0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Тень оборотня » Отрывок из книги «Тень оборотня»

Отрывок из книги «Тень оборотня»

Автор: Комарова Марина

Исключительными правами на произведение «Тень оборотня» обладает автор — Комарова Марина Copyright © Комарова Марина

Марина Комарова
Тень оборотня

Глава 1

— Добрый вечер, — вежливо поздоровалась тень и чихнула. — Не могли бы вы подвинуть ароматическую лампу? У меня аллергия.

Я сглотнула, понимая, что сошла с ума. Весь вечер за мной тянулась лиловая бесформенная тень. А теперь она со мной заговорила.

Но автоматически я отодвинула лампу, понимая, что шоколадные благовония для неподготовленных психики и обоняния — испытание ещё то.

— Простите, а вы кто?

Вопрос сорвался сам, мозг, кажется, отказался воспринимать абсурдность происходящего.

— О, позвольте представиться. — Тень изобразила изящный поклон, замерцав серебристой пылью. — Дормар ас Вирд, поверенный рода Крайнц. Разрешите вручить вам контракт.

Я невольно отшатнулась.

Какой контракт? Какая говорящая тень у меня на кухне в восемь вечера, во время сериала про бедную девушку и её богатые на козлов отношения?

В теневой руке появился свиток. Секунда — и показалась кисть, покрытая чешуёй, и пальцы с длинными когтями. Снежно-белый свиток лёг на стол и сам собой развернулся.

Не веря увиденному, я даже забыла, что в таких случаях положено заорать.

— Анастасия Кирилловна, будьте любезны ознакомиться и подписать.

Ещё чего!» — вспыхнула возмущённо, но любопытство пересилило, и взяла бумагу в руки.

Буквы змеились и сливались, меняя форму и постоянно обретая новые очертания. Однако стоило мне взглянуть, как написанные слова начали вспыхивать перед мысленным взором.

«Я, Анастасия Кирилловна Край, одна тысяча девятьсот девяносто третьего года рождения, проживающая в городе Винница, согласна оставить прежнюю жизнь и перейти в род Крайнц, приняв наследство великого дорта и его обязанности.

Взамен я становлюсь полноправной владелицей Крестового замка и его темных слуг».

— Надеюсь, вы справитесь не затягивая, потому что нам ещё добираться до Умбраса.

Я мотнула головой, прогоняя появившийся туман и соблазнительный шепот все бросить, подписать и… и что?

— Видите ли, кхм… Я не собираюсь никуда идти.

Разве что к психиатру. Ну или не буду больше пробовать ту настойку на Соборной улице, честно-честно. Не пойми вообще, из чего они её делают.

— Ошибаетесь, Анастасия Кирилловна, — усмехнулась тень, и по спине пробежал холодок. — У вас нет выхода.

Чешуйчатая рука резко удлинилась и ухватила меня за запястье. Я вскрикнула и отшатнулась, однако все тело онемело вмиг. Длинный коготь вспорол подушечку моего пальца, окрасившись кровью. Я охнула от боли.

Мой палец тут же приложили к бумаге.

Сиреневое пламя охватило меня с ног до головы, и перед глазами потемнело.

А потом донесся шепот. Шипение. Шуршание тысяч листьев под ногами. И шелест ветра, который подхватил все это и забавляется, перекидывая призрачными руками. А потом касается тебя, щекоча и смеясь.

— Теперь ты наша, теперь ты наша…

Страх окатил противной волной.

Но тут же чья-то крепкая рука ухватила меня за шиворот и рванула вверх.

— Вот так лучше. Не переживайте, Анастасия, всё в порядке.

Я открыла глаза и сообразила, что нахожусь на дороге возле леса. Всё погружено в ночную тьму, только мотыльки, светящиеся словно голубые опалы, порхали возле меня и экипажа, запряженного… какими-то химерами, потому что на лошадей эти чудовища никак не похожи.

Они скорее походили на творение скульптора, что собрал их из костей, тьмы и безумия. Глаза горели адским красным пламенем, а витые рога устрашающе нависали над мордами, вызывая дрожь одним только своим видом.

— Не переживайте, Людвиг и Йоганн хорошо воспитаны, — прозвучал рядом тот же голос. — Они ни за что не станут есть прекрасную девушку.

— Спасибо, утешили, — буркнула я и, подняв голову, наконец-то посмотрела на своего спутника.

Он оказался высок, я едва доставала макушкой его подбородка. Симпатичный, молодой… скорее всего, мой ровесник. Нордический блондин, ледяные голубые глаза, которые сияют так, что хочется стоять и смотреть только в них. Правильные черты лица, даже можно сказать, слишком правильные и оттого немного скучные. Невероятно резкие скулы, к которым хочется прикоснуться, дабы развеять глупую мысль, что о них можно порезаться.

На нём темная одежда, струящийся плащ до пят. Точно такой же в мгновение ока оказался на мне, и тут же стало теплее.

— Ночи здесь всегда холодны, — заметил он. — Поэтому прошу садиться, у нас не так много времени, как хотелось бы.

В это время обожгло осознание: меня утащили не пойми куда и не собираются считаться ни с единым одним словом. Тут же вспыхнул гнев.

— Где мы? Почему вы себя так ведете, будто все решено? — спросила, постаравшись придать себе грозный вид.

— Желаете остаться ночью в лесу? — невозмутимо поинтересовался он.

 Я поёжилась, понимая, что лес — это совсем не выход. Особенно для обычной городской жительницы, которая зарабатывала на жизнь продажей мебели.

— Не желаю, — мрачно ответила я, понимая, что выбора нет.

Пришлось вложить свою руку в ладонь мужчины и позволить ему усадить меня в экипаж. И неслабо удивиться, когда он оказался рядом, а не напротив.

— А…

— А Людвиг и Йоганн прекрасно знают дорогу, — улыбнулся он и щелкнул пальцами.

Тут же под потолком загорелся мягкий золотистый свет, давая возможность получше рассмотреть собеседника.

— Куда мы едем?

— В Умбрас — город теней.

 Очень понятно, мне всё ясно, спасибо большое.

— Если есть вопросы, то задавайте. Самое время.

На левой руке блондина появились очертания чешуи, я округлила глаза. Потом медленно подняла голову и встретилась с чуть насмешливым взглядом.

— Да-да, разрешите представиться ещё раз — Дормар ас Вирд, ваш личный распорядитель. Ещё немного, и я… действительно буду в вашем полном распоряжении.

Я открыла рот, чтобы задать вопрос. И тут же захлопнула его, часто-часто захлопав ресницами.

Химеры в это время бесшумно мчались по дороге. За окнами только и мелькали искривлённые силуэты деревьев, которые, будто сказочные чудовища, изогнулись в желании дотянуться до нас.

Дормар ас Вирд. Этот нордический красавец… тень. Тень с аллергией на шоколад. Подождите, а что значит «в полном распоряжении»?!

Несмотря на то, что сейчас надо думать про обстановку и разбираться в происходящем, в голову полезли совсем неприличные мысли. Может быть, потому что Дормар слишком в моём вкусе? Или весь такой загадочный, что прямо начинаешь ёрзать на бархатном сиденье?

Сделав глубокий вдох, я велела себе успокоиться. Так, вопросы, живо в список! Сейчас я вас буду задавать.

— Да… Дормар, вы правы. Начните с самого начала. И не забудьте озвучить, через сколько меня вернут домой.

— Никогда, — ослепительно улыбнулся он.

— Вы с ума сошли? — само сорвалось с губ.

И я тут же замерла, понимая, что не стоит так выражаться. Дормар ас Вирд, даже если он просто человек и лишь показывает мне всякие фокусы с чешуйчатой перчаткой, явно хозяин ситуации. В отличие от меня.

«Это не перчатка», — подсказал внутренний голос.

И я с ужасом поняла, что не могу это оспорить. Интуиция у меня неплохая, и сейчас она дала понять, что сидящий напротив мужчина… не человек. В нем куда больше от тени, появившейся у меня на кухне пятнадцать минут назад, чем от обычного гомо сапиенс.

Один только взгляд чего стоит. Светится жутковато даже здесь, хоть и не тьма кругом. Ох, вляпалась же я. Осталось только разобраться во что именно.

— Хотел бы, — неожиданно криво усмехнулся Дормар, — но, увы, это… скажем так, наше нынешнее положение. Слушайте…

Умбрас — город теней. Здесь живут те, кто может на время развоплощать своё физическое тело и становиться тенью. Последняя способна перемещаться между мирами. Именно это и продемонстрировал Дормар, оказавшись на моей кухне.

Власть в городе сосредоточена в руках дортов — глав кланов, которым подчиняются жители Умбраса.

Я молчала и хмурилась, переваривая информацию. Почему-то ни на секунду не подумалось, что мир обезумел, было чувство: всё так и есть, мне говорят чистую правду.

— Вы, Анастасия, очень дальняя родственница дорта Крайнца. Так уж вышло, что сила крови пробудилась только в вас, — тем временем продолжил Дормар.

Я обратила внимание, что он отбросил отчество, и была даже благодарна. Вечно казалось, что оно только прибавляет возраст, хоть вроде бы мне пока только двадцать семь.

— Хотите сказать, что у него была интрижка в нашем мире? — приподняла я бровь.

Дормар покачал головой.

— Нет, у одного из его предков. Родство очень… дальнее. Но тем не менее неоспоримое. Поэтому я получил распоряжение доставить вас в Умбрас.

— Забыв спросить, надо ли мне оно всё, — проворчала я.

— К сожалению, тут не принято спрашивать, — без каких-либо эмоций сказал он. — Разве что вам удастся с кем-то договориться. Желательно с самим дортом.

По тому, как это было произнесено, я поняла, что дорт — паскуда ещё та. И переговоры с ним — гиблое дело.

Но я попробую. Мне попадались гады-начальники, мудаки-женихи (целых три) и паразиты-соседи в семейках с дрелью. Поэтому вешать нос — последнее дело.

В конце концов, справилась же я с тем, что меня вытурили на съемную квартиру «дорогие» родственники? И с тем, что лучшая подруга отбила парня, который нравился? И с желанием кушать на ночь шоколадные тортики? Справилась! И тут справлюсь, пусть только попробуют что-то сказать против.

Дормар, кажется, заподозрил что-то неладное, однако глупых вопросов благоразумно не задавал.

— И что же теперь? — задумчиво уточнила я. — Что я должна буду делать?

— Об этом расскажет дорт Крайнц, — ответил Дормар, явно стараясь уйти от ответа.

— А что имелось в виду, когда мне говорили про полное распоря…

— Мы приехали, — быстро сказал он.

Экипаж плавно притормозил. И тут раздался вой, от которого я окаменела. Господи боже, а это что ещё такое? На нас напали? Что это за звери?

Однако Дормар совершенно спокойно вышел на улицу и подал мне руку.

— Прошу вас, Анастасия.

Я заколебалась.

— Что это было? Нас не съедят?

Он удивленно моргнул, а потом закатил глаза:

— Перестаньте наговаривать на мальчиков, они могут обидеться. Я же сказал, что они хорошо воспитаны и не едят девушек!

Я потеряла дар речи. Это адские создания… в смысле, вот эти милые зверушки сейчас такие звуки издавали?

Дормар не дал мне размышлять дальше: осторожно, но сильно ухватил за руку и вытащил наружу.

Я хотела возмутиться такой бестактности, но слова застряли в горле. То, что открылось взору, невозможно было описать словами.

Крестовый… название ему идеально подходило. Замок располагался на вершине холма. Темный, внушительный, с башнями, навершия которых выглядят как самые настоящие кресты. Похожи на немецкие — все стороны одинаковы по длине и немного расширяются к краю. Не знаю, как делали крыши, но с места, где я стояла, казалось, что перед нами нечто… жуткое.

В окнах горел желтоватый свет.

Мост медленно опустился, поддерживающие механизмы зловеше скрипнули. Я бросила взгляд в ров и тут же зажмурилась.

— Мама, — пробормотала еле слышно.

Рука Дормара оказалась у меня на плече. По телу растеклось едва различимое тепло, и я поняла, что благодарна даже за такой маленький жест поддержки.

— Вообще-то его зовут Маргр, но если вам хочется обращаться «мама», то это не вопрос, — неожиданно выдал Дормар.

Я распахнула глаза, пытаясь понять, о чем речь и… заверещала во всю глотку. К нам медленно приближалось… оно. Огромное создание, каменное чудовище, которое передвигалось с такой грацией и легкостью, что впору проститься с жизнью, поняв, что сбежать не получится.

Какая ширина плеч, какая грудная клетка, какие ноги. Господи. И глаза, из которых буквально льется красный свет, смотрят прямо на меня. Изогнутые рога не дают отвести взгляда, а раскрытые плащом демонические крылья словно впитывают всю тьму ночи.

Это же горгулья! Самая настоящая, именно о таких рассказывают в тёмных сказках и снимают ужастики.

«Вот и пришёл тебе конец, Настя Край», — мелькнула мысль.

Правда, инстинкт самосохранения взбунтовался и направил мой кулак прямо в скулу Дормара. Тот не ожидал, но сумел уклониться. Мягко перехватил мою руку.

— Вы столь импульсивны. Но Маргр не ест таких, как я. Впрочем, таких, как вы — тоже.

Я злобно засопела, понимая, что мало того, что ничего не вышло, так ещё и опозорилась. Этому гаду хоть бы хны.

— Добрый вечер, госпожа, — раздался над головой низкий голос, от звука которого я вскрикнула и подпрыгнула.

И тут же врезалась макушкой в каменный подбородок и охнула.

Маргр ошалело посмотрел на меня, подхватил мощной лапищей.

— Не надо так подкрадываться, — укорил Дормар.

— Простите, госпожа, не хотел, — покаялось чудовище, и я с изумлением поняла, что извиняется он искренне.

Жалко только, ноющей макушке на это плевать. Пока я растирала ушиб и соображала, как поостроумнее ответить, Маргр нашёл выход из положения.

— Прошу простить за самоуправство, — произнес он и подхватил меня на руки.

Я взвизгнула и вцепилась в него, потому что мы тут же взмыли в воздух.

Он только похож на каменного — а на ощупь теплый, даже горячий. Горячий камень, с ума сойти можно.

— Вам удобно? — осведомился Маргр таким тоном, будто уложил меня в постельку, включил сериал и принес маленькую чашечку ароматного… коньяка.

— Обалдеть как, — придушенно прошептала я, опасаясь смотреть вниз.

— Никогда не летали? — понимающе произнес он.

Нет, я не поняла, эта сволочь ещё будет беседу вести, когда мне хочется орать и сучить ногами?

— На горгульях — нет, — рявкнула я и тут же прикусила язык, понимая, что хамить неразумно.

— Это ничего, — ни капли не смутился Маргр, — привыкнете. У нас все летают.

Ничего не скажешь, утешил как мог.

Стоило только набрать воздуха в лёгкие, чтобы выдать витиеватое ругательство, отражающее моё отношение к ситуации в частном и целом, как Маргр приземлился, и я сообразила: мы уже во внутреннем дворе замка.

Меня аккуратно поставили на ноги.

— Рисуешься-рисуешься, Маргр, — донесся голос Дормара, выступившего прямо из тьмы слева.

На этот раз я сдержалась и внешне никак не показала, что… что? Горгульи не летают? Красивые блондины не перемещаются так быстро?

Видимо, всё дело в стукнутой макушке. Она сейчас мне через ушибленные мозги такое кино покажет — Нетфликс отдыхает.

Предаваться раздумьям не дали: рядом с нами распахнулась тяжелая металлическая дверь, исписанная неведомыми мне символами.

— Прошу вас, Анастасия, — улыбнулся Дормар. — Надеюсь, пребывание здесь вам настолько понравится, что вы не захотите нас покидать.

Благоразумно промолчав, я вошла внутрь. И сообразила, что всего лишь миг — и вот я уже в роскошных апартаментах. Ой… Я такое видела только на роликах в Ютубе, когда смотрела, как отдыхали богачи. А теперь… кажется, я упала у себя на кухне, ударилась головой о стол и теперь пускаю пузыри, блуждая в галлюцинациях.

— Анастасия, видите ли, дорт Крайнц хотел бы как можно скорее с вами поговорить. Дело не терпит отлагательств. Однако… — Взгляд голубых глаз окинул меня с головы до ног. — Пижама с котиками — не совсем то, в чем надлежит предстать перед взором почтеннейшего гражданина Умбраса.

Я медленно сложила руки на груди, намекая, что не потерплю оскорбления своих котиков. Маргр, который стоял в дверях, только хмыкнул.

— Дормар, оставь даму. Она получше тебя знает, как нужно выглядеть. — А потом подмигнул мне. — Ваши наряды в шкафу, а за той резной дверцей — ванная комната со всеми принадлежностями. Очень рекомендую смыть с себя запахи вашего мира. Здесь слишком много тех, кто может пожелать познакомиться с вами поближе до беседы с дортом Крайнцем.

Я нахмурилась.

— А…

Но оба прохвоста уже скрылись, только бесшумно закрылась дверь.

Несколько минут я стояла дура дурой, не понимая, что делать. Случайный взгляд зацепившийся за зеркало слева, заставил ойкнуть.

Мамочки, где я так вымазалась? Нет, конечно, не словно уронили в горку с сажей, но всё-таки вся какая-то серая... Это после обнимашек с Маргром, что ли? Или меня так приветствует этот странный мир?

Мысль, что я оказалась в другом мире, кажется странной, но отрицания не вызывала. Словно кто-то мягко вложил её в мою голову. А потом столь же мягко подтолкнул меня в сторону ванной. Не то чтобы я горела желанием принимать водные процедуры, но с такой морделью ходить нельзя.

Ванная, слава богу, оказалась оснащена по последнему слову техники. Быстро приняв душ, я замоталась в полотенце. Зеркальная стена отразила меня с ног до головы. Да уж, какой-то извращенец постарался на славу. Хотя почему сразу извращенец, может, дизайнер просто раньше создавал интерьер для съемок эротических фильмов?

На скуле вдруг что-то блеснуло. Я нахмурилась и подошла ближе к зеркалу. На смуглой коже едва заметно серебрился узор. Можно было бы решить, что это татуировка, но… у меня их вообще никогда не было. Что за…

Я потерла скулу — никакого результата. На ощупь все как обычно, а серебристая вязь даже не подумала исчезать.

Да и глаза… они потемнели, если раньше были серыми, то теперь глубокого синего цвета. И черты лица будто стали резче. Волосы разве что остались прежними: волнистыми, каштановыми, длиной ниже лопаток.

Я быстро скинула полотенце и осмотрела себя. Нет, больше нигде ничего. В смысле, всё по-прежнему. Чертовщина какая-то.

Чем быстрее поговорю с местным… боссом, шефом, главнюком, тем будет лучше. Поэтому, не теряя времени, вернулась в комнату. Припомнив слова Маргра, тут же распахнула шкаф. И на какое-то время потеряла дар речи.

Вещей было много. Слава богу, не как у кинозвезды, но всё равно очень прилично.

Я взъерошила волосы.

— Куда я попала, и что мне за это будет? — пробормотала себе под нос и наугад сунула руку.

Первым попалось строгое синее платье с вырезом лодочкой и ровным силуэтом. При этом стоило только повернуть вещь, как по ткани скользнул пурпурный отлив.

— Хм, неплохо, — пробормотала я.

И откуда они только знают, что мой любимый цвет — синий?

Тут же нашлось черное кружевное белье и туфли на шпильке. Кто бы ни привозил эти вещи, он знал, что я люблю. И мой размер тоже знал.

На туалетном столике нашлась косметика. Фирмы мне не знакомы, но по виду и дизайну колпачков и тюбиков не скажешь, что это хлам с распродажи.

Немного приведя лицо в порядок, я задумчиво посмотрела на волосы. Фиг с ними, и так красиво лежат. Пусть остаются.

Стоило об этом подумать и провести пальцами по крупным локонам, как в дверь постучали. Сердце застучало быстрее. Вроде бы переживать пока не стоит, но уже не по себе.

— Да-да, войдите! — крикнула я.

На пороге показался Дормар. Посмотрел на меня, одобрительно кивнул.

— Спасибо, что не заставили ждать.

— Ты ещё скажи, что ждал под дверью, — проворчала я, не заметив, как перешла с «вы» на «ты».

— Так и есть, — ни капли не смутился он. — Можем идти?

Я хотела было кивнуть, но неожиданно оробела. Черт, нельзя так. Чем скорее со всем разберусь, тем лучше. Не съест же меня с потрохами этот дорт! Или все же съест?

— Что-то не так? — чуть нахмурившись, поинтересовался Дормар.

— Всё, то есть… что от меня ждут?

Вопрос, кажется, его несколько озадачил. Однако не настолько, чтобы растеряться.

— Просто будь собой. Дорт Крайнц смотрит прямо в сердце, его не проведешь. Но, думаю, вы найдете общий язык.

Ответ мало что прояснил, однако я поняла, что изобретать велосипед не стоит. Во всяком случае, это мне ничего не даст.

Дормар вдруг оказался рядом, поправил мои волосы и серьёзно посмотрел на меня.

— Не переживай, всё будет хорошо. То, что ты здесь, уже знак его расположения.

Хотелось съязвить про наследницу, но язык не повернулся. Зато внутри всё зазвенело от силы и решительности.

— Идём, — произнесла я.

Дормар улыбнулся уголками губ и вывел меня в коридор. Мы поднялись на второй этаж, тусклый свет практически не давал рассмотреть всё, что находилось вокруг. Однако внутренний голос подсказывал, что сейчас это не самое главное.

Ведь самое главное — там, за тяжёлой деревянной дверью, обитой черным металлом. И стоит только прикоснуться к ручке в виде головы рогатого чудовища, как сразу всё встанет на свои места.

Дверь почему-то подавляла волю. Я стояла перед ней, не в силах шевельнуться. В щель между дверью и полом медленно пополз густой дым; воздух наполнился запахом свежести. Голова немного пошла кругом.

На двери вдруг четко проявились наши тени: моя и Дормара. По ним пошла рябь, будто кто-то — или что-то — неумолимо затягивал их внутрь.

— Смелее, — шепнул Дормар мне на ухо.

Я с силой нажала на ручку. Раздался громкий щелчок, и дверь медленно распахнулась. Сразу ничего не происходило, а потом необъяснимая сила потянула меня вперед.

— Добро пожаловать в мою скромную обитель, Анастасия, — прогремело приветствие, от которого по спине пробежал холодок.

 

Глава 2

Стоило только оказаться в комнате, как двери за спиной захлопнулись. При этом Дормар остался в коридоре.

Ладони похолодели. Что-то мне как-то совсем не по душе находиться один на один неведомо с кем. Но внешне этого не показала, только расправила плечи и задрала подбородок, показывая, что не собираюсь робеть и трястись.

— А мне нравится, — раздался из ниоткуда тот же голос. — Хороша.

Я быстро скользнула взглядом по комнате. Явно рабочий кабинет. Шкафы с книгами, стеклянный стол с макетом… наверное, Умбраса; диван, письменный стол, холодное оружие на стене. Никогда не видела таких мечей и сабель. Они какие-то… чересчур изогнутые, словно их ковал вовсе не человек.

— Спасибо, конечно, на добром слове, — отозвалась я. — Но вы не находите, что не слишком вежливо общаться с дамой, не показавшись ей?

Смех, словно тлеющие угольки рассы́павшийся по кабинету, заставил невольно подобраться. Но в то же время я поняла, что незнакомцу понравилась моя смелость.

И в ту же секунду из тени, сгустившейся возле окна, ступил вперед высокий мужчина. Почти такой же, как Дормар.

Ему было за шестьдесят, но тело не одряхлело, а взгляд темно-синих глаз пробирал до костей. Черты лица хищные, делающие его похожим на какую-то птицу: узкий подбородок, крючковатый нос, тонкие губы. Серебристые волосы зачесаны назад. Красивые руки: смуглые, с гибкими пальцами. Воображение почему-то тут же услужливо подбросило видение, как эти пальцы вытягивают твою тень в тонкую ниточку и накручивают на острое веретено, чтобы потом швырнуть его в жадное пламя, пляшущее в камине.

Я моргнула. Так, ну-ка собраться и не предаваться фантазиям.

На его губах появилась улыбка.

— Эрхарт Крайнц к твоим услугам, девочка, — сказал он и указал рукой на диван. — Присаживайся, разговор будет долгим.

Я чуть нахмурилась, но спорить не стала. Глупо. Села на диван, заодно ещё раз взглянула на собеседника. Белая рубашка, кожаные штаны. Пояс с массивной пряжкой в виде головы химеры, сапоги. Только вот всё как-то немного потёрто, что ли. А рубашка и вовсе разорвана на правом боку, и виднеется что-то красновато-коричневое. Кровь?

Кажется, мой взгляд не ускользнул от Эрхарта, однако он ничего не сказал.

— Итак, Анастасия, я понимаю, что все это слишком быстро и неожиданно. Люди из твоего мира понятия не имеют об Умбрасе. И других теневых городах.

— Есть ещё и другие? — поинтересовалась я.

— Да, есть, — кивнул он. — По сути наш мир всего лишь отражение того, что есть у вас. Вы — свет, мы — тень. Но при этом обладаем возможностями приходить к вам.

— Добро и зло? — иронично уточнила я, не понимая, как к этому относиться.

— Единая Тень упаси, — рассмеялся Эрхарт и подошёл к стеклянному столу с макетом. — Никаких убогих разделений. Святые и сволочи есть как там, так и здесь. К тому же я неверно выразился. У вас тоже есть те, кто может перемещаться между мирами. Просто с вашей стороны это делать значительно сложнее.

— Почему? — спросила я, наблюдая, как он проводит ладонью над макетом, и тот медленно поднимается в воздух.

— Другие барьеры, другие условия перехода. И людей больше, чем нас. Возможно, мироздание установило своеобразный предохранитель, который не дает беспорядочно перемещаться людям и теням… и бережет оба мира.

Я встряхнула волосами:

— Так, хорошо. А зачем вам я? Точнее, часть…

— Тебе рассказал Дормар, — лукаво улыбнулся Эрхарт. — Он, кстати, хороший парень, лучшего распорядителя тебе не найти. Только всё равно следи, чтобы не шалил. Ибо все, кто рожден в Умбрасе, рано или поздно теряют любые границы. Тогда придется приводить в чувство.

— Это как? — тут же напряглась я.

— Не переживай, всё узнаешь.

Он оказался возле меня так быстро и бесшумно, что я невольно вздрогнула. Тут же обдало холодом, словно кто-то распахнул окно и в кабинет залетел морозный воздух.

Эрхарт протянул мне руку.

— Пошли. Лучше один раз увидеть, чем семь раз услышать. И да поможет нам Единая Тень.

Я секунду поколебалась, а потом увидела, что макет увеличивается на глазах, переливаясь всеми цветами радуги. Ну… ладно, в конце концов, что я теряю?

И решительно вложила свою ладонь в его руку Эрхарта.

Перед глазами все застлала опаловая мгла, а потом резко исчезла. Мои ноги стояли на мощенной брусчаткой улице. Рядом возвышались аккуратные домики с резными балкончиками и яркими цветами. В домах есть двери: одна обычная, вторая будто скрыта туманом.

Мимо проходили люди, с виду самые обычные, ничем не отличающиеся от меня. Разве что все высокие и довольно-таки симпатичные. Они разговаривали, смеялись, жестикулировали и… обходили меня стороной. Словно невидимое препятствие.

Любопытно. Мы здесь всего лишь наблюдатели? Или как?

Я попыталась рассмотреть всё вокруг, но тут рядом появился Эрхарт. Именно в этот момент я заметила, что у него на скуле тоже есть серебристая метка. Она так сияла, что её просто невозможно не заметить.

— Что это? — быстро спросила я, показывая взглядом, что имею в виду.

Он усмехнулся.

— Метка, что ты принадлежишь к клану Крайнц, Анастасия. Как и я. И все, кто находится под нашей защитой.

— И их много?

— Около двадцати тысяч, моя дорогая.

Так, а на это мы вообще-то не договаривались… мой дорогой.

Но Эрхарт уже взял меня под руку и повел по улице.

— В Умбрасе проживает около трехсот тысяч жителей. Каждый из них работает, заводит семью и слушает своего дорта. Каждый дорт, глава клана, обязан оберегать своих людей, заботиться о них и защищать от врагов.

— А кто у нас враги?

Эрхарт покосился на меня.

— Ты мне нравишься, Анастасия. Умеешь задавать правильные вопросы.

— Только пока что не на все получаю ответы, — заметила я.

— Всему своё время.

Типичный мужской ответ. Однако я не собиралась сдаваться.

— А горгульи? Это враги или друзья?

— Так же, как и люди. Зависит от того, точит на тебя кто-то зуб или нет. Впрочем, вскоре ты узнаешь, что здесь есть создания, совсем не похожие ни на теней, ни на горгулий.

Мы оказались на площади, посреди которой возвышался огромный храм. Отдаленно похож на готический — остротой шпилей и отточенными формами. Окна выложены разноцветной мозаикой, стражи-горгульи красуются везде: на крышах, у дверей, возле окон.

— Храм Тысячи Горгулий, — сказал Эрхарт. — Именно здесь происходит торжественное принятие дортом своих обязанностей и прав. Здесь передали знаки власти мне и нашим предкам.

— Как вышло, что предка занесло в наш мир? — подозрительно поинтересовалась я, понимая, что не могу отвести взора от храма.

Он… прекрасен. Произведение искусства, созданное неведомым архитектором. Тот, кто это сотворил, наверняка был благословлён Единой Тенью.

 И тут же поразилась, осознав, что начинаю мыслить понятиями Умбраса.

Вообще сложно отделаться от ощущения, словно кто-то мне постоянно подсказывает, что сказать и как поступить. Нет, ничего не навязывает, а именно подсказывает — по-дружески, без злого умысла.

— Люцис Легконогий был ходок, — хмыкнул Эрхарт, — твоя прапрапра… бабка была очень хороша собой. Только вот у них что-то не сложилось, свадьбы не было. А потом начались войны. Поэтому Люцис и твоя прекрасная прародительница вместе так и не остались. А вот кровь теней оттуда в вашем роду и потекла, и в твоих венах она тоже есть.

— Как вышло, что я единственная наследница?

Мы уже были возле храма. Однако стоило только переступить определенную черту, как навстречу хлынуло синее пламя.

Я взвизгнула, Эрхарт выругался, ухватил меня за талию, и мы неожиданно взмыли в воздух.

— Зараза, капризничает. Я думал, удастся сейчас, но ты ещё не готова. Жаль.

Я широко раскрытыми глазами смотрела на пляшущий на площади огонь, который обходил людей.

— Эт-то что такое?

— Храм Тысячи Горгулий намекает, что ты не готова принять титул дортессы, — мрачно ответил Эрхарт. — Придется вернуться.

— Но я не собиралась его принимать, — попыталась возразить я. — Я ничего не знаю, и с какой стати вообще? К тому же есть вы.

— По законам Умбраса, после смерти дорт обязан передать свой титул наследнику или наследнице.

— Но…

Неожиданно раздался оглушительный звук, я завертела головой, пытаясь понять, откуда он идет.

Миг — вспышка опаловой мглы — и мы снова в кабинете Эрхарта. А стучат всего лишь в дверь. Только голова кружится, и к горлу подступила дурнота. Все же полеты над городами мне противопоказаны: вестибулярный аппарат намекает, что к такому его не готовили, и вообще хочет в кроватку. Либо к мягкому одеяльцу, либо под горячий бок симпатичного блондина. Кстати, если Дормара раздеть, то какой он там будет?

И тут же моргнула, пораженная неприличными мыслями. Что-то мой мозг совершенно отказывается работать в экстренной ситуации, не думая о практичном и толковом, а всё норовит куда-то в сказочные дебри. Почему сказочные? Потому что красивый мужчина везде… совсем везде — это сказка, девочки, а не реальность.

Стук повторился.

— Прошу прощения за вторжение, мой дорт, за вторжение, но к нам прибыл Йонтарг с соклановцами, — донесся голос Дормара.

Эрхарт закатил глаза.

— Этого ещё тут не хватало.

Он бросил на меня хмурый взгляд, закусил губу.

— Не думал, что будет так, но уж как сложилось. Анастасия, тебе придется принять обязанности дортессы раньше, чем планировалось. Без торжества и прочего, к сожалению.

Мне не дали опомниться, перенесли в кресло за письменным столом. Внутри всё сжалось. Кажется, ситуация повернулась так, как мы совершенно не рассчитывали.

— Ксандр Йонтарг опытен и опасен. Держи с ним ухо востро. И поменьше лишних слов, — тем временем быстро говорил Эрхарт. — И ни в коем случае не говори, что видела меня. Теперь ты — дортесса Крайнц. Как и почему — не его дело. А будет слишком проявлять интерес, скажешь, что все детали потом. Дормара позови сюда, он не только личный распорядитель, но и секретарь. Заодно сможет дать подсказку.

— А… вы? — только и сумела выдавить я.

— А я сейчас должен исчезнуть, чтобы меня не почувствовали.

— Подождите! — Я поймала Эрхарта за руку. — Вы сказали, титул передается только после смерти предыдущего дорта.

— Всё верно, дорогая, — кивнул он. — Я страшно… совершенно… небывалейше мёртв.

И он растворился на месте, оставив меня с раскрытым ртом и сумбуром в мыслях.

Дормар вошёл, осмотрелся, усмехнулся уголком губ.

— Дорт Крайнц прекрасен, не так ли? Он хоть что-то успел сказать?

— Ровно столько, чтобы у меня возникло желание его убитьвать, — мрачно заметила я.

Дормар еле слышно рассмеялся.

— О, мне нравится, замечательный настрой. Анастасия, ещё чуть-чуть, и Умбрас будет под вашим очаровательным каблуком?

— Футфетишист? — ехидно поинтересовалась я, понимая, что вопрос жутко глупый. Но это помогло немного расслабиться и отвлечься от подступающего мандража.

Итак, сейчас придет тот, кто явно не настроен на милую беседу. Говорить точно не могу, но что-то подсказывает, что на друга-брата-свата Эрхарт так бы не реагировал.

— Немного, — хохотнул Дормар. — Так, теперь серьёзно. Ксандр потрясающе бестактен и ведет себя словно настоящее животное. Но вреда причинить не сможет, в Крестовом замке все встанет на защиту своей хозяйки.

— Пока что я хозяйка на словах, — заметила я, скользя взглядом по стене с оружием.

Нехорошие мысли, конечно, и моё фехтование — это взять колюще-режущий инструмент и замахнуться на оппонента. Всё. Но кто его знает, возможно, неумелая дамочка в обращении с оружием — пострашнее иного профессионала.

— А вот и нет, — хмыкнул Дормар. — Как раз контракт на владение замком был подписан ещё перед тем, как мы оказались в Умбрасе. Так что в этом плане все замечательно.

Я хлопнула ресницами. Господи, какая же всё-таки дура. Слушала тут Эрхарта с его разговорами, а сама уже практически приняла все обязанности. Пусть не по своей воле, а по причине изворотливости Дормара, умудрившегося добыть мою кровь, но факт остается фактом.

За окном вдруг что-то зашуршало. А потом красными угольками сверкнули глаза. Мамочки… и не одни.

— Всё в порядке, — тихо сказал Дормар, оказавшись за моей спиной и положив руки на плечи. — Это Маргр и его ребята. Наблюдают. Они тоже всегда на страже.

— Так не любят оборотней? — сорвался с губ нервный смешок.

— Кто их любит… — пробормотал он.

— Уж точно не вы, господин ас Вирд, — раздался голос, от которого я подпрыгнула на месте.

Дверь распахнулась. На пороге стоял худенький низкий человечек, который тут же бросил на нас извиняющийся взгляд. За ним — трое высоких мужчин в темной одежде.

Слуга привел гостей, которых никто не звал», — поняла я.

— Господин Ксандр ас Йонтарг и его советники, — провозгласил он и бросил на меня вопросительный взгляд.

Ничего не оставалось, кроме как кивнуть и дать понять взглядом, что он может быть свободен.

Человечек исчез, а троица ступила в кабинет.

Так-так, такие же высокие, как и Дормар с Эрхартом. Вроде бы люди, а вроде и нет. Кожа белая, но стоит только начать двигаться, как она отливает серо-стальным цветом. Отчего возникает ощущение, словно передо мной киборги.

Тот, что стоит впереди, явно Йонтарг. Короткие каштановые волосы такого же оттенка, как у меня. Высокий лоб, орлиный нос, разлет соболиных бровей, квадратный подбородок. От виска к щеке спускается шрам. Глаза темно-карие. Хотя нет, левый сияет янтарём, будто у хищного зверя или птицы.

На лице щетина, этот красавчик явно не задумывался об услугах барбера. Мощную шею обхватывает цепочка из черного металла, очертания круглого медальона виднеются через тонкую ткань футболки. Кожаная куртка, кожаные штаны и ботинки. Не хватает только мотоцикла. И ещё странная деталь: левая рука в перчатке, правая же оголена. Любитель асимметрии?

За ним стоит блондин, справа на виске выбриты узоры, слева — удлинённые пряди. У него тоже шрам, только на переносице. Глаза холодные, как лёд на реке ранней весной. Губы поджаты, будто еле сдерживается от брезгливой ухмылки. На нем кожаный плащ длиной до пят.

Третий — темноволосый, гибкий, лицо словно нарисованное. Слишком слащавый, если бы не выражение лица. Сразу понятно, с таким парнем шутить не стоит — разве что вы очень любите черный юмор. На нем косуха и джинсы, и, как ни странно, нигде не видно шрамов.

Все трое смотрели на меня без всякой доброжелательности. Разве что взгляд брюнета был немного мягче остальных. То ли не такая злобная бука, то ли просто кобель.

Я обвела взглядом всех гостей. Сдаваться тоже не собиралась. Почему-то внутри появился азарт. Не то чтобы собиралась дёргать за хвост разъярённых тигров (ну или кто они там?), но падать на колени и бить челом точно не буду.

— Добрый вечер, господа, — сказала невозмутимо и спокойно. — Добро пожаловать в Крестовый замок, резиденцию клана Крайнц.

Мужчины быстро переглянулись, словно пытались понять, что со мной делать. То, что меня тут не ждали, читалось на их лицах.

— Ксандр ас Йонтарг, — мягко произнес за моей спиной Дормар, — дорт клана Йонтарг. И его…

— Все это прекрасно, — перебил Ксандр, сверля меня тяжёлым взглядом. — Но меня совершенно не интересует. Вы обещали отдать нам тень. Время идет, силы скоро начнут таять, а от Крайнцов ни привета, ни ответа.

— Если вы уточните, какую именно тень, я буду благодарна.

Ксандру мои слова не понравились. Он криво усмехнулся.

— Не знаю, какие игры ведет Эрхарт, но это слишком. Я не намерен ждать, пока ты навешаешь мне лапши на уши, девочка. Все сроки давно вышли. Если клан Крайнц через неделю не доставит мне тень, у вас будут проблемы. Большие.

После этого он резко развернулся и вышел. Блондин мерзко хмыкнул и последовал за Ксандром. Брюнет на секунду задержал на мне взгляд и покинул кабинет.

 Спустя час попыток разобраться, что происходит вокруг, я осознала, что голодна как барракуда. Дормар не заставил ждать и спросил, чего я желаю.

— Калорийное, вкусное и в постель, — мрачно сказала я. — Потому что ещё чуть-чуть, и я свалюсь с ног.

Учитывая, что я отработала весь день, клиенты попадались противные до ужаса, думать больше ни о чем не хотелось. Уж совсем не предполагала, что в один прекрасный момент окажусь в другом мире, в мрачном замке, в кругу малоприветливых мужчин. Ну ладно, Дормар не в счет. И Маргр тоже ничего. Но остальные…

Оказавшись в своей комнате, я скинула туфли и чуть не застонала от удовольствия. Нет, все же каблуки — это одновременно благословение и проклятие рода женского. Они помогают совращать мужчин и мучить себя.

Мужчины… Я нахмурилась, закусив губу. Господи, это что вообще было? Вот же хамлюги. Какие именно проблемы они могут нам учинить, я пока не знаю, но что-то не очень хочется узнавать, какие именно.

И Эрхарт, сволочь, смылся в самый неподходящий момент! Увижу — убью. Точнее, сначала вытрясу всю информацию, а потом убью ещё раз!

Кстати, судя по всему, оборотни Йонтарг понятия не имеют, что он отошёл в мир иной. Это тайна? Странно. Или принять замок можно и без смерти дорта? Дарственная, скажем, и всё такое. Сложно, одним словом.

Хотя нет, не может быть. Никто не удивился, что я наследница. Значит, про смерть знают. Но… не в курсе, что Эрхарт может призраком шастать по замку?

В дверь постучали.

— Войдите, — бросила я, запуская пальцы в волосы и массируя виски.

Сначала вкатилась тележка с ужином, потом вошёл Дормар. Что интересно, тележка передвигалась сама собой. Я с изумлением наблюдала за происходящим.

— Наш повар приготовил для вас жареный картофель, мясо под соусом, салат из овощей и шоколадный торт с клубникой. И да, надеюсь, вы не против красного полусладкого?

— Я бы в нем ванну приняла, — буркнула, разглядывая открывшиеся взору яства и понимая, что все не так уж плохо.

Ага, и обращается ко мне теперь на «вы». Видимо, то, что меня официально объявили дортессой, теперь серьёзное дело. Тыкать нельзя.

— Я могу ещё чем-то быть полезен? — улыбнулся Дормар.

— Разумеется, — кивнула я. — Иди сюда.

Улыбка с его лица тут же исчезла. 

Так-так, насторожился, посмотрел в сторону двери. Кажется, его не сильно радует перспектива подойти ко мне ближе.

Я чуть подвинулась на кровати, давая понять, где именно хочу его видеть.

— Присядь. У меня есть вопросы.

Дормар подошёл и сел, вопросительно покосился на меня.

— Да?

— Что с этими оборотнями? Почему этот Ксандр так себя вел? Что тут вообще происходило?

Некоторое время Дормар молчал, потом коротко вздохнул.

— Если кратко, то ситуация такая: кланы теней отдают клану оборотней одну из своих женщин. Ту, которая сумеет выдержать мощь и напор оборотня и не сломается. Тень для дорта клана — это как истинная пара. Она придает ему силу. Его клан становится сильнее. И наследники тоже сильнее обычных людей.

— Оборотней? — уточнила я, разобравшись с ужином и приступая к десерту.

— Ну да, — кивнул Дормар. — Мы… можно сказать, платим им своеобразную дань.

— А это с какой радости?

— В своё время были войны между тенями и оборотнями. Последние победили и обязали наши кланы отдавать подходящих им девушек.

— Средневековье какое-то, — нахмурилась я, крутя вилку в руках.

— Видишь ли, мы тоже получаем своеобразную выгоду, — неожиданно усмехнулся он. — Наследники сильны. И весьма лояльны к обеим расам.

— То есть ты хочешь сказать, что всё хорошо?

— Ну…

— Будешь мяться, вымажу этим шоколадом! — пригрозила я.

Дормар побледнел, явно не ожидая такой подставы.

— Помилуйте, вы ещё суровее Эрхарта.

— То-то же. Хотя… А почему девушку не отдали до сих пор? Ксандр действительно долго ждет?

— Год, — мрачно сказал Дормар. — Подходящую не могли найти. Правда… была одна. Но Эрхарт почему-то упорно её не замечал.

Да уж, задачка ещё та. Однозначно надо ловить этого трепливого призрака и трусить из него правду. Потому что с таким мизером данных я вообще ничего не сделаю. А ждать год… любой озвереет.

Я сделала глоток вина, оно оказалось пряным и ароматным.

— Получается, он себе ищет невесту?

— Да. Или хотя бы пару, которая родит ему ребенка. — Дормар развел руками. — Не всегда пара становится женой оборотня.

— Э-э-э, там хоть гаремы не в ходу?

Судя по округлившимся глазам моего личного распорядителя, такого там не было. А вот любовницы, на которых закрывали глаза, явно вполне привычное явление.

Дальнейший разговор не принес ничего толкового. У меня просто начали слипаться глаза. Дормар все понял, быстро убрал все следы ночного перекуса и оставил меня в блаженном одиночестве.

— Если я понадоблюсь, достаточно позвать меня вслух трижды.

— Какой очаровательный способ связи, — фыркнула я.

Дормар послал мне воздушный поцелуй — видимо, благодаря за то, что не стала пытать его шоколадом и вела себя как хорошая девочка.

Однако на этом все мои способности умничать закончились: подушка и одеяло манили всё сильнее. Стоило только лечь, как сон тут же принял меня в свои ласковые объятия. И почему-то последнее, что мелькнуло перед внутренним взором, перед тем, как нырнуть в сладкую темноту, был высокий оборотень со шрамом на щеке и с рукой в перчатке.

 

Глава 3

Спалось… сладко.

И вроде бы надо встать, а совершенно не хочется. Потому что снилось что-то такое доброе и приятное. А ещё передо мной раскинулось огромное поле, засаженное восхитительными фиалками. От их аромата шла кругом голова, хотелось смеяться и бежать вперед, не касаясь земли босыми ногами.

Небо было бездонным и прекрасным. Голубое-голубое с едва уловимым лиловым оттенком. Хотелось раскинуть руки и обнять его, прижать к себе. Закружиться в танце под неслышимую музыку и громко смеяться. Потому что именно смех помогает распускаться всё новым и новым фиалкам.

Над головой вдруг появился белоснежный корабль, будто сшитый из облаков. Кто-то помахал мне рукой, издалека и не рассмотреть толком.

Я помахала в ответ.

Сверху вдруг посыпались розовые лепестки. Я снова рассмеялась и начала их ловить руками.

— Привет, фиалковая красавица, — прозвучал чей-то весёлый голос. — Давно я тебя не видел. Хочешь прокатиться по небу?

— Хочу! — звонко ответила я.

С борта корабля упала лестница, сплетённая из ярко-алых цветов и перевитая зелёным плющом.

Я схватилась за неё и… открыла глаза.

Моргнула пару раз, пытаясь понять, где нахожусь. В голове до сих пор звенели смех и голос капитана облачного корабля.

Но часы показывали ровно восемь.

Солнечные лучи шкодливо не пробирались комнату, но я каким-то образом поняла: утро и пора вставать.

А ещё — я в комнатах, которые мне выделили в Крестовом замке. И дорт его умер, а я — хозяйка этих мест. И это всё почему-то не кажется диким абсурдом. Может быть, мне подсыпали в еду какие-то наркотики, приглушающие желание завопить: «Этого не может быть!»

Шумно выдохнув, я откинула в сторону одеяло, потянулась и подошла к окну. А красиво, между прочим. Ухоженный внутренний двор, чуть дальше — сад. А если взглянуть налево, то там целая скульптурная группа и фонтаны. Ай да господин Крайнц, да вы затейник.

Ухмылка сама собой появилась на губах. Почему-то проснулся азарт. И пришла странная уверенность: у меня получится всё то, что не вышло у Эрхарта. Каким образом? Черт его знает. Но если мироздание решило вручить клан теней менеджеру по продаже мебели, то… кажется, здесь всё плохо.

У меня никогда не было стеснительности или каких-то комплексов по поводу моей должности. Каждая работа достойна уважения. И только от тебя зависит, станешь ты хорошим специалистом или будешь серой унылой финтифлюшечкой, которая умеет только ныть и жаловаться на жизнь.

В дверь постучали, отвлекая от мыслей о прошлом.

— Это Дормар, Анастасия. Разрешите войти?

Я невольно скользнула ладонями по черно-бордовой комбинации, в которой легла спать. В шкафу оказались весьма красивые вещи, от которых сложно отказаться и не надеть. Благо комбинация приличная и длиной до колен. Так что можно только накинуть халат, и всё очень хорошо.

— Входи! — крикнула я.

Двери распахнулись. На пороге показался отвратительно бодрый и улыбчивый Дормар. В его руках был серебряный поднос с кофейником, чашкой и блюдом, прикрытым куполообразной крышкой.

— Доброе утро, моя дортесса. Как спалось? Завтрак подан.

— Доброе…

Обращение было интересным, нигде внутри ничего не воспротивилось, однако пока что… рановато. Ну и хочешь или нет, а себе-то можно признаться. Я просто не хочу, чтобы молодой симпатичный мужчина обращался ко мне по званию или титулу, или ещё по чему-то.

«А что насчет Ксандра?» — неожиданно возникла мысль.

В ту же секунду показалось, что мне снилось не только фиалковое поле. Было ещё что-то, опасное и дикое. То, что заставляло сердце биться в диком ритме и всё тело — гореть от вожделения.

И рядом были оборотни. Голодные, ненасытные, готовые уничтожать всё на своём пути.

Я невольно вздрогнула. От Дормара это не ускользнуло. Он чуть нахмурился.

— Что-то не так?

— Всё хорошо, — выдохнула я и быстро направилась в ванную. — Сейчас буду.

На армейской скорости приведя себя в порядок, я перед выходом ещё раз глянула в зеркало. Всё как обычно. Даже глаза не такие синие, как вчера. Хм, буду хамелеоном? Или это всё привиделось просто?

Когда я вернулась, Дормар уже расположился в кресле возле столика, где райскими запахами благоухал мой завтрак. Яичница, колбаски, зелень, помидоры, поджаренный хлеб с кунжутом. Хм, а жизнь-то налаживается.

На вкус всё оказалось отменным.

— Рад, что вы оценили старания повара, моя дортесса, — улыбнулся Дормар, всё поняв по моему лицу.

— Анастасия, — поправила я, наливая кофе, крепкий и сладкий.

Сколько ни пыталась пить его без сахара, силясь постичь истинный вкус, ничего не выходило. Не люблю кофейную горечь и всё тут.

Дормар приподнял брови, но спорить не стал. Хороший мальчик. Понимает сразу. Хотя… мальчик из него такой же, как из меня — робкая безгрешница на пороге искусителя.

— Хорошо… Анастасия. Тогда прошу допивать, у нас сегодня насыщенный график.

Я с интересом посмотрела на него.

— Уже интереснее. Что за график?

— Нужно получить документы на подтверждение личности, наш специалист приедет в замок. Познакомиться с местными, чтобы знать, кто всегда готов помочь, а кто подсыплет яду в тарелку.

Я демонстративно глянула на яичницу.

— Подсыпали уже?

— Я фигурально выразился, — поперхнулся он. — Настолько коварных служащих тут нет. Здесь верные люди. Но немного специфические.

Я хмыкнула:

— Жаль. Скучно живете. Хотя… подождите, а как умер дорт Крайнц?

Лицо Дормара помрачнело:

— Об этом никто не знает. И его дух не упокоится, пока не отомстит.

Я приподняла бровь:

— А тело нашли?

Он покачал головой.

Так-так, просто чудесно. Слов нет — одни эмоции. Надо разбираться не только с навалившимися проблемами, но ещё и с убийцами Эрхарта. Нет, прямо мне этого, разумеется, никто не сказал. Но не надо быть семи пядей во лбу, чтоб понять: убили его, могут убить и меня. Сомневаюсь, что убийца так хотел вручить замок и управление кланом в руки неведомой девицы из другого мира.

Мысли об этом заставили нахмуриться.

— Дормар, а что будет там, в моём мире?

— В каком смысле? — осторожно уточнил он.

— Там осталась съемная квартира, мама, которая живет в Улашовке, Люда — подруга и коллега; работа, на которой мне ставят прогулы.

Его светлые брови удивлённо приподнялись.

— Прямо так переживаете?

— У меня ещё остался шоколад, — прищурилась я, давая понять, что не стоит строить из себя невинную овечку.

В конце концов, меня утащили сюда, ничего не спросив. Поэтому делать вид, что всё идет как надо, я не собираюсь.

Дормару мой вопрос явно был не по душе, однако он прекрасно понимал, что без ответа его целым и невредимым не отпустят.

— Мы кое-что умеем. Тени… стирают память. Никто ничему не удивится. Ваше исчезновение ни у кого не вызовет вопросов.

Чашка чуть не выпала из моих рук.

— Повтори.

Голос вышел какой-то чужой. Совершенно не мой. И судя по реакции Дормара, который тут же напрягся и бросил взгляд в сторону двери, он всё прекрасно понял.

— Анастасия, в прежнем мире о вас никто не помнит. Вообще.

Я вскочила на ноги. Сама не поняла, как кисти окутало клубами синеватого тумана.

Кончики пальцев покалывало. Казалось, стоит только захотеть, и с них сорвется самое настоящее пламя. Или сумасшедший поток энергии, который уничтожит всё на своём пути.

Дормар побледнел, выпрямился словно натянутая струна.

— Анастасия, пожалуйста, успокойтесь, — сказал он тихо и стараясь не показывать эмоций, но вышло не очень хорошо. — Вы, конечно, можете меня испепелить на месте, только потом придётся искать нового распорядителя. Да и это не будет решением проблемы. Вас сюда перенесли по велению Единой Тени.

Я слушала его, но в то же время поражённо рассматривала собственные руки. Туман медленно рассеивался, гнев потихоньку отступал. Это ещё что за спецэффекты? Я тут ещё и суток не нахожусь, а уже происходит нечто такое, чего не было двадцать семь лет. А и не могло быть, так как я обычный человек.

Быстрый взгляд на Дормара тут же дал понять, что эти «спецэффекты» далеко не безвредны.

— Мне откровенно жаль работу и квартиру. Но с этим можно смириться, — наконец-то произнесла я. — Будем считать, что я просто переехала. Однако бросать мать и Люду я не собираюсь.

— А есть предложения? — мрачно поинтересовался он.

Я улыбнулась. Кажется, получилось не слишком дружелюбно: на высоком лбу распорядителя выступили едва различимые бисеринки пота.

— А это уже ваша задача, Дормар ас Вирд. Мне нужно поддерживать с этими людьми контакт.

Он не стал возражать. Только в голубых глазах появилась какая-то обреченность.

В комнате воцарилась тишина, и это хорошо. Короткая передышка. Я пока сама слабо представляла, что скажу своим родным и близким. Знаете, какая-то тень с аллергией на шоколад утащила меня в другой мир, обманом заставив подписать контракт кровью. А-ха-ха, нет-нет, я не пьяна! Нет, и не курила! И даже не сошла с ума! Просто придите сюда и потрогайте местных горгулий. Вам сразу станет всё понятно!

Чудесно. Я в полной…

— Я сделаю всё, что возможно, — наконец сказал Дормар. — Но это займет какое-то время. Видите ли, не так легко отыскать тех, кто согласится доставлять послания между мирами. Это запрещено.

— А воровать людей разрешено? — хмыкнула я.

Домар только развел руками.

— Анастасия, в ваших жилах течет кровь Крайнцов. Вы, в общем, и не человек вовсе.

Стало быть, это не похищение, а всего лишь возвращение на родину.

Крыть нечем. Да и я прекрасно понимала, что спорить пока нет смысла.

— Ладно. Разбираемся с проблемами поочередно. Когда мне нужно… знакомиться с обитателями замка?

Дормар взглянул на часы, что-то мысленно прикинул.

— Через полчаса.

Я кивнула.

— Хорошо. Зайди за мной. Пока можешь идти.

Он исчез чуть ли не в мгновение ока. Я невольно усмехнулась. Кажется, тут ко мне не относятся как к глупенькой девочке. Дормар, который перенес меня сюда и летел рядом с Маргром, действительно опасается.

Разобраться бы только, что именно за способности я получила в подарок. И как с ними управляться.

Я подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Оттуда на меня смотрела каштанововолосая девушка с удивительно пронзительным взглядом синих глаз. При этом цвет настолько яркий, что мог бы посоревноваться с сапфирами в королевской короне.

— Ну что, Настюндра, — тихо обратилась я к себе так, как это обычно делала Люда, — покажем им, кто тут хозяйка положения?

И хоть внутренний голос намекнул, что до хозяйки мне как до Билла Гейтса на его вилле, но надо же себя как-то подбадривать!

Когда я была готова, Дормар постучал в дверь.

— Анастасия, можем идти?

***

На меня смотрели. Кто-то с интересом, кто-то — мрачно и безразлично, кто-то — настороженно.

Что они видели? Девушку в черном брючном костюме, которая рассматривает всё вокруг. Как оказалось, мой гардероб полон темных вещей. И в очередной раз легким касанием перышка проскользнуло удивление: кто так осведомлён о моём вкусе?

— Это Марта, наша экономка. Это Михаэль — повар. Алида и Паула — горничные. Маргр — капитан горгульей стражи. Сильвий — библиотекарь. Эден — садовник.

Негусто. Их было слишком мало, что не могло не насторожить. Пусть я не обошла весь Крестовый замок, но он кажется большим. А тут так мало людей.

Марта и Михаэль — седовласые и подтянутые, похожи выражениями лиц и взглядами серых глаз. Не удивлюсь, если они брат и сестра. Алида и Паула моложе меня, хорошенькие, чернокосые, пухленькие. Даже сейчас улыбаются, хоть обстановка и не очень располагает. Маргр вот смотрит как на старую знакомую. Просто физиономия горгульи — это не совсем то, что может принести хорошее настроение. Однако я прекрасно чувствую: от Маргра подставы ожидать не стоит.

Эден — худощавый и сутулый мужчина без возраста. Казалось, ему, в общем-то, не особо важно, кто будет управлять замком: я или Эрхарт. Ему важны его растения. Сильвий… Этот человек был словно сшит из пергамента. Кожа желтоватого оттенка. Морщин на лице не так много, но чувствовалось, что он стар. Даже вопреки черным пронзительным глазам и черным волосам без единой серебряной нити. Его пальцы длинные и гибкие, а ногти тёмные и чуть загнутые, словно он их специально отпускает и красит.

Знакомство прошло… нейтрально. По крайней мере, хотелось так думать. Они смотрели на меня, я — на них. Каждый пытался изучить незнакомую сторону.

Перед тем как все разошлись, Маргр что-то шепнул Дормару. Тот нахмурился.

— А что у нас происходит? — поинтересовалась я, становясь между мужчинами… мужчиной и горгульей.

— Наш специалист уже прибыл, — сказал Дормар. — Он очень хочет поскорее встретиться с вами, чтобы сделать документы.

— Не хочет задерживаться до темноты, — добавил Маргр, — говорит, на дорогах сейчас неспокойно.

— А кто у нас на дорогах? 

— О… да много кто, — хмыкнул он. — Нечисти столько, что упаси Единая Тень. Бывает ничего, нормально живем. А случается, что проходу не дают.

Я задумалась, щелкнула пальцами. Дурацкий жест, от которого не могу избавиться ещё с института. Как ни пыталась, всё насмарку. Почему-то успокоиться и привести мысли в порядок помогает именно этот щелчок.

— Дороги наши или чужие?

Дормар и Маргр переглянулись, потом Дормар осторожно ответил:

— Частично наши, а что?

— Очень плохо, — мрачно сказала я, — что на частично наших дорогах происходит какое-то безобразие. Этим надо заняться.

Снова быстрое переглядывание. Так-так, это я сейчас Америку открыла? Или не ожидали такой прыти?

— Заняться можно, — совершенно серьёзно произнес Маргр. — Даёте распоряжение, моя дортесса?

Ещё один. Однако это горгулья, а не симпатичный мужчина. Потому и внутри ничего не воспротивилось, пусть зовет.

— Даю. На дорогах должно быть безопасно. Надеюсь на вас, капитан Маргр.

Короткий кивок, непонятное выражение в алых глазах — словно никто и никогда не говорил ему таких воодушевляющих слов, — и вот мы с Дормаром остались вдвоём.

Я села за стол, задумчиво постучала ногтями по крышке.

«Интересно, тут есть приличные маникюрщицы?» — мелькнула совершенно неуместная мысль. И губы сами растянулись в улыбке. Так, а мысли о приземлённом и бытовом возвращают в простой мир, где нет теней и хмурых обитателей замка. Уже лучше.

— Каковы ваши впечатления, Анастасия? — осторожно поинтересовался Дормар.

Я сделала неопределённый жест, давая понять, что пока сама не определилась. И это правда.

— Знаешь, пока вижу одно: мне не рады.

— Их можно понять, — даже не подумал подсластить пилюлю Дормар. — Они, кроме Алиды и Паулы, тут живут с юных лет. Крестовый замок для них важнее дорта…. Простите, Анастасия.

— Да чего уж там, — пожала я плечами. — Это получше, чем лживые улыбки

— Но они не плохие люди, — тут же прибавил он. — Просто… специфические.

Ну что ж. Это не беда.

Лишь бы и правда не клали мне слабительное в обеды и ужины, остальное я как-то переживу.

— Тогда все вопросы у меня будут к тебе, Дормар.

Он явно ждал этого, потому что даже улыбнулся уголками губ.

— Так и должно быть, Анастасия, я же ваш личный распорядитель.

— Ты как-то не уточнил, входят ли туда обязанности няньки и слуги, — проворчала я.

— Само собой, — тихо рассмеялся он.

Кстати, улыбка ему к лицу — становится ещё симпатичнее. Жалко только, что не для меня.

Я искренне поразилась этой мысли. Такое впечатление, что почувствовала. Вот просто поняла, что мне и этому мужчине не по пути. И сразу стало как-то грустно. Только… черт возьми, откуда эти мысли?

— Тогда после получения документов мне нужна информация. Много. Всё про клан Крайнц. И про оборотней Йонтарг. А ещё неплохо бы увидеть отчеты, сколько девушек мы им поставляли.

Дормар приподнял бровь.

— Как интересно вы выразились. Но я знаю, что последняя из наших теней ушла в клан оборотней пятьдесят лет назад.

 Не успела я переварить информацию, как пришел высокий угрюмый мужчина в черном костюме и с плоским кожаным дипломатом. Типичный юрист. Весь такой подтянутый, ухоженный, с пронзительным взглядом серебристых глаз и идеальной стрижкой на белоснежных волосах. Глаза… да, они именно серебряные. Очень светлые, такое… выцветшее серебро, которое никогда не чернеет. Смотришь — и не можешь поверить в увиденное. А ещё лицо… вроде бы вполне привлекательное, словно высечено из камня умелым скульптором. Чуть длинноватый нос, высокие скулы и тонкие губы. На щеке едва заметный шрам — белесая кривая полоска. Ощущение, что при создании этого человека всевышний попросту забыл добавить красок.

Снежно-белые волосы зачесаны назад. Руки — в кожаных перчатках. Словно он боится где-то оставить отпечатки пальцев. У Ксандра Йонтарга тоже была перчатка, но тут прям… будто старательно прячут что-то от чужих глаз.

Одежда не броская, но идеально выглаженная. И обувь явно недешёвая. Пусть я не знаю местных расценок, но кое-что знаю о мужчинах, которые фанатеют от дорогих штиблетов. С одним таким имела неосторожность встречаться полгода.

Меня изучили в мгновение ока. Взгляд прошёлся с головы до ног и обратно. По лицу ничего не поймёшь: остался доволен увиденным или наоборот всё пропало?

— Добрый день, госпожа Край, — произнес он приятным голосом. — Разрешите представиться: Дитмар Гешихте-Шварц, нотариус клана Крайнц. Я к вашим услугам.

Я искренне изумилась, услышав, что обратились по моей настоящей фамилии. Бросила быстрый взгляд на Дормара, тот коротко кивнул. Э-э-э… в смысле, чего ты мне тут киваешь? Ты бы ещё стриптиз исполнил, сволочь.

Пришлось выкручиваться самой.

— Добрый день, господин Гешихте-Шварц, — ответила я как можно вежливее. — Пожалуйста, присаживайтесь, приступим к делу.

Он чуть склонил голову, давая понять, что согласен.

Стоило нам оказаться друг напротив друга, как я поняла, что нервничаю. Черт возьми, терпеть не могу, когда собеседник молчит и не спешит говорить. Это, знаете ли, профдеформация. Если человек пришёл в магазин и слушает продавца или же вообще понятия не имеет, что ему нужно, то потом начинаются вырванные годы. Сначала молчание — потом вынос мозга. Как собирается действовать этот Гешихте-Шварц, я понятия не имею, но начало уже настораживает.

Передо мной появилась стопка документов.

— Здесь прописаны ваши права и обязанности, госпожа Край, — невозмутимо сказал он.

Я невольно хмыкнула — а Дормар-то далеко не все мне рассказал. А-та-та тебе будет, мой личный распорядитель. Взяв стопку, пробежалась взглядом. Так, это надо изучать. Ибо сейчас подпишешь, потом будешь иметь большие проблемы и постоянную головную боль, из-за которой не сможешь заниматься сексом с любимым мужчиной. Мужчины, конечно, нет. Но когда-нибудь он должен появиться. Я надеюсь.

— Прилично, — заметила я. — Сколько у меня есть времени на изучение?

— Вы хотите это изучать? — поинтересовался Гешихте-Шварц таким тоном, что тут же захотелось дать ему в морду. Ну так, чисто для профилактики, чтобы не считал себя умнее других.

Однако пришлось улыбнуться, невозмутимо и белозубо, и подтвердить:

— Я хочу это изучать, господин Гешихте-Шварц. Разве как нотариус вы не согласны, что прежде чем что-то подписать, нужно это прочесть?

На бледных губах наконец-то появилась улыбка.

— Рад, что вы так считаете, — сказал он.

Передо мной показалась плоская коробка, сияющая мягким фиалковым светом. Я тут же вспомнила сегодняшний сон.

— Здесь ваши личные документы и те, которые подтверждают, что вы — хозяйка Крестового замка.

Я открыла коробку. Поначалу глазам стало больно, но спустя несколько секунд удалось разглядеть паспорт, похожий на айди-карту, несколько удостоверений и книжицу в кожаном переплете, где указывалось, что Анастасия Крайнц является официальной владелицей замка.

— А скажите… — начала я.

— Да-да? — с интересом посмотрел на меня Гешихте-Шварц.

— Когда я смогу стать полноправной дортессой? Видите ли, Эрхарт Крайнц сообщил, что для этого нужно посетить Храм Тысячи Горгулий, но мы просто не смогли туда войти.

— Вы уже были в городе? — спросил Дормар одновременно с нотариусом.

Я замешкалась, но потом рассказала, как всё было. В конце концов, от всех скрывать факты не получится. Да и Эрхарт ничего не говорил об этом.

Мужчины нахмурились.

— Не знаю, в какие игры играет бывший дорт Крайнц, — мрачно произнес Гешихте-Шварц, — но… чтобы понимать, что к чему, вам стоит самой пойти к Храму Тысячи Горгулий. А там уже действовать по обстоятельствам.

— Может, всё равно ничего не получится? — напряглась я.

Он чуть пожал плечами.

— Здесь может быть всё. Но лучше убедиться самостоятельно.

— А какие могут быть причины… Что не дает Анастасии войти в храм? — быстро спросил Дормар.

— Она только вчера прибыла сюда. Вполне может быть, что Единая Тень ещё не признала её своей подданной. И всего лишь нужно время.

— Но у нас его нет, — мрачно сказала я. Перед внутренним взором появился Ксандр Йонтарг, а в ушах снова прозвенело его требование.

Женщина. Им нужна женщина.

 

Глава 4

Мой тяжёлый кулак опустился на стол, и фарфоровые чашки с блюдцами чуть не подпрыгнули.

Я был просто в бешенстве. Всё можно понять, но Крайнц… сволочь, даже других слов не находится. Не удивлюсь, если он кому-то перешёл дорогу, и тот кто-то просто не вытерпел да прибил его за болтовню и невыполненные обещания.

— Разваливать столик необязательно, — лениво заметил Франц, взяв со стола чашку с кофе. — Ведешь себя как дикарь.

Я мрачно посмотрел на него, давая понять, что всякая белобрысая язва мне тут ещё указывать будет. Однако друг ни капли не смутился, сделал глоток и смешно поморщился. Шрам на переносице стал ярче, чем обычно.

Да уж… Кажется, в клане не осталось уже никого, чьи бы лица и тела остались без изъянов. И всё потому, что нам нужна кровь, свежая кровь, которая сумеет возродить нас.

Я откинулся на спинку стула и посмотрел на площадь. Серебристый свет заливает все вокруг. Зонне — светило Умбраса — никогда не ослепит своих жителей, оно мягкое и ласковое, оно всегда скрывается за плотной завесой облаков. По легенде Единая Тень и Лунный Луч решили, что в мире мало света, и создали Зонне, деликатное белое солнце мира, которое появилось из тьмы.

На площади смеялись дети, прогуливались люди, спешили по своим делам.

В моём клане детей рождается всё меньше. С каждым разом родители сильнее страшатся увидеть на теле своего ребёнка изъяны. Хотя… что там изъяны, всё чаще дети рождаются мёртвыми.

Я сделал шумный вдох.

К нам подошёл Юрген, водрузил на стол стеклянный френч-пресс, где был его любимый кофе со специями.

— Что тоскуем? — поинтересовался он звонко. — Ксандр, у тебя такое выражение лица, словно весь мир повернулся к тебе задом.

— Тут бы я нашёл выход, — осклабился я.

Мелкий был прав. Ситуация дрянная, но если повесить нос и раскиснуть, ничего не получится.

Хотя Юрген младше меня и Франца на каких-то три года, но «мелкий» ему идет. И ростом пониже, и душой почище.

— Я в тебе не сомневался, — чуть улыбнулся он, наливая кофе мне и себе. — Что ни делается, всё к лучшему. Сам понимаешь.

— Не нарывайся, — снова помрачнел я.

Но Юрген только пожал плечами. Его лицо не пострадало, да и тело тоже. Все проблемы были спрятаны внутри. Каждый оборот приносил жуткую боль. Поэтому практически всё время он находился в человеческом обличье. Даже не помню, когда видел его настоящим.

Франц хмыкнул:

— Ну давай, скажи, что тебе не понравилась эта девица.

Я чуть не выронил чашку.

— Ты о ком?

— Об этой Анастасии-и-и, — улыбнувшись, произнес он, намеренно растягивая её имя. — Вполне симпатичная.

— Уж куда лучше прежнего дорта, — рассмеялся Юрген.

— Ещё бы знать, откуда она взялась, — хмыкнул я.

Ну да. Ничего такая. Правда, она сидела за столом, так всё не рассмотришь. Но вроде бы миленькая. Очень надеюсь, что новая дортесса не отыщет самую страшную девку в клане. Не то чтобы я столь разборчив, когда дело касается попытки хоть как-то исправить ситуацию, но не хотелось бы пугать своих оборотней.

— Хороший вопрос, — кивнул Франц. — Мои ребята никогда не докладывали о наследницах Эрхарта. Старый лис не мог иметь детей, а вечная вражда Крайнцов за власть привела к тому, что кроме него здесь больше никого не осталось.

— Но ведь можно было воспользоваться древним законом, согласно которому допустимо передать власть в руки избранному члену клана, — протянул Юрген. — Почему он этого не сделал?

Я покрутил ложечку в руках, обдумывая сказанное:

— Два варианта. Или Анастасия никакая не родственница Эрхарта, и они просто прикрывают свой обман. Или всё-таки родственница… но, где он её прятал всё это время?

Повисла тишина. Кажется, это озадачило всех.

Войны между тенями и оборотнями остались в прошлом. Нам приходится существовать мирно хотя бы потому, что ни у нас, ни них нет сил победить. Поэтому и необходимо находить компромиссы, которые, откровенно говоря, бесят обе стороны, но… пока ничего не поделаешь.

— Вообще-то… прятать глупо, — тихо сказал Юрген, подперев щеку кулаком. — Разве что боялся подставы от своих. Никто из оборотней не будет покушаться на главу клана теней — кроме раздора это ничего не принесет.

— Само собой, — согласился я, поглядывая на Храм Тысячи Горгулий сквозь хрустальные брызги находившегося рядом фонтана.

Давно я там не был… Зайти уважить Единую Тень и попросить совета? В конце концов, она хранительница нашего города. Ей всё равно, кто ты: тень, оборотень, дым-дар или человек. Она бережет и охраняет всех.

К храму подъехало несколько экипажей, запряженных химерами. Что-то зацепило моё внимание, не давая отвести взгляда. Чуть нахмурившись, я всмотрелся в две фигуры: высокого мужчину в черной одежде и, кажется, женщину в плаще. Да, вот она сняла капюшон, и по плечам рассыпались каштановые локоны. Даже Зонне выхватил их мягкий медовый оттенок.

— Та-а-а… — протянул Франц с еле слышным смешком. — Кого я вижу, сам Чёрный Сказочник пожаловал. Будет весело.

— Пройдись по мне пила, Гешихте-Шварц собственной персоной, — присвистнул Юрген.

— И Анастасия Крайнц, — заключил я, поднимаясь. — Что ж, господа, кажется, я хочу поболтать с милой дамой прямо сейчас.

***

— Анастасия, вы уверены? — всё же спросил Дормар.

Он явно беспокоился и не хотел отпускать меня в храм одну. В экипаже воцарилось молчание. Гешихте-Шварц проявлял небывалую учтивость — действовал на нервы только молчанием и взглядами, не давая никаких советов.

Это радует и раздражает одновременно. Удивляюсь сама себе: какое мне дело до того, что думает этот нотариус? Почему-то жутко хочется услышать его совет. И в ту же секунду послать так далеко, чтобы больше никогда не видеть носки его начищенных туфель. Тьфу, поди гормоны пляшут. Ну не может же человек одновременно бесить и радовать?

«Он не человек», — шепнул внутренний голос.

Я невольно вздрогнула и чуть сжала кулаки. Да, он не человек. Как и все остальные. Что Дормар с его улыбкой, что Маргр с горгульей мордой, что Эрхарт с призрачным телом.

— Уверена, — спокойно ответила я. — Вопросы надо решать сразу.

Гешихте-Шварц покосился на меня. По лицу ничего не понять. Что творится в его голове? Дал ли он верную подсказку или наоборот привез в пасть к чудовищу?

Ай, да ладно! Семи смертям не бывать, а одной не миновать. Сдаваться я не собираюсь. К тому же если всё же получится достучаться до этой Единой Тени, то… есть целый список вопросов, которые я хочу ей задать. И, возможно, договориться.

Мы подъехали к Храму Тысячи Горгулий. Стоило химерам остановиться, как Гешихте-Шварц подал голос:

— Господин ас Вирд, вам лучше остаться здесь.

Дормар изумлённо посмотрел на него:

— Почему?

— Есть вероятность, что у господина Крайнца не получилось провести Анастасию не потому, что она иномирянка, а потому что доступ закрыт всем, кто связан с Крестовым замком.

Мы вдвоём уставились на Гешихте-Шварца. Переглянулись. Поняли, что ещё больше запутались. Захотелось домой, подальше от всех этих тайн, загадок и жесткого сиденья в экипаже.

— Откуда вы знаете? — осторожно поинтересовалась я.

— Был случай в моей практике, — последовал невозмутимый ответ. — Однако, если позволите, я провожу вас до храмовой черты. Из-за того, что я не живу в замке и отношусь к роду Крайнц постольку-поскольку, какое-то расстояние получится пройти.

Дормар был не в восторге, однако вздохнул, вынужденно соглашаясь. Что ж, если это даст возможность избежать пожара из синего пламени, то я согласна.

Мы вышли и… замерли.

Храм Тысячи Горгулий в реальности был таким же потрясающим, как и в видении Эрхарта. Ну или куда он там меня утащил.

Я сделала глубокий вдох, любуясь величием строения. Оно чем-то напоминает знаменитый Собор Святого Вита в Праге. Когда ты, крошечный и хрупкий, стоишь у его подножия и смотришь вверх. А он просто вонзается в чистое небо и вышибает воздух из лёгких, не давая даже дышать от восторга и восхищения.

Стянув капюшон с головы, я тряхнула волосами. Спокойно, Настюндра, кто бы тут всем ни заправлял, он любит красивое. А кто любит красивое — тот, скорее всего, не потерян для общества.

Сделав шаг вперед, я увидела сапфировую линию, отделявшую площадь от более темных плиток, которыми выложено все пространство возле входа в храм. Кажется, это и есть та самая черта, о которой мы говорили.

Я уже было вознамерилась перешагнуть её, но Гешихте-Шварц удержал меня за локоть. Кожу обожгло сквозь ткань пиджака. С губ сорвался невольный вскрик.

— Подождите, Анастасия, вы точно хотите этого?

— Чего? — озадаченно уставилась я на него.

— Получить титул дортессы безвозвратно? Если Единая Тень благословит вас, выхода потом не будет.

И смотрит, гад, так, словно и впрямь беспокоится. Правда, это надо ещё рассмотреть через невозмутимую маску и упрямо сжатые бледные губы. Эх, уважаемые, я бы тут с вами ещё поболтала, только поздно пить боржоми. В смысле, давать задний ход, когда тебя уже притащили в Умбрас, посадили в кресло дорта и сказали: «Вот тебе руль, детка, рули. Правда, он немного сломан, но это детали».

— Понимаете, Дитмар, — его имя как-то сорвалось с губ само собой, и светлые брови немного приподнялись в удивлении, — поздновато вести задушевные беседы, когда я уже здесь стою. Я не просила титула, как и переноса в этот мир. Но раз уж всё так складывается, то лучше быть дортессой, чем не быть.

После чего улыбнулась, осторожно высвободилась из хватки и перешагнула через сапфировую линию. И замерла, не зная, чего ожидать.

Секунда, две, три… ничего. Мир не перевернулся, земля не раскололась, мертвые не восстали из могил. И не разлилось синее море пламени. А значит… значит, можно идти к дверям храма. И даже сторожащие вход горгульи не собираются причинить мне вред. Только смотрят своими рубиновыми глазами, следя за каждым моим шагом.

Я двинулась вперед. В какой-то момент показалось, что кто-то прожигает спину взглядом. Внимательным, голодным, непонимающим. Хотела было обернуться, но тут же одернула себя. Смотреть по сторонам — потом. Сначала дело.

Моя ладонь легла на гладкую дверь. Та тихо заскрипела и медленно отворилась, безмолвно приглашая войти.

 Без колебаний я вошла в храм, оставляя за собой весь Умбрас.

Двери за мной бесшумно закрылись, отрезав от внешнего мира. Руки похолодели. Невольно промелькнула мысль, что я зря так храбро рвалась вперед.

Что меня тут ждет?

Вопрос был крайне актуален, потому что кругом клубился туман. Сияющий всеми оттенками синего: от пронзительного ультрамаринового до мрачного кобальта. Все двигалось, плясало в каком-то безумном танце.

Откуда-то донесся смех, от которого по спине пробежали мурашки.

Здесь кто-то есть. Древний и могущественный. Для него люди — всего лишь пешки на игральной доске. Захочет — будет вести игру, а захочет — смахнет всех одним движением руки.

Он смотрит внимательно, изучает меня с ног до головы. Не спешит что-либо говорить, выдерживает паузу.

Я закусила нижнюю губу, приказывая сердцу не колотиться так бешено. Спокойно, Настюндра, справимся. Хотели бы убить, не изучали бы. Да и не вели бы сюда.

Откуда я это знаю?

Понятия не имею. Только вот есть такая уверенность, и все.

— Ну, здравствуй-здравствуй, Анас-с-стасия, — раздался голос, и не поймешь откуда.

Прозвучал словно сразу со всех сторон, проник в мозг и отозвался эхом. Не разобрать: мужской или женский. Ощущение, будто это… тень скользит по стене в пасмурный день. Чуть солнце показалось — видны очертания. Зашло — всё слилось, превратилось в одно целое, умело прячась от чужих глаз.

— Здравствуйте, — хрипло ответила я, осознав, что робею и понятия не имею, что говорить дальше.

Невидимые пальцы коснулись моего лица; от макушки до ступней вмиг понеслась ледяная волна. Я охнула и отшатнулась.

— Тш-ш-ш, не бойся, — тут же весело донеслось отовсюду. — Ты милая, а я не чудище, которое поедает девушек. Пока не чудище…

— Спасибо, утешили, — произнесла я немеющими губами. — И простите заранее, если что скажу не так. Видите ли, я не местная.

Короткий смешок заставил туман засверкать. Под ногами будто что-то дрогнуло и тут же пропало.

— Продолжай, Анас-с-стасия, — прошептал голос, — продолжай…

— Так уж вышло, что моя жизнь осталась где-то там, куда я не могу вернуться. Но там остались люди, которые мне дороги. Я не хочу их потерять.

В ответ — тишина. Только плещется вокруг синее море тумана. И кажется, что каждая маленькая волна смеется над моими словами. С другой стороны… кажется? Всё в этом мире условно.

Поэтому, отбросив в сторону все сомнения, я продолжила:

— Я никогда не управляла кланом, даже магазином мебели не приходилось. Но позорно сдаваться и бежать не собираюсь. И если уж от меня как-то зависит решение проблем, с которыми не смогли справиться местные, то…

То… что? Тут живёт куча народа, и они ничего не смогли сделать, а я приду и всё решу? Но, может быть, они просто не хотели? Тогда есть шанс.

— Хороший настрой, — донесся голос, — посмотрим. Наведешь порядок в клане Крайнц, узнаешь, кто строит козни и метит на роль главы — цены тебе не будет. Сумеешь уладить вопросы с оборотнями — получишь своих близких людей. Не дашь Умбрасу измениться — отправишься домой.

Я тупо посмотрела перед собой.

— Э-э-э-э… спасибо за доверие, конечно, но как?

— Кто из нас тут высказывал пожелания? — донесся голос со всех сторон. — Тебе теперь и думать, как да что. Безвыходных ситуаций не бывает.

— Вы случайно не подрабатывали коучем у моего бывшего директора? — проворчала я и тут же спохватилась. — Ой, простите, в смысле… я имела в виду, что…

Туман собрался в подобие руки, которая отмахнулась, разбрызгивая в стороны сапфировые искры.

— Шутишь — неплохо. Терпеть не могу унылых трусов, у них мозги вечно отказывают.

Мне показалось или в голове прозвучало веселье?

Кажется, всё очень печально. Я стою неведомо где, говорю неведомо с кем, но при этом не испытываю ни капли огорчения. Наоборот — с каждой минутой крепнет уверенность, что всё получится. Хорошо или плохо — это вопрос, но всё равно получится.

Я переступила с ноги на ногу.

— Ну? — раздалось тут же. — Давай, не томи.

Так, по-моему, я кому-то тут уже надоела. Ладно, переживем. Бывший тоже говорил, что надоела. Это не смертельно.

— Мне было сказано, что я должна стать дортессой официально, с торжеством. И для этого надо войти в Храм Тысячи Горгулий. Как… как мне ею стать, чтобы иметь все права для решения вопросов?

Туман замер; во всяком случае, клубы больше не двигались. А потом вдруг мой висок обожгло. Я вскрикнула и пошатнулась. Перед глазами замелькали тысячи картинок, в ушах зашумело.

Сердце словно пронзили острой иглой. Я снова закричала от боли, и кругом опустилась непроглядная тьма.

— Дортесса… Благословением моим теперь ты часть рода Крайнц, истинная полноправная дортесса клана. Торжество — мишура, которая лишь прикрывает истину, — прошелестел голос в моей голове, и снова вернулась возможность дышать.

Только вот ноги не держат. Поэтому неведомая сила подтолкнула меня к выходу.

— Иди, Анастасия, иди.

Раздался скрип, двери распахнулись, меня буквально вынесло из храма.

Я пошатнулась и неловко рухнула. Чьи-то сильные руки тут же подхватили меня, не давая упасть.

— Мог бы и поласковее, — пробормотала я, — тоже мне бог.

— Я не бог, — вкрадчиво произнес кто-то рядом.

Эти слова эхом отозвались в голове, и висок со скулой вновь обожгло.

***

То, что Анастасия Крайнц упадет мне прямо в руки, я как-то не ожидал.

Наверное, думал, что любая уважающая себя дортесса предпочтет рухнуть на плитку, но не в объятия оборотня.

Однако её это явно не волновало. Во всяком случае, сейчас.

Глаза, синие и нереальные, смотрят будто сквозь меня. Пухлые губы чуть прикушены, кожа лица неожиданно оказалась такой нежной, что тут же захотелось прикоснуться.

Я осторожно отвел от лица каштановый локон, пропустил пряди через пальцы. Вмиг стало жарче, все звуки смешались воедино. Не осталось ничего, кроме меня и неё. Анастасии. Чужачки, хозяйки вражеского клана, от которой зависят жизни моих подданных.

Гибкое тело покачнулось в моих объятиях, пришлось перехватить её покрепче. Она, кстати, на полголовы ниже меня. Забавно. Обычно женщины теней не могут похвастаться таким ростом.

Анастасия шумно выдохнула, задрала голову и внимательно посмотрела на меня. В глазах полыхало синее пламя. От виска и по скуле спускался витиеватый узор — серебристая татуировка чрезвычайно тонкой работы.

Ох… знак дортов? Ничего себе. Насколько я знаю, это особая милость Единой Тени, она дается далеко не всем. У Эрхарта тоже была, кстати, но только… намного меньше, да и выглядела более тускло.

Синие глаза чуть прищурились. Хм, мне показалось или они начали менять цвет?

— Доброго дня, господин ас Йонтарг, — произнесла она. — Безумно благодарна, что вы не дали мне неблагородно проехаться носом прямо по площади. Надеюсь, вы настолько же сильно джентльмен, насколько сильно сжимаете мою талию практически на месте, где начинается за… другое место.

— Доброго, госпожа Крайнц, — усмехнулся я, после этих слов резко передумав выпускать её из объятий. — Вы умеете быть благодарной так же, как и острить. Но если думаете, что я могу вас оставить без своей джентльменской поддержки, то вы глубоко заблуждаетесь.

— Это почему же? — поинтересовалась Анастасия тихо, но напряжённо.

Искренне надеюсь, что ей не вздумается заехать коленом в то, что мне дорого не только как память, но и как большая надежда на жизнь, полную удовольствий.

— Вдруг опять упадете? — невинно отозвался я.

Анастасия нахмурилась. Чуть свела брови, упрямо поджала губы.

— Какой вы предусмотрительный, — наконец произнесла она. — Тем не менее на нас пялятся люди, и если хочется со мной побеседовать в более интимной обстановке, то так бы и сказали.

От её слов почему-то стало жарко. То ли Зонне сегодня шалит, то ли со мной что-то не так. И хочется не просто держать, но и перейти к куда более активным действиям.

Однако тут же приказал себе взять себя в руки и мягко выпустил девушку. Пусть пялились и не люди, а два совершенно наглых оборотня, которые потом мне покоя не дадут, но переступать черту не стоило.

Правда, не смог себе отказать в удовольствии и, склонившись к ней, вдохнул аромат фиалковых духов и нежной девичьей кожи.

— А вы хотели бы оказаться со мной в интимной обстановке? — шепнул я, обжигая дыханием её шею. — Может быть, это наш шанс исправить все то, что натворили наши предки?

— Вот исправить бы не помешало, — сказала она таким ровным тоном, что я тут же ощутил прилив раздражения.

Она что, каменная? Ладно я, чего уж там. Но чтобы женщина с такой выдержкой против оборотня? Это что-то новенькое.

— Господин ас Йонтарг, убедительно прошу вас вести себя прилично. Вы сами мне дали неделю, поэтому не стоит торопить события, — прозвучало холодно и хлёстко. Я даже не сразу понял, что это мне.

Но потом все же медленно посмотрел на Анастасию. Ты глянь, какая пава. На лице ни один мускул не дрогнул, только узор серебрится в свете Зонне.

— А что-то изменится, да? — спросил я куда грубее, чем рассчитывал.

Что-то злило. Тлело спрятанным угольком под пеплом в давно забытом камине. Почему она какая-то не такая? Неправильная, непонятная. Гордая — это ясно, но есть ещё что-то. Оно царапает, не дает так просто отойти.

Анастасия чуть приподняла бровь.

— Вы сомневаетесь, господин ас Йонтарг?

 О да, ещё как. Просто слишком хорошо знал Эрхарта.

— Хотелось бы, чтоб вы оказались лучше вашего предшественника, госпожа Крайнц, — процедил сквозь зубы. — Надеюсь, когда мы встретимся через неделю, не придется требовать своё силой.

— Для начала попробуем переговоры, — неожиданно улыбнулась Анастасия, и я не назвал бы эту улыбку ласковой.

Да и вообще говорит так, словно уверена в своей правоте. Неужели что-то знает?

— Пробуйте, только не затягивайте, — мрачно произнес я, — иначе…

— Не надо мне угрожать, — неожиданно тихо, но спокойно произнесла она. — И отпустите мою руку!

До меня только сейчас дошло, что я ухватил её хрупкое запястье и сжимаю, не давая вырваться. Это ещё что такое? Совсем голова отключилась?

Отпустил её руку, чуть ли не отбросил. Внутри все чуть не клокотало от нахлынувших эмоций.

— Благодарю, — с видом оскорблённой королевы произнесла Анастасия и, быстро обойдя меня, направилась к экипажу, запряженному химерами.

А я так и остался стоять как полный дурак, вдруг осознав, что кроме этой женщины мне никто не нужен.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям