0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Ведьма за бортом. Туман и зеркала (#3) » Отрывок из книги «Ведьма за бортом. Туман и зеркала (#3)»

Отрывок из книги «Ведьма за бортом. Туман и зеркала (#3)»

Автор: Кириллова Наталья

Исключительными правами на произведение «Ведьма за бортом. Туман и зеркала (#3)» обладает автор — Кириллова Наталья Copyright © Кириллова Наталья

Пролог

 

А-а-а-а!!

Я не хочу умирать! Я слишком молода! И иногда даже бываю хороша собой! Нельзя сжигать такую красоту неписаную на костре!

Я вновь рванулась, но клешни, вцепившиеся в руки, держали мёртвой хваткой, продолжая упрямо тащить по главной городской площади к месту воздаяния за грехи. В зависимости от ситуации и степени прегрешения место модифицировалось либо в позорный столб, либо в эшафот, либо в костёр.

Заполнившая площадь толпа выкрикивала всевозможные эпитеты и кары на мою многострадальную рыжую голову, от прыснутой в лицо загадочной вонючей дряни несколько путались мысли, подозрительно свербело в носу и не удавалось сосредоточиться для призыва стихии. Люди вокруг периодически двоились, под ногами шаталась брусчатка и до безумия хотелось почесать нос. Городская стража сдерживала жаждущий зрелища народ, проложив узкий коридор к центру площади, где уже дожидались два столба, гостеприимно обложенные хворостом. Из-за спины доносилось весьма цветастое мнение Сир по поводу данной ситуации, иногда разбавляемое ругательствами на незнакомом мне языке.

Всё хорошее когда-нибудь заканчивается.

Плохое тоже – рано или поздно.

Живой коридор закончился, и нас с Сир развели по столбам. Руки выкрутили за спиной, в запястья впилась жёсткая веревка, которой стражник быстро и сноровисто обматывал мои верхние конечности, привязывая меня к столбу. Толпа по-прежнему расплывалась, от красных язычков пламени факелов в глазах рябило ещё сильнее. В попытке хоть немного сфокусировать зрение я подняла голову к звёздному небу и зашипела от боли, ударившись затылком о демонов столб.

– Великое проклятие падёт на ваши жалкие смертные головы, смерды! – патетично выкрикнула Сир.

Вопреки ожиданиям, смерды и не подумали убояться. Из толпы полетели новая партия изощрённых кар, презрительный свист и тухлый помидор.

Помидор угодил ровнёхонько в меня, попал по ноге и растёкся бурой жижей по юбке моего чёрного платья.

– Си-и-ир! – возмутилась я.

Как будто от её неубедительных угроз есть хоть какой-то толк!

– Что? – явно не прониклась сутью претензии девушка. – Не знаю, как ты, но я не хочу умирать во второй раз!

А мне и в первый-то неохота. Тем более столь варварским способом.

Закончив с привязыванием нас к столбам, стражники отступили. Народ выжидающе притих, и спустя секунду стало ясно, почему – к нам приблизился господин Берфит, судья, обвинитель и палач в одном суровом неподкупном лице. Прочие представители правящей верхушки городка Роона, включая господина Макби, предпочли остаться за пределами освещённого факелами круга.

– Видишь, ведьма, не боятся люди твоих жалких проклятий, – заговорил Берфит, широким жестом обведя толпу за оцеплением. Поди, со всего города стражу согнали, дабы злокозненных ведьм не растерзали раньше срока. – Настал конец вашим богопротивным деяниям, и вы сполна ответите за все грехи ваши пред людьми и богами. Желаете ли покаяться, ведьмы, и очистить души свои от спор скверны?

– Если мы покаемся, вы нас отпустите? – с надеждой спросила Сир.

– Нет.

– И в чём тогда смысл раскаяния?

– Вы предстанете пред ликами богов с душой, принявшей покаяние перед смертью, и если боги сочтут ваше раскаяние искренним, то, возможно, души ваши обретут вечный покой, а не вечное страдание в огненной бездне.

– Паршивенькая тогда сделка выходит, господин судья, – презрительно хмыкнула Сир. – На кой она мне такая сдалась?

Берфит повернулся ко мне, смерил тяжёлым вопросительным взглядом, не иначе как в ожидании моего слёзного покаяния. Я дёрнулась в попытке проверить надёжность пут.

Бесполезно. Руки связаны крепко, профессионально.

– Надеюсь, вы понимаете, что со всеми вами будет, когда мой отец узнает о смерти своей дочери? – поинтересовалась я.

Не то чтобы я всерьёз верила, будто Холдан, узнав о моей трагической гибели, примчится сюда и разнесёт это тёмный городишко по камешку, мстя за убийство своей любимой ученицы, но надо же попробовать достучаться до этих упёртых людей.

– Твой отец, ведьма, чужеземец и ему самому следовало бы поостеречься, пока гнев богов не пал и на его голову, – ответил Берфит напыщенно и подал знак стражникам.

Холдану-то? Ну-ну.

Стражники начали обкладывать нас новыми вязанками хвороста, толпа радостно взревела в предвкушении долгожданного зрелища, заглушив бормотание старшего жреца из городского храма четырёх богов, по примеру начальства жавшегося в сторонке, на почтительном расстоянии от ведьм.

Я сжала пальцы правой руки, чувствуя прохладный ободок золотого кольца на безымянном. Вернувшись из Железного мира, я так его и не сняла, всё равно для большинства жителей Деревянного это кольцо ничего не значило, а Холдан то ли не обратил на него внимания, то ли сделал вид, будто в упор не замечает. Понятно, что всё было понарошку, для придания реалистичности легенде, но отчего-то грела мысль, что Гарет надел мне его на палец, согласившись взять меня в жёны, поклявшись любить, защищать и быть рядом, а я, в свою очередь, надела мужчине второе кольцо. И Сир в шутку объявила нас мужем и женой.

Глупо, конечно.

Судья взял два факела, по одному в каждую руку, встал между столбами. Хворостом нас обложили выше колен и, признаться, сучковатые ветки то кололи сквозь юбку, то цеплялись за ткань при малейшем движении. Народ опять затих и, кажется, даже дышать начал через раз. И откуда что берётся? На глазах практически всего города, целой кучи мужчин, женщин и детей – разумеется, детей постарше, подросткового возраста, родителям всё-таки хватило ума не тащить на казнь малышей… или надо поблагодарить поздний час? – собираются сжечь заживо двух девушек, а они и рады. Разве что с попкорном да чипсами не сидят, да и то, полагаю, исключительно потому, что, во-первых, сидеть негде и, во-вторых, вряд ли в этом тёмном княжестве знали, что такое попкорн и чипсы. И стоять будут до последнего, наблюдая, как огонь пожирает наши тела, как разъедает плоть до костей. Будут смаковать страшную насильственную смерть и чужие муки, словно экзотическое блюдо, и считать, что сами-то они ничего плохого не делают и происходящее совершенно нормально.

Демоны бы побрали этих любителей кровавых зрелищ!

– Да свершится справедливый божий суд! – громко объявил Берфит, подняв факелы повыше. – И да получат ведьмы по делам своим, и не убоимся мы зла, что скрывается в ночи и чёрных душах неверующих!

– Не, мужик, не верю, – вдруг вмешалась Сир. – Пафоса многовато, и интонация хромает. Проще надо быть, проще и тогда, глядишь, люди к тебе потянутся.

Судья одарил девушку взглядом гневным, глубоко оскорблённым подобной наглостью, но факелы всё же опустил одновременно, поджигая обе древесные кучи. Хворост занялся сразу, с весёлым потрескиванием – сырого, по крайней мере, не положили, а то читала я и о таком способе продлить муки неугодной ведьмы. Попыталась сосредоточиться на призыве стихии, однако мысль мгновенно уплыла, оставив неприятное чувство растерянности. Что за дрянь нам всё-таки прыснули, если даже подумать как следует о призыве не получается?

Пламя разрасталось, захватывая всё больше и больше веток, подбиралось ближе. Я отвернулась, зажмурилась, стараясь не думать о предстоящей боли. И о том, что я вот-вот перестану существовать, размышлять в последние минуты, пожалуй, тоже не стоит. Похоже, не увижу я больше ни родных, ни друзей, ни милого моему сердцу Эвера, где я не была уже больше полугода. Не увижу Гарета. Будут ли друзья часто вспоминать обо мне, сохранит ли Гарет своё кольцо, а Рин – мой личный телефон с теми дурашливыми селфи с бала?

Открытых участков кожи коснулся жар, дышать стало труднее.

Я не хочу умирать!!

 

 

Глава 1

 

Три года назад

Мама дорогая, роди меня обратно!

Я ходила по коридорам живого корабля, заглядывала в отсеки, куда не был закрыт доступ, с восторженным придыханием рассматривала неровные, местами бугрящиеся стены и потолки, где-то чёрные, где-то цвета запёкшейся крови, где-то неожиданного нежно-розового оттенка. Пол, в отличие от стен, ровный, твёрдый, больше всего напоминающий хорошо утоптанную дорожку. Освещалось всё самыми обыкновенными искусственными световыми кристаллами, ни окон, ни иллюминаторов фактически нигде нет.

Благодаря некогда просмотренным фантастическим фильмам Железного мира, я примерно представляла, как может выглядеть изнутри живой корабль. Разумеется, воздушные корабли Огненного мира не предназначены для полётов в космосе. Будучи живыми существами, они сами создавали портал в пространстве, позволяющий им, хозяину и экипажу быстро перемещаться как между мирами, так и внутри одного. Но видеть что-либо в кино далеко не то же самое, что видеть самой в действительности. А действительно, надо признать, сильно впечатляла.

Корабль каким-то образом дышал. Стены едва заметно вздымались и опадали, иногда в глубине этого удивительного, хотя и несколько странного создания начинало что-то глухо булькать и урчать, как в желудке у голодного человека, и тогда лично у меня сразу возникало нехорошее ощущение, будто одну маленькую ведьмочку вот-вот примутся переваривать. Ещё в большом количестве попадались длинные чёрные щупальца, скользкие на вид и покрытые буграми, торчащие из стен и свисающие с потолка наподобие лиан. Они тянулись вдоль коридоров, лежали поперёк прохода, улитками переползали из помещения в помещение, растворялись в стенах и снова вырастали в других местах. По мере моей экскурсии начинало казаться, что корабль таким способом следил за мной.

Удивительно, невероятно и жутко одновременно. Бр-р!

Закончив с осмотром, я вернулась на мостик, или в капитанскую рубку, или харр знает, как она там правильно называется. Собственно, пригодных для нахождения людей и демонов отсеков оказалось не так уж и много, остальную часть корабля, как я поняла, занимали его внутренние органы.

– Понравилось? – осведомился пожирающий.

– Не могу отделаться от мерзкого ощущения, что он хочет меня переварить, – призналась я.

– Корабль никогда не причинит вред ни своему хозяину, ни его кровным, – возразил Холдан. – В тебе мои споры, так что делай соответствующие выводы.

Да я, в общем-то, догадывалась, что связь между демоном-хозяином и его кораблём устанавливается через кровь, в случае пожирающих – через кровь с определёнными спорами.

Как Холдан и обещал, ровно через три недели после моего возвращения в Эвер и его визита пожирающий вернулся за мной, дабы забрать с собой на загадочную огранку моих новоиспеченных возможностей. Я всё-таки взяла с собой смену белья, парочку любимых книг, колоды и очки – куда же я без своих «глаз»? Демон скептически посмотрел на мою сумку, хмыкнул и более ничего не добавил. Я попрощалась с Арле и горгулом Киппом, так и обосновавшемся в эверском замке, шёпотом на ухо напомнила сильфу о письмах, которые он должен передать Еве и Рин, и о записке для Гарета – если вдруг обращённый вернётся, – и отправилась навстречу неизвестности. При ближайшем рассмотрении неизвестность оказалась уже некогда виденным мной живым кораблём, чёрной громадой возвышавшимся посреди луга за крепостной стеной замка. Вместе с Холданом я поднялась на борт и корабль сразу взлетел, унося меня прочь от родного края и близких людей.

– Если будешь умницей и не разочаруешь меня, когда-нибудь я научу тебя управлять им, – внезапно пообещал демон.

– Меня? – опешила я. Это что-то новенькое! – Насколько мне известно из рассказов одной моей подруги, свои корабли демоны передают по наследству своим же прямым потомкам. Разве он, – я обвела рукой небольшое круглое помещение без каких-либо приборов управления и с, кажется, единственным на всём корабле окном, – не должен отойти кому-то из ваших детей? В крови Кристофера и Мэй те же споры и они у них, в отличие от меня, с рождения, а не появились полтора месяца назад. Что называется, прав у них поболе будет.

– С одной стороны ты права. С другой – лишь хозяин решает, кому именно из своих кровных он намерен доверить управление и заботу о корабле и последующую его передачу в полноценное и полноправное использование. Заметь, речь идёт обо всех кровных хозяина, не только о его детях.

И к чему он клонит, интересно?

– Простите, конечно, но они ваши дети и наследники, а я так, неудачно мимо пролетала, просто случайная жертва ваших махинаций и сделок, – осторожно напомнила я.

– Споры Кристофера находятся в спящем состоянии, – на меня пожирающий не смотрел, пристально глядя в большое панорамное окно перед ним. – Среди Белых теней это крайне редкое явление, возникающее лишь в случае, если один из родителей принадлежит к другой расе. Неизвестно, когда споры проснутся и проснутся ли когда-нибудь вообще. Может статься, что моя кровь пробудится только в следующем поколении, у детей Кристофера.

– Ведунский дар от матери ему тоже явно не передался, – пробормотала я.

Учитывая возраст молодого лорда, ожидать всплеска уже поздно… и что остаётся в сухом остатке, как говаривала Сир? Правильно, обычный человек.

– А как же Мэй? Она сильная ведунья и во многом благодаря именно демонической крови в жилах.

– Моя маленькая упрямая элле, – усмехнулся Холдан. – Не знаю, кто рассказал ей правду обо мне и её матери…

А я благоразумно промолчу. Не могу сказать, будто в восторге от признания Гарета об истинном происхождении родителей Мэй и Кристофера и, тем более, от того, как и при каких обстоятельствах обращённый поведал об этом интригующем факте Мэй, но, с другой стороны, Холданы сами затянули дело. Неужели ни у старшего Кристофера, ни у его супруги леди Арлены не нашлось ни времени, ни возможности, ни моральных сил для рассказа детям правды? И это при том, что Гарету уже давно известна эта разнесчастная правда, и он мог намного раньше поделиться ею с Мэй?

– И если когда-нибудь узнаю, то вырву этому болтливому малому язык…

Э-э, не надо вырывать Гарету язык! С языком он мне нравится гораздо больше: и поговорить интересно, и целуется… хорошо.

– …и заставлю его съесть данную бесполезную часть собственного тела, – пожирающий покосился на меня, но я усердно делала вид, будто смазанная голубоватая пелена за окном интересует меня куда сильнее, и заглатывать наживку не торопилась. Холдан сообщил, что лететь недалеко и смысла открывать портал нет, и потому корабль просто шёл под невидимостью. Не знаю, какая у него максимальная скорость, но, полагаю, достаточно высокая, чтобы преодолевать большие расстояния за короткий срок. И если на земле кому-то и случится поднять голову к небу, когда будет пролетать корабль, то увидит он лишь белёсый туманный росчерк, который появится и исчезнет быстрее, чем незадачливый наблюдатель что-либо сообразит. – Амелия устроила скандал, – продолжил демон неохотно, не дождавшись от меня нужной реакции. – После бегства с братом, после всех этих бестолковых приключений с вашей компанией они с Кристофером вернулись в Белль и Амелия потребовала у матери, чтобы та срочно вызвала меня домой.

– А чего вы хотели? – пожала плечами я. – Столько лет скрывать правду.

– Ради блага наших детей, – добавил Холдан. – Амелия заявила, что не желает знать меня, что она никогда не простит мне ни лжи, ни того, что я сделал девчонке Рейны. Амелия твёрдо намерена жить самостоятельно, без нашей помощи и поддержки, более того, она вбила эту бредовую идею брату, и две недели назад они снова сбежали из дома.

– И вы им позволили?

– Пусть поживут самостоятельно, если желают. Арлена тайно присматривает за ними, но доступ к деньгам семьи я перекрыл. Достаточно того, что твои подружки-приятели в Гьерде жили за наш счёт.

– Возможно, со временем Мэй всё же вас простит, – неуверенно предположила я.

– Возможно.

Пелена за окном растеклась голубым небом с редкими облачками – корабль замедлил ход и снял невидимость. Я приблизилась к окну, разглядывая сквозь твёрдый прозрачный материал – явно не стекло – крыши дома и хозяйственных построек внизу. Корабль плавно развернулся и начал снижаться, опускаясь на желтоватый лужок перед домом.

– Где мы? – уточнила я.

– Небольшое частное поместье на границе Лиры и Имперского союза.

Тогда понятно, почему обошлись без портала – Лира южная соседка континентальных территорий моей родной Лидии. Тут лететь-то всего ничего, даже деревянные воздушные корабли при всей их медлительности добираются от Эвера до границы Лидии и Лиры за каких-то пять-шесть часов.

– Частное – надо полагать, ваше?

– Разумеется.

Корабль приземлился. Я подхватила свою сумку, лежавшую на полу мостика, и в сопровождении пожирающего отправилась на выход. Чёрные щупальца быстро и догадливо убирались с дороги хозяина, в то время как я во время экскурсии о-очень осторожно через них перешагивала. И Холдан желает в перспективе научить меня управлять вот этим?! Не представляю, как это создание Огненного мира будет подчиняться мне, человеческой ведьме с сомнительными спорами пожирающего в крови.

– Я думала, мы полетим в корпус Вестралии, – в конце концов, именно демон превратил жалкий зачаток ведунского корпуса, некогда существовавшего при замке правителя Вестралии, в могущественный, самостоятельный и единственный на всём среднем континенте оплот тёмного искусства и запрещённых видов магии.

– Зачем?

– Не знаю. Разве не там умельцы корпуса создали тело для Сир?

– Да, новое тело Сирине создано в вестральском корпусе, но учиться она, как и ты, будет здесь.

Миновав несколько коридоров, мы вышли в небольшое помещение с неизменными щупальцами. При виде хозяина щупальца посторонились, а в стене напротив входа открылся проём, ведущий наружу. Признаться, входы-выходы, вроде бы сами собой появляющиеся в кажущейся монолитной, слабо шевелящейся массе, выглядели мерзко. И спускаться по щупальцам, в несколько секунд сплетающимся в подобие трапа, тоже мерзко. И страшно – вдруг не выдержат даже моего скорбного веса? А ещё неприятно – всё-таки живой, может, кораблю больно?

Холдан сошёл по трапу стремительно, не глядя под ноги. Я же сначала носком туфли постучала по неровной поверхности, затем с опаской поставила одну ногу, перенесла на неё вес тела, поставила вторую и быстро сбежала на землю. Поправила лямку сумки и поспешила вслед за высокой фигурой пожирающего.

Дом оказался обычным двухэтажным каменным особняком, не слишком большим, с одним крылом, увитым плющом выше окон второго этажа. Перед центральным входом прямоугольная мощёная площадка, с левой стороны раскинулся пожелтевший, увядающий луг, справа из-за дома выглядывало одноэтажное кирпичное строение неопределённого назначения и без архитектурных изысков. На самой площадке дожидалась девушка в строгом чёрном платье. Старше меня на вид, чёрные же волосы собраны в гладкий пучок, зелёные глаза смотрели изучающе и неодобрительно, губы сурово поджаты. Едва мы приблизились к ней, как девушка присела в почтительном реверансе. И я только сейчас сообразила, что Холдан-то как прилетел за мной в ипостаси пожирающего, такой и есть до сих пор, то бишь чёрные провалы глаз, длинные белые волосы и не внушающая доверия бледная физиономия с острыми чертами, однако девушка и виду не подала. Выпрямилась невозмутимо, произнесла спокойно:

– Магистр.

– Катерина, твоя вторая подопечная, леди Найда Мэйнард, – представил нас демон. – Найда, леди Катерина Маргарита Ренье, моя ассистентка, одна из лучших выпускниц корпуса Вестралии и твоя будущая наставница.

Ренье? Знавала я одного лорда Ренье, как раз таки связанного с пожирающим.

– Рада знакомству, – отозвалась я и повернулась к Холдану. – Простите, а она не родственница…

– Катерина старшая дочь моего доброго друга и делового партнёра лорда Чарльза Ренье, – с насквозь фальшивой любезностью пояснил демон. – Насколько мне известно, ты встречалась с ним летом, когда племя твоего вождя прилетело в Вальсию. Ах, да, эти дикари даже имели честь воспользоваться гостеприимством лорда Ренье, находясь на территории его замка.

– А-а, да-да, припоминаю, было дело, – в тон собеседнику парировала я. – И именно на его территории вы нас всех чуть не зажарили до горелой корочки.

Катерина нахмурилась и смерила меня осуждающим взором, явно не одобряя таких язвительных интонаций по отношению к её дражайшему магистру.

Сдаётся, вряд ли мы с ней подружимся.

– Рад, что ты не оставила то памятное событие без надлежащего внимания, – пожирающий явно предпочитал оставлять за собой последнее слово в пикировках. – На время обучения жить ты будешь здесь. Катерина, комната для леди Мэйнард готова?

– Да, магистр, – кивнула девушка.

Холдан приглашающим жестом указал на дом и Катерина, развернувшись, первой направилась к входу. Мы последовали за ней.

– Тебе позволено будет навещать родных и друзей на праздники, но, само собой разумеется, ты не имеешь права разглашать им какую-либо информацию или просто рассказывать о том, где ты находишься, чем занимаешься и кто тебя окружает, – продолжил сухой инструктаж демон. – Никакой почты и переговоров по зеркалу. Никаких жалоб и намёков, поняла? В противном случае ты рискуешь увидеть свою семью только тогда, когда я сочту нужным.

– То есть вы меня похитили? – предположила я.

– Я взял тебя на работу с предварительным обучением и испытательным сроком. Можешь считать, что на работу с повышенным уровнем секретности, если тебе так будет удобнее.

Даже спросить стесняюсь, что же это за работа может быть?

Мы прошли в дом. В небольшом чистом холле Катерина шагнула было к лестнице, ведущей на второй этаж, но пожирающий остановил девушку, коснувшись её плеча.

– Думаю, сначала леди Мэйнард стоит увидеть Сирине, – пояснил Холдан в ответ на вопросительный взгляд обернувшейся ассистентки.

– Да, магистр, – Катерина, не выказав ни удивления, ни недовольства, спокойно поменяла маршрут движения и проводила нас в гостиную на первом этаже.

Гостиная тоже небольшая, обставлена традиционно для дома богатого, но без чрезмерной роскоши и помпезности. В камине горел огонь, из высоких окон открывался вид на тот самый луг слева от особняка. Кофейный столик занят подносом с чайником, сахарницей, вазочкой с конфетами, тарелкой с пирожными и чашкой, а напротив в глубоком вишнёвом кресле сидела…

– Сир?

Бывший фамильяр подняла голову от раскрытой книги, посмотрела на меня удивлённо, недоверчиво.

– Найда? – Сир захлопнула и отложила книгу на край столика, встала с кресла и бросилась мне навстречу. – Найда!

Катерина едва успела отступить в сторону, а Сир торопливо стиснула меня в крепких, вполне себе материальных объятиях.

– Найда, наконец-то ты приехала! Мне здесь невыносимо скучно, а эта ворона только и делает, что указывает мне, как надо стоять, ходить, сидеть! Какая-то человечка – и указывает мне?

– Сколько можно повторять – не называй меня вороной, – процедила Катерина в тщетной попытке скрыть раздражение.

По крайней мере, при магистре.

Сир отстранилась от меня, покосилась насмешливо на девушку.

– Ты брюнетка, всегда в чёрном и только каркаешь – ворона и есть.

– Сирине, я попросил бы тебя впредь быть любезней с твоей наставницей, – холодно заметил демон.

– Я царевна из древнего рода, я… – начала Сир высокомерным, возмущённым тоном, но пожирающий перебил её.

– Ты младшая царевна древнего рода, от которого ныне остались одни лишь воспоминания, и ничего более. Мира, который ты знала, давно уже не существует, твоя страна похоронена под толщей песка, сама жизнь в тех краях выжжена солнцем, тем самым солнцем, которому вы неистово поклонялись и от которого, по преданиям, произошёл ваш род. Ты и тебе подобные существа были могущественны настолько, что уничтожили и себя, и преданных вам людей, и всё, что вас окружало. Ваши тела умирали, но дух нет, дух бессмертен, правда, в физическом мире он слаб и ничтожен, сколько бы вы ни воображали себе обратного. Благодаря мне ты обрела тело, получила второй шанс, однако, царевна, я настоятельно рекомендую тебе не заблуждаться на счёт и мой, и твоих возможностей. Я уже говорил, это тело смертно, и твоя прежняя сила никогда не восстановится полностью. Отчасти потому, что человеческая оболочка в принципе не способна выдержать столь высокого уровня. Отчасти потому, что я не стремился создать нечто, мне не подчиняющееся.

И потому ограничил могущественного духа уязвимой физической оболочкой.

– Напоминаю, что я могу и избавить тебя от твоего нового тела и предоставить тебе время на размышления о своём поведении, – продолжил Холдан и от его подчёркнуто спокойного, ровного голоса мурашки пробежали и у меня. – Только, боюсь, следующее тело ждать ты будешь долго, довольствуясь тем, что слепишь сама. Кем ты была на корабле варваров? Кошкой? И я позабочусь, чтобы тебе неоткуда было взять лишней энергии или договориться с очередной незадачливой ведьмочкой.

Это ведь не камень в мой огород?

– Так что будь любезна, царевна, вспомни, что ты не только вздорная избалованная девчонка, но и действительно особа королевской крови, должным образом воспитанная, умеющая вести себя достойно в обществе. В любом обществе, даже тех, кто ниже тебя по рождению. А теперь извинись перед Катериной.

Сир поджала губы, смерила демона презрительным, ненавидящим взглядом и повернулась к Катерине.

– Прошу меня простить, леди Ренье, я больше не буду называть вас вороной, – произнесла Сир тоном, далёким от искренних извинений.

Ассистентка натянуто улыбнулась.

– Что ж, Катерина, давай оставим юных леди вдвоём, уверен, им есть, о чём побеседовать, – пожирающий коротко кивнул мне и вышел вместе с помощницей.

– Вот так я и живу теперь, – передёрнула плечами Сир. – Присаживайся, ты, наверное, устала с дороги.

– Лорд Холдан привёз меня на корабле, так что утомиться я не успела, – я положила сумку прямо на пол и присела на край дивана по другую сторону столика.

Сир опустилась в кресло напротив. Выглядела она так же, как и три недели назад, когда являлась мне бестелесным духом – тонкая стройная фигурка, длинные тёмно-каштановые волосы по плечам, смуглая кожа южанки, золотисто-карие глаза. Одета в простое синие платье, фасоном не сильно отличающееся от облачения леди Ренье.

– Если честно, я думала, ты уже служишь на благо вестральского корпуса, – призналась я.

– Кто знает, может, всё ещё впереди, – откликнулась Сир. – Пока я учусь пользоваться новым телом, магией и смирением.

– Кажется, в последнем ты не преуспела.

– Увы. Как выяснилось опытным путём, то, что проще переносится в образе кошки, в человеческом виде вызывает настойчивое желание показать, кто в этом доме хозяина. И мне уже не первый раз напоминают, что хозяйка здесь не я и что я вообще больше никем и ничем не владею, даже правом голоса.

– Но ты же жила как-то раньше.

– До момента, как Руэлин призвала меня в ваш мир, я словно и существовала, и не существовала. Сейчас я даже не могу всё четко вспомнить… да, собственно, и вспоминать-то нечего. Там нет времени, нет неба и земли, ничего нет, ты просто существуешь в каком-то странном пространстве, где-то между сном и явью. Ничего не понимаешь и почти ничего не соображаешь. И вдруг резко просыпаешься, оказываешься в физическом мире, где ты – вот незадача! – существуешь только в виде духа, почти что призрака, не способного повлиять ни на что в частности. Досадно, правда?

Я потянулась за тарелкой с пирожными.

– Я возьму?

– Угощайся, конечно, – махнула рукой Сир. – Ещё меня тут кормят как на убой. Не иначе как ворона эта завидует моей талии и надеется, что после стольких веков вынужденной диеты я буду лопать похуже свиньи и меня разнесёт, словно опару. Будто я не знаю, что человечка чахнет над каждым кусочком сладкого, жирного и мучного, мучительно подсчитывая калории, – Сир скользнула быстрым оценивающим взглядом по моей фигуре. – Тебе тоже завидовать будет, вон какая ты худенькая.

Было бы чему завидовать – кожа да кости!

– Холдан так мне и не объяснил, зачем ему ты, – заметила Сир.

– Мне тоже. Сказал, что я любопытная, а ему интересны любопытные экземпляры, – я подцепила маленький эклер, отправила целиком в рот. Вку-усно! – И что я тебя дополню.

– А как там поживает твой… м-м, мужчина? – вопросила Сир невинно.

– Который? – уточнила я из чистой ведьминской вредности.

– Ну-у, как я поняла по нашим с тобой последним встречам в доме того ведуна… как, бишь, его звали-то?

– Эсмонд.

– Хорошее имя, основательное. Так вот, я ещё тогда заметила, что в твоих отношениях с высоким могучим варваром явно наступил кризис, – Сир хитро прищурилась, всматриваясь в меня. – И отметочка на ауре имеется. И к кому же у нас кровная привязка, а, солнце?

– К Гарету, – мрачно призналась я и надкусила второе пирожное.

– Что за Гарет? Что-то я такого не припоминаю.

– Он друг Эсмонда, – я огляделась на всякий случай и понизила голос до заговорщицкого шёпота: – И обращённый. Тот самый, который держал Мэй в плену на своём острове.

– О-о, предпочитаешь плохих мальчиков? – невесть чему обрадовалась Сир.

– Холдан не знает, что я с Гаретом, – прошипела я. – И если узнает, то меня, может, и не убьёт, зато за жизнь и сохранность всех частей тела Гарета я не поручусь.

– Понимаю-понимаю. Может быть спокойна – я не проболтаюсь. А он знает, где ты?

– Нет. Ещё в Асдре Гарет дал мне время на раздумья и пообещал, что вернётся через месяц. К сожалению, Холдан прилетел за мной через три недели, а отказать пожирающему я, сама понимаешь, не могла. И вообще, и из-за спор, количество которых контролировать может только он, – я доела пирожное. – Я оставила Гарету записку, хотя не знаю, получит ли он её. То есть действительно ли он вернётся за мной.

– Кровная привязка, солнце, это навсегда, – сочувственно напомнила Сир. – Что бы там себе ни думал Холдан, с вашей привязкой он ничего поделать не сможет.

Да знаю я, знаю. С одной стороны, перспектива немного неожиданная – оказаться связанной с определённым мужчиной, да ещё и обращённым, да и ещё до конца дней своих. С другой, мужским вниманием я не избалована и мысль, что Гарет останется для меня единственным, не особо пугала. Вот планы Холдана в отношении нас с Сир настораживали куда сильнее.

– Что ж, – Сир взяла чашку с недопитым чаем, – за новую жизнь, дарованную его милостью Белой тенью нам, убогим неблагодарным смертным.

Я молча отсалютовала третьим пирожным.

И впрямь, за новую жизнь.

 

– – –

 

Дни новой жизни потекли однообразно. Для нас было составлено строгое расписание, коему мы обязаны следовать неукоснительно и со всей серьёзностью. Меня и Сир учили пользоваться даром, выгоняли на ежедневные пробежки вокруг дома, преподавали этикет и нагружали кучами книг по истории всех четырёх физических миров, классификации их обитателей, теоретической магии и – что лично меня несказанно удивило, – психологии. Уроками магии неизменно заведовал сам Холдан, и занимались мы с Сир раздельно – всё-таки возможности и базовые знания у нас сильно различались. Этикет нам обеим преподавала Катерина, лекции о других мирах демон и леди Ренье читали по очереди и тут возникла накладка. Естественно, пожирающий хорошо знал родной мир Огня, в Воздушном и Железном же бывал иногда и сугубо по делам, а Катерина и вовсе никогда не покидала пределов Деревянного. Поэтому историческую часть о Железном мире я прослушала с интересом, но когда речь зашла о реалиях текущих, некультурно перебила Катерину заявлением, что мне виднее, что там да как и знаю я обо всём не понаслышке и не из книг. В результате с разрешения Холдана рассказывать Сир о Железном мире пришлось мне. Впрочем, Сир не впечатляли особенности и достижения других миров, она часто пренебрежительно пожимала плечами и говорила, что в её время было не хуже, а то и много лучше: существовали и порталы, и воздушные корабли, и технический и магический прогресс, гордые обитатели Воздушного мира склоняли головы перед её народом, а демоны опасались вставать на пути великой расы. На что Холдан снисходительно отвечал, что предки его попросту не считали нужным связываться с теми, кто столь необоснованно высокого о себе мнения. И были правы, добавлял пожирающий насмешливо, великая, чрезмерно возгордившаяся раса как вознеслась на вершину мироздания, так и свалилась с неё в одночасье, исчезнув в небытие, а демоны прекрасно себе существуют до сих пор.

Я в эти споры благоразумно не лезла и вообще, когда Холдан и Сир начинали слишком бурно обсуждать давнее прошлое, погибшую цивилизацию и идеологию, у меня с Катериной случались приступы удивительного единодушия. Не сговариваясь, мы старались ретироваться подальше и переждать диспут где-нибудь в тихом месте вроде кухни и за чашечкой чая. С течением времени я и Катерина не то чтобы подружились, однако, вопреки моим опасениям, между нами установились вполне приличные отношения добрых коллег. Мы не лезли друг другу в душу и не интересовались личной жизнью за пределами импровизированного учебного центра имени пожирающего, хотя под настроение с удовольствием делились байками и забавными историями – я из своего богатого ведьмовского прошлого, Катерина из бытности адепткой вестральского корпуса.

У каждого из нас была своя спальня с отдельной ванной. Прислуга в доме имелась приходяще-уходящая и при ней, разумеется, Холдан не показывался в ипостаси беловолосого демона. Сам пожирающий то по неделе жил вместе с нами в особняке, то улетал на несколько дней, оставив ассистентке подробные инструкции и материал для уроков, а нам с Сир – гору заданий и длинный список литературы, с которой нам надлежало ознакомиться до следующего визита демона. На празднование рождения нового года, или просто Нового года, как говорили в Железном мире, меня отпустили домой. Холдан сам отвёз меня в Эвер на корабле – от предложения подбросить меня сразу до Лидии, где жили мои сёстры с матерью, я вежливо, но непреклонно отказалась, – однако праздник я провела во Флорансии, маленьком королевстве южнее Лиры. Ева и её жених Ричард, король Флорансии, благополучно пережили все попытки его матери разлучить влюблённых и, в конце концов, вдовствующая королева-мать смирилась с выбором сына. Ева и Ричард обручились ещё в начале осени, но со свадьбой, как призналась подруга, совершенно не торопились. Помимо почётного статуса невесты правителя, Еву назначили главой местного ведунского корпуса, точнее, того, что от него осталось, и подруга бесстрашно принялась восстанавливать оплот флоранских ведунов. В общем, праздники прошли шумно и весело, я проведала почти всех друзей, заглянула на денёк к маме и сёстрам и наконец-то познакомилась с самим Ричардом и за компанию с его семьёй. Две его сестры, бойкие и весёлые, мне понравились, а от королевы-матери, дамы вида сурового, непреклонного, я на всякий случай держалась подальше.

На мой день рождения в первый месяц весны меня, как ни странно, тоже отпустили домой. И даже на день рождения Евы в следующем. Правда, гулянка в королевском дворце растянулась на три дня и с пьянки меня забирал лично Холдан, по такому случаю почтивший с почти что официальным визитом ведунский корпус Флорансии. Хочу заметить, что если бы пожирающий – в образе человека, естественно, – прибыл не ради моей скромной помятой персоны, а действительно с визитом в корпус, то ждало бы демона разочарование великое. Ибо глава после трёхдневного праздничного марафона, везде воздушные шары, транспаранты с поздравлениями, конфетти и пустые бутылки, а немногочисленные ведуны либо с тяжёлого похмелья, либо ещё и двух слов связать не могут. После этого случая Холдан запретил мне отпуска на любые дни рождения, пока не закончим обучение.

Катерина на общественные праздники тоже возвращалась домой, в Вальсию, а бедная Сир так и просидела все каникулы в особняке в гордом одиночестве. Я пыталась уговорить демона отпустить Сир со мной, клятвенно заверяя, что глаз с бывшего фамильяра не спущу, – а что, компания у нас большая и новым лицам там только рады, – но всякий раз получала категоричный отказ.

От Арле я узнала, что Гарет сдержал обещание и действительно приехал в эверский замок через неделю после моего отлёта с пожирающим. Сильф передал гостю мою записку, рассказал, что ему было известно о предложении Холдана. По словам Арле, Гарет ни о чём толком его не расспрашивал, только сжал после прочтения записку в кулаке и молча покинул замок. В самом Эвере обращённого не видели, что, впрочем, ещё ни о чём не говорило. Первое время, возвращаясь в Эвер, я надеялась найти весточку от Гарета, записку, переданное на словах послание, знак, ну хоть что-нибудь, однако время шло, а никаких новостей от обращённого по-прежнему не было. Поначалу я волновалась и переживала, предполагая худшее, – мало ли что могло случиться, Гарет обращённый, но не бессмертный и неуязвимый! – затем постепенно отдалась разочарованию, апатии, осознанию собственной ненужности – вот вам и великое светлое чувство, привязка, сердце моё… тьфу, а не на пара на всю жизнь! – и наконец смирилась. Конечно, случались и злость, и непонимание – разве так трудно черкнуть пару строк и оставить в замке у Арле? – и острые приступы самокритичности с самоедством пополам, и слёзы обиды и отчаяния в подушку. К лету стало ясно, что ждать явления возлюбленного за своей дамой сердца бесполезно, и на том я успокоилась.

По крайней мере, решила, что успокоилась, переболела. Подумаешь, прошла любовь, и увяли томаты! Вон, с Райнером отношения тоже надолго не затянулись, и ничего, живу себе. Правда, Райнер-то мне ничего не обещал. И не говорил того, что говорил Гарет.

И не смотрел так, как Гарет.

И у Райнера нет спор, которые возжелали бы меня в качестве объекта для будущего размножения.

И, наверное, Гарет уже нашёл себе кого получше, покрасивее и поинтереснее, а обо мне и думать забы-ы-ыл!

Вот они какие, мужики эти. Все одинаковые, что обычные люди, что оборотни, что обращённые.

Благодаря дракону Фрэнгу я знала, что Райнер благополучно увёл племя Орков на острова в Арисийском море. Из всех товарищей по приключениям в стане варваров дружеские отношения я сохранила только с Тоби и не сказать, чтобы меня сильно удивил данный факт. По мере возможности мы обменивались посланиями через Эвер – Тоби присылал письма в эверский замок, я забирала корреспонденцию, когда прилетала, писала ответные и отправляла с Киппом в роли почтальона. Для горгула переместиться через грани дело минутное, другой вопрос, что Тоби, будучи неодарённым, не мог Киппа позвать, как, впрочем, и я сама не решалась звать горгула, пока находилась в «учебном центре». Парень вместе с Крисельдой, Сигрид и Эйлвин всё-таки подались в наёмники, берясь за работу разную, но не связанную с убийствами, грабежами и прочими делами сомнительными да рискованными. Удивительно, конечно, как они подбили на эту авантюру Крисельду, урождённую принцессу крови, однако я не осуждала бывших друзей за сделанный выбор.

В общем, несмотря на сердечные разочарования и некоторые неудобства, жизнь приобрела приятный оттенок размеренности, и ровное течение её нарушала лишь неопределённость нашего будущего. Ни я, ни Сир по-прежнему не знали, для каких целей нас обучают и что мы станем делать, когда обучение закончится. Катерине если и было что-то известно, то она отмалчивалась, не отвечая на наши расспросы, а Холдан только улыбался задумчиво, когда я пыталась осторожно выведать подробности о собственной судьбе. За всё прошедшее время демон лишь несколько раз возил Сир в вестральский корпус на какие-то тесты. По возвращению Сир рассказывала, что от неё ничего особенного не требовали: продемонстрировать дар да потерпеть проверки ауры и физических показателей.

А в один жаркий летний день пожирающий велел мне и Сир собирать вещи. Посадил нас на корабль и отвёз в Вальсию, в свой замок с красивым названием Белль. К огромному моему облегчению, детей Холдана мы там не застали – Мэй и Кристофер всё ещё проявляли самостоятельность где-то на просторах Вальсии, хотя, как неодобрительно заметил демон, Кристофер так и не отказался от идеи разыскать Крисельду и на коленях вымолить у бывшей невесты прощение. В замке мы пробыли несколько дней, посвящённых отдыху, примеркам и всевозможным косметическим процедурам по превращению нас в приличных молодых дам. Затем мы отправились в столицу Вальсии, Эжен, в городской дом Холданов, а оттуда – прямиком в королевский дворец…

 

– – –

 

В бытность свою трепетной дебютанткой бывала я при дворе Лидии. Папенька наш поднатужился, влез в долги и таки вывез меня со старшей сестрой в свет, лелея надежду, что вложенные в нас средства окупятся и мы отхватим себе мужей если уж не познатнее, то хотя бы побогаче. Мужей мы тогда так и не отхватили, зато я нашла друзей.

Хочу заметить, вальсийский двор не сильно отличался от лидийского. Конечно, у Вальсии размах шире, роскоши и людей больше, и мода давно уже обогнала принятые в Лидии фасоны, но в остальном всё та же фальшь, бессмысленные светские расшаркивания, жадность и расчёт, расчёт и снова расчёт. Те, кто мог себе позволить выезд на сезон, являлись ко двору либо в погоне за мимолётными развлечениями, либо в поисках выгоды. Нынешний правитель страны, Август с каким-то там порядковым номером, жил на широкую ногу, не жалея для услаждения себя, любимого, ни казны, ни труда налогоплательщиков. Его жена Антуанетта, дама уже не юная, но ещё вполне миловидная, благополучно родила венценосному супругу положенную тройку детей – двоих мальчиков и одну девочку – на том сочла свой долг перед отечеством выполненным и с не меньшим энтузиазмом окунулась в радости светской жизни, коей ей не хватило в молодости благовоспитанной королевской невестой строгих правил. Трое отпрысков с некоторых пор считались вполне приемлемым количеством детей во многих странах и семьях, в том числе королевских, – к счастью, тёмные времена высокой детской смертности, когда замужняя женщина обязана была рожать конвейером, давно минули, – поэтому открыто Антуанетту не осуждали и ещё одного ребёнка не требовали. Главное, есть наследник, мальчик, даже двое, значит, будет кому трон с короной передать после смерти отца, а большего от королевы редко когда ожидали. Пока монаршая чета изволила развлекаться, то закатывая балы в королевских резиденциях, то разъезжая по стране и заглядывая в гости к высокородным подданным, Вальсией фактически управлял местный тайный совет, возглавляемый лордом Ренье. По скупым оговоркам Холдана я поняла, что пожирающий в тёмные анналы власти не лез без крайней нужды, ему хватало семьи, вестральского корпуса и собственных грандиозных планов, однако благодаря дружбе с лордом Ренье имел кучу преимуществ, бонусов и плюшек, как говаривала одна моя подружка из Железного мира. Например, мог привести на очередной бал во дворце двух никому не известных девиц, и никто и слова против не сказал бы и уж тем более не поинтересовался бы личностями этих девиц.

Сам столичный дворец, двухэтажное здание цвета мокрого речного песка, впечатлял роскошью и богатством внутреннего убранства. Широкие галереи с мраморными колоннами и картинами, как портретами всевозможных королевских родственников и предков, так и пейзажами и эпическими полотнами. Живопись на высоких сводчатых потолках, по большей части изображавшая либо различные деяния богов, либо божественных посланников, отправленных к простым смертным. Белые двери с позолотой, огромные хрустальные люстры, начищенный до нестерпимого блеска паркет, по которому и мелкими-то шажками страшно идти – а ну как поскользнёшься? Хотелось плюнуть на бал, Холдана и его неведомые планы, остановиться и начать рассматривать картины. Даже Сир позабыла о своём пренебрежительном отношении к нынешнему миру и принялась изумлённо разглядывать бесценные произведения искусства.

Наконец – чаяниями недовольного задержками демона, так как мы с Сир норовили замедлить шаг и перейти к изучению живописи, – мы добрались до бального зала.

Зал оказался настолько велик, что дальнюю его стену я заметила не сразу. Народу тоже хватало. Не думала, что при вальсийском дворе собирается такое количество людей, тем более в столице летом, когда монархи предпочитают или загородные резиденции, или вообще отправляются в путешествие по стране.

– Его величество дает финальный бал, знаменующий собой завершение сезона, – пояснил Холдан в ответ на мой недоумённый взгляд.

– А дальше поедет в тур по родине, объедать подданных? – заметила я иронично.

– Именно, – невозмутимо согласился пожирающий и, знаком велев нам следовать за ним, углубился в зал.

На всякий случай я взяла Сир за руку – не хотелось бы потеряться среди собравшихся. Через несколько минут целеустремленного движения через толпу демон остановился возле двоих мужчин, негромко беседовавших за бокалами с шампанским.

– Чарльз, – окликнул Холдан и оба мужчины повернулись к нам.

И одного из них я узнала, хоть и видела всего раз в жизни.

Лорд Ренье собственной персоной.

– Кристофер, – обрадовался другу и партнёру Ренье и перевёл пристальный, изучающий взгляд на нас. – Твои подопечные, полагаю?

– Верно, те самые девушки, о которых я тебе рассказывал. Найда и Сирине.

Мы присели в неглубоком реверансе.

Вот же демон! Ни тебе титула, ни фамилии, будто мы не пойми кто неясно откуда! Понимаю, вряд ли пожирающий намерен раскрывать наше происхождение при посторонних в виде собеседника Ренье, но лично я как леди глубоко оскорблена, вот!

И страшно представить, что же Холдан успел поведать Ренье о наших скромных персонах.

Холодный взор голубых глаз быстро скользнул по мне и перешёл на Сир.

Не узнал?

Хотя с чего бы? Меня лорд тоже видел всего раз почти год назад и кого бы он запомнил – одну из многочисленных рабынь племени, невзрачную бледную девицу, танцевавшую вальс с вождём? Не думаю, что фактический правитель Вальсии вообще отметил тот эпизод с танцем.

– Я лорд Чарльз Ренье, – зачем-то сообщил очевидное Ренье. – Наслышан о ваших успехах под началом моего доброго друга лорда Холдана. Надеюсь, вы благодарны ему за тот редкий шанс, что он вам предоставил, – продолжил он и повернулся к своему собеседнику. – Позвольте представить вам, милые дамы, лорда Адриана Делано.

Род Ренье в любом случае намного древнее моего и даже с претензией на королевское происхождение, чего о Делано сказать не могу. Хотя знакомый род как будто. Только где, когда и при каких обстоятельствах я о нём слышала?

Адриан моложе Ренье, хотя тоже уже отнюдь не юноша. Короткие чёрные волосы с сединой на висках аккуратно подстрижены, в синих глазах вежливый интерес, скрывающий пристальное, цепкое внимание, на губах отточенная до блеска светская улыбка. Склонил голову, приветствуя нас с Сир, мы, в свою очередь, ответили кивками и столь же вежливыми улыбками. В конце концов, знатные лорды не целуют ручки дамам неизвестного происхождения.

– К вашим услугам, – добавил Адриан, задержав взгляд на мне.

И чего так уставился? Сир выше ростом, куда красивее, эффектнее, нежели я, на её фоне я – традиционная подружка-дурнушка.

– Лорд Холдан, ваши прелестные подопечные из Вальсии? – уточнил Адриан и остановил проходившего мимо лакея с подносом.

– Найда родом из Лидии, Сирине из одного из ныне не существующих королевств, – пояснил демон любезно и качнул едва заметно головой, разрешая нам взять по бокалу с шампанским.

Последние несколько лет под ныне не существующими королевствами подразумевались страны, добровольно-принудительно ставшие частью Имперского союза либо поглощённые им ранее путем завоевания. Конечно, родина Сир погибла задолго до появления Империи, даже до появления предшествовавшего ей королевства Ритина, но собеседнику знать такие детали совершенно ни к чему. Удобно – с одной стороны, не соврал ни словом, с другой, света на наши личности данная информация всё равно не проливала.

Я осторожно пригубила содержимое бокала. Дорогущее, поди, но вкусное.

– И никогда прежде не были в Вальсии?

– Нет. Они девушки из бедных семей и до поступления под мою опеку никогда не покидали пределов родных стран.

– Вот как? Любопытно.

Что тут любопытного? Я вопросительно покосилась на Сир в надежде, что, может, хотя бы она знает, зачем Холдан привёл нас сюда и что мы должны изображать, но девушка лишь пожала плечами. Действительно, любопытненькое дельце намечается: на бал аж в сам королевский дворец привезли, высоким лордам представили и вряд ли выбор их случаен – понятно, что Ренье наверняка заодно с другом, а вот конкретно Адриан оказался здесь и сейчас определённо не по неудачному стечению обстоятельств, – однако цели и задачи объяснить не изволили. Или это проверка такая?

– Вас что-то беспокоит, лорд Делано? – спросил Ренье.

– Нет, ничего, – Адриан безмятежно улыбнулся. – Вы же знаете, профессиональная привычка, ничего не могу с ней поделать. Однако могу заверить вас, лорд Холдан, что ваши подопечные в высшей степени обворожительные особы, а редкая красота госпожи Сирине заслуживает отдельного внимания.

Холдан и Ренье обменялись быстрыми удовлетворёнными взглядами, явно услышав то, что ожидали услышать, и мужчины перешли к обсуждению последних придворных новостей и поправок к законопроекту, связанному с куплей-продажей недвижимости. Мы с Сир заинтересованно внимали, старательно улыбались и делали вид, будто понимаем, о чём речь. Ненавязчиво играла музыка, приглушая голоса собравшихся, продолжали прибывать гости, всё больше заполняя огромный зал.

Я честно пыталась вспомнить, где же могла слышать о Делано. Память на имена у меня неплохая, с лицами куда хуже, однако чем дольше я украдкой посматривала на Адриана, тем сильнее начинало казаться, что я не только где-то слышала о его роде, но и видела его самого. И частые, вроде бы мимолётные взгляды в мою сторону намекали, что и я для него не совсем незнакомка. Но если мы встречались, то где и когда? Тем более в течение последнего года я вообще мало с кем знакомилась, только с Ричардом и его родными, ну, и ещё с флоранскими придворными, но из тех я никого толком не запомнила. И Адриан ведь неспроста уточнил, не из Вальсии ли мы.

– Прошу нас простить, мы на минуту, – вдруг извиняюще произнёс Холдан и, стальной хваткой вцепившись в мой локоть, отвёл меня в сторону. Я поморщилась – больно всё-таки! – а демон, не поворачиваясь лицом ко мне, процедил раздражённо: – Ты не могла бы прекратить строить глазки Делано?

– Что? Никому я не строю глазки, – возмутилась я. Пожирающий что, принял наши переглядывания за флирт? – Просто мне кажется, что…

– Тогда заканчивай таращиться на него, как деревенская дурочка на заезжего рыцаря, – перебил Холдан. – Мне нужно, чтобы Делано увидел вас и запомнил, у него, как он сам уверяет, хорошая память на женские лица. Через пару месяцев я собираюсь продать ему вас обеих. Или, что скорее всего, ту из вас, кто больше ему приглянется.

Что-что?!

– П-п-продать? – пролепетала я, решив, что ослышалась.

– Мне казалось, тебя, как бывшую рабыню кочевников, подобная перспектива смущать не должна, – демон кивнул кому-то из проходивших мимо. – Впрочем, тебе вряд ли стоит волноваться: с высокой долей вероятности Делано отдаст предпочтение Сир.

– Продать? – пока получалось только тупо повторять одно и то же и бороться с острым желанием выплеснуть остатки шампанского в моём бокале в бесстрастную физиономию пожирающего. – Нас?

Со стороны мы, наверное, выглядели как отец и дочь, которой добрый папа только что сообщил, что ей придётся на благо семьи выйти замуж за какого-нибудь престарелого, зато чрезвычайно богатого лорда. Высокий, немолодой темноволосый мужчина в чёрной одежде, с узким суровым лицом и твёрдой, непреклонной решимостью в синих глазах и худенькая юная блондинка в белом бальном платье, наверняка бледная и словно пыльным мешком оглушённая. Картина маслом «Отцы и дети».

Холдан повернулся ко мне, полюбовался на мою наверняка нездорово перекосившую мордашку и снисходительно улыбнулся.

– Успокойся, я не намерен продавать вас по-настоящему. Меня интересует одна занятная вещица в хозяйстве Делано, но он не склонен выставлять её на всеобщее обозрение и продавать не собирается…

Мама дорогая!

– Простите, милорд, давно вы решили стать сутенёром? – прошипела я. Голос, естественно, не повышала – громко о подобном не говорят, во всяком случае, не при всём честном народе и уж точно не при половине, если не больше, королевского двора. – Не припоминаю, чтобы речь шла о том, что нас станут подкладывать под кого ни попадя.

– Делано не настолько неразборчив в связях, – утешил демон и добавил насмешливо, едва слышно: – К тому же возможности наших спор не безграничны, и восстановить давно утраченную девственность им не под силу.

Ещё один папочка на мою несчастную голову!

– А невинность-то этому вашему лорду зачем? – ладно папенька мой подкладывать меня под несостоявшихся женихов пытался, и желание получить в жёны нетронутую девицу тоже понятно, но если мои предположения о нашем с Сир назначении верны, то опытная дама была бы уместнее. Да и никто из моих знакомых мужчин не находил ничего увлекательного в сексе с девственницей.

Холдан бросил быстрый взгляд на Адриана, занятого беседой с Ренье. Сир стояла рядом с мужчинами, под одобрительным взором Ренье даже о чём-то спрашивала Адриана, и тот отвечал с покровительственной улыбкой, не забывая с максимально заинтересованным видом посматривать на девушку. Не сомневаюсь, что отец Катерины бдительно следил за ходом разговора и репликами Сир, дабы она не сказала лишнего.

– Насколько мне известно, имя Делано фигурировало в прошлогоднем деле о жертвоприношениях дракону в городке Гьерде, что здесь, в Вальсии. Да-да, ты, как непосредственная участница событий, знаешь о той нехорошей истории лучше многих.

Вот откуда мне знаком род Делано! Только не род, как мне подумалось вначале, а само имя.

– Он покупал девушек, которых не принял дракон, – пробормотала я. – Ещё он вроде владеет сетью подпольных ночных клубов по всей Вальсии.

– Видишь, ты неплохо осведомлена, – сдержанно похвалил демон. – Занимается он этим делом уже порядка пятнадцати лет, начал ещё до приобретения титула. Да, Найда, он первый носитель титула в своём свежеиспечённом роду, получил от Его величества за особые заслуги перед короной. Делано платит налоги, как официальные, так и неофициальные, и время от времени организовывает для короля и узкого круга его приближённых увеселительные мероприятия, что обеспечивает ему высокое покровительство и защиту.

– В вальсийском Тайном совете, случаем, не состоит? – уточнила я. Ладно, с фамилией разобрались, но лицо-то его почему кажется знакомым?

– Нет. Говорит, что политика не для его ума низкорожденного.

– Прямо так и говорит?

– Как ни странно. В отличие от прочих внезапно возвысившихся при Августе, Делано не забывает и не стесняется напоминать о своём происхождении.

Резон в этом есть, и немалый: с таким бизнесом за плечами лезть в высшие эшелоны власти слишком рискованно, желающих утопить лорда-выскочку из ниоткуда наверняка и без политической деятельности хватало, а стремление подчеркнуть своё неаристократическое происхождение остужало пыл злословов. Обычно счастливчики, сумевшие подняться из грязи в лорды, старались побыстрее забыть, где родились и кем были раньше.

– Кроме клубов, у Делано есть страсть к коллекционированию представительниц прекрасного пола, – продолжил Холдан сухо. Я подумала и во избежание соблазна залпом допила остатки шампанского. – Нет, он не собирает девиц и не держит их насильно у себя в подвалах. Скорее коллекционирует номинально, – в голосе пожирающего ясно прозвучало осуждение. – Как сообщил наш осведомитель, Делано не только заводит необременительные интрижки с высокородными леди, но и лично посещает подпольные торги и невольничьи рынки, покупает заинтересовавших его девушек. Изредка девицы становятся его любовницами, однако чаще всего девушки отправляются в его клубы.

– Танцевать стриптиз на сцене?– я огляделась в поисках лакея с напитками. И хорошо бы забрать себе сразу полный поднос, ибо после таких новостей хотелось только напиться в хлам, а алкоголь целыми бутылками здесь не подают. – Или заведение предлагает полный спектр услуг?

– Танцевать. Во всяком случае, оказание интимных услуг не входит в число обязанностей тех девушек, что работают по контракту. 

– Как благородно, – но не факт, что там прямо все-все девушки работают по договору.

– Откровенно говоря, мне всё равно, что эти девушки делают у Делано. Для меня куда ценнее информация, что некоторое время избранные девушки проводят в его замке, где и находится интересующая меня вещь.

Музыка оборвалась, народ догадливо умолк.

– Его королевское величество Август Третий! – громко объявил герольд. – Её королевское величество Антуанетта!

Присутствующие расступились, почтительно склонились перед вошедшей в зал монаршей четой. Досадливо повертев пустой бокал в руке и не обнаружив поблизости ни одного лакея, я присела в глубоком реверансе и попутно поставила тару прямо на пол, дабы не мешалась. Холдан глянул удивлённо, но делать замечание не стал, к моему облегчению.

– Дома всё обсудим, – добавил демон едва слышно, замерев в положенном поклоне. – Сейчас не место и не время, да и у меня нет желания повторять всё сначала тебе, потом Сирине.

– Но могу я хотя бы узнать, какая вещь вам нужна? – шёпотом спросила я.

Король и королева прошествовали мимо нас. Оставшиеся позади правителей придворные могли с чистой совестью выпрямиться, и я успела разглядеть спины и парики удаляющейся королевской четы, яркой, разодетой не хуже, чем участники карнавалов в южных странах Железного мира.

– Зеркало, – ответил Холдан. – Меня интересует зеркало.

И сильно сомневаюсь, чтобы внимание пожирающего привлекло обычное зеркальце. Только что именно скрывает Адриан Делано – артефакт или одно из весьма редких и оттого чрезвычайно дорогих зеркал-порталов?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям