0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Я выбираю любовь » Отрывок из книги «Я выбираю любовь»

Отрывок из книги «Я выбираю любовь»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Я выбираю любовь» обладает автор — Шерстобитова Ольга Copyright © Шерстобитова Ольга

— Зелье истинной страсти взяла, пыльцу для создания романтического настроения прихватила, эликсир грез положила. Что я еще забыла? — поинтересовалась вслух, хотя в моей лавочке никого, кроме меня, не находилось.

Конечно, подобная привычка разговаривать сама с собой отдает легким сумасшествием, но когда дело касается ведьмы, ей подобное точно простительно.

Я внимательно вчиталась в приготовленный список, поморщила нос, потом всполошилась, что ранние морщины ведьме ни к чему, и снова уткнулась в лист. Затем полезла в две тяжелые корзины и все перепроверила. Очень уж не хотелось возвращаться в лавку, если что-то забуду.

М-да… Риты, второй ведьмы, с которой мы, начиная с поступления в Академию магии, вечно соперничали, но потом незаметно подружились, мне однозначно не хватало. Сейчас она в отъезде вместе с мужем, хозяином поместья Дарншхолла, и справляться с делами приходится одной.

Наконец, убедившись, что все в порядке, я окинула взглядом лавочку. Окна прикрыты белоснежными занавесками и темно-синими шторами, на двери так и не перевернута вывеска об открытии магазинчика. На полках расположились многочисленные любовные эликсиры, к которым у меня имелся талант, а так же рядами стояли порошки и мешочки со сборами целительских трав. Под стеклом возле прилавка лежали заряженные на все случаи жизни амулеты. Красота да и только! Я любовно погладила деревянную столешницу, подошла к зеркалу, чтобы подправить прическу.

Глаза у меня светло-серые, но когда я задействовала силу, по цвету становились ближе к расплавленному серебру. Губы чуть тронул розовый оттенок, и я часто использовала губную помаду поярче, надеясь скрыть их бледность. Кожа совсем светлая. И ладно бы на солнце просто появлялись веснушки, я вовсе не против, но обычно она краснела, и в итоге я получала ожоги. Только и успевай нужные крема использовать.

Я убрала белоснежные волосы в аккуратную косу, поправила юбку и воротничок ярко-синего платья, которое надела, и только тогда подхватила черную шляпу, неизменно напоминающую людям, кто я такая. Но самое прелестное в ней — наложенные чары, о которых мало кто подозревал. А моя шляпа, буквально напичканная ими, могла сглазы отразить и легкую порчу, а так же защитить боевыми искрами хозяйку.

После этого я подозвала метлу, с которой почти никогда не расставалась, закрепила на ней при помощи чар две большие корзины, немного облегчив их вес магическим путем, и, заперев лавку, оказалась на улице.

Лето было в самом разгаре, и в лицо дыхнул теплый ветерок. Шаловливо пробежался по краю моего платья, сунул любопытный нос в корзины и умчался по своим делам. Лавочку окружали цветущие деревья лиатаний. С ранней весны и до поздней осени на их ветках вспыхивали белоснежные, напоминающие магнолии, цветы. От них плыл дивный аромат, который не раз вдохновлял меня на создание приворотных зелий.

Вдоль улицы, где я жила, располагались добротные домики, сделанные из камня. Они радовали глаз красными черепичными крышами и увитыми зеленым плющом стенами. Уют и неброская теплота этого места делали свое дело, и я чувствовала невероятное умиротворение, который год живя здесь вполне тихой и размеренной жизнью. Конечно, насколько эта тихая и размеренная жизнь возможна у ведьмы.

Ну хорошо. Вовсе не тихой и не размеренной, но… вполне меня устраивающей.

Я вскочила на метлу, рассмеялась и рванула ввысь. Обожаю летать! Никогда и нигде не чувствуешь такой безграничной свободы и радости, как в небе. И как бы тяжело мне не было, полет всегда возвращает силы и душевное равновесие.

Сейчас же я не возвращала потерянное равновесие, да и высоко-высоко, как люблю, не поднималась, а летела над крышами домов, пока не добралась до площади четырех стихий, где работали фонтаны. Брызги сыпались во все стороны, вода звонко пела. Я спрыгнула с метлы, которая тут же зависла рядом, довольно раскидывая вокруг искры магии, и засмотрелась на игру солнца в воде. Так увлеклась, что не сразу заметила, как какой-то смышленый мальчуган умудрился стащить у меня, ведьмы, из корзины какое-то зелье.

Хм… вот же странность-то! Я же проверяла наложенные чары, не мог он его взять, защита же стоит!

Но задуматься об этом не успела, назревала проблема и посерьезнее. Я щелкнула пальцами, подзывая флакон, но вместо этого почему-то с головы мальчишки слетела кепка и полетела мне в лицо. Обидно ударила и упала на землю.

Ничего не поняла. Это я с бытовыми чарами не справилась, что ли? Теми самыми чарами, которым училась с детства?

Попробовать приманить флакон снова я банально не успела. Довольный проказой и вовсе не представляющий ее последствий мальчуган отвинтил крышку и на радостях вылил в фонтан всю жидкость.

Интересно, мне уже надо бежать и прятаться или есть шанс сделать вид, что то, что произойдет, к единственной оставшейся в Лантаре ведьме отношения не имеет? Первый вариант был предпочтительнее, но… возле фонтана собралось с десяток детей самых разных возрастов, которые так и замерли, ожидая, что же будет дальше. Как бы беды не вышло!

Вода тем временем забурлила, словно зелье, приготовленное по особому, еще прабабушкиному рецепту, а потом…

— Ложись! — крикнул знакомый мужской голос, и малышня под действием чужой силы мгновенно рухнула на мостовую, окруженная защитным куполом.

Мастерски сделано, ничего не скажешь, даже завидно!

Сама я не успела и опомниться, как кто-то сильный и могучий рывком опрокинул меня на землю. Я возмущенно пискнула, но это все, что у меня получилось сделать.

Вжик! Плюх-плюх-плюх! Бах! Бах! Бах!

Нас с моими неожиданным спасателем обдало ледяными брызгами и лепестками нежнейших, словно атлас, роз. А когда я попыталась выбраться, мой защитник лишь сильнее прижал к земле. Признаться, мускулы у него что надо. И сам он… горячий, сильный, какой-то надежный…

М-да… хорошо тебя, Любава, головой-то приложило, раз в подобной ситуации думаешь о мужчине. Но ощущение защиты, уверенности и какого-то невероятного тепла в этих объятьях не поддавались никакой логике и не исчезали. Я, достаточно сильная ведьма, сейчас чувствовала себя безумно хрупкой.

Наконец, хватка незнакомца ослабла, и я слегка приподнялась и сдула со лба выбившуюся из косы прядь, озадачившись, почему не сработала защита, наложенная на шляпу. Кстати, где она?

Тут меня буквально вздернули вверх, развернули, и я чуть не взвыла от досады. Райс Коруэлл, неподражаемый ищейка и лучший следователь нашей округи, не тот, с кем бы мне сейчас хотелось увидится.

— Опять ты! — возмутился он.

— И тебе здравствовать, Райс, — ехидно заметила я, поправляя платье и прическу.

Широкоплечий, мощный, с пронзительными карими глазами и короткими черными волосами, вечно торчащими ежиком, Райс не мог не привлекать взгляда. Сейчас же, одетый в форму следователя, состоящую из темных брюк и белой рубашки, мужчина был особенно хорош. И все бы ничего, но характер у него… поганый!

— Что на этот раз? Неужели твои дела настолько плохи, что ведьма принялась продавать зелья детворе? — начал он.

Я мгновенно вспыхнула. То, что Райс хочет меня задеть, понятно и так, но закон я не нарушала.

— А подумать, что говоришь? Или нечем? — коварно улыбаясь, пропела я.

— Я накладываю штраф десять золотых за устроенный беспорядок на площади, — выдал он.

— За горсточку цветочных лепестков? — не удержалась я, замечая, что вокруг собирается народ, а с малышни постепенно исчезают наложенные Райсом щиты. — Что, другого способа справиться с ведьмой нет?

Вот кто бы мне объяснил, почему я все время нарываюсь?

— Есть, но тебе он не понравится, ледышка! — выдал он.

Убила бы этого ищейку! Ненавижу, когда меня называют подобным образом.

— А ты хоть проверял насколько я холодная? Или может, боишься?

Райс рыкнул, шагнул ко мне, но прикасаться не рискнул. Еще помнил, как в прошлый раз, когда схватил за плечо, его ударило молнией, которой швырнулась метла, и его рубашка тут же осыпалась пеплом. Про лицо в саже я промолчу.

Сейчас Райс буквально нависал надо мной, опалял дыханием кожу. Сердце от чего-то сильно колотилось, грозя бедой, по телу от этого бешеного взгляда мужчины шла дрожь, а ноги начинали подкашиваться. Но меня, ведьму, подобным не проймешь. А вот фиг тебе, обольститель, не паду я к твоим ногам, а вот ты… если применю одно занятное зелье… Впрочем, гордость не позволит. Да и буду я еще редкие и дорогостоящие ингредиенты переводить на этого неотесанного дикаря! Больно надо!

— Лучше бы спасибо сказала за то, что спас!

— И что оштрафовал на десять золотых?

Я разозлилась не на шутку, волосы начали подниматься и искриться магией, но силу все же сдержала.

— И добавлю еще столько же, если не вытянешь чары из фонтана, — спокойно заметил Райс, потом развернулся и показал рукой на воду, откуда вылетали облачка цветов и осыпали пространство вокруг. По воздуху плавали зажженные ароматические свечи, в вышине звякали два бокала и бутылка вина. В шляпу, носившуюся по небу, прыгали конфеты в золотой фольге.

И сразу стало понятно, что за зелье стащил мальчуган. Одно из тех, что создавало романтическую обстановку для ужина на двоих. Варилось оно непросто, поочередно в него добавлялось более трех дюжин ингредиентов, и лишь напоследок при помощи чар я кидала в котел нужную еду, питье, лепестки цветов, зажженные свечи, а порой и зачарованную шкатулку с чарующими мелодиями. Это еще повезло, что не усиленный вариант зелья попался. Но стоило только об этом подумать, как вода в фонтане опять забурлила, и из нее вылетели алые подушки, постельное белье такого же цвета и… наручники.

Толпа, собравшаяся вокруг, зашепталась, но слов в этом шуме разобрать было невозможно. Райс посмотрел на подушки с простынями, потом подхватил наручники и уставился на меня таким непередаваемым взглядом, что любой бы покраснел и попытался провалиться сквозь землю. Любой, но не я, ведьма. Подумаешь, и не в такую передрягу попадала. Мне однажды вообще чешуя с хвоста водяного потребовалась, и я того полночи очаровывала, сидя возле пруда и доставляя радость комарам.

— Любава! — угрожающе прорычал Райс.

— А может, вам такого зельица прикупить? Очередная подружка наверняка оценит. Такого мужлана, глядишь, и спасет…

Закончить я не смогла, потому что Райс показательно сжал в кулаке наручники, и те превратились в крошево. Вот как он это делает? Это же какая сила должна быть! И ведь никакими зельями не пользуется, точно знаю.

— Изыму все твои привортные!

Я хмыкнула и показала фигу.

— И штрафану на такую сумму, что побираться придется.

Я молча подозвала шляпу, выгнала из нее конфеты, позволив за ними гоняться малышне, и аккуратно ее нацепила. Погладила по веточкам встревоженную метлу, готовую ринуться защищать свою хозяйку, а потом… да, я — ведьма, существо коварное, об этом стоило помнить Райсу Коруэллу. Взмахнула рукой, вытягивая зелье из воды, и от души так полила им лучшего следователя Лантара. А нечего маленькую и беззащитную меня обижать и осыпать угрозами!

Мокрый Райс, в глазах которого светилось явное желание меня придушить собственными руками, так и замер. Я же… ну а что я? Я последствия зелья устранила? Устранила. Ничья жизнь опасности не подверглась? Не подверглась. А то, что на Райса обрушилась подушка, обмотала простыня и призывно звеня возле лица мельтешат бокалы и бутылка вина, так сам напросился.

И почему он меня так бесит? Все же надо было превратить его в жабу при первой же нашей встрече, проблема бы и решилась.  Нет же, я ему зачем-то тогда погадала на любовь, а он, гад такой, не просто усомнился в моих словах, но еще и рассмеялся!

— Любава!

И где бы десять лишних золотых теперь раздобыть, чтобы штраф заплатить, когда ты почти на мели — вот в чем вопрос.

Я с невозмутимым видом направилась в сторону торговых рядов. Ведь спешила-то я как раз на ярмарку, чтобы заработать. Райс окликнул меня еще раз, а потом, когда я почти скрылась в толпе, все же ухватил за плечо. Увернулся от стрельнувшей молнии, отшвырнул грозившую снова его опутать простыню.

— Штраф увеличен в три раза! — проинформировал спокойно.

Моя сила взбунтовалась, шляпа слетела, коса поднялась, а глаза, готова поспорить, засветились серебром. Прячься, кто может, короче. Ведь в подобном состоянии я такого сейчас нажелаю…

— Да чтоб тебе… суженую встретить, которую когда-то я наворожила! — психанула я. — И чтобы сам выбора лишился, но без нее ни есть, ни пить, ни спать не мог! И чтоб была красавицей, каких свет не видывал, но все нервы тебе истрепала! И чтоб души в тебе не чаяла так же, как ты в ней! И чтоб любовь эта была вечной! От всей огромной ведьминской души…

Хотела сказать «проклинаю», но в последний момент ехидно добавила:

— Благословляю!

Громыхнул в синем небе гром, тихо стало на площади. Моя сила улеглась, когда я выплеснула отрицательные эмоции, а потом под ошарашенными взглядами Райса и людей, все же не часто подобное истинное волшебство можно узреть, я развернулась, подхватила шляпу и метлу и отправилась на свое торговое место.

Ярмарка давно набрала обороты, сегодня я довольно сильно припозднилась. Пока собиралась, пока все несколько раз перепроверила, а потом еще и эта история с зельем в фонтане приключилась.

Я проскользнула в ряд, где торговали съестным. Пахло сдобой с ванилью и корицей, чуть дальше тянуло рыбой, а на лотке, который мимо проносил парнишка, стояли стаканы с горячим шоколадом с орехами. Кто-то в подобную погоду предпочитает лимонад, но я вот не смогла устоять именно перед шоколадным искушением. А потом и перед пирожками с лесной клубникой. Ароматные, сочные, они так и таяли во рту. То, что надо сейчас, чтобы одной ведьме заесть стресс. Все же Райс Коруэлл — при всей своей привлекательности и сильном характере невозможен!

Подняв немного настроение вкусной едой, я быстрым шагом миновала остальные ряды и добралась до тех, где мастера предлагали разные алхимические инструменты для магов, а знахарки — собранные травы и заговоренные настойки. Магии у последних всего-то капля, способная лишь напитать снадобья, но никогда не усилить их настолько, чтобы они превратились в зелья. Сложно это… понять, откуда вообще в человеке берется сила. Как она его выбирает? И что именно делает ведьму именно ведьмой, а не знахаркой или магом? Может, все дело в нашем желании и выборе следовать по определенному пути?

Метла летела над моей головой, а я оглядывалась и прислушивалась к вечному гомону ярмарки. Бегали мальчишки, суя любопытные носы во все лавки и громко смеясь своим шуткам. Леди, прячась от жаркого солнца, раскрыли кружевные зонтики. Их спутники-мужчины раскланивались и обсуждали свои дела, пока леди рассматривали и выбирали товары.

Во всех рядах уже было шумно и весело. То тут, то там слышались голоса тех, кто расхваливал свой товар. Если добавить, что в рядах ловко сновали и лоточники, продавая напитки и сладости, а городовые ловили какого-то воришку, на ярмарке действительно можно было не просто на что-то поглядеть, но и послушать.

Я проверила, как действуют наложенные мной бытовые чары, потому что солнце поднималось все выше и палило беспощадно. Не хватало завтра проснуться с облезшим носом и полдня потратить, чтобы привести его в порядок. Чары держались крепко, что не могло не радовать.

Больше я не стала ни на что засматриваться, сразу отправилась к своему месту. Наконец, оказалась возле своего прилавка. Местечко крепко за мной держалось, и пусть стоило немалых денег, но вполне окупалось. В соседях, помимо знатных мастеров и травниц, торговавших на противоположной стороне, с которыми я приветливо поздоровалась, неподалеку располагался постоялый двор, а значит, ни один заезжий гость мимо моей лавочки не пройдет.

Наш городок Лантар хоть и тихий и неприметный с виду, но через него проходит один из крупнейших торговых трактов королевства, поэтому многие купцы задерживаются, и либо что-то свое продают, либо приобретают у нас.

На мгновение спины коснулся холодок, и я обернулась. Не к добру подобное в солнечный день. Но получить сглаз я не боялась, не подействует. Да и любую порчу сразу же почувствую, едва она меня коснется магическими нитями. Вот с проклятьем будет сложнее. Какие-то отразят защитные чары на шляпе, а самые серьезные… Впрочем, на подобное способен только темный маг, которого в нашем городке точно днем и с огнем не сыщешь. Да и не зная моей силы, побоится он связываться с ведьмой. Нарвется ведь…

Холодок исчез, я успокоилась, но на всякий случай постаралась вспомнить, не переходила ли кому чужому дорогу. Вроде нет… А из жителей… Да это надо быть сумасшедшим, чтобы связаться с ведьмой.

Я спустила с метлы корзины, вздохнула. Обреченно принялась раскладывать зелья и сборы трав, понимая, что вряд ли кто-то ринется их покупать. Этот Райс Коруэлл только неудачу мне приносит!

Первым к лавочке, едва я закончила все расставлять, подошло семейство Трауб, состоящее из господина Трауба, тихого и неприметного мужчины, его жены и двух дочерей-близняшек — Аннет и Эльзы. Госпожа Трауб, одетая в элегантное светло-зеленое платье с белоснежным кружевом, цепким взглядом оглядела лавочку.

— А есть ли у вас…

— Приворотные зелья? — продолжила Аннет, разодетая в алое платье с совсем неприличным декольте.

Все ее богатство так и грозило вывалиться на прилавок, на который она, сгорая от нетерпения, уперлась ладонями.

— Нам нужно самое сильное! — добавила ее сестра Эльза.

Такая же темноволосая, остроглазая, со вздернутым носиком. Платье на ней было ярко-малиновое, кричащее, расшитое черными розами. Бррр! И ведь у их матушки вкус имеется, почему же дочерям не привьет?

— Это мне такое необходимо! — выпалила Аннет.

— Ты и Ланса-то с приворотным обольстить не смогла, а уж Райса…

Я с трудом скрыла смешок. Кажется, следователь, на которого положили глаз сестрички, основательно попал.

— Да ты… ты…

— Вредина!

— Кикимора болотная!

— Злыдня!

— Дурында!

— Мама! — уже хором.

— Тише, девочки. Думаю, нам подберут подходящее, — отозвалась госпожа Трауб и так проникновенно на меня посмотрела, что и придумать нельзя.

Сгорая от желания расхохотаться, я подумала-подумала, вспомнила про тридцать золотых штрафа и выставила на прилавок пусть и не самые сильные любовные зелья, но созданные с особой фантазией. Честно предупредила, что нужно соблюдать инструкцию, которую сунула сестрам прямо в руки, а потом, предвкушая сладкую месть Райсу, тихонько улыбнулась.

Госпожа Трауб ткнула локтем мужа, и тот скорбно выложил два золотых на прилавок. Слушая, как Аннет и Эльза снова о чем-то спорят, забыв обо всем на свете, я наблюдала, как семейство Трауб удаляется вдоль торгового ряда.

Опомниться от их визита не успела, как появилась леди Кариса. Давненько она ко мне не заглядывала. В последний раз пыталась приворожить мужа Риты, если мне не изменяет память, интересно, а теперь на кого нацелилась? Ну не может наш тихий городок жить без подобного, что тут поделаешь?

Одетая в небесно-голубое платье с многослойным кружевом, которое леди Кариса бесконечно любила, она со всего размаха ударила о мой прилавок мощным кулаком и заявила, не здороваясь:

 — Нет уж, пусть он будет только мой!

Я чуть не подскочила от подобного жеста, метла посыпала искрами. Леди Кариса вовсе не была худышкой. Пышная, степенная, в мелких русых кудряшках, которые вечно торчали во все стороны. Да от такой все женихи разбегаются, едва завидев. Я даже восхитилась, что Ланс ее когда-то принимал в поместье. А уж характер у леди Карисы…

— Кто будет? — на всякий случай уточнила я.

Не то чтобы меня это сильно волновало, но…

— Райс Коруэлл! — выдала она.

Нет, ну бывают же совпадения! Ехидно улыбаясь, все же поинтересовалась, что леди Кариса хочет от меня, ведьмы? Как выяснилось, тоже приворотных, и посильнее, и побольше. Купив дюжину флаконов на все случаи жизни, она задумалась. Потом покраснела, наклонилась, опираясь о прилавок так, что он заскрипел, и шепотом спросила:

— А то самое… еще имеется?

— Какое то самое? — уточнила я.

— То, что на площади разлилось?

Она оглянулась, потом снова перевела взгляд на меня.

— В нескольких вариациях, — с самым заговорщицким видом ответила я, не готовая упускать постоянную клиентку. — Есть с лепестками роз, орхидей, лилий, полевых ароматных цветов. С алыми, черными или белоснежными простынями. И имеются дополнительные эффекты вроде музыки, свечей и…

— А с наручниками осталось?

Я оторопела, захлопала глазами, а потом все же кивнула. Похоже, Райс основательно попал.

Следом за леди Карисой, словно она подала какой-то сигнал, жительницы Лантара буквально оккупировали мою лавочку. И все они желали приворотных да помощнее, а также шепотом сообщали, что хотят заполучить того самого, моего фирменного зелья.

Продавая последнее, семнадцатое зелье, создающее романтическую обстановку, в которое были добавлены наручники, я серьезно задумалась, не перемудрила ли чего с благословлением Райса? И не стащили ли шустрые мальчишки, на товарища которого, использовавшего снадобье, я наложила сглаз, и он весь день будет квакать, что-то еще, о чем я не помнила?

Все же как мне не хватает помощницы, способной следить за подобными вещами! Рита, несмотря на все свои эксперименты, была просто незаменима!

Последними посетительницами, когда я уже крепила пустые корзины к метле, оказались Иветта Рарк с матушкой. Я с трудом удержалась, чтобы не дать деру, потому что Иветта была первой сплетницей Лантара. Готова поспорить, произошедшее на площади уже обрело такие подробности и детали, которых и в помине не существовало.

— Госпожа ведьма, а правда, что вы заколдовали Райса так, что он ищет суженую? — не утерпела Иветта, теребя новую модную шляпку с белоснежным пером и поправляя выбивающиеся из прически каштановые локоны.

Так вот в чем дело! То-то их всех сегодня зациклило именно на Райсе Коруэлле.

— Возможно, — улыбнулась я.

— О! — с придыханием выдала она.

Почесала острый нос, на который опять были наложены несколько слоев пудры, чтобы спрятать веснушки, стрельнула темно-карими глазками, наклонилась ко мне и шепотом спросила:

— А еще говорят, он вас схватил и так жарко поцеловал, что молнии в небе проснулись и откликнулись!

Я вытаращилась на нее, фыркнула и покачала головой.

— С вашей фантазией, Иветта, надо романы писать.

— Ой, да ладно! То есть вы не целовались?

— Да сдался мне этот Райс Коруэлл! — в сердцах выпалила я.

— Чудесно! — обрадовалась Иветта, и темно-карие ее глаза возбужденно засверкали.

Иными словами, и она объявила охоту на Райса Коруэлла. Надеюсь, этот несчастный запасся защитными амулетами и приворотные на него не подействуют.  Впрочем, почему меня это волнует?

— А зелье… особое…

— С наручниками закончились, — ответила я, а затем коварно улыбнулась и выставила на стол темно-алый со сверкающей огненной каплей внутри флакон с зельем.

— Это что?

— Лучшее, что у меня есть. Для… особого клиента, — завораживающе пропела я. — Огненная страсть обеспечена.

Иветта, забыв про все на свете, уставилась на заветный флакон. Я достала инструкцию, которую она, как и прочие клиентки, не читая, сунула в карман. Расписала все свойства своего прекрасного и лучшего приворотного зелья, и когда назвала цену, безоговорочно получила золотые. Иветта, впрочем, никогда и не пыталась торговаться.

Матушка, поджидавшая ее в стороне, быстро спрятала в свою сумочку флакон с зельем, и они, как две заговорщицы, скрылись в толпе.

А я посмотрела им вслед и вздохнула. У каждого зелья есть срок действия. Оно в любом случае исчезнет, растает бесследно, и все вернется, как было. А если человек сильный душой, то на него оно и вовсе не подействует.

По-настоящему опасные зелья я никогда не варила, не готовая отвечать за жизнь и судьбу человека. Даже сейчас все зелья, которые леди Лантара будут использовать против Райса, лишь отголосок моего дара. По большей части светлые, теплые, солнечные, способные в любые отношения добавить что-то новое. К примеру, создать романтическую обстановку, пробудить страсть, настроить на нужный лад пару, помочь найти общий язык, подарить незабываемое свидание… Но все это может ведь сделать и обычный человек, не прибегая к магии, а лишь приложив усилия и проявив фантазию.

И все же… я смотрела вслед Иветте, почти скрывшейся в толпе, вспомнила о своих покупательницах и категорически не понимала их. Каким бы сильным, каким бы могущественным не было зелье, оно никогда не сможет создать главного. Любовь. Ту самую, настоящую и искреннюю, чистую и исцеляющую, как живая вода, сильную и отчаянно смелую. Ту, о которой мечтает каждый, даже если боится себе в этом признаться. Ту, о которой мы читаем в книгах и до последнего вдоха надеемся обрести. И порой она приходит неожиданно, достаточно и искры, чтобы вспыхнуло пламя. Главное, разглядеть своего суженого среди множества лиц и масок, найти верное и ждущее именно тебя сердце… Этому не учат в Академии магии, сомневаюсь, что подобное знание вообще где-то и кому-то преподается. Его обретаешь сама, когда приходит время.

Я спрятала в небольшую сумку хрустальный шар и колоду карт, осознав, что впервые на ярмарке никому не гадала и не предсказывала судьбу. Удивительно, непривычно и… как-то неправильно. Ну да ничего, долго без дела моя колода карт лежать точно не будет.

Я выскользнула из прилавка, подхватила метлу и нырнула в толпу. На мгновение снова показалось, что в спину ударил холодок, и я притормозила. Проверила себя на сглаз, порчу, проклятье и даже приворот. Ничего! Нахмурилась, постояла так некоторое время, размышляя, но ничего путного в голову не пришло. Вернется Рита, поделюсь с ней этим, может, что вдвоем и выясним. Сейчас же опасности я не ощущала, скорее было просто неприятно. Да и мне давно следовало поспешить. День перевалил за середину, а еще необходимо успеть перекусить и собрать на заветной поляне в лесу травы для следующих зелий.

 

 

Домой я вернулась только к вечеру, что было вполне ожидаемо. Как и любая ведьма, я могу увлечься и забыть о счете времени. Сгрузила с метлы две тяжелые корзины с травами, отперла дверь и нырнула в темноту лавочки. Тут же вспыхнули под потолком магические светлячки, и я порадовалась, что снова дома.

Устала сильно, но присесть себе не позволила, иначе потом ни за что на свете не захочу подняться и приниматься за оставшиеся дела. Выпила лимонада, перекусила яблоком и отправилась разбирать по пучкам травы и развешивать их на чердаке сушиться. Провозилась долго, и когда собралась уже спускаться с лестницы, та вдруг пошатнулась. Я вскрикнула от неожиданности, попыталась слевитировать и… полетела вниз.

С трудом приходя в себя, потирая ушибленные колено и плечо, шипела сквозь зубы от боли. Это я еще легко отделалась и, видимо, защитный амулет сработал, вот и обошлось без серьезных последствий. Я покосилась на кулон, который умудрился с меня слететь и лежал неподалеку. В нем почему-то не сверкала маленькая синяя искра защитной магии, словно он перегорел. Озадаченно повертела его в руках. Вернутся Рита и Ланс, поинтересуюсь, что с ним случилось. Сама я в защитных и боевых заклинаниях не особо разбиралась, хорошо знала лишь бытовые чары и специализировалась на любовной магии. Вопрос в том, почему мне этот амулет понадобился? И что с моей силой?

По спине вдруг прокатилась волна холода, и я подскочила. Ощущение того, что происходит нечто нехорошее, усилилось. Интуиция вопила: надо бежать, и я рванула вниз с чердака, пытаясь разобраться в своих ощущениях и тем, чем они вызваны.

На середине лестницы, ведущей с верхнего этажа, где я жила, остановилась и пришла в ужас. Нет, лавочка ничуть не изменилась. Тот же прилавок, витрины, полки с травами и флаконы с эликсирами, если бы не одно «но»: магия исчезла. Ее не осталось ни в одном моем зелье, и теперь они просто превратились в обычное варево, из амулетов вытекла сила, и те надеть можно разве что в качестве украшения, а часть трав, тех, что я напитывала своими чарами, просто обратились в пыль. Все еще не веря в происходящее, я вскрыла флакон с любовным зельем, капнула его в чашу и… ничего. Лишь легкий аромат роз и гортензии говорил о том, что снадобье предназначалось для увеличения страсти.

Попыталась призвать магию, но не сработало. Нет, я по-прежнему оставалась ведьмой, у меня были нужные знания, интуиция, но… ни капли силы, чтобы творить волшебство!

И как это понимать? Что вообще произошло?

Я не успела об этом подумать, как от двери, где она стояла всегда, поднялась метла, угрожающе защелкала прутиками, выпуская сноп искр, и стала на меня наступать. Я попыталась ее приструнить, но так как магии не осталось, это не помогло.

Увернулась, отскочила от первого удара, заметив, что искры подпалили мне юбку на платье. И пока я тушила маленький пожар, получила метлой по ногам.

— Да стой ты! Прекрати!

Увернулась, споткнулась о пустую корзину и растянулась на полу. Упала неудачно, содрала локоть и второе колено. Взвыла от очередного удара метлы.

Нет, это надо же! Никогда не думала, что за мной будет гоняться по дому собственная метла! А ведь была такой послушной, воспитанной…

Пригрозила ей кулаком, на что метла выпустила очередной сноп искр. А потом… с прилавка поднялся котелок, в котором я варила зелья. Из него повалил розоватый дым, все же он пропитан приворотной да любовной магией, и магический артефакт предсказуемо ринулся на меня. Осознавая, чем это грозит, мне вот мало без силы остаться, так еще и под приворотную магию попасть, отскочила в сторону. Котелок и метла полетели следом.

Ой! Как же плохо! Хотя это не то слово! Темная непроглядная бездна! Кикиморки болотные! Поганочки лесные! Ой!

Я проскользнула за прилавок, гадая, насколько в магических артефактах хватит силы, а потом, спасаясь от них, нырнула в небольшой чуланчик.

Дожила! Ведьма прячется от метлы и котелка, напитанного ее же магией, в каморке! Расскажешь кому — не поверят!

Через несколько минут шорохи прекратились. Значит, и в моих любимых артефактах заряд магии закончился. Я собралась уже выглянуть наружу и в этом убедиться, как меня окатило очередной волной холода. Кто-то шел по моей лавке таким уверенным хозяйским шагом, что я замерла. Под ногами у незнакомца хрустели осколки, все же зелий в неравной битве между мной и метлой с котелком разбилось немало. К этому моменту окончательно погасли все магические светлячки, и рассмотреть, что происходит в лавке, кто там, оказалось уже нельзя.

В маленькой щели мелькнул темный силуэт и сверкнул сталью нож. Догадаться, что чужак ищет меня и хочет убить, не составило труда. И кто он? Зачем ему моя жизнь? Я оцепенела, не в силах двинуться с места, понимая, что в любую минуту одним неосторожным движением могу себя выдать. Этого делать нельзя, потому что сейчас я… беззащитна. Абсолютно.

И ведь сколько раз в Академии Магии нас, ведьм, учили, что нельзя полагаться только на магию, но разве я послушалась?

Что делать? Как выбраться из этой западни? Ведь этот чужак явно силен, не просто же так он лишил меня магии способом, о котором я ничего не знаю! Да и способен на подобное лишь сильный колдун!

Попала!

Чужак медленно и уверенно обыскивал лавку, высматривал следы. Я увидела, как он стал подниматься по лестнице, и едва исчез наверху, выглянула в лавку и тут же, впрочем, дверь прикрыла. Две черные собаки с острыми зубами окончательно отрезали путь к отступлению. Я никогда не видела магических гончих, но знала о них предостаточно. Если меня учуют, а они пришли именно по мою душу, то убежать не удастся. Они будут гнать жертву до последнего.

Цепенея от ужаса, прижалась спиной к стене, чувствуя, как меня не слушаются ноги, а руки вспотели. Что делать? Как спастись? Я вовсе не хочу умирать!

Я забилась в угол чулана, буквально влилась в стену. Она вдруг бесшумно отошла в сторону, и я, считая копчиком ступени, свалилась вниз.

Подскочила, прислушиваясь, на ощупь забралась по ступенькам, но стена уже встала на место. Кроме того, в чуланчике слышался рык гончих.

Вот откуда в моем доме потайная комната? Я спустилась по ступенькам обратно, лучше уж неизвестность, чем собаки, можно и переждать,  но что-то подсказывало, этот маньяк вскроет стену.

Ощупала пространство вокруг, потом вспомнила про то, что для ритуалов на всякий случай всегда ношу с собой свечи и спички в переднике. Осторожно зажгла свечу, оглядывая, судя по всему, подземный ход. Часть камней была влажной, часть покрыта мхом. На полу валились мышиные косточки, пахло затхлостью и плесенью.

За стеной послышались заклинания, и я поняла, что выбора мне не оставили. Затушила свечу и, держась рукой за одну стену, побежала по подземному ходу. Прошло с четверть часа, когда я почувствовала за собой погоню. Неизвестный колдун не применял магию, да и куда я от него денусь, если меня преследуют гончие? Но надолго ли хватит этой удачи?

Через несколько минут я натолкнулась на лестницу и очередную дверь. Вылетела из нее, оглянулась в темноте. Окраина города! Ой, мама! Оказывается, лаз был всего лишь прикрыт землей и еловыми ветками. И кажется, магически зачарован, но теперь, когда вся магия во мне и в лавке исчезла, он открылся.

Одна из гончих цапнула меня за лодыжку, я зашипела и, забыв обо всем на свете, рванула в сторону Лантара. Увернулась от боевого шара, ловко ушла от ножа, который в меня швырнули. Все же не так этот колдун ловок и силен, скорее хитер и коварен, раз я до сих пор жива. Надолго ли?

Я оглянулась лишь раз, но кроме темного плаща с опущенным капюшоном так, что не видно лица, ничего не разглядела.

Куда я бегу, вот в чем вопрос? И сколько еще продержусь? Из раны капала кровь, лаяли гончие, загоняя меня, словно дичь, а я… я вдруг осознала, что единственный, кто может защитить невиновную маленькую ведьму — Райс Коруэлл! И мне несказанно повезло, что его дом на улице, по которой я сейчас бегу. Лай собак послышался совсем близко, и я стиснула зубы и сделала последний рывок на предельной скорости. Эх, метлу бы сюда! На ней я бы и на край света сбежала! Все же я — ведьма, этого у меня не отнимешь! Но не время мечтать о невозможном.

Я буквально взлетела по ступенькам дома, где жил Райс, и забарабанила, что есть силы, в дверь. В доме, увы, не вспыхнул свет, и не послышались шаги хозяина. Его нет? Плохо дело! Но гончие и сумасшедший колдун совсем близко, умирать не хочется, и… взлом — это уже мелочь, по сравнению со всем остальным. Даже если это дом Райса Коруэлла.

Я вытащила из растрепанной прически шпильку, ловко провернула замок, нырнула внутрь и заперла дверь. Старый трюк, ему меня научил  давным-давно один однокурсник, с которым мы так проникали на крышу башни, чтобы смотреть на звезды. На дверной ручке висел один из сильнейший амулетов, не позволяющий посторонним проникнуть в дом, и немного светился. Какое счастье, что он меня пропустил! Вопрос, почему, уже не интересовал. Может, сбоит?

За дверью послышался лай, я рванула по лестнице на второй этаж, стараясь в темноте ни на что не наткнуться. Почти мгновенно оказалась наверху и налетела на Райса.

Наверное, я была совсем неадекватной, потому что вцепилась в него мертвой хваткой, прижалась к сильному мужском плечу и, дрожа, выпалила:

— За мной гонится колдун и две магические гончие.

Райс, надо отдать должное его выдержке, все же не каждый день на него сваливаются ведьмы в невероятно потрепанном виде, взмахнул рукой, позволяя в коридоре и внизу в гостиной вспыхнуть магическим светильникам, вздернул мой подбородок и посмотрел прямо в глаза:

— Зелий переварила? Откуда в Лантаре взяться колдуну да еще и с магическими гончими?

— Не знаю!

— И даже если это так, почему же не применила против него магию?

— Нет ее у меня.

Райс заглянул в мои глаза, пощупал лоб и вкрадчиво так спросил:

— Что пила?

— Ничего, — задрожала я, прижимаясь к нему еще сильнее. — Магия у меня пропала, когда вечером вернулась из леса в лавку. Метла собственная слушаться перестала и котелок…

Я жалобно всхлипнула и уткнулась в его плечо.

— А там колдун, гончие, черный ход… и я…

— Что?

— Я быстро бегаю, — честно созналась Райсу. — А потом…

— Сочла нормальным взломать защиту моего дома? — спокойно поинтересовался он.

— Не трогала я ее, она сама меня впустила.

— Ну конечно!

Райс отцепил меня, сощурился.

— Сейчас проверю, и если солгала…

— Только не гони в ночь! — пролепетала я.

Райс опешил, вытаращился на меня, как на неведомую зверушку, а потом одернул мою руку и решительно направился вниз.

— Не открывай! — завопила я, когда он коснулся двери.

Но разве послушался? Райс выглянул наружу, оглядел абсолютно пустую улицу, закрыл дверь, проверил амулет, а потом развернулся ко мне, скрестив руки на груди. Он явно хотел объяснений, я бы сказала, жаждал.

— Ты за кого меня принимаешь? Сначала напустила на меня полгорода девиц на выданье, а теперь вламываешься среди ночи в дом и…

Тут его зрачки расширились, взгляд замер на моей покусанной ноге.

— Ранена? — всполошился он, в мгновение ока оказываясь наверху лестницы.

— Одна из гончих зацепила, а еще… вот.

Я показала расшибленную коленку, расцарапанный локоть и почувствовала, как снова начинаю дрожать, а из глаз так и капают слезы.

— Ты еще и рыдать вздумала? Издеваешься?

Я вцепилась в его плечи, понимая, что только когда он так близко, на душе сразу становится спокойно. Хорошо же меня шибануло каким-то заклинанием, что такой откат пошел — готова защиты у Райса искать.

— Во что вот влезла? — возмутился он, а я… я поняла, что мне тут точно не рады, сделала шаг в сторону и с грустью посмотрела на дверь.

Придется ведь выбираться, идти по улице и… куда я пойду? Разве что до Дарншхолла доберусь, меня там приютят, но что-то подсказывает, колдун и гончие моментально учуют мой след.

— Не вздумай, — тихо сказал Райс, прочитав по выражению моего лица все, что можно.

— Ты все равно мне не веришь!

— А стоило бы? Чего от тебя и ждать-то не знаешь!

Я жалобно всхлипнула.

— Да я полдня отбивался от девиц на выданье, — снова напомнил Райс. — Зато теперь стало понятно, куда делась партия наручников, которые я заказал месяц назад да так и не дождался.

Я проигнорировала эту реплику. Сдается, если скажу Райсу, что специально увела их у него из-под носа, сделаю только хуже.

Он тем временем покачал головой, подхватил меня на руки и легко спустился в гостиную. Подождал несколько секунд, явно ожидая, что от него отцеплюсь, но я лишь помотала головой и прижалась к нему, такому горячему, сильному, уверенному крепче. Пусть думает обо мне, что хочет. Честное слово, уже все равно. Лишь бы не выгнал сейчас на улицу, где меня ждет смерть. Надеюсь, Райс не настолько жесток.

Я потерлась носом о его плечо, только сейчас осознав, что Райс одет в одни легкие штаны, никакой рубашки да и обуви на нем нет. Пахло от него лесом, мужским теплом, надежностью… М-да… подобное ощущение не способно сотворить никакое, даже самое мощное зелье.

Поняв, что я неадекватна, Райс развернулся в сторону боковой двери, дошел до нее, толкнул плечом, и мы оказались в небольшой, но вполне уютной кухне. Он усадил меня прямо на стол, щелкнул пальцами, включая магические светильники, а потом достал из одного из шкафчиков аптечку.

Нога нещадно болела. Пока Райс промывал рану и обрабатывал ее обеззараживающим зельем, я кусала губы и старалась поменьше стонать, лишь изредка, не сдержавшись, всхлипывала, но под пронзительным взглядом Райса, забывала о том, что происходит.

Райс же ловко и достаточно умело разбирался с моими ранами и царапинами.

— Заживляющих зелий случайно нет? Или хотя бы обезболивающих? — тихо поинтересовалась я.

— Не пользуюсь, — отозвался Райс.

Я вскрикнула от боли, так как рану, оставленную гончей, прострелило, и обрадовалась, что мужчина удержал мою ногу, иначе бы саданула ему коленом в лицо. Сдается, сломанного носа Райс мне точно не простит.

Он неожиданно наклонился и подул на рану, стараясь унять боль. Такой простой вроде бы жест, но меня бросило в жар. И я даже на время забыла и о ноющей щиколотке, и о том, что за мной охотится колдун со сворой гончих.

Райс аккуратно перебинтовал мою ногу, а потом заметил ожог возле колена. Вопросительно уставился на меня.

— Говорила же, магия исчезла, метла и котелок перестали слушаться.

— Амулеты, зелья, артефакты — хоть что-то защитное у тебя осталось?

— Нет, — тихо ответила я.

Райс вздохнул, пересадил меня на стул, вымыл стол и зажег огонь на плите, поставив на нее чайник. Затем достал сковородку, разделочную доску и нож, вытащил из морозильного шкафа кусок мяса.

— Рассказывай, пока я готовлю ужин.

Я покосилась, как ловко он крошит мясо, принялась выполнять его просьбу. Он переспрашивал, уточнял детали, ожидаемо задавал вопросы. И, лишь когда пожарилось мясо, и Райс разложил его по тарелкам, сел за стол и немного задумался. Я ела, решив его не отвлекать, и не выдержала тишины лишь когда Райс разлил по кружкам чай и пододвинул мне вазочку с печеньем.

— Что ты по этому поводу думаешь?

— У тебя остались хоть какие-то вещи или зелья, наполненные магией?

— Пара накопителей, — честно созналась я. — Хватит на десяток заклинаний средней силы, но они у меня не с собой, хранятся в банке. Из остального магия ушла.

Лгать Райсу я не осмеливалась. Да и какой в этом смысл?

— Негусто.

— Я специализируюсь на любовной магии, владею бытовыми чарами, но…

— В боевой и защитной у тебя явный пробел.

— Ведьма может постоять за себя и без них, просто применив фантазию.

Райс сверкнул глазами, окинул меня взглядом, снова скрестил руки на груди.

— Помоги, пожалуйста. Я… в отчаянном положении.

— Это я вижу, раз уж ко мне пришла.

— Райс, у меня нет магии, исчезли все чары в защитных амулетах, зелья превратились в простой набор ингредиентов…

Я почувствовала, как к горлу подкатывает ком.

— И я — единственный, кто может защитить?

— Ты — единственный, кто может разобраться в случившемся, — ответила я.

— Благословение свое сними.

— Да не могу я! Магии же нет и… И вообще… я тебе добра пожелала!

— «И чтоб была красавицей, каких свет не видывал, но все нервы тебе истрепала», — процитировал по памяти Райс, — это называется у ведьм «добра пожелала»?

— Нервы по-разному можно вытрепать и ситуацию обернуть себе на пользу.

— И куда в твоем случае магический надзор смотрит? — ехидно уточнил Райс.

— Если три четверти из пожелания положительны, то проблем не будет, — выдала я. — Все в точности сбудется.

— Допустим, я на это не поведусь. И если соглашусь помочь…

— Если? Ты же следователь! Ты… ты…

— Расследование магических преступлений не входит в мои обязанности.

Он был прав, и я обреченно опустила голову.

— Так вот, возвращаясь к нашему вопросу… Если я соглашусь помочь тебе разобраться с колдуном, снимешь благословление?

— Да не могу я!

— И когда сила вернется?

Кивнула. Сейчас он меня точно либо прибьет, либо за дверь выставит.

— То есть это даже не снять?

— Нет.

— Вот же… ведьма!

С этим я спорить не стала.

За окном вдруг завыл ветер, я подскочила и как-то мгновенно оказалась сидящей у Райса на коленях.

— Не поможет, — заявил он, скидывая мои руки.

А я… я не понимала, что со мной происходит. Никогда не кидалась на шею мужчине, но за последний вечер, то ли так сильно испугалась, то ли переволновалась, но я постоянно оказываюсь в объятьях Райса. Если бы мне о подобном сказали еще сегодня утром, шутник бы долго квакал на ближайшем болоте.

— Извини, — пролепетала я, осторожно отстраняясь. — Оно как-то само собой происходит.

Я сползла с его колен, чувствуя, как меня бьет дрожь. С трудом сдерживая слезы, вцепилась в столешницу. Райс вдруг обхватил меня за талию, развернул и стиснул в своих объятьях. Я жалобно всхлипнула, прижимаясь к нему и только так чувствуя себя защищено и спокойно.

Пусть там, за окнами, назревает гроза, сверкают молнии, и бьется в окна ветер. Пусть там, за дверями дома поджидает колдун и гончие. Здесь, в руках Райса, мой мир нерушим.

— Испугалась, смотрю, сильно. Не бойся, ледышка, здесь тебя никто не тронет.

— И вовсе я не ледышка, — прошептала жалобно, а потом…

Я не знаю, как это случилось. Но его губы вдруг оказались так маняще близко. Я просто потянулась к Райсу и совсем неумело поцеловала. Молния прошила позвоночник, мужчина же стоял, словно окаменел, а я смутилась и пробормотала извинения. Боюсь и представить, что он обо мне сейчас думает. Что я сошла с ума? И, пожалуй, будет прав.

— Любава, ты что, целоваться не умеешь? — вдруг хрипло поинтересовался Райс.

— Тебя это не касается! — вспыхнула я.

— Еще как касается, ледышка! — рыкнул он, и от этого у меня по позвоночнику побежали мурашки.

Это все адреналин в крови, слишком сложным оказался день, да еще и магию потеряла и пережила нападение, поэтому и…

Его губы коснулись моих, сметая все мысли. Осторожно, бережно, нежно… Я вовсе не ожидала от Райса ничего подобного, поэтому растерялась, и он этим воспользовался, углубив поцелуй. Это было запредельно сладко, невероятно горячо и ни с чем несравнимо. Я буквально растворилась в его ласке, сливаясь дыханием, ощущая в этом мужчине дикую потребность… Он оторвался на мгновение, а чувство — будто я долго летала и упала с метлы, сильно ударившись головой. Поцелуй повторился. Чувственный, проникающий в меня до самой глубины души, властный… В таком случае остается только покоряться и наслаждаться.

Наконец Райс отпустил, мы оба отдышались, и только потом спросила:

— Райс, ты что, решил проверить, насколько верно твое утверждение? Я ведь не одна из твоих подружек! Я… У меня был сложный день и…

— Я всего лишь хотел тебя поцеловать, — чуть хриплым, от того и сводящим с ума голосом, прошептал он. — Пусть твой первый поцелуй будет именно таким… запоминающимся.

Я вспыхнула, попыталась поспорить, но… Что толку-то? Райс ведь прав. Я ни с кем до него не целовалось. Сердце так и не откликнулось на чувства ни одного из мужчин, сколько не ждала, но теперь… Сдается, я все же вдохнула приворотного дыма, шедшего из котелка, других разумных объяснений произошедшему у меня не было.

— Любава, — позвал Райс, — я не брошу тебя в беде, помогу.

Я удивленно приподняла брови.

— Да неужели? Смею предположить, поцелуй сыграл тут не последнюю роль? Уже и благословление снимать не нужно?

Райс наклонился, забавно потерся носом о мой и заявил:

— Найду способ и по-другому отомстить.

— Перекупишь все ингредиенты для зелий? — хмыкнула я.

— Ты недооцениваешь мою фантазию, — озорно сверкнул глазами Райс, вызывая недоумение.

Я промолчала. Что тут скажешь? Подождала, пока Райс уберет и вымоет грязную посуду, допила теплый чай, в который он явно щедро добавил успокаивающих трав, и почувствовала, что мне гораздо легче. И как-то тепло и уютно сидеть вот так на кухне, наблюдать за этим мужчиной и наслаждаться моментом.

— Райс, — позвала я, а потом, чуть помедлив, поставила кружку на стол: — Я могу остаться у тебя переночевать?

— Это даже не обсуждается, — отозвался он.

— Спасибо. А ванной воспользоваться разрешишь?

Он обернулся, посмотрел на меня и уточнил:

— Ты какая-то чересчур вежливая, не замечал за одной ведьмой этого раньше.

— Просто кое-кто мало со мной знаком.

— Больше года прошло.

— Ну хорошо, тогда просто плохо, — сдалась я.

— Сдается, пока буду разбираться в твоем деле, узнаю в разы лучше, — заметил Райс. — Ванна наверху в конце коридора. Полотенца и чистые рубашки в шкафу. Постарайся сильно не мочить лодыжку, быстрее заживет.

Я поблагодарила, поинтересовалась, где находится гостевая спальня, а потом отправилась наверх. Чувствовала я себя уставшей, но учитывая, как нелегко мне дался забег из своего дома к Райсу, безумно хотелось умыться. Глянула на себя в зеркало и в который раз поразилась выдержке Райса. Выбившиеся из косы прядки торчали в разные стороны, были покрыты пылью — видимо, насобирала в подземном ходе. Лицо в грязных разводах, глаза заплаканные, а губы, все еще помнившие поцелуи Райса, слегка припухшие. Хороша!

На платье было лучше не смотреть. Я аккуратно сняла его, прикидывая, насколько оно пострадало. Раньше бы я без труда заштопала наряд при помощи магии, но теперь… Боюсь и представить, что обо мне завтра подумают, когда я отправлюсь в лавку в компании Райса. А если я еще поверх платья накину его рубашку, никому и не докажешь, что между нами ничего не было.

И вот с каких пор меня это волнует? Сплетен о ведьмах только ленивый не распускает. Я никогда и не озадачивалась, какие небылицы про меня рассказывают.

Вздохнув, открутила вентили на кранах и, пока набиралась ванна, нашла у Райса в шкафчике иголку с нитками и заштопала платье. Подумав, постирала его и, отжав, повесила сушиться.

В горячей воде пролежала долго и, только почувствовав, как начинаю дремать, вылезла. Вытерлась полотенцем, с трудом расчесала мокрые волосы, надела рубашку Райса. Длина ее оказалась почти по колено, поэтому я чувствовала себя вполне комфортно.

Добралась до гостевой спальни, забралась под одеяло и, прислушиваясь к шуму грозы, провалилась в сон. Зыбкий, полный кошмарных предчувствий. Я открыла глаза, дрожа и кутаясь в одеяло. Каждая тень в темноте казалось опасной и таящей зло, а усилившаяся за ночь гроза и не думавшая прекращаться, только добавила паники.

Я закуталась в одеяло и вышла в коридор. Одна дверь вела в ванную, вторая в гостевую спальню, где я ночевала, две закрыты. В одной из последних точно спит Райс. Ударил раскат грома где-то вдали, по спине пробежалась волна холода. Нет, я была уверена, что колдун не проникнет внутрь этого дома. Он явно мог снять только ведьминские чары, иначе бы давно напал, возможности имелись, но… мне было страшно. И это чувство не поддавалось никакой логике.

Так что я быстренько протопала к двери напротив, открыла ее и обнаружила  в спальне Райса.

— Ледышка, что стряслось? — сонным голосом поинтересовался он.

— Мне страшно, — честно ответила я.

— Что?

Сдается, Райс подумал, что он ослышался.

— Одолевают кошмары, за окнами гроза и… Пожалуй, мне снова уже все равно, что ты обо мне думаешь.

Я подошла и нырнула в постель. Укрылась своим, так удачно прихваченным одеялом, но нечаянно в темноте наткнулась на Райса.

— Совсем совесть потеряла. И ноги ледяные.

Райс неожиданно крепче закутал меня в одеяло.

— Спасибо.

— И зачем я тебя впустил, ведьма, а? Ведь так хорошо до этого жилось. Тихо, спокойно, нормально, — пожаловался он.

— Не ты впустил, а дверь, — нашлась я.

Стоило мне оказаться рядом с Райсом, как тревога ушла, и я заметно расслабилась.

— Пусть так. Вопрос  тогда в том, зачем оставил?

— Я маленькая беззащитная…

— Ведьма, — закончил он. — И как-то «маленькая» и «беззащитная» — именно эти слова до сегодняшнего вечера применить к тебе было сложно.

Я поймала себя на том, что улыбаюсь. Что верно, то верно.

— Подушку одолжишь?

— Она у меня одна.

Я вздохнула, свернулась клубком. Идти за подушкой не хотелось, и так посплю. Главное, в тепле и безопасности.

Райс вскоре повернулся ко мне спиной, укрылся одеялом, не желая дальше продолжать разговор. Нам обоим хотелось спать. Я снова закрыла глаза, и уже сквозь нагрянувший сон почувствовала, как он притянул меня к себе. Я что-то пробормотала и довольно устроила голову на его плече. Может, зря я о Райсе так плохо думала? Он забо-отливый. Очень. С этими мыслями я и провалилась в столь желанный сон, и кошмары в эту ночь больше не тревожили.

 

 

Утром, когда я проснулась, не сразу вспомнила, как оказалась в незнакомом доме. Осторожно повернулась, чтобы, если что, не потревожить Райса, но вторая половина постели пустовала. Хозяин дома, видимо, поднялся раньше. И только помятая подушка и не сложенное одеяло говорили о том, что он ночевал рядом.

Я покраснела, вспоминая свое совсем неадекватное поведение, почесала от смущения нос, а потом решила, что раз ничего изменить уже не могу, то и переживать об этом не стоит. Главное, я жива и невредима. Раны от мази, наложенной вчера Райсом затянулись, и чувствовала я себя на удивление хорошо. Даже настроение поднялось, и улыбка невольно полезла на лицо. Жаль, магии нет, но с этим разберусь. Все равно другого выхода не вижу.

Я выскользнула из постели, заправила ее и отправилась умываться. Одежда за ночь высохла, и пусть и была слегка помятой, но в целом, смотрелась неплохо. Я спустилась в гостиную, заглянула на кухню, но Райса так нигде и не обнаружила. Гадая, куда он мог деться, время все же ранее, решила заняться завтраком.

Вспомнив, что на поздний ужин Райс готовил мясо, достала кусок бекона, яйца, молоко и масло, решив приготовить омлет. Жаль, зелени и овощей у него не обнаружилось, я привыкла к более легкой еде по утрам, но привередничать не стала. Напевая какую-то незатейливую мелодию, принялась за приготовление еды. И пока омлет поднимался на сковороде, разнося аппетитные запахи по всему дому, поставила высокий табурет и полезла в угловой верхний шкафчик, где у Райса хранился запас травяного чая. В какой-то момент, желая достать нужную банку из глубины, я встала на цыпочки, потеряла равновесие и… на мою удачу была поймана Райсом, который появился на кухне.

Я сдула прядь волос со лба, посмотрела на следователя, одетого в легкую бежевую рубашке и светло-коричневые брюки, опустила глаза. И с каких это пор я начала его смущаться?

— Наверное, ты хотела сказать спасибо? — ехидно заметил Райс.

— Ты еще глубже на полку чай не мог запихнуть? — игнорируя его вопрос, поинтересовалась в ответ.

Райс опустил меня на пол, поднял табурет и посмотрел на банку, которую я так и не выпустила из рук.

— Этот сбор собирала моя бабушка прошлым летом. И когда наведывалась в гости, оставила его в качестве гостинца внуку, — вкрадчиво заметил он.

— И? Что с ним не так?

Райс хмыкнул, покачал головой, не торопясь, вымыл руки и вытер их полотенцем, а потом едва заметно улыбнулся.

— Сразу видно, что ты о ней даже не слышала. В прошлый раз, когда она приезжала, одной ведьмы просто не было в Лантаре.

Я удивленно приподняла брови, припоминая, что какие-то слухи о бабуле бравого следователя по городу несколько месяцев назад ходили, но я не придала им значения. На тот момент меня больше волновало пять новых рецептов любовных зелий, которые удалось выпросить у одного заезжего мага за весьма небольшую сумму. А когда мне безумно хочется что-то опробовать, уже ни до чего дела и нет.

— Ее желание женить единственного внука настолько сильно, что не удивлюсь, если в чудесном сборе обнаружатся какие-нибудь редкие травы, вызывающие влечение к женщине или что-то в этом духе.

Я посмотрела на банку в своих руках еще с большим интересом, открыла ее и осторожно понюхала. После этого горестно шмыгнула носом, крепко завинтила крышку и едва заметно сощурилась, раздумывая, как бы этот чудесный сбор у Райса выпросить.

— Смотрю, я не ошибся в бабуле, — правильно оценил выражение моего лица Райс.

О, да! Он даже не представляет насколько!

— И что ты так странно смотришь, ледышка?

— Как странно?

— Чисто по-ведьмински.

— Эм…

— Это когда надо всем бежать и прятаться, — уточнил Райс. — Дай угадаю, ты жаждешь заполучить подарок бабули?

— Тебе он все равно не нужен, а мне — пригодится, — заметила практично.

— О, да! Нет, ведьма, не отдам.

— Почему? Ты же травки не завариваешь!

— Потому что это подарок моей единственной и горячо любимой бабули.

То есть он намерен поторговаться?

— А я омлет приготовила. Вкусный, — начала издалека. — Райс, ну не жадничай, отдай маленькой беззащитной ведьме сбор травок, а? Ну где я добуду ариаску жгучую и драцену разбитое сердце? В наших краях они не растут.

Райс молча достал из шкафа тарелки, столовые приборы, а потом и нужный пакет чая.

— И не подумаю. На мне же опробуешь. Сдается, эта ариаска и драцена обладают не самыми приятными свойствам.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям