0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Вернуть Нюшу! » Отрывок из книги «Вернуть Нюшу!»

Отрывок из книги «Вернуть Нюшу!»

Автор: Пронина Елена

Исключительными правами на произведение «Вернуть Нюшу!» обладает автор — Пронина Елена Copyright © Пронина Елена

Елена Пронина

Вернуть Нюшу!

Глава первая. Поехали!

Аня знала, что играет с огнем, но не могла остановиться. Ведь главный приз был так желанен! Она хотела его со школы, и сейчас он сам катился к ней в руки, сидя у барной стойки и по-хозяйски разглядывая ее фигурку.

Нюша знала, что в школе считалась дурнушкой: была полновата, не могла избавиться от прыщей. Но это было до десятого класса. С 16 лет она начала преображаться: вытянулась, постройнела, избавилась от угревой сыпи. Буквально за пару лет из гадкого утенка она превратилась в прекрасного лебедя.

Правда, Денис этого преображения не видел, так как после девятого класса переехал с семьей в областной центр, тогда как Нюша все еще оставалась доучиваться в маленьком городишке, больше похожем на деревню.

Городишко не был для Нюши родным, ее детство прошло в другом месте, вообще в другой стране. На родине Ани стало небезопасно, и ее семья бежала в Россию, когда девочке было 14 лет. Накоплений хватило лишь на то, чтобы купить небольшой домик в поселке городского типа. Здесь девочка и продолжила образование.

Одноклассники приняли Нюшу не слишком приветливо. Были, конечно, девочки, которые ей сочувствовали, но большинство отнеслись к ней настороженно, почувствовав в ней, несмотря на полноту и прыщики, конкурентку. Поэтому они старались замечать все ее промахи, выставляли напоказ все замеченные в ней недостатки и высмеивали ее на глазах у мальчиков. Так что те смотрели на Нюшу с пренебрежением, даже с презрением, стараясь не завоевать ее внимание, а, напротив, избежать его.

Ничем не отличалось отношение к Нюше и Дениса, а вот он понравился девочке сразу же, как она вошла в класс. Высокий, стройный, модно и вызывающе одетый, с татуировкой на предплечье, он казался свободным, независимым и харизматичным. В этом возрасте такие ребята встречаются нечасто, но именно такие нравятся девочкам.

Говорил Денис уверенным и несколько нагловатым тоном, смотрел на всех чуть свысока, даже с какой-то насмешкой, пренебрегал требованиями учителей и задавал взаимоотношения в классе. Если он задирал кого-то, его задирали все, а если кого-то приближал, того все начинали уважать и побаиваться. В школе все ему прощалось, так как его родители были какими-то местными шишками. И все девчонки хотели встречаться с ним, и он осчастливливал вниманием то одну, то другую, делая соперницами подруг и заставляя их ссориться. Только Нюша так и не удостоилась его внимания, хотя сама она жаждала этого.

Вероятно, это не осталось незамеченным Денисом, да и другими одноклассниками. И ее немое обожание стало предметом одной злой шутки. Аня пыталась, конечно, убедить себя, что все было совпадением, но на самом деле осознавала, что Денис не только не случайно сделал ее посмешищем, но и сам все это организовал. Девушка очень надеялась, что когда-то и на ее улице будет праздник.

И вот теперь ее час пробил! Она знала, что похорошела, потому что к окончанию школы одноклассники уже старались с ней сблизиться, да и в университете ребята ухаживали за ней явно не только потому, что она была одной из трех девушек в группе, тогда как на курсе у них учились преимущественно молодые люди. Вуз был техническим, и училась Нюша на программиста, а эта специальность почему-то относилась к тем, право на которые узурпировали мужчины.

Аня видела, как теперь смотрит на нее Ден – совсем не так, как смотрел в школе. И за этот полный обожания взгляд она тут же простила ему детскую выходку. Люди, взрослея, меняются. Почему же не мог измениться к лучшему и Денис?

Она чувствовала, что стоит ей поманить его, и он побежит, как щенок, за ней следом. Дело осталось за малым: собственно говоря, только свистнуть.

Беда в том, что Нюша была скромняшкой и свистеть не умела. Поэтому ей просто необходимо было справиться со своими комплексами и решиться подойти к Дену, заговорить с ним, дать ему понять, что путь свободен.

Единственное доступное средство для раскрепощения девушке было известно одно: алкоголь. Поэтому она выпивала один бокал коктейля за другим, и даже ее подруги-однокурсницы, не бывшие моралистками, начали намекать ей, что закрытие сессии, которое они зашли отметить в клуб, не является достаточным поводом для того, чтобы так напиваться.

Наконец-то, Аня решилась. Подойдя к барной стойке и заказав себе «Маргариту», она обратилась к Денису:

– Привет! Давно не виделись. Как поживаешь?

– Все ништяк, – обрадованно отозвался он. – А ты здесь какими судьбами? Тоже переехала?

– Я здесь учусь, – пояснила Аня. – Вот с однокурсницами решили отметить сессию. Смотрю, а здесь ты.

– А я тебя не сразу узнал, ты похорошела, – признался Ден.

Видимо, желая показать друзьям, что с красавицей Нюшей его что-то связывает, Денис придвинулся к ней и, по-дружески положил руку ей на плечо, нагнулся к ее лицу и добавил интимным голосом:

– Я даже пожалел, что раньше тебя не разглядел. Мы могли бы быть вместе.

– Но никто же не мешает нам быть вместе теперь, – смело отозвалась Аня. – Лучше поздно, чем никогда.

Девушка не умела флиртовать и кокетничать, поэтому не стала дразнить Дениса.

– Ты серьезно? – обрадовался он. – Не шутишь?

– Конечно, серьезно.

– И что, прям сейчас согласишься поехать ко мне?

Аня понимала, чем может и должно закончиться свидание, если она сейчас примет предложение Дениса. У нее еще ни с кем не было таких серьезных отношений, и поэтому перспектива близости с юношей, который, хоть и был желанным, все же оставался чужим, ее пугала. Но, с другой стороны, когда-то это должно же будет произойти? Так, наверное, это ж хорошо, что в первый раз все будет не с абы кем, а с любимым парнем? Нюша решила, что выпьет еще пару-тройку бокальчиков «Маргариты» для смелости, и будет ей море по колено.

– Да запросто! Только не прям сейчас, а чуть попозже – я потанцевать хотела.

– Да не вопрос, – согласился Ден, понимая, что чем пьянее будет Нюша, тем проще будет уговорить ее на все, что ему захочется.

Они немного потанцевали, Аня выпила еще несколько бокалов вина и, отлучившись в туалетную комнату, поняла, что ее уже начинает подташнивать, и пить сегодня больше нельзя.

Вернувшись к Дену, она сообщила, что натанцевалась и готова хоть сейчас покинуть клуб – нужно только предупредить подруг, что она уходит.

– Я буду ждать тебя в машине, – сказал Ден.

Нюша кивнула и направилась к однокурсницам. Она объяснила, что встретила старого приятеля, и он пригласил ее продолжить праздник в другом месте. После чего взяла клатч и сумку с ноутбуком (она почти всегда носила его с собой в универ), неуверенными шагами направилась к выходу.

Тут ее затошнило, и пришлось еще раз посетить уборную. Прополоскав рот и брызнув в него освежающим спреем, Нюша, наконец-то, покинула клуб. Оказавшись у входа, девушка огляделась. Машин здесь стояло несколько, но водитель, кажется, был лишь в одной. Значит, ей была нужна именно эта.

Слегка пошатываясь, девушка доковыляла до автомобиля, припаркованного немного впереди, у соседнего здания, и распахнула переднюю дверь. Однако приземлиться не получилось: на сиденье стоял огромный рюкзак. Нюша поняла, что ей придется ехать сзади. Она отошла на пару шагов, затем вернулась к машине, но теперь к задней дверце, подергала за ручку. Дверь открылась, хоть и не с первого раза.

Нюша забралась на сиденье, кинула рядом ноутбук, захлопнула дверь, икнула, прикрыв рот ладошкой, и, махнув другой рукой, сообщила Денису, что готова.

– Поехали! – сказала она, и машина тронулась.

Сначала Нюша волновалась, представляя, как пройдет ее первое взрослое свидание, но потом ее укачало, и она задремала.

Глава вторая. Розыгрыш

В пятницу после смены Ярослав заехал к матери на работу. Она накупила каких-то продуктов и просила их забрать домой, раз уж он на машине. Мама работала продавщицей в круглосуточном магазинчике, и как раз сегодня она вышла в ночную смену.

Сам Ярик, как называла его мама, трудился на заправке, тоже посменно, а в свободное время подрабатывал тем, что играл с друзьями в баре и на свадьбах (он был ударником). Впрочем, Слава, как называли его друзья, брался за любую работу: и за доставку еды, и за перетаскивание вещей, и за облицовку ванной плиткой.

Золотыми у него были не только руки – котелок тоже варил, но о «вышке» пришлось забыть: сразу после девятого класса он пошел получать профессию, чтобы хоть немного разгрузить мать. Она растила его одна, и денег все время не хватало. Так что юноша не мог позволить себе сидеть на ее шее, когда почувствовал себя взрослым.

К тому же его хобби тоже требовало затрат: он увлекался музыкой, собирал пластинки.

Тем не менее к 25 годам у Ярослава уже была своя тачка (пусть и не иномарка, но своя), он мог позволить себе прилично одеваться, и в бары порой ходил не для заработка, а для отдыха.

Периодически появлялись у него и подружки, но сильно с ними он не сближался, домой не водил, так как в каждой девушке, оказавшейся рядом с Яриком, мама видела его невесту. Она почему-то считала, что возраст жениться ему уже подошел, хотя из его друзей семьей еще никто не обзавелся, так что ее сын явно от своих сверстников в этом смысле не отставал. Сам Ярослав жениться не жаждал. Друзьям говорил, что еще не нагулялся, матери и бабушке – что еще не встретил ту самую, единственную. И то и другое, в общем-то, было правдой, а какая причина главная, юноша и сам не знал.

Работа, подработка, репетиции, мимолетные свидания – времени Ярославу постоянно не хватало, но он все-таки никогда не отказывался помочь родным, когда те его просили. И забирать покупки у дежурившей у прилавка матери по вечерам ему приходилось регулярно. Вот и сейчас, несмотря на усталость и голод, с работы он поехал не домой, а в «Хуторок» - так назывался магазин, где трудилась мама.

Забрав пакеты с консервами, колбасой и какими-то еще упаковками, Ярослав сел в машину и начал перекладывать продукты в рюкзак. Он специально брал его с собой для этой цели. Из пакетов содержимое могло высыпаться, в рюкзаке же все лежало аккуратно и надежно.

Не успел Ярик закрыть рюкзак, как звуковой сигнал оповестил его о том, что кто-то прислал сообщение в мессенджере. Это была бабушка, спрашивала, не завезет ли он ей лекарства, которые она у них забыла днем, когда заходила проведать внучка и дочку. Ярик начал набирать ответ, что, конечно же, завезет, но только завтра утром, сегодня уже поздно.

Краем глаза заметил, что со стороны клуба, находящегося почти напротив «Хуторка», к его машине неуверенной походкой приближается блондинка в розовом платье-халате, с бирюзовым клатчем в руке и в белых босоножках на высоких шпильках. Судя по всему, она была уже хорошо подвыпившей и, вероятно, искала такси.

Доцокав на своих каблучках до Славиной «Приоры», девушка уверенно открыла дверцу и недовольно уставилась на рюкзак. Потом барышня понимающе икнула, захлопнула дверцу и отошла от машины.

Ярик хмыкнул и уж было хотел трогаться, как заметил, что девушка вновь направляется к его авто. Достигнув цели, блондинка начала настойчиво теребить ручку задней дверцы. Наконец, та поддалась, красотка ее распахнула и плюхнулась на сиденье, бросив рядом сумку с ноутбуком. Закрыв дверь, барышня икнула, прикрыв рот ладошкой левой руки, а правой махнула вперед и благодушно разрешила Ярославу: «Поехали!»

Куда ехать, незваная пассажирка не сказала, и Слава решил ехать туда, куда и планировал первоначально, то есть к себе домой. А блондинка пусть покатается: впредь будет внимательнее, может, и пить будет поменьше.

Ярослав завел мотор и поехал по хорошо знакомому маршруту.

Блондинка сразу же погрузилась в свои мысли, а спустя некоторое время Слава понял, что она спит.

Они как раз проезжали мимо старого парка. Он был неухоженным, и потому в это время в нем почти никого не бывало, разве что собачники выгуливали своих питомцев. Ярику пришла идея, как напугать и проучить пассажирку, преподав ей урок, чтобы она впредь не садилась в машину к незнакомцам. Он свернул в парк.

Проехав метров сто, он заглушил мотор, вышел из машины и пересел на заднее сиденье. Приблизиться к девушке мешала сумка с ноутбуком, и он переложит ее на переднее сиденье: между спинкой кресла и рюкзаком, чтобы сумка не упала. Бирюзовый клатч пассажирка некрепко сжимала в правой руке, так что он не особо мешал.

Оказавшись рядом с блондинкой, Ярик осторожно, чтобы не разбудить ее, начал расстегивать на ней платье. Ему удалось справиться и с ремешком, и со всеми пуговицами. Он сделал это так аккуратно, что девушка даже не поменяла положение.

Разумеется, насиловать пассажирку Ярослав не хотел, и любование полуобнаженной натурой тоже не входило в список его приоритетных потребностей. Он хотел лишь разыграть блондинку, чтобы она подумала, будто ей грозит изнасилование. Однако распахнув платье-халат, Ярик невольно залюбовался ее фигурой. Даже хотел вернуться на переднее сиденье за смартфоном, чтобы сфотографировать ее, но потом передумал. Он наклонился к ней и поцеловал в губы.

Девушка неуверенно и неумело ответила на его поцелуй, не открывая глаз. Это раззадорило Ярика, и он углубил поцелуй, проникнув в рот блондинки языком. Она попыталась ответить тем же, и их языки скользнули друг о друга. Ярослав почувствовал, что в нем разгорается желание, совершенно неуместное в сложившихся обстоятельствах, и поспешил прервать поцелуй.

Блондинка открыла глаза. В ее взгляде, молниеносно сменяя друг друга, промелькнули самые разные эмоции: блаженство, удивление, гнев, испуг.

Девушка оттолкнула Ярика, открыла дверцу машины, подхватила сползающий с колен клатч и, даже не застегнувшись, выскочила из автомобиля. Бегло осмотревшись, заметила, где горят фонари, и довольно резво для пьяной девушки, да еще и на каблуках, побежала в их сторону.

Юноша рассмеялся, довольный тем, что розыгрыш удался, затем пересел на водительское место и поехал домой.

Припарковавшись во дворе, Ярослав начал собирать вещи, которые нужно было отнести в квартиру. Подняв рюкзак, он заметил сумку с ноутбуком. Испуганная девушка забыла ее в машине «насильника», а он, увлеченный розыгрышем, не догнал ее, не напомнил. Юноша решил забрать ноутбук вместе с рюкзаком, чтобы утром попытаться выяснить, как найти хозяйку и вернуть ей потерю. Сейчас же ему страшно хотелось есть и спать, так что было не до рассеянной блондинки.

Глава третья. Ночь сюрпризов

Нюша сама не заметила, как заснула. Но сон не был крепким, и когда кто-то открыл заднюю дверцу и расположился рядом, она это заметила. Сквозь сон она чувствовала и то, как умелые мужские руки нежно расстегивают пуговки на ее платье. Она не хотела, конечно, чтобы все произошло даже не дома у Дениса, а в его машине, но, с другой стороны, она все равно уже была согласна на все. Приличия ради нужно было, конечно, поворчать хотя бы для виду, возмутиться, что Ден хочет взять ее, как шлюху, прямо в салоне авто. Беспокоило и то, что их кто-нибудь может увидеть. Но с другой стороны, она боялась, что если начнет выражать недовольство, сказка прервется и не вернется уже никогда, и парень, об отношениях с которым она мечтала много лет, просто отвезет ее домой и не захочет больше с ней встречаться. Тогда Аня нашла компромисс: решила, что будет притворяться, что спит или дремлет, пока отказываться и ломаться не станет поздно.

Ощутив прикосновение губ Дениса к своим, она попыталась ответить на его поцелуй зеркально. К стыду своему, Нюша не то что сексом не занималась еще ни с кем, она и целоваться-то еще ни с кем по-настоящему не целовалась.

Поцелуй стал более настойчивым и откровенным: Ден запустил в ее рот язык и начал умело им работать. Нюша попробовала ответить тем же, но, вероятно, сделала что-то не так, потому что поцелуй прервался. Ее беспокоила реакции Дениса, поэтому она открыла глаза. И увидела перед собой совершенно не знакомое лицо. То есть не искаженное до неузнаваемости страстью, а по-настоящему не знакомое, чужое. Девушка поняла, что ее пытается изнасиловать какой-то посторонний мужчина. Что этот маньяк сделал с Денисом, было неясно, но в машине того не было.

Аня с силой оттолкнула незнакомца, надеясь на эффект неожиданности, и это сработало: насильник отпрянул, ослабив объятья. Девушка выскочила из машины. Реакции были настолько четкими, что она даже успела подхватить соскользнувший с колен клатч. Мысли были ясными, как будто она и не пила сегодня в клубе: шок протрезвил Нюшу в одно мгновение. Она быстро осмотрелась. С двух сторон вдали горели фонари. С одной стороны они, кажется, были чуть ближе. Даже не застегивая платье, Аня побежала к ним. Нужно было быстрее выбраться на свет, к людям, заявить в полицию, что ее пытались изнасиловать и что-то сделали с ее спутником. Застегнуться она успеет, когда окажется в безопасности.

Выбежав на дорогу, Аня заскочила на автобусную остановку, дрожащими руками застегнула платье. Общественный транспорт в это время уже не ходил, и движение на дороге уже не было оживленным, поэтому она понимала, что окончательно опасность не миновала. Но убегать дальше, оставив в беде Дениса, она не могла. Вдруг он лежит в старом парке (а девушка уже узнала место, где на них напал маньяк), истекает кровью, и ему нужна срочная медицинская помощь…

Аня позвонила в полицию и пожаловалась дежурному, что на них с другом напал маньяк. Друга ранили или убили, а ее пытались изнасиловать, она чудом вырвалась и убежала. Дежурный поинтересовался, где она находится, просил оставаться на месте, пообещав, что скоро к ней подойдут патрульные. Когда разговор завершился, девушка посмотрела на экран смартфона, где были часы. Была полночь.

Понятие «скоро» весьма относительное. Вероятно, для полиции 18 минут, которые Нюша прождала патрульных, поминутно глядя на часы, были небольшим сроком, но для Ани они тянулись бесконечно долго. Опасаясь преследования, она испуганно прислушивалась, и каждый шорох в кустах, каждая мелькнувшая в парке тень заставляли ее сердце колотиться чаще. И не покидала тревога за Дениса. Она чувствовала, что для него дорога каждая минута, и промедление может стоить ему жизни. На всякий случай она попыталась вызвать и скорую, не дожидаясь полиции, но ей ответили, что на подобные происшествия бригада без полиции не выезжает. Так что оставалось только ожидать патрульных, как загнанный зверек, озираясь по сторонам.

Наконец, к остановке подъехала полицейская машина. Выйдя из нее, один полицейский поинтересовался, она ли является Анной Викторовной Говорко, и действительно ли она вызывала полицию. Получив подтверждение, девушку пригласили в машину и стали неспешно расспрашивать, как все было. Рассказывая о происшедшем и отвечая на неловкие вопросы полицейских, Ане пришлось признаться, что она не знает всего, что было, и не видела своими глазами, чтобы кто-то останавливал машину, нападал на Дена, так как была пьяна и спала. Скрывать тот факт, что она не была совсем трезвой, не было смысла: любой дурак догадался бы об этом по запаху.

Делясь с полицейскими пережитым, Нюша заметила, что они улыбаются, хоть и пытаются сдерживать эмоции, не подавая вида, что им смешно. Аня привыкла, что над ней часто смеялись из-за того, что она часто говорила что-то невпопад или делала что-то не так, как принято. Но сейчас была не та ситуация, когда юмор был уместен, поэтому ей стало вдвойне обидно.

– Вы что, не верите мне? – спросила она у полицейских, и в ее голосе прозвучала несвойственная ей злость и уверенность.

– Да верим, верим, – поспешили успокоить «пострадавшую» стражи правопорядка. – Только вот изнасилования по факту не было, нападения тоже, поэтому для заведения дела нет никаких оснований.

– Да вы хоть потрудились бы пройти на место, проверить! Если Ден умрет, его смерть будет на вашей совести! – пригрозила девушка собеседникам.

Те переглянулись и согласились:

– Хорошо, показывай, где все случилось.

Девушка вылезла из машины, следом за ней служебное авто покинули двое патрульных. Нюша плохо ориентировалась на местности, но здесь заблудиться было сложно даже ей, так что она без особого труда проводила полицейских до места происшествия. Правда, ни машины, ни Дена, ни следов крови или драки в этом месте не оказалось. Аня настояла, чтобы пройти дальше (вдруг она все-таки перепутала место), но вскоре даже она должна была признать, что пострадавшего от маньяка Дениса нигде нет и, возможно, не было.

Полицейские проводили Аню до остановки, посоветовав вызвать такси, и уехали. Девушка слышала, как они смеялись над ней, уже даже не пытаясь скрывать этого.

Нюша вызвала такси. Ждать пришлось долго, чуть ли не полчаса. Наконец, подъехала «Приора». Шашечек на ней не было, поэтому Аня сначала изучила номер авто и только после того, как убедилась, что он совпадает с названным ей оператором по телефону, села в машину, назвала водителю адрес, по которому ее следовало доставить.

Таксист оказался разговорчивым, и всю дорогу он что-то рассказывал, жалуясь на дороги, власть, жадных пассажиров, отсутствие в городе нормальной работы, ворчание жены и на другие заедающие его неприятности. Нюша была воспитанной девушкой, поэтому вежливо поддакивала, издавала сочувственные возгласы и всем своим видом выражала сопереживание, хотя ей было сильно не до этого.

Наконец-то, машина въехала в знакомый двор и остановилась у подъезда, в котором находилась квартира, снимаемая Нюшей и ее однокурсницей Светой на двоих. Доставая кошелек, чтобы расплатиться за проезд, Аня замешкалась: ей вдруг пришло в голову, что несостоявшийся маньяк перед попыткой изнасилования мог ее обокрасть, и денег в кошельке не осталось. Таксист, похоже, заметил ее волнение, но истолковал его причины по-своему.

– Я не против взять натурой, – прошептал он, наклонившись почти к самому уху девушки.

– Какой натурой? – не поняла Нюша.

– Понятно какой, твоей, – засмеялся щедрый таксист. – Отсоси мне, и мы в расчете.

Сообразив, что ей предлагают сделать минет, чтобы расплатиться за проезд, Аня вспыхнула. Она что, реально выглядит законченной шлюхой? Руки у нее задрожали так, что она выронила кошелек, по щекам потекли слезы.

– Да что с тобой, я ж пошутил! – испугался водитель столь сильной реакции. – Плати по счетчику, и разойдемся с миром.

Нюша нашла на полу кошелек, извлекла из него две сторублевки, и, разрешив таксисту не искать сдачу, пробкой вылетела из машины.

Поднявшись на свой четвертый этаж, Аня осторожно вставила ключ в замок и повернула. Сделать это удалось без сопротивления, что немного удивило девушку: обычно ключ плохо входил, если дверь была закрыта на замок изнутри. Получалось, что Светы все еще нет дома? Да ну, наверное, случайность. Сейчас же уже больше часа ночи, а подруга всегда возвращалась до полуночи или предупреждала, что ночует у кавалера по такому-то адресу (для подстраховки).

Аня разулась, не зажигая свет и стараясь не шуметь сильно, потому что все же полагала, что Света спит. Будить подругу она не хотела, хотя поделиться с ней, конечно же, было чем.

Свет Аня зажгла только после того, как очутилась в своей комнате. Переодевшись, подумала, что неплохо было бы принять душ и умыться: ведь ее сегодня лапал какой-то маньяк, и не только лапал, но еще и целовал в губы. Но с другой стороны, не хотелось шуметь: у них со Светой была договоренность возвращаться домой до полуночи, а после часа не издавать ни звука, чтобы не мешать друг дружке спать. Сейчас же на часах было почти два ночи.

К стыду Нюши, была еще одна причина, по которой ей не хотелось смывать с себя следы ночного насильника: ей понравились его прикосновения, и понравился его поцелуй, причем так сильно понравился, что она хотела бы повторения и продолжения. Неужели она так порочна? В этом неприятно было признаваться даже себе.

Аня слышала что-то про стокгольмский синдром, когда заложники начинают проявлять симпатию к своим похитителям и даже помогать им. Может, что-то аналогичное бывает и с жертвами сексуального насилия? Нюше стало любопытно, что говорят на этот счет психологи, и она решила поискать информацию в интернете. Можно было, конечно, набрать запрос и в смартфоне, но Аня предпочитала пользоваться ноутбуком: у нее было неважное зрение, и на большом экране информация воспринималась лучше.

На столе ноутбука не было, и тут Аня вспомнила, что брала его с собой в универ, чтобы показать однокурсникам, какую она классную составила прогу. Сейчас же ноутбука не было, и на каком этапе ее путешествия он покинул ее, Нюша с ходу вспомнить не могла.

Сначала девушка решила убедиться, не стоит ли сумка в коридоре, где она разувалась. Она выскользнула из комнаты и на цыпочках пошла к входной двери. Не дойдя двух шагов, она остановилась и замерла: кто-то пытался проникнуть в их квартиру и ковырялся в замке.

Ничего тяжелого, чем можно было бы остановить грабителя, возле входной двери не было. Вооружиться пришлось тем, что было: своей же собственной босоножкой с длинным острым каблуком. Предмет, конечно, не тяжелый, но если попасть им в лицо, больно будет. Нюша обхватила босоножку двумя руками и вознесла над головой, дожидаясь, когда грабитель наконец-то справится с замком и войдет в темный коридор.

Как только дверь приоткрылась, и в проеме появилась чья-то голова, Аня обрушила на нее босоножку, одновременно соображая, что голова у взломщика длинноволосая, а сам он росточком даже ниже Нюши, хотя она была среднего женского роста.

– А-а-а, черт, ты с ума сошла, что ли! – заорал грабитель, хватаясь за голову, и смачно выругался Светкиным голосом.

Аня уронила босоножку и уставилась на подругу:

– А ты разве не спишь?

– Как видишь, – обиженно буркнула Света, тронув ушибленную голову и разглядывая ладонь.

Аня зажгла свет.

– До крови башку мне раскроила, – констатировала Света, предъявляя Нюше окровавленную ладошку.

– Прости, я думала ты дома давно, а это грабитель лезет, – попросила прощения Аня.

– Да ладно уж, чего там, – засмеялась в ответ подруга. – Не парься, до свадьбы заживет. Одной раной больше, одной меньше – какая разница.

– А ты еще где-то поранилась? – забеспокоилась Нюша. – Упала где-то?

– Если бы упала! – горько усмехнулась Света. – Скорее, меня уронили, причем неоднократно.

И тут девушка расплакалась, не в состоянии продолжать отшучиваться. С ней явно произошло этой ночью чего-то нехорошее. И тут Нюша заметила, что косметика у Светы смыта, а на шее у нее синяки, как будто кто-то пытался ее душить. Да и вообще девушка еле стояла на ногах.

– Что с тобой случилось? – еще сильнее заволновалась Нюша. Пойдем ко мне, я тебе рану обработаю перекисью, и ты расскажешь, что произошло.

Света скинула туфли и направилась в Анину комнату. Нюша заметила, что походка у той неуверенная, как будто ей больно идти.

Самые жуткие опасения Ани подтвердились. Точнее сказать, история, поведанная ей подругой, превзошла все самые пугающие Нюшины ожидания.

Света рассказала, что минут через 10 после того, как ушла Аня, в бар вернулся молодой человек, с которым она перед этим разговаривала у барной стойки. Он подсел за столик к Свете и Юле (так звали третью девушку из их группы) и поинтересовался, куда они дели Аню. Они удивились, сказав, что Нюша уже минут десять назад попрощалась с ними и ушла к нему. Странно, что им удалось разминуться.

– Сбежала, значит, – зло констатировал Анин «бойфренд». – Подразнила и удрала, посмеяться надо мной захотела. Но ей это так с рук не сойдет, так ей и передайте. Хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Потом обманутый Аней кавалер вернулся к друзьям, которые оставались у барной стойки, и, похоже, они над ним стали подшучивать, потому что видно было, как он побагровел и сжал кулаки.

Минут через пятнадцать к Юле присоединился ее жених, а Света отправилась домой. Когда она проходила мимо бара, заметила, что Нюшиного поклонника там уже нет. Этот факт ее, правда, не насторожил, а зря.

Когда Света вышла из бара и достала из сумочки телефон, чтобы вызвать такси, кто-то схватил ее сзади, зажав рот рукой. Она попыталась вырваться, но на подмогу первому нападавшему подоспел второй, в котором она узнала Аниного приятеля. Вдвоем парни запихали девушку на заднее сиденье припаркованной рядом машины.

– Если хоть пикнешь, порежу, – предупредил незнакомый парень, усевшись рядом со Светой и показав ей нож. Девушка согласно кивнула, давая понять, что жизнь ей дороже чести.

Нюшин «бойфренд» сел за руль.

Похитители привезли Свету в какую-то вполне благоустроенную квартиру. Там они заставили девушку раздеться и начали поочередно ее насиловать. Они как будто хотели пофорсить друг перед другом, кто из них жестче и грубее. По счастью, надолго их не хватило, и они заснули, позволив Свете уединиться в ванной комнате.

Увидев, что насильники спят, девушка поспешила одеться и покинуть квартиру. Сумочку она не нашла, поэтому вызвать такси не смогла. Пришлось добираться пешком. Хорошо еще, что квартира находилась в соседнем микрорайоне, и идти было недалеко. Впрочем, и этот промежуток пути дался Свете нелегко, так как после «ласк» Нюшиного «бойфренда» и его приятеля тело у девушки ныло и болело.

Аня даже не знала, как ей относиться к услышанному. Ей было страшно жалко Свету, и она видела, что ей и вправду этой ночью сильно досталось. Но она не могла поверить в то, что Денис способен на что-то подобное. Да, он был дерзок, самолюбив и эмоционален, но с головой дружил и не был жестоким. С его внешностью ему не составило бы труда просто уговорить Светку или любую другую девчонку провести с ним время. Нюше показалось, что подруга чего-то не договаривает. Возможно, она сама навязалась к Денису, и никто ее не насиловал, все было добровольно, просто не решается признаться Ане, что соблазнила ее парня. Или, может, Света обозналась, и насильник не был Деном, а просто похожим на него мужчиной.

– А это точно был Ден? Ну, то есть тот парень, с которым я разговаривала у бара? – уточнила Света.

– Ты еще спроси, точно ли он меня сегодня отымел в жесткой форме, – огрызнулась Светка и разрыдалась.

Нюша протянула руку к Светиной голове – хотела ее погладить, успокоить, но та отпрянула:

– Больно же!

Аня вспомнила, что сама совсем недавно расцарапала подруге голову каблуком, и ей стало еще жальче Свету, захотелось ее успокоить.

– Хочешь, я тебе свой смартфон отдам взамен утраченного? – предложила она. – И сумочку, которую купила на той неделе в сэконде, ту, которая тебе так понравилась.

– Спасибо за сумочку, – всхлипнула Света, кажется, немного успокаиваясь. – И за смартфон. А я тебе кнопочный телефон отдам, у меня есть на всякий случай. Симками только поменяемся и картами памяти.

– Договорились, – обрадовалась Аня тому, что смогла хоть немного поднять настроение подруге.

Потом она поинтересовалась, будет ли Света заявлять на Дениса в полицию. Та сказала, что не хочет позориться и делать этот инцидент достоянием общественности.

– Ну и правильно, – поддержала ее Аня. – Они все равно делать ничего не станут, в смысле полицейские, а только посмеются. По себе знаю.

– А что, разве тебя тоже когда-то насиловали? – удивилась Света. – Не знала этого факта твоей биографии, думала, ты вообще девочка.

– Не насиловали, но пытались, – гордо заявила Нюша. – Буквально сегодня ночью. Но я вырвалась и убежала.

– Круто, – пораженно уставилась на подругу Света. – Теперь ты рассказывай.

– Да по сравнению с твоими приключениями мои – ерунда, – призналась Аня. Но рассказать ей все же о своей ночке тоже хотелось, поэтому после заверения подруги, что ей все равно интересно, она начала свой рассказ.

– Когда я вышла из клуба, то перепутала машину и села к какому-то парню. С затылка он как две капли воды был похож на Дена. Этот нахал ничего не сказал, а отвез меня в заброшенный парк. Я это не сразу поняла, так как меня укачало, и я задремала. А проснувшись чувствую, что меня раздевают и целуют. Смотрю, вообще незнакомый мужик меня лапает. Я что было силы съездила ему по морде и удрала. Затем вызвала полицию, но они только посмеялись надо мной. Потом еще и таксист пристал, требовал расплатиться с ним натурой, хотя деньги у меня были. Я даже подумала, может, кто мне на спину наклейку прилепил с надписью «доступная женщина».

Теперь, когда Нюша рассказывала о своих ночных приключениях подруге, она сама их находила слегка забавными, а себя чувствовала героиней, справившейся аж с двумя насильниками: незнакомцем в парке и сладострастным таксисом. О том, что первый из маньяков произвел на нее неоднозначное впечатление, Аня предпочла умолчать, хотя одни воспоминания о том случайном поцелуе окутывали ее томным теплом, кружили голову и заставляли мечтать о повторении.

– Все это, конечно, ерунда, – подытожила Нюша. – Плохо лишь одно: в этой суете я где-то посеяла ноутбук. Ты не помнишь, из клуба я ним уходила?

– Не помню, – вздохнула Света. – Кажется, да, но не точно.

Видя, как сильно огорчилась Нюша, Света тоже решила чем-нибудь утешить подругу. Она достала из кармана милые сережки и передала их Ане.

– Это тебе в подарок, чтобы не грустила, – сказала девушка, укладывая на ладошку подруги украшение.

– Ты что, это ж дорого, – попыталась отказаться Аня. – Они ж, наверное, золотые, с фианитами.

– Да не, бижутерия, – успокоила ее Света. – Ну, может, и позолоченные, и то вряд ли.

– Как минимум позолоченные, – сообщила Аня, разглядывая подарок, – это я тебе как дочь ювелира говорю.

Затем она поблагодарила подругу, и девушки обнялись, растроганные обоюдной щедростью и своим же благородством.

Глава четвертая. Нюша – человек и ноутбук

В эту субботу у Ярослава был выходной, так что он позволил себе поспать подольше – до восьми утра. Мать еще не вернулась: в восемь как раз заканчивалась ее смена.

Пока она еще не пришла, Ярик решил посмотреть, нельзя ли по содержимому ноутбука вчерашней пассажирки установить, где ее искать, чтобы вернуть технику. Исследование содержимого компьютера незнакомки было сродни подсматриванию, и ему почему-то не хотелось, чтобы кто-то застал его за этим занятием. Хотя он и понимал, что ничего плохого, в сущности, делать не собирается: он же не намерен проникать в тайны блондинки, ему лишь нужно найти ее и сообщить, где забрать пропажу.

Открыв черную сумку, юноша извлек из нее розовый ноутбук и невольно улыбнулся. Похоже, его хозяйка обожала розовый. Этот оттенок отличался от цвета ее платья: оно было ярким, а ноутбук – почти персиковым, нежным. В сумке же Ярослав нашел розовую мышку и провод для подключения техники к сети.

Подключив аппаратуру, юноша поднял крышку ноутбука и включил его. На засветившемся экране возникло изображение мультяшной свинки, которую звали Нюшей, и приглашение войти. Ярик оценил юмор блондинки, назвавшей свой розовый гаджет именем забавной зверушки.

Пароля Ярослав, разумеется, не знал, но войти удалось и без него. Собственно говоря, на это он и рассчитывал, понимая, что мало кто по-настоящему серьезно относится к защите хранящейся на его ПК информации. Что же говорить о рассеянной блондинке, которую он вчера так легко разыграл!

Ярик надеялся, что и дальше все пойдет по его плану: сейчас он откроет браузер, найдет закладку какой-нибудь популярной соцсети, в которой у гламурной красотки наверняка имеется аккаунт. Из аккаунта растеряшки он собирался написать ее подругам, чтобы передали девушке: ее ноутбук у него. Думал, что оставит координаты, и вскоре блондинка позвонит, они договорятся о встрече, и он вернет ей «Нюшу». Награды за возвращение ноутбука он не потребует, хотя… поцелуй в качестве благодарности с нее, пожалуй, можно и попросить. Сладковато-мятный привкус ее мягких и робких губ Ярославу понравился, и он не прочь был их еще раз продегустировать.

Однако план Ярика провалился на этапе попытки войти в ее профиль какой-нибудь из соцсетей: неожиданностью оказалась очевидная привычка рассеянной блондинки из своих аккаунтов по окончании сессии выходить. Даже история браузера была почти полностью очищена – сохранилась лишь за день, но там зацепиться было практически не за что. Похоже, девица была не такой легкомысленной, как первоначально показалась Ярославу.

Написать подругам блондинки из своего профиля тоже было нельзя: ее страница была приватной, и список ее друзей был скрыт от посторонних глаз. Установить удалось лишь то, что владелицу ноутбука тоже звали Нюшей, а точнее – Аней Говорко. В личку сообщения писать ей могли лишь те, кто входил в круг ее общения. Ярику оставалось лишь отправить Нюше просьбу добавить его в друзья, что он и сделал со своего смартфона.

Быстрого ответа он не ожидал: вторым удивительным открытием было то, что свои странички в соцсетях блондинка посещает довольно редко – в последний раз она была на них неделю назад. Похоже, ее внешность была обманчива, и вчерашняя «жертва» Ярика не относилась к числу современных модниц, которые постят каждый свой шаг.

Ярославу захотелось узнать о своей случайной пассажирке чуть больше: чем она занимается, увлекается, где и с кем живет, есть ли у нее парень… Убедив себя в том, что эта информация будет полезной для нахождения Нюши и возвращения ей «Нюши», Ярик решился исследовать содержимое папок с фотографиями девушки.

К этому делу он подошел основательно, выписывая на листочек названия магазинов и других объектов, вывески которых случайно попадали в кадр. Большая часть этих мест, как он догадался, была не в этом городе. Здесь были семейные фотографии со светловолосой девчушкой, обнимающей огромного льва – больше нее самой. Были фотографии этой же девчонки, но уже постарше, с подругами. Лев здесь был уже с нее или даже чуть меньше, и он сидел на отдельном стульчике. Затем пошли фотографии, на которых львенок сидел уже на коленях девочки-подростка. На последующих нескольких фотографиях она уже была одна: без подруг и без мягкой игрушки. Сделаны они были в каком-то дворике и возле школы № 2 неопознанного населенного пункта.

Более или менее знакомые уголки стали попадаться лишь на снимках, сделанных в течение последнего года, и их было всего три. Никаких вывесок и аншлагов здесь не было, но Слава узнал запечатленные на них уголки своей малой родины. На одной фотографии его блондинка была с подругой в центральном парке, на другой (с той же подругой) – возле супермаркета, на третьей (одна) – возле входа в один из корпусов университета.

Ярослав догадался, что девушка, вероятно, учится в нем, и на учебу приехала из какого-то другого места. Разыскать ее нужно было быстро: как только закончится сессия, блондинка может уехать к себе, и тогда возвращение ноутбука «Нюша» придется отложить до осени. Ярику же, признался он себе, не терпелось увидеть Аню снова. Он надеялся, что, возможно, все же удастся уговорить ее на поцелуй или, может, даже не только на поцелуй. Ярослав знал, что далеко не урод и нравится многим девушкам, так что у него были основания надеяться и на симпатию блондинки по имени Нюша.

Он рассматривал последнюю фотографию, на которой Аня была в короткой черной юбочке и розовой футболке с изображением льва из какого-то популярного фильма-фэнтези. Несмотря на то что обута она была в розовые кеды, без каблука, ее ноги казались длинными, но не худыми. Вообще, девушка была стройненькой, но не тощей, как многие сейчас: у нее было, на что посмотреть и что потрогать. Ярик вспомнил, что не удержался тогда в автомобиле и все же погладил ее, когда для правдоподобности сдвигал в стороны полы расстегнутого платья. Ох, была бы она его девушкой!

Ярик так замечтался, представляя, что бы он сделал с Нюшей, будь она его подружкой, что даже не заметил, как пришла мама, открыв дверь своим ключом. Она заглянула в комнату сына, чтобы поинтересоваться, встал ли он уже, и увидела, что он сидит перед розовым ноутбуком и рассматривает фотографию какой-то инфантильной блондинки.

– Что это у тебя? – забеспокоилась она. – У нас  гости?

– Привет! С чего ты взяла? – удивленно повернулся к ней Ярик.

– Но ведь это же женский ноутбук, – с надеждой произнесла мама, указывая на «Нюшу».

– Да я его на скамейке нашел, – пояснил, слегка перевирая факты, Ярослав. – Вот пытаюсь узнать, где искать хозяйку, чтобы вернуть ей пропажу.

– А не проще было бы дать объявление? – с подозрением поинтересовалась мама. – Или, может, ты и не собираешься его возвращать?

В голове у женщины мелькнуло подозрение, что ноутбук был не найденным, а украденным.

– Как ты можешь так думать обо мне! – оскорбился Ярослав. – Я обязательно его верну. И объявление дам тоже. Одно другому не мешает. Чем активнее я буду искать владелицу, тем быстрее найду. И в соцсетях я ей уже написал, чтоб добавила в друзья. Как только добавит, сразу договоримся, где она сможет забрать свой гаджет.

Женщина успокоилась и пошла к себе в комнату, а Ярик выключил ноутбук и направился готовить завтрак. Пока мама примет душ и переоденется, он успеет накрыть на стол. Он всегда был заботливым сыном, но сегодня, когда он слегка провинился перед мамой, скрыв правду о том, как розовый ноутбук оказался у него, Ярику особенно сильно хотелось быть к ней внимательным.

Конец ознакомительного отрывка.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям