0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » В плену чужих тайн » Отрывок из книги «В плену чужих тайн»

Отрывок из книги «В плену чужих тайн»

Автор: Овчинникова Светлана

Исключительными правами на произведение «В плену чужих тайн» обладает автор — Овчинникова Светлана Copyright © Овчинникова Светлана

В плену чужих тайн

Цикл книг по миру и способностям: «Ловцы даров»

Вне серии:

  • «Под защитой хамелеона»

Серия: «В плену»

  1. «В плену чужих оков»
  2. «В плену чужих тайн»

 

Аннотация

 

Чужие тайны – ловушки, в которые, порой, лучше не лезть никому. Только выбор даётся не всем. Не в силах контролировать дар, каждое подсмотренное воспоминание по пути следствия всё глубже втягивает Станиславу в пучину из секретов и смертей. Каждый полученный ответ только прочнее затягивает петлю, не позволяя отступить. Но развязка близка, виновные вот-вот будут пойманы и наказаны. Расплата, казалось бы, неизбежна. Однако что, если преступники того и ожидали?

Пролог

 

- В этот раз сбежать не выйдет, милая, - с улыбкой пообещал мужчина, ласково проведя пальцами по щеке привязанной. Русоволосая женщина на кровати вздрогнула и напряглась. – И теперь мы снова, как в былые времена, будем радовать друг друга долго-долго.

            На умиротворённом лице мужчины в уголках карих глаз образовались морщинки. Он был спокоен и доволен, глядя в зло суженные голубые глаза. Там, за стеной неприязни, он видел упрямую надежду, так искусно переплетённую с давно познанным, но затаившимся ужасом. Он знал, позабыть такое одарённым не под силу, и наслаждался виденным особенно.

- У вас не выйдет скрывать нас вечно! – бросила пленённая с усмешкой, отказываясь поддаваться чувствам. – Кто-нибудь придёт за вами. Непременно. И тогда смеяться будем мы.

            Мужчина хмыкнул, покачал головой, будто милостиво позволяя мечтать и о таком шансе, но обернулся.

- Как считаешь, насколько велика вероятность таких событий?

            Черноволосый парень, не вынимая рук из карманов джинс, поднял тёмный взгляд на женщину. Всмотрелся в её глаза, застыл на миг, но почти тут же мрачно ухмыльнулся и произнёс:

- Смеяться в честь спасения ей не придётся.

            Сидящий на краю единственной в комнате кровати одобрительно кивнул.

- Вот видишь, я говорю правду, - обратился он к женщине. – А он не ошибается. Никогда, - добавил мужчина проникновенно, и обернулся снова. – Так ведь, Стас?

            Тёмные глаза будто помрачнели сильнее.

- Так и есть, - твёрдо произнёс парень, с глухой ненавистью глянув на прикованную. – И так будет дальше.

 

Глава 1. Незваные гости

 

Прошлое стучится в дверь.

Кто-то кричит внутри как дикий зверь.

Но прячь свой страх, будь мудрей.

Ведь ты не в силах прогнать гостей.

 

            Голос молчал. С того самого дня, когда впервые услышала его. Ни объяснений, ни угроз, ни просьб. Будто, едва забравшись в голову, преступница залегла на самое дно сознания. Точно выжидала чего-то.

            Но чего? Пока успокоюсь и перестану ожидать внезапного появления? Когда решу, что показалось?

            Только я знала – Надежда была во мне. И чем больше думала над причиной её выбора, тем глубже залегал страх. Я не могла перестать ожидать подвоха, не могла забыть о принудительном вмешательстве Макса в противостояние скрытых от мира сил. И не могла не думать о возможных последствиях.

            Что, если обращение Надежды имеет совсем иной смысл? Смогу ли предотвратить нападки на контроль разума, если вдруг ей захочется избавиться от своих врагов через меня? Сумею ли дать отпор её помощникам, если те посчитают мой союз с ловцами недопустимым?

            Отражение в зеркале ясно выдавало никчёмность надежд на благополучное разрешение ситуации. Сере-зелёные глаза словно поблекли от тёмных кругов под глазами, а короткие тёмные волосы омрачали общий вид только сильнее. Потому как ближайшее будущее, независимо от выбранной стороны, виделось лишь в пугающих красках.

            Как скоро Надежда проявится вновь? Что предпримет ради моей поддержки? Вмешает снова Макса?

            И пусть единственный друг даже не помнил о той роковой встрече с самой опасной сообщницей Надежды, легче нисколько не становилось. Я видела, как хладнокровна бывает миловидная девчонка, и её появление тревожило не меньше поселившейся в голове убийцы.

            А что, если рассказать обо всём ловцам и выловить всех единомышленников Надежды через возникшую связь?

            Лишь на миг представив, какого будет мне, если те решат вытаскивать из меня странствующее сознание Надежды, вздрогнула и покрылась мурашками.

            Ни за что не предложу себя для таких пыток! Однако, как тогда поступить? Разорвать сотрудничество с ловцами и принять сторону убийц? А если не принять ни чью, каковы будут действия обеих сторон?

            Благоприятный исход никак не находился.

- Проклятый дар!

            В порыве чувств ударила ладонью по зеркальной дверце шкафа, судорожно вздохнула, и пальцы беспомощно съехали по зеркалу, оставляя след.

- Есть ли вообще теперь шанс выбраться из этой вражды?

            Тишину квартиры разорвал дверной звонок. Тяжесть мыслей разлетелась от испуга. Резко обернувшись, затаила дыхание.

            Кто? Макс давным-давно использует ключи, коллеги по работе считают, что нахожусь в отпуске. Соседи? С чего бы?

            Дурное предчувствие холодом поползло по позвоночнику. Я замерла, пока следующая затянувшаяся трель не наполнила квартиру зловещим предупреждением. Бессознательно сглотнув, крадучись направилась к единственному выходу из мгногоэтажки. Однако стоило взглянуть в дверной глазок, как страх поблек под гневом. Я стиснула зубы, сжав ладони в кулаки.

            Что они забыли здесь?!

            Дверь задрожала под крепкими ударами мужской руки. Я отшатнулась. Сердце зашлось в тревожном ритме, безбожно вороша воспоминания, столь страстно подавляемые мной.

- Открывай!

            Мелодия телефонного звонка, выбранная лишь для двух номеров, разнеслась по квартире из комнаты. За дверью стало тихо. Я прикусила губу.

            Чёрт!

            Предельно бесшумно отойдя назад, безмолвно прокляла всё на свете и зашагала к двери, едва опередив очередную трель. Да только дотронувшись до замка, не сумела подавить порыв малодушия, замедлив с открытием.

            Я справлюсь. Он больше ничего не в силах сделать.

            Уголок губ дрогнул. Несмотря на громогласный звонок, глубоко вздохнула и только после раскрыла дверь.

            Мать и отчим. Крашенная блондинка на высоченных шпильках и безнравственный ублюдок с деньгами.

- Приличия совсем растеряла? – с извечным намёком вопросил отчим, и я заметила в его руках пухлую сумку.

            Сердце пропустило удар.

- Почему так долго открывала? Чем ты занимаешься? – вторила ему родительница, без раздумий устремившись с коробкой торта внутрь. Я крепче ухватилась за ручку двери, не пропуская.

- Что вам нужно?

            Лицо матери вытянулось в удивлении, будто та позабыла обо всех разногласиях в прошлом.

- Навещаем дочь, которой купили квартиру, - не растерялся Михаил, решительно двинувшись вперёд. И прежде, чем его ладонь коснулась боковой стороны двери, я отдёрнула пальцы от ручки.

            Словно и на миг не сомневаясь в успехе, отчим прошел внутрь, заставляя посторониться. Мать тут же прошествовала следом, хлопая дверью. Давно засевший страх против воли пополз по телу со слабостью. Но я вскинула голову.

- Так зачем явились спустя столько лет? Не навещала ни разу – и вот вдруг. С чего бы?

- Смотрю, напрочь растеряла уважение к старшим? – вскинул бровь отчим, бросив на пол объёмную кожаную сумку. – Некому преподать урок?

            Ноги становились словно ватные, но, игнорируя угрозу, упрямо смотрела на мать, до неузнаваемости изменившейся после гибели папы и встречи с последним из «единственных мужчин». Одетая с иголочки, теперь всегда ухоженная и настоящий образец для дам старше сорока пяти. Для безнравственных дам без детей.

- Не груби, милая. Сегодня твой день рождения, нельзя ли проявить капельку радости от приезда родителей? – в хмуром осуждении произнесла она, словно давно выбросила из памяти день смерти первого мужа.

            Ухмылка завладела губами.

- Что-то раньше этот день не являлся достаточным поводом.

- Ты когда такой язвительной стала, Станислава? – с недоумением всмотрелась в меня мать. – И что за нездоровый вид? Ты вообще о себе заботишься?

- Вам лучше уйти, - вместо ответа бросила я. – Как верно вы заметили – у меня сегодня день рождение, и я собираюсь отмечать его вне дома. Полагаю, у вас хватит финансов найти отель по вкусу.

            Отчим хмыкнул. На его лице расцвела неопределённая ухмылка. Однако прежде, чем он успел высказаться, заговорила мама. И её улыбка вдруг напомнила те многочисленные разы, когда всей душой она желала предотвратить столкновения между мной и отчимом, как втайне радовалась, выговаривая, когда я неведомо где и с кем гуляла до ночи, не появлялась под утро и сама находила причины, чтобы не быть дома рядом с её неутолимым мужем. Знала бы она, с каким рвением я избегала парней и как отчаянно нуждалась в подругах, до смерти напуганных угрозами отчима.

- Ты нашла себе мужчину? – вспыхнули глаза матери. – Или встречаешься с друзьями? С кем идёшь? Куда?

            Я смело собиралась сослаться на единственного друга, как Михаил захохотал.

- О чём ты говоришь, Ира? Посмотри на неё. С кем можно встречаться в таком состоянии? – прошелся он по мне взглядом, задержавшись на груди под тонкой тканью ночной рубашки. Я похолодела, онемев от накатившей паники. – Она либо снова обманывает нас, либо этот её «мужчина» и единственный друг в одном лице тот самый чудаковатый парень, над которым вместе с другими она смеялась с детского сада.

            Несмотря на глубоко засевший страх, уставилась на отчима, зло сжав зубы. Он лучше прочих знал, как я могу потерять ясное сознание всего от прикосновения. Без труда мог представить, как могу реагировать на близость с мужчиной. Лучше других понимал, отчего теперь я не осмеливаюсь держать друзей рядом. Он знал, что после того случая, когда с подругами я решила собрать доказательства домогательств скрытой камерой для угрозы ему, я не решалась заводить знакомых. Он прекрасно знал, как я боялась терять друзей, которых он так умело запугивал. Мне, как и ему, было не забыть, с каким ужасом оборвала отношения даже лучшая подруга.

            Но, конечно, едва ли он осознавал, чего стоили наши с Максом отношения.

- Моя жизнь – не ваше дело. Уходите, мне нужно собираться.

            Мать раскрыла рот в возмущении.

- Да как ты смеешь так разговаривать?! Я тебя не для того растила, чтобы ты потом так…

- Собираешься прогнать нас? – оборвал он жену, не переставая ухмыляться. – Давай, - развёл он руки в стороны, - начинай. Я даже, так и быть, не стану особенно сопротивляться.

            Я поджала губы и не думая вестись на провокацию.

            Дотронуться до него добровольно?!

- Я позвоню в полицию.

            Мама ахнула. Отчим презрительно хмыкнул и расслабленно скинул с ног обувку, приступая после и к куртке.

- Прекрати сотрясать воздух, милая. Будь покладистой и поторопись приготовить нам с матерью чай, - отдал он указания повелительным тоном. – Не испытывай моё терпение. Или хочешь, чтобы я преподал урок прилежной дочери?

            Брошенный на меня взгляд заставил всё внутри сжаться. Будто я никогда и не съезжала из родного дома. Будто власть отчима всё ещё оставалась незыблемой. Не в силах справиться с накатившим ужасом, бездумно отступила.

- Мы уйдём, когда ты отправишься праздновать, - вклинилась родительница, словно вспомнив прежнюю роль. – А пока позволь нам съесть за тебя кусочек торта.

            Губы дрогнули, не дотянув до улыбки.

- Вы знаете где кухня.

            И пока отчим разделся не до конца, заторопилась в комнату, спеша добраться до телефона.

            Молю, Макс, будь поблизости!

            Наскоро отправив SOS с короткими пояснениями, позвонила. Однако даже спустя долгих пару минут друг так и не взял трубку.

- Да чтоб тебя, Макс! Опять со своими девками?

            Глухо застонав, бросила телефон на расправленную кровать. С досады пнула пуфик, поморщилась от боли и, прикрыв глаза, наполнила воздухом лёгкие.

            Не стоит волноваться. Ничего страшного не произойдёт. Когда-то же он освободится? При маме отчим должен будет сдерживать себя… Тем более пока они на кухне…

            Ещё раз глянула на телефон, опустила взгляд на домашнюю одежду и, передёрнувшись, заторопилась к шкафу. Но даже не дотронулась, как дверной звонок спасительной мелодией заполнил квартиру.

            Макс!

            Бросилась в опустевший коридор, позабыв о смене белья.

            Как быстро! Итак собирался в гости? Но почему звонит?

            На миг замявшись, коротко хохотнула и щёлкнула замком.

            Вот умница! Так отчим решит, что ключи есть только у меня, и если что…

            Я застыла в потрясении, когда пришедший оказался совсем не тем.

- Твой мужчина уже пришел? – раздался с кухни мамин голос, и я вздрогнула, тут же схватившись за ручку и захлопнув дверь. Почти захлопнув, потому как реакция у незваного гостя оказалась превосходной, и кроме пальцев в просвете двери оказалась мужская туфля.

            Проклятье!

- Проваливай! – зашипела сквозь сомкнутые зубы, изо всех сил тяня на себя спасительную преграду. Однако мои возможности серьёзно уступали самому несносному из ловцов.

- Какая негостеприимная, - с извечной ухмылкой поцокал Константин, не торопясь вламываться или отступать. – А я, между прочим, пришел с гостинцами, - поднял он руку с неравномерно выпуклым под фруктами пакетом. – Решил, понимаешь, проявить заботу, справиться о здоровье, а ты… ты так несправедливо жестока ко мне, Станислава, - покачал он головой.

- Да-да, мне так жаль – замучаюсь в раскаянии. А теперь проваливай, будь добр, ты совершенно не вовремя, - раздраженно попросила, едва не дрожа от усилия.

- В самом деле? – не отступал беловолосый. – А я слышал, что вот-вот должно произойти что-то очень увлекательное.

            Стиснула зубы.

            Чёрт, мама, зачем так громко кричать про мужчину?!

- Развлекайся в другом месте! – гневно прошептала в ответ, но тут же снизошла едва не до мольбы. – Пожалуйста.

            Его хватка несколько ослабла.

- Чем вы тут занимаетесь? – раздалось сухое позади, и я замерла, невольно прекратив сопротивление. Поглядев мне через плечо, Константин взглянул на меня, на отчима, улыбнулся и раскрыл дверь. Боясь соприкоснуться с ловцом, тут же отошла в сторону.

- Любезничаем, а что?

            Минутную заминку оборвало восклицание примчавшейся из кухни матери.

- Ох, Славочка, это он?

            Меня едва не перекосило. Бестужев расплылся в противной улыбочке.

- Это я, - без стеснений и будто с двойным смыслом покорно представился он. – Константин. А вы, должно быть, Ирина Борисовна? Мама моей пташки?

            Я всё же скривилась, многообещающе сверля взглядом самопровозглашенного актера.

- Так и есть, - радостно подтвердила мама, определённо удивлённая, что «моим мужчиной» оказался не Макс. Нехотя повернулась к вломившимся гостям лицом, ощущая себя пойманной в ловушку. – А это Миша, мой муж.

- Рад познакомиться, так сказать, в живую, - с приветливой улыбкой отозвался Костя, и я в который раз задумалась, какой толщины у этих следователей папка с данными обо мне. – А то из Славы и пары слов не вытянешь – такая загадочная, - протянул он с пугающей лаской, косясь на меня.

            Под жадными до подробностей взглядами незваных родственников, натянула губы в улыбке.

            Чёрт, Бестужев, что за нелепые игры?

            Скрепя сердцем, обернулась.

- Ну, раз ты пришел пораньше, подожди немного, - обратилась я к «своему мужчине» с определённым намёком, не рискуя отказываться от возможной защиты теперь. – Я сейчас быстро соберусь, и мы поедем к твоим родителям отмечать мой день рождения, как и собирались.

            Константин кивнул так естественно, словно за тем и пришел.

- Конечно, моя ласточка, я подожду. – Сияющие бледно-голубые глаза ловца, так выразительно смотрящие в мои, почти физически заставляли отойти подальше. – Наряжайся, не торопись.

            Его взгляд спустился на костюм с ёжиками, тонкие губы поползли в бок, и я, позорно покраснев, поторопилась скрыться из вида, никого не задев.

- Отлично, - пробормотала на ходу.

- Даже не предложишь ему чая? – с недоумением прикрикнула в спину мама, а я махнула рукой.

- Он самостоятельный мальчик, справится.

            Захлопнув дверь в комнату чуть громче положенного, прислонилась к стене.

            Безумие! Нужно скорее выпроводить их всех. А если скоро приедет и Макс…

            Бросилась к кровати. Телефон отображал единственное сообщение с коротким: «Сейчас».

            Ох, нет! Отослать его обратно? Или пусть подождёт на парковке, чтобы после мог, если что, помочь с ловцом?

            Оставаться наедине с Константином не хотелось и в страшном сне, а потому отправила послание и принялась поспешно стягивать рубашку и штаны с ежами.

            И что надеть?

            Натянув недостающее нижнее бельё, схватила ближайшую рубашку в красно-белую полоску.

            Никаких платьев и юбок ради таких зрителей.

            Пуговки никак не хотели попадать в крохотные петли. Пальцы противно дрожали.

            Боже милостивый, да что такое?!

            С тихим щелчком дверь позади раскрылась. Резко обернувшись, замерла у шкафа, так и не застегнув половины пуговиц на груди. Взгляд отчима, цепкий и изучающий, заскользил по едва прикрытому телу.

            Проклятье, почему за эти шесть лет я настолько отвыкла закрывать за собой дверь? Как рискнула думать, что в присутствии матери он хотя бы не решится поглазеть?

            Сдерживая накатывающую панику, предельно безразлично уставилась в ответ.

- Насмотрелся? Зачем пришел?

- Принёс подарок.

            Пухлый конверт пролетел пару метров и упал под ноги, рассыпаясь красными купюрами с тремя нулями. Я уставилась на них с дрогнувшим сердцем.

            Слишком много для ежегодного поздравления. Попытка примирения или… намёк на плодотворное будущее?

- Не поднимешь?

            Усмешка на его похотливом лице вызвала внутреннюю дрожь. В одно мгновение я словно вновь переместилась в прошлое. В запертую комнату, откуда не сбежать. Только он и я.

- Уходи, - выдохнула почти беззвучно, не осмеливаясь оторвать взгляд от раскиданных денег.

            Отчим зашагал навстречу. Дыхание перехватило, с бешено застучавшим сердцем вскинула голову, отступая.

- Не подходи.

- Вы и вправду встречаетесь?

- Не твоё дело, даже если нет.

            Тихий смешок сорвался с его губ. Не дойдя метра, Михаил замер, ступив на купюры и подавляя волю безнаказанной решительностью и крепким телом, за которым следил с особой страстью.

- Ты стала такой смелой с последней встречи, - произнёс он, выражая сомнительное восхищение и угрожая им же. – Уже забыла, какой становишься под моими касаниями?

            Он шагнул ближе, я инстинктивно отступила к кровати, совсем не желая вспоминать. Во рту пересохло.

- Проваливай.

            Голос предательски осип.

- Даже не обнимешь? Мы столько не виделись. Совсем не скучала?

            Икры упёрлись в кровать.

- Уходи, или я позову Костю.

- Ты не сможешь, - ухмыльнулся он и резко вскинул руки, обхватывая лицо горячими ладонями.

            Глухо ахнув, неловко попыталась отстраниться, но самоуверенный взгляд карих глаз утянул в навязанное прошлое. Чувство падения в мгновение ока вытянуло все силы, а глаза невольно закрылись прежде, чем уткнулась лицом в грудь отчима.

- Думаешь, я поверю, что ты едешь туда только из-за расширения компании? – со злой обидой смотрела на меня мать, нависая над столом и удерживая кружку с кофе. – Я знаю, что ты захочешь зайти к ней, можешь не отрицать.

- И что с того? – безразлично поинтересовалась в ответ голосом отчима, поглядывая на кружку в дрожащей руке. – Она же наша дочь.

- С дочерью не хотят делить постель!

            Усталый вздох вырвался из груди. Взгляд снова замер на кружке с кофе.

- Хорошо, можешь ехать со мной. А теперь дай мне, наконец…

            Судорожно вдохнув, распахнула глаза. Я стояла на коленях, прислоняясь к ногам отчима, и только его крепкая хватка на плече не позволяла упасть. Я дёрнулась.

- Отойди…

- С чего бы?

            Его пальцы на плече сжались сильнее, другой рукой он вскинул мне подбородок, заставляя посмотреть на себя, и вновь я провалилась в воспоминание.

            Незнакомый мужчина в полосатом чёрном костюме смотрел на меня из крутящегося кресла у стола из тёмного дерева. Его губы искажала ухмылка.

            Коллега отчима?

- Ещё одна любимая дочка? С этой-то справишься?

            Ехидный смешок вырвался из груди.

- Эта никуда не убежит. Так что поздравь меня, скоро я стану счастливым папашей.

            Едва вынырнув из прошедшего, изо всех сил оттолкнулась от ноги и завалилась на бок, сумев выставить руки и избежав участи уткнуться лицом в подарок.

            Станет отцом? Не мама ли беременна? Ох, Боже мой, почему не сын?! Что мне…

- Чем занимаетесь? – раздалось от двери, и, на миг замявшись, неуверенно подняла голову. Отчим больше не держал, а в комнате находился очередной нежеланный свидетель.

            Захотелось упасть обратно и никогда не смотреть в глаза Константину.

            Господи, во что превращается моя жизнь?

- Разговаривали, - без намёка на страх за двоих ответил Михаил. – Твоя возлюбленная ужасно неловкая. Рассыпала подарок, пришлось помогать.

            Холодные светло-голубые глаза скользнули на меня, и едва ли не впервые за маской беспечности взгляд Константина горел странной решимостью.

- В самом деле?

            Признаться в домогательстве? А есть смысл?

            Собрав воедино осколки достоинства и не поднимаясь с колен, выпрямилась, поправила на груди рубашку, задержала взгляд на разбросанных под ногами банкнотах и не произнесла ни слова. Отчим хмыкнул.

- Ну конечно.

            Бросив на меня ещё один взгляд, как ни в чём не бывало он прошел мимо Бестужева и прикрыл дверь.

            Отлично. Больше и стараться не придётся для приличной репутации. Как удачно опозорилась… Проклятье! Впрочем, есть ли разница что думает ловец? Какое кому дело до моих отношений с отчимом?

            Безразлично отряхнув колени, поднялась, с достоинством выдержав задумчивый взгляд прищуренных глаз.

- Тебе бы поучиться контролировать дар.

            Сердце словно оледенело. Мрачно усмехнулась.

            Какая безупречная шутка!

            Глухое раздражение ядом потекло по сосудам.

            Будто не знает, что подобное мне не по силу!

- Благодарю за совет, – отозвалась со злой усмешкой. – А теперь, будь паинькой, доиграй свою роль, раз так натерпелось влезть в неё, и пойди попей чаю. Скоро нам уходить.

- Но я только пришел, - улыбнулся он, вдруг окинув прилипчивым взглядом. – И ты едва ли готова к выходу.

            Глухое раздражение тряской прорвалась наружу.

- У тебя недостаток женщин? Прекращай пялиться и выйди.

- А если не хочу? – Он двинулся навстречу. Я тут же дёрнулась, разозлившись от собственной реакции куда сильнее.

- Чего ты добиваешься? Зачем вообще заявился без спроса?

- Поздравить с днём рождения?

- Ты не знал.

- Уверена?

- Прекращай играться словами. Говори, что нужно, и оставь меня в покое.

- О, чего мне только не нужно, - протянул он многозначно, и вновь его взгляд скользнул к краю рубашки, едва прикрывающей нижнее бельё. – Например, - он поднял взгляд, проницательнее и острее которого видеть у него не доводилось, - истинную причину того обморока в аэропорте.

            Дыхание перехватило. Константин смело шагнул ближе.

- Что тогда произошло? Чего испугалась? Что увидела, коснувшись своего друга? О чём узнала и не хочешь говорить, уже вторую неделю ссылаясь на болезнь?

            Невольно сглотнула. Костя шагнул ещё, и, запнувшись о кровать, с приглушенным вскриком я села на постель. Константин тут же наклонился следом, не прикасаясь, но заставляя отклониться и вжаться в покрывало без возможности к безопасному побегу.

- Что ты скрываешь?

            Лишь на миг представив, что ловцы сделают со мной, обнаружив внутри убийцу, внутри всё заледенело от ужаса.

- Ничего.

- Ты побледнела, - вдруг заметил он, протягивая к лицу руку. Отвернулась, максимально вдавливая голову в матрас. – Утаивая, лишь вредишь себе. Рано или поздно мы выясним причину, но тогда… насколько ты готова к боли?

            Воспоминания о касаниях ловцов пронеслись в сознании устрашающей чередой. Чаще забилось сердце, дыхание перестало поддаваться контролю, но, безбожно вытаптывая зарождающийся страх, повернула голову, с вызовом уставившись на Константина.

- А насколько сам готов расследовать дело без моей помощи? Если так уверен, что справишься без моего дара – вперёд, исполни мечту. Но как только прикоснёшься, я уйду, не раздумывая. Думаешь, тебя за такое погладят по головке, а я впоследствии не стану осторожнее? Вы ничего не узнаете, если я сама того не захочу.

            Костя улыбнулся, а его глаза засияли в знакомой лихорадке любопытства.

- Как смело! И как ошибочно. Считаешь, раз твой дар способен причинять боль и нам, нет других способов заставить говорить? – Ответить было нечего, и он ухмыльнулся, наклоняясь ниже и почти касаясь носом. – Не глупи, Слава, быть откровенной с нами тебе лишь на пользу. Подумай об этом, а как решишься…

            Щелчок замка оборвал напутствия Константина, но я была только рада беспардонному вмешательству.

- Славочка, а ты… ой, вы тут…

            В следующее мгновение дверь за мамой захлопнулась, вновь оставляя наедине с ловцом. Константин хмыкнул, отстранился и выпрямился.

- Подумай хорошенько. Я предупредил. – Он направился к выходу, но перед дверью остановился, обернулся и расплылся в лукавой улыбочке. – А тело у тебя ничего.

            Я дёрнулась в порыве прикрыться, но Константин уже отвернулся и вышел, тихо посмеиваясь. Раздраженно скривилась.

            Господи, и откуда такие беспардонные берутся только?!

 

Глава 2. Оскал

 

В его улыбке сквозит оскал,

Но на защиту твою он встал.

Вот только что запросит в ответ,

Прознав о тайне, что тянет вслед?

 

            Нацепив выбранные шмотки, заторопилась на выход.

            Пора прекращать семейные посиделки.

            Решительно переступив порог кухни, где с вполне довольными минами рассиживались неприятнейшие из гостей, с мрачным удовольствием объявила:

- Вечер окончен. Надеюсь, вы успели погреться. Потому как нам с Костей пора. – И со всей наигранной лаской и предостережением поглядела на ненаглядного. – Так ведь, мой лягушонок?

            Улыбка на лице Бестужева тут же потянулась в сторону, в глазах заплясали бесята, а я мысленно перекрестилась и зареклась ни за что больше не экспериментировать с ласковыми прозвищами в его сторону.

            Не нужно мне такого внимания!

- Конечно, лисёнок, - охотно подтвердил он, многообещающе растягивая губы. – Любой каприз за твою нежную улыбку. Может даже, вызвать друга из отдела? Тебе же нравится кататься на полицейских машинах? Я сегодня, увы, не на рабочей.

            Что за перемены? На что намёк?

            Мимолётно глянув на мать и отчима, несмело улыбнулась.

            Бестужев что же, нарочно упомянул, что принадлежит к правоохранительным органам? С чего такая проницательная доброта?

            Мрачное лицо Михаила позволяло предположить, что разговор с «моим суженым» пришелся ему не по вкусу. Мать поджимала губы и с плохо скрываемым волнением метала взгляд с мужа на Костю, а с него на меня.

            Чуть было не хохотнула в ответ.

            Забеспокоилась о судьбе ненаглядного? Поздновато просить поддержки, мамочка.

            Вернув взгляд на воодушевлённого Константина, на мгновение потерялась в сомнениях.

            И что с ним? Всплеск альтруизма или снова хочет чего-то стребовать для удовлетворения своих интересов?

            В любом случае, напоминание оказалось очень кстати. Я улыбнулась почти без притворства.

- Ты так заботлив. Но сегодня, пожалуй, прокатимся так. Не будем заставлять себя ждать. Уже так поздно, а нашим гостям ещё заселяться, - проявила беспокойство, с искренним наслаждением кривя губы матери и её незаменимому «единственному».

            Ну, как вам такие связи? Довольны теперь моей жизнью? Прекратите, наконец, подражать родительской опеке?

- Да, нам и в самом деле уже пора, - заулыбалась мама, отодвигая тарелку с недоеденным тортом и торопливо поднимаясь.

            Отчим не сдвинулся с места, и мама подхватила под руку молчаливого и весьма недовольного мужа. Казалось, он твёрдо намерен покинуть квартиру лишь после должного удовлетворения оскорблённых чувств. Сердце то и дело сбивалось с ритма, когда Михаил неторопливо шагал в коридор, поглядывая на меня. Предостерегающе, с обещанием полноценной расплаты.

            Как только я останусь одна... Как только и этот парень останется в прошлом…

            Взгляд отчима кричал о смысле не хуже слов приговора.

- Как всё же здорово, Ирина Борисовна, что у вас такая потрясающая дочь, - вдруг произнёс Бестужев, провожая гостей вместе со мной как истинный хозяин. – Сколько её знаю, всё никак не перестану наслаждаться её особенностями. Наверное, мы просто созданы друг для друга, - произнёс он со всей гаммой повышенного и неугасаемого интереса, что я невольно припомнила его исследовательские замашки и едва не отшатнулась.

             Ох, только не снова! После того случае в коттедже он, что же, теперь не отстанет от меня? Проклятье… и почему именно на него у меня самая безобидная и такая странная реакция?

- И как долго вы встречаетесь? – не остался в стороне отчим, так и не дойдя до вешалки с вещами и переключая повышенное внимание на разговор. Под пытливым взором карих глаз я не посмела открыть правду. Однако наличие рядом Константина странным образом провоцировало на ложь.

- Несколько лет. А что, не верится в продолжительность чувств лишь к одному?

- Станислава! – окрикнула мать, и я стиснула зубы, зло уставившись на раздраженного отчима, вознамерившегося что-то сказать. Но прежде, чем он произнёс хоть слово, в дверном замке зашевелился ключ.

            Все обернулись на звук как один. Я прикрыла глаза, тихо вздохнув.

            Чёрт, Макс, как не вовремя!

            В полной тишине друг явил себя. И несколько безмолвных мгновений спустя Михаил разразился смехом.

- Чувства только к одному? – мерзко захохотал он. – Посмотри на себя. К родителям ездишь с одним, спишь с другим. Твой новый дружок хоть знает, с кем делит ключики к твоей постели? Или вы втроём тра…?

            Удар в челюсть оборвал высмеивание. Отчим пошатнулся и, отступив на пару шагов, будто всё ещё не веря, дотронулся до лица. В потрясении я поглядела на Макса с крепко сжатым кулаком. Без шапки, с взлохмаченной тёмной шевелюрой, неаккуратно обмотанным вокруг шеи вязанным шарфом и в распахнутой куртке. На заострённом лице отчётливо выделялись скулы и линия сжатых челюстей. Он взглянул на меня, оглядев с пят до макушки, а после замер на Бестужеве, что стоял в шаге.

            Недовольство внезапным появлением друга развеялось без следа. Совесть больно кольнула сердце.

            Боже, какие ужасы он представил, когда я без детальных объяснений заявила о приезде отчима? О чём подумал, когда попросила ждать внизу, не рассказав о Константине? А что испытывает сейчас, когда я так близко стою с ловцом, способным причинить боль лишь касанием?

            И пока пыталась отыскать в ошеломлённом сознании достойные слова оправдания и утешения, громкий хмык отчима разорвал тишину. Пошевелив челюстью, будто вправляю ту на место, Михаил угрожающим взглядом впился в Макса.

- А ты, смотрю, научился сжимать кулачки? – Противная ухмылка поселилась на его губах. Глаза на миг спустились на покрасневшие костяшки Макса. – Не больно изображать мужчину? Или участь третьего лишнего обязывает?

- Миша, - попыталась урезонить мужа мать, когда Макс перевёл на него острый взгляд. Отчим раздраженно взмахнул на неё рукой, ухмыльнулся шире и вызывающе вскинул подбородок.

            Сердце пропустило удар.

- Прикусил язык от страха?

            Я кинулась к другу, обхватывая руку и останавливая до того, как он, раскрыв рот, успел сказать хоть что-то.

- Не нужно, - шепнула встревоженно, и тут же обернулась, уставившись на недовольную мать и жадного до развлечений отчима. – Уходите. Мне, как и вам, давно пора.

- Выгоняешь? – будто напрашиваясь на разборки вопросил Михаил, и не думая сдвигаться с места. Я же старалась не поддаться бушующим внутри чувствам.

- Прошу уйти.

- Правильно, пойдём, Миша, а то с этим новым годом мы до ночи будем искать свободную квартиру.

            Отчим сдвинул брови, намереваясь, должно быть, не уступать до конца.

- Ваша супруга вещи говорит, - деловито влез Константин и предельно учтиво добавил: – Но если что, не переживайте, у моих друзей из отдела всегда найдётся парочка мест прозапас. Сделаю звоночек – и вас устроят со всеми удобствами. Гарантирую.

            Взгляд отчима сделался уже. Предложение Бестужева кричало двойным смыслом. Михаил поглядел на меня, и я не смогла бы сказать, каково разнообразие безмолвных обещаний сквозило в его глазах.

            Может, перенять метод Надежды и спрятаться, наконец, ото всех как можно дальше?

- Развлекайтесь, - едко бросил он, принимая от жены куртку с широким меховым воротом.

- До встречи, - доброжелательно попрощался Константин.

            Удивлённая миролюбием ловца, оторвала взгляд от Михаила, и всё сразу встало на свои места. Любезная улыбка тонких губ нисколько не смутила меня, потому как в светло-голубых глазах плескалось столько знакомого, что впору было начинать бояться. За отчима. Однако могла ли я бояться за него?

            Ухмылка тронула губы. Молча отвернулась.

            А Бестужев, оказывается, может быть полезен. Что за чудеса?

            Вслед за разгневанно выскочившим отчимом мать прикрыла дверь, не сказав ни слова. От облегчения прикрыла глаза.

            Господи, наконец закончилось!

            Локтя легко коснулись. В сознании замелькали картинки. Экран телефона с сообщением от меня, расправленная кровать, хмурая обнаженная блондинка и мелькание бесконечных ступенек.

- Ты в порядке?

            Я взглянула на единственного друга, ощущая давящие чувства из вины и благодарности.

            Бросил ради меня?

- Спасибо, - произнесла в ответ вдруг севшим голосом. Он серьёзно кивнул и поднял потяжелевший взгляд на Константина. Мурашки пробежали по спине. Почти нестерпимо захотелось отойти и прикрыться Максом, но я лишь несколько отодвинулась, оборачиваясь. – Я его не приглашала, - оправдалась тут же, вынужденно добавив: – Тем не менее он оказался чуточку полезным.

            Костя весьма выразительно хмыкнул.

- Да, самую малость. Не сравнится с пользой от тебя.

            От прямого взгляда холод пробежал по коже. Сердце сжалось, ускоряя темп. Мысли вернули к встрече в аэропорте. К безмолвному лику самой устрашающей одарённой и Надежде, чей голос будто снова зазвенел в голове, прося о помощи, но обещая расплату.

            Ловцы… как отреагируют, если узнают, что их убийца во мне?

            Невольно ужас сковал меня, сделав уязвимой. Я не сумела выдавить и слово против, желая, однако, не показаться чрезмерно подозрительной. Только вот, конечно, даже малейшая заминка могла выдать и укрепить его сомнения. Взгляд Бестужева оказался слишком пристальным и внимательным.  Я подалась назад, натянув улыбку.

- Вернулся бы и ты откуда заявился.

            Он вдруг шагнул ближе, я бездумно отпрянула, столкнувшись с Максом.

- Даже не уверен, стоит ли. Ведь ты, - он чуть наклонился, но друг тут же приобнял и полуобернулся, скрывая. Костя ухмыльнулся шире и опаснее. – О да, ты точно что-то скрываешь.

- И ты не выяснишь что, так напирая, - гневно вставил Макс, защищая.

            С очередным смешком Константин выпрямился и деловито кивнул.

- Ты совершенно прав, Снежный. Она и сама расскажет совершенно добровольно, потому как, верю и надеюсь, вполне способна мыслить разумно. Также, Станислава Андреевна? Ты же у нас умная девочка?

- Иди к чёрту.

            Костя рассмеялся. Непринуждённо и с тем удовольствием на худом лице, от которого бросало в дрожь.

            И с чего я решила, что одарённые убийцы страшнее?

- Твоя непокорность мне нравится, - с косой ухмылочкой заявил он, успокаиваясь и натягивая куртку. – Продолжай в том же духе, и нам будет очень здорово вместе.

            Уголок губ невольно дрогнул.

            Сумасшедший.

- Убирайся уже, - прервал молчаливые гляделки Макс, отчего Костя лишь неодобрительно покачал головой.

- Так себе у тебя любовнички, ласточка. Никаких манер.

            Макс заметно напрягся. Я едва не закипела от злости буквально, сжав в кулаки пальцы и придерживая друга. Поддаваться на явные провокации было рискованно. Мне не хотелось вовлекать в неприятности ни Макса, ни себя. И уж тем более не хотелось вновь испытывать силу ловца. Пусть реакция на касания Константина до этого и была совсем иной, чем у того же Норваева, однако проверять широту всех его возможностей более чем не хотелось.

- Проваливай, Бестужев. И да, Николай знает с каким упорством ты пытаешься прервать наше сотрудничество? Или ты, как обычно, сам за себя?

            Костя улыбнулся. Поглядел на меня, на Макса.

- Смотрю, ты горишь желанием продолжить это самое сотрудничество. Значит, и дело о последней лаборатории мы начнём исследовать, к примеру, завтра? – обошел он скользкую тему, бросая вызов. – Не переживай, я сообщу о твоём выздоровлении Николаю. Уверен, ему не терпится спуститься в подвалы и узнать, куда сбежала оттуда Надежда и её одарённые друзья. А уж воздать им по долгам… Как считаешь, на этот раз ему будет достаточно десятка просмотренных тобой событий прошлого? И в его ли характере отпускать единственный шанс во всём разобраться так просто? Думаешь, подписанный тобой договор не имеет подводных камушков, а Николай и в самом деле такой душка, каким его видишь? – Константин ухмыльнулся. – Хорошенько подумай над перспективами, Слава. И тогда, кто знает, ты может даже решишь, что скрывать информацию от нас – не самое удачное решение?

            Извечная манера Бестужева угрожать чем только возможно для достижения целей порядком нервировала и пугала. Но несмотря на логичность доводов, усомниться в порядочности Норваева означало то же, что и вовсе отказаться от надежды на благоприятный исход.

- Думаю, обойдусь без сомнительных советов, - бросила хмуро. – А теперь, будь так любезен, покинь мой дом и забудь к нему дорогу на веки вечные.

            Тонкие губы Константина раскрылись в белозубом оскале.

- Как бы не пришлось напоминать.

            Оторвав от меня проницательный взгляд светло-голубых глаз и подмигнув отчего-то Максу, Бестужев вышел, оставляя меня в бушующем море недоумения и возмущения.

            Что, чёрт подери, он возомнил о себе?!

 

Глава 3. Голос внутри

 

И стынет кровь в теле твоём –

Кто-то нашел в нём новый дом.

Но будь смелее – не кричи,

Когда услышишь голос внутри.

 

            Обжигающая боль в груди вызвала приступы безудержного кашля. Глоток ледяной воды рефлекторно ворвался внутрь вместо воздуха и заполнил лёгкие. Голову будто сдавили тисками, на глаза с силой давили, а тело не подчинялось и конвульсивно дёргалось. Меня неумолимо тянуло вниз, и что бы ни делала, лишь задыхалась сильнее и слабла.

            Не могу умереть! Я не могу умереть сейчас! Не сейчас, когда только нашла их!

            Но очередная попытка тела восполнить потерю кислорода заставила всё вокруг превратиться во мрак и отобрала последние крупицы сил. Под грузом, тянущим за ноги на дно, голова под напором воды вздёрнулась вверх, и через толщу воды я заметила мутный белый свет.

            Далёкий. Недостижимый.

            Ублюдки! Не прощу!

            Грудь содрогнулась в последней надежде набрать воздуха, и я с шумным вдохом согнулась на кровати, не понимая где нахожусь. Дыхание обрывалось в кашле, сердце колотилось как безумное, а сознание то и дело возвращалось на дно водоёма.

            Кто, чёрт возьми, топил меня?!

            От неожиданного осознания замерла. Неспешно выпрямилась и внимательно осмотрела знакомую комнату собственной квартиры. Тусклый свет раннего зимнего утра пробивался через плотные шторы и создавал пугающие тени на светлых узорчатых обоях, в углах мебели, на ворсистом ковре. Тишина через раскрытую дверь разбавлялась приглушенным тиканьем часов в коридоре, глухим гудением холодильника в кухне и едва слышным за окнами движением городского транспорта.

            В доме не было никого, кроме меня.

— Это ведь твои воспоминания? – спросила в тишину, замирая от ужасающего предчувствия. – Ты же… во мне?

            В ответ не раздалось ни единого звука, однако внутри меня словно что-то шевельнулось, потеснило, и перед глазами потемнело. Мне стало нехорошо.

- Прошу, не бойся и не закрывайся от меня, - прозвучало в голове едва слышно, и я задышала глубоко и часто. Ладони вспотели. - … не причиню вреда…

            Словно заглушаемый толщей воды и волнами, голос Надежды то пропадал совсем, то был едва различим или же звучал как вживую. От неосязаемого, но невозможно реалистичного ощущения потустороннего присутствия в собственном теле кружилась голова и становилось дурно до тошноты.

- Нам нужна твоя помощь…

- Кому? – прошептала глухо. – И кто ты сама? Что это было за воспоминание?

            Неужели тело Надежды утопили, а она сама всё равно продолжает скитаться по телам? Бессмертный мстительный дух?

            От возможных способностей Глинской стало не по себе.

            Этот мир полон фантастических безумств!

- Нам – всем одарённым, подобным и тебе, - прозвучало твёрдо и ясно. – Всем, кто попал в руки не тем.

            Память услужливо раскрылась в сознании цепочкой преступлений, пытками ловцов, насильственным изъятием дара и собственным сотрудничеством с теми, кто может пытать столь же удачно. Сердце сбилось с ритма. Ощущение присутствия постороннего пропало вместе с голосом.

            Куда она делась?

            Безрезультатно прислушиваясь к себе и окружающему, упала обратно в постель, пытаясь успокоиться.

            Как минимум, покушаться на мою свободу и жизнь она пока не станет. Да и раз они нашли меня, должны знать о моей связи с…

            Разум словно вновь разделился.

- То воспоминание – моя смерть, - без предисловий изложила вернувшаяся Надежда. – Это случилось почти восемь лет назад. Но перед тем как умереть, у меня открылся дар, и я выжила, перенёсшись в тело своего убийцы. После этого…

- Погоди, - оборвала я, припоминая хронологию смертей и похищений. – Восемь лет? Но тогда всё только началось, а тебя видели живой как минимум пять лет назад, прежде чем ты сбежала из четвёртой лаборатории.

- Не меня, - раздалось как будто из далека. – Моё тело погибло раньше.

            Откровение повергло в ступор.

- То есть? – шепнула ошеломлённо. – Ты не Глинская Надежда?

            Тело и сознание вновь стало принадлежать лишь мне.

            Да что за дела?! Но… если предположить, что всё это время спасала одарённых и убивала ловцов не Надежда, а кто-то совсем другой… то кто?! И что тогда представляет из себя сама Глинская? Мы всё это время вели расследование не по тем следам?

            Сердце стучало в груди взволнованно, мне требовались ответы, но как бы не ждала – давать их было некому. Пока я не встала и не отправилась на кухню за кружкой успокоительного кофе. Во время очередного глотка с тем же не слишком приятным эффектом объявилась гостья.

- Избегаешь ответов? – спросила тут же, и услышала вполне отчётливо:

- Нет, но как только ты начинаешь волноваться или испытывать сильные эмоции – твоё сознание непроизвольно заставляет меня посторониться. Так обычно всегда происходит при взаимодействии даров: при нестабильности состоянии кто-то непременно подавляет другого. Нужно приноровиться.

            Удивилась и почти тут же нахмурилась.

            Как не догадалась до такого сама? Может потому та девочка с силой внушения подавляла мой разум даже когда я слушала её через прошлое посторонних? Подавляла меня, потому что её дар сильнее?

            Неприятное чувство о непонимании важных деталей в собственной одарённости заставило ощутить себя беспомощной.

- Так кто ты такая?

- Астрова Людмила Витальевна, - раздалось без заминок. – Подруга Камельской Дарьи, у которой из-за исследований в детской психиатрической больнице погиб сын. С него началось моё расследование.

            Курносый мальчишка с искорёженным от ужаса лицом встал перед глазами, точно я только-только коснулась его матери.

            Сын, видевший души погибших? Подруга Камельской? Тогда выходит, что она – тот самый адвокат, бесследно исчезнувший всего два месяца спустя? Но ведь…

- Разве вас убил, сжег и распылил над рекой не один из недоброжелателей по адвокатской деятельности? – припомнила я. – Не было никаких свидетельств того, что вы что-то отыскали и напали на след. Камельская, к тому же, отказалась от услуг, а ваш убийца во всём признался.

            Хмык раздался в голове вполне отчётливо.

- Под внушением Кати можно забыть и признаться в чём угодно. Но чтобы не оставалось никаких улик – подставного убийцу убрали почти сразу же, а тех, кто мог что-то знать… тот детектив – Загорский Сергей Сергеевич – он ведь утверждал, что ничего не нашел, так?

            Неприятных холодок прошелся по спине. Осведомлённость в наших действиях, примечательная память на имена и признание Людмилы пугали. Но больше всего воспоминание: цепкий взгляд детектива, через который при его опросе я попала в прошлое. К девчонке с серо-зелёными глазами, заставляющая его забыть о доказательствах.

            Катерина…

- Значит, вы всё же что-то нашли…

- Достаточно, чтобы помешать. Но под их контролем находилась Катя, и всё бы улеглось, не откройся дар у меня.

- Вот как, - протянула, составляя картину событий заново. – Получается, это вовсе не Надежда освобождала одарённых из лабораторий и избавлялась от ловцов. Теперь ясно, как семнадцатилетняя на тот момент Глинская сумела раскрыть столько дел, да ещё так ловко упрятать спасенных и родителей ото всех. С вашей непосредственной помощью, так?

- Так.

            Всё, наконец, вставало на свои места.

- А Надежда – что за дар у неё? Как вышло, что вы стали едва не едины? И где она и все другие находятся сейчас?

            Людмила отозвалась не сразу, вызывая нетерпение.

- Дар Нади ловцы оценили особенно, - приглушенно ответили мне. – Её способность очаровывать и направлять к нужному решению без принуждения им весьма приглянулась. С первого дня, как только дар проявился.

            Нахмурилась.

- Надежду забрали сразу же? Значит способность раскрылась только в Тюмени, где она собиралась учиться и откуда пропала?

- Да. Как тебе известно, в первое время контролировать способность чрезвычайно сложно, а заметить её ловцам – дело одного взгляда. Ей не повезло оказаться рядом с одним из них, а там…

            Не повезло?!

            На миг лишь представив, содрогнулась. А после заметила, что присутствие Людмилы во мне снова не ощущается. Недовольно цокнула, обратила внимание на недопитую кружку с остывшим кофе. Поднялась из-за стола, и на пути к раковине Астрова дала о себе знать.

- Полагаю, не нужно говорить, что после похищения те быстро замели следы и надежно закрыли в лечебнице в Тобольске, где погиб Егор. О том, что там творится я догадывалась и при жизни, но даже предположить не могла обо всех происходящих ужасах. Пришлось постараться, чтобы устроить побег без шума. Впрочем, - горькая усмешка будто принадлежала мне самой, - его и без того уладили с поразительной оперативностью. Нам пришлось бежать и скрываться ото всех. И какое-то время нам удавалось.

            Присутствие Людмилы внутри неожиданно стало ощутимее. Почти подавляющим, странно тяжелым. Невольно замерла, прислушиваясь к себе и едва ли обращая внимание на холодную воду, льющуюся на руки и в кружку из крана.

            Как дискомфортно… Это от её чувств?

            Перекрыв воду и поставив кружку, вернулась за стол.

- Насколько мне известно, вы справлялись с этим вполне успешно до недавнего времени. Вы даже сумели отыскать немало подобных мучителей, а вас – никто. Что изменилось? Зачем вдруг вышли на меня и просите о помощи? Разве я могу чем-то помочь? Потому как, - набралась я храбрости, - если вам неизвестно, я работаю совместно с ловцами. В поисках вас.

            Сердце бухало в груди, точно готово было вот-вот сбиться с ритма.

- Знаю, - раздалось словно из-под толщи воды. – Это и нужно. Только совместными усилиями есть шанс разворошить и уничтожить сеть дарокрадов.

            Совместными?!

- Не думаю, что вас встретят с распростёртыми объятиями, - вставила хмуро. – Вас ищут не только для того, чтобы узнать на кого работаете или что знаете о своих мучителях.

- Предпочитаю рискнуть довериться и положиться на их разумность, чем снова предоставить во власть дарокрадов спасённых, - убеждённо заявила Людмила. – Наше совместное расследование – единственный выход.

            Предложенное нравилось всё меньше.

- Почему сейчас?

            Астрова давила сознание мрачным молчанием.

- Нас нашли. Почти всех, - отрывисто и сухо выдавила Людмила. – И Надя одна из них. Наиболее осведомлённая.

            Холодные мурашки поползли по спине. Дурное предчувствие завладело с поразительным влиянием.

- А как… как вы нашли меня?

- Как и ловцы. Статьями о лабораториях ты затронула слишком чувствительное место всех осведомлённых. Тебе повезло, что первым оказался «Безопасный мир». Однако, - произнесла она заглушенным голосом, будто вынося приговор, - не нам одним ты можешь оказаться полезной.

            Дыхание перехватило. Постороннее присутствие растворилось без следа, и накатывающая паника как никогда ясно заставила ощутить себя болезненно беззащитной. Стены квартиры будто стали прозрачнее стекла, любые замки – несущественной помехой, а подсмотренное у одарённых прошлое в лабораториях – неизбежным будущим.

            Способна ли я противостоять дарокрадам?

            Ответ заставлял покрываться холодным потом.

            Моих сил недостаточно. Кошмарно мало! Но что теперь делать? Каждый встречный может оказаться похитителем, каждый второй может быть наблюдателем. Есть ли в таких условиях безопасное место? А тот, кто прикроет и убережёт?

            Слова Бестужева днём ранее всплыли в памяти предложением.

            Рассказать обо всём им?

            Заверения Норваева после первого прикосновения словно зазвучали в ушах. Его убедительный тон, искренность в карих глазах, просьба о помощи…

            Но действительно ли они готовы помогать мне?

 

Глава 4. Паранойя

 

Они идут по твоим следам,

Шепчут на ухо: «Не отдам!»

И где ждать помощи? Кому доверять?

Кто из них не заставит кричать?

 

            Пальцы нервно отбивали дробь по рулю. Машина давно была заглушена, но выходить не хотелось. Взгляд то и дело упирался в мигающую от гирлянд дверь кафе напротив. Пунктуальный Николай уже наверняка ждал внутри.

            А если предложение ему не понравится? Если достать Людмилу из меня покажется более рациональным выходом?

            Ни к месту вспоминалось пытка над Анжелой с его непосредственным участием. Её смерть из-за сопротивления Астровой и навсегда засевшее в глазах Николая горе об утрате любимой и единственной сестры.

- Проклятье!

            Тяжело опустила голову на руль, глубоко вздохнула и прикрыла глаза.

            В конце концов, Анжела была согласна. У Людмилы были причины. Да и… разве Николай не самый порядочный и рассудительный мужчина из всех, что мне когда-либо встречались?

            Невольно в памяти всплыл разговор, в котором он убеждал, что все причастные к убийствам получат по заслугам. По заслугам… Следом возникла его протянутая рука с тряпочным носовым платком, когда я едва не разбила лицо в коттедже с убитым семейством.

- Ну и идиотка! – фыркнула насмешливо, отбрасывая сомнения и, прихватив сумочку, стремительно выбираясь на улицу.

            Морозная свежесть приятно охладила. Белое облачко пара вырвалось изо рта и развеялось. Спрятала руки в карманы куртки, уткнулась носом в шарф и поспешила в кафе. Тонкий слой выпавшего за ночь снега скрипел под ногами и сверкал белизной, пусть солнце скрывалось за тяжелыми, серыми облаками. Укутанные в тёплые одежды редкие прохожие торопливо расходились с друг другом по широкому тротуару.

            Счастье, что парковка так близко!

            Стеклянная дверь в кафе открылась с усилием, но окутавшее в тот же миг тепло, празднично украшенная обстановка заставила расслабиться и перевести дух. Горящая разноцветными лампочками высокая ёлка в углу барной стойки привлекала внимание особенно, но я огляделась в поисках знакомого. И почти тут же встретилась с ним взглядом.

            Николай приветливо приподнял уголки губ. Всё такой же серьёзный, он одним лишь видом призывал к почтению и заставлял придерживаться правил приличий. Короткие каштановые волосы, выразительные скулы, несколько грубый овал подбородка и внимательный взгляд карих глаз.

            Дружелюбно помахала ладошкой и направилась к тому самому столику, за которым когда-то он проверял насколько я причастна к убийствам.

            Нарочно выбрал, что ли?

- Доброго дня, Слава, - поднялся он с места, будто намеревался помочь снять куртку, но опомнился. Благоразумно поспешила снять сама.

- Доброго.

- Вы были чем-то обеспокоены, когда звонили. Что случилось?

            И только сев, вздохнула полной грудью и несколько взволнованно посмотрела на Николая.

- Хочу рассказать, что тогда произошло в аэропорте на самом деле.

            Он вновь стал предельно серьёзен, между бровей образовалась знакомая тонкая складка.

- Внимательно слушаю.

            Набравшись смелости, произнесла на выдохе:

- Со мной связалась Надежда.

            Николай тут же подобрался, а в его глазах, точно наяву, вспыхнуло воспоминание с мёртвой Анжелой. И я будто увидела себя со стороны, когда захлебнулась кровью, упав со второго этажа в последней лаборатории, захваченная сознанием его сестры и Астровой. Невольно сглотнула и опустила голову, прерывая контакт. В горле встал ком, а во рту будто разлился привкус железа.

            Чёрт подери, как неуместна эта способность видеть прошлое через взгляд…

            И тут же вспыхнул страх.

            А что, если Норваев жаждет мести больше, чем справедливости?

- Как?

            Короткий вопрос, сдержанно безучастный голос, и сердце на миг замирает, чтобы броситься вскачь. Осторожно взглянула на следователя.

- Простите, если напугал, - проговорил он, будто мгновенно поняв суть. – В любом случае, уверяю, что бы вы не сказали, вреда вам специально ни в коем случае не причиню.

            Уточняющие пояснения странным образом подействовали успокаивающе. Как бы там ни было, за всё время совместного расследования он не нарушил слово ни разу.

- Да, разумеется, - пробормотала. – А насчёт Надежды… на самом деле вместо неё всё это время действовала другая одарённая – Астрова Людмила, погибший адвокат, расследовавшая дело с мальчиком Камельских из психиатрической больницы.

            Изумление вперемешку с задумчивостью удивительно отчётливо проявилось на его лице.

- Пожалуйста, давайте начнём с подробностей.

            Без сомнений рассказала всё необходимое.

- Так она всё ещё в вас? Вы её чувствуете?

            Обратив всё внимание на ощущения и максимально расслабившись, не сразу, но почувствовала лёгкое постороннее присутствие, не проявляющееся с последнего разговора с Людмилой днём ранее. Столь же дискомфортное, как и в первый раз.

- О, сама пригласила? – тут же раздался в голове несколько удивлённый женский голос. Однако, едва её дослушав, по телу пронеслась знакомая волна мурашек. Уровень дискомфорта резко скаканул вверх. – Ловец!

            Под резкий предупреждающий вскрик Людмилы интуитивно оглянулась и столкнулась со взглядом решительно шагающего навстречу Константина. Суженные в пронзающем любопытстве бледно-голубые глаза, ухмылка на узких губах.

            В своём репертуаре!

            Скривилась невольно.

- Какой приятный сюрприз! – воскликнул тот оживлённо, и я перевела недоумевающий и гневный взгляд на Николая.

- Что он здесь делает?!

- Простите, что не предупредил заранее – после вашего заявления об Астровой вылетело из головы. Он очень настаивал на встрече с вами, - сумрачно пояснил Норваев.

            Даже настаивал?

            Признание настораживало.

– К тому же, да будет тебе известно, ласточка, - без тени смущения объявил Бестужев, расслабленно падая на стул рядом с Николаем, - это дело мы ведём вместе. – И ужасно довольная ухмылка расплылась на его узком, скуластом лице. – Кстати, что это с тобой сегодня?

            Под его изучающим взором непроизвольно напряглась, не к месту вспомнив оценивающий взгляд по домашнему костюму с ёжиками. Мурашки легкими наплывами всё ещё пробегали по коже, точно при непосредственном касании Бестужева.

            И что за нелепая реакция?!

- А что? – выдавила через силу, вдруг расслышав напряженный голос в голове:

- Он держит меня. Попроси отпустить, я расскажу всё и так.

- Ты сейчас необычайно чувствительна, - с неопределённой загадочностью изрёк Константин, и я почти рефлекторно обхватила себя руками. Он улыбнулся шире. – Да, очень чувствительна.

            Разом стало не по себе ещё больше.

- Заканчивай с проверками, - мрачно вставил Николай. – У неё важная информация.

            Через несколько долгих мгновений под пристальным взглядом вдруг ощутила неимоверное облегчение. Словно наконец вынырнула из давящей глубины на поверхность. Глубокий вдох ворвался в грудь с шумом. Бестужев ухмыльнулся и выразительно приподнял бровь.

- Открылся новый дар? В теле завёлся посторонний?

            Из-за проницательности Константина сбежать от его компании хотелось вдвойне. А признаваться не тянуло вовсе.

- Угадал, - подтвердила с ухмылкой и обернулась к Николаю. – Она со мной.

            Николай вновь нахмурился, а Костя склонился над столом, вглядываясь в меня как в подопытную крысу после эксперимента.

- Кто с тобой? Или точнее – в тебе? – Формулировка категорически не понравилась. – Неужели тогда в аэропорте в тебя кто-то вселился? – В блекло-голубых глазах засверкало любопытство с примесью пугающего задора. – И кто же? Наша убийца?

            Напряглась и отклонилась от его непредсказуемой персоны подальше. Людмила в голове глубокомысленно хмыкнула, но промолчала.

- Астрова, - не стала спешить с раскрытием деталей, на что Бестужев задумчиво сузил глаза и мгновением позже в прозрении вскинул брови.

            Не может быть, чтобы так быстро вспомнил!

- Бесследно пропавший адвокат? – У меня невольно дернулось веко. – Так-так, а теперь поподробнее, - наклонился он через стол ближе, всем видом излучая крайнюю внимательность. – Рассказывай, не смущайся.

            Уголок губ дрогнул, но я не стала кривиться и посылать с такими запросами куда подальше.

- За пояснениями нужно было приходить раньше, - всё же не сдержалась. – Но в общем, всё, что, по нашему мнению, делала Надежда – дело рук Астровой. И вот теперь она… гм, хочет сотрудничать.

            На лице Бестужева расплылась поразительно противная улыбка предвкушения. Норваев соединил пальцы в замок, неодобрительно покосившись на приятеля.

- Не бойся, - раздался с глубин сознания голос Людмилы. – Мне нет смысла скрывать информацию и доводить выяснение до пыток.

            Едва сдержала нервный смешок.

            Это должно успокоить?!

- В чём заключается такое желание? Почему именно сейчас? – спросил Николай, и его спокойные манеры притушили страхи. Константин не переставал кривить губы и внимательно вглядываться в меня, точно мог уловить признания Астровой.

            Раздраженно сомкнула зубы и целенаправленно обратила взор на Николая.

            Пусть себе развлекается. Терять при нём терпение – не лучшая идея.

- Потому, что за ними снова началась охота, - проговорила на выдохе, вспоминая предупреждение Людмилы.

            Как скоро целью могу стать я?

            Норваев будто разделял опасения в полной мере, углубив складку меж бровями. Бестужев неопределённо хмыкнул.

- За всеми спрятанными? – уточнил Костя, наклоняясь над столом. – Как давно вас раскрыли?

            Вас? Объединяет с Людмилой? Игнорирует меня?

            Присутствие Астровой стало ощутимее, определяясь где-то на грани неприятного нетерпения. Желание прогнать прочь постороннего из единого тела усилилось, и пришлось сосредоточиться, вслушиваясь в слова и передавая их.

- Похищения начались около полугода назад, - произнесла Людмила, давая понять, что всё началось ещё за пару месяцев до того, кто ловцы обнаружили меня. – И несмотря на места проживания и приличные расстояние друг от друга, скрываться от них не удавалось. Последние месяцы мы небольшой группой находились в разъездах, пытаясь сбежать от внимания, но… им удалось увести Надю почти из-под самого носа.

            Повторяя сразу за Людмилой, не сразу осознала масштаб.

            Выкрасть так, чтобы никто не заметил? Из группы одарённых?

            Мужчины переглянулись, став серьёзнее.

- Почему не тронули других? – будто усомнился Бестужев, но Астрова едва ли раздумывала.

-  Она осталась одна в доме. Не больше получаса, но им хватило замести следы и скрыться совершенно незамеченными. Больше мы таких ошибок не допускали. Но что важнее, Надя одна из самых осведомлённых. И пусть место жительства у всех сменилось, они уже наверняка знают необходимые им данные обо всех одарённых.

            Бомба замедленного действия?

- Как непредусмотрительно, - пренебрежительно хмыкнул Константин. – Такую информацию в одни руки…

- Когда произошло последнее похищение? – не стал отчитывать Николай, переходя к делу.

- Два дня назад…

            В глазах точно раздвоилось.

            Незаправленная постель, смятое постельное бельё в цветах звёздного ночного неба в хорошо обставленной, просторной комнате. Наполненный отчаянием шепот:

- Андрей…

            Зажмурила глаза и вдохнула глубже. Соединение наших с Людмилой даров всё настойчивее прорывалось в нарастающем головокружении и чувстве дискомфорта.

- После перемещения в Станиславу – оно единственное?

- Да, - повторила хмуро. – Нас осталось совсем немного. И нам очень нужна ваша помощь в поимке этих… - эмоции Людмилы накатывали волнами, едва не подавляя собственные ощущения. – Мы поможем всем, что понадобиться. Мы готовы сотрудничать. А вы? Хотите поймать их совместно с нами?

            Костя выразительно хмыкнул, точно намеревался использовать знания Людмилы и её подопечных в любом случае. Николай же вглядывался в глаза настолько пристально, будто мог вести разговоры с Астровой мысленно и без моего участия.

- Чтобы сотрудничать – вам придётся выйти из укрытия. Доверится нам и принять условия сосуществования с обществом, - произнёс Николай столь сурово, что напряглась, едва не выгнав сознание Людмилы. –  Понимаете?

            Астрова внутри будто сжалась.

            Да…

- Да, - повторила глухо.

- Почти каждый из вас – преступник, - продолжил Норваев. – Вы намеренно убивали, использовали и влияли на непричастных без ведома и согласия. Оставлять подобное безнаказанно – не получится. К тому же, часть одарённых может быть опасна для общества, и мы вынуждены будем принять меры, если что-то пойдёт не так. Согласны на такое?

            Я бы серьёзно задумалась, но Людмила проговорила в голове уверенно и без раздумий:

- Согласны. Если за помощь в поимке ещё больших преступников будут смягчающие обстоятельства. Потому как чтобы избежать пыток и выжить, мы были вынуждены защищаться и скрываться всеми доступными способами.

            Озвучила, ощущая, как от дурного предчувствия поднимаются на коже волоски.

- Постараемся сделать всё возможное, - не стал спорить Николай, но мысли увлекали от разговора.

            Чтобы избежать пыток… но многие из них не смогли, даже используя силы совместно. А что, если помочь не сможем? Если во время помощи я сама окажусь в руках похитителей?

            Нервно сглотнула, непроизвольно обхватив себя за локти. Воспоминания из чужого прошлого, точно чувствуя брешь, замелькали перед взором, замирая в пугающих моментах. Прикованные к столам одарённые, остекленевшие глаза замученных до беспамятства, мёртвые тела ловцов, детей, которых не захотели отдавать, и красные пятна крови словно повсюду.

            Да и… разве не одна из одарённых однажды без жалости вонзила нож в человека, пусть и мучителя? Не она ли разрезала ему живот после того, как он взглянул на неё?

- Станислава…

            Посмотрела на Норваева.

- С вами всё в порядке?

            Разве возможно, чтобы «да»? Особенно когда…

            И тут обратила внимание, что больше не ощущаю присутствия Астровой, но обхватываю себя за плечи, дрожа от холода.

- Хм…

            А проверял ли кто, насколько неблагоприятны для организма могут быть последствия от соприкосновения даров?

- Кажется, на сегодня всё, - подвела итог совместного общения с разыскиваемой убийцей, ощущая себя вымотанной, замерзшей и беззащитной. – Лимит исчерпан.

- Твой или её? – с неутолимым интересом уточнил Бестужев, и покосилась на него раздраженно.

- Может чего-то горячего или что-нибудь ещё? – деловито предложил Николай, заставляя перевести на себя взгляд. Выдохнув, несколько устало, но благодарно улыбнулась.

- Нет, спасибо. Я лучше домой, - отозвалась и от промелькнувшей мысли нахмурилась, добавив неуверенное: – Можно, надеюсь?

- Конечно, Станислава! – мгновенно дал добро Николай. – Вы и так многое для нас делаете, так что конечно – езжайте домой и отдыхайте. Мы свяжемся с вами после.

            Лучше бы нет, но от вас ведь не сбежишь.

- Да, хорошо, - кивнула согласно, поднимаясь и подцепляя со спинки стула куртку.

- Проводить? – любезно предложил Константин, и от неожиданности даже замерла. Потом углядела его слабую улыбку и, определённо переняв жест Макса, внутренне перекрестилась.

- Обойдусь.

- Ты смотри, у нас ты тоже ценный кадр.

            Холодная дрожь потянулась по позвоночнику, зашевелив волосами на затылке.

            Намёк на ловкое похищение Надежды? Славное напоминание. Своевременное.

            От охватившего страха не произнесла ни слова. Хотелось бросить что-нибудь едкое и показаться безразличной, но язык словно оказался неподъёмным. Недовольная собственной реакцией, парой мгновений спустя расслабила хватку на куртке и уже на ходу махнула рукой Николаю.

- Позвоню.

- Может проводить? – обеспокоенно бросил он в спину, но лишь повторно взмахнула рукой, поспешно шагая к выходу и кутаясь в набитую утепляющим синтепоном одежду.

            И обязательно было напоминать?! Придурок!

            От злости чуть не пришибла стеклянной дверью входящую в кафе молодую парочку. Под их ошарашенными взглядами рассердилась только сильнее.

            Никогда не видели испуганно сбегающих людей?

            Молча вырвалась на морозный воздух вечернего города. Мигающие позади гирлянды словно стоп-огни, тёмные фигуры пешеходов, как потенциальные похитители, чей-то резкий женский смех на углу кафе будто предвестник, а шум мчащих мимо машин неподалёку – фон, пригодный для любого преступления.

            Паранойя, здравствуй.

 

Глава 5. Визит из прошлого

 

Маленькая девочка со скальпелем в руках,

Крик ею убитых звенит в ушах.

И вот перед тобою стоит она.

Куда отправится твоя душа?

 

            Дверной звонок трещал на всю квартиру и не давал покоя даже под подушкой.

- Да кому не спится?! – раздраженно пробурчала, с трудом разлепляя глаза. Мутные отрывки ночного кошмара ворочались в голове с противной назойливостью.

            Добралась до телефона на тумбочке, вгляделась в экран и возмутилась ещё больше.

            Шесть утра?!

            Но стоило вспомнить, что в последнее время приятных гостей заглядывало мало, сон пропал без следа. Не к месту вспомнила вчерашние слова Константина о ценном кадре в моём лице.

            А если это они?!

            Сердце затрепетало в пугающем ритме. К горлу подкатил ком. С трудом сглотнула, ощущая себя заледеневшей статуей. Мысли завертелись в водовороте из вопросов и путей решений.

            Может, позвонить ловцам?

            Очередная трель заставила вздрогнуть.

            Но… зачем бы похитителям пользоваться звонком? Вломились бы – и дело с концом. Или ещё как-нибудь, с кражей у них проблем не наблюдалось.

            Трезвость ума возвращалась и успокаивала.

            Если не они, то кто? Кому я понадобилась с утра пораньше?

            Присев на край кровати, выждала пару минут в надежде на уход. Однако непредвиденные посетители оставлять меня в покое явно не планировали. Что настораживало. Накинув поверх ночного костюма махровый халат с енотами, направилась в прихожую.

            Кто?

            В дверном глазке, по ту сторону двери, в ярком освещении площадки, совершенно не таясь, стояла девушка. Длинные русые волосы, прикрытые вязаной шапкой, лежали поверх нелепого, но модного в этом сезоне дутого короткого пуховика. Толстый шарф на шее не скрывал лицо, и я прекрасно разглядела его.

            Катерина…

            Ещё чётче всплыли в памяти серо-зелёные глаза, с бездушной жестокостью глядящие на человека, в теле которого я оказалась в одной из лабораторий. И скальпель, без промедления воткнутый в её жертву несколько лет назад, отозвался неприятной тяжестью внизу живота.

            Маленькая убийца. Одна из опаснейших одаренных, способная внушить что угодно. Одна из тех, кто был способен влиять на меня через чужое прошлое…

            Что она забыла у моего порога?

            Догадки не нравились. Ещё меньше понравился нетерпеливый жест, вдавивший кнопку дверного звонка до истошной трели в квартире. Недовольно скривилась.

            И какого чёрта ей нужно?

            Припомнила разговор Людмилы с ловцами, «перспективное» сотрудничество, желание обменять информацию на помощь…

            Тяжело вздохнула и открыла замок, прогоняя вылезшие из глубин сознания страхи.

            Полагаю, труп в моём лице их одарённой компании пока не нужен.

            Девушка с выразительными скулами, едва не впившаяся в меня внимательным взглядом, замерла в молчании. Увидеть вживую давнюю жертву мучителей, отомстившую им после пугающим способом, оказалось странно. Ещё более странным было видеть на миловидном лице столько подозрительной решительности.

- Я от Людмилы, - заговорила она серьёзным тоном. – Можно зайти?

            Конечно, моя квартира – твоя квартира! Проходи, присаживайся, сейчас вызову из глубин сознания твою спасительницу…

- Можно, - хмуро отозвалась в ответ, пропуская нежеланную гостью в дом.

            Ну что ж, сотрудничество входит в силу. Какие сюрпризы ждут дальше?

- Люда с вами? – перешла сразу к делу новоявленная помощница, едва закрыв за собой дверь.

            Напоминание о нахождении в моём теле постороннего радости не прибавило. К тому же после разговора с ловцами и замечания Бестужева никак не могла выбросить из головы напряженные мысли и расслабиться. Даже если Астрова и хотела со мной связаться, попытки были обречены.

- Может быть, - бросила неопределённо и направилась из коридора. – Проходи.

            Как бы там ни было, вести беседы на пороге не прельщало.

            Немногим позже мы сидели на кухне за противоположными краями стола и изучающе пялились друг на друга. Пока она разувалась, не пожелав снимать куртку, навела себе сладкий кофе с молоком и теперь пила его маленькими глотками. Перед гостьей стоял стакан с водой, но к нему она не притронулась, пребывая, кажется, в некотором недовольстве и ожидании.

            Хочет поболтать с Людмилой, но любезно позволяет прийти в себя от неожиданного визита?

- Когда мы встретимся с вашими ловцами? – выдала Катя нетерпеливо, и от напора её решимости непроизвольно дёрнула бровью.

            Ого, вот так вот сразу и к ловцам! Что за неприкрытая смелость?

            Поразилась, присмотрелась. Нахмурилась.

            «Вашими»? Как мило.

- На время не смотрела? – спросила в ответ, назидательно ткнув пальцем в настенные часы над столом, отмотавшие с момента появления одарённой не больше пятнадцати минут. – Все нормальные люди в это время спят.

            На симпатичном лице проявилась ухмылка.

- А разве мы «нормальные»?

            В серо-зелёных глазах вспыхнуло воспоминание, на доли секунд вырвав меня из реальности.

- Моя особенная девочка…

            От ощущения мужской руки на затылке едва не передёрнулась. Тело покрылось мурашками.

            Боже, кто называл её так?! Кто-то из… лаборатории?

            Размытые очертания комнаты из видения, край белого халата от сидевшего с ней рядом не оставляли большего выбора.

            Каким образом они заставляли её исполнять нужные им приказы?

            Бровь Кати вскинулась в немом вопросе. Я опустила взгляд, поймав себя на любопытной мысли.

            Она не почувствовала? Моё невольное вмешательство осталось незамеченным? Как с Николаем… значит, видеть прошлое через взгляд могу без неприятных последствий?

- Да уж, - оборонила задумчиво и отбросила раздумья о неожиданном открытии на потом. – Но, тем не менее, вряд ли они горят желанием общаться с утра пораньше.

            Ответ Катерине пришелся не по душе.

- Время играет против нас, - произнесла она поразительно сухо. – Если не мы отыщем их – они поймают нас. И если не хотите оказаться скованной в подвале – позвоните и назначьте встречу. Сейчас.

            Маленькая девочка из далёкого прошлого, невинная на личико, но жуткая внутри, проявилась в настоящем не менее способной девушкой. Воздух вокруг вдруг будто загустел и наэлектризовался, поднимая волоски на коже и захватывая дух. Сердце дрогнуло и забилось чаще.

            … Позвоните и назначьте… Сейчас.

            Осознание и понимание обрушились на меня холодным озарением. Пространство рядом, точно кокон из ощутимой энергии, загудело и заволновалось. Тело обдало необъяснимыми ощущениями, будто бы воздух стал переменчиво упругим и потянулся к коже.

            Нечто схожее возникало от прикосновения с ловцами, однако с совсем иным эффектом. Никакой болезненности, никакого сковывающего давления, а воздух, словно заряженный электричеством, вовсе не грозился пронзить каждый нерв острой иглой. Скорее… придать сил? Для противостояния?

            В голове вспыхнула картинка из подсмотренного прошлого, где маленькая девочка в белом платьице с мелкими цветочками приказывала забыть группе медиков из психиатрической больницы о пропаже причастных к мучениям одарённых. Качественно и надолго. Как и в случае Камельской, которой юная Катерина внушила, будто незнакомый погибший мальчик – её сын. Из-за которой и я почти поверила… почти поддалась внушению, даже не обращенному на меня.

- Прекрати немедленно, - выдавила напряженно.

            На застывшем лице опаснейшей из одарённых живо сверкали гипнотически завораживающие серо-зелёные глаза. Глаза молодой девушки, повидавшей немало смертей и ужасов и, должно быть, давно привыкшей управлять подавляющей способностью.

            Подавит и меня?

            Катя разорвала зрительный контакт, и энергия вокруг словно разлетелась во мгновение ока. Дышать стало легче, но будто не так приятно.

- Я должна была проверить, - произнесла гостья серьёзно, поглядев вновь. – Рада, что вы не из слабых волей, - вместо извинений добавила одарённая, неожиданно ухмыльнувшись. – Может, если попадётесь, останетесь в здравом рассудке… подольше.

 

            Мы вошли в светлый кабинет два долгих часа спустя.

- Доброе утро, дамы! – встретил нас Бестужев с жизнерадостной ухмылкой и чашечкой дымящегося напитка в руке.

            Взгляд непроизвольно метнулся по обстановке рабочей комнаты, где несколько месяцев назад добровольно-принудительно заключила договор с «Безопасным миром». Небольшой диванчик, на котором Константин в первый день встречи важно подпиливал ногти, был пуст. На низком столике рядом не стояло дополнительной кружки и во всём помещение присутствие Норваева не наблюдалось.

            Глянув на ловца, едва не отступила обратно за дверь с золотистой табличкой, в которой он значился единственным обитателем. Костя хохотнул и привстал с удобного кресла за «допросным» столом.

- Проходите, присаживайтесь, - радушно махнул он на стулья напротив. – Не стесняйтесь, раздевайтесь, - указал он на треногую вешалку, но с такой улыбочкой, что в голове рождались ненужные ассоциации.

- А где…, - начала я, не двигаясь с места, в то время как Катерина без раздумий двинулась в указанном направлении, на ходу скидывая куртку.

- Не переживай, вот-вот явится, - обнадёжил Костя, не убирая ухмылки. – Куда же ты без него…

            И он ещё удивляется, отчего компания Николая во многом приятнее?

- Куда и ты без меня, - бросила в ответ, снимая куртку и направляясь к дивану.

            Чем дальше – тем спокойнее. Хватит мне его проверочек…

            Мне не ответили, а когда обернулась посмотреть в чём дело, напряглась. Во внимательных светло-голубых глазах ловца сквозило столько неопределённого смысла, что почти пожалела о своеволии.

            Господи, да что за мысли бродят в его любопытной голове?

            Костя хмыкнул и с сияющей улыбкой обернулся к давно разыскиваемой одарённой.

            И что с ним не так?

- Как давно я ждал нашей встречи! Говорят, вы мастерица вправлять мозги на место? – с неподдельным интересом уставился он на неё, сев на стул и облокотившись о стол. – Такие таланты в наше время на вес золота. Даже не верится, что мы сидим так близко.

            Это что, намёк на то, что деваться ей больше некуда и таланты придётся задействовать так усердно, будто платят золотом?

            Катерина едва заметно нахмурилась. На губах Константина, напротив, улыбка стала шире.

- Безмерно рад, - добавил он, изображая вежливость и радушие. – Разрешите представиться – Константин. Можно просто Костя. А вас?

            Девица оказалась поразительно равнодушна.

- Катя. Захарова. Перейдём к составлению договора?

            На лице блондина образовалась странная ухмылочка. Я же подумала о некоторой схожести Катерины с Норваевым. Но не успел никто сказать ни слова, как дверь раскрылась, и на пороге показался Николай. Как всегда собранный и серьёзный, с тёмно-синей папкой в руках.

            Договор? Уже?

- Здравствуйте, - произнёс он, оглядел собравшихся и замер взглядом на Константине и будущей помощнице. – Всё в порядке?

- А как иначе? – тут же со смешком отозвался за всех самый неординарный ловец, поднимаясь с места. – Наши новые друзья уже готовы.

            В словах Бестужева вновь показался скрытый смысл.

            Готовы к чему? Боже, он говорить нормально вообще умеет?

            Николай двинулся на освободившееся место за столом. Константин решительно направился в мою сторону. От резкой смены позиций на доли секунды замерла, едва не сорвавшись с диванчика от греха подальше. Но осталась сидеть, с безразличным видом проследив за шествием ловца.

            Тронуть меня он не посмеет.

            Костя хмыкнул и сел совсем рядом, не отрывая от меня взгляда. Сердито поджала губы.

            И чего добивается?

            Отвернулась. Николай протянул одарённой скреплённую стопку бумаг.

- Мы подготовили договор, ознакомьтесь и подпишите.

            От непривычно сухого делового тона мужчины стало не по себе. Воспоминания первой встречи навязчиво вспыхнули в памяти.

            Тонувшая в тенях лаборатория, болезненная дрожь в скованном от близости ловцов теле. Склонившийся за спиной любовник, жаждущий вырвать из своей подруги душу Людмилы, и он, неприступно холодный и жестокий, глядящий на мучения родной сестры в пугающем безразличии.

            Что с ним на этот раз? Не одобряет поступков одарённой?

- Кажется, кто-то плохо спал сегодня ночью, - шепнул Костя, наклонившись ко мне. Непроизвольно дёрнулась и отстранилась, с недоумением уставившись на поразительно непредсказуемого мужчину.

            Это что, ответ по поводу состояния Николая или вопрос-намёк на мой ранний звонок?

- А кто-то, видимо, слишком хорошо, - пробормотала недовольно, отодвигаясь на самый край. – Отсядь, будь добр. Мне некомфортно, ты же знаешь.

            Вместо выполнения просьбы, Костя только улыбнулся своей фирменной неоднозначной улыбкой. Мельком посмотрела на молчаливо изучающую договор Катю и взглянувшего на нас Николая.

- Отчего именно некомфортно? – ничуть не смутился ловец. – Смущает, что сидишь рядом с таким мужчиной?

            Покривилась.

            Что он себе воображает?!

            Однако он глядел так внимательно, будто видел что-то глубже внутри меня. Что-то, в чём не хотелось признаваться самой себе.

            Смущаюсь от близости мужчины?

            Сердце неприятно ёкнуло. Перед глазами вспыхнул навязчивый образ отчима, его попытки после раскрытия дара… последующие отношения с парнями, не длившиеся больше пары недель.

            Грудь словно зажали в тиски. С языка не сорвалось ни слова в оправдание, а лицо будто застыло в маске. Костя улыбнулся.

- А может боишься, что дотронусь? Или того, как отреагируешь?

            Я моргнула, вдруг осознав, что задерживала дыхание и пялилась на ловца почти испуганно. На пристально наблюдающего ловца!

            Чёрт!

            Гнев вытеснил скованность. Я уставилась в ответ с вызовом.

- А почему я так реагирую?

            В светло-голубых глазах сверкнуло озорство. Костя протянул руку.

- Прикоснёшься сама – скажу.

            Поглядела на искушающую улыбку, на раскрытую ладонь.

            Хочу ли знать ответ?

            Пальцы невольно дрогнули. Сердце ускорило бег.

            Почему его воздействие на меня так отличается от других ловцов? Чем так особенна его сила? В чём секрет?

            Тайна Константина отозвалась внутри подавляемым любопытством. Подняв голову, встретилась с ловцом взглядами. Он приподнял бровь и улыбнулся шире: «Ну, осмелишься?»

            В нерешительности поджала пальцы.

- Согласна. Подписать здесь и здесь? – раздался твёрдый голос Катерины, и обернулась в сторону рабочего стола. Николай перевёл взгляд от нас на одарённую. Я нахмурилась, вдруг ощутив себя идиоткой.

            Почему не спросить об этом у другого ловца без каких-либо условий?

            В безмолвном укоре глянула на Костю. Тот хмыкнул и ловко поднялся на ноги, устремившись к новой сотруднице «Безопасного мира».

            И что это было? Очередная игра в кошки-мышки? На которую почти повелась…

            Когда подошла следом, довольно объёмный договор был подписан и передан Норваеву. Катя с поразительно безразличным лицом поглядела на ловцов.

- Итак, я в вашем распоряжении, - выдала она, откинувшись на спинку стула и закинув ногу на ногу. – Уже есть подходящая работа? И жильё? У вас, я слышала, есть кое-какое убежище для подобных мне.

            Костя хохотнул, не дав ответить Николаю.

- Какое рвение! – одобрил он чуть ли не с восхищением. – И какие познания… Не терпится поработать с вами поближе. – От предвкушающей улыбки мне захотелось держаться от Кости ещё дальше, но Катя лишь чуть сдвинула брови. – И да, кое-что имеется. Мы вас туда непременно проводим и обеспечим всем нужным. Как каждого из вашей группы.

            На лице внушителя удивительной силы мелькнула тень мрачных дум.

- Местонахождение остальных раскрою, когда сама окажусь в безопасном месте. Нам нужна надёжная защита, и рисковать напрасно…

- Разумеется, - оборвал Николай. – Немногим позже у вас появится возможность убедится в безопасности самолично. А теперь вернёмся к событиям от самого начала. Вы не против? – Он почти не оставил ей времени для ответа. – Станислава, Людмила с вами?

            От неожиданного обращения несколько замешкалась.

- Э, нет.

            После вчерашних посиделок от неё ни намёка... Всё потому, что до сих пор напряжена?

            Под изумлённым взглядом карих глаз неожиданно извиняюще пробормотала:

- Сосредоточусь.

            Костя хохотнул, пристроившись у окна за спиной Николая, который, кажется, действительно не выспался. Без удовольствия села на стул для допрашиваемых рядом с Катериной.

            М-да, вот тебе и подводные камушки сотрудничества.

 

Глава 6. Иллюзия защиты

 

Покров защиты укрыл врага,

Но на плече твоём его рука.

Он убивал, надеясь жить.

Захочет ли теперь себя раскрыть?

 

            В каком тёмном уголке сознания вы затерялись, уважаемая?

            Безрезультатно взывая к соседке по телу уже которую минуту, недовольно хмурилась. Катерина под чутким руководством Николая делилась подробностями прошлого от своего очередного побега из детского дома в одиннадцать лет, завершившимся попаданием в первую лабораторию на три года, до побега под руководством Людмилы. Судьба их «завербованного» партнёра – Сумарова, охранника лаборатории и убийцы тела Астровой, оказалась незавидной. После принудительной помощи через влияние разума Людмилы в сокрытии одаренных, он тронулся умом.

- То есть, стал считать себя сумасшедшим и вести себя подобающе, - ухмыльнулась миловидная девица, и стало ясно, кто приложил к этому усилия.

            И такое сокровище – новая коллега?

            Покосилась на одарённую, на чьём лице не было и намёка на раскаяние. Задумалась.

            А ведь и Людмила имеет на своих руках как минимум смерть лучшего друга Николая и его любимой сестры – Анжелы. Может потому он не слишком рад разговорам с той, кто с чужими жизнями не церемонится? И даже, порой, играет их волей нарочно…

            С опасением поглядела на Норваева. Пристальный взгляд, узкая и длинная складка меж бровями, полоска губ без намёка на добродушие, сомкнутые на ручке пальцы, без устали помечающие что-то в блокноте. Суров до предела.

            Отчего он так напряжен?

            Николай чуть повернул голову, и наши глаза встретились. Мгновение внезапного воспоминания втянуло в чужое тело.

            В руках оказалась фотография из семейного альбома. Старший брат с недовольной гримасой и светловолосая девчушка среди лесной зелени, с широкой улыбкой протягивающая к его лицу жирную жабу.

            Сестра. Веселая и беззаботная. Единственный родной человек, попросивший едва ли не убить себя, лишь бы вытащить из своего тела эфемерную убийцу. Людмилу. Ту, что во мне.

            Опустила взгляд на сомкнутые на коленях пальцы.

            Одарённые убийцы получают защиту, но… кто защитит меня от одной из них? Как ловцы станут контролировать действия Людмилы, если вдруг что-то пойдёт не так? Подписывать договор о содействии и не причинении вреда ей нет смысла – кто станет отвечать за неё? Кто добровольно примет в себя, чтобы наказать силой ловца – единственной вещью, что действует на неё? Или скорее, кто попадётся под руку в случае нарушения устного уговора помогать друг другу? Не я ли, её преданный держатель?

            Уголок губ невольно дрогнул.

            Чёрт. С каждым днём перспективы поймать общих врагов вдохновляют всё меньше. Может… стоит нарушить договорённости и выйти из игры на выживание?

            Искоса глянула на ловца у окна. И почти тут же оказалась под взором Бестужева.

            Хватит ли ловкости осуществить задуманное без зацепок? Смогу ли избавить от внимания после?

            На лице Константина расцвела улыбка. Я вздрогнула и опустила глаза, прикрывая после.

            Не сейчас.

            Постаралась отстранится от пересказа Катерины о запутанных передвижениях в попытках укрыться от дарокрадов. Вдохнула глубже, успокаивая дыхание и быстрое биение взволнованного сердца.

            Как бы то ни было, Астрова много лет потратила на сокрытие одарённых и поиски истинных виновников. Едва ли она намерена мириться с утратами теперь. Нет никакого смысла причинять вред мне. Мы на одной стороне.

            Так же, Людмила?

            Внутренний дискомфорт усилился, и я ощутила присутствие постороннего сознания в полной мере.

- Где мы? – Спокойный интерес Астровой спустя миг вдруг сменился легким замешательством. – Катя уже здесь?

            Уже?

            Предчувствие сбило ритм сердца. Чужие эмоции на краткий миг будто схлопнулись, закрывая чувства Людмилы от меня.

- Именно. В последний раз, перед тем как я оказалась в ловушке твоего сознания, мы говорили о сотрудничестве с ловцами совсем в другом месте, - напомнила Астрова о разговоре в кафе. – Сколько времени прошло?

            Нахмурилась.

            В самом деле не знает? Или сбивает с толку умышленно?

- Вернулась Людмила? – избавил от ответа вклинившийся в мысленный разговор Костя, и я открыла глаза.

            Костя светился неистребимым любопытством. Николай поглядел внимательно, а Катерина уставилась так, будто моё лицо сменилось под стать Астровой. Поёжилась.

            Не самая приятная компания.

- Вернулась, - подтвердила неохотно. – И готова говорить. Что хотите узнать в первую очередь?

            Норваев пожелал узнать версию событий из первых уст главной преступницы, и какое-то время я притворялась безличностным переводчиком. Пока, однако, речь не зашла о зацепках.

- На протяжении нескольких лет я старалась не высовываться и действовать незаметно, - поделилась Людмила. – Я изучала их методы максимально безопасным путём, используя людей без дара или слабых одаренных. Подбирала время, когда они были одни, и искала подтверждения.

            Невольно вспомнила, как против воли спасший их охранник пытался оставить намёк на присутствие в нём постороннего. И с каким удовольствием Людмила разрывала бумажку с заметкой, не оставляя его сознанию выбора. Она захватила его. Подчинила.

            Насколько её сила велика? Многие ли одарённые способны заметить её и выгнать? И… может ли она скрываться иным способом? Не заметным для одарённого.

- Их сеть огромна, - произнесла Астрова, и внутри точно разлился холод чужих чувств. Опасение на грани ужаса.

            На долгое мгновение в кабинете повисла тишина. Николай сдвинул брови ещё ближе, а пальцы на ручке сжались и побелели на кончиках. Взгляд Бестужева стал пронзительнее.

- Продолжай.

            От повышенного внимания напряглась, а осознание того, что информация Людмилы обещает огромные неприятности, прибавило напряжения. Ощущение постороннего присутствия резко ослабло, точно сознание Астровой утащили вглубь. Как в момент смерти её тела.

            Втянула воздух в грудь и постаралась успокоиться.

            Если не поговорим сейчас, придётся встречаться снова. И кто знает, до чего доведёт нетерпение.

            Голос Людмилы зазвучал глухо и будто издалека.

- Они торгуют дарами словно наркотиками, - продолжила я пересказ. – В ночных барах, кафе, в медицинских организациях, по звонкам и через посредников. Однажды мы наткнулись на человека с даром.

            Мы?

            Мельком глянула на серьёзную новоявленную помощницу, глядящую на меня пристально и цепко. Точно сверяла показания с известными ей.

- И решили, что он такой же как мы, однако около часа спустя от дара не осталось ничего. Он приобрёл его по интернету. Кто-то оставил для него посылку в парке – пузырёк с кровью.

            Невольно передёрнулась. К горлу подступил ком.

            Люди в самом деле пьют человеческую кровь ради способностей?!

            Людмила продолжила говорить, и я отбросила пугающие мысли.

- Незадолго до первого похищения нам удалось выйти на след посыльного, однако…

            Перед глазами, точно моё воспоминание, возникла захламлённая, узкая комната. Худощавый парень в растянутой бейсболке и домашних трусах сидел на стуле за столом. Голова лежала на клавиатуре, а изо рта текли пенистые слюни. Монитор компьютера показывал открытое сообщение на почте с единственным словом: «Следующие».

- Он оказался мёртв.

            Голос дрогнул. Я сглотнула, уставившись на сцепленные на коленях пальцы. Однако Людмиле было что сказать.

- А вскоре после этого пропал первый из нас. С этого всё началось. Нам будто устроили приманку, и мы попались. Пытались скрываться, но… исчезла Надя, и…

            Моя первая статья о лабораториях светилась на экране телефона, мгновением спустя сменяясь другой картинкой прошлого. Макс в компании Катерины, его взгляд в мобильник и набор сообщения под диктовку.

            Меня пробрал озноб. Злость будто вскипятила кровь.

            Связывались со мной через Макса?! Управляли им для получения информации о местонахождении? И как долго?

            Гневно уставилась на одарённую рядом. Астрова пропала из сознания в один миг. Катерина сузила глаза, словно догадываясь.

            Чёрт бы их побрал!

            Стиснув зубы, заставила себя отвернуться.

- После этого они решили связаться с нами, - подвела итог для Николая и Кости. – Две недели я пыталась скрыть присутствие в своей голове убийцы, которую мы искали, но, - взгляд помимо воли скользнул на фигуру Бестужева и тут же вернулся на Николая, - кажется, цель у нас единая, - оборонила я и прежде, чем кто-либо успел вставит хоть слово, уточнила: - К слову, не стоит ли нам обновить договор? Наличие в моей голове одарённой личности не входит в список обязанностей. К тому же с таким… кладом риски моей жизни и здоровью существенно возрастают.

- Хочешь дополнительную защиту? – тут же вклинился Бестужев, сверкая светло-голубыми глазами. – Сопровождающего? Оплату повыше?

            Стоило представить в роли сопровождающего его, как желание обзаводиться телохранителем не показалось здравой мыслью. Однако…

- Если уж они похитили Надежду из-под самого носа, а я влезаю в их разборки, - начала неспешно, глянув на Катерину, - то сопровождение – не пустая трата времени. А риски определённо должны оплачиваться лучше.

            Костя ухмыльнулся, будто его позабавила моя формулировка, Николай кивнул.

- Хорошо, Станислава. Теперь перейдём к составлению плана действий…

            И я вспомнила, каким придирчивым к деталям может быть Норваев. В предыдущих поездах и встречах он следовал плану с особым рвением. И в этот раз стоило ожидать того же. С тем различием, что теперь мы должны были едва не наступать преступникам на пятки.

            Как они ответят на такое? Не заметят или обернутся?

 

Глава 7. Сотрудники «Мира»

 

Что скрывают закрытые двери?

Приобретения? Или потери?

Он ушёл за одну из них.

Но тот, кто с ним, отчего затих?

 

- Ну а пока Николай додумывает детали, - оторвался от подоконника Костя. – Предлагаю познакомиться поближе.

            С косой улыбочкой и хитрым прищуром глаз он до такой степени ассоциировался с адской тематикой, что пока он шагал к нам, не могла оторвать от него взгляда.

            Что он хочет сделать? Продолжать сидеть или уже можно сбежать вполне обоснованно?

            Но напряженно продолжила сидеть. Николай никак не среагировал на предложение Бестужева, Катерина как сидела с перекрещенными ногами и наглым видом, так и осталась.

            С чего бы мне-то нервничать?

            Костя указал на дверь, замерев в паре шагов от нас.

- Идём? Сотрудников у нас здесь не слишком много, но кое с кем полезно будет пообщаться.

            Едва не выдохнула от облегчения.

            А я-то думала он с нами наедине поболтать намерен! Вух.

            Я даже улыбнулась, поднимаясь следом за Катей.

- Полезно кому?

            Костя стрельнул по мне странным взглядом, загадочно ухмыльнулся и, развернувшись, повёл на выход.

- Всем понемногу.

            Захотелось закатить глаза.

            Боже, сколько пафоса!

            Однако промолчала. На пороге оглянулась и столкнулась взглядом с Николаем. Серьёзный, сосредоточенный… печальный?

            Он приподнял краешек губ, точно говоря, что всё в порядке, и я вышла.

            Сколько ещё его будет терзать неразрешенное дело о смерти его сестры? Когда он отпустит и ощутит покой?

            Отчего-то тяжесть ответственности легла на мои плечи.

            Могу ли я помочь ему? Станет ли моё участие в раскрытие сети преступников освобождением? Сколько виновных будет для него достаточным? И есть ли вообще это число?

            С тяжелыми мыслями прикусила губу и оторвала безучастный взгляд от спины впереди. Катя стояла, глядя на меня через плечо. Костя за ней смотрел на меня тоже и улыбался. Неосознанно едва не отступила назад.

- Что?

- Говорю: можете быть спокойны, все ловцы здесь давно имеют дело с одарёнными и сдерживают силу. Однако, - хмыкнул он, - тебе бы посоветовал за руку не здороваться.

            Можно подумать, я хотела!

- Через поцелуи тоже, - добавил он зачем-то, и я скривилась.

- Бестужев…

- Прошу, - распахнул он дверь ближнего кабинета прежде, чем успела что-либо вставить. – Доброе утро, господа и дама. Как настроение?

            Один мужчина за сорок поднял голову от монитора компьютера и, поддев очки на носу, кивнул с коротким приветствием. Второй сотрудник отличался худощавым телосложением, широкой улыбкой и открытым взглядом, которыми одарил нас, отвернувшись от сотрудницы несколько его старше. Такой же улыбчивой, в тёмно-зелёном платье и крупными красными бусами на шее. И некоторая полнота её нисколько не портила.

- Доброе утро, Константин Григорьевич, - засияла в лучезарной улыбке женщина и посмотрела на нас: - Доброе утро, девушки!

            От неприкрытого дружелюбия опешила.

            Это нам? От ловца?

- Привет, - поддержал странную атмосферу парень, сдержанно поздоровавшись с Костей. – Алексей, - представился он, помахав ладошкой.

            И что, даже не предложит пожатие рук?

            С тихим хмыком стрельнула взглядом в Бестужева, но тот сделал вид, что не заметил.

- Алексей – один из кураторов района, - выдался в пояснения Костя, и я вскинула бровь.

            А есть кураторы?

- Следит за вспышками даров и некоторыми одаренными, если те ведут себя плохо, - со смыслом добавил, глянца на Катю. Та проигнорировала, с серьёзным выражением разглядывая сотрудников «Безопасного мира».

            От её проницательных взглядов стало не по себе.

            Не запоминает ли нарочно, чтобы если что знать врагов в лицо? Уж она-то знает как поступать с неприятелями.

            Впрочем, обдумать это толком не вышло. Костя представил женщину как Маргариту, ответственную за психологическую поддержку одарённых. И я оставила мысли о юной гипнотизерше.

            Так у одарённых всё же есть помощники!

            Внутренне хмыкнула.

            Значит, если немного поеду крышей, кое-какую поддержку мне всё же окажут. Вероятно.

- Так что если что – смело обращайтесь, - улыбнулась Маргарита, и невольно поверила в её искренность. Ей можно было бы доверить парочку проблем. Как-нибудь.

            Улыбнулась в ответ. Катя осталась равнодушной, если не принимать в расчёт едва заметно приподнятый уголок губ.

            Не доверяет? Впрочем, упрекать тут не в чём.

            Последний мужчина представился Сергеем – куратором. И я подумала, что под его контроль попасть бы не хотела. Такой и мелкое нарушение внесёт в личное дело, может без приписок, но…

- А это, - указал на Катю, - Катерина, внушитель высокого ранга с богатым прошлым, - нескромно поделился Костя, и моя спутница удостоилась тремя парами заинтересованных взглядов.

- Приятно познакомиться, - улыбнулся ей Алексей, будто каждый день здоровался с преступницами и те казались ему милыми лапочками. Катя приняла доброжелательность сдержанной улыбкой.

- Ну а о Станиславе вы слышали, - загадочно оборонил Костя, - и вот она воплоти.

            Если Катерину встречали с интересом к незнакомке, то меня будто просканировали на схожесть с неким образом.

- Рада встрече, - улыбнулась мне психолог, и у меня закралось подозрение, что этой команде известно обо мне неприлично многое.

            Папочка на меня прошлась и по их рукам? Или что обо мне говорили Николай и Костя?

- Да, и я, - произнесла без особого энтузиазма, посмотрев на Бестужева. Тот улыбался до безобразия непринужденно.

            Что они знают обо мне? Что веду странное дело по поимке обширной сети дарокрадов или что-то ещё?

- Ну, а теперь кабинет напротив, - вновь указал на дверь Костя. – Поболтаем ещё с парочкой приятелей.

            Я укрепилась в мысли, что это представление тоже имеет некий скрытый смысл. Только какой?

            В следующем кабинете обитали одарённые. Сотрудники «Мира», бок о бок работающие с ловцами, их природными врагами.

            Две женщины: под пятьдесят с короткими завитыми кончиками тёмных волос и объёмной фигурой и стройная женщина около сорока в прямоугольных очках. Обе серьёзные, обе молча что-то вбивали в компьютер, но после нашего прихода подняли взгляды.

- Доброе утро, дамы, - улыбнулся Костя, меняя тон голоса на более… серьёзный?

            Женщины поприветствовали взаимно. Та, что с кудряшками в ответ не улыбнулась, высокая и с хвостиком жидких волос на затылке растянула губы в стороны.

            Их здесь что, угнетают?

- Хочу представить вам новых сотрудниц, - как ни в чем не бывало продолжил Бестужев. – Одарённые.

            Взгляды стали заинтересованнее.

- Катерина – одна из сильнейших внушителей, - выделил он Катю, и те ответили друг другу особым интересом. – Станислава, - указал на меня и, прежде чем продолжить, выдержал выразительно паузу.

            Что за театр, сценария которого не знаю?!

- Видит прошлое через касание и предметы личного пользования. Неконтролируемо.

            Пауза ответной реакции затянулась неприлично. И на их месте я не спешила бы иметь со мной дел также.

            «Бесконтрольно влезу вам в головы и выужу оттуда все ваши секретики», - как-то так звучало моё представление из уст Константина. И я одарила его «дружеским» взглядом.

            Какого чёрта?! Хорошо хоть не сказал, что через взгляд могу видеть иногда тоже. Впрочем, знает ли об этом кто-то кроме Николая? Говорил он или нет кому-то ещё? По реакции можно предположить, что знают они явно не всё. Радует.

- А это Валентина, - указал он на женщину с короткой стрижкой, не обращая внимания на моё сдержанное возмущение. – Чувствует фон намерений. И Ольга, - он повернулся ко мне, улыбнувшись. – С ней вы знакомы заочно. Наш незаменимый помощник – стиратель памяти.

            Я пригляделась к женщине внимательнее. И поняла, что представляла её более решительной, яркой, амбициозной – такая сила! Но в серой кофточке и джинсах, что виднелись из-под стола, она казалась обычной. Незаметной, не цепляющей взгляд, такой, которую можно было бы встретить за кассой круглосуточного магазина в ночное время.

- Рада встрече, - произнесла она, растягивая губы в дружеской улыбке, - коллега. Столько слышала о ваших успехах. И вот вы здесь.

            Улыбнулась тоже.

- Я тоже. Чувствовать вашу работу в других – любопытное занятие.

- Да, наверное, - отозвалась она спокойно, однако во взгляде её серых глаз будто на миг что-то сверкнуло.

            Беспокойство? Блеск линз от очков?

- Ну что ж, раз вы теперь знакомы, хотите пообщаться подольше? – уточнил Костя, обведя взглядом вначале Валентину и Ольгу, и только после нас.

            Горячего желания никто не проявил.

- Нет? – будто удивился он. – Тогда мы вас оставим. Поболтаете как-нибудь позже, возможность ещё будет. Может даже, возможность поработать вместе будет скоро, - обнадежил он, переведя взгляд с меня на Ольгу.

            Почему мне не хочется в этом участвовать?

- Любопытно, - всё также сдержанно улыбнулась стиратель, и я невольно повторила маску любезности.

- Взаимно.

- Идём, - открыл нам дверь Бестужев, и мы с Катериной вышли в светлый коридор. – Вот видите: одарённые работают здесь рядышком с нами и всё в порядке.

            Он пошёл к следующему кабинету.

- А по ним не скажешь, - хмыкнула Катя.

- Ловцы выглядят дружелюбнее, - согласилась я, просто чтобы высказать Константину недовольство.

            Тот улыбнулся, останавливаясь у двери и раскрывая её нам.

- Вот как? Предлагаю обсудить взаимоотношения в более… – Катя смело вошла внутрь, но когда я заглянула в безлюдную комнату, решая зайти следом, Костя перекрыл проход собой. – Комфортной обстановке.

            Катя резко обернулась, а я почувствовала непередаваемое облегчение, что вошла не первой.

- С тобой мы поболтаем попозже, - пообещал Константин, вызывая мурашки по телу.

            Какой ужас… никогда больше не стану проходить перед ним первой.

- Нет, надеюсь, - вырвалось из меня, на что Бестужев улыбнулся своей фирменной многозначной улыбкой.

- Не будь глупышкой, - посоветовал он. – Это всё равно случится. – От хитро суженных глаз мне стало не по себе. – А пока побудь с Николаем. Я сейчас буду немного занят.

            Настороженное лицо Катерины за его спиной и пугающая собранность показались картиной из ужасов.

            Костя закрыл дверь, но я успела вцепиться в её край.

- Стой! – он замер, оставляя между нами небольшую щель. – Ты же ничего с ней…

            Сверкающие в предвкушении светлые глаза оборвали на полуслове.

- Не нужно бояться, - проговорил он, второй рукой приблизившись к моим сжатым на двери пальцам. Избегая встречи, я неохотно отцепила их. С самодовольный усмешкой Бестужев захлопнул передо мной дверь, а мгновением позже щёлкнул замок.

            Непроизвольно сглотнула.

            Что он собрался с ней делать?! Стоит ли мне позвать кого-нибудь?

            Оглянулась на пустой коридор, поглядела на закрытие двери. Светлая дверь, за которой остался Норваев, с табличкой с золотой надписью инициалов Константина будто заворожила и успокоила.

            Чего я разволновалась, в самом деле? Это ведь не подвал, где можно скрыть лабораторию…

            Поморщившись от воспоминаний и вернувшегося беспокойства, обернулась к запертой двери, прислушалась к тишине за ней и, изумившись своей пугливости, направилась к Николаю.

            Не стану я думать об уединении Бестужева с одарённой!

 

Глава 8. Дом за городом

 

Прячут дом они за городом.

Будет ли он тихим омутом?

Пойдёшь по стопам за ловцом?

Он зовёт. Но отчего в горле ком?

 

            Тайное убежище для одарённых оказалось за пределами города в двух часах езды. И они показались вечностью: Николай отказался ехать, ссылаясь на необходимость продумать дальнейший план действий. Людмила при следующем появлении выразила желание перебраться к Кате, пока та расследует дело с нами, чтобы не доставлять мне неудобств. Я была очень даже за. Почти с той же силой, как против общей поездки без Николая.

- Не переживай, домчу в мгновение ока, - пообещал Константин, задорно подмигнув мне через зеркальце с лимонной ароматической подвеской.

            Кажется, тогда у меня впервые за день дернулось веко, а косая улыбка приклеилась к губам.

            Я поеду в компании сумасшедшего и убийцы!

            Впрочем, мне достался весь задний ряд рабочей машины «Безопасного мира», потому как Катерина решительно заняла переднее сидение. Рядом с ловцом! С Бестужевым!

            Дар речи пропал надолго. В особенно от того, что говорить с попутчиками не хотелось. Впрочем, Костя избавил меня от необходимости мучиться в напряженной тишине, включая радио.

            Катерину это не спасло. Ловец то и дело поворачивался к ней и спрашивал что-то вроде: где жила раньше, любит ли дороги, осень или лето и прочую чепуху. И даже говорил сам. Незначительные, вроде бы простые вещи ни о чём, однако чем больше слушала через играющую в салоне музыку, тем больше поражалась.

            Одарённая слушала его и отвечала в спокойном равнодушии. Будто не сидит рядом с ней ходячий носитель боли. Будто… впрочем, положение было удачным, и я максимально пододвинулась к окну, отстраняясь от тихих разговоров и уходя в мысли, изредка ловя на себя взгляды ловца через зеркало. Которое он неустанно поправлял, стоило мне пропасть из поля его зрения.

            Однако мчащиеся мимо деревья очаровывали и утягивали в размышления.

            Как выглядит убежище одарённых? Кто в нём есть? Как попадают туда? Кто об этом знает? Как охраняют? И стоит ли самой остаться там в поисках защиты? Или поздно?

            Мысли тяготили. Однако когда мы съехали с главной дороги, а через некоторое время вовсе свернули с асфальтированного покрытия на грунтовое, подобралась.

- Готовы попасть в самое защищенное для одарённых место? – с любопытным прищуром спросил Бестужев, и я внимательнее вгляделась в плотную стену вечнозелёных елей, сосен и редких голых берез.

            Выглянувшее из-за облаков солнце засверкало на снегу редкими проплешинами света, делая окружающее ещё более неприглядным, холодным и мрачным. Мелькнула мысль, что Костя везёт нас вовсе не в обговоренный пункт назначения.

- И многие здесь ездят? – спросила Катя, разглядывая дорогу через лобовое стекло. По кромкам хорошо чищенной дороги высились небольшие сугробы. Снега здесь было куда больше, чем в городе.

- Пару дач по пути, - ушел от прямого ответа Бестужев, и разговор вновь прервался. Радио зашумело, проглатывая приглушенные басы. Костя нажал на кнопку, прерывая посторонние звуки. – Предостережения.

            От короткой фразы в памяти мелькнули кадры из детективов. И триллеров. Под легкую тряску и глухой шум колёс, обстановка набирала напряжения. Одну деревеньку проехали по прямой, вторая скрывалась за поворотом, открывая кромки заснеженных крыш и труб, уносящим в облачное небо серый дым.

            Скрыли одарённых в глубинке?

            Однако глубину я недооценила.

            Чуть меньше получаса мы ехали без каких-либо признаков людских построек, а после оказались у железных ворот с непримечательной охранной будкой. Мы остановились, и я с любопытством проследила за убегающими за деревья пластинами железного ограждения, поверх которого переплеталась колючая проволока.

            Закрытая тюрьма?

- Частная территория, - опроверг Костя, точно слыша мысли, с ухмылкой вынимая из нагрудного кармана нерабочей куртки пластиковую карточку и приставляя к стеклу. Кто-то за тонированным стеклом будки нажал на кнопку, и двери стали разъезжаться в стороны. – Лесное хозяйство.

            И вроде под самым носом и в то же время без тайны.

            Мы тронулись дальше под наблюдением уснувших деревьев.

- И много тут камер? – уточнила Катя, глядя через боковое стекло вверх.

            С удивлением уставилась на придорожные сосны и ничего не заметила.

- Достаточно, - хмыкнул Костя, но не стала даже отрывать взгляд от мелькающих стволов.

            Здесь расставлены камеры? Скрытые что ли?

            И под одной из коричневых веток увидела тёмный сучок размером с мизинец, в окончании которого сверкнуло стекло.

            И кто их все просматривает? А на других сторонах леса есть?

            Через десяток минут стройные ряды деревьев расступились, являя небольшую поляну с двухэтажным деревянным домом без излишеств, кроме разве что маленького балкончика у крыши. За ним скрывалось парочка добротных деревянных пристроек, к которым вели очищенные тропки с сугробами выше колен.

            И ничего примечательного.

            И это – убежище?

            Машина остановилась у крыльца с тремя ступеньками. Костя повернулся к нам, сверкая жадным любопытством в светлых глазах.

- Добро пожаловать в закрытую зону, - проговорил он, и на его лице показалась предвкушающая ухмылка. – Прогуляемся по подвалам?

            Меня в тот же миг словно перебросило в подвалы с прикованными одарёнными. И в тот, с которого всё началось. Где я впервые не сумела вырваться из прошлого, застрявшая в чужом теле под пытками. И в другом, где маленькая Катерина едва не вспорола живот.

- Так и думала, - будто безразлично отозвалась Катя, первой открывая дверь и впуская в салон прохладу.

            Я на мгновение замялась, встречаясь с Костей взглядами.

- Фантазия у вас так себе, - поделилась хмуро, выбираясь наружу под молчаливым наблюдением.

            И для чего я здесь? Для поддержки внушителя? Для собственного будущего?

            Солнце скрылось за облаками, дом лесного хозяйства остался тихим и невзрачным, холодный воздух забрался в ворот расстёгнутой куртки, и я поёжилась.

            Не слишком-то тут уютно.

- Нравится? – обратился ко мне Константин, обходя машину и ставя на сигналку.

            Обернулась к нему, не скрывая эмоций.

            Разве не видно?

            Катерина уверенно прошла по тропинке и поднялась по ступенькам.

- Не хочешь пожить здесь?

            В глуши, под толщей земли в компании незнакомых одарённых?

- С чего бы хотеть?

            Следователь притормозил и пошел со мной. Катя остановилась перед дверью, мельком глянула на нас через плечо и нажала ну дверную ручку. Дверь поддалась, впуская в холодную прихожую.

- Ты хотела защиты – это идеальный вариант.

            Бровь взлетела.

            Предлагает остаться посреди разгара дела?

            Костя хмыкнул.

- Конечно, только после того, как поможешь поймать преступников, останешься жива или в здравом рассудке, - внес он замечания. – Впрочем, если немного тронешься, по знакомству можно договориться об отдельной комнатке где-нибудь на затворках подвала.

            Он придержал передо мной дверь, когда Катя замерла у входной внутрь дома.

- Благодарю, но…

- А не в доме сумасшедших, - закончил Бестужев, и ступеньки показались мне желаннее домашнего тепла.

            Намёк на мою беззащитность? На неспособность контролировать дар? На то, что могу по ходу дела сойти с ума? На что? И… такие дома для одарённых в самом деле существуют?

            Катя, кажется, устав ждать, вошла в дом, закрывая за собой дверь. Я осталась на улице вместе с ловцом, удерживающим передо мной открытую дверь. Только вот придерживаться этикета я не стремилась, в упор поглядев на Бестужева.

- Ты меня запугиваешь? Чего собираешься этим добиться?

- Подготавливаю к возможным исходам? – спросил он в ответ. – Предлагаю быть более осмотрительной и больше доверять заинтересованным сторонам, пока есть возможность?

            Угроза? Насмешка? Упрёк?

            Однако подумала, что могло случится со мной, пока избегала встреч с ловцами, одержимая Астровой, и стало не по себе.

            А если бы её преследователи поймали меня, когда сама отказывалась от защиты «Безопасного мира»?

- А может, - продолжил Костя, нацепляя странную ухмылку, - запугивая, развлекаюсь?

            Очередное предположение отчего-то очень даже легко вплелось в причины, и в то же время… Непроизвольно напряглась, сдвигая брови. Уголок губ у ловца двинулся вверх. Костя хмыкнул, отпустил дверь и отвернулся, в пару шагов достигая второй двери. Взявшись за ручку, он глянул через плечо.

- Так ты идёшь? Или теперь боишься следовать за мной ещё больше?

            Не дождавшись ответа, Бестужев скрылся в доме. Я прикрыла глаза, вздохнула и смело перешагнула порог дома.

            Какой бы реакции он не ожидал, останавливаться поздно. Может, правда, стоит чаще глядеть по сторонам?

            В доме было тепло. Отделка с первого взгляда уносила в деревенские края – стены из круглого дерева, мебель под естественный стиль – крепкая и покрытая прозрачным лаком. Будто избушка. Современная, но… - убежище?

            Незнакомый мужчина за пятьдесят в вязаной кофте под горло стоял рядом с Катериной и с добродушной улыбкой из-под седеющей бородки приветствовал Константина крепким рукопожатием. Стоило войти, как его карие глаза пробежались по мне.

            И вроде обычный взгляд приветливого «егеря», но ощутила себя бабочкой под иглой.

- Добрый день, - поздоровался он и со мной. – Рад видеть вас. Я Михаил Романович, слежу здесь за порядком. А вы у нас кто?

            А заранее данные не подали?

            Глянув на Костю, прошла короткий коридор, не разуваясь.

- Станислава, - поприветствовала в ответ кивком, замирая от него подальше.

            Кто он? Ловец? Или просто человек с неудачным именем?

            Михаил не подал вида, если что-то его и не устроило.

- Чай? Кофе? – предложил беззаботно, махнув в соседнюю комнату с кухонным столом и вазочкой конфет. – Или сразу к делу?

            Сменившийся тон голоса мгновенно направил сознание на поиски спуска в подвал.

            Как он скрыт и где?

- К делу, Михаил Романович, - подтвердил Бестужев, а когда перевела взгляд с обстановки на сказавшего, Костя ухмыльнулся и приподнял бровь.

            Проигнорировала жест с легкостью. Проводник отправился в комнату слева, и мы последовали за ним через длинный коридор с тремя дверьми. У последней замер, щёлкнул будто керамическим выключателем, надавил на ручку дверь и шагнул в темноту. Чтобы парой мгновений спустя щелкнуть выключателем снова.

            Зачем их два?

            Деревянные ступеньки через шаг уводили в светлый погреб с полками зимних заготовок и ящиков с овощами. Идя последней, не успела заметить действия, но ближняя к выходу полка отошла назад, словно дверь. И тёмный коридор с узкими полосками желтого освещения вызвал вовсе не интерес.

            Михаил отошел в сторону.

- Желаю найти то, что ищете, - со значением посмотрел он на нас с Катериной, переводя после взгляд на Костю. – Подожду сверху.

            И покинул погреб. Бестужев с таинственной улыбкой и без слов отправился вглубь коридора. Катя за ним без единой заминки.

            Отчего все вокруг такие смелые?

            Без желания двинулась следом.

            Стены оказались из гладкого серого металла. Всё чисто, ровно и удручающе до тихой паники. Дверь с полками бесшумно закрылась, перекрывая свет яркой лампочки, стоило пройти с десяток шагов.

            Выход отныне один?

            Костя уверенно стучал ботинками по матовому металлу пола. Катя не старалась быть бесшумной также, и в который раз поразилась смелости некоторых одарённых.

            Безбашенные какие-то.

            Однако кроме засевшего испуга, с тихим нетерпением хотелось знать, что ждёт в конце и кто скрывается за надежными стенами.

            В каких условиях живут одарённые? Устраивает их это? Или это – очередная ловушка?

            Мы прошли пару однотипных поворотов, останавливаясь посреди будто нескончаемого коридора. Костя приложил к стене руку.

- Готовы? – посмотрел он на нас, но я уставилась на бесшумно отъезжающую часть будто монолитной до этого стены.

            Ого. Прямо как в фантастических приключениях на современный лад.

- Прошу, - приглашающе махнул он рукой, но первым в такую же полутьму отправился сам. – Не бойтесь, кусаться вряд ли кто будет. Так что, - стоило войти, как дверь за нами встала на место, а стена перед нами ушла в сторону. – чувствуйте себя как дома.

            Мой дом был слишком далёк от представленного.

 

Глава 9. Схема доступа

 

Схема дома как лабиринт.

Куда не ступишь – кричит инстинкт.

Но проводник ведёт вперёд.

Каков шанс, что не запрёт?

 

- Впечатляет? – спросил Бестужев, останавливаясь рядом. Но я даже не повернула головы и не сдвинулась с места.

            Это всё – реально?

- Эгм, - пробормотала невнятно, перебегая взглядом с одного обустроенного дома с просторным зелёным газоном на другой с детской площадкой на лужайке, а потом на следующий.

            Под искусственным светом уютно располагались пять домов с ровными крышами. Им не грозили дожди, здесь не было осадков за исключением поддержки для газонов и рассаженных по территории кустов и вряд ли кто-то жаловался на снег и зимний холод. Между домами здесь высились даже две ели и пара сосен, чьи кроны почти доставали до потолка убежища и балкона, на котором мы стояли.

            Что это за райский уголок? Чтобы зайти и не выходить до скончания веков, избегая дарокрадов?

            Внизу во втором доме открылась дверь и на низкое крыльцо вышел темноволосый мужчина с густой бородой. Он поднял руку и кивнул. Бестужев повторил, и я отвлеклась.

- Кто здесь живёт? – опередила вопрос Катерина, и я поддержала интерес, уставившись на Костю.

            Действительно, как попасть сюда? И все ли достойны?

- Четыре семьи с одарёнными детьми до десяти лет, - не стал он терзать неизвестностью. – Те, что неспособны контролировать дар в силу возраста.

            Он не смотрел на меня, но я будто кожей почувствовала исходящее от него давление. И совет, что он небрежно бросил, увидев меня на коленях перед отчимом.

            Ком в горле не позволил уточнить.

- А в силу иных причин?

            Костя обратил взгляд на Катерину.

- Условия не такие радужные, - произнёс он, и мурашки пронеслись по телу с разыгравшимся воображением.

            Подвалы, цепи, крики о помощи…

            Он повернул голову ко мне, едва не заставив отшатнуться.

            М-да, прогулки по подвалам в его компании определённо не лучшее времяпровождение.

- В основном одиночные подобного плана, - продолжил Костя, направившись на выход и не предлагая спуститься в местный «рай». – Если нет вреда окружающим.

            А если есть – какого плана тогда?

            И вновь он не смотрел на нас, но намёк на безумное прошлое Катерины повис в воздухе.

            Для подобных ей – какая приготовлена клетка?

- Мы к ним? – уточнила вдруг упавшим голосом, и сама ужаснулась тону. Кашлянув, независимо уточнила. – Или куда?

            Стена с балконом закрылась.

- Осматривать территории, - неопределённо известил Бестужев, выходя из маленькой комнаты в длинный металлический коридор.

            Дверь за нами бесшумно закрылась, сливаясь со стеной. Костя двинулся дальше. Катя за ним, я же обернулась к стене. Для подтверждения провела по замеченному ранее контуру двери пальцами. Холодный металл неприятно кольнул подушечки пальцев, и едва не пропустила тонкий след стыка.

            Миллиметр, не больше. Если бы не знала где искать, ни за что не нашла бы.

            Перевела ладонь в место, где Бестужев прикоснулся вначале.

            Вдруг могу открыть сама?

            Но как бы не меняла положение, ничего иного кроме прохлады металла не ощутила. Убрав руку, поспешила к бездушной парочке.

            Как Костя ориентируется здесь? Запомнил до деталей? Шаги считает? Лампы? Где-то есть особые метки?

            На тусклых желтоватых лампочках ничего стоящего на первый взгляд не оказалось. Стены казались до безобразия идеальными.

- … Из каждого помещения есть запасные выходы, - вслушалась я в разговор проводника. – О них знают только те, кто живёт в данной секторе и несколько человек из следящих за порядком. Каждый проверен и надежен. А если нет, - в паузе Костя хмыкнул, - скрытые камеры довольно скоро выводят на чистую воду. Естественно, видеонаблюдение находится не в одних руках.

            Очередной поворот и продолжение коридора.

- И каждый вход-выход настроен только на зарегистрированных в системе. В случае непредвиденных ситуаций предусмотрены запасные варианты открытия и передвижений.

            Я скривилась и не выдержала.

- И откуда такая супер-конструкция в нашем крае? Тут, конечно, не захолустье, но… мы же не американских фильмах про секретных агентов, в конце концов. Откуда это всё?

            Костя обернулся ко мне и хмыкнул. Желтая лампа над его головой создавала причудливые и устрашающие тени на лице.

- А почему ты думаешь, что фильмы отражают всю полноту возможностей реалий?

            Нахмурилась.

- И как близко ты сидишь к тем, кто снабжает подобным одарённых и ловцов?

            Какие структуры у «Безопасного мира»? Кто в нём правит? Сколько людей и кто из верхушек знает о нас? Не используют ли они наши силы как дарокрады?

            Костя хохотнул.

- Не обязательно сидеть на верхушке, чтобы делать выводы.

            Он повернулся, шагая дальше. Прежде чем двинуться следом, поймала на себе взгляд Кати. Задумчивый и тяжелый.

            Мурашки побежали по коже. Она отвернулась, следуя за Бестужевым.

- Лучше не знать вовсе, - бросила она через плечо, а я сдвинула брови.

            Это совет не лезть в подробности?

            И тут же подумала о её прошлом. О личностях дарокрадов, чьё положение в обществе становится всё выше с каждым измученным одарённым.

            Вздрогнула и поторопилась за ушедшими.

            Эта парочка – мастера мрачных намёков. И идти за ними, точно спускаться в логово адского властелина.

            За очередной веткой коридора справа Костя остановился, глянул в телефон, затем с таинственной улыбкой обернулся к нам.

- Мы вовремя.

            Он поднял руку и коснулся телефоном небольшой, но выпуклой квадратной панели без подсветки, которой я не заметила сразу. Немногим позже из маленькой комнаты Бестужев повёл нас по освещённой лестнице вниз. Вместо перил – голые стены. Однако когда в конце пути он открыл вполне заметную дверь с обычной ручкой, мы оказались на искусственной насыщенно-зелёной траве. Чуть впереди мягкая беговая дорожка в две полосы, огибающая внушительное футбольное поле с высокой белой сеткой.

            Громкий подбадривающий возглас в первый миг заставил вздрогнуть. Во второй я оглядела с десяток человек, окрикивающих друг друга и бегущих за мячом. Черные против белых. Футболки с надписями, шорты и даже полосатые гольфы. Всё как у настоящих спортсменов. Если не считать, что команда была смешанной и среди них маленькой бурей носилась как минимум одна рыжеволосая девушка или даже скорее женщина около тридцати.

- Мочи их! – заорал кто-то, и оглянулась на три ряда кресел с одной из двух сторон за сеткой.

            Девчонка лет пятнадцати кричала в рупор и махала рукой. На мгновение даже испугалась, что она свалится с третьего ряда. На нас она не обратила внимания.

            Всплеск победных вскриков заставил обернуться к воротам с противоположной от нас стороны.

- Да-а! – объявила о победе молодая ведущая и соскочила с трибуны.

- Не дурно, - прокомментировала Катя, и посмотрела на неё.

            Она внимательно вглядывалась в центр помещения. И за тремя рядами с другой стороны огражденного поля, заметила другие спортивные постройки.

            Турники, кольца и прочий лабиринт железяк. Стол для тенниса? А дальше что?

            Остальной спортивный инвентарь скрывался по длине зала, но даже не видя его полностью, можно было с уверенностью заключить, что с физической подготовкой тут проблем нет. Если заниматься.

- Есть и малые комнаты по интересам, - сообщил Бестужев, всматриваясь в сбившиеся в одну команды. – Это общественное место. Легкодоступное и даже обозначенное в путеводителе.

            Он кивнул на стену за нами, где на метровой желтой доске с многочисленными обозначениями петляли чёрные линии в лабиринте входов-выходов не менее впечатляюще, чем всё вокруг. Захарова тут же двинулась изучать.

- Ого! – раздалось за спиной незнакомое, и резко оглянулась, ощутив приятную волну энергии.

            Рядом со мной и Костей очутился черноволосый парень из команды «чёрных» возрастом около двадцати.

            Как он здесь…?!

- У нас новенькие?

            Парень обдал меня тёмным заинтересованным взглядом. Костя протянул руку, и тот ответил на рукопожатие без единой заминки.

            Некультурно уставилась на скрепленные руки. Пусть на несколько секунд, но!

            Белозубая улыбка расползлась по лицу парня. Он переглянулся с ухмыляющимся Костей.

            Какого чёрта?! Он же одарённый!

- Никита, - протянули руку и мне. – Телепортация, - представился он. – Почти.

            Бегло глянула на протянутую ладонь, на руку Бестужева и на миг замялась.

            Ему что, совсем не страшно предлагать пожатие ловцу? А мне… стоит ли принимать?

            Костя хмыкнул. Я коснулась худых пальцев. Никита пожал руку, и ничего кроме уютного тепла не ощутила. И ни единого воспоминания.

            Он не попадался дарокрадам?

- Слава, - представилась с облегчением, как мир вокруг дрогнул.

            Рука из оков на запястье словно прошла сквозь металл, и уже в следующее мгновение я с силой дёрнула крест на шее священника. Цепь порвалась. На моих губах расплылась злая ухмылка.

- Теперь не святой, а?

- Дьявольское отродье!

            Щека вспыхнула от пощечины, болью оседая на губе.

            Я резко дёрнулась, ощущая падение. Рука Никиты крепче сжалась на плече, но торопливо отстранилась и выпрямилась, заглянув в тёмные глаза.

            Тот самый?! Мальчишка из сгоревшей лаборатории…

            Непроизвольно коснулась щеки.

- Её фишка – прошлое, - поделился за меня Бестужев, и наградила его хмурым взглядом.

            Поддалась, называется, общему порыву.

- Ух ты, – отозвался паренёк, странно покосившись на свою руку и чуть поджав пальцы.

            Натянуто улыбнулась.

- Ты не знаешь, но мы встречались, - хмыкнула мрачно, припоминая ту вылазку с Максом, когда провалилась под бетонные плиты и, окунувшись в прошлое, при возвращении едва не захлебнулась мутной водой с грязью. – Приятно познакомиться лично, так сказать.

            Он протянул нечто невразумительное, выдав под конец признание.

- Мне тоже.

            И тут заметила, что в зале больше не раздаются крики. Перевела взгляд за спину Никиты, предчувствуя недоброе. И не зря. В центре футбольного поля, словно единое целое, стояла компания людей. И взгляды их были устремлены к нам. Внимательные, настороженные. Никто не торопился подходить ближе.

            Чудно вписалась.

 

Глава 10. Неприступный

 

Он вопросами тебя очаровал

И в мягкий плен себе забрал.

Зачем и что скрывает он?

Играет? Тайно увлечён?

 

            На обратном пути я ехала, уставившись в окно и прикусывая ноготь пальца.

            Одарённые так и не подошли к нам. Кто-то поприветствовал Костю, но не более. Однако Никита вызвался сопроводить. И мы даже немного поговорили о том времени, когда его держали в лаборатории на поле. Пару слов, после чего к нему обратилась Катя.

            А я задумалась над собственным даром. И мысли эти не давали покоя всю дорогу после осмотра ещё пары комнат и подъёма в небольшую избушку среди леса, где местный егерь уже ждал нас с готовыми хинкалями и горячим чаем. Катя осталась довольна. Я пребывала в печали.

            Неужели я всегда обречена видеть прошлое при касании? Одарённые, ловцы, простые люди…

            Невольно вспыхивало противное воспоминание о встрече с матерью и отчимом. И ситуация, при которой Бестужев указал на контроль.

            «Тебе бы поучиться контролировать дар».

            А могу ли?

            Ситуации доказывали обратное. Иногда я могла задеть кого-то и ничего не увидеть. Могла даже держать за руку, но стоило спутнику увидеть что-то знакомое ему, как меня кидало в воспоминания, в прошлое, неразрывно связанное опытом с настоящим. Когда-то мельком, а когда-то, как в случае с одарёнными или ловцами, едва не безвылазно.

            Как с таким жить-то?

            Припомнила Макса с его пассиями, бывших, что исчезали быстрей, чем появлялись, и становилось ещё тоскливее.

            Я когда-нибудь смогу управлять собой?

            Мы вернулись в город, когда солнце давно скрылось за горизонтом, но улицы были полны народа, а огни на ёлках и всём подряд призывно мигали, напоминая о близком празднике. О новом начале.

- Есть подозрения, что завтра нас ждёт поездка, - обернулся с первого сидения Константин, остановив машину у офиса «Безопасного мира». – Кто готов и желает ознакомиться с планом?

            А что, выбор существует?

- Не готова, - буркнула нарочно, чем заслужила две пары пристальных глаз. Хмыкнула. – Что, праздники работникам «Мира» не предусмотрены?

- Если плевать на одарённых, - холодно бросила Катерина, выскакивая из машины и хлопая дверью.

            Поджала губы, проводив взглядом уходящую в помещение фигуру.

- Боишься выйти на след? – спросил Бестужев и, не оборачиваясь, ощутила холод по телу.

            Обернулась, встречаясь взглядом с ловцом.

            Что на самом деле тревожит меня? На что навели мысли в убежище с такой охраной?

- Боюсь, - выдохнула глухо, вылезая из теплой машины.

            Морозный ветер защипал щёки и полез под распахнутую куртку, словно обещая схожее будущее. Без надежды и полное дурных предчувствий.

            Глубоко вдохнула и выдохнула, отправляя вверх облачно пара.

            Кажется, вместо защиты я обрела в том доме страх.

            Дверь рядом раскрылась, являя высокого ловца со странной силой. Закрыв за собой, остановился, глядя на шумную улицу.

- Тебе есть чего бояться, - непривычно серьёзно проговорил он. – Однако мы приложим все силы для безопасности.

            Он посмотрел на меня.

- Мне выделят сопровождение?

- С этого дня. Николай в курсе.

- Он?

- Хочешь другого? – Бестужев остался серьёзен внешне, но в тоне его голоса послышалось нечто ещё.

            Отвернулась и отправилась к офису.

            Не стану даже думать.

            Костя нагнал в несколько шагов, подстраиваясь под шаг.

- Мы встретились с ним в Новосибирске, - начала он вместо выпытываний. – Старался оказаться как можно дальше от Лесосибирска и той лаборатории из твоей статьи. Поступил в универ, подружился с девчонкой, раскрылся, а та черканула о нём в интернете.

            Костя хмыкнул, будто воспоминания забавляли его.

            И к кому Никита угодил потом?

            Бестужев раскрыл передо мной дверь в офис, и мы прошли мимо пустующего ресепшена. Он не торопился продолжать.

- И попал к тебе в руки?

            Костя глянул на меня с косой улыбкой.

- В комнаты одного учёного.

            Мурашки побежали по коже.

- Он ставил над ним опыты? – ужаснулась я, невольно припоминая широкую улыбку парня.

- Попытался, но мы нашли его быстро.

- И с тех пор он здоровается с тобой за руку? – хмыкнула недоверчиво.

            Признательность значимее оправданного опасения?

            Мы поднялись на этаж с длинным светлым коридором без единой души.

- С тех пор, как понял, что я не представляю для него опасности, - загадочно изрёк ловец, сверкая светлыми голубыми глазами. – Как и для тебя.

            Он остановился перед дверью с золотистой надписью со своим именем и предложил ладонь.

- Ты же не думаешь, будто я приму её добровольно? – вскинула бровь. – Мне и с одарёнными хватает ощущений.

- Но со мной будет приятнее.

            Скривилась.

            О Господи!

            Потянулась к ручке, как он обхватил её первым. Тут же отдёрнула протянутую руку.

            Костя улыбнулся, оказавшись в десятках сантиметров. Но отбегать не стала.

- Ты хоть раз попадала в мои воспоминания?

            Я раскрыла рот для ответа, но закрыла и нахмурилась. Его губы растянулись шире. Ловец раскрыл дверь и вошел внутрь. Я осталась на месте, прокручивая все возможные моменты и встречи, и не находя ни единой ситуации.

            Уставилась на табличку с золотистыми буквами.

            И какого чёрта он такой неприступный?!

            Прикусив губы, прошла внутрь. Николай отдавал тонкую папку Кате с тем же выражением на лице, которое оставалось с ним при последней встрече.

            Он хоть отдыхал?

            Константин с интересом глянул через плечо одарённой, но данные, видимо, оказались не слишком привлекательными. Он отстранился, полуприсев на краю стола ко мне лицом. Николай поднялся из-за стола, посмотрел на меня и поднял вторую папку.

- Я подготовил краткую информацию по лицам, с кем мы встретимся. Навёл небольшие справки. Посмотрите. В конце план.

            Я взяла синюю папку и открыла на первой странице. Маленькая фотография женщины вверху слева, данные о месте жительства, семейном положении, месте работы и куча мелких деталей.

- Если в двух словах: пойдём по следам последних исчезновений. Начнём завтра с осмотра места пропажи мальчика. Опросим соседей, возможных свидетелей, посмотрим дом, - Николай поднял взгляд карих глаз на меня, безмолвно показывая, на кого ляжет осмотр.

            Действительно…

- Если есть желание что-то обсудить или дополнить, говорите. Некоторые моменты будем решать по ходу дела, но это основное. – Мы не торопились высказывать своё мнение. – Или можете ознакомиться дома.

            Пролистнула пару страничек с данными незнакомых людей, описания передвижения. Закрыла решительно.

            Гляну по ходу дела. Всё что нужно знать, скажут и так.

- Как вам Дом? – спросил Норваев у Катерины, и та оторвала взгляд от чтения. Закрыла папку и отпустила руки.

- Я готова сообщить места. Но мне хотелось бы присутствовать самой при переезде некоторых.

            Николай кивнул.

- Как пожелаете. Сообщите адреса тех, кто готов отправится в Дом в ближайшее время без вашего прямого нахождения. Мы позаботимся об их безопасности.

- Я предупрежу их, - кивнула Захарова. – Есть лист и ручка?

            После выписки адресов, Николай немного расслабился. Катя осталась по-прежнему собранной и отстранённой.

- Сегодня сообщу, завтра можно будет забирать.

            Такое положение дел вполне устраивало ловцов. Николай даже слегла улыбнулся, обернувшись ко мне.

- Подвести вас до дома?

            Как и все последующие разы до поимки дарокрадов…

- Буду рада.

            Он обошел стол. Я глянула на Катю и Бестужева. Он ухмыльнулся и показательно перевёл взгляд на одарённую.

            Ну прям по парочкам. А она-то не против?

            Но на уверенном лице внушителя не было и капли сомнений. Сама она, кажется, тоже не желала проверять удачу в связи с последними событиями.

- Идёмте, Станислава.

            Отвернувшись, пошла за самым серьёзным ловцом из встречаемых. И когда оказались на улице, поняла, что мир кажется чуточку спокойнее и безопаснее.

            Сумеет ли он защитить меня, если вдруг что-то случится?

 

            Будучи не самым разговорчивым, по пути он внимательно следил за дорогой. А мне вспомнился разговор с Костей.

- Николай, а вы, - начала осторожно, - не знаете, почему некоторые ловцы… почему я не вижу прошлого Константина?

            Николай глянул на меня как-то странно, не отвечая сразу.

- Всё зависит от уровня контроля, - проговорил он, будто задумавшись о чём-то. – У него он хороший.

            А у вас – нет?

            Мы встретились взглядами.

- Как у одарённых разные дары, так у нас этот самый уровень. Но может дело не в этом. Стоит уточнить у него.

            Почти хмыкнула.

            А он прямо-таки взял да и сказал за просто так.

- А…, - вспомнила ещё об одной детали, но запнулась. – Вы кому-нибудь говорили, что прошлое доступно мне и через взгляд?

            Николай сдвинул брови, будто вопрос ему был неприятен.

- Нет.

            Облегчение будто открыло второе дыхание. Плечи расслабились.

            Меньше знают – больше спокойствия добавляют.

- Однако вам стоит быть осторожнее. По реакции можно тоже догадаться.

            Я поджала губы.

            Догадался ли кто-нибудь? Заметил ли Бестужев?

 

Глава 11. Пустая комната

 

Пустота звенит в его комнате.

Он беззвучно кричит: «Вспомните! Вспомните!»

И ты оглянешься через плечо,

Но кто-то иной теперь вместо него.

 

            Место, где жил последний исчезнувший, находилось в пределах города. Спальный район со старыми постройками в виде серых высоток. Наряжённые игрушками, мишурой и гирляндами ёлки во дворах радовали глаз. Однако, выйдя из машины перед подъездом девятиэтажной хрущевки, любоваться присыпанными снегом деревьями было сложно.

            Двое ловцов позади и решительная одаренная в предводителях несколько снижали причины к радости.

- Он жил со мной, - сухо бросила Катерина, смело открывая дверь чипом.

            Меня же прошиб холод.

            Исчез рядом с ней?

            Захарова зашла. Пятый этаж, закрытая секция. Мне в руку сунули ключи, вглядываясь серо-зелёными глазами. Она ничего не сказала, но её надежды, смешанные с нетерпением и опасением, будто захватили меня.

            Я сжала пальцы на холодном металле, в мгновение ощущая десяток посторонних рук вместо собственных. Выдохнула. Катя отошла и указала на ближнюю дверь слева из трёх.

            И что там ждёт меня?

            Несколько поворотов ключа, и я открыла дверь в квартиру. Светлый, просторный коридор был обставлен современно и со вкусом. Бежевые стены, тёмное дерево мебели, синие вкрапления тут и там.

            Невольно глянула на одарённую.

            И вот так живут те, кто находится в бегах?

            Она в ответ выразительно вскинула бровь.

- И сколько такая прелесть стоит? – ухмыльнулся непонятно чему Константин, с интересом оглядываясь и разуваясь.

            Сбросив ботинки на ромбы прихожего коврика, прошла вперёд.

- Понятия не имею, - равнодушно отозвалась Катя, также следуя за нами.

            Она ведь жила здесь?!

            Вновь оглянулась, замечая, как Николай придвигает свои ботинки к стене. Столкнулась взглядом с серо-зелёным глазами. Она негромко фыркнула вместо ответа.

            Использовала свои способности, чтобы жить в такой квартире и не оплачивать?

            Взгляд невольно упал на Норваева. И его собранный вид, чуть поджатые губы и суровый взор в спину одарённой говорили без слов.

            Кажется, сделанные поблажки в будущем ей не помогут.

- С чего начнём? – спросила та, будто ничего не замечая.

- Мы пойдём поговорим с вами, - вставил Николай таким тоном, будто собирался устроить допрос. – О деталях проживания здесь. А Станислава с Костей обследуют квартиру.

            Дойдя до развилки коридора в большой зал и кухню в другой стороне, замерла. Глянула на Норваева, на едва заметно ухмыльнувшегося Костю, нахмурившуюся Катю. Она уставилась на меня, не то сомневаясь в моих способностях со всем разобраться самой, не то разгневанная таким поворотом дел.

            Откажется?

            Мельком глянув на Костю, та обернулась и направилась в кухню.

- Хорошо.

- Не торопитесь, Слава, - смягчённым тоном обратился ко мне Николай. – Осмотрите всё хорошо и попытайтесь понять, как им удалось выйти незамеченными. После пройдёмся по соседям из секции.

            Кивнула, и он отправился за Катей. Проводила их взглядом.

            И о чём таком они будут беседовать?

- Беспокоишься? Завидуешь?

            Скривилась.

            И с ним мне находиться?!

            Обернулась, бросив на Костю пренебрежительный взгляд и проходя мимо.

            И отвечать даже не буду.

            Он хмыкнул, но продолжать не стал. Я вошла в зал и осмотрелась.

            Светлый, свободный, с мягким большим диваном, плазмой на пол стены, открытыми тяжелыми коричневыми шторами и маленькой ёлочкой с крошечными разноцветными шариками на столике у окна.

            Как часто они проводили здесь время? О чём говорили? Строили ли планы о поимке преступников или о том, как скрыться от них?

            В голове на миг помутилось. Заморгала, и в краткий миг, точно картинки калейдоскопа, на диване оказались двое. Но стоило раскрыть глаза шире, как всё пропало, а я непроизвольно отступила на шаг.

            Что это было?! Я ни к чему не прикасалась.

            В сознании вспыхнули события из заброшенного, полусгоревшего хосписа, где череда подсмотренных воспоминаний до того вскружила голову, что прикосновения оказались излишними. Как кто-то из ловцов позвал меня там, но оглянувшись, столкнулась лицом к лицу с давно ушедшим из того места работником.

            Мурашки побежали по коже. Сердце бухнуло в груди.

            Здесь такая сильная энергия чувств? Или… мои способности обостряются?

            От предположения становилось дурно.

            Видеть прошлое, не желая того…

- Что-то увидела? – негромко позвал Костя, но вздрогнула и резко оглянулась.

            Он сузил светло-голубые глаза. Мгновенно постаралась принять собранный вид.

-  Что-то не так?

            Мотнула головой и отвернулась.

- Ничего такого.

            Выдохнув, ещё раз осмотрела комнату и обнаружила две непримечательные белые двери с противоположных концов зала.

            И за какой что?

            Показалось, будто что-то на краю поля зрения двинулась. Резко обернулась к правой двери. Всё также закрыта, всё также у стены. И никого постороннего.

            Блики из окна? Тёмные и с фигурой человека?

            Квартира стремительно начинала отталкивать.

            Что здесь творится?! Воспоминания недавних дней так живы?

            Перевела дыхание и смело направилась к комнате.

            Что бы там не происходило, мне нечего бояться.

            Тихие шаги позади на миг испугали, но после выдохнула от облегчения. Коснулась дверной ручки, ожидая столкнуться с прошлым, но лишь ощутила лёгкую прохладу под пальцами.

            Ничего?

            Надавила, и с тихим щелчком дверь поддалась. Открыв, вначале заглянула внутрь, а после зашла. Та самая комната в видении Астровой. Просторная, светлая, с расправленной кроватью и постельным бельём тёмно-синего оттенка со звездного неба.

            Столкнуться с виденным из воспоминаний в действительности оказалось странно и пугающе. Шепот, сорвавшийся тогда с губ, защекотал язык.

            Андрей…

            Поджала пальцы.

            Его похитили из-под носа одной из сильнейших одарённых. Где она была в то время?

            Подсмотренная сцена на диване в зале склоняла к одному ответу, и я подошла к двуспальной кровати. Провела по плотной ткани узкой подушки.

            Где ты была, когда он исчез, Катя?

            Я повернула голову и встретилась с веснушчатым лицом рыжеволосого парня, молодого мужчины, что спал с приоткрытым ртом, подсунув под мою подушку руку.

            Улыбка тронула губы. Поддела край одеяла, приподняла и выскользнула наружу, ступая босыми ногами на мягкий ворс белого прикроватного коврика.

            Вдохнула, прикрыла на миг глаза, а, раскрыв, вновь очутилась на кровати. Белые звёзды на синем фоне под щекой, волны мягкого одеяла чуть поодаль.

            Глупо порадовалась.

            Встреча с прошлым и без травм!

            Рука под животом заныла от неудобства.

- Удобно? – заботливо уточнили со стороны, и покосилась на говорившего.

            Под сдерживаемой улыбкой и внимательным взглядом бледно-голубых глаз прочистила горло и неспешно поднялась. Стало как-то неловко. Присутствие Бестужева в комнате с кроватью против воли возвращало к нелепой сцене с отчимом и мной, в так и не застёгнутой рубашке.

- Где была Катя во время похищения? – спросила вместо ответа, чем заслужила очередную ухмылку.

- Сразу видно, кто плохо слушает и читает.

            Припомнила, как вчера по возвращению домой от усталости плюхнулась в кровать и после беглого просмотра информации, кинула папку на прикроватный столик. И также удачно оставила его там перед поездкой.

            Но слушает…? А!

- Я искала связь с Астровой, вообще-то.

            Улыбка на его лице наглядно демонстрировала уровень его доверия. Низкий.

- Ушла принять душ. Когда вернулась, его и след простыл. А в связи с последними событиями это могло значить одно.

- Они увели его так незаметно? – ужаснулась, осознавая особенно ясно.

            Как они сделали это?!

- Полагаю, воспользовались ключами. Откуда достали – неизвестно. Хозяйка квартиры утверждает, что все ключи на месте – Катя сделала копии. Мы проверяем прошлых жильцов – может кто-то ещё сделал дополнительные ключи сам, не отдал и они пропали.

            Вздохнула.

            Слишком неопределённо.

- Так ты что-то увидела?

            Взглянула на мятую постель.

- Нет.

            Спящее лицо рыжего парня, что я видела на его детском фото из первой лаборатории, нельзя было назвать уликой.

            Но, может, что-то после произошло, пока он спал?

            Коснулась края одеяла. Плотная ткань, шероховатости на кончиках пальцев…

            Как тебя похитили, Андрей?

            Я откинула одеяло в сторону, и пальцы ног очутились в объятиях мягкого ворса ковра.

            Пошатнувшись, резко выставила перед собой руки, избегая столкновения с кроватью.

            Он встал сам?

            Обернулась. Костя приподнял бровь.

- Его похитили, скорей всего, не из кровати.

            Он чуть отошёл, освобождая выход из комнаты. Тихие голоса за прикрытой дверью обозначали разговор Николая и одаренной.

            Что он узнает у неё? А куда шёл парень в последние минуты здесь?

            Коснулась косяка. Провела вверх и вниз.

            Может кто-то ждал его за порогом? Может, он цеплялся за всё, что было под руками?

            Но косяки были пусты на воспоминания. Как и на выходе из зала.

            Где его поджидали похитители? Как вошли? Что сделали, чтобы он ушёл с ними?

            Я исследовал каждый угол дверей, шкафов, тумб, пола и всего, что могло сказать о сопротивление, но видела лишь неразборчивые мгновения или вовсе ничего. Он исчез, будто вышел сам.

            Возможно ли такое?

            Прикусив губу, старательно продолжала обследовать дом, но в конце концов стало ясно, что большего мне не увидеть. Катя с Николаем прекратили разговоры и какое-то время молча наблюдали со стороны. Когда я уже было отчаялась под их взглядами, Норваев направился на выход.

- Полагаю, можно перейти к опросу соседки.

            С готовностью поддержала, несмотря на хмурую задумчивость внушителя и едва заметно понятливую улыбочку Бестужева.

            Да всё равно. Я с готовностью пошла за ловцом, избегая ауру неоправданных мечтаний жильцов и кратких мгновений ушедшей радости.

            Он пропал без следа…

            Натянув одежду, взялась за ручку после Николая.

            И ощутила, как пальцы в чёрных кожаных перчатках надавили вниз. Дверь раскрылась. Я шагнула вперёд, сверкнув чёрным носком ботинок и синевой джинс на ногах.

            Воспоминание пропало, когда поднятой нагой я ступила на порог. Взгляд тут же упал на руки Норваев а без перчаток, обувь и тёмные брюки. Бросила взгляд через плечо, уставившись на ноги Кости.

            Неприятное ощущение пробежало по коже мурашками.

            Кто-то выходил отсюда уверенно и будто не таясь.

            Сердце в груди дрогнуло.

- Что увидела? – позвал позади Костя, легко распознав моё замешательство.

- Руку в перчатке. Это был мужчина, на нём джинсы, черные ботинки – туфли, - уточнила, припоминая детали. – Чёрная куртка, гладкая. На голове…, - задумалась, вспоминая ощущения, - возможно, шапка.

            Николай во время разговора вынул из нагрудного кармана куртки блокнот с ручкой и записал. Подошёл ближе.

- Показания передадим, после наши люди опросят остальных соседей. Может, найдете что-то ещё? Посмотрите?

            Я обшарила дверь от и до, все стены рядом и всё, что могло быть задето, но рука так и осталась без отклика хозяина. И, обсудив детали, мы постучали к соседям. Я и Николай.

- Здравствуйте, - поздоровался Норваев привычно вежливо, сразу располагая к доверию. Женщина за пятьдесят, в домашней кофточке и штанах, обвела нас взглядом светлых глаз и поприветствовала в ответ. – Подскажите, вы не знаете, где могут быть соседи напротив? – указал он на вход в квартиру, где остались ожидать Костя с Катей.

            Женщина уткнулась в дверь и будто на мгновение выпала из реальности, увлекая за собой на краткий миг. Женщина нахмурилась, отражая меня. Потому как девушка, что стояла у неё перед глазами незримо, но предупреждающе, заставляла терять память.

- Понимаете, - выступила я, подойдя ближе. – Там должен жить мой брат. Он дал мне ключи, но…, - изобразила тревогу, - дом пустой. Может, - расчувственно ухватила я её за руку, - вы видели, как он уходил на днях?

            Мелькнувшие картинки Андрея и Катерины пролетели в голове, замирая на одной единственной – серо-зелёные глаза и губы молодой девушки, убеждающие в невозможном.

- Вы никого из нас не видите…

- В этой квартире никто не живёт, - продолжила женщина слова Захаровой, что плотно осели в её сознании.

- Может он всё же мельком заглядывал три дня назад? – не сдавалась я, с переживанием вглядываясь в соседку похищенного и не отпуская руки. – Он звонил мне в то время. Утром. Может вы видели кого-то?

            Женщина положила мне тёплую ладонь на руку, выражая жалость.

- Извините, девушка, в тот день я ночевала у дочки. А в этой квартире никто не живёт уже пару месяцев.

            И снова образ Катерины.

            А она всё предусмотрела. Как только узнали похитители?

- Мне жаль, - соседка похлопала меня по руке. – Но если я что-то узнаю, непременно позвоню, хотите? – добродушно предложила она, отнимая руки.

            Николай поддержал идею, и мы обменялись номерами, распрощавшись друг с другом. В третьей квартире прямо от вдоха в секцию жила пожилая пара, однако пять дней назад те уехали к родственникам в другой город и по расспросам Николая, доставшим откуда-то их номера, планировали остаться там ещё на несколько дней.

            Потенциальные свидетели ничего не видели. Единственный человек, находившийся с пропавшим в одной квартире, знал не больше. Кто-то незаметно вошел в дом и увёл с собой Андрея, не оказавшего видимого сопротивления.

            Сколько их было? Что они знали? Как сумели проделать всё это, не оставляя улик?

            Рука в перчатке вновь всплыла в памяти. Меня не оставляло ощущение, что человек, в теле которого побывала, чем-то отличается. Что-то такое чувствовалось в нём, что не давало покоя.

            Кто он такой?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям