0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Временной коллапс или мужчина в прошлом » Отрывок из книги «Временной коллапс или мужчина в прошлом »

Отрывок из книги «Временной коллапс или мужчина в прошлом»

Автор: Езерская Валентина

Исключительными правами на произведение «Временной коллапс или мужчина в прошлом» обладает автор — Езерская Валентина Copyright © Езерская Валентина

- Что сегодня по графику? - обратилась я к рядом сидящему помощнику с будничным вопросом, окинув того взглядом. Выглядел он идеально, в общем, как всегда. Светлые волосы модно уложены, серый костюм, никаких лишних цветов, все очень строго.

- После общего собрания намечены две встречи с главами торговых компаний «Юниверс» и «Премиум», затем обед с главой корпорации Эрролом Ди-Блейзом. Вечером намечена личная встреча.

Я нахмурилась, стараясь припомнить.

- И с кем же?

- Со мной. - Ответил он с заготовленной улыбкой на лице.

Черт! Как я могла забыть? Помню же еще вышла из себя, когда узнала намерения дедушки сблизить меня с секретарем. Я не могла понять, почему так протестовала против этого. Казалось, Стив - лучший вариант для меня. Всегда рядом, отличное образование, достаток, хорошие гены и при всем этом хорош собой. Но меня раздражало то, что за меня уже все решили. Ведь когда я впервые увидела Стива, уже тогда у меня закрались мысли, что этот человек не случайный в нашей компании. И имея ум и талант, он назначен моим личным секретарем, чтобы везде сопровождать меня в поездках, быть моей тенью. Господин  Эррол Ди-Блейз отлично знал о моих вкусах и о том, что ради мужчины я не променяю свое уединение и не пойду на свидание. А Стив идеально подходил по всем параметрам, но почему-то меня его примечательная ванильная внешность не впечатляла.

- Прости, сегодня не получится, - ответила я и замолчала, ожидая ответа.

- В чем дело, Александра? Ты хочешь отложить нашу встречу? - спокойно ответил Стив. На его идеальном лице не дрогнул и мускул. - Ведь как твой личный секретарь, я знаю, что на вечер у тебя ничего не запланировано.

- Мне бы хотелось побыть сегодня одной. Редко выдаются дни, когда я могу насладиться тишиной.

- Ты же знаешь, я не хочу принуждать тебя. Я уважаю твое мнение и не хочу менять твои привычки. И в дальнейшем ты можешь рассчитывать на мое понимание. Если ты желаешь отдохнуть, мы можем выбрать другое время для нашего свидания, только боюсь, что господин Ди-Блейз не намерен так просто отступить от своей идеи.

- Уверена, он знал, что я откажусь и подстраховался. Завтра у нас назначена поездка за город, нужно оценить состояние лесного участка .

- Это тот дикий участок земли, что находится в северной части материка и который принадлежал когда-то твоей матери?

- Верно. Уверена, что посылают меня туда не по коммерческим соображениям, а чтобы дать возможность побыть нам вдвоем. Дедушка знает, как мне нравятся прогулки по настоящему лесу и что я не смогу отказаться.

- Тогда мне не стоит волноваться, - улыбнулся пресс-секретарь. - Буду ждать с нетерпением того часа, когда мы сможем побыть наедине.

А я вдруг подумала: почему не млею от синевы этих глаз? Почему не вижу теплоты в них? Той, от которой лучилась моя мама, когда отец смотрел на нее? Я слишком идеализирую любовь?

Сама я никогда не испытывала подобного чувства к мужчине, но верила, что любовь существует. Ведь мои родители были без ума друг от друга. Невозможно ошибиться, видя их сияющие лица на старых голограммах. Но больше я не знала о подобных парах, которые настолько ценили свои отношения. Может, любовь существует не в этом мире, может, она изжила себя за ненадобностью? Ведь в современном обществе теперь и понятий таких не осталось. Все расценивается с материальной точки зрения и банальной выгоды. Мне бы не хотелось выйти замуж только потому, что так заведено.  Демонстрировать на приемах мнимое семейное благополучие и расплываться в улыбке от фальшивого счастья, продолжая растить искусственных детей без любви и внушать им то, что так живет все человечество.

 

***

На следующий день мы летели на север, как и было запланировано. За границами “колпака” города лютовал мороз, а белоснежная поверхность земли ослепляла глаза настолько, что причиняла физическую боль. Вернее, могла причинить, если бы стекла летательного аппарата не были затонированы. Они также не пропускали губительный ультрафиолет. В теплом мягком салоне аэролета можно было разместиться с комфортом, я даже не стала брать теплые вещи  с собой. Тот участок леса, в который мы направлялись, имел свой защитный экран и внутри него в данный момент поддерживалась летняя температура. Он передавался по наследству и оставался неизменным вот уже четыреста лет. Никто не знает, почему этот клочок земли переходил в нашей семье по женской линии и с последним волеизъявлением хозяйки не продавать и сохранить его нетронутым. Дедушка давно советовал мне избавиться от участка, так как расходы по его содержанию только росли, но эта земля, не приносившая никакой прибыли, была дорога мне, как память о рано ушедшей матери. Она несла в себе совсем другую ценность.

В редких поездках сюда я представляла как моя мама, а до нее моя бабушка и прабабушка гуляли здесь. Я чувствовала тонкую связь с поколениями. Возможно когда-то тут находился обычный дом, в котором протекала простая размеренная жизнь моей прародительницы, наполненная бытовыми трудностями и ежедневной работой. На миг мне представилось это так ярко и легко, словно я сама когда-то жила здесь, но это, конечно, мое слишком богатое воображение разыгралось. И все же я, и правда,ощущала особую энергетику этого первозданного места, таких на нашей земле уже почти совсем не осталось. Я даже подумывала создать здесь заповедную зону, доступную каждому желающему. Пусть не только я одна наслаждаюсь чистым воздухом и прекрасным видом. Лесник, нанятый для того, чтобы следить за лесом, хорошо справлялся со своей работой. Сверху деревья выглядели ухоженными и здоровыми, а небольшое стадо взрослых оленей с выводком, пасущихся на лугу, вызвало у меня радостную улыбку. Я приблизила лицо к окну, чтобы лучше рассмотреть их.

 Тут я почувствовала прикосновение к своей руке. Стив накрыл ее своей ладонью и слегка сжал мои дрогнувшие пальцы.

- Тебе очень идет улыбаться, - произнес он.- Впервые вижу тебя такой…

- Какой? - с удивлением спросила я.

- Совсем другой, - вдруг серьезно произнес он, вглядываясь в мои глаза. - Словно я увидел тебя настоящую, ту, которую ты так усердно прячешь внутри себя.

Я даже дыхание затаила. Слова Стива неожиданно пробудили во мне эмоциональный отклик и даже смутили меня. То ли это действует атмосфера данного места, что я становлюсь такой чувствительной, то ли сегодня я настроена на сентиментальный лад - мне неизвестно. Но чтобы скрыть возникшую между нами неловкость, я снова отвернулась к окну, оставив без ответа слова спутника.

Мы приближались к озеру, одному из самых красивых мест Сибири. Последний раз я здесь была два года назад. Озеро регулярно чистилось от водорослей, а птичий народ получал свои лакомства. Вот и сейчас, увидев издалека отражение от водной глади, я словно услышала веселый галдеж и хлопот крыльев местных обитателей.

Возле озера проходила тропа и расположены были скамейки, а по середине, на маленьком островке находилась беседка, до которой можно было добраться по мосту либо прокатиться на лодке. Пожалуй, сядем на площадке рядом с водоемом, чтобы прогуляться и посмотреть на лебедей и по желанию можно посетить и живописную беседку.

Мы прошли через защитный экран, набрав на панели пропускной пароль, и стали снижаться. Неожиданно послышался странный глухой звук, словно что-то столкнулось с нами, и машина затряслась. Я с беспокойством глянула на Стива.

- Не волнуйся, наверное, что-то попало в двигатель. Разберемся, когда сядем.

И машина сразу успокоилась, как по волшебству, но моя тревога не уходила.

- Надеюсь, не пролетающая мимо птица пострадала от нашего проникновения в лесную зону. Было бы жаль ее.

И тут машина стала резко терять высоту. Замигали показатели на панели, пилот что-то закричал по рации, а потом нам. Стив больно сжал мою руку, призывая держаться. Мы стремительно падали, приближаясь к верхушкам вековых деревьев.

Удара я не почувствовала, похоже, потеряла сознание еще до него. Постепенно стала приходить в себя от ощущения дикого холода. Все мое тело сковало будто железом и так, что любое движение давалось с трудом. Я лежала на снегу среди деревьев в одной промокшей тонкой блузке и брюках. Сколько прошло времени с аварии - не знала, но еще не стемнело.

Приложив усилие, приподнялась, чтобы рассмотреть все вокруг. Подвигала конечностями - вроде, ничего не повредила, только они жутко затекли и замерзли. Мне повезло, что руки и ноги оказались целы, и, похоже, при падении меня отбросило далеко в сторону, так как ни аэролета, ни Стива и пилота вблизи не увидела. Где же я? Точно помню, что мы пересекли границу экрана, но почему так холодно? Мое тело сотрясалось мелкой дрожью, пытаясь согреться. Нужно двигаться, иначе просто замерзну.

Я смогла подняться на негнущихся ногах, держась за ствол сосны и убеждаясь еще раз, что ничего не повредила. Растирая руки и плечи, оглядывалась, решая куда двинуться.  

- Кто-нибудь меня слышит? - закричала, и тут же закашлялась, наблюдая за тем, как теплый пар вырывается изо рта.

Но ответом мне была тишина, нарушаемая стуком дятла. Да несколько птиц испуганно вспорхнули ввысь, потревоженные моим криком. Вокруг одни хвойные деревья и покрытая снегом и иголками земля. Пошел снег.

Подняла голову, чувствуя, как снежинки падают на лицо и тут же тают от тепла. Где я, черт возьми?

Я активировала браслет, выводя информацию на экран. Связи не было, но гаджет указывал точное расположение. Я находилась на своем участке. Тогда куда подевались мои спутники? Надеюсь, с ними все в порядке. Я не узнавала место, но мне показалось, что среди стволов светлело, и оттуда доносился запах дыма. Я направилась туда, ступая по сугробам в летней обуви, придерживаясь за деревья и отводя в сторону заснеженные ветви елей. Долго так не продержусь, ноги еле передвигаются и я их почти не чувствую.

Интуиция меня не подвела, я вышла к озеру, покрытому льдом, но все еще не понимала, где нахожусь. Если это то озеро, к которому мы летели, то почему не узнаю его? Нет острова и построенной по моей просьбе беседки. И почему так холодно? Даже если сменили режим, не могло же так все быстро измениться и замерзнуть?

Возле озера стояла хижина.Что-то не помню, чтобы лесник сообщал мне о своем решении обосноваться здесь и построить дом. Но сейчас я только радовалась этому, потому как дым шел из трубы именно этого дома, а значит могу там отогреться. Проблема была только в том, что хижина находилась на другом берегу и чтобы попасть к ней, надо было обойти озеро по периметру, но я понимала, что дойти уже не смогу. Тело настолько окоченело, что я едва сознавала себя. Оставался единственный путь и самый короткий - идти напрямую по льду. И я ступила на гладкую поверхность, присыпанную тонким слоем снега.

Шла, пытаясь устоять на ногах, потому как если упаду, уже не в силах буду подняться. Я ругала себя за свою непредусмотрительность, ведь могла взять с собой хотя бы свитер и надеть более закрытую обувь. Но кто же знал, что произойдет авария?

Я шла с одной мыслью только бы добраться до хижины и не потерять сознание, а там уже сообщу о произошедшем. Возможно, от меня зависело несколько жизней. Но меня жутко шатало, тело сводило судорогой, а ноги расходились в стороны - подошвы летних туфель оказались слишком скользкими. Я обхватила себя руками, чтобы удержать последнее тепло и все время смотрела на небольшой дом, находящийся на возвышенности в окружении тонкоствольных сосен.

Послышался лай пса. Он почуял мой запах и сообщал своему хозяину о проникновении чужого на территорию. Это хорошо. Значит, меня заметят раньше, чем дойду, и шансы на спасение теперь увеличиваются.

Черно-белая псина подбежала к берегу и зашлась в лае. А вот и ее хозяин. Из-за дальности расстояния рассмотреть не получилось, но это определенно был мужчина и мне показалось, что высокого роста, в сером свитере и зеленых пятнистых штанах. От радости я даже попыталась улыбнуться, но лицо свела очередная судорога. Мужчина вдруг стал махать руками. Да-да, я тоже очень рада видеть вас, дорогой мой лесник.

Он что-то быстро схватил и спустился с этим по склону вниз к самому берегу озера, продолжая размахивать свободной рукой. Если бы могла - ответила бы тем же, но у меня никак не получалось разжать руки.

По мере приближения к деревянному дому, поняла, что лесник не приветствует меня, а предупреждает об опасности, но было уже поздно. Сначала услышала характерный треск, предшествующий пролому льда, а потом ледяной огонь захватил меня в свою смертельную ловушку. Я ушла под воду с головой, чувствуя, как сердце вот-вот остановится. От шока не могла пошевелиться, опускаясь все ниже и с ужасом понимая, что это конец, и последнее, что увижу - это как темнота постепенно сгущается надо мной.

Но то ли воля к жизни оказалась сильнее, то ли сработал защитный механизм тела. В застывающую кровь поступил адреналин, позволивший мне заработать руками и ногами и выплыть на поверхность. Я судорожно схватилась за край обломанного льда, пытаясь выбраться, но у меня не хватало уже сил.

- Не переставай двигаться! - услышала я напряженный голос подоспевшего на помощь мужчины.

Он вдруг лег на живот, крутанулся ко мне ногами и ловко перевернулся на спину, а затем бросил мне конец веревки. Теперь я поняла, что он нес в руках, и пока барахталась в воде, видимо, смог закрепить второй конец вокруг своего пояса.

Я вцепилась сначала одной рукой, потом другой, а мужчина стал тянуть, упираясь шипованными подошвами ботинок в лед и постепенно двигаясь в сторону берега. Он тянул меня за собой, а я уже не чувствовала боли от холода, все тело окоченело. Тонкая блузка давно порвалась, открывая мужскому взору мое явно посиневшее тело. Вид у меня был еще тот: ногти обломаны и кровоточили, а руки все в ссадинах и порезах, но мне было плевать. Я даже смогла ползти. Лишь бы остаться живой, только бы добраться до берега...

Адреналина хватило, чтобы не отключиться пока ползла, но как только достигли заснеженной земли - все поплыло перед глазами. Почувствовала, как меня поднимают на руках и в спешке несут к дому. Пес же с лаем оживленно носился вокруг нас, словно радовался моему спасению. Он словно хотел напомнить хозяину, что именно он первый заметил меня. Почему я решила, что это именно кобель, не знаю.

Дверь в дом была приоткрыта, мы прошли через вторую дверь и я почувствовала смену температуры, но меня трясло так, что не могла дышать. Никогда в своей жизни не ощущала такого дикого холода.

- Потерпи, сейчас согреешься! - услышала слова на русском языке. Обращавшийся явно знал, что я говорю на нем. Мы с ним знакомы? Но рассмотреть черты лица своего спасителя уже не успела. С меня стянули мокрую одежду. В полуобмороке, я чувствовала, что начинаю оживать от прикосновений незнакомого мужчины и как в мое тело впиваются сотни острых иголок. Растирания приносили невыносимую боль и я стонала, не в силах сдержаться, но понимала, что это лучше, чем ничего не ощущать.

- Сейчас, милая, сейчас станет хорошо, потерпи немного, - ласково приговаривал лесник, продолжая свою экзекуцию.

К моим губам приставили железную кружку и настойчиво попросили выпить ее содержимое. Пахло алкоголем, а точнее спиртом, похоже, без него не обошлось при растирании моих несчастных окоченевших конечностей. Я не стала возражать и сделала глоток, задерживая дыхание и чувствуя, как огненная вода выжигает все внутри.

- Вот так, умница, - со мной разговаривали словно с ребенком. Но мужской голос приносил успокоение, и я чувствовала полное доверие к совершенно незнакомому мне человеку.

Почти голую меня закутали в шерстяное колючее одеяло и это было последнее, что запомнила, но пережитое не оставляло меня. Я снова и снова падала с высоты, брела по лесу и проваливалась под лед и каждый раз кто-то успокаивал меня, прижимая к себе и гладя по волосам. Я не была одинока в своем бреду, чувствовала рядом с собой горячее обнаженное по пояс тело и оно было источником такого желанного тепла, что я неосознанно тянулась к нему. Я хотела рассказать о случившемся, но не могла, горло сдавило жгутом, а с губ срывался едва слышимый шепот.

А потом кровь закипела в моих венах. Объятая пожаром, я плыла по раскаленной лаве и почти не понимала, кто я, я сама была той разрушительной и всепоглощающей стихией. Пытаясь освободиться от жаркого плена, почувствовала, как мягкие прохладные губы коснулись моего горячего лба. В мой рот вливалась горькая настойка из трав. Мужчина заставлял выпивать все до последней капли, он утешал, он говорил, что будет все хорошо, что я отличный боец и просто так не сдамся, что обязательно выкарабкаюсь. Его голос успокаивал, и я снова впала в полуобморочный сон.

В следующее пробуждение ощутила рядом холодную пустоту и от беспокойства заметалась по постели, раскинув руки, и сразу почувствовала, как рядом на диван кто-то садится. Мужчина снова прижался губами ко лбу, словно хотел определить мое состояние, и выдохнул с облегчением. Потом его губы легким мазком прошлись по виску. Я чувствовала его беспокойство и подняла лицо, чтобы сказать ему, что не хочу умирать, как наткнулась на его рот. Наши дыхания встретились. От неожиданности мужчина дрогнул и замер, а я… Его губы были такими прохладными, такими желанными, они пробудили во мне невыносимую жажду и я прижалась к спасительному источнику со всем жаром, бушующем в моем теле, и меня никто не остановил. И я никак не могла напиться. Его губы давно стали одной температуры с моими, но как же меня влекло к ним! Никогда мужчина не целовал меня с таким желанием и я отвечала ему взаимностью, я точно сошла с ума или, вернее, мое тело. Оно все больше требовало ласки.

 Мужчина гладил пальцами мою шею и затылок. Я стала дрожать, теряя контроль над телом. Меня снова охватил озноб. Наверное, температура стала снижаться. Я не почувствовала, как одеяло сползло на пол. Поняла только, когда мужчина наклонился, чтобы поднять его. И застонала, почувствовав холод. Я уже не представляла себя без этих рук, без этого тепла, без ласковых и таких мягких губ. А еще без этого особого запаха, исходящего от незнакомца. Он обволакивал меня, создавая невидимый кокон, хотелось находиться в нем и не отпускать от себя мужчину. Близость приносила наслаждение, она давала сил для борьбы с болезнью, но в то же время мне было мало этого. Между нами существовало препятствие в виде одежды. Только прикосновение к его голой коже могло принести настоящее удовольствие, и лишь его обнаженное тело могло согреть меня.

Мужчина снова прижал меня к себе, лишая возможности прикасаться к нему руками.

- У тебя была лихорадка, возможно, ты и сейчас не осознаешь, что делаешь, - услышала я.

И я воспротивилась, но мне упорно не давали свободу. Я  жалобно застонала, прося помочь мне найти моих друзей. Я рассказала, что мы разбились, подлетая к озеру, и я не знаю до сих пор, что с ними и где они.

- Сейчас на дворе ночь, на рассвете я поищу их. Тебе нельзя покидать постель, ты едва оправилась.

- Но ведь можно вызвать патруль?!

- Сюда? Тут нет никакой связи.

Я вспомнила, что и сама не могла ни с кем связаться.

Меня колотило, а ладони казались ледяными. Я нырнула ими под свитер лесника и они легли на твердый живот. Мужчина напряженно втянул его, прижимая мои ладони к себе одной рукой и лишая меня действий.

- Прошу! - добавила не менее жалобно, пытаясь сломать его сопротивление, но вышел лишь жалкий хрип. - Я замерзаю!

 Я действительно тряслась от холода, а может быть не это было главной причиной.

 Похоже, мои слова подействовали. Мужчина снял через голову свитер, и я почувствовала его горячее тело. Он все еще был напряжен, пытаясь оставаться равнодушным к моим прикосновениям, но я чувствовала бурю сомнений в его душе. Он крепко обнял меня, положив мою голову себе на грудь, и я стала медленно согреваться, все еще дрожа. Так мы и лежали в темноте, но сердце лесника продолжало стучать быстро и громко. Я приподнялась над ним, чувствуя, как напряглись его руки. Мои пальцы прошлись по небритой щеке и коснулись уголка его губ. Я так и не смогла толком рассмотреть его лицо.

- Спасибо, что спас меня, - произнесла я, а мужчина на секунду задержал дыхание.

- Ты была на грани смерти. Я боялся, что ты не выживешь, - ответил он.

- Благодаря тебе, мне уже легче, - с трудом произнесла я.

- Но ты все еще дрожишь, - заметил он, заботливо набрасывая на плечи спустившееся по спине одеяло и прижимая затем к себе.

А я вдруг почувствовала, что если не решусь и не поцелую его, то умру. И вдохнув побольше воздуха, как перед долгим погружением в воду, я прижалась губами ко рту незнакомца.

Он ожидал это. Между нами больше не было слов. В мгновение ока я оказалась внизу, подмятой этим мужчиной. Поцелуй обжигал своей страстью, а его ладони, такие горячие скользили по моему телу, запоминая каждую линию. Его губы переместились на шею, спустились к груди и накрыли образовавшиеся горошины. Стон потонул в крике наслаждения, когда он втянул ртом одну грудь, потом другую. Его ладони мяли их, пальцы теребили соски, вызывая волны желания, которые сходились к эпицентру. Это было сродни сумасшествию, ведь никогда я не хотела так мужчину, реального мужчину, ведь даже к виртуальному персонажу я не испытывала ничего подобного. Он был таким… настоящим, притягательным и чувственным. Не думала, что способна на такую страсть, да еще к мужчине, чьи черты оставались размытыми для меня. Я подчинилась своему сердцу, а не разуму. И безумие мое продолжалось.

 Губы мужчины покрывали поцелуями мой живот и бедра, он слегка приподнял их, и его ладони переместились к мягким половинам таза и сжали их в порыве страсти. Потом он снова вернулся моим губам, а я задохнулась от переполнявших меня чувств и ощущений. Разве может быть так хорошо?

Я лихорадочно пыталась нащупать его штаны, дотронулась до твердой выпуклости между его ног и услышала ответный стон. Я погладила ее, чувствуя, как мужчина заводится. Подняла руку вверх и наткнулась на металлическую бляшку ремня и потянула за нее. Она послушно поддалась и расстегнулась. Я еще удивилась. Незнакомец явно был приверженцем всего старого, даже его хижина напоминала дом из прошлых веков.

Потом я дернула молнию вниз и стала спускать штаны, мужчина мне помогал, стянув их до конца и бросив на пол. Он тяжело дышал, но сдерживал себя, позволяя мне проявить инициативу. Я снова коснулась его мужского естества и почувствовала, как он сжимает челюсти, чтобы не застонать. Я ощущала власть над ним. Я гладила твердый ствол через тонкую ткань нижнего белья, чувствуя, как она намокает, а незнакомец дрожал, опираясь на вытянутые руки. Потом я оттянула край резинки и освободила его плоть, стремящуюся избавиться от напряжения. Я поняла, что мужчина на пределе и неожиданно растерялась. Он завел мои руки за голову, придерживая их, а сам быстро снял последнюю преграду между нами. Я ждала. Все происходило в реальности, это не очередной сеанс “Обители страсти”, где можно остановиться в любой момент нажатием на кнопку. Перейдя черту, я не смогу вернуться к себе прежней. Еще ни один мужчина не входил в мое тело, и я боялась этого момента. Незнакомец словно почувствовал мою нерешительность, что я готова отступить, и тихо спросил:

- Мне остановиться?

И я ответила поспешно, не задумываясь:

- Нет!

И мужчина приник к моим губам жарким поцелуем, уничтожая все мои сомнения. Я хотела его. Только его! Он раздвинул мои ноги. Его плоть коснулась моей, скользя по горячему источнику желания, подчиняя мое тело, настраивая его, вызывая влагу между ног. Я ни о чем думать не могла, сосредоточившись мыслями и чувствами на мужчине, испытывая неведомые до этого момента ощущения. Он помог мне раскрыться ему навстречу, гладя пальцами нежные складки внизу, и рукой помог себе найти вход в мое тело. Я ощутила как в меня упирается твердый ствол его естества, он начал медленно входить внутрь, пытаясь протиснуться в узкий туннель, но достиг тонкой преграды. Я вскрикнула. На миг вся уверенность мужчины слетела к чертям, он замер, словно не доверяя своим ощущениям, но длилось это всего несколько мгновений. Он приподнял мои бедра, и подложил под бедра мягкую подушку.

- Прости, если снова причиню тебе боль, - услышала я и почувствовала, как рвется преграда, а напряженный ствол оказывается внутри меня, захватывая все тесное пространство. Я забыла, как дышать, а потом урывками стала хватать воздух. Мужчина остановился, с жаром целуя мое лицо. Он ждал, пока я приду в себя. Затем опустился ниже и стал ласкать языком чувствительные горошины. Я чувствовала, как боль уходит и ее сменяет нарастающее удовольствие. Оно поглотило меня, и вот я уже сама двигаюсь навстречу мужчине, качаясь на волнах наслаждения. А потом моя Вселенная разлетелась на атомы, меня настиг оргазм такой силы, что онемели пальцы ног, а я не смогла сдержать крик. Вслед за мной последовал и мужчина, содрогаясь от нахлынувшей лавины. Он вовремя успел выйти из меня, извергая мне на живот семя, а потом в полном бессилии опустился рядом на диван.

Несколько минут спустя, я смогла пошевелиться. Жутко хотелось в туалет и как-то привести себя в порядок, но все плыло перед глазами.

- Как тебя зовут? - услышала я.

- Александра.

Как в старом анекдоте, меня спросили об имени после секса. Хотелось смеяться с этой нелепости.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям