увидела красивую женщину. Она приветливо улыбалась. Золотые волосы с зеленоватым отливом обрамляли загорелое лицо. Удивительные глаза меняли оттенок с каждым взмахом ресниц. Легкие одежды развевал игривый ветерок.

– Кто вы?

– У меня множество имен, девочка. Я – природа. Я душа всего сущего. Я мать-планета. Я – сама Земля. Ты можешь звать меня Гея.

– Как-то меня сильно приложило в этот раз, – рука невольно потянулась к затылку, проверить, насколько от удара пострадала голова.

– Ты действительно сильно ударилась и была без сознания, но сейчас уже все хорошо. Как только мы поговорим, ты вернешься.

– Это все нереально. Так не бывает, – на выдохе произнесла я.

Голова немного кружилась. Я с изумлением глядела на ту, что назвала себя матерью всего сущего, и восхищалась своими яркими галлюцинациями.

Женщина мелодично рассмеялась.

– Я не галлюцинация. Возможно, ты не сразу в это поверишь, но надо было с чего-то начать…

– Мне действительно не верится.

– Разве в последнее время с тобой не происходило ничего необычного?

– После новости о моем рождении, я уже ничему не удивляюсь, – ухмыльнулась я. – Хотя, признаюсь честно, не ожидала увидеть воплощение природы. В каменных джунглях от вас мало что осталось.

– Ты права, девочка. Я стала слишком слабой и медленно умираю. У меня не осталось сил самостоятельно справиться с тем злом, что люди выпустили на свободу.

Гея замолчала, явно сдерживая слезы.

– Посмотри, во что они меня превратили! – не сдержавшись выкрикнула она в отчаянии. – На протяжении столетий они отравляли Землю. А потом еще завели, словно блох, этих мутантов.

Не сдержавшись, я шагнула вперед и обняла женщину за плечи, в попытке успокоить.

– Люди медленно, но верно, уничтожают сами себя, – грустно прошептала я. – Хуже всего, что они всегда прикрываются «благой» целью.

– Вот именно, – она шмыгнула последний раз носом и успокоилась. – Поэтому мне нужна твоя помощь.

– Я-то чем могу помочь? – В голове калейдоскопом промелькнули варианты помощи, но все они были отвергнуты, как не эффективные.

Гея рассмеялась.

– Ты такая забавная. Да-да, твои мысли для меня не секрет, – ответила она на невысказанный вопрос. – Тем более, что наш разговор происходит у тебя в голове.

– Ну да, – я хмыкнула. – Так чем я могу помочь?

– Для начала, нам нужно найти лекарство от мутаций, и как следствие – оружие от мутантов.

– Хорошая цель, – тихо рассмеялась я. – Вот только, как я недавно узнала – мало разработать, нужно еще как-то в обход политических разборок и служб контроля внедрить свои наработки. И не почить смертью храбрых при этом.

– Во-первых, с тобой буду я и мои знания. Это касается помощи не только в исследованиях, но и внедрении. Ты уже поняла, что ваши ученые специально проваливают эксперименты? Правительству не выгодно, чтобы мир стал прежним. Это скажется и на их власти, и на экономике. Любые глобальные изменения – это удар по их карману.

– Сволочи! – выдохнула я, опускаясь на мягкую траву.

По небу не спеша летели пушистые облака. Их причудливые формы сливались друг с другом и расходились, образуя череду забавных животных.

– Такой была природа в прошлом?

– Да, девочка. Раньше в этом мире все было совершенно иным. Прекрасным и диковинным. Знаешь, я очень горжусь тем, что стала душой именно этой планеты. Она… Я – прекрасна.

– Что значит «именно этой»?

– То и значит, – улыбнулась Гея. – У каждой планеты есть душа-хранитель. Мы наблюдаем за своими «питомцами», помогаем им по мере возможности. Мир, из которого прилетели к нам ликаны, был одним из самых древних. Когда его душа устала, не в силах больше переносить их междоусобные войны, она погибла. Сейчас по вселенной «бродят» ее осколки. Для таких, как я, они служат напоминанием… От ненависти мы умираем. Мне до погибели остался один шаг. Но я очень надеюсь, что моих сил еще хватит на то, чтобы помочь тебе избавить меня… Землю… от того яда, что разливается по поверхности планеты.

– Я сделаю все, что в моих силах.

– Для начала, тебе пора прийти в чувство. А дальше я буду подсказывать. Ты же не против, чтобы мой голос звучал у тебя в голове? – Дождавшись, когда я качну головой, она продолжила. – Главное, не начни разговаривать со мной вслух при посторонних.

– После этой вылазки, такому вряд ли кто-то удивится, – не сдержала я смех. – Кстати, от меня хоть что-то осталось? Последнее, что я помню: взрыв в зараженном секторе. И вряд ли кто-то остался в сознании, чтобы вынести меня оттуда.

– Не волнуйся. Вас уже эвакуировали и даже оказали медицинскую помощь. Поэтому можешь просыпаться.

Перед глазами все потемнело, а в следующее мгновение я распахнула веки уже в больничной палате. Осторожно повернув голову, я столкнулась с тяжелым взглядом стальных глаз.

Попала.

 

Коронат

«Я проснулся или воскрес?» – эта мысль раненым дятлом долбилась в мозгу. Каждая клеточка тела болела. Свинцовые веки не открывались. Но, кажется, я был жив, а это не могло не радовать.

Справа я почувствовал какое-то движение, что заставило организм молниеносно прийти в боевую готовность. Подорвавшись с кровати, я уставился на рыжее создание, сладко сопящее на соседней койке. Эта находка дезориентировала, и я принялся лихорадочно вспоминать недавние события.

Была вылазка, монстры, затем бойня и невероятно огромный мутант. Взрыв, стена, отключка. В бессознательном состоянии я вряд ли мог затащить милого доктора в койку, но тогда, как объяснить ее присутствие здесь? В лазарете нехватка больничных мест?

Я еще раз окинул доктора Бенет внимательным взглядом: больничная ночнушка на голое тело только подчеркивала ее аппетитные формы. Организм тут же отреагировал на сексуальную девушку в непосредственной близости. Чертова звериная натура, подводила в самый неподходящий момент.

С другой стороны, отсутствие реакции на подобное тело свидетельствовало бы о серьезных проблемах и необходимости посетить врача. Один неслышный шаг, и я прикрыл соблазнительные выпуклости одеялом. Теперь можно было сосредоточиться и подумать. Мы явно находились в больничном крыле, значит с поля боя нас кто-то вынес. Помощь пришла откуда не ждали. Нужно было срочно выбираться отсюда, чтобы узнать подробности.

Сменив свою больничную робу на лежащие на стуле штаны и рубашку, я присел на корточки и всмотрелся в лицо фурии. Не хотелось оставлять ее вот так – одну.

Пухлые губы приоткрылись, и я невольно потянулся к ним, как наткнулся на взгляд синих очей.

– А что я тут делаю? – слегка хрипловатым голосом спросила доктор Бенет, и мое тело вновь отреагировало на нее.

Появилось почти болезненное желание прикоснуться к нежной коже, почувствовать жар хрупкого женского тела и впиться поцелуем в алые губы.

– Лежишь, – лаконичный ответ позволил взять себя в руки. – Возможно даже – выздоравливаешь.

Доктор сладко потянулась, отчего одеяло с нее вновь сползло, открывая вид на пышную грудь. Моя рука непроизвольно потянулась к таким соблазнительным округлостям, но наткнувшись на напряженный взгляд, сменила траекторию и, схватив одеяло, резко натянула его обратно.

Мы с доктором как-то синхронно облегченно выдохнули. Я поднялся на ноги и отошел к двери.

– Думаю, пора выбираться отсюда. На электронных табло, прикрепленных к нашим койкам, все показатели в норме.

Мой голос был пропитан низкой хрипотцой, как у озабоченного самца. Я прокашлялся.

– Раз все в порядке, то я и правда уже пойду. – Доктор подхватила свои вещи. – Не поворачивайтесь, я переоденусь.

Я с трудом подавил звериный рык. Земляне и так нас шугались, не хватало еще запугать доктора, потом из нее слова не вытянешь.

– Я все. – Доктор подошла к двери и усмехнулась. – Спасибо за приятную прогулку. Возможно, как-нибудь повторим.

 

Кириана

День явно не задался. Не успела я выйти из палаты, как со всего маху врезалась в одну из представительниц их вида. Красивая женщина с пышными формами видимо собиралась войти внутрь, но замерла, окидывая меня придирчивым взглядом с головы до ног. Выражение ее лица мне совершенно не понравилось, поэтому я поспешила уйти с дороги и при первой возможности свернула в другой коридор.

Войдя в свой отсек, я тут же устремилась к лабораторному столу для проверки результатов последнего эксперимента.

– Сначала в душ сходи! Потом поешь, да и отдохнуть тебе не помешает…

От голоса, раздавшегося в голове, я подскочила на месте и заозиралась по сторонам.

– Ух, какие мы нервные. Тебе точно нужно поспать. – Голос Геи в моей голове явно насмехался. – Смотри, что покажу. Только не пугайся.

Передо мной зазолотился воздух, и затем сложился в полупрозрачную женскую фигуру, окутанную золотистым сиянием. Дух колыхался в паре метров над полом, задорно улыбаясь.

Махнув на дух Земли рукой, я прошла в душ, после чего завалилась на постель. В сон клонило неимоверно, но я из последних сил пыталась наметить задачи на ближайшее будущее: где брать расходный материал, в какой лаборатории лучше проводить опасные эксперименты… На этом мозг благополучное отключился.

Пробудилась я ранним утром – свежа и полна сил. То ли потому, что впервые за долгое время меня не мучали ночные кошмары, то ли просто дали отоспаться. Умывшись и налив кофе, я села за компьютер и обомлела: на экране происходила бурная деятельность. Самостоятельно писались коды, грузились базы данных, мелькали страницы доступа.

– Меня взломали? Меня взломали, – сама же себе ответила, констатируя очевидное. – А-а-а, меня взломали!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям