0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Ты - мой дар » Отрывок из книги «Ты - мой дар»

Отрывок из книги «Ты - мой дар»

Автор: Ильина Оксана

Исключительными правами на произведение «Ты - мой дар» обладает автор — Ильина Оксана Copyright © Ильина Оксана

  В этот замечательный день мой путь лежал к супермаркету. Я счастливо улыбалась яркому игривому солнышку, щебечущим воробьям в кронах усыпанных снегом деревьев и проходящим мимо людям. Моя улыбка была настолько заразительна, что в ответ мне тоже дарили, кто смущенную улыбку, кто насмешливую, а кто-то и ехидную, но все же улыбку. От этого я расцветала еще более искристым счастьем. И все потому, что в плеере гремела песня Сергея Трофимова "Я привык улыбаться людям" и что сегодня 8 Марта. Напевая вместе с Сергеем слова этой светлой песенки, я и не заметила, как оказалась перед магазином.

  Двери супермаркета приветливо разъехались в стороны, приглашая меня в теплое нутро помещения. Я вдыхаю полной грудью прохладный свежий воздух и делаю шаг внутрь,...а в следующую минуту меня ослепляет вспышка, и я падаю на твердый каменный пол, больно ударившись коленкой.

  - Что за шутки? - воскликнула, хватаясь за ногу и пытаясь проморгаться, чтобы рассмотреть шалуна, который удумал фотографировать посетителей на входе. - Вы, вообще соображаете, что творите? Я из-за Вас ногу ударила! - со слезами в голосе, ругалась неизвестно на кого. - Блин, такое классное настроение испоганили, - буркнула себе под нос.

  В ответ стояла пугающая тишина. И это в полном магазине покупателей? Почему никто не бежит ко мне на помощь? Неужели, я не только ослепла, но и оглохла?

  Вытерев рукавом куртки мокрые глаза, я в шоке уставилась на решетку передо мной, а потом мой взгляд скользнул за пределы прутьев и увиденное заставило меня окаменеть от ужаса. Все пространство, куда мог достать мой взгляд, было заполнено клетками из прутьев, которые словно спускались сверху, образуя цилиндр по форме. Внутри каждой клетки кто-то находился. Кто именно, рассмотреть было невозможно, потому что я видела только сплошной кусок отбивной. Именно так! Телом назвать то, что лежало на полу, никак нельзя было. На людях не просматривалось ни одного живого места и тем не менее они были живы. Я это чувствовала.

  - Что это такое? Куда я попала? - просипела от страха, мурашки стадами пропутешествовали по спине, заставляя передергивать плечами.

  - Ты именно ПОПАЛА, дорогуша! - отозвалась "отбивная" слева от меня, словно стекаясь в одну кучку и обретая очертания человеческого тела. Однако сходства с отбивной не потеряло.

  Повернув голову туда, я встретилась с желтыми глазами с вертикальным зрачком. Казалось, даже свет из них ушел, настолько они были тусклые и неживые.

  Моя душа, итак находящаяся где-то в районе пятки, сейчас пыталась упасть в глубокий обморок. Передо мной был не человек. Таких глаз у людей не существует.

  - Вы кто? - пискнул мой голос, я его даже сама не узнала.

  - Меня зовут Гелиция, - девушка закусила посиневшую губу и с трудом перевернулась на спину. Я аж задохнулась от ее боли, передергиваясь всем телом, ведь на ее спине все содрано, словно с нее снимали лоскутами кожу. Фашисты так издевались над людьми в лагерях. Так и хотелось взвыть от скрутившей внутренности спирали.

  - Матерь Божья! - выдохнула я, окидывая взглядом помещение.

  - Уж кто-кто, а она точно не станет нам помогать. Будь уверена, тут тебе никто не сможет помочь, - хмыкнула моя собеседница.

  - Что это за место?

  - Мы, так называемый, гарем крэка, герхаля Кшара, которому некоторых из нас преподнесли в дар их же семьи, а некоторых украли из отчего дома его Дрезы.

  - Это еще кто? И кто вы, вообще, такие? Вы же не люди? - в моем вопросе сквозила просьба: "Прошу тебя, скажи, что мне все это только грезится!". Похоже, я приложилась не только коленкой, но и головой.

  - Мы все здесь мимикры, а почему ты так удивленно спрашиваешь?! Ты разве не такая, как мы? Господин не принимает никого, кроме нашей расы. Ему нравится, что каждая из нас может обернуться в любую форму и разнообразить игры в постели, - с усталостью в голосе отвечала девушка на мои вопросы, хотя было видно, что ей больше хотелось сейчас поспать, чем вводить меня в курс дела. Но я не могла ждать, когда она выспится.

  - Но я-то человек! - воскликнула я, чувствуя, как меня начинает потряхивать.

  - Как человек? Неужели, его маг ошибся в выборе кандидатуры?

  - Маг раньше никогда не ошибался, - подтвердила ее слова другая девчонка с ярко-васильковыми глазами. На разбитых и кровоточащих лицах их глаза смотрелись довольно-таки дико. Разобрать цвет волос девушек, вообще не представлялось возможным. Колтун грязно-бурых свалявшихся гнезд можно было назвать скорее половой тряпкой, чем волосами.

  - Ну, хорошо! Вы - гарем...,но почему вы все так выглядите? Что с вами сотворили? За что с вами так жестоко обошлись? - выпучила я глаза.

  Гелиция печально усмехнулась, кривя разбитые губы и морщась от боли, с жалостью посмотрела на меня.

  - А это так нас ласкает наш Господин.

  - ЧТОООО? - заорала я не своим голосом и подскочила на ноги.

  - Ему нравится доставлять нам "неземное" удовольствие, - фыркнула та, другая. - Кстати, меня Линией звать, а тебя?

  - Леония, - на автомате ответила ей, даже не задумавшись, о чем она спрашивает. Знаю, имя необычное. Кто-то во время беременности тоннами ест гранаты, кто-то мел, а моя мама запоем смотрела каждый день "Сердца трех". - Это же садизм чистой воды! - выдохнула и рухнула на пол, ноги подкосились.

  - Не смей больше называть вслух этот цветок! Это же Императорский цветок и никто не смеет к нему ни прикасаться, ни говорить о нем, кроме самого Императора или его семьи.

  - Что? - не поняла, о чем она вообще говорит? Перевела на нее заторможенный взгляд.

  - Ты назвала императорский цветок, - пояснила Линия. - Зачем?

  - В смысле, зачем? Это мое имя. Ты же спрашивала, как меня зовут или мне послышалось? - что-то у меня в голове какая-то каша образовалась. Мысли с каждой минутой становились все тягучее.

  - Тебя зовут ЛЕОНИЯ? - выдохнула Линия в восхищении. Или в ужасе?! Глаза точно выдавали вселенский ужас. - О, великий Рахильт! Если императору станет известно, как твои родители осмелились тебя назвать, он убьет весь твой Род подчистую.

  - Руки коротки,- фыркнула я, - пусть сначала до них доберется. Насколько я могу судить, меня занесло в другой Мир. Я, наверно, уснула по дороге или споткнулась о порог и голову расшибла, и мне все это снится, - шептала я себе под нос, однако действительность мне конкретно противоречила.

  - Ты - иномирянка? - вскочила на четвереньки Линия и еле удержалась в этом положении на трясущихся конечностях. Однако гордость пересилила и не позволила ей позорно рухнуть назад. - Но как? Неужели, Господин смог пробиться сквозь временной рубеж? Продался-таки наш "многоуважаемый", - саркастично выплюнула девушка это слово, оскалившись так, что у меня мурашки по спине побежали, - архимаг?

  Я чувствовала, что меня вот-вот накроет истерика. Конкретная такая! Потому что мое тело начинало мелко подрагивать, а скоро его затрясет, как в лихорадке. Обычно в таких случаях мама вставляла мне между зубов тряпичный валик, как при эпилепсии, чтобы клацающие зубы не откусили язык, и укутывала в теплое одеяло, обкладывая ноги грелками и обнимая со спины. Ее нежный мягкий голос доносился до меня обычно, как сквозь вату, но и этого было достаточно, чтобы я чувствовала родное тепло рядом и успокаивалась. Сейчас же этого сделать никто не сможет и придет мне бесславный конец на чужбине.

  Мы долгое время не могли понять причин таких приступов. К каким только врачам не обращались, а потом случайно заметили закономерность. Когда кому-то рядом со мной плохо или кто-то рассержен в поле моей видимости, у меня начинается трясучка.

  - Лео, успокойся! - начала я шептать сама себе. - Возьми себя в руки, тебе еще отсюда выбраться надо. И, желательно, живой и относительно здоровой, - взгляд на обезображенные тела и меня начинает колотить с новой силой. - Не смотри! Туда нельзя смотреть! - а как не смотреть, когда они везде, куда ни кинь взгляд? Что же это за зверь такой? Так обращаться с женщиной?!

  - И где она? - громыхнул бас на все помещение. Мда, акустика здесь что надо. У меня чуть уши не заложило после гробовой тишины. Самое интересное, что девчонки хоть и искалеченные, но даже всхлипа не издали за все время моего пребывания в этом каземате. ГАРЕМ? Да они шутят! Причем зверски!

  - Сюда извольте, мой Господин! - раболепски пискляво пролепетали в ответ.

  Шаги - одни уверенные и чеканящие, словно караульный, марширующий в нашу сторону, и другие - семенящие разносились по пространству, оповещая нас о скором прибытии того самого Хозяина, который соизволил меня лицезреть.

  С дальнего конца помещения меж прутьев многочисленных клеток стали мелькать две громадные фигуры. Только Хозяин шел, гордо неся голову на плечах, а его прислужник сгорбился пополам, постоянно кланяясь.

  Когда же они подходили к третьей по счету от меня клетке, я рассмотрела их более подробно. Едва успела вымолвить побелевшими губами: "Кто это?"...и меня накрыл нервный приступ. Что было дальше, не знаю. Дальнейшие события проходили за гранью моего сознания, но их страшные гориллоподобные морды довели мою истерику до кульминации. Как своего хозяина назвала Гелиция? Крэк? Я бы сказала "кряк". Их явно "крякнули" из нашего Ледникового периода. На них шкуры натянуть и будут вылитые первобытные люди. Только наши так не разговаривали...наверно?! А эти продвинутые!

  

  - Далеко еще? И что это за звук? - не успев ответить на первый вопрос Хозяина, маг невольно прислушался к постукивающим звукам. Словно какой-то зверь клацал клыками в попытке добраться до вожделенной трапезы. Маг насторожился и запустил поисковик вперед, опасаясь не только за жизнь Хозяина, но и за свою.

  - Ты кого притащил? - хороший вопрос.

  - Цеплял девушку с невероятно яркой аурой, как у метаморфов, - пропищал маг, что не сочеталось с его грандиозными размерами тела.

  - Да? - скептически вскинул бровь Фирс Кшар, вглядываясь в дальнюю клетку, в которой что-то трепыхалось на полу. - Так пойди и проверь качество своей работы! - рявкнул он, отправляя пинком под зад бестолкового лже-архимага.

  Однако Фирс тоже не собирался стоять здесь и ждать отчета. Он сжал кулаки для верности и зашагал к предполагаемому врагу навстречу. Каково же было его разочарование, когда он увидел на полу клети скорчившуюся фигурку, непонятно кого. То ли девушка, то ли парень?! Одетая в обтягивающие штаны в прорехах, в высоких сапогах, в меховом кожухе с рукавами из странной материи. На руках раскрашенные в разные цвета острые длинные ногти, а на голове коротко стриженные ярко-желтые волосы. Странный цвет?

  - Из какого она сословия, что ее остригли? Ты мне служку приволок? Да, как ты посмел? - громыхнул злой рык под сводами "гарема". - Так еще и больную! Немедленно огради моих птичек, - взгляд хозяина скользнул по окровавленным телам тех самых "птичек" и загорелся нехорошим для них огоньком. Кому-то из них сегодня достанется, - от ее тлетворного влияния. Чтобы и духу этого отребья здесь сию же минуту не было!

  Маг смотрел на ауру девчушки и не мог поверить, что всего лишь четверть часа назад она сверкала, как ярко-белый шар. Полыхающая красными всполохами боли рваная аура колотящейся в припадке...кого?! Человечки?!...ужасала. Он не мог так позорно ошибиться. Его петля обернулась вокруг нужного объекта. Мужчина готов поклясться собственной Силой, что ошибки не было. Тогда, как так вышло, что существо сверкающее совсем недавно, как небесное светило, сейчас выглядит, словно смертельно больное? Что это за вид такой?

  Маг перевел взгляд на искалеченные тела девушек вокруг и залюбовался переливами их Сил. И тут до него дошло! Взгляд снова метнулся к новоприбывшей и шокировано замер - она совершенно пуста! В ней не было ни унции магии. Совершенно пустая оболочка.

  - Как же она до сих пор выжила? - пробормотал он себе под нос.

  - Что ты там лопочешь? - взъярился его Хозяин. Маг за него совсем забыл. И как теперь ему объяснять свой промах? А есть выбор? Именно, что нет.

  - В этой особи не наблюдается магической силы вообще. Она совершенно пуста, - тяжело вздохнул маг, готовясь к выволочке.

  - Так она еще и бесполезна? - неверяще воскликнул Кшар и свел к переносице брови, вперив злющие глаза на мага.

  - Абсолютно, - кивнул тот обреченно головой.

  - Значит, - ехидно начал Хозяин, явно довольный своей идеей, - она и будет материалом для предстоящего эксперимента! - он потер руки в предвкушении. - У тебя же все готово для нашей задумки? Оставалось только найти подходящий материал, ведь так? - маг перевел на Хозяина загорающийся азартом взгляд.

  - Нам не хватало только абсолютно пустого сосуда, - он наконец понял, какое сокровище притянула его магия в этот мир. Ведь в магическом мире найти не магическое существо весьма затруднительно, а тут такая невероятная удача. - Хотя, должен признаться, когда вытягивал ее оттуда, об эксперименте даже не думал.

  - Думал-думал, - хмыкнул Кшар. - Ты же даже во сне о нем грезишь. Так что принимай и за работу! Но для начала я ее опробую, поэтому обследуй и ко мне, - господин развернулся и пошел прочь, крикнув напоследок. - А пока Рекку ко мне! - маг перевел взгляд со своей будущей подопытной на клеть с упомянутой мимикрой и, убедившись, что девушка уже вполне оправилась после предыдущего посещения опочивальни Хозяина, взмахнул рукой. Рекка тут же исчезла из зала, отправленная умелой рукой прямиком в объятия Кшара.

  Новоприбывшую маг еще в самом начале накрыл парализующим заклинанием и теперь со спокойной душой мог беспрепятственно переправить в свою лабораторию, не опасаясь каких-либо противодействий с ее стороны. Его беспокоила реакция девушки после перемещения. Почему ее так трясло? Что бы это значило? Неужели, и впрямь больная? Это может отрицательно сказаться на результате эксперимента.

  Как только оказались в комнате с выбеленными стенами, маг накинул на девушку другое заклинание, которое провело полнейшее очищение ее тела и пространства вокруг него. Мало ли какую заразу она принесла с собой. Больше не обращая внимания на подопытную, крэк схватил колокольчик со стола и яростно им затряс, вызывая слуг. На его зов прибежала молоденькая служанка в сером бесформенном платье. Именно этот факт (обычно прислужницы подпоясывались фартуками, придавая фигуре более-менее соблазнительные формы, а тут просто балахон) и выбившийся из под платка озорной вьющийся золотистый локон. Девушка явно новенькая...и свеженькая, как только-только распустившийся цветок. Мужчина втянул в себя воздух, улавливая запах представшей перед ним девушки, и почувствовал, как в штанах стало тесно, - девственна! Не одному же Хозяину получать удовольствия. Глаза мага зажглись похотью, но Хозяин прежде всего, поэтому пришлось наступить на собственное горло на время. А после уж он получит свое сполна!

  - Как звать? - рявкнул крэк, сквозь стиснутые зубы.

  - Ричиль, герхаль, - пискнула девушка тоненьким голоском. Еще совсем юна! Вот почему и девственна. Ну, ничего. Он станет ее первым мужчиной и научит, как доставлять своему господину удовольствие. Возможно, если придется по вкусу, выпросит ее себе для утех.

  - Немедленно позаботься о новой герхалии! Хозяин изволил "полакомиться" ею незамедлительно!

  - Слушаюсь, герхаль! - еще ниже склонилась служанка, не поднимая глаз от пола.

  Пока она водружала лежащую на столе девушку себе на плечо, маг не сводил с нее пронзительного взгляда. От него не ускользнула ни одна деталь: ни то, как соблазнительно ткань грубого платья обтянула аппетитненькую пухленькую попку служаночки, когда она протянула руки к иномирянке; ни то, как платье приподнялось в это время, оголяя изящные белоснежные щиколотки, обутых в потрепанные башмаки, ножек; ни то, как съехал платок, демонстрируя голодному взгляду мужчины стройную лебединую шейку, в которую так и хотелось впиться зубами в момент вхождения члена в ее горячую, истекающую желанием плоть.

  Девушка пошла к двери, чуть сгибаясь под тяжестью тела бессознательной иномирянки, и маг последовал за ними хвостиком, еле сдерживаясь, чтобы не поиметь красотку прямо посреди коридора, прижав ее лицом к стене. Ее виляющий задок так и напрашивался, чтобы его отстегали плеткой, заставляя девушку кричать под мужчиной, пока он в нее ввинчивается.

  Маг себя накрутил фантазиями уже до такой степени, что крышу рвало. Он почувствовал, как увлажнилась головка члена, не в силах больше сдерживать разбушевавшееся семя. Мужчина застонал и прислонился лбом к холодной каменной кладке. Ее неровные острые края впились в кожу, но крэк этого даже не заметил.

  

  Ричиль с замиранием сердца вошла в святая-святых архимага. Маменька ее только сегодня привела в услужение герхаля Кшара с дозволения его управляющего. Сам Хозяин не принимал участия в нанимании прислуги, но активно "обслуживал" приглянувшуюся красотку. В замке Кшара вообще были свободные порядки в отношении всего, что движется в юбке. Каждый работник мужского рода, вплоть до глашатаев, мог позволить себе выбрать понравившуюся служку и завалить ее хоть посреди коридора, хоть в обеденной зале, не заботясь о ее репутации. Жаловаться кому-либо было бесполезно - могли прилюдно высечь и тут же Хозяин мог изнасиловать еле шевелящееся от побоев и все еще прикованное к столбу тело на глазах у всей челяди, чтобы неповадно было в дальнейшем вякать. Бывали и такие случаи. Поэтому все служанки старались не попадаться ему на глаза вообще. Это был настоящий ЗВЕРЬ. ИЗВЕРГ!

  На счет мага Ричиль слышала, что от него девушки хотя бы уходят своим ходом, а не как здешний гарем. И все же было страшновато. Она чувствовала на себе его, прожигающий в спине дыру, взгляд. Слышала, как он шел следом, тяжело дыша. Когда она входила в одну из спален Хозяина со своей ношей, услышала гортанный стон крэка позади и стук чего-то твердого об стену. Шаги, преследующие ее, стихли. Ричиль облегченно выдохнула. Хоть небольшая отсрочка, но все же. Она прекрасно понимала, что "внимания" кого-нибудь из прислуги все равно не избежит, а тут сам архимаг!

  Стоило ей переодеть новую герхалию в полупрозрачную рубаху и уложить в огромных размеров кровать, как Ричиль сзади схватили мощной ручищей за шею и придавили к простыням рядом с лежащей на них бессознательной девушкой, ставя в позу рака. Просить о снисхождении было бесполезно, поэтому Ричиль не издала ни звука. Мужчина надсадно хрипел, с жаром облизывая ее ухо и задирая платье до пояса. Панталоны тут же были разодраны в клочья, ноги грубо раздвинуты в стороны и в следующую секунду девушка почувствовала внутри себя два толстенных пальца, ворвавшихся так резко, что она вскрикнула. Слезы выступили на глаза. Крэк вытащил пальцы, удовлетворенно крякнув, облизывая их прямо возле лица девушки:

  - Сладкая! - с наслаждением восхитился мужчина и этой же рукой зажал ей рот. - А теперь молчи! - приказал он и втолкнул в узкий проход свое громадное орудие. Как при этом молчать? Ричиль выпучила глаза и замычала в руку мужчины. - Можно и так! - удовлетворенно прошептал маг, впиваясь зубами в манящую шейку, делая резкое движение внутрь пылающей пещерки и разрывая не только девственную плеву, но и плоть девушки. Запах ее крови взбудоражил его обоняние и распалил кровь. - Сладкая! - толчки стали ускоряться, кровать ходила ходуном, заставляя иномирянку подпрыгивать на ней. Ричиль плакала навзрыд в зажимающую ее ладонь и цеплялась за простыни, тем самым подтаскивая к себе тело герхалии, словно прося у той защиты. С последним толчком мужчина взвыл и рухнул сверху своим немаленьким весом на и без того задыхающуюся Ричиль. - Умница, девочка! - прохрипел крэк. - Первый раз всегда больно, не переживай, - он сполз с нее, освобождая от плена и ткнул ей в руки пузырек. - Вот, выпей, полегчает, - этот жест доброй воли примирил служанку с произошедшим насилием. Герхаль Кшар никогда ни одной использованной им девушке не даровал лекарство, а тут такая забота.

  - Оно же дорогое, - пискнула девушка, стыдливо закрываясь платьем, не смея поднять глаза на господина мага.

  - Пустое! Я его сам изготовил и могу распоряжаться, как пожелаю. А желаю, чтобы ты была всегда готова принять меня! - ответил крэк, давая понять, что она теперь ЕГО. Пока еще не собственность, но все же. - Шею до вечера не трожь, пусть все видят, что ты - МОЯ, - собственнически рявкнул маг и вышел из комнаты.

  Ричиль хлопнулась на пол рядом с кроватью и тут же взвизгнула, заваливаясь на бок. Сидеть было очень больно. Слезы горечи покатились с новой силой.

  - Бедная девочка! - шепот с кровати испугал служку до икоты. Вскинув голову вверх, она встретилась с лучащимися жалостью и тревогой синими - пресиними глазами чужеземки. К Ричиль сверху потянулась тонкая бледная, почти прозрачная, рука и легла на голову. - В каком кошмаре вы все здесь живете. Это же сущий АД! - Ричи чувствовала, как низ живота перестает ныть прямо на глазах. Что это? Неужели, чужеземка - Исцеляющая? Однако, взглянув на герхалию, девушка поняла, что если и ДА, то сама иномирка этого не осознает. Или даже не задумывается о своих действиях?

  

  Я пришла в себя от странных толчков. Мое тело подпрыгивало на постели, а сбоку кто-то проникновенно стонал и рычал. Мурашки побежали по всему телу. Приоткрыв глаз и чуть повернув голову в том направлении, едва не завизжала от ужаса. Гариллоподобный мужик с перекошенной от похоти рожей вовсю насиловал хрупкую на вид девчушку, которой я бы и пятнадцати лет не дала. Воспоминания случившегося со мной нахлынули тайфуном, снося все разумное в голове. Первым порывом было наброситься на него с кулаками и отбить малышку, только толку от моего действа будет НОЛЬ. Он-то уже получил, что хотел. И, возможно, больше ее не тронет, а я могу сделать только хуже. Исходя из состояния, так называемого, гарема, выводы напрашиваются не утешительные. Самой бы выжить в этом АДУ! Я - не трус, но я боюсь. ОЧЕНЬ боюсь!

  Мужик еще пару раз впечатался в малышку и захрипел, как самый натуральный хряк, падая своей тушей на несчастную. Хоть бы окончательно не удавил, лапища-то вон какая! Однако, он тут же вскочил и стал натягивать штаны на свои обвисшие причандалии. А они-и-и, хочу я сказать - убереги меня Боже! Такое туда войдет и изо рта вылезет, натыкая тебя на себя, как шашлык на шампур.

  Ути-пуси, какие мы заботливые, аж зубы сводит! Хоть бы не сточить от злости. Надо отсюда тикать, пока при памяти. Но как и куда? Вдруг у них тут все такие уроды? Хм, мда! Что в прямом, что в переносном смысле - в точку.

  А девчушка, видать, от шока отойти никак не может. Сидит и с умилением смотрит вслед горилле. Хоть бы от счастья в обморок не грохнулась, по-моему, уже на грани этого. О! Уже оседать начинает. Никак дошло от вспыхнувшей боли, что не на горках каталась, а на ней покатались от души гориллоподобной морды.

  Жалко дуреху, совсем их здесь затюкали, что даже крохи сочувствия вызывают в ее душе благоговение к этому уроду. А, может, я еще уродов, как таковых, не видела? Голова сейчас взорвется.

  - Как тебя зовут? - спросила у нее, когда ее глаза стали увеличиваться в размерах после моего утешения. Что случилось-то? Она с таким умилением посмотрела на мою руку, что я испугалась. Чего это с ней? Рука, как рука. У нее такая же. Ну, почти. Так ведь я и занимаюсь тяжелым трудом, все мозгами больше. Я тяжелее папки с отчетами никогда ничего не поднимала. Взгляд же у девчушки вообще блаженный стал. На нервной почве "поехала", что ли? - Солнышко, можешь мне помочь отсюда выбраться? - ласково спросила у нее и глазки пожалостливее сделала.

  - Меня Ричиль кличут, - заторможенно ответила она на мой первый вопрос. Я еле сдержала нервный смешок. Смотрела как-то фильм с похожей ситуацией. Там тоже такой "тормоз" был. И впрямь, как до утки, на третьи сутки. - Простите, герхалия, не дозволено! - и она проворно подскочила, ускакав из комнаты рысью. НИФИГА себе! Только что кряхтела, как столетняя старуха, а в следующую минуту скачет, как горная козочка. Мне бы так! А вот со мной опять нелады - плоховастенько стало. Комната перед глазами вертится каруселью и ком горько-кислый к горлу подкатывает, просясь наружу. Мне нужна ванная комната. СРОЧНО!

  Скатилась с кровати и пошатнулась, заваливаясь назад. Еле успела за шторку на столбике от полога ухватиться. Прислонилась к деревяшке лбом и немного отдышалась, опасаясь закрывать глаза. Ощущение, как после "Сюрприза". Карусель у нас в парке такая, центрифужная. Покаталась однажды и навек зареклась на нее хоть ногой ступать. В космонавты идти не планирую, поэтому обойдусь без такого экстрима в своей жизни.

  Так, предметы встали на свои места и крутиться передо мной не собираются, я надеюсь. И где у нас тут ванная? Дверь наблюдаю только одну, через которую Ричиль удрала. И все! Вокруг только легчайшие полупрозрачные золоченые ткани развешаны на восточный манер. О! Кажется справа просматривается что-то похожее на корыто. И это ВСЕ? Мне по нужде в нее ходить, что ли? Ну и ладно. Сами напросились! ... Стоп! А если меня в ней купать собрались? Все надо разведать.

  Мои изыскания показали, что нахожусь я не иначе, как в самом настоящем первобытном обществе. А как еще его назвать? Они до сих пор горшками пользуются. Как бы противно мне ни было, а организму все равно, куда. Боже, ну и воняет же он!

  Следующим пунктом было найти себе какое-нибудь оружие против насильника, для которого меня так разрядили. Хоть я и новенькая в этом... месте (язык не поворачивается сказать "мире"), но не тупоголовая же, чтобы не понять, для каких целей меня сюда затащили. Однако кроме тяжеленных ваз, ничего колюще-режущего не нашла. Даже завалящей палки или метлы. Углядела более-менее небольшую вазочку, которую смогла поднять, и подтащила ее ближе к кровати, чтобы все время под рукой была. Другую же - побольше - возле входа поставила. Мало ли где этот урод меня поймает. Я бы его возле двери посторожили и по темечку оприходовала, да только не знаю, когда он нагрянуть надумает, а меня ноги совсем перестают держать. Не говоря о том, чтобы с вазой в руках на изготовке стоять в засаде.

  Еще одну вазу я, намотав на руку ткань, со всей дури (об пол бить побоялась, нельзя врагу знать об этом раньше времени - женщина всегда должна оставаться загадкой и когтистой не хуже дикой кошки) саданула кулаком и чуть не взвыла от боли. Как результат - губу прикусила, руку расшибла до крови и дыру в вазе пробила, отколов приличный острый кусок. Чем не оружие? Его я спрятала под подушку, а руку засунула в холодную воду в корыте. Немного полегчало. Надеюсь, ничего не сломала.

  Черные мушки перед глазами устроили настоящий смерч, грозясь вырубить меня надолго. Завалившись на кровать, очень надеюсь, что не промахнулась, отрубилась в ту же секунду, как почувствовала под своей щекой опору.

  Разбудили меня посторонние звуки. Кто-то хрипел, рычал, сдергивая с меня одеяло. Подпрыгнула на кровати с положения лежа, забившись между подушками. Передо мной на четвереньках стоял гариллоподобный монстр. Раза в два больше меня. Его оскалившаяся морда, выражающая, по видимому, улыбку, испугала меня еще больше. Клыки, торчащие из пасти по обе стороны, достигали пяти сантиметров точно.

  Одной рукой я вцепилась в ворот сорочки, а другой пыталась нащупать под подушкой свое нехитрое оружие. Наткнувшись пальцами на глиняное острие, я едва сдержала облегченный выдох. Этот небольшой кусок вазы вселил в мою душу надежду на спасение.

  - Хочешь поиграть? - облизнулось это чудище. - Я люблю игры. Они меня заводят. Разденься! - рявкнул так, что вазы зазвенели, а я еще сильнее впилась в осколок, не замечая боли от его острых краев, разрывающих мою нежную кожу. - Немедленно! - и потянулся ко мне лапищей, выпуская когти. Десятисантиметровые лезвия сверкнули в лучах световых шариков, кружащих над кроватью, холодной сталью. Что ему мое оружие, если у него ТАКОЕ! Сглотнув, попыталась отползти еще дальше. Его когти полоснули по тому месту, где секунду назад была моя стопа, разрезая, как масло, матрац. Из него тут же взвились в воздух мелкие пушинки, забиваясь в нос. Невыносимо захотелось чихнуть, но нельзя отвлекаться. Ни на секунду!

  Резкий выкид лапы, и когти цепляют подол моей сорочки, полоснув по ноге. Я вскрикнула, вместе с треском ткани. Рубаха пала под натиском чудища, моментально сдавшись. Но я сдаваться так просто не собиралась. Лучше сдохнуть, чем стать его игрушкой! В глазах монстра сверкал азарт охотника, что заставляло мою душу скручиваться в тугой узел от страха. Ну, уж нет! Ты еще не знаешь русских женщин, поганое чудище! Я оставлю после себя ГЛУБОКИЕ воспоминания. Долго еще будешь раны зализывать. Жаль, мне не хватит сил избавить мир от этого ЗВЕРЯ. Но хоть без боя не дамся, и то радует.

  Горилла резко рванулся на меня, а я только и успела, что выставить перед собой руку с осколком, вонзившимся в грудь амбала, когда он попытался придавить меня собственным телом к кровати. Он явно такого от меня не ожидал, однако реакция у него хорошая. Чудище хрипя и закатывая глаза, отскочил к краю кровати. После чего он со всей дури с размаху ударил меня по лицу, напоследок проехав по щеке когтями и заваливаясь-таки на меня. Он добился своего - я оказалась под ним, едва дыша. Выбраться из-под этой туши было нереально и звать на помощь тем более. Все мои попытки потерпели крах. Сколько я так барахталась, пока не потеряла сознание, не знаю. Очнулась от вонзившейся в спину раскаленным жалом боли. Не понимая, где я и что происходит, ощутила новую волну боли, полоснувшую по спине. Свист кнута рассек воздух и снова боль - острая, всепоглощающая. Мои руки палачи привязали к верхушке столба и истязали безвольное тело с улюлюканьем. Сил не было издать даже писк, только еле слышный хрип сквозь опухшие и потрескавшиеся губы. Слезы ручьем заливали лицо, смешиваясь с запекшейся кровью на щеке. Как долго я без сознания? А поодаль передо мной стоял вполне себе здоровый Хозяин и скалился во все клыки.

  - Достаточно! - он подошел ко мне и рукоятью кнута поднял мою голову за подбородок, чтобы видеть глаза. То, что он в них увидел, ему явно не понравилось. Скрипнув зубами и сильнее сжав кнут в руке, он процедил. - Еще десять кнутов! - да хоть убей, а пощады не попрошу!

  - Герхаль! - выскочил из своей лаборатории архимаг. - Не губите такой замечательный экземпляр! - Кшар поднял руку, останавливая палача, уже раскрутившего кнут для удара, и изучающе рассматривая тело у столба.

  - Ты прав. Забирай. Я еще успею ее воспитать, как подчиняться своему господину, - и широкими шагами ушел в дом.

  - Ричиль! - последнее, что я услышала, уплывая в спасительную и такую долгожданную темноту, укутавшую мое сознание, как заботливая мама, в мягкую шаль небытия.

  

  Маг проследил, как служаночка отвязывает тело от столба и аккуратно укладывает его на пол помоста.

  - Отойди, - подошел он ближе и взмахнул рукой, окутывая иноземку обездвиживающим коконом и заклинанием переноса. Оказавшись в лаборатории, Локиус поманил летящую по воздуху девушку к себе и пристроил ее на операционном столе. Не особо обращая на новую пациентку внимание, накинул на нее скан-полог, но что-то зацепило его боковое зрение, что заставило мага обернуться к девушке. И в этот самый момент мужчина увидел то, что стало его ошибкой при выборе кондидатки. Его третье, примененное им на девушку, заклинание не стекло с ее тела, как и должно было по идее, проведя сканирование. Оно дошло до ее ног и вернулось в район головы. А там уже висело и первое обездвиживающее заклинание, и второе - заклинание переноса, к которым и добавилось последнее, сливаясь с ними и начиная светиться вокруг девушки, словно ее собственная аура, переполненная Силой.

  - Что это? - нахмурился маг и подошел ближе, рассматривая неизвестное ему доселе явление накопления чужой магии. Не поглощение, нет. А именно накопление вокруг себя. - И что это ей дает? - он протянул руку к светящейся оболочке и ткнул в нее пальцем. Палец прошел сквозь барьер, как сквозь дымку, а когда маг решил отойти от необычной девушки, оболочка потянулась за его пальцем следом, отрываясь от незнакомки и впитываясь в его кожу. Маг отпрянул от чужеземки в ужасе, как от умертвия, и начал трясти рукой в попытке скинуть с себя неизвестную субстанцию. Вот только скидывать было уже нечего. Она полностью впиталась.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям