0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Танцы теней (эл. вариант) » Отрывок из книги «Ведьма за бортом. Танцы теней (#2)»

Отрывок из книги «Ведьма за бортом. Танцы теней (#2)»

Автор: Кириллова Наталья

Исключительными правами на произведение «Ведьма за бортом. Танцы теней (#2)» обладает автор — Кириллова Наталья . Copyright © Кириллова Наталья

Глава 1

 

А-ааа!!

Я не хочу умирать! Особенно подопытным кроликом в какой-то дурацкой лаборатории вальсийского корпуса, чьи успехи явно преувеличены!

Отшатнувшись от протянутых рук Эсмонда, я бросилась наутёк. Бегать по заставленному столами помещению дело не из легких, тем более ведун, пребывающий в почетном статусе магистра третьей степени, был молод и худощав, что позволяло ему без труда меня догнать.

– Леди Найда, это для вашего же блага, – попытался воззвать к моей сознательности Эсмонд.

– Я была бы вам очень благодарна, если бы меня оставили в покое. – Честное слово, знала бы, что вальсийские ведуны будут меня «спасать» посредством бесконечных тестов и постоянных анализов, улетела бы вместе с пожирающим!

– Всего лишь ещё одна диагностика и вас оставят в покое, – пылко заверил Эсмонд.

Я замерла по одну сторону стола, ведун по другую.

– Правда? – усомнилась я.

– Да. На сегодня это последняя.

– А завтра?

– Завтра прибудет магистр Йораст, и он…

– Знаю-знаю, – некультурно перебила я. – Всенепременно должен лично удостовериться в наличии во мне спор, дабы на досуге обдумать сей беспрецедентный случай и включить его в написание каких-нибудь своих нетленных трудов.

– Но ваш случай действительно беспрецедентен! – Карие глаза Эсмонда внимательно следили за мной в надежде предугадать, в какую сторону я метнусь дальше. – Прежде нам доводилось видеть только тех, кто не пережил процесс трансформации, и обращенных, но, сами понимаете, первые были уже мертвы, а вторые по отношению к нам настроены весьма агрессивно. Вы же живая и здравствующая носительница спор Белых теней, даже не подвергавшаяся обращению.

Отловить бы им Шерессу на опыты и пусть ковыряются да радуются!

– Вообще-то я не одна такая.

– Вы первая и пока единственная к нам обратившаяся.

И уже раз сто пожалела о том, что рассказала. Надо было молчать!

– Полно вам, – начал увещевать ведун. – Это не больно, вы же знаете.

– Мне надоело, что во мне копаются все, кому не лень.

– Всего одна!

Зато которая по счету?

Я сделала обманный рывок влево, а побежала вправо. Вот демоны! Нечего руки распускать, и так уже облапали все разом и по очереди.

– Успокойтесь. – Эсмонд старательно пытался одновременно удержать меня и усадить на стул. – Я не сделаю вам ничего плохого, просто мне надо ещё раз проверить и сравнить с предыдущими результатами…

А первых десяти проверок не хватило?! Пусти меня!

– Насилують!!

От неожиданности ведун разжал руки, и я бросилась к двери. Прямо перед моим носом створка распахнулась. Кто бы там ни был, берегись!

– Найда?

Рин!

Я торопливо спряталась за спиной подруги.

– Что тут опять случилось?

– Он меня домогался под прикрытием этих своих проверок, – сообщила я подруге.

– Что?! – праведно возмутился Эсмонд. – Это леди Найда снова отказывается проводить диагностику!

– Диагностику не проводят, хватая за место пониже спины!

– Я… Я вас не хватал!

– А-а, рука соскользнула, наверное?

– Да я… Я вовсе не… – Несколько секунд ведун открывал и закрывал рот, силясь придумать достойное оправдание, затем бросил сию бесполезную затею и обратился непосредственно к Рин. – Леди Дарин, вы должны призвать свою подругу к порядку и объяснить ей важность наших исследований. Возможно, так как леди Найда не проходила обучение в стенах корпуса, она не до конца понимает, как…

– Я ведьма, чем и горжусь!

– На вашем месте, леди Найда, я не стал бы хвалиться данным сомнительным статусом…

– Прекратили, оба! – рявкнула Рин.

Эсмонд умолк, я даже слегка отодвинулась от девушки.

– Хуже детей, – раздраженно добавила Рин. – Магистр, на сегодня диагностики – любые, слышите? – закончены. Найда, идем.

Я с чувством превосходства улыбнулась растерянному ведуну и захлопнула дверь лаборатории.

– Вообще-то они пытаются тебе помочь, – напомнила подруга.

– Вообще-то они пытаются увековечить свои имена в истории развития магии.

– Если при этом они смогут тебе помочь…

– То это будет красивая сказка, где всё, как известно, заканчивается хорошо. На самом деле никто, кроме нашего пожирающего, не сможет убрать из меня споры и все наши поиски вкупе с диагностиками этих самодовольных магистров только подтверждают сей печальный факт. Они не знают, как реально помочь мне, но и отказываться от столь ценного образца не хотят.

– Не надо было говорить им, – вздохнула Рин.

– Да, не надо было, – согласилась я.

Мы спустились по лестнице и вышли на галерею. Умиротворяющий вид на залитый солнцем цветущий розовый сад портили лишь прогуливающиеся по усыпанной гравием дорожке Ян и Росанна.

– Росанна собирается вечером зайти к нам, – поделилась я.

– Зачем?

– Хочет, чтобы я ей погадала.

– Тогда я даже знаю, какие будут вопросы.

Тяжелый, неповоротливый, набитый людьми, грузом и животными воздушный пассажирский корабль всё равно передвигается в разы быстрее, чем обычная карета. До корпуса мы ехали три дня и за этот срок румянец на щеках и обращенный на молодого ведуна восторженный взор вошли у Росанны в привычку. Парень разрешил ей называть себя просто Яннисом, и по приезду в корпус парочка стала подолгу бродить по местному саду, где Ян обильно обвешивал уши Росанны, несомненно, цветистыми кружевами, а девушка внимала с немым обожанием. Обратно в корпус Лиры ведун, судя по всему, не торопился, родители Росанны должны были прилететь только дня через два-три, и влюбленные нахально пользовались отсутствием внимания и контроля со стороны старших.

– Эх, молодость, молодость.

– Думаешь, в двадцать четыре жизнь заканчивается? – усмехнулась подруга.

– Смотря что сделать к этим годам.

Три дня в пути, семь в корпусе и каждую ночь я думала. О друзьях. Об оставшемся в племени драконе Фрэнге. О Райнере… иногда. Ну, или часто. Может, стоило напрямую спросить, мужчины ведь намёков не понимают… Или всё дело в банальном охотничьем инстинкте? А как только согласилась на условную постель, интерес пропал? Или всё-таки виноваты споры? Или мои слишком скромные – особенно после Мэй – способности? У-уу! Так и с ума сойти недолго. Надо побыстрее забыть. Зачем эти мужики вообще? Не было и ничего же, нормально жила, не жаловалась и голову ненужными размышлениями не забивала.

– Пойду в библиотеку, – решила я.

– Опять книги воровать?

– Прямо воровать! Я их одалживаю почитать на пару дней и потом возвращаю. – Я не виновата, что по местным дурацким правилам книги из библиотеки могут забирать только члены корпуса, гостям же полагается ознакомляться с содержанием сугубо в читательском зале. – И в кровати читать как-то удобнее, чем на жестком стуле.

– Ладно. – Рин проводила взглядом удаляющуюся парочку. – Интересно, Росанна скажет родителям, кого видит своим женихом?

– Он лорд из Лиры – с чего бы им возражать? Скорее уж его семья не обрадуется дочке градоправителя какого-то там Эвера. Пока.

Библиотека корпуса действительно впечатляла. Огромный зал, уходящие под высокий потолок стеллажи и великое множество книг. Никогда в жизни не видела столько книг в одном месте и практически все о магии, волшебных существах и других мирах. Здесь так же имелось хранилище древних свитков и запрещенной литературы, но туда пускали исключительно магистров с первой степенью. Жаль, конечно, с удовольствием заглянула бы на часок-другой, всегда было любопытно узнать, что в запрещенных книгах собственно запрещенного.

Предъявив стражу-фантому на входе значок почетной гостьи корпуса и удостоившись неодобрительного взгляда библиотекарши из-за стойки, я гордо прошествовала в зал. Что бы такого стащи… тьфу, то есть взять почитать на ночь? Предыдущую книгу я вернула ещё с утра, пользуясь тем, что ранних пташек в корпусе мало, а у библиотекарей пересмена. Первые два дня мы с Рин тут практически дневали и ночевали в надежде найти способ избавиться от спор без участия пожирающего. О культе поклонения Белым теням я теперь знала всё, что только можно, однако к цели данные знания не приблизили ни на шаг. Здесь-то мы и встретились с магистром Эсмондом Элдвудом, которому я, не иначе как в минуту душевного отчаяния и помутнения разума, рассказала о постигшей меня проблеме. На этом спокойная жизнь закончилась. Хоть ты беги тайком в Белль и падай в ноженьки демону со слезной мольбой уж если не освободить от «подарочка», то хотя бы взять на работу. А что? После ведунских диагностик не такая уж и плохая мысль, и перспективы видятся шире, нежели в корпусе. Вернем Росанну в лоно семьи, и можно будет отправиться в Эвер, только подозреваю, что просто так меня не отпустят. Какой исследователь позволит уйти на волю ценному подопытному кролику?

Бесцельно плутая среди стеллажей и немногочисленных посетителей, я лениво просматривала таблички на полках. Да-а, книге Райнера о драконах до представленных здесь трудов о волшебных существах далеко как Атоллии до Железного мира. Интересно, зачем она ему? И знал ли мужчина, что Мэй наполовину демонесса?

Знал. Если он сразу понял, что Рин сильфида, то и выяснить, что жена не просто ведунья, не составило бы большого труда. Отсюда следующий вопрос – догадывался ли вождь, что его отец заключил сделку с самим пожирающим? Ой, мама… Выходит, в старом вожде тоже есть споры! До преклонных лет он дожил, так что помереть в молодом возрасте мне вряд ли грозит, а вот насколько кочевник в своём уме…

Где это я? А-а, «Древнейшие верования и культы». Любимый раздел, даже ноги сами сюда приносят. Белым теням до сих пор тайком поклонялись то тут, то там. Скорее всего, старый вождь уже что-то знал о пожирающих, иначе едва ли додумался бы заключить сделку с демоном именно на крови. О, какое хорошее название – «Творцы и их порождения», автор магистр Ульрех Гарн. Тяжелая. Как бы её незаметно вынести из библиотеки?

А-ааа!!

Привидение!

Высокая призрачная фигура, застывшая посреди прохода между стеллажами, торопливо прижала палец к губам.

– Не кричи, – прошипела она.

Я послушно закрыла рот. Так и быть, пока воздержусь.

Фигура шагнула ко мне. Мама дорогая, да это Андренна, ведунья отца Райнера!

– Здравствуй, Найда, – приветливо улыбнулась женщина.

– Здрас-сте, – неуверенно ответила я. А почему она полупрозрачная?

– Астральная проекция.

Она читает мысли?!

– У тебя всё на лице написано.

Как всегда. Учила Ева, учила да без толку.

– У меня мало времени, – перешла к цели визита ведунья. – Я не успею рассказать тебе всё, поэтому просто прошу – поезжай к Райнеру. Немедленно. Ему нужна твоя помощь.

Что-о?! Райнеру? Сильному мужчине и вождю кочевников требуется помощь скромной ведьмы-самоучки?

– Помощь? Какая? – недоверчиво уточнила я. Он мне даже «до свидания» не сказал на прощание, а тут помощь, видите ли!

Или что-то случилось?

– Ты должна знать о союзе, заключенном между племенем Орков и племенем Медведей.

Ну да, было дело. А ещё младший медвежий вождь возжелал украсить моей персоной свой гарем.

– Сейчас, когда лорд Холдан больше не поддерживает племя, союз с Медведями стал особенно важен. Однако есть те, кто против объединения кочевых племен.

– И кто эти нехорошие люди?

Андренна покачала головой.

– Не знаю. Но они уже пытались сорвать переговоры, не так ли?

– Да… – Какой-то подозрительный тип напал на Крис на приснопамятной встрече с Медведями, хотя чего он хотел, и удалось ли ему исполнить задуманное, осталось неизвестным. Более того, вскоре мы вообще об этом происшествии благополучно забыли. Зря, оказывается.

– Они не оставят попыток. Медведи также заключили союз с крупнейшим северным королевством…

– Фловвой, – пробормотала я. После нескольких лет старательных поисков Фловва таки исполнила свою давнюю мечту – женить наследника на невесте из Железного мира, – и теперь их воздушным кораблям для полетов больше не требовалась куча ведунов на борту. Правда, лично я бы всё равно не рискнула полететь на такой махине с огромным шаром сверху и кучей хитроумных, пышущих паром двигателей.

Ведунья кивнула.

– Возможно, это имперцы, возможно, другие северные королевства, возможно даже, Вальсия, которую больше устраивает разрозненный север. Найда, прошу, ты ему нужна.

А сам Райнер сказать об этом не мог?

– И давно Райнер по примеру отца стал посылать гонцов?

– Райнер не знает, что я связалась с тобой. И Алгернон тоже.

Сюрприз.

– Простите, а где сам Райнер?

– Он покинул племя и отправился к отцу.

– А папаша… ой, то есть отец его где?

Внезапно женщина нахмурилась, словно прислушиваясь к чему-то, мне неведомому.

– Мне пора. Пожалуйста, поторопись.

– Эй, куда торопиться-то? То есть куда мне ехать?

Проекция начала стремительно бледнеть. Не вздумай исчезать, не сказав главного! Стой! Стой… Мать вашу!

Я бессильно замахнулась книгой на опустевший проход. А сначала сообщить адресок и уж затем переходить к политике никак нельзя было?!

О-оо… А-аа… Сейчас убью кого-нибудь!

– Леди Найда?

У-уу, когда же ты успел спуститься из своей демоновой лаборатории?!

Вероятно, выражение моего перекошенного лица так впечатляло, что Эсмонд отшатнулся, едва я обернулась к нему.

– Леди Дарин же сказала вам, больше никаких диагностик на сегодня!

Если, конечно, магистр ведун не желает ознакомиться с подвидом злой ведьмы.

– Я не собираюсь проводить вам диагностику! – ответно возмутился Эсмонд.

– Тогда что вы здесь делаете? Случайно мимо проходили? – Да в этой библиотеке можно неделю плутать!

– Вообще-то… не совсем случайно, – неожиданно смутился ведун.

– Вы следили за мной? – И слышал разговор с Андренной? Ладно, книга тяжелая, если прицелиться как следует…

Эсмонд поковырял взглядом пол и поднял на меня полный надежды и какого-то нездорового воодушевления взор.

– Простите моё любопытство, но я не решаюсь спросить леди Дарин лично… поэтому я подумал, что вы, возможно, сможете ответить. Леди Дарин, она… обручена?

Мужчины… чтоб вас.

– Да.

– Да? – сразу погрустнел ведун.

– Да, – повторила я. – С высоким лордом из далекого королевства, он старший брат нашей общей подруги-ведуньи. Они очень любят друг друга, свадьба назначена на следующее лето.

– Раз так, то… то не могли бы вы сохранить наш разговор в тайне от леди Дарин?

– Никаких проблем. Но с одной маленькой оговоркой.

– Какой? – с подозрением уставился на меня Эсмонд.

– Мне нужна информация о вестральском корпусе. И всё, что найдется о союзах кочевых племен с континентальными странами. И… – все руки оттянула, зараза… – что-нибудь о детках, только, если не сложно, полегче этого талмуда.

 

– – –

 

Заполненные текстом страницы казались пустыми. Мэй перевернула вроде бы уже прочитанную, пробежала глазами ещё раз. Смысл не улавливался. Девушка закрыла книгу, отложила на столик. Глупый роман. Книги приносила мама в странной надежде, что легкие приключенческие и любовные истории помогут дочери поскорее вернуться к прежней жизни. Но как прежде никогда не будет. Наверное, это понимали все, кроме мамы.

Молчаливый, угрюмый, замкнувшийся в себе Кристофер. Отец, вернувшийся к своим делам после нескольких попыток поговорить с Мэй хотя бы через закрытую дверь. Прислуга. Те, кто помнил Мэй беззаботной девочкой, смотрели с жалостью и сочувствием, а те, кого наняли в её отсутствие – с удивлением и любопытством, словно она диковинная зверушка из заморских стран. Чудесно спасшаяся после кораблекрушения юная леди Холдан. О том, что было между кораблекрушением и спасением, семья предпочитала не распространяться.

Сочувствие, жалость, интерес – всё раздражало. И не прошло и недели, как мама начала осторожно, издалека намекать, что многие девушки в её возрасте уже имеют двоих детей. Сначала Мэй притворялась, будто не понимает, о чем речь. Потом сорвалась. Мама с виной и болью в глазах выслушала отповедь дочери, злые слова о поступке отца, его отношении к собственным детям и Крисельде, истеричные крики о Леметриасе и проведенных в зверинце годах, но, когда Мэй выдохлась, лишь сказала, что поездка осенью ко двору неизбежна и что отец так решил.

Девушка встала с кресла, выскользнула из своей комнаты и отправилась бродить по замку. Отец решил! Всегда всё решает сам и так, как удобнее ему, мнение и чувства других его не волнуют. Без слов понятно, Кристофер постоянно думал о Крисельде, Мэй видела его боль, но помочь не могла, а отцу… отцу просто всё равно. Как и ей, брату осенью тоже подыщут подходящую партию, а может, уже нашли и при дворе познакомят. Надо рассказать Кристоферу правду об отце, о том, кто продал Крисельду в рабство, однако нужные слова не находились. Несколько раз Мэй уже пыталась начать разговор и почему-то не могла решиться произнести горькую правду вслух. Даже представить страшно реакцию брата…

Дверь возникла неожиданно. Странно. Больше трёх лет минуло, а она, задумавшись, по-прежнему приходит именно сюда.

Южная башня, которую все называли башней Холдана.

Мэй коснулась массивной чёрной створки, и та удивительно легко поддалась. Прежде отец всегда запирал вход в свою лабораторию. Толкнув дверь, девушка переступила порог. Винтовую лестницу освещал падающий через узкие окна свет. Мэй подобрала мешающийся подол длинного платья и начала подниматься по крутым ступенькам. Доступ в башню был открыт лишь для мамы, но в детстве отец приводил сюда и дочь. Так здорово было представлять, что вокруг нет ничего, кроме просторной круглой комнаты на самом верху, в которой хранятся все секреты мира. Отец казался великим и могущественным волшебником, передающим тайные знания ей, своей преемнице… Зачем? В зверинце Мэй пыталась вспомнить и применить то, о чем рассказывал отец, но Леметриаса только позабавили жалкие потуги пленницы. Даже в корпусах учат лучше, смеясь, заявил он и пообещал вплотную заняться её отшлифовкой…

Отец?

Высокая фигура, чёрная одежда, собранные в небрежный хвост белые волосы. Демон стоял возле письменного стола и перебирал бумаги. Замер, обернулся.

– Амелия?

– Вы… Что вы здесь делаете?

– Навожу порядок. – Пожирающий вернулся к бумагам.

– Это… лаборатория моего… лорда Холдана.

– Знаю. Только это и моя лаборатория тоже.

– Давно ли?

– Давно.

Отец пустил в дом семьи демона. Впрочем, это ещё не самое худшее.

Мэй осторожно приблизилась. Так мало изменений с последнего её посещения. На втором столе пузырьки, пустые и полные, измельченные травы на тарелочках. В стеклянном шкафу готовые зелья и отдельные ингредиенты. Карты на стене, глобус и модель пяти миров, у дальней части стены стеллаж с книгами, камин и кресло, в котором маленькая Мэй часто засыпала.

– Где мой… лорд Холдан?

– В данный момент в Белль его нет. – Пожирающий сложил одну стопку бумаг в ящик стола, другую отнес и бросил в пылающий в камине огонь. – Ты так и не поговорила с отцом?

– И не собираюсь, – отрезала девушка.

– Всё, что он сделал, он сделал ради тебя и твоего спасения. – Демон смотрел, как огонь пожирает исписанные листки. На бледном профиле играли алые блики.

– Ради моего спасения он продал Крисельду в рабство?

– Все мы совершаем ошибки.

– Не надо его оправдывать, – покачала головой Мэй.

– Я лишь констатирую факт. Её величество была слишком настойчива… возможно, стоило отправить к дикарям её, а не дочку.

– Что вы имеете в виду?

– Ничего. – Пожирающий вернулся к столу, взял третью стопку, положил в папку. Достал из стеклянного шкафа чёрную шкатулку и несколько флаконов, аккуратно поставил зелья в ячейки в шкатулке. Что он делает?

– Вы уходите?

– Да. Улетаю.

– Надолго? – Какое ей дело? Но вопрос вырвался… как-то сам.

– Возможно.

– Куда? В Вестралию?

Демон усмехнулся.

– Поговори хотя бы с Кристофером. Он слишком переживает… слишком. – В голосе скрежетнуло неодобрение.

– Он любит Крисельду, – напомнила Мэй. – Или вам, демонам, это понятие неведомо?

– Почему же? Однако мы понимаем любовь иначе. Особенно кланы Белых теней. Для нас любовь – не сонеты, не пылкие признания, не голая страсть и даже не поход к брачному алтарю. Притяжение, с которым ты ничего не можешь поделать, которому ты не в состоянии сопротивляться. Испытание, которое вы проходите вместе и выдерживаете, если притяжение истинно. И уверенность, абсолютная уверенность, что ты готов соединить свою кровь с кровью своего избранника. Прежде, чем соединиться в ваших детях, она должна соединиться в вас и возврат, разрыв станет невозможен. До свидания, элле… Прости, ты просила не называть тебя так.

– Пусть… – Так звал отец… когда-то. – Пусть будет элле.

Неожиданно пожирающий шагнул к Мэй, не затянутыми в перчатку пальцами коснулся её щеки, сдержанно улыбнулся. Девушка на мгновение закрыла глаза. Прикосновение демона не пугало. Наоборот, этот жест возвращал в безмятежное детство, когда отец был не чужим человеком, равнодушно ломающим жизни других, а любящим папой, ласково гладящим дочь по волосам или щечке.

– Мне действительно жаль, что всё сложилось так, как сложилось. До свидания, элле. Для тебя эта комната всегда открыта. – Забрал шкатулку и папку, развернулся и покинул лабораторию.

Демон сожалеет… и она верит. Он искренен, с ней, по крайней мере. Мэй уверена. Хотя откуда эта уверенность взялась?

Кристофер!

Девушка бросилась вниз по лестнице. Вихрем миновала коридоры до комнаты брата, влетела без стука.

– Прости, просто я отвыкла стучаться и…

Кристофер поднял удивленный взгляд на сестру, оторвавшись от сбора вещей.

– Ты тоже уезжаешь? – растерянно спросила Мэй.

– Тоже? – непонимающе повторил Кристофер.

– Де… – Брат не знает и не поймет. Пока. – Отец уехал… тоже.

– Я знаю. Поэтому и уезжаю сейчас, пока его нет. Я отправляюсь на её поиски.

– А мне ты об этом собирался сказать?

– Я собирался зайти попрощаться.

Крисельда где-то там, с Тоби и драконессой… Куда они полетели – в родной Тоби Эвер, в родную Крисельде Рейну или до сих пор в Вальсии? Не случилось ли чего?

– Я еду с тобой, – заявила Мэй.

– Мэй, ты же только вернулась домой. Тебе лучше побыть здесь, с мамой…

– Я еду с тобой. Я должна убедиться, что у Крисельды всё хорошо, и ведун в пути всегда пригодится. – Девушка улыбнулась и добавила последний аргумент: – К тому же тебе меня всё равно не переспорить и не удержать.

Кристофер задумчиво посмотрел на сестру, махнул рукой.

– Собирайся. Только быстро и тихо.

 

– – –

 

Бедная голова! Сейчас с ней обязательно случится что-то нехорошее!

– О вестральском корпусе известно не так много, как хотелось бы, – посетовал Эсмонд, водружая на стол стопку книг в половину моего роста. – Здесь те, в которых упоминания о корпусе могут быть более или менее полезны.

Да-а, читать не перечитать. А какой-нибудь один, зато полностью охватывающий тему опус этому славному учреждению посвятить не могли?

– А если совсем кратенько? – осторожно попросила я. – Основное, так сказать?

– Кратенько? – Ведун критично обозрел книжную башню. – С момента объявления себя независимым княжеством Вестралия была совершенно ничем не примечательной страной, и корпус её располагался в отдельном крыле при замке тогдашнего правителя. Однако тридцать четыре года назад корпус неожиданно начал расширяться: отстроил новый комплекс возле столицы княжества, стал принимать учеников и вербовать ведунов по всему континенту. У Вестралии появились воздушные корабли, а сила вестральских ведунов удивляла даже бывалых магистров.

А тут уже определенный почерк намечается.

– Среди них появился демон. Он взял захудалый корпус захудалой страны и превратил его в силу, с которой хочешь не хочешь, а приходится считаться. Теперь он нашел паршивенькое племя кочевников, дал им корабли и оружие и сделал своей маленькой армией.

– Официально только две страны заключили союзы с кочевыми – Фловва и Лианьшийская империя.

– С Койотами союз заключала не Вестралия, а сам корпус. А с Орками… – Холдан под прикрытием Ренье. Вынужденно, правда. Тогда вопрос – зачем Оркам добавлять в партнеры племя, за которым уже стоит целая страна?

– Его величество не одобряет связи лорда Ренье с кочевыми, – пояснил Эсмонд. – Здесь вы правы: фактически, подобно вестральскому корпусу, Ренье получил в своё распоряжение армию.

Только сильно сомневаюсь, что Орки станут сражаться за вальсийских лордов.

Союз Холдана с племенем лишь ширма, скрывающая сделку между старым вождем и пожирающим. Периодическое явление варваров в Вальсию надо же как-то объяснять.

– Номинально – да. Давно заключены официальные союзы?

– Лианьшийская империя договорилась пять лет назад, тем самым избавив приграничные территории от набегов степняков. Фловва – в прошлом году.

– Странно, что Имперский союз до такого не додумался.

– Император считает кочевых не слишком надежными союзниками.

Значит, как и говорила Андренна, в число недовольных входят имперцы, Вальсия и, возможно, соседи Фловвы. И – такой вариант тоже нельзя исключать – некто пока общественности неизвестный.

Дверь в наши с Рин комнаты, благородно выделенные корпусом в секторе магистров, тихо открылась и на обрамленном короткой аккуратной бородкой лице Эсмонда расцвела счастливая улыбка.

– Леди Дарин! – обернулся ведун к вошедшей девушке.

– Магистр! – Подруга вопросительно покосилась на меня. – Не ожидала вас здесь увидеть… живым.

Зато он может книги из библиотеки брать на вполне законном основании!

– Леди Найда попросила помочь в её поисках.

– Да? И что же леди Найда опять ищет?

– Вчерашний день, видимо, – призналась я.

– Магистр, вы не могли бы оставить нас?

– Да-да, разумеется. Леди Найда, леди Дарин.

Я вяло махнула рукой из недр кресла. Ведун поклонился Рин и вышел.

– Ко мне заходила астральная проекция ведуньи старого вождя и сообщила, что Райнеру нужна моя помощь, – поделилась я.

– Мне пришло сообщение из Эвера. Ева собрала вещи и вместе с Аурисой и Паном отчалила к Ричарду.

К этому своему принцу? Да ещё в компании русалки и представителя подземного народца?!

– Отчалила?

– Села на водный корабль и вдоль побережья до Флорансии.

– А где эта Флорансия вообще находится? – опешила я.

– На побережье между Вальсией и Лирой, – восполнила мой пробел в географии подруга.

– Ты же вроде говорила, что отца Ричарда свергли и убили, а самому принцу с матерью пришлось бежать из страны.

– А принц на днях, оказывается, сверг узурпатора.

Когда успел-то?

– Не без помощи Евы, – уточнила Рин. – Его драгоценная матушка так обрадовалась, что сын наконец-то сидит на законном троне, что немедленно объявила об открытии ярмарки невест.

Какое шустрое семейство!

– А-а… Спасибо Еве кто-нибудь сказал?

Девушка пожала плечами. Подозреваю, что нет.

– Слушай, разве его мать не пыталась женить принца на Еве, когда их по доброте сердечной приютили в Эвере?

– Тогда Ричард был нищим принцем-изгнанником. Ни денег, ни статуса, ничего, кроме происхождения и симпатичной мордашки. А теперь он целый король маленькой, но гордой страны, – с легким презрением напомнила Рин.

– И леди родом из захолустной Лидоры превратилась в неподходящую невесту, – мрачно закончила я. Хуже честолюбивых папаш только честолюбивые мамаши! Папаши пытаются продвинуться за счет отпрысков, мамаши стараются всеми правдами и неправдами продвинуть любимое дитятко. И если потребуется избавиться от неугодной девицы, избавятся запросто.

– Мне надо срочно вернуться в Эвер, – вздохнула подруга. – Евы нет, Тростены летят сюда за Росанной, Донован опять где-то в Железном мире. Её величество Дейдре обещала кого-нибудь прислать, но этого кого-то надо встретить, ввести в курс дела… Мне откроют одиночный портал, так что я быстро, надеюсь.

День определенно не задался.

Рин взяла самое необходимое и, пообещав уложиться в пару дней, а по возращению совместно заняться поисками Райнера, ушла. Я осталась в комнате – для надежности, а то мало ли кому захочется посмотреть на ценный образец, а верной защитницы пока рядом нет, – и уткнулась в принесенные Эсмондом книги. Вечером пунктуально заглянула Росанна с вопросами о насущном. Отказываться я не стала, хотя особого желания разбираться в однозначно бесперспективной влюбленности девушки не было. Впрочем, в вытянутых картах ничего совсем уж печального я не увидела, молодой ведун явно настроен решительно, Росанной очарован, может, даже влюблен. Девушка вдохновилась и, краснея, шепотом спросила о самом главном – замужестве. Да не женится Ян на ней, это и без карт ясно. Карты со мной согласились. Росанна нет. Заявила, что они любят друг друга, и Ян уже пообещал девушке спросить мнения своих родителей. А мне-то какое дело? Своя сердечная драма имеется. Короче, плюнула я и выпроводила Росанну за дверь.

Затем принесли ужин. До полуночи я читала, потом всё-таки решила лечь спать. Снилась почему-то темноволосая смуглокожая девушка, какой стала Сир в человеческой форме. Бывший фамильяр смотрела с мольбой и беззвучно шевелила губами, но разобрать хотя бы слово я не смогла. Зато дятлы какие-то вдали стучат… настойчиво…

Ох ты ж мать моя… Который сейчас час?

Тук-тук-тук.

Ну прямо как в Лидии. Обязательно какому-нибудь умнику приспичит шуметь посередь ночи.

Я перевернулась на другой бок, к открытому окну. А-ааа!!

– Наконец проснулась, – заметила драконья голова, просунувшись в окно.

– М-мама… – выдавила я, резко сев в постели.

– Разумеется, мама, – согласилась голова. – Счастливая мама двоих малышей.

Крис же говорила, как зовут чёрную драконессу…

– Эльга?

– Она самая. А ты бестолковая веда, я помню.

– А-аа…

– Твои друзья тебя ждут в городке возле корпуса.

– К-какие друзья? То есть Крис и Тоби?

– И ещё Сигрид.

Сигрид с ними?

– Что-то случилось?

– Можно и так сказать. Давай пошустрее, на территории корпуса меня легче заметить. Глазастых много, – поделилась драконесса и убрала из окна голову.

Я вскочила с постели, заметалась по комнате. Взять что-то с собой или как?

– Слушай, – выглянула я в окно. – Это надолго?

– Кто знает?

Когда уезжаешь на день-другой, всегда есть вероятность застрять на неделю в каком-нибудь прекрасном далёко с плохими дорогами, поэтому лучше заранее подготовиться. Я выгребла из шкафа сумку, торопливо покидала туда всё, что показалось мало-мальски нужным и в принципе помещалось, сунула свою старую колоду и подаренную Райнером, футляр с очками, книгу о детках. Осмотрела комнату и оделась сама, спрятала под блузку клык неизвестного зверя на шнурке – знак собственности Райнера. Вне племени знак моей принадлежности вождю можно и не носить, но расставаться с ним почему-то не хотелось. Так, вроде всё взяла. А если Рин вернется раньше? Да и Эсмонд хватится «любимого» кролика уже днем…

– Человеки, почему вы всегда так долго собираетесь? – возмутилась Эльга снаружи.

– Я собралась, но мне нужно написать записку.

– Ты там историю мира записываешь, что ли?

А говорят, драконы терпеливы. Врут всё.

– Готова. – Я прижала уголок записки вазой, схватила сумку и бросилась к окну.

Драконесса подставила шею. Я осторожно перебралась с подоконника на драконий хребет, устроилась с максимальным удобством между пластинами гребня. Эльга расправила крылья, взлетела.

– Тут же куча охранных заклинаний, – спохватилась я. – Как ты сумела миновать их, не подняв по тревоге весь гарнизон корпуса?

– Деточка, охранки местных ведунов и в подметки не годятся защите замка Холдана. Здесь проскочить незаметно – раз плюнуть.

И кстати, раз уж помянули добрым словом Холдана.

– А ты ведь не сказала Крис и Тоби, что Холдан-старший и пожирающий – одно и то же лицо. – Вернее, существо. Человеческая и демоническая ипостась, скорее всего, не сильно походили друг на друга внешне. Хотя я и видела демона в облике человека только мельком и в сумерках, но если судить по реакции Мэй и Кристофера, не признавших в беловолосом монстре родного отца…

– М-м, мне надо было обрадовать принцессу заявлением, что папочка её любимого не только сдал девушку кочевым вместо собственной дочери, но ещё и пришел из мира Огня? И, в продолжение оной логической цепочки, что юноша сам является наполовину демоном? Ты сама-то поделилась догадками с подругой?

– Я позже сообразила. Крис и Тоби уже покинули племя к тому моменту, – неохотно призналась я.

– А теперь поделишься? – не отставала драконесса.

Ох… Да я как-то не ожидала встретить Крис так скоро. И уж точно не предполагала рассказывать девушке страшную тайну происхождения Кристофера.

Башни корпуса остались позади. Я глянула через плечо на мерцающие в ночи огни на крышах и отвернулась. До свидания, корпус Вальсии, мне будет тебя не хва… не хватать твоей библиотеки!

– Молчишь? Вот поэтому и я промолчала.

– А эта детка, которая была с тобой тогда… как её…

– Киеро.

– Да, Киеро. Это ведь леди Арлена, его жена?

– Да. У Белых теней странные представления о любви.

– Получается, детки могут возвращаться к своему прежнему человеческому облику?

– Если достаточно сильны для поддержания второй ипостаси.

Как интересно.

– И иметь детей тоже могут?

– За мужчин не поручусь, сталкиваться не приходилось, но женщины после трансформации забеременеть уже не могут. Кристофер родился до обращения Арлены и на одном ребенке Холданы собирались остановиться. У демонов не принято иметь много детей, один наследник старшего Кристофера вполне устраивал. Никто из них не мог предположить, что к началу обращения Арлена снова будет ждать ребенка. Трансформация вроде прошла успешно, а тут Холдану как раз потребовалось уехать…

– И в этой поездке он встретил отца Райнера, – дополнила я.

– Точно, – подтвердила Эльга. – Кровная клятва, связавшие обоих споры. Не сказать, чтобы по возвращению Холдан сильно переживал по поводу нарисовавшегося внепланового партнера… пока не увидел жену.

– Короче, как говорила одна моя знакомая из Железного мира, он круто попал.

– Амелия особенная. Не просто полукровка, но дитя, рожденное обращенной. Даже мне трудно представить, на что она способна.

Ну почему, представить можно… представить и испугаться.

– А Кристофер?

– Никогда не замечала за ним даже зачатков магического дара.

Природа делала паузу перед Мэй? С одной стороны, хорошо, с другой – кровь демона в жилах молодого лорда всё равно никуда не денется, и пресловутые споры там вполне могут быть. И бывает, дар переходит через поколение… Вот как рассказать об этом Крис? Наверняка в мечтах девушки по-прежнему присутствует «жили долго и счастливо» с Кристофером, дети, внуки…

Темноту внизу разбавили огни города. Драконесса заложила большой круг над крышами, снижаясь, и устремилась на окраину.

– Постоялый двор «Обитель мага», – сообщила Эльга.

– Серьезно? – усомнилась я.

– Дань соседям. – Драконесса мягко опустилась на землю, сложила крылья, и я с сумкой наперевес сползла со спины.

Аж ноги затекли. И чего такого я напихала в сумку?

Кое-как перекинув лямку через плечо, я поковыляла к приветливо освещенным окнам «Обители».

Местная гостиница с многообещающим названием горделиво стояла последним форпостом между прикорпусным городом и собственно ведунским комплексом. Основательное трёхэтажное здание из камня, освещенный фонарями чистый дворик, мощенный плиткой и с цветочными вазонами. Почти как в столице. Питейное заведение на первом этаже, несмотря на поздний час, плавно перетекающий в ранний, ещё работало, хотя единственными клиентами в просторном зале были…

– Найда! – первой заметила меня Сигрид и бросилась навстречу.

Сидящие за стойкой Крис и Тоби сняли с колен дракончиков и тоже метнулись ко мне. Я с чувством скинула багаж на пол и принялась обнимать девушек.

– Найда!

– Крис! Ты остригла волосы?!

– Да. – Крис тряхнула темно-каштановым каре до плеч. – В дороге легче ухаживать за короткими.

Мы с Сигрид переглянулись и синхронно пощупали свои длинные светлые шевелюры.

– И меня обнимите, – влез к нам Тоби.

Я охотно повисла у парня на шее. Ещё полгода назад мечтала, чтобы Тоби уехал куда-нибудь подальше и на глаза мне не попадался, до такой степени надоело его навязчивое внимание и ухаживания. А теперь… демоны побери, да я по нему скучала!

Два дракончика, чёрный и серый, радостно попискивая, кружили над нашими головами, но неожиданно спрятались за спиной Крис. Девушки нахмурились, я отстранилась от Тоби.

– Натискались?

Та-ак, а Алдрэд что здесь делает?

– Леди Мэйнард, – церемонно и с откровенной насмешкой поклонился мне младший вождь Орков. – Можем наконец-то продолжить беседу?

Какую ещё беседу?

– Разумеется, – величественно кивнула Крис.

Мы прошли к дальнему столу, расселись.

– Думаю, леди Мэйнард, вам будет интересно узнать, что Райнер покинул племя вечером того же дня, что и вы, – начал Алдрэд, потянувшись к одной из стоящей на столе кружек.

Что же сказала Райнеру Андренна? И почему мужчина даже не намекнул, что тоже уезжает? С одной стороны, это объясняет, почему вождь не препятствовал моему бегству, с другой – а вдруг ему потребовалась бы помощь веду… тьфу, ведьмы? Или он не хотел, чтобы я увязалась вместе с ним?

– Вы не удивлены, – отметил Алдрэд, не дождавшись от меня хоть какой-то реакции. – Уже знаете?

– Знаю.

– Откуда? Вернее, от кого?

– Секрет фирмы, – процитировала я Хиону.

– Пусть так, – не стал выпытывать имя информатора мужчина. – Улетая, Райнер заверил, что разберется со всем в кратчайшие сроки, а корабли взяли курс на север. Через четыре дня пришла весть, что поселение, где жил Алгернон, попросту стерли с карты Вальсии.

Что-о?!! Что значит – стерли?!

– Магический удар оставил на месте деревни выжженный пустырь с остовами домов.

– А… А люди? – внезапно севшим голосом спросила я.

– Выжило только несколько человек, в момент удара находившихся вне поселения. Они рассказали об огне, обрушившимся на дома с ясного неба.

Мама, мамочка… Погибли люди… И если Райнер поехал к отцу, то он мог там находиться, когда…

Стоп. Андренна просила отправиться к Райнеру уж явно не для того, чтобы цветочки положить на место упокоения. Не мог он там погибнуть, и всё! И ещё…

– Вы же говорили, что не знаете, куда уехал старый вождь, – напомнила я.

– Выходит, соврал, – спокойно ответил мужчина, невозмутимо глядя мне в глаза.

У-уу!! Булыжник надо было брать, а лучше валун целый!

– Я лично осмотрел тот пустырь. Огонь не оставил от людей ничего.

Естественно. Как и любое магическое оружие массового поражения. Но для столь мощного удара требуются не меньше трёх-пяти сильных ведунов… или демонический корабль пожирающего.

– Судя по вашему лицу, вы, как и я, тоже считаете, что Райнер не мог погибнуть во время удара. Собственно, зная этого старого лиса, думаю, что и Алгернон жив.

И астральные проекции с того света не приходят.

– Все мы знаем, что Алгернон заключил опасную сделку. – Алдрэд откинулся на спинку стула, обвел нас благодушным взглядом. – Но старому Холдану нет нужды убивать его после стольких лет, тем более что дочку обратно он получил, может, конечно, не такую свежую и невинную как прежде…

В глазах Тоби мелькнуло что-то нехорошее, но парень сдержался. Правильно. Да и, будучи связанным со старым вождем через споры, пожирающий не может убить «партнера» лично. Что, правда, не отменяет возможных действий через третьих лиц.

– Давайте обойдемся без лишних отступлений, – сухо заговорила Крис. Чёрный дракончик высунул узкую любопытную мордочку из-за плеча девушки. – Для чего вы собрали нас здесь?

– Будем откровенны. Я не ведун и вполне мог пропустить либо не заметить какой-то важной детали, увидеть которую способен только одаренный.

– А вальсийский корпус? – удивилась я. – Разве он не осматривал сожженную деревню?

– Осматривал. Правда, результатами не поделился. Я надеялся, что вам известно больше, однако вижу, что вы вообще первый раз об этом происшестви слышите.

Ни мне, ни Рин никто ничего не рассказывал! И это понятно – мы всего-навсего гостьи, к тому же подданные лидийской короны, у которой с Вальсией сложные и местами противоречивые отношения.

– Я хочу осмотреть место ещё раз и вместе с ведуном. – Алдрэд сделал из кружки глоток, судя по запаху, пива и испытующе посмотрел на меня. Дай угадаю, что тебе нужно – помощь уж если не ведуньи, то хотя бы ведьмы. – К сожалению, все мои знакомые ведуны находятся далеко отсюда, от шаманов племени толку мало, поэтому я решил обратиться к вам, леди Мэйнард. Хотя, честно говоря, я надеялся, что вы прилетите с вашей подругой.

– Леди Дарин занята, – отчеканила я.

– Тогда воспользуемся тем, что есть. Ехать недалеко – всего два дня пути.

– А мы тут тогда зачем? – поинтересовалась Сигрид.

– Мне нужен только один из вас, – неопределенно качнул кружкой мужчина. – Чтобы у леди Мэйнард был повод прилететь сюда, ну и, раз очаровательная леди Дарин не почтила нас своим присутствием, чтобы у Найды был компаньон в пути. И лишь дракон мог незаметно проникнуть на территорию корпуса, и лишь со знакомым драконом Найда могла отправиться неизвестно куда.

– Что же вы к Фрэнгу не обратились? – не удержалась я.

– Наш общий крылатый знакомый предпочел искать истину самостоятельно. – Алдрэд допил пиво, поставил тару на стол и поднялся. – Выезжаем на рассвете. Кто из вас отправится с нами, решайте сами, но имейте в виду – в нашем распоряжении три лошади и на одной из них еду я.

Ну это просто…. просто… ни в какие рамки!

– А моего согласия спросить вы не хотите? – справедливо возмутилась я.

– Зачем? – искренне изумился мужчина и, сняв висящий на спинке стула камзол, вышел из зала.

– Варвар! – Единственный приличный эпитет в адрес этого гада. Прочие при принцессах не произносятся. А самое мерзкое – сожженная деревня зацепка, место, откуда можно начать поиски, ведь где в таком случае искать Райнера просто непонятно.

– Ну и кто поедет? – спросила Сигрид.

Тоби поднял руку.

– А почему ты? – не поддержала энтузиазма парня Сигрид.

– Потому что я мужчина и могу позаботиться о Найде. Едва ли в случае возникновения непредвиденных проблем Алдрэд станет её защищать.

– С первым тезисом я бы поспорила.

– Мы все поедем, – возразила Крис. – Я не оставлю Найду одну с Алдрэдом и тоже хочу узнать, что произошло в той деревне и жив ли Райнер, даже если ради этого мне придется идти пешком.

Серый дракончик, прятавшийся у Крис на коленях, выглянул из-за края стола, пронзительно пискнул.

– Не придется, – заверила я.

 

 

Глава 2

 

К хорошему быстро привыкаешь. Меньше недели в тепле и комфорте корпуса, и привычка ложиться за полночь и вставать к полудню стала естественным явлением. А тут легла поздно, встала… чересчур рано, глаза слипаются, голова болит. И ещё жутко неохота куда-либо тащиться. Тем более в сомнительной компании Алдрэда.

Мы с Крис и дракончиками вышли из гостиницы ещё до рассвета и отправились на ближайший пустырь звать Эльгу. Дорогой девушка рассказала, чем занимались они все эти дни. Полетали по Вальсии, даже достопримечательности успели немного посмотреть. Потом по светлому предложению Тоби засобирались-таки в Эвер, но напоследок решили проведать меня. Прилетели сюда и начали думать, как вызвать меня из корпуса, и тут нежданно-негаданно случился Алдрэд. Друзьям – а особенно драконессе – мужчина сильно обрадовался и сразу внес свежую идею о возможном варианте связи со мной. Я осторожно спросила у Крис, не было ли каких вестей от Кристофера, однако девушка лишь отрицательно покачала головой.

Замысел Алдрэда Эльге не понравился, но, как я и предполагала, оставлять Крис драконесса отказалась, согласившись ещё немного поработать транспортом.

Едва первые лучи солнца пробились над горизонтом, со стороны города появились два всадника.

– Что, он тоже едет с вами?! – возмутилась Эльга, заметившая всадников куда раньше нас.

– Кто? – не поняла я.

– Пепелосец!

Кто-кто?

Всадники подъехали к нам, спешились. Сигрид сразу передала поводья своей чёрной лошади Тоби и подошла к драконессе. Мать моя!

– Хаос?

– Человечка, – поприветствовал демон, одарив меня недобрым взглядом красных очей.

– А ты что здесь делаешь?

– То же, что и вы – хочу узнать, что стало с моим господином.

– Говори за себя, пепелосец, – влезла Эльга. – Лично мне абсолютно всё равно, куда там провалился ваш могучий вождь. Я здесь только ради принцессы.

– Где Алдрэд? – нахмурилась Крис.

– Отдал нам лошадей… – Хаос перевел ставший совсем уж нехорошим взгляд на Тоби, парень кашлянул и торопливо поправился: – Лошадь и демона и велел ехать к вам. Сказал, что задержится.

И зачем тогда, спрашивается, вскакивать спозаранку?

– Давайте пока решим, как поедем, – внесла конструктивное предложение Крис.

– Я на него больше не сяду, – выразила честное мнение Сигрид.

Я бы тоже не рискнула. Особенно без Райнера.

– С Хаосом поеду я, – заметила Крис. – Ты согласен?

– Тебя я повезу, – подтвердил демон. – Остальные пусть держатся от меня подальше.

– С превеликим удовольствием, – поддержала нас с Сигрид драконесса. – Девочки, вы со мной?

Мы кивками выразили своё горячее согласие лететь именно с Эльгой. Тоби осталась смирная гнедая кобыла, и на том обсуждение было закрыто.

Алдрэд почтил нас своим явлением минут через сорок, когда мы успели и перекусить привезенными Тоби из гостиничной таверны бутербродами, и походить по окрестностям на посошок, и обругать непунктуального вождя всеми доступными более-менее приличными словами. Драконесса и Хаос перебрасывались колкими репликами, Сигрид почему-то нервничала, я опасалась, что меня хватятся раньше срока и пришлют кого-то за беглым «кроликом» прежде, чем мы успеем отъехать на достаточное расстояние. Конечно, не настолько уж я там всем нужна, и гоняться за ценным подопытным материалом по всей Вальсии корпус вряд ли будет, однако пока я рядом с комплексом, вернуть меня проще простого, и нет гарантий, что вальсийские ведуны легко отпустят меня с миром. Лучше убраться подальше и поскорее, дабы у корпуса меньше соблазнов возникало… а этот идейный вдохновитель ещё задерживаться изволит!

– И кто это с ним? Жена? – фыркнула Эльга.

Новая, что ли? И так быстро? Меньше двух недель назад развелся по обычаям кочевых с Шерессой и уже нашел другую?

Сопровождавшая Алдрэда девушка едва ли старше меня. Длинные темно-каштановые волосы заплетены в косу, голубые глаза с интересом рассматривали нашу причудливую компанию, и высокий лоб иногда прорезала морщина, выдавая недоверчивое удивление. Одета практически так же, как и мы – в штаны, блузку и коричневый жилет.

Мы терпеливо дождались, пока всадники подъедут к нам и спешатся, и затем коллективно уставились на Алдрэда, желая что-нибудь ему сказать – как минимум. Как максимум сделать что-то членовредительное. Мужчину же повышенное внимание не смутило, он повернулся к девушке и перечислил, поочередно указывая на каждого:

– Крисельда, Найда, Сигрид, Тоби. Демон Хаос. Дракон Эльга и её детеныши. Вроде всё.

Всё? Где всё-то?! У нас тут далеко не всё, у нас тут ещё и какое!

– Пап, надеюсь, это не твой новый гарем? – полюбопытствовала девушка.

– Гарем? – опешил явно не вдохновленный подобным предположением Тоби.

– ПАП?! – ахнули я, Крис и Сигрид.

– Прошу любить и не обижать – моя дочь Эйлвин, – представил девушку Алдрэд. – И это, к счастью, не мой гарем, иначе я, боюсь, с такими-то милыми цветочками досрочно сошел бы в царство мертвых.

– Дочь? – тупо повторила я.

– У вас есть дочь? – последовала моему примеру Крис.

И её мать определенно не Шересса.

– Красивая, – вынесла вердикт Эльга.

– Благодарю, – улыбнулась девушка.

– Так мы выдвигаемся или ты собираешься ещё каких-нибудь отпрысков представить? – хмуро вопросил Хаос.

– Выдвигаемся, – милостиво разрешил мужчина.

Девушка на секунду повернулась спиной к нам, демонстрируя лук и колчан со стрелами, вскочила в седло.

– Она едет с нами? – шепотом уточнила у меня Сигрид.

– Едет, – подтвердил Алдрэд.

– А зачем, простите? – потребовала объяснений я. И так отряд не маленький набрался, а тут ещё одна девица в наши ряды.

– К сожалению, я редко вижу дочь и наше небольшое путешествие – прекрасная возможность провести время со своим ребенком, – невозмутимо ответил мужчина и тоже вскочил в седло. – Едем?

Настороженно переглянувшись, мы разбрелись по коням, демонам и драконам. Разумеется, едем, вот только куда и зачем на самом деле?

 

– – –

 

– Нам надо как-нибудь назваться. Например, братство… Хотя нет, для братства у нас маловато братьев. Может, сестричество?

– На тебя и Крис в качестве сестер я ещё согласна, но дочь Алдрэда мы не знаем и лично я пока не уверена, что вообще хочу её знать, – возразила Сигрид.

Я глянула вниз, но мерно опускающиеся и поднимающиеся драконьи крылья закрывали мать-землю. Что сказать… придется познакомиться.

– А ещё нам нужна какая-нибудь великая цель, которая объединит нас, таких непохожих друг на друга.

– Желания выяснить, что там с Райнером, тебе мало?

– Цель хорошая, но она же нас не объединяет, верно?

– Верно, – согласилась Эльга. – Мне этот мужик не нравится.

– Он тут вообще мало кому нравится, – вздохнула я. И что он задумал? Нет, догадка-то, в принципе, есть. Если только Алдрэд по удивительной и подозрительной случайности не находился рядом с той деревней во время удара, то корпус наверняка прибыл на место происшествия куда раньше него. Всё осмотрел и закрыл пострадавшую территорию. Сейчас остатки деревни или охраняются вальсийскими ведунами, или, что вероятнее, накрыты защитным пологом. Алдрэд никак не мог осмотреть там что-либо, а значит, опять соврал. Меня он вызвал из расчета, что Рин полетит вместе со мной, ибо нужна ему именно сильная ведунья, а не слабая ведьма-самоучка, которая едва ли в состоянии справиться с профессиональной магической защитой. Потому и лошадей три, и Хаос как раз не отказался бы везти младшую царевну-сильфиду. Брать с собой весь «гарем» младший вождь, скорее всего, не планировал… хотя большой вопрос, зачем он взял в путешествие дочь.

Солнце поднялось над горизонтом, постояло в зените и начало клониться к закату. Каждые три-четыре часа мы делали остановку – размять ноги и дождаться отстающих конных. Даже неторопливо драконесса всё равно летела быстрее идущей рысью наземной части нашего импровизированного отряда. Эльга вообще заявила, что может доставить нас до места за полдня и обозвала конных «сухопутными крысами». Мы с Сигрид улыбнулись в ответ, но повторять замечание драконессы остальным, конечно, не стали. На очередной остановке я сверилась с честно прихваченной из корпуса картой и с облегчением убедилась, что на нашем пути пока не предвидится густых лесов, бурных рек и прочих труднопреодолимых для наземных всадников препятствий. Эльга пролетит и не заметит, а друзья внизу что будут делать?

Заночевать решили в небольшой роще. Походные радости… ненавижу их! И кишащие комарами, а то и змеями кусты, и сбор веток на костер, и сон на практически голой земле под открытым небом. Хорошо хоть, хищное зверье, буде в округе таковое, демонических коней не сильно любит и, почуяв издалека, наверняка обойдет стороной.

Я решила присмотреться к Эйлвин. Девушка вполне ожидаемо держалась рядом с отцом, впрочем, мы тоже не горели желанием общаться с новенькой. При первой же возможности я отвела Хаоса в сторонку и пристала с расспросами о житье-бытие в племени.

– И что ты хочешь услышать? – хмуро поинтересовался демон. – Как и сказал Алдрэд, Райнер покинул племя вечером того же дня, что и вы.

– Подробности, – уточнила я. – Алдрэд остался в племени?

– Да.

– А почему Райнер тебя не взял? – Не пешком же мужчина пошел!

– «Звезда» быстрее.

– Какая «звезда»? – растерялась я. Ту, что осталась после нападения Койотов, я разбила перед приснопамятным вручением «подарочка».

– Чёрная, на которой вернулась Мэй.

А-а, транспорт пожирающего! И Райнер смог самостоятельно управлять «звездой»? Как?! Для этого же нужен дар, хоть чуть-чуть магии!

– И по какому случаю такая срочность? – Ладно, позже будем разбираться с возможностью вождения «звезд».

– Не сказал.

– Что было потом?

– Ничего.

– А откуда Алдрэд узнал об уничтожении деревни?

– Думаешь, он кому-то рассказал об источнике? В племени об этом знали я и Фрэнг, остальных Алдрэд не проинформировал, чтобы не породить неизбежную грызню за власть. Малейший намёк, что вождь мог погибнуть, и старшие сыновья вцепились бы в глотки друг другу, совету и Алдрэду в попытке занять освободившееся место.

Король умер – но трон-то стоит! Дальше традиционно начинается увлекательная, жестокая и кровавая игра под названием «Кто следующий?». Я огляделась, надеялась, что лишних ушей поблизости не наблюдается, и, понизив голос, спросила:

– Скажи честно, Алдрэд действительно был в той деревне?

– Был. Там защитный купол и охрана.

Вот… сволочь!

– Он что, серьезно полагает, я смогу его снять? И охрану за компанию?

– Он рассчитывал на царевну.

А с Рин облом вышел, как сказала бы Хиона.

– И на кого он рассчитывает теперь?

– Вот и мне любопытно, – согласился Хаос и внезапно насторожился.

– Что? – не поняла я.

Из-за ближайшего к нам дерева бесшумно выступила Эйлвин с луком наготове в руках. Глянула на нас и качнула головой. Да что такое?

– Там кто-то есть, – шепотом сообщила девушка для особо одаренных в моём лице.

– Кто?

Эй, а демон куда пошел? Ловить неизвестного?

Хаос почти мгновенно растворился в ночном сумраке, оставив меня наедине с дочерью Алдрэда. Эйлвин всмотрелась в подмигивающее из-за деревьев пламя костра на нашей стоянке, мельтешащие возле огня фигуры и бесстрашно шагнула в сторону. А как же я? Не надо меня тут бросать в одиночестве!

– Ты же вроде ведунья? – уточнила девушка.

– Я ведьма, – привычно внесла ясность я.

– Разве есть разница?

– Есть. И немаленькая.

Эйлвин осторожно шла в обход рощи, я кралась следом. Ветер приносил голоса Тоби и Крис, запах какой-то бурды, которую варил Алдрэд, – будем надеяться, она действительно так съедобна, как обещал мужчина. Неожиданно зыбкий сумрак впереди шевельнулся, уплотняясь в чёрный силуэт. Эйлвин резко выпрямилась, подняла лук. И да будет свет!

Огонёк вышел на диво бледным и чахленьким, осветив всё в радиусе двух метров нездоровым зеленоватым сиянием. Ой! Хотя пока и так сойдет.

Силуэт замер, медленно повернулся к нам. Выпутал из складок чёрного поношенного плаща руку, подчеркнуто неторопливо откинул низко надвинутый капюшон. Мать моя…

Длинные белые волосы обрамляли бледное мужское лицо с зелеными, горящими каким-то фанатичным огнем глазами. Обращенный!

– Ве-еедьмочка… – протянул обращенный тоном только что поднятого и жаждущего исключительно человеческих мозгов умертвия.

Мама дорогая, роди меня обратно!

– Ты его знаешь? – спросила Эйлвин, не сводя взгляда и нацеленной стрелы с демонической детки.

Боги упасите!

– Н-нет… – И знать не хочу! Семейки Мэй хватило с головой!

– Кто ты и что здесь делаешь? – обратилась девушка к незнакомцу.

Обращенный ещё несколько убийственно-долгих секунд рассматривал меня жадным взором и лишь затем удостоил вниманием Эйлвин. Равнодушно оглядел, явно делая выводы в отношении одаренности девушки и определенно не впечатлившись оружием в тонких девичьих руках.

– Пустышка, – поделился частным мнением незнакомец.

– Это обращенный, детка пожирающего жизнь, – пояснила я.

Незнакомец как-то совсем уж нехорошо усмехнулся и Эйлвин выстрелила. Сразу выхватила и наложила на тетиву другую стрелу, но обращенный на удивление ловко увернулся от первой и метнулся за деревья. Сверху спикировала крылатая тень.

– А-ааа!!

Эйлвин поморщилась.

– Пекло ядра! – зло прошипел Хаос, приземляясь. – Кончай верещать, идиотка!

А я по делу верещу, между прочим! Надо ведь привлечь внимание остальных.

Кусты затрещали, пропуская Тоби с мечом наголо, Крис и Сигрид. Алдрэд, вероятно, остался доблестно сторожить похлебку. А ну как детка надумает приобщиться к кулинарным талантам младшего вождя?

– Что случилось? – обеспокоенно спросила Крис, пока Сигрид и Тоби осматривались в поисках неизвестного врага.

– Обращенный, – отозвалась я.

– Что?

– Какой обращенный? – обернулась ко мне Сигрид.

– Ну как какой? Обычный. Белые волосы, бледная физиономия, глаза зеленые и сумасшедшие.

– Мужчина, высокий и худощавый? – вдруг потребовала деталей Сигрид.

– Мужчина, высокий, телосложение не демонстрировал.

– Чего хотел? – полюбопытствовал Тоби.

– Эйлвин спросила, но он не ответил. Постеснялся, наверное.

– Кажется, я его уже видела, – призналась Сигрид. – Тогда на дороге, перед тем, как вы, – девушка указала на Крис и парня, – меня подобрали.

То есть в день нашего коллективного разбегания?

– Это Леметриас, – просветил нас Хаос.

– Кто? – не поняла Эйлвин.

Тот самый обращенный, продержавший три года на своём острове Мэй? Это он?!

– Я думала, он исчез, – заметила Сигрид.

– Он следил за Мэй всё время, пока она находилась в племени, – пояснила Крис. – На её и Райнера свадьбе я столкнулась с ним. Но что он делает здесь, если Мэй улетела с родными?

– Простите, – вмешалась Эйлвин. – Я тут новенькая и не понимаю, о чем вы толкуете.

Мы переглянулись и повели девушку к костру рассказывать страшные сказки из жизни отдыхающих. Кто знает, в каком свете всё представил Алдрэд и говорил ли мужчина дочери вообще, кто мы и ради чего собрались.

Истории затянулись допоздна. Хаос согласился охранять наш сон всю ночь – отдых демону требовался в гораздо меньшем количестве, нежели обычным лошадям, а Эльга с детьми предпочла ночевать подальше от пепелосца. Сама ночь прошла относительно спокойно, а утром мы продолжили путь.

Со всем возможным удобством устроившись на драконьей спине, я надела очки и принялась листать прихваченную из корпуса книгу о детках. Как я и просила, Эсмонд приволок книжицу небольшую и довольно тонкую. Первую половину занимала историческая часть. Итак, если кратенько, культ поклонения пожирающим, или Белым теням, зародился в такой глубокой древности, что точная дата благополучно затерялась в веках. Существовала легенда, весьма трогательная, кстати, что якобы первой обращенной была девушка, в которую влюбился очередной залетный пожирающий. Заражение спорами произошло случайно, когда на демона и его возлюбленную напали и она, перевязывая его раны, нечаянно смешала свою кровь с демонической. Естественно, по легенде девушка «подарочка» не оценила и, после долгих и безуспешных попыток вернуться к человеческому облику, решила проблему радикально, спрыгнув с обрыва на острые скалы. Прыгнуть-то прыгнула, но, как говорится, адюльтер при дворе не скроешь и другие пожирающие быстро смекнули, как можно использовать особенности своей крови. С той поры Белые тени начали как плодить деток, так и снисходить до полезных членов культа и одаривать их маленьким количеством спор. Произвести на свет детку задача не из легких, требующая времени и с большой вероятностью, что избранный процесса трансформации не переживет. Иногда они умирали сразу, иногда превращались в жаждущих крови и плоти чудовищ. Та же безрадостная участь могла ожидать и зараженных частично – если демон передавал слишком много спор, и они начинали изменять осчастливленного. О второй ипостаси деток в книге не упоминалось, зато говорилось, что, будучи высшими демонами, сами пожирающие могли принимать человеческий облик.

– Думаю, он нас преследует, – внезапно сказала Сигрид.

– Кто – Леметриас? – Ну и имечко всё-таки!

– Да. Не пойму только, почему нас, а не Мэй.

– Может, не хочет сталкиваться с пожирающим? – У Холдана, поди, вся недвижимость защищена получше королевского дворца и, куда бы ни отвезли Мэй, детке до неё не добраться. А уж учитывая, с какой «ласковой» интонацией пожирающий упоминал о растлителе дочери, то уверена, что при личной встрече с демоном быстрая смерть обращенного точно не ждет.

– С Холданом связываться себе дороже, – заметила Эльга. – Правда, Найда?

– Горькая, – подтвердила я.

– А при чем здесь ты и Холдан? – удивилась девушка.

Что ж… Если уж не Крис, то хотя бы Сигрид надо рассказать о родителях Мэй и Кристофера.

Девушка не перебивала и ни о чем не спрашивала, пока я говорила, а драконесса дополняла. И лишь когда мы обе умолкли, покачала головой.

– С одной стороны, они должны знать правду, а с другой… не уверена, хотела бы я знать, что отец моего любимого Белая смерть.

Тоби, конечно, проще: вряд ли парень собирается жениться на Мэй, не говоря уже о разделяющей их социальной пропасти, да и самой леди Амелии не нужны сейчас близкие отношения с любым мужчиной. А вот Крис…

Она верит. Ждет. А в наследство Кристофера входят не только земли, замки и состояние, но и споры интригующим довеском.

– Снижаемся? – предложила Эльга. – А то наши сухопутные крысявки опять безнадежно отстали.

Среди холмов внизу мелькнули крыши домов и я, закрыв книгу и сняв очки, торопливо коснулась шершавой чёрной шеи.

– Можно высадить нас у во-он того поселения? Пока остальные нас догонят, как раз успеем прогуляться и посмотреть, что здесь и к чему.

Драконесса послушно приземлилась за ближайшим к поселению холмом, вручила нам чёрного дракончика по имени Дейтра – серый, Ройден, ехал с Крис, – и велела внимательно смотреть по сторонам, не садиться в повозки к незнакомцам и не искать лишних приключений на наши многострадальные пятые точки. Мы клятвенно заверили «мамочку», что непременно будем паиньками, и отправились гулять.

Поселение оказалось нечто средним между крупной деревней и маленьким городом. За добротными деревянными домами на окраине начинались основательные каменные, местами даже в два этажа. Во многих на первом этаже располагались лавки и мастерские, и мы не отказали себе в удовольствие пройтись по торговым точкам. В одной лавке решили взять по завлекательно пахнущему пирожку с мясом и, пока я без особого результата шарила по карманам куртки в поисках случайно завалявшейся мелочи, Сигрид достала кошелек и заплатила.

– Откуда у тебя деньги? – спохватилась я на улице.

– Тоби дал. – Девушка отвела руку с пирожком в сторону, подальше от сидящего на её плече любопытного дракончика. Дети Эльги уже умели становиться невидимыми для глаз неодаренных, но когда существо размером с кошку и ещё маленькими, однако вполне острыми зубами тянется к твоей еде, незамеченным это для тебя не останется. – И мне, и Крис.

– А у него откуда деньги? – Разве что накопления какие в портках припрятал, но на мою память у парня и в Эвере лишний монетки не водилось, откуда уж заначке на корабле варваров взяться.

– Полагаю, от Алдрэда. Как и меч, впрочем. Я так подозреваю, он Тоби профинансировал ещё перед его с Крис отлетом.

– И с каких это пор Алдрэд заделался покровителем и благодетелем? – А вкусный пирожок.

– А если они с Алдрэдом заключили сделку?

– Прошти? – Не упоминайте при мне всуе это страшное слово «сделка»!

– Смотри сама. – Сигрид отломила кусочек пирожка и отдала дракончику. – Безусловно, это весьма благородно – дать Крис свободу, а не убить её или продать в другое племя либо в бордель. Этот великодушный поступок даже можно обосновать.

– Алдрэд обосновал, – прожевав, припомнила я. – Дескать, не хочет подставлять племя под гнев Рейны или младшего Кристофера.

– Хорошо. Но свобода Тоби – кому он нужен? У него есть богатая семья, влиятельные друзья? Нет. За него и Крис собиралась просить ты перед Райнером, Алдрэд-то здесь при чем? А если он так заботился о Крис, что предоставил ей защитника в чужой стране, то не проще ли было вернуть принцессу в Рейну, попутно выставив себя благородным спасителем королевской дочери?

Вообще-то неплохая мысль. Что стоило Алдрэду одеться поприличнее, выдать себя за какого-нибудь обедневшего лорда и отвезти Крис на родину? Учитывая финансовое положение страны, вряд ли Рейна озолотила бы младшего вождя, однако как-нибудь да наградила бы и уж точно таким образом Орки избавились бы от возможных преследований. В конце концов, виноват Холдан, а племя так, случайно мимо пролетало.

– Но Тоби нечего предложить Алдрэду, – встала я на защиту приятеля.

– Кроме тебя и твоей подруги Рин. Предположим, приезжает Алдрэд в город при корпусе, а нас там нет. И как бы он вызывал тебя и Рин из корпуса? Письмо написал бы?

– Думаешь, Тоби попросту работает на Алдрэда?

Сигрид пожала плечам.

Неприятно. Как представится возможность, обязательно вытрясу из парня всю правду, и пусть только попробует соврать!

Мы ещё немного погуляли по городу и уже собрались возвращаться на место высадки, когда я заметила объявление. Обычный желтоватый клочок пергамента, такие и в Эвере на столбах встречались, а уж в Лидии ими и вовсе половина стен облеплена. В основном искали жильцов для сдачи пустующей комнаты, учеников в мастерские, разнообразных криминальных элементов для выполнения тюремного плана и предлагали всевозможные услуги. В Лидии как-то раз довелось увидеть даже рекламу публичного дома, причем висел сей аляповато раскрашенный плакат с интригующим перечнем обещанных удовольствий на ограде школы для девочек, которую я с сестрами посещала. С легализацией ведьмовского промысла стали попадаться и предложения услуг магического характера, и поиск берущего недорого специалиста. В большинстве своём дипломированные ведуны считали ниже собственного достоинства тратить время на привороты и изгнание духов назойливых родственников и за подобные мелочи, тем более в деревнях не брались. А в крупных городах если и брались, то требовали такую плату, что иной раз проще смириться с привидением, чем с перемещением непосильно нажитых денег в карман ведуна.

«Срочно требуется ведун для выполнения несложного единовременного задания. Оплата сдельная, задаток и по выполнению».

Почерк аккуратный, каллиграфический. Ниже шел адрес.

– Ты что делаешь? – удивилась Сигрид.

Как что – объявление со стены снимаю. Не запоминать же адрес.

– Мы уже взрослые девочки, – наставительно сообщила я подруге. Уфф, еле отодрала! – Пора переставать зависеть от милостей мужчин. Пойдем посмотрим, что там за несложное задание.

 

– – –

 

Страшно – три года провести на острове с безумцем. Ночью Крисельда долго не могла уснуть, представляя жизнь Мэй с высоким беловолосым существом, мельком увиденным когда-то на свадьбе. Представляя и ужасаясь. Окажись – не дай боги, конечно! – на месте Мэй она и девушка просто сломалась бы, сошла с ума задолго до спасения. Ведь обращенный не только держал Мэй в качестве редкой зверушки и изучал, он ещё и…

Нет-нет, лучше не думать и тем более не пытаться представить, что именно Мэй пришлось пережить. Хотя теперь, когда точно известно, что обращенный где-то поблизости, трудно выбросить подобные мысли из головы.

– Не пойму, чего она на тебя так уставилась? – неожиданно заметил Хаос.

Крисельда обернулась, перехватила взгляд Эйлвин, улыбнулась. Лошадь девушки поравнялась с демоном.

– Просто мне ещё не приходилось видеть настоящих принцесс, – пояснила Эйлвин.

– Принцессы не такая уж и редкость, – возразила Крисельда.

– Не в наших краях.

Крисельда посмотрела на ехавших впереди мужчин и понизила голос:

– Извини за вопрос, но ты ведь родилась не в племени?

– В Лидии. Потом мы с мамой часто переезжали, пока папа не нашел нам дом в прикорпусном городе. Сказал, что девушке моего возраста не дело жить в деревне.

– Чем плоха деревня? – удивилась Крисельда.

– Отсутствием подходящих женихов, – усмехнулась Эйлвин.

– В городе выбор богаче? – фыркнул Хаос.

– Теоретически. И женихи требовательней. Правда, папа дает за меня хорошее приданое, так что многие готовы забыть о моём происхождении.

– Происхождение? – не поняла Крисельда.

– Дочь простой лидийской горожанки и кочевника, никогда не состоявших друг с другом в браке – думаете, это делает меня желанной невестой?

– Прости.

– Ничего. Мне все эти женихи тоже не нравятся. Или глупы, или напыщенны, или годятся мне в дедушки, или могут сойти за младшего брата, – брезгливо передернула плечами Эйлвин. – Лучше уж я одна останусь, чем… с таким всю жизнь.

– Все девицы так говорят, – произнес Хаос.

– Да, наверное, – согласилась Крисельда. Хорошо было знать, что твой жених молод, красив и приятен и что, скорее всего, тебя никогда не коснется суета и неизбежность брачной ярмарки. А с учетом королевской крови ещё и политически выгодных союзов. Если бы прямо сейчас можно было вернуться домой и сделать вид, будто не было этих проведенных в племени лет, не было мнимой смерти и их с Кристофером чувств, за кого попытались бы выдать её родители? Любой ценой заключили бы брак между ней и малолетним наследником Вальсии или сдали бы в Алданию?

Демон поднял голову, всмотрелся в тронутое легкими пушистыми облачками небо.

– Ну и где она?

– Эльга? Обогнала нас. – Надо признать, мало удобств, когда одна часть команды летит на драконе, а другая едет верхом. Эльга жаловалась, что ей приходится слишком медленно лететь, а Сигрид говорила, что на остановках им с Найдой иногда случается ждать по часу, пока наземные всадники их догонят. – Хочешь, я её позову?

– Быстрее мы от этого не поедем.

Серый дракончик спрыгнул с плеча Крисельды на луку седла, огляделся.

– По-моему, где-то здесь должен быть город, – припомнила Эйлвин.

– Мы собирались заехать в город? – уточнила Крисельда.

– По крайней мере, согласно карте мы должны были проехать мимо него.

– А мы часом не заблудились? – нарочито громко вопросил Хаос.

– Ты тут крылатый – вот и слетай на разведку, – отозвался Алдрэд и пришпорил своего коня.

Крисельда бросила встревоженный взгляд на обернувшегося к девушкам Тоби. Молодой человек неопределенно пожал плечами.

Путники поднялись на холм, но с вершины открывался вид лишь на бескрайнее изумрудное море. Гребни таких же холмов тянулись, насколько хватало глаз, во все стороны, теряясь в дымке вдали.

– Большой должен быть город? – на всякий случай спросила Крисельда. Деревенька вполне может затеряться среди холмов или притулиться где-нибудь на склоне.

– Видан? Ну, скорее, городок, но не настолько маленький, чтобы мы его не заметили, – ответила Эйлвин.

– Значит, всё-таки заблудились, – констатировал Тоби и выжидающе посмотрел на мужчину.

– Мы не заблудились, просто немного отклонились от маршрута, – раздраженно поправил Алдрэд.

– Пожалуй, разомну крылья. Крисельда?

Девушка спрыгнула со спины демона, ссадила дракончика на землю, с помощью молодого человека расседлала Хаоса, сняла короткую, скрывающую огромные кожистые крылья попону и залезла обратно.

– Я с вами. – Эйлвин спешилась, сунула поводья Тоби.

– Останешься здесь, Эйли, – непререкаемо возразил Алдрэд.

– Папа! Ничего со мной не случится. – Эйлвин легко вскочила на спину демона позади Крисельды.

– Эйли, немедленно слезь с этой зверюги, – повысил голос мужчина.

Хаос расправил крылья, взмахнул, заставив лошадей шарахнуться в стороны, и взлетел.

– Высоты не боишься? – поинтересовалась Крисельда.

– Нет, – откликнулась Эйлвин, с восторгом оглядываясь. – Я летала только на пассажирском воздушном корабле и то лишь раз. Но это… совсем иначе.

– Конечно, – проворчал демон. – Я вообще-то не корабль.

Внизу расстилалось однообразное покрывало холмов. Зеленые волны сменяли друг друга, но ни города, ни хотя бы деревеньки не было видно. Странно как-то.

– Что-то с пространством, – неожиданно сказал Хаос. – На земле это почти не ощущается, однако с высоты заметны искажения.

Искажения?

– Где? – всмотрелась в холмы Эйлвин.

– Вы не ведуны, вы не увидите.

Найда бы увидела…

– Что это означает? – Вряд ли что-то хорошее.

– Слышали деревенские байки о заколдованных людях, плутающих в трёх соснах? Под нами три сосны – искаженный кусок пространства, попав в который можно бродить до смерти.

Боги! Тоби же остался на земле!

– Надо скорее вернуться!

– Надо найти источник этой дряни, – не согласился демон. – Возвращаться уже бесполезно, мы даже не найдем холм, где остались твои друзья. Любой угодивший в такую ловушку фактически ходит по кругу, причем иногда по очень маленькому кругу, но пространство так искажено, что человеку кажется, будто дорога бесконечна.

О боги, боги…

– А подняться выше нельзя? – предложила Эйлвин.

– Нет. Вам кажется, что мы высоко, а на самом деле находимся гораздо ниже. Всё вокруг иллюзия, бесчисленное отражение отражений в изломанных пространственных гранях.

– Как думаете, Эльга тоже… – Закончить мысль вслух Крисельда не решилась. Что теперь делать? Как выбираться?

– Нет, – резко ответил Хаос. – Скорее всего, драконица ловушку внизу даже не заметила. Наверняка до сих пор летит себе и ухом не ведет.

– Она вернется. – Голос должен звучать твердо и уверенно, нельзя сеять панику… и паниковать самой. Хотя уже хочется. И сильно. – Я могу её позвать… или Рой позовет.

– Ловушка искажает зов. Кто знает, когда она его услышит и что от нас останется к тому моменту.

– И как же ты предлагаешь искать источник, если мы практически стоим на месте? – полюбопытствовала Эйлвин.

– Поищем паука, который сплел эту паутину, – мрачно откликнулся демон. – Уж будь уверена, он прекрасно чует, когда в его сети кто-то угодил, и поспешит навстречу.

– А если он поспешит навстречу к Тоби и Алдрэду? – возразила Крисельда.

– Он гурман. – Хаос внезапно начал снижаться.

Зеленые холмы выглядели безмятежно, даже красиво. И вполне уютное голубое небо над головой. Только странно тихо. А впрочем, что странного, если всё вокруг – лишь иллюзия? И тем более жутким казался чёрный провал, невесть откуда возникший меж холмами. Мерно взмахивая крыльями, демон опускался во тьму, и она поднималась неприступной стеной, поглощала зелень и свет, пока не сомкнулась где-то вверху. Крисельда вцепилась в шею Хаоса, чувствуя, как сжались на её талии руки Эйлвин. Неожиданно тьма отхлынула, словно морская волна, открывая чернильное ночное небо с редкими звездами, темные деревья и чёрный, ощерившийся башнями замок.

– Дешевые фокусы, – презрительно процедил демон.

– Это тоже иллюзия? – удивилась Эйлвин.

Может, это вообще сон? Но, как назло, проснуться не получается.

Хаос опустился на землю, сложил крылья. Вдали послышался глухой рокот.

– Что это? – вздрогнув, прошептала Крисельда.

– Не знаю. – Эйлвин отпустила Крисельду, достала лук и стрелу.

Надо было посадить Эйлвин вперед. От дочери младшего вождя больше пользы, чем от принцессы крови.

Демон медленно поднялся по ступеням широкой лестницы, ведущей к высокой двустворчатой двери. Рокот стих и в наступившей тишине стук собственного сердца вдруг показался Крисельде слишком громким.

Чёрные литые створки с противным скрежетом распахнулись сами. Хаос ступил в длинный, освещенный редкими факелами коридор.

– Может, лучше подождать снаружи? – В конце концов, хрупких девушек никто не упрекнет в трусости.

– По-моему, разница будет невелика, – заметила Эйлвин. – И меня смущает звук, который мы только что слышали.

– Наверное, очередная иллюзия.

– Я четыре года живу в городе при ведунском корпусе и знаю, что это за звук. Это «звезда».

Помощь? Но нет, откуда ей взяться в этом странном месте? Тем более на «звезде». Тогда кто? Действительно иллюзия или паук вышел на охоту?

Подобно холмам коридор не кончался. Тянулись каменные стены, высокий стрельчатый свод потолка терялся во тьме вверху, куда не проникал скудный свет факелов.

– Удивительно, – пробормотала Эйлвин. – В дне пути верхом находится корпус, неужели ведуны не знают об этой ловушке?

– Чем крупнее корпус, тем больше его самомнение и тем меньше он смотрит по сторонам, предпочитая греться в лучах исключительно собственной славы. Вальсия вообще считает себя лучше всех и местный корпус от неё не отстает, – зло пояснил демон и замер.

Коридор не закончился. Он начал меняться: стены отступили, раздвинулись, образуя узкие окна и багряные портьеры. Исчезли факелы, но полумрак немного рассеялся, открывая столик, два кресла с высокими спинками, большой пылающий очаг. Наверное, будь здесь Найда… или Мэй… их не удивило бы стремительно изменяющееся пространство, появляющиеся из ниоткуда предметы. Но Крисельда видела такое впервые. И происходящее всё сильнее напоминало ночной кошмар.

– Слезайте, – тихо велел Хаос.

Девушки спешились.

– Добро пожаловать, прекрасные леди, – прошелестело под сводами. – Давненько у меня не было таких очаровательных гостий. Вы, верно, устали с дороги. Проходите к очагу, присаживайтесь.

– Спасибо, но нам и здесь неплохо, – ответила Эйлвин.

– Отпусти нас и мы, так и быть, оставим тебе твоё убогое существование, – предложил демон.

– Да? – с издевкой протянул голос. – Угрожаете? Фу, как невежливо.

– В сетях твоей ловушки ещё два человека и детеныш дракона, – продолжил Хаос. – Думаешь, его мать сильно обрадуется, когда обнаружит исчезновение отпрыска?

– Детеныш дракона? Интерес-ссно. Но драконы такие жесткие… фу. Пожалуй, пусть ребенок воссоединится с матушкой.

– Я подопечная того дракона, – решила напомнить Крисельда. – А значит, она придет не только за своим ребенком, но и за мной.

– Ты? Ты даже не одарена.

– Драконы сами выбирают себе подопечных, – повторила Крисельда слова Эльги. – Или как иначе с нами могло оказаться её дитя?

– Может, вы его украли? С помощью пепелосца? Говорят, они крадут у драконов яйца… Это редкий деликатес-сс.

Крисельда бросила быстрый взгляд на демона. Нет, потом вернется к этому вопросу.

– Так вы отпустите нас?

– М-м… Нет.

Не то чтобы кто-то надеялся услышать другой ответ… но вдруг?

Внезапно тени вокруг зашевелились, поднялись, приобретая очертания человеческих фигур, двинулись к девушкам и Хаосу. Эйлвин выстрелила в ближайшую, но стрела прошла сквозь чёрное тело, не причинив никакого вреда.

– Тоже иллюзия? – растерялась Эйлвин.

– Да.

– Значит, они нам ничего не сделают? – уточнила Крисельда.

– Не должны. В отличие от того, кто создал их. Стойте здесь. – Демон взлетел.

В то же мгновение фигуры застыли в нелепых позах. Эйлвин наложила на тетиву новую стрелу, огляделась. Крисельда подняла голову, следя за Хаосом, и… О, боги!

– Эйлвин!

– Что?

Крисельда указала на низкий потолок всего в метре над головами девушек.

– Вот демоны, – пробормотала Эйлвин.

Фигуры разом опали, растеклись лужами по полу и лишь одна, стоящая возле самого очага, продолжила изменяться, превращаясь в высокого черноволосого молодого человека в одежде лорда.

– Так намного лучше, не правда ли, милые леди?

Девушки переглянулись.

– Иллюзия? – одними губами спросила Крисельда.

– Проверим?

Стрела рассекла воздух, но незнакомец молниеносным движением перехватил её, грустно осмотрел, осуждающе покачал головой и отбросил.

– Нехорошо, ох, нехорошо нарушать законы гостеприимства. – Он шагнул к девушкам.

Крисельда попятилась и сразу уперлась во что-то твердое. Стена.

Эйлвин потянулась к колчану, но существо резко метнулось вперед, выбило лук из рук девушки, оттолкнув её к стене. Человеческий облик сползал рваными клочьями, обнажая землистую морщинистую кожу, лысый череп с жалкими клоками седых волос, безумные кроваво-красные глаза. Крисельда закрыла рот ладонью, давя готовый сорваться крик.

На фоне ярко пылающего в очаге огня за спиной существа мелькнула тень. Хаос?

Неожиданно существо дернулось и застыло.

– Это моя добыча, – спокойно сообщил возникший позади «паука» беловолосый человек. – И распоряжаться ею буду я.

Существо снова дернулось, захрипело. Человек развернул его лицом к себе, схватил за горло. Крисельда увидела воткнутую промеж лопаток стрелу Эйлвин.

Когда-то на свадьбе Мэй и Райнера лицо случайно встреченного незнакомца скрывал низко надвинутый капюшон. Но длинные белые волосы…

Леметриас.

Существо хрипело и тряслось, пока обращенный с пугающей усмешкой сжимал пальцы на морщинистом горле. Постепенно существо затихло и наконец безжизненно повисло на вытянутой руке детки. Обращенный разжал пальцы, равнодушно посмотрел на рухнувшее к его ногам тело и повернулся к девушкам.

– Ваше высочество, бесконечно рад вновь лицезреть вашу неземную красоту, – насмешливо произнес Леметриас и даже отвесил шутовской поклон. – Как там поживает наш общий друг, лорд Холдан-младший и его прелестная сестра?

А они ещё утром гадали, почему обращенный следил за ними, а не за Мэй… Намного проще добраться до Мэй через невесту её брата, пусть и бывшую.

Эйлвин покосилась на отлетевший в сторону лук и вдруг просто ударила Леметриаса кулаком в челюсть.

– Ты что себе позволяешь, дев…

Закончить фразу обращенный не успел. Наконечник выхваченной из колчана стрелы уперся в шею детки, вынудив его замереть.

– Теперь ты – моя добыча, – пояснила Эйлвин, глядя в удивленные глаза Леметриаса. – Всегда было любопытно, если стрела попадет обращенному в горло, выживете вы или нет?

Крисельда за спиной Эйлвин метнулась к луку, подобрала и посмотрела на бесформенную чёрную кучу.

– Он… оно мертво?

– Думаю, да, – отозвалась Эйлвин.

Поверит на слово. Касаться тела совсем не хотелось.

– Надо разыскать Хаоса и остальных и выбираться отсюда. – Почему-то казалось, что в глубине пусть и иллюзорного замка может затаиться ещё одно такое существо… или даже не одно.

– А я? – подал голос обращенный.

– А тебя оставим здесь, – мило улыбнулась Эйлвин.

Стена, та, в которую Крисельда уткнулась несколько минут… Её нет. Огонь в очаге замигал, окна, портьеры, дальние стены начали исчезать, таять в неверной дымке.

– Что это? – На всякий случай Крисельда встала рядом с Эйлвин.

Леметриас поднял голову, рассматривая расползающийся, словно ветхая ткань, и растворяющийся потолок.

– Этот идиот замкнул всё на себе?!

– Что значит «замкнул на себе»? – потребовала подробностей Эйлвин.

– Это значит, что вся конструкция, все иллюзии питались от его энергии. А теперь он, мать его, сдох и всё разваливается.

– Вообще-то ты его убил.

– Но это же только иллюзии, – напомнила Крисельда. – На самом деле здесь нет замка, а значит, и разрушаться по-настоящему тоже нечему.

– И пола тоже нет, – глянув вниз, добавил обращенный.

Пола нет?!

Вроде бы надежная опора под ногами исчезла и Крисельда с визгом ухнула в неизвестность, успев лишь вцепиться в руку Эйлвин. Короткое падение сменилось болью удара, на мгновение затопившей сознание тьмой. Рядом послышался стон Эйлвин.

На мгновение? Или, возможно, дольше?

– Крисельда?

Она заставила себя открыть глаза. Потолок. Низкий, перечеркнутый балками. Вкрадчивый треск пламени. Рассеянный свет, проникающий через маленькое окошко, наполненный кружащимися пылинками.

– Эйлвин? – Крисельда с трудом приподнялась.

Вокруг маленькая комната, очаг, деревянные стол и лавка, узкая кровать, некое подобие шкафа, дощатый пол усыпан черепками, высохшей травой, каким-то мусором. Истинный облик убежища существа.

Эйлвин сидела рядом, но смотрела не на Крисельду. Наверное, сознание она всё-таки потеряла на несколько минут.

Леметриас стоял перед девушками, скучающе изучая скромную обстановку.

– А был такой шикарный антураж, – вздохнул обращенный и перевел взгляд на девушек.

– Я позову дракона, – предупредила Крисельда. Только бы Эльга услышала, только бы не опоздала.

– Уже боюсь, – усмехнулся Леметриас и опустился на корточки, протянул руку.

Крисельда вздрогнула, попыталась отодвинуться. Страшно – видеть так близко безумные зеленые глаза, кривящую губы жадную усмешку, тянущиеся к лицу пальцы. Знать, что беззащитна перед ним, что находишься в его власти и тебе нечего противопоставить. Как Мэй смогла, как выдержала?

Эйлвин резко оттолкнула руку обращенного.

– Лапы убрал.

Леметриас перехватил Эйлвин за запястье, сжал. Девушка даже не поморщилась. С минуту они буравили друг друга злыми, выжидающими взглядами. Он ведь может убить её… Ну где же Эльга?!

Затем обращенный отпустил руку Эйлвин, медленно поднялся.

– Ладно. Пока я сыт и вы, пустышки, мне ни к чему. Потом побеседуем, – процедил Леметриас, развернулся, перешагнул через тело существа и скрылся за болтающейся на одной петле дверью.

Снаружи донесся уже знакомый рокот взлетающей «звезды».

– Он тебя не поранил? – Вроде Найда говорила, что обращенные не могут, подобно пожирающим, передавать демонические споры, но всё равно страшно.

– Нет. – Эйлвин продемонстрировала невредимое запястье. – Он и сжимал не так сильно, как могло показаться. – Девушка встала, помогла Крисельде.

– Твой лук.

– Спасибо.

Они вышли наружу. Обычная избушка, маленькая, покосившаяся, затерявшаяся среди холмов.

– Вон они!

Крисельда прищурилась на солнце. Эльга осторожно приземлилась рядом, сложила крылья. Найда и Сигрид кубарем скатились со спины драконессы, наперегонки с дракончиками бросились к Крисельде.

– Куда вы пропали? Мы там чуть с ума не сошли, когда Эльга сказала, что не слышит ни тебя, ни сына! Вы не ранены? Всё в порядке? – засыпала вопросами Найда.

Крисельда кивнула, поймала на руки Дейтру. В конце концов, обошлось. Почти.

– Где Тоби и Хаос?

– За соседним холмом, целы и невредимы. Сейчас нас догонят, – отозвалась Сигрид и указала на избушку. – А там что?

– Уже ничего, – покачала головой Эйлвин.

– Эльга, можешь это сжечь? – попросила Крисельда. Возможно, домик и тело отныне не представляют никакой опасности, но будет лучше, если больше никто не наткнется на них.

– Пожалуйста, – согласилась драконесса.

– А вы где были? – спохватилась Эйлвин.

– Мы? – Найда и Сигрид переглянулись, и Найда смущенно почесала нос. – Мы деньги зарабатывали.

 

 

Глава 3

 

– Значит, Найда и Сигрид Мэйнард. – Сидящий напротив мужчина, немолодой, полный и лысый, старательно вывел наши имена на бланке контракта. – Сестры?

– Кузины, – соврала я. В конце концов, светлые волосы ещё не показатель внешнего сходства, а оно у нас на том и заканчивалось.

– По отцу, – добавила Сигрид, вероятно, во избежание лишних вопросов об одинаковой фамилии.

Мужчина вежливо улыбнулся. По-моему, на степень близости наших родственных связей ему было, в общем-то, плевать.

– Учились? – перешел он к стандартному опросу.

– Нет, – ответила я. После «да» надо предъявлять документ об окончании соответствующего учебного заведения при корпусе, а чего нет, того нет.

– Самоучки?

– Да. Я.

– А госпожа Сигрид? – указал мужчина кончиком пера на подругу.

– Нет.

– Захотелось посмотреть мир, вот и напросилась с сестрой, – сообщила Сигрид. – К тому же одинокой девушке на дороге небезопасно, сами понимаете.

– Да, разумеется. – Мужчина грустно посмотрел на бланк, но переписывать исключительно на моё имя не стал. – Госпожа Найда, стихия и уровень?

– Воздух, шестой.

Вообще-то в своё время в Лидии присвоили седьмой, но признаваться в таком при найме всё равно что пытаться стать мастером после недели изучения ремесла. Хуже седьмого только восьмой, когда дар слаб настолько, что его практически и нет. Восьмой и седьмой уровни чаще всего встречались среди алхимиков, книгочеев и… гадалок.

– Надеюсь, вы понимаете, что гонорар причитается лишь одной из вас? И полную сумму вы получите только по успешному завершению поставленной задачи?

– Конечно, господин… – Сигрид вопросительно глянула на нанимателя.

– Клэйв, – наконец-то удосужился представиться мужчина, заполнил ещё несколько строчек, вынул из-под верхнего бланка копирку и протянул оба контракта нам. – Ознакомьтесь и, если согласны со всеми пунктами, распишитесь. Внизу, где стоит галочка.

Прищурившись – доставать очки совсем не хотелось, – я быстро пробежала глазами означенные пункты. Контракт стандартный, условия тоже – наниматель платит аванс, мы выполняем задание. Справимся и получим остальные деньги, нет – аванс остается нам, но если наниматель сочтет, что в процессе мы нанесли ущерб его имуществу, то с авансом придется расстаться, а то и выплачивать дополнительную неустойку. В общем, ничего нового.

Взяв любезно предложенное перо, я расписалась на обоих экземплярах и передвинула бумаги Сигрид. Девушка поставила возле моей подписи довольно похожую закорючку, даже и не заметно, что подруга нарисовала данное художество впервые. Господин Клэйв забрал контракты, осчастливил каждый своей подписью и оригинал вернул мне. Я аккуратно сложила бланк и спрятала во внутренний карман куртки. Мужчина извлек из ящика стола шкатулку, открыл, отсчитал оговоренные контрактом монетки. Сигрид взяла деньги.

– Что ж, приступим. – Господин Клэйв встал из-за стола.

Здание, куда нас привело объявление и расспрос местного населения, находилось на окраине города, в стороне от других домов. Добротный, каменный, двухэтажный, с высокими стрельчатыми окнами, он больше походил на особняк какого-то зажиточного горожанина. Ныне тут не жили, но явно собирались перестраивать и определенно не под жилой дом. В сопровождении мужчины мы спустились со второго этажа, где располагался небольшой кабинет, на первый, миновали завешанный какими-то серыми полотнами холл и прошли в просторный зал с колоннами. О-о, догадываюсь, чем всё это будет после окончания ремонта. Специфическим ночным заведением. Пока неясно только, игорным домом или домом удовольствий. Во всяком случае, помост у стены – будущая сцена для танцовщиц, – пригодится в обоих местах.

– Надеюсь, нас тут не оставят? – придя к тем же выводам, шепотом поинтересовалась Сигрид. – Только на другой должности?

Да, я буду украшением любого борделя. Корсет, чулочки и бантик в волосах для любителей, так скажем, нетрадиционного.

– У них тут всё равно ещё ничего не готово, – успокоила я подругу. – И в респектабельных заведениях девушки работают на добровольной основе и по контракту.

– Знать не хочу, откуда ты понабралась таких ценных сведений, – поморщилась Сигрид.

– Юность бурная.

Вдоль колонн прохаживался мужчина в чёрном. Заслышав наши шаги, он обернулся, смерил Клэйва недовольным взглядом и сразу улыбнулся нам.

– Не ожидал вас так скоро, ми… – начал наш сопровождающий, но человек, приблизившись ко мне и Сигрид, жестом его перебил.

– Господин Гил Брандон, – представился он, подхватил руку Сигрид и запечатлел на её пальцах церемонный поцелуй.

– Найда и Сигрид Мэйнард, – почему-то с ноткой обреченности вздохнул Клэйв.

Сигрид улыбнулась в ответ, я тоже изобразила дежурный оскал и спрятала обе руки за спину. А не надо мне пальцы слюнявить, чай, не при дворе и даже не в обществе высокородных.

Гил отреагировал на моё движение слегка вздернутыми бровями. Седина на висках и залегшие вокруг синих глаз морщины подчеркивали уже далеко не юный возраст мужчины и в то же время придавали некую зрелую элегантность. Среднего роста, худощавый, со встрепанными чёрными волосами и в простой, пропылившейся одежде. На сидящего на плече Сигрид невидимого дракончика не обратил ни малейшего внимания, а значит, не одарен даже на восьмой уровень.

– Госпожа Найда ведунья, – продолжил Клэйв. Поправлять не стала, «ведунья» действительно звучит солиднее.

– Поможете нам с нашей маленькой проблемой? – уточнил Гил.

– Постараюсь сделать всё, что в моих силах, – дипломатично ответила я. – Если вы, конечно, расскажете поподробнее о вашей проблеме.

– Клэйв вам ещё не рассказал?

– Господин Клэйв сказал, что в этом здании завелся некий мелкий вредитель, от которого он хочет избавиться в кратчайшие сроки, и помочь может только ведун. Мы ведь здесь не крыс травить должны, я надеюсь?

– Что вы, – поспешил разубедить Клэйв. – Когда… хозяин приобрел это здание, бывший владелец уверял, что никаких странностей… волшебного происхождения тут не наблюдается. Однако едва дом начали ремонтировать, как посыпались жалобы от работников.

– И на что они жаловались? – Только не призрак! Выяснять, что подвигло дух почившего человека задержаться в нашем бренном мире, а потом уговаривать перейти-таки на другую сторону грани та ещё морока. И вообще, мало ли при каких обстоятельствах бедолага помер, может, надо целое детективное расследование проводить, а времени у нас нет.

– Шум, стоны, плач. Переворачивались ведра с краской, стремянки… иногда вместе с человеком.

– Кто-то серьезно пострадал?

– Ушибы, ссадины. Один работник сломал при падении руку.

Ну, главное, чтоб не шею. Размножающиеся призраки зрелище не для слабонервных.

Ладно. Привидение остается привидением, то есть нематериальным сгустком энергии и, соответственно, в большинстве своём воздействовать на предметы физического мира не способно. Так что с большой долей вероятности призрака можно исключить.

– Её кто-то видел?

– Кого? – не понял Клэйв.

– Вашу проблему. Кто-то замечал что-то конкретное? Тень, например, или силуэт какой? Руки, ноги, крылья там…

– Хвост, – поддакнула Сигрид.

– Один из пострадавших говорил, что видел нечто, вроде бы похожее на крысу, но слишком быстрое, чтобы разглядеть это как следует.

– А вы что-нибудь видели?

– Увы, нет, госпожа.

– А вы? – повернулась я к Гилу.

– Я всего лишь гонец от нашего хозяина, – пояснил мужчина.

То есть только что приехал? Жа-аль…

– Поэтому здесь больше никого нет? – спросила Сигрид.

– Да, – печально кивнул Клэйв. – Люди отказываются заканчивать работу, пока это отсюда не уберут.

– Что крайне огорчает хозяина, – бросил многозначительный взгляд на нашего нанимателя Гил. – Он поставил определенный срок и ожидает, что всё будет готово по его истечению.

Интересно, мужик правда лишь гонец или передает хозяйскую волю не только в письменном виде? Телосложение, конечно, не шибко внушительное, – а если совсем откровенно, то, по-моему, вообще не впечатляющее, – для такого рода поручений, но кто его знает, может, он каким хитрым боевым искусством владеет?

– Мы работаем над решением проблемы, – лаконично отозвался Клэйв и весьма выразительно посмотрел на меня.

А-а, да-да. Работаем. В поте лица и рук не покладая.

Я цапнула Сигрид под локоток, отвела в сторонку.

– Займи их пока чем-нибудь, а мы попробуем поискать этого членовредителя, – шепнула я девушке и глянула на наблюдающего за нами дракончика. – Дейтра, поиграем?

Маленькая драконесса с готовностью перелетела на моё плечо.

– Чем?

– Не знаю. Поболтай о природе, погоде и политике.

Сигрид скривилась, однако к мужчинам вернулась с самой очаровательной улыбкой. А я осторожно, вдоль стеночки, двинулась к выходу из зала.

Итак, дух почившего исключаем, остается какая-нибудь мелкая нежить – крупная нежить на пакостничество не разменивается, а сразу переходит к утолению основного инстинкта, то бишь голода, – и представитель Воздушного мира. Со вторым можно попробовать договориться, первую же придется убирать силовыми методами. Не очень хотелось бы, конечно, но раз уж подрядились, то надо выполнять, да и перспектива финансовой независимости подмигивала лукаво и весьма заманчиво.

– Дей, дело такое, – начала я вполголоса разъяснять ситуацию дракончику. – В этом доме завелась или мелкая нежить, или кто-то родом из Воздушного мира. Нам надо её срочно разыскать. Сумеешь найти?

Драконесса внимательно посмотрела на меня, издала урчащий звук и взлетела.

– Как найдешь, дай знать, а лучше, если размер этого вредителя позволит, тащи или гони её ко мне, поняла?

Дейтра радостно пискнула, поднялась к потолку и практически сразу скрылась среди болтающихся по всему холлу тряпок. И зачем их сюда повесили?

Я добралась до лестницы, присела на нижнюю ступеньку, закрыла глаза. Привычно обратилась к воздуху, пуская по всему дому поисковый воздушный поток. В конце концов, где-то же эта «проблема» должна находиться? У нежити бывают убежища, что-то вроде логова, и не думаю, что она станет его устраивать за пределами облюбованного здания…

– Значит, вот как работают ведуны.

А-аа! Маму вашу! Нельзя так подкрадываться к человеку, тем более к общающемуся со стихией ведуну! Если, разумеется, не хотите получить чем неожиданным в лоб.

– Сигрид! – зашипела я на девушку. – Я же просила их занять беседой!

Подруга беспомощно развела руками.

– Я пыталась, но беседовать почему-то никто не захотел.

– Госпожа ведунья, погода и природа мне не интересны, а в политике, смею предположить, я разбираюсь лучше вас, – с легкой улыбкой парировал Гил. – И мне куда любопытнее посмотреть на ведуна в действии.

– Я ведьма, – раздраженно поправила я. – А господин Клэйв где?

– Он не так любопытен и остался в зале, – ответил мужчина.

И на том спасибо. А то бы ещё хозяина своего загадочного сюда притащили, для полноты картины, так сказать.

Гил осмотрелся.

– С чего начнем?

А он-то здесь при чем?

– Я уже начала и убедительно прошу мне не мешать, – попросила я.

– Хорошо, – покладисто согласился мужчина.

Через несколько минут поток вернулся, всколыхнув полотна. Три человека в холле, один в зале. Тут всё понятно. Дейтра, кружащая где-то в глубинах помещений первого этажа. И огонёк, следующий за драконессой, то появляющийся, то исчезающий, словно он выбирался из укрытия и почти сразу нырял обратно. «Проблема» почуяла дракончика, заинтересовалась и теперь приглядывалась, явно пытаясь разобраться, что перед ней такое и что с этим делать.

Я поднялась со ступеньки, отряхнула штаны.

– Продолжаем, – сообщила Гилу и пошла за Дейтрой.

– Здесь будет дом удовольствий? – за моей спиной полюбопытствовала Сигрид.

– Почему вы так решили?

– Не знаю. Просто подумалось.

«Дей, наш вредитель идет следом за тобой».

Интересно, с какого возраста маленькие драконы начинают воспринимать телепатическое общение? Дети Эльги определенно понимали, что мы говорили, но сами разговаривать ещё не умели. Впрочем, попытаться всё равно стоит, хотя бы потому, что я понятия не имею, куда идти. Первый этаж, да, но дом большой, а поисковое заклинание конкретного направления не дает.

«Дейтра?»

Холл закончился, дальше начинался коридор. Без тряпок, к счастью, зато с кучами строительного мусора на полу.

– Нет.

– Правда? – недоверчиво уточнила Сигрид.

– Никто не устраивает дома удовольствий на окраине, – откликнулся Гил. – Они должны находиться в достаточно удобном и доступном месте, иначе быстро прогорят.

Может, не слышит? Или слышит, но не понимает?

– Дейтра, – свистящим шепотом позвала я вслух.

– Вы что-то сказали, госпожа ведьма? – немедленно среагировал мужчина.

Да что ж ты свалился на наши головы, а?!

– Заклинание! – просветила собеседника Сигрид. – Это… заклинание такое, да, Найда?

Что? А, конечно.

– Да, такое… заклинание, – обернулась я к Гилу. – Дейтра называется. Дейтра!

– Да? Больше похоже на имя, – явно не купился на небольшую ложь мужчина.

Внезапно позади что-то вкрадчиво зашуршало, ноги обдало порывом ветерка, и на наши головы действительно свалилась… куча пыли, трухи и какого-то мелкого и противного сора. Гил выругался, Сигрид закашлялась. Ах ты, паразит недоделанный! А вот так тебе понравится?

Ветер перебрал мои волосы, прошелся по одежде, отряхивая и очищая от пыли, и устремился за вредителем. Я развернулась обратно, с мрачным удовлетворением наблюдая, как усиливающийся ветер раскидывает попадающийся на пути мусор, рвет остатки гардин на окнах. В метре над полом возникло нечто серое и крылатое и исчезло. Ветер прогнал мусор до конца коридора и затих, скрипнув напоследок дверью. Приятно, надо заметить. В корпусе я иногда тренировалась, призывая ветер и экспериментируя с силой и скоростью потока. И с каждым разом выходило всё лучше и уверенней. Так что, быть может, уровень уже почти шестой!

– Что это было?! – подал голос Гил.

– Ваша проблема, – сообщила я.

– А теперь она где?

– Ушла за грань.

– Ку-уда?!

– Наши миры, включая царство мертвых, разделены гранями. Волшебные существа могут преодолевать их, перемещаясь таким образом по миру, или в другой материальный мир, или даже в астральный. – И ещё, как рассказывал Фрэнг, волшебные существа прятались на гранях, в пространстве между границами двух миров. Поэтому поисковый поток и засек вредителя то появляющимся, то исчезающим.

Чёрный дракончик спикировал откуда-то с потолка, держа в сжатых челюстях за шкирку маленькое серое существо. Уныло свесив кожистые крылья и четыре когтистые лапы, существо печально смотрело на меня блестящими глазами-бусинками.

– Ведьма, – безошибочно определило оно.

– Горгулья, – констатировала я. – Спасибо, Дей.

– Такая маленькая? – удивилась Сигрид.

– Они разных размеров бывают, – пожала я плечами.

– Горгулья? – запоздалым эхом прошелестел Гил.

Ну, вот и познакомился с детьми мира Воздуха. Приобщился к прекрасному и непознанному.

– Ну горгулья, и чего? – неожиданно сварливо возмутилось существо. – Так и будете повторять, пока до ваших ограниченных голов не дойдет? А у тебя, ведьма, дар странный.

– Странный? – С этого места, пожалуйста, поподробнее!

– Не только от стихии питается.

Демоны. Демоны! То есть один конкретный демон и его споры. Мучили меня вальсийские ведуны своими дурацкими диагностиками, мучили, а главное сообщить не удосужились – так влияют споры пожирающего на мою силу или как?

Ладно. Место для столь интимных бесед неподходящее, уши лишние имеются. Даже если гонец ничего в этих вещах и не понимает, знать о моих проблемах ему всё равно ни к чему. И вообще, пора…

Найда?

Эльга?

Найда, я не слышу сына. И принцессу тоже не чувствую.

То есть как? Тьфу, надо сосредоточиться.

«Эльга, что случилось?»

Я всегда слышу и чувствую своих детей. Если я позову их, они откликнутся. Но сейчас я не слышу и не ощущаю Ройдена, и на мой зов он не отвечает. Я попробовала почувствовать Крисельду, однако девушка тоже будто провалилась в другой мир.

«Дейтру ты слышишь?»

Да. И тебя прекрасно ощущаю.

– Кого-то потеряли? – невинно поинтересовалась горгулья. Наверняка всё подслушала, вернее, подслушал, ибо, судя по голосу, особь однозначно мужского пола!

– Тебе что-то известно?

– Положим, известно. А вот что мне будет за информацию…

– Он что, пытается заключить сделку? – опешила Сигрид.

– Как и все в этом мире. – Все меркантильные, все хотят одного – выгоды для себя, любимого. Куда катятся эти миры? – Чего ты хочешь?

– Вы с ним собираетесь договариваться? – наконец отмер Гил.

– У нас друзья пропали.

– Возможно, я смогу помочь…

– Как – поисковый отряд организуете? – Если Эльга не слышит сына, значит, друзья действительно попали… в серьезные неприятности. – Слушаю, – перевела я взгляд на мелкого вымогателя.

– Хочу дом! – заявил горгул.

– А яхту и счет в банке не надо? – нахмурился мужчина.

– Этот тебя уже не устраивает? – уточнила я, проигнорировав реплику гонца.

– А ты бы тут осталась? Шумят день и ночь, пилят чего-то, загадили всё, а кончится дело каким-нибудь вертепом. О покое вообще забудешь! И что ни делаю, уходить не хотят!

Да-а, даже если неведомый хозяин откроет здесь заведение поприличнее борделя, тихо в любом случае не будет. А горгульи, как и большинство обитающих в жилых домах существ, предпочитали покой, мир, и чтобы тревожили поменьше.

– Замок устроит?

– За-амок? Настоящий? – Горгул посмотрел на меня куда более заинтересованно и расправил крылья.

– Настоящий, – подтвердила я. Эверский замок самый настоящий, с историей и привидением. Как положено, в общем. – Конечно, слишком тихо в нем не бывает, потому что там ещё живут люди и разные… существа, но в целом все дружелюбны и места достаточно, чтобы друг другу не мешать. – И Ева вряд ли будет против, тем более подруга в отъезде, а горгулья в хозяйстве лишней не бывает.

– Уговорила, ведьма. Эй, драконья челюсть, пусти!

– Дей, отпусти его, – разрешила я.

Драконесса с легким оттенком презрения сплюнула пленника и перелетела на плечо Сигрид. Заглянула девушке в глаза, печально пискнула. Сигрид погладила Дейтру по блестящей чёрной голове.

Найда, чего вы там копаетесь? Я уже возле этой развалюхи, домом именуемой, и жду вас.

«Мы сейчас».

Я подставила горгулу руку. Тот подумал и по примеру Дейтры плюхнулся мне на плечо. А тяжелый, зараза. Тяжелее дракончиков. И как Дейтра удерживала эту увесистую тушку?

– За гонораром, – скомандовала я подруге.

– В общем, дело такое, – начал горгул, нахально свесив с моего плеча конечности. – Завелся в холмах паук.

Мать моя…

– Паук? – озадаченно повторила Сигрид.

– Не паучиха? – Если паучиха, то… то Крис и Эйлвин мы больше не увидим, а Тоби и Алдрэда ждет участь страшнее перспективы стать обедом для нежити.

– Точно паук, – заверил горгул. – Появился пару-тройку лун назад, распугал всех местных.

Ещё бы кто из волшебных существ согласился жить с таким соседом!

– Тут же корпус рядом!

– Подумаешь! Кому он страшен-то, корпус ваш? А паук раз в луну поохотился, запас сделал и сидит себе тихо дальше.

Где этот господин Клэйв? Вроде был в зале, а теперь где?

– Скорее всего, он у себя, – пояснил Гил в ответ на мою возмущенно-вопросительную жестикуляцию.

У-уу! Ещё на второй этаж тащиться!

– Знаешь, где его убежище?

– А то!

– Покажешь?

– Покажу. А ты, ведьма, мне адресок замка этого дашь да письмо рекомендательное. Во избежание непонимания со стороны коренного населения, так сказать.

Да хоть десять! Лишь бы успеть вовремя!

Снова сидящий за столом Клэйв аж вздрогнул, когда я без стука и наверняка со странным выражением лица вломилась в его кабинет.

– Задание выполнено, ваша проблема решена, деньги на бочку, – выпалила я.

– Уже? – явно не поверил Клэйв и почему-то покосился на Гила.

– Вон свидетель, он всё подтвердит, – указала я на гонца. – И, если не трудно, побыстрее, мы с кузиной спешим.

Гил и Сигрид стояли позади, и я не оборачивалась, внимательно наблюдая за нанимателем. Клэйв смотрел мимо меня, даже не на горгула – хотя демоны знают, может, «проблема» удосужилась замаскироваться невидимостью, – и недоверие на округлом лице мгновенно сменилось покорным согласием. На свет дня вновь явилась уже знакомая шкатулка, Клэйв быстро отсчитал монеты. Я сгребла наличность, пересчитала повторно и отправила во внутренний карман куртки.

– Всё правильно? – уточнил Клэйв.

– Ага. Всего хорошего, было приятно с вами сотрудничать, – отбарабанила я положенные любезности, из чистой вежливости кивнула Гилу, схватила Сигрид за руку и выскочила из кабинета.

– Хорошего дня, – полетело нам в спину.

 

– – –

 

Нарисовав горгулу красивое рекомендательное письмо, я поставила свою так называемую магическую подпись, которую, в теории, по крайней мере, никто не может подделать, и отправила в Эвер. В любом случае, Рин мои каракули опознает и найдет новому жильцу подходящее местечко. Живущие в нашем мире горгульи, особенно небольшие, предпочитали старинные особняки или замки и если хозяевам удавалось договориться с волшебными соседями, то лучших охранников частной собственности не сыскать. Ева точно возражать не станет.

Дальше я провела маленькую лекцию на тему «кто такие пауки и чем они опасны». Научное название этой нежити я, правда, не вспомнила, но друзей и без умных терминов впечатлили несостоявшиеся, к счастью, перспективы. Собственно нежитью являлась паучиха – мерзкого вида существо, похожее на огромного паука и испытывающее к людям в основном гастрономический интерес. Как и настоящий паук, она предпочитала селиться в темных углах, плела паутину и маскировала сети иллюзиями. Женщин паучиха съедала без вопросов, а будущее мужчин зависело от её настроения и привлекательности жертвы: иногда они отправлялись на обед сразу, иногда паучиха вспоминала о втором важном инстинкте – размножении. Говорили, что, опять же в зависимости от настроения, паучиха то представала перед беднягой в образе прекрасной соблазнительницы, то оставалась в истинном облике. Хотя о каком спаривании может идти речь во втором случае лично мне неясно, разницу в физиологии пока никто не отменял… или я чего-то не понимаю? По исполнению долга партнер съедался с особой жестокостью. Детеныши женского пола вырастали в паучих, а мужского становились пауками, причем, в отличие от родительницы, гораздо более похожими на человека. Плести настоящие сети пауки не умели, зато активно пользовались иллюзиями для заманивания жертв. Потребляли они всё, вернее, всех и по счастью не размножались. Использовали ли они пойманных девушек для удовлетворения других инстинктов, наука скромно умалчивала.

Пока я рассказывала, Крис бледнела всё сильнее, а Алдрэд хмурился всё больше. А чего он хотел? Сам потащил с собой дочь, а в дороге можно встретить не только воров, убийц и прочих опасных для жизни, кошелька и девичьей чести личностей, но и всякую кровожадно настроенную дрянь. И хорошо, если просто сожрут, а то некоторые виды яйца в людей откладывают…

Как же замечательно было путешествовать на корабле! Летишь себе, в тепле и уюте, проблем не знаешь и на всевозможных шастающих по лесам и полям хищников тебе плевать с… верхней палубы!

Когда я закончила, Алдрэд выудил из чересседельных сумок фляжку, молча сунул её Крис, подхватил Эйлвин под локоток и увел за ближайшие кустики с наших глаз долой – вероятно, проводить воспитательную беседу. Через несколько минут оттуда донеслись возмущенные и обвиняющие крики дочери и отца.

– Зря он так, – неодобрительно заметил Хаос. – Девчонка отлично держалась.

– Без неё меня убили бы, – упавшим голосом призналась Крис, дрожащими руками пытаясь открутить крышку. Тоби опустился на корточки перед сидящей прямо на траве девушкой, забрал фляжку и открыл. – Не этот… паук, так Леметриас.

По просьбе Крис Эльга сожгла избушку, и мы поспешили оставить между собой и убежищем паука хотя бы пару холмов и только затем единодушно решили сделать остановку.

– Не думаю, что он хочет тебя убить, – не согласился парень, возвращая фляжку Крис. – Возможно, похитить и использовать в качестве средства возращения Мэй.

– Если ты не заметил, я уже давно не ребенок!..

Мы переглянулись и сделали вид, что ничего не слышим и вообще, у нас самих тут крайне занимательный разговор.

– Неужели ему настолько сильно нужна Мэй? – удивилась Сигрид.

– Мне кажется, он одержим ею. – Крис глотнула содержимого фляжки и закашлялась.

Тоби отобрал тару, понюхал и тоже глотнул. Скривился и передал мне. Ох, ты ж мать моя! Хотя стресс залить сойдет. И я протянула «лекарство» Сигрид. Девушка выпила и даже не поморщилась.

– Одержимость… кхе-кхе… это плохо. – Забористая штука. Однозначно не для принцесс. – И не лечится к тому же.

– Он назвал нас пустышками, – прокашлявшись, припомнила Крис.

– У вас с Эйлвин нет дара, силы, которой он мог бы подпитаться, – пояснила я.

– На самом деле обращенные могут прекрасно обходиться и без подпитки чужой энергией, – присоединилась Эльга. – Если процесс трансформации прошел и завершился успешно и без сбоев, то детке хватает небольшой регулярной подпитки от создавшего её пожирающего.

Интересно, и как это дело выглядит? Ну да ладно, не суть.

– Наш пожирающий не зря называл Леметриаса недоделком. – И с отчетливым, совершенно не скрываемым презрением. Понятно, что, как отец Мэй, демон Леметриаса в лучшем случае ненавидит, однако вдруг «недоделок» указывает и на происхождение детки? – Кто знает, быть может, в процессе обращения Леметриаса что-то пошло не так и в результате он получился немного…

– Безумным? – предположила Крис.

– Контуженным? – добавил Тоби.

– Маньяком? – внесла свою лепту Эльга.

– Короче, мы друг друга поняли, – подвела итог я.

– О матери ты подумала?! Если с тобой что-то случится, что я ей скажу?!

– То же, что и обычно, наверное. Расскажешь какую-нибудь красивую сказку, только в этот раз с трагическим концом. Ты же всегда так делаешь, всю жизнь, а мама до сих пор верит!

– Если он её ударит… – недобро начал Хаос.

– Не ударит, – убежденно возразила Крис.

– А если ударит, то сильно пожалеет, – поддержала девушку драконесса.

За кустами наступила тишина. Мы тоже замолчали. Через минуту отец и дочь вернулись, принципиально не глядя друг на друга, разошлись каждый к своей лошади.

– Привал окончен, мы и так потеряли много времени, – зло сообщил Алдрэд и первым вскочил в седло.

Тоби помог Крис подняться, и мы тронулись в путь. Город объехали по широкой дуге и не останавливались до самой темноты. Ночевать пришлось практически в чистом поле, поскольку никаких рощ поблизости не наблюдалось, а встречающиеся одинокие деревца за приличное укрытие сойти никак не могли. Я и Крис укладываться прямо у костра отказались, предпочитая устроиться под драконьим боком, тем более что замерзнуть с Эльгой нам точно не грозило. Не спорю, Хаос хороший защитник и сторож, но даже демон не может вообще не спать, а нынче в безопасности мы себя не чувствовали. Сигрид и Тоби остались у огня, Эйлвин и Алдрэд, за остаток дня не перемолвившиеся и словом, легли по разные стороны костра.

Вполне ожидаемо заснуть я долго не могла. Ворочалась с боку на бок, пытаясь найти положение поудобнее, но на матери-земле оно упорно не находилось. Крис, обложенная дракончиками, словно кошками, уже давно мирно спала, у догорающего костра тоже всё стихло. Может, до кустиков прогуляться? Хотя нет, не стоит. Крис ещё потревожу или чутко спящую Эльгу. Что у нас есть? Леметриас преследует нас, возможно, в ожидании подходящего момента для похищения Крис. Алдрэд врет как сивый ме… как человек, которому сильно что-то нужно, но четкого плана действия нет и для достижения цели он вынужден импровизировать по ходу событий. Вероятно, мужчине пришлось срываться в эту авантюру внезапно, и продумать что-либо он попросту не успел. Что же произошло, интересно? Весть об уничтожении деревни, где жил отец Райнера? Возможная гибель самого Райнера? Или что-то ещё? И зачем он взял с собой дочь? Видно, что Алдрэд беспокоится за Эйлвин, но если тебе меньше всего хочется, чтобы твой ребенок подвергал себя опасности, то не проще ли и надежнее оставить отпрыска дома? Если только дома не возникла причина, по которой ребенку лучше там не находиться…

Я в сотый раз поменяла положение. И наконец сам Райнер. Всё-таки зачем он отправился к отцу? И при чем тут недовольные союзом Орков с Медведями?

Сто первый. Да когда ж я засну?! В корпусе спала как младенец и на корабле в большинстве своём тоже… а сейчас бессонница, видишь ли, замучила! Снотворного купить, что ли?

Сто второй. Пожалуй, всё-таки схожу. Я осторожно выпуталась из плаща, приподнялась на локтях. Костер догорел, полуночное небо усеивали крупные звезды. Пригнувшись, я начала выползать из-под драконьего крыла, прикрывающего нас с Крис на манер навеса. Почти выбралась и… мама!

Чёрная фигура резко, будто её застукали за неприличным делом, отпрянула от спящих вокруг костра, выпрямилась и шарахнулась в сторону. Леметриас! Я вскочила на ноги, одновременно создавая огонёк, метнулась к друзьям. Их и Эльгу разделял десяток метров, не больше, но пока я преодолевала это расстояние, обращенный успел быстро и, самое главное, качественно раствориться в сумраке. Где же он? Куда провалился?! И чего хотел, Крис-то немного дальше спит?

Повертелась на месте, но Леметриаса не углядела. Демоны побери! Посмотрела на друзей. Алдрэд вообще по другую сторону костра спит, Хаос чуть в стороне, засунув голову под крыло. Сигрид в поисках тепла прижалась к Тоби, впрочем, парень явно не возражал и в ответ обнял девушку. Трогательная картина, жаль, Мэй не видит, она была бы в восторге… Рядом, но не настолько близко, чтобы прижиматься к кому бы то ни было, спала Эйлвин. Правда, девушка сразу зашевелилась, открыла глаза и сонно глянула на меня.

– Найда, ты чего?

– Я… – Сказать или ладно, утром обрадую? Но ведь за каким-то демоном Леметриас же пришел? Торчал тут возле кого-то… правда, теперь не разберешь, возле кого именно. И ещё не отпускало раздражающее чувство чужого, тяжелого, ощупывающего взгляда. – Ничего, просто… решила проверить, всё ли в порядке.

– Вроде всё в порядке. – Эйлвин зевнула, перевернулась на другой бок и закрыла глаза. – Иди спать, не встанешь утром…

Ещё как встану! И убегу отсюда со всей доступной скоростью! А ещё… не пойду сейчас в кустики. Расхотелось.

 

– – –

 

Защитный купол над уничтоженной деревней первой увидела Эльга и, естественно, задолго до нас. Я и Сигрид смогли разглядеть дымно-серый полог только минут через пятнадцать и то со спины летящей драконессы, а наземным всадникам до него и вовсе ещё ехать и ехать. Правда, когда Эльга снизилась и сообщила остальным о забрезжившей на горизонте цели пути, Алдрэд пустил лошадь галопом, подавая пример возможного ускорения. Посмотрели мы на это дело и поднялись обратно в небесную высь. Подлетать близко драконесса не стала, зависла поодаль над макушками деревьев, и мы обозрели место назначения.

Саму деревню, вернее, её останки, скрывал купол. Рядом три палатки, в которых жили охранявшие объект ведуны, между дымил костер, на лужайке паслись лошади. В ожидании всадников понаблюдав за лагерем, мы насчитали пять человек – собственно охранники и один начальник.

– И долго они её будут стеречь? – спросила Сигрид.

– Пока место будет представлять для корпуса какую-то ценность, – пожала я плечами. – По-хорошему до окончания расследования, но полно случаев, когда место зачищалось задолго до самого окончания. Тем более дело может и повиснуть.

– Зачищалось?

– Корпус убирает все следы преступления. Здесь, скорее всего, окончательно уничтожат остатки деревни, всё выровняют, землицей свежей засыплют, возможно даже, травку посеют. И до свидания.

– Думаешь, идет расследование?

– Кто знает? Наверное, только ещё неизвестно с какой скоростью. Корпус ведь тоже не во всём любит копаться.

– То есть некто сжег целую деревню вместе с жителями, а корпусу неохота в этом разбираться? – опешила девушка.

– Для полного и четкого представления надо видеть и то, что под водой, – справедливо заметила Эльга.

И не дай боги тут замешана политика. Если ниточки интересов ведут к королю и его приближенным, то, считай, всё, можно смело собирать вещи и переезжать к знакомым в Железный мир.

– Сигрид, тебе много известно о союзе Орков с Медведями?

– Не очень. Сама понимаешь, Херлиф не особо распространялся о делах, тем более в постели с наложницами.

– Но зачем-то они его заключили?

– Союз с Холданом не в счет, – напомнила драконесса. – Необходимость, которая сильно тяготила обе стороны.

– Херлиф называл племя Орков перспективным. Говорил, что оно одно из немногих кочевых, наконец-то вышедших из времен каменного топора.

– У Медведей уже есть союз с Фловвой, – протянула я.

– Да, – отозвалась Сигрид. – Белые медведи сильнейшее и крупнейшее из северных племен, а Фловва после женитьбы наследника на девушке из Железного мира активно укрепляет свои позиции. Многим не нравится Имперский союз, а ещё больше сам император, с каждым годом становящийся всё более непредсказуемым.

– Фловва-то неплохо укрепилась, – вздохнула я. – И второе кочевое племя лишним в хозяйстве не будет, а Оркам нужна поддержка понадежнее Холдана, а то и защита от демонического гнева. Он в любом случае вернул бы Мэй домой и, я уверена, собирался избавиться от свидетелей. Хмм… Выходит, Райнер знал… ну, или хотя бы предполагал…

– Что именно? – уточнила Сигрид.

– Что однажды может случиться страшный демон, который от племени даже обугленных головешек не оставит.

– Ну, поскольку, как я поняла, Райнер знал, что его жена не просто благородная девица, то, соответственно, должен был предполагать подобный вариант развития событий.

Демоны! Даже если отец не рассказал сыну, кто его невеста, Райнер всё равно узнал. Определил так же, как понял, что Рин сильфида.

– Ох, девочки, нечисто что-то с вашим вождем, – констатировала Эльга.

Конечно, нечисто. Он не совсем человек и ответ на вопрос о второй половине кроется в его матери. Ведуньей она точно не является, но и так ещё остается куча версий.

– О, вон и наши крысявки доползли, – глянула вниз драконесса.

Эльга села за деревьями, мы с Сигрид слезли с драконьей спины и присоединились к наземной части нашей компании. Алдрэд лично сходил на разведку и вернулся с той же информацией, что и у нас с Сигрид. На слово не поверил, что ли?

– Мне вот интересно, и как вы в прошлый раз осматривали эту деревню? – рискнула полюбопытствовать я.

– Молча, леди Мэйнард, молча, – невозмутимо ответил мужчина.

– То есть вы каким-то образом сумели миновать охрану и проникнуть под купол? – не отставала я. Или эта сволочь опять сообщит, что соврал, или продолжит делать наглое лицо при паршивой игре.

– А разве я упоминал, что проникал под купол?

Мать моя…

– Вы уверяли, что лично осмотрели деревню.

– Разумеется, лично. Лошадь вместо себя я не посылал, – насмешливо парировал Алдрэд. – Время от времени купол становится прозрачным и если подобраться к нему поближе, то всё неплохо видно.

Булыжник… А лучше целую скалу. И чтоб размазало тонким ровным слоем отсюда и до ближайшего города.

Периодически купол надо подпитывать, без дополнительной энергии он постепенно разрушается, открывая всем желающим то, что должен скрывать от ненужных взоров, а местные ведуны, судя по всему, выполняют возложенную на них работу спустя рукава и не торопятся восстанавливать купол своевременно. Как говорится, подходи кто хочешь, бери что хочешь!

– Обвините меня во лжи, леди Мэйнард?

– О нет, что вы! Я лишь уточняла необходимые для дальнейшей работы детали, – натянуто улыбнулась я.

– И что будем делать? – вмешался Тоби.

– Подождем следующего снижения энергетического уровня купола, – язвительно предположил Хаос.

– Зачем, когда есть специалист? – не согласился с демоном Алдрэд.

Почти шестой уровень – это, знаете ли, не признак хотя бы подобия мастерства.

– Уважаемый господин младший вождь, я не смогу проникнуть под купол и уж тем более незамеченной, – решила я внести ясность в ситуацию. – У меня в принципе не тот уровень силы и, самое главное, нет нужных знаний. Вы понимаете, что означает ведьма-самоучка?

– Прекрасно понимаю, миледи. Весьма прискорбно, что леди Дарин сейчас нет с нами, уверен, она блестяще справилась бы с поставленной задачей, но! – Мужчина выдержал театральную паузу, удостоившись хмурых взглядов со всех сторон, и торжествующе указал на Эльгу. – Но у нас есть дракон!

– И где эти счастливцы? – вкрадчиво поинтересовалась Эльга. – Ну, те, с драконами?

– Перед вами, – не смутился Алдрэд.

– Знаешь что, мужик, достал ты меня, а я очень не люблю, когда меня достают, – предупредила драконесса.

– Не обращай на него внимания, – посоветовала Крис. – Он всего лишь жалкий смертный.

Тоби махнул рукой, и мы сбились в совещательную кучку подальше от младшего вождя. Ну как подальше – спрятались за Эльгой и, поочередно настороженно выглядывая из-за бока драконессы, начали решать вопрос дня. Алдрэд только усмехнулся и отвернулся, Эйлвин вообще держалась особняком, не примыкая ни к одной из сторон.

– Что он имеет в виду? – первым делом спросила Крис.

– Хочет, чтобы я переместила Найду в пространство между гранями миров, а оттуда под купол, – объяснила Эльга.

– Вы это можете?

– Так мы перемещаемся по миру, когда хотим сразу попасть в определенное место, а не лететь до него. Но это пространство – не для людей. Я даже не знаю, способны ли вы там выжить!

Все вопросительно уставились на меня.

– Если дракон этого не знает, мне-то откуда известно? – Что я вообще знаю об этом загадочном месте, кроме того, что волшебные существа используют его для перемещений? Да ничего! Не уверена, что и в корпусах о нем много известно.

– А другие варианты есть? – задумалась Сигрид.

– Кроме штурма? – уточнил Хаос.

– Может, всё-таки подождать снижения уровня и попробовать подобраться незаметно? – предложил Тоби.

– Проскочить, в принципе, можно. Но, во-первых, пока купол не подпитают заново, я тоже буду как на ладони, а прятаться, подозреваю, там уже негде, – начала я перечислять минусы светлой идеи парня. – Во-вторых, выйти я смогу только во время следующего снижения, а это, если мне память моя девичья не изменяет, от шести до двадцати часов в зависимости от площади покрытия и уровня питающих купол ведунов. Могу и ошибаться, конечно, история с куполом в Эвере была уже давно и неправда, – и вообще, мы с Евой не виноваты, оно само как-то вышло… из-под контроля, – однако даже два-три часа на пепелище удовольствие то ещё.

– И ты можешь ничего не обнаружить, – тихо добавила Крис.

Могу. Магический огонь бывает разный и самая страшная его разновидность в первую очередь уничтожает живую плоть. Не остается ни тел, ни каких-либо частей. Вообще ничего. Впрочем, растительность, вещи, дома огонь тоже сжигает практически дотла. И что можно искать там, где не осталось ничего, кроме пепла? Остовы домов осматривать?

Друзья молчали, видимо, размышляя о том же.

– Ладно, – неожиданно вздохнула Эльга. – Зря мы, что ли, как придурки сюда тащились?

– Почему как? – угрюмо отозвался Хаос. – Придурки мы и есть.

– За себя говори, пепелосец. Принцесса, присмотришь за малышами?

– Да, конечно, – рассеянно кивнула Крис и вдруг, спохватившись, подняла глаза на драконессу. – Ты полетишь туда?!

– Я-то полечу. А ты, Найда?

Туда? То есть под купол?! Через пространство между гранями?!

– Да, – ответила я.

И уж хуже, чем со спорами, мне там точно не будет!

Крис забрала дракончиков, я отдала Тоби наши с Сигрид сумки, устроилась на драконьей спине и Эльга взлетела под обеспокоенные взгляды друзей и насмешливо-удовлетворенный – Алдрэда. Направилась в противоположную от купола сторону, держась низко, над самыми деревьями.

– Готова?

– Нет, – честно призналась я. Как можно подготовиться к неизвестно чему? – Там хоть есть чем дышать?

– Я же дышу.

Сильно сомневаюсь, что у людей и драконов легкие устроены одинаково. И… А-аа!! Не хочу умирать!

Голубое небо над головой, лесистая равнина вокруг, холмы вдали, солнце исчезли, в мгновение ока сменившись серым зыбким пространством. Теперь вокруг расстилалась пустота без верха и низа, трепещущая, равнодушная. Дышать было чем, по крайней мере, вдохнула-выдохнула я спокойно, но сам воздух оказался стылым, отдающим какой-то непонятной горечью. И это и есть таинственный мир между гранями? Унылое серое ничто? А там что?

В пустоте возникли искры. Они падающими звездами вспыхивали то тут, то там, серебряным росчерком пронзали пространство и растворялись. А потом над нами величественно и неторопливо проплыл… огромный кит. Он двигался с поразительным изяществом, слабо шевеля хвостовым плавником, и казалось, будто находился в родной морской стихии, а не в сером ничто. Никогда не видела живых китов… да ещё так близко… и в таком странном месте… Эй, куда делся кит? И искры? И почему всё вокруг потемнело?

Ой, да это земля. Чёрная от покрывающего её толстого слоя пепла. Серый купол пропускал свет весьма умеренно и над сгоревшей деревней клубились вечерние сумерки, придававшие пустырю на редкость негостеприимный и угрожающий вид. Кроме остовов домом и очагов, вокруг действительно ничего не было и что полезного тут можно найти, я даже не представляла.

Эльга осторожно опустилась на землю, сложила крылья. Я спрыгнула в пепел, огляделась. Немаленькая была деревня, уж явно не на пятнадцать домов и одну улицу. Сколько здесь людей погибло… и ради чего? Ради чьей-то прихоти? Оплошности? Необходимости замести следы? Магический огонь делает это качественно и чем больше времени проходит, тем меньше шансов отследить тех, кто сотворил такое.

– И где мог жить отец Райнера? – вслух вопросила я.

– Да-а… теперь уже не разберешь, – согласилась Эльга. – Чувствую фон от купола да смерть. Всё.

– Моя подруга Ева рассказывала, что после магического огня даже духов не остается.

– Не знаю, как вообще, а конкретно здесь духов действительно нет. Никаких. А эт-то ещё что?

– Что? Где? – завертелась я на месте в поисках замеченного драконессой.

– Прыгай, – наклонила ко мне голову Эльга.

От некоторых домов остались лишь подвалы-погреба жуткого вида, с опаленными стенами и наполовину сгоревшими лестницами. Кроме одного, расположенного на отшибе, почти впритык к стене купола. Пепел там тщательно разгребли, являя миру… поднятую металлическую крышку.

– Бункер? – хмыкнула драконесса.

Я свесилась с шеи Эльги, рассматривая местами подплавленный металл. О-о, угадайте с трёх раз, чей тут был дом.

– Не похоже, чтобы его вскрывали с внешней стороны, – заметила драконесса. – Вальсийские ведуны так бы его исковыряли, что смотреть страшно было. Скорее открыли изнутри, когда покидали.

– Если у старого вождя хватило ума заключить сделку с пожирающим, то почему бы ему не устроить под своим домом укрытие на всякий случай? Жизнь штука капризная… особенно с такими партнерами.

– Точно, – подтвердила Эльга и вгляделась в темноту бункера. – Увы, ничего полезного. Если что и было, то ведуны всё давно вынесли.

Я сползла на землю и принялась бродить вокруг, носком сапожка разгребая кучи пепла. Огонь, безжалостно уничтоживший людей и целые дома, оставил мелочи – оплавленные ложки, ножи и вилки, золотые и серебряные комки, некогда бывшие украшениями, металлические части садово-огородных орудий.

– Найда, растарабань-ка мне во-он ту кучку. Только аккуратно.

Что? А, сейчас.

– И что тут?

– Минутку. – Драконесса практически уткнулась в разворошенную по её заказу кучу пепла, посопела там, поднимая чёрные хлопья в воздух.

Интересно, не это ли она ищет?

Я присела, подобрала оплавившуюся по краю железную бляшку. Огонь успел с ней поиграть, но, если прищуриться, даже в подкупольном сумраке можно различить изображение единорога с какими-то вензелёчками вокруг.

– Ты это ищешь?

– Что? Нет. Вы, люди, это не заметите, даже если оно будет валяться посередь пустой дороги. Это увидим только мы… – Эльга подняла голову. – Видишь вон ту блестящую чёрную штучку? Бери.

Взяла. И что? Округлая гладкая пластинка с половину моей ладошки размером. Ни надписей, ни рисунков, по крайней мере, при местном освещении и с моим зрением ничего не видно.

– Что это? – вопросительно глянула я на Эльгу.

– Это, дорогая моя, чешуйка дракона.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям