0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » В плену чужих оков » Отрывок из книги «В плену чужих оков»

Отрывок из книги «В плену чужих оков»

Автор: Овчинникова Светлана

Исключительными правами на произведение «В плену чужих оков» обладает автор — Овчинникова Светлана . Copyright © Овчинникова Светлана

- Солнышко моё, куда ты спряталась? – раздался в шаткой тишине незнакомый приятный голос, и всё во мне замерло. Сердце странно затрепетало.

            В недоумении подняла и повернула голову в сторону.

            Это обо мне? С чего такая подозрительная нежность? Кто?!

            Мысли спутались, не находя объяснений. И я выглянула из-за колонны, намереваясь высмотреть в полутьме говорившего, как на глаза попались белые занавески переносного кабинета, разложенные кем-то чуть поодаль от теневой линии балконов. Размытые силуэты за плотной тканью напоминали механическую кровать с регулировкой положения, стул и небольшой шкафчик.

            Взгляд никак не сдвигался в бок.

- Выйди же ко мне, дорогая, - вновь ласково позвал мужчина, будто играл с любимой в прятки. – Или подай знак - мне не отыскать тебя без подсказки.

            Абсурдность происходящего едва не разрушила терпение.

            Да что тут происходит?!

            Страх неведения странным образом будоражил кровь. Я понимала, что идти к нему не стоит, но какая-то часть меня неутолимо жаждала послушаться. Другая часть терзала неудержимым желанием побега. Я отчётливо ощущала двуликие желания тела. Меня едва не разрывало от их напора.

            Что за нелепые чувства?! Почему настолько реальные? Отчего?

            Догадка пронзила словно сотни игл.

            Безумно боясь подтверждения, пожелала поднять руки. И похолодела.

            Напряженное тело оставалось на месте, взгляд перебегал от палатки к лестнице на верхний этаж, но ни один мускул даже не дрогнул в попытке подчиниться моей воле.

            И я поняла, слишком поздно поняла, что моё тело больше не принадлежит мне.

            Снова.

            Не желая мириться, постаралась замотать головой, ущипнуть себя, дёрнуться, чтобы выбраться из навязанных местом воспоминаний, но даже не шелохнулась.

            Только не это… не может быть, чтобы какие-то воспоминания держали так крепко. Такое было лишь однажды, но тогда… Треклятая способность!

- Детка, ты ведь знаешь, тебе не сбежать от нас, - раздался другой, более резкий и вызывающе сильный голос. И тело, из которого я не могла отыскать выхода, задрожало заметно.

            Ох, Боже! Да что со мной?!

            Ноги понесли меня к тряпичной комнате. Изумлению не было предела.

            «Дура! Идиотка! Что ты делаешь? Зачем бежишь туда?! – закричала я на непослушное тело незнакомки, но получить отклик мне было не дано. И я, не желая и отвергая творимое, пробиралась вместе с ней внутрь и обыскивала полочки затемнённого шкафчика с поразительной ловкостью. – Что тебе здесь нужно?»

- Не глупи – выхода нет. И тебе лучше сдаться, пока даём выбор. Может даже, сделаем поблажки, - многозначительно пообещал всё тот же второй мужчина, и я поняла, что они уже спускаются по бетонной лестнице. – Решай скорее, ведь если мы найдём первыми…

            Мне не хотелось даже предполагать, что будет. Однако выбор никто и не предлагал. Я больше не владела телесной оболочкой. Ограниченная и безвольная, я могла лишь наблюдать и чувствовать, как кто-то, в чьём теле оказалась, принимал решения за нас обоих.

            Руки тряслись. Нужное никак не находилось. На короткое мгновение я застыла и, невольно разделив желание сковавшего мою душу тела, оглянулась, прислушиваясь к уверенным и всё приближающимся шагам преследователей.

            Не сбежать. Нам не сбежать!

            Привкус металла разлился во рту с неприятным осознанием.

- Не нужно убегать от нас, малышка, - также заботливо добавил первый, и я услышала, что шаг их стал ровнее. – Сопротивляйся ей.

            В голове воцарился хаос. Я не понимала, во что умудрилась влезть, совершенно того не желая. Не понимала мотивов, ситуации и даже ощущений захватившего меня тела.

            И совсем не разделяла поступков беглянки, когда та вдруг двинулась вперёд и побежала, оббегая заставленный тряпочными палатками центр.

- Ага, увидел! – радостно воскликнул второй, и острая боль пронзила тело.

            Я рухнула на пол, едва успев защититься руками. Мужчины, что до этого изображали ленивых котов в охоте за раненой мышью, почти мгновенно оказались рядом. Боль уменьшилась, и я вздёрнула подбородок вверх.

- Я не отпущу её, - вырвалось из груди злое. – Умру я – умрёт и она!

- Нет-нет, дорогая, - согнулся надо мной обладатель приятного, мелодичного голоса, и я бы непременно ахнула, если бы могла. – Ты оставишь её, так или иначе. И скажешь нам всё, о чем спросим. Ведь так? – Он коснулся моего подбородка, и вся челюсть словно онемела.

            Я не могла ответить.

- Ты зря выбрала именно её, - улыбнулся мужчина ласково, но оцепенение умножилось вдвое.

            Мне хотелось завыть от несправедливости, закричать от боли и бежать, бежать от них без оглядки, но я не могла даже дёрнуть головой, чтобы убрать с лица пальцы удивительно красивого молодого мужчины. Краем глаза я заметила, как второй, так и не подошедший ко мне сразу, вышел из ближней комнатки со стулом.

- Присядь, воровка, не студи тело, - пригласил он, подойдя со стулом ближе.

- Вы ничего не сделаете мне, - самоуверенно заявила не-я, не поднимаясь и заставляя рыдать мысленно.

            Они уже делают тебе больно, идиотка! Сдайся, сдайся! Делай, что говорят!

- Присядь, - сдержанно повторил второй и сам приподнял за руку, усаживая.

            Я почувствовала, как тело, принадлежащее совсем не мне, но невероятно крепко связывающее меня с его чувствами и ощущениями, задрожало от его касания.

- А теперь рассказывай. Да поподробнее.

            «Что рассказывать? Что? Что вам нужно от этого тела? Кто вы вообще такие? Что она вам сделала? Почему вы с ней так обращаетесь?» – мысленно заголосила я, не в силах озвучить и единственного вопроса.

            Девушка молчала, сжимая челюсти.

            Много раз до этого меня переносило в тела других. Много раз я испытывала на себя реакции их тел, каждое прикосновение, но только однажды, в самый первый раз чужое тело сковало меня, не позволяя вернуться. И липкий страх поселился в душе. Теперь самой себе я вновь напоминала безвольную куклу, в насмешку награжденную способностью к чувствам.

- Хорошая моя, поторопись, я не знаю, как долго сумею продержаться, - обратил на себя внимания черноволосый мужчина с бархатным голосом, присев у меня в ногах на колено. – Ты ведь понимаешь к чему это может привести?

            Я не понимала. Понятия не имела! Но хозяйка тела, кажется, догадывалась.

- Ты убьёшь её.

- Или только тебя?

- Я не отпущу её.

- Отпустишь, конечно. Я не оставлю тебе иного выбора, - улыбнулся он мягко, глядя, однако, столь пронизывающе внимательно, что путь от угрозы до исполнения показался ничтожным.

            Сомнений я не испытывала – этот мужчина не бросит слов на ветер во что бы то ни стало. И если я не подчинюсь, через какие муки он поведёт меня?

- Будешь мучить собственную девушку? – насмешливо вырвалось из меня, и светлые глаза брюнета будто покрылись льдом. – Ну тогда я посмотрю. До последнего.

- Так хочется умереть? – заинтересованно спросил стоящий рядом шатен, вскидывая бровь. – А как же полученные тобой данные? Так и не расскажешь их своему нанимателю?

            Да что за страсти, Господи Боже?! Кто вы все такие? В кого я попала? Ах, да всё равно, я всё забуду и не скажу ни единого слова, только, молю, прекратите свои игры. И ты, дура, говори уже по делу и отпусти меня!

- Не понимаю о чём вы.

            Я едва не взвыла от бессилия и отчаяния.

- Ты намерена отрицать свою причастность к тем убийствам? Или хочешь сказать, ты убила их только по собственному желанию?

            Меня едва не хватил удар.

            Я в теле убийцы?!

- Я ничего не собираюсь делать. Вы всё равно убьёте меня.

- Убить же можно по-разному, глупышка, - вздохнул брюнет, улыбаясь по-прежнему также тепло, но пугающе. – И, если ты не перестанешь держаться за Анжелу, я покажу тебе всю разницу.

            Его угроза привела в настоящий ужас. Но девушка, кажется, имела куда большую силу волю и, наверное, была совсем бесстрашной.

- Твоя Анжелочка оценит.

- А ты нет? – приподнял он бровь, будто и в самом деле это имело хоть какое-то значение.

            Ох нет, остыньте, ребята. Поговорите тихо-мирно, можно ведь всё решить без насилия.

            Краем глаза заметила внимательно наблюдающего за нами высокого, сурового шатена. Он стоял, сложив на груди руки и даже не пытаясь больше влезать в терзания заимствованного тела. Казалось, он предоставил ласковому брюнету самому разбираться с его девушкой.

            Или той, кто был его девушкой?

- Но ей-то больнее будет, умирать от рук любимого…

            Привлекательные губы брюнета разошлись в широкой, ужасающей улыбке.

- Значит, по-хорошему не хочешь.

            Он неспешно поднялся, не отрывая взгляда и обходя. В груди, в такт страхам, остервенело заколотилось сердце. Тело застыло напряженной струной.

- Тогда попробуем так, - снизил он тон голоса, аккуратно убирая с плеч светлые пряди волос. – Чувствуй… - Он наклонился и неторопливо, вгоняя в ещё большую панику, коснулся шеи.

            Невольно я дёрнулась. Кожа под его губами вспыхнула, принося резкую, пронизывающую боль. Мне захотелось выпрыгнуть из стула, схватится за горящую рану, но его руки опустились на плечи, и тело парализовала судорога. Дыхание сбилось, и я едва ли могла вдохнуть, пронзаемая нестерпимо ноющей болью.

- Тебе нравится, любовь моя? – шепнул он на ухо, касаясь и его.

            Внутри всё сжалось. Дыхание перехватило, а волоски на теле выгнулись от охватившего ужаса.

- Знаю, ты чувствуешь. Сопротивляйся ей.

- Она… слабачка, - сумела прохрипеть оболочка, и возмущение переросло в панику.

            Ты что несёшь, больная?! Закрой рот и не дразни его!

- А ты очень сильная?

            Он легко заскользил пальцем от уха к ключице, и воровка тела задрожала сильней. Я почувствовала, как от виска покатились капли пота.

- По чьей воле ты убила их? – спросил шатен, пока губы любовника тела оставляли горящие следы на коже. Их не было видно, однако я чувствовала, как каждое касание брюнета словно огонь выжигает места соприкосновения. От боли мутился рассудок. – Ради кого ты так стараешься? Ради кого готова пожертвовать собой? – спрашивал он, но я не могла ни разглядеть его лица, ни ответить.

            Перед глазами стояла пелена, а рот был плотно сжат в узкую полосу. Тело сотрясалось от судорог.

- Только скажи, и я перестану…

            Губы задрожали в попытке.

- П..п…пусти.

            Мужчина позади отстранился. Я порывисто втянула воздух в лёгкие и скрепила руки, вцепившись в локти.

- Она… она хочет…

            Что-то внутри меня словно повернулось, зашевелилось, будто кто-то невидимый там вдруг решил задушить меня, и глухой хрип вырвался из горла. Я почувствовала, что умираю.

            О, нет. Нет! Не-ет!

            Обеспокоенные лица мужчин замерли надо мной, что-то требуя, но я закрыла глаза и перестала чувствовать.

 

***

Петля: убийца

 

Ты любима, ты прощена.

Никто не станет винить тебя.

Но зачем же? Почему?

Ты вновь толкаешь мужа во тьму?

 

            Резко распахнув глаза, вдруг ощутила, что тело потянулось вниз с балкона – в мрачную темноту нижнего этажа. И я перепугалась до смерти, едва сумев удержаться на перекладине балкона. Испуганное сердце замолотило в бешенном ритме, с трудом разжав будто онемевшие за миг пальцы, со стоном скользнула на плиточный пол, схватившись за живот. Он нестерпимо ныл от долгого лежания на перекладине, пока сознание находилось совсем в другом времени. Чудом было, что я держалась на балконной перегородке так долго.

            Почему я не могла вырваться до последнего?

            Тяжело дыша, обхватила голову. Слишком яркой картинкой в ней маячила невольная пытка и лица учёных, давно покинувших эти места.

            Да кто они такие? Что вообще происходило в этом месте? Что было дальше? Что случилось с той девушкой и с ними?

            Я больше не сомневалась, что когда-то тут была лаборатория, что когда-то кто-то проводил какие-то опыты и скорее всего именно на людях, но что конкретно они исследовали?

            Мне хотелось знать ответ почти до нетерпения, но я боялась услышать его. Странная девушка, странные вопросы и невероятная реакция тела на простые прикосновения – воспоминания об этом приводили в панический ужас. Где-то на подсознании казалось, что это касается и меня. Казалось, будто те люди, та девушка, имеют со мной одну тайну. И теперь я безумно боялась этой тайны и её последствий.

            Опираясь дрожащими руками о перила, неловко подтянулась и поднялась. Мне хотелось поскорее покинуть это место. Я заторопилась к выходу.

            По пути взгляд невольно скользнул по обрушенной части перегородки балкона, и я вдруг ощутила под пальцами тепло тела. Не успев даже осознать поступка, я уже разогнула руки. И мужчина, что мгновением раньше улыбался мне мягко и радостно, полетел вместе с ограждением вниз с бездной неверия в широко распахнутых светлых глазах.

            Я не сдвинулась бы с места, но тело не принадлежало мне. Против воли и желания, губы расползлись в злой ухмылке, а скорая реакция не позволила запротестовать даже мысленно, когда незнакомка вдруг кинулась на второго мужчину в белом халате, что стоял к пропасти даже ближе напарника.

- Не-ет! – вырвался из меня крик, вновь не принадлежа ни мне, ни даже убийце. Тогда как пальцы, должные вот-вот скинуть сурового шатена, лишь оттолкнули, меняя нас местами.

            Я не могла даже закричать, потому что чужое тело не хотело этого.

            Слишком быстрый, резкий удар вырвал из груди воздух и сломал кости. Голова легла на что-то мягкое, и время мучительной, пронзающей боли потекло безмерно медленно. Хрипы от дыхания вырывались из горла с кровью, приступы кашля, казалось, раздирают горящие лёгкие. Перед глазами всё размылось в сплошную черноту, но я всё ещё продолжала жить и никак не могла оборвать связь с невообразимо страдающим телом.

            Время растянулось до вечности. Мысли замерли в конкретном миге из сплошного отчаяния, но в какой-то момент я услышала тихий голос. Он звучал так искренне, так по родному, что я со всей отчётливостью решила, будто умру вот сейчас, на самом деле, безвозвратно, и ужас, казалось, запульсировал в каждой клеточке тела.

            Несмотря на обездвиженность, несмотря на немоту и бессилие, я взмолилась о помощи, закричала изо всех сил, и чужие губы зашевелились, задрожали руки, будто, услышав меня, неподвластное мне тело само захотело помочь.

- Анжела? Анжела? – различила я взволнованный мужской голос совсем рядом и ощутила, как тёплые пальцы коснулись лица. Так нежно, боязливо, словно я могла рассыпаться под ними. Словно он чувствовал, что я исчезну без следа вот-вот.

            Паника разрывала сердце и подавляла разум.

            Мне захотелось вцепить в того живого человека нестерпимо, ухватиться за него во что бы то ни стало, почувствовать хоть на миг возможную надежду, вырваться из лап сковывающей боли, но руки лишь дрожали, едва отнимаясь от пола.

- П…пр…прости, - выбралось из меня совсем слабое, наверное, даже неразличимое, но мужчина, что непреодолимо расплывался перед глазами, прикрыл мне губы.

            Я ощутила, как подрагивают его пальцы.

- Не говори, ничего не говори, сестра. Я подвёл тебя. Я думал, эта одарённая погибла, покинула тебя, но… - Я расслышала судорожный вздох. – Прости меня. Прости, что не смог спасти, как обещал. Она оказалась сильнее…

            Горло Анжелы, ставшее моим, сжалось, грудь сдавило, губы задвигались, будто она хотела сказать что-то ещё, но очередной приступ кашля вырвался с кровью, и я подавилась ей, вдруг начав задыхаться.

            О Господи, нет. Только не так!

- Анжела!

            Звуки оборвались вместе с приступом внезапно. Будто никогда их не было, будто никто вот-вот не кричал мне, будто никогда рядом не было ни испуганно мужчины, ни мягкого трупа под головой. Будто это было в далёком прошлом, не в моём, не со мной…

            Я слышала только звенящую тишину и молотящееся в висках сердце. Ото рта с каждым выдохом отлетали крупинки пыли, кружась в белом свете упавшего рядом фонарика. Тёмно-синим экраном подсвечивала у груди фотокамера. Я безучастно смотрела в тень дальше светлой полосы, пока вдруг не начала вздрагивать. Тупая боль от падения на холодные плиты пола разбегалась по телу знакомо. Совсем не так, как в чужом прошлом. Совсем не так, как в одержимой убийцей Анжеле. Совсем не так, как у обожаемой кем-то сестре и любимой.

            Слезы покатились из глаз обжигающими ручьями. Я согнулась на запылённом полу в беззвучном рыдании.

            Кто? Кто они все такие? Из-за чего произошел весь тот ужас? Кто за что боролся? Кто виновен на самом деле? Та, кого пытали на стуле или те, кто пытал? Убийца или мучители? Где выжившие сейчас? Всё также продолжают свою неясную борьбу?

            Всхлипнув, я закусила губу и села. Чистым рукавом толстовки стёрла слёзы и грязь с лица, отряхнулась. Прощупала карман с телефоном, удобнее нацепила на плечо рюкзак и подобрала сломанную камеру с пола, задышав глубже и ровнее.

- Всё в порядке. Ничего непоправимого не случилось. Просто очередное чужое прошлое, просто снова разбитый фотик…

            Судорожный вздох прорвался наружу с лёгким головокружением. Я прикрыла глаза.

- Боже, и зачем я пришла сюда?

            Разогнав слабость, медленно поднялась на ноги, прихватив фонарик. Не отрывая взгляда из-под ног, направилась к выходу. К счастью, нашелся он в том самом месте, где я и полагала. И только в длинном коридоре второго подземного этажа, почти дойдя до лестничного перехода, я снова услышала шаги. Сердце, не уставая пугаться, ускорило бег. Но не успела я даже выключить фонарик, как сверху громко заголосили:

- Э-эй, ты там?

            Облегчение пришло с глухим раздражением. Тряхнув головой, без слов ступила на первые ступеньки.

            Пусть сам догадается, бестолочь!

- Ох ты, Бог ты мой! – воскликнул друг, суеверно перекрестившись при моём появлении. – Ты жива! А я уж думал тебя там учёные на анализы разобрали! Чего не отзывалась? – набросился он на меня, ослепляя ручным фонарём. – Знаешь, как я перепугался?

            Я прищурила глаза и нахмурилась.

- А я думала тебя по дороге баба сбила, - гневно выдала в ответ. – И вообще, какого лешего тебя так долго где-то носило? Сам напросился на прогулку и ещё опаздываешь! Больше не поедешь со мной.

- Да я же не специально! – вскрикнул руки Макс, но я прошла мимо. – Там пробки были.

- В такой-то глуши?

- На выезде. На выезде из города.

- Я успела.

- Ну Слава! Чего снова начинаешь? И вообще, ты материал набрала? – привычно слился он с темы. – Не зря хоть столько бабок просадили? Да ещё в такую даль пришлось гнать…

            Я обидчиво игнорировала его некоторое время, но удержать от него произошедшее не смогла.

- Ты, друг мой безответственный, со своими задержками пропустил как минимум закрытую вечеринку ученых-мучителей, парочку моих смертей и меня в роли убийцы любимого.

            Макс остолбенел позади на мгновение.

- Ты всерьёз? На самом деле? – догнал он меня, ухватив за локоть. – Не обманываешь?

- А похоже? – остановилась я, показательно дав оглядеть себя.

- Не может быть, - выдохнул он, выпустив руку. – А как же… ты ведь говорила, что умереть в чужих воспоминаниях не можешь.

- Очень даже, оказывается, - усмехнулась невольно, припомнив самые пугающие детали. – Даже больше того, я прочувствовала всё в полной мере. Всё, до последнего… - голос предательски дрогнул, и я шумно вдохнула, часто заморгав. – Чёрт, помирать совсем не круто…

            Воспоминания чужого прошлого разливались внутри жгучей болью.

- Боже мой! – воскликнул Макс, сдвинув брови в узкую складку. Качнул головой, будто представив пережитое, и уверенно притянул к себе. – Ну и дрянь эта твоя особенность!

            Согласно качнула головой, глубоко втянула в грудь побольше воздуха и уткнулась лбом в плечо друга.

- Ну ничего, всё уже закончилось. Всё позади, - бормотал он как обычно, легко похлопывая по спине.

            Я успокоилась быстро, но картинки из ветхого дома учёных всё крутились в голове таинственной чередой. Собравшись с духом, тихо проговорила:

- Там был кто-то схожий со мной и… совсем другие.

            Приятель тут же оборвал движения. Отодвинул.

- Схожий? В чём? Ты ведь ни разу не встречала таких. А кто те, другие? В чём разница?

            Я ухмыльнулась.

            В своём репертуаре!

- Всё тебе расскажи да разжуй.

            Многозначительно умолкнув, развернулась и зашагала к машине. Холодный, свежий воздух пробирался внутрь отрезвляюще. Всё пережитое начинало казаться не таким уж реальным, действительно чужим. Но…

- Ты правда встретила их здесь?

            Нахмурившись, с тяжелым сердцем глянула на небо. Солнце затерялось в серых облаках, и все окружающие осенние краски словно бы померкли под тяжестью увиденных смертей. Словно бы проклятие дома, его забытое прошлое, вышло со мной наружу.

- Правдивее не бывает, Макс. Такие как я существуют на самом деле. И лучше бы нам не встречаться.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям