0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Янтарь лорда демонов. Меченная тьмой » Отрывок из книги «Янтарь лорда демонов. Меченная тьмой»

Отрывок из книги «Янтарь лорда демонов. Меченная тьмой»

Автор:

Исключительными правами на произведение «Янтарь лорда демонов. Меченная тьмой» обладает автор — Copyright ©

ПРОЛОГ

Свадьбу Дейсара Вилтона и Лерэйн Карвер тайно перенесли в замок виконта.

Мне это уже доложили. И это злило так сильно, что кровь приливала к вискам, заставляя предполагать различные варианты развития событий.

Весь план был рассчитан до мелочей. Все действия предугаданы заранее. Я проделывал это уже не раз. Знал, как поступить в том или ином случае.

Схема отработана, промаха быть не может.

Я один из самых могущественных итхаров во всем Арделе, и достать Янтарь для меня — раз плюнуть. Я не какой-то захудалый местный чародей — моя сила многократно превосходит магию ничтожных людишек.

Но все равно что-то пошло не так. Если бы я только догадался чуть раньше, почему виконт решил скрыть способности своей дочери Лерэйн! Зато теперь знаю наверняка, что она — одна из них... носителей. Янтарь, за которым мы веками ведем охоту ради общего великого дела.

Силы великого Даргейна!

Я ведь знал, что надо было самому браться за дело, а не поручать своим воинам, аррам. Хотелось сделать все тихо, только в планы вмешались обстоятельства. Но я не видел никакой проблемы в том, чтобы забрать Лерэйн прямо с праздничного ужина, тем самым продемонстрировав людям свое превосходство и вновь утвердив безграничную власть.

Конечно, теперь эти жалкие людишки будут снова причитать, что лорды переходят границы, берут что им хочется, пользуясь преимуществом высших, а король их покрывает, ничего не предпринимая в ответ. Хотя... что он может сделать, если есть многовековая договоренность? Когда слух дойдет до столицы, снова активизируются энгоровы заговорщики, что плетут свои интриги. Но и они ничего не узнают. Силенок не хватит!

— Рок, уверен, что нам стоит ползти на карете? — недовольно ворчал Диверкус, мой личный слуга, когда мы выходили из замка. — Эдак мы можем опоздать. И твоя невинная красотка точно достанется графу.

Я протяжно зевнул, потом отмахнулся:

— Торжество все равно затянется допоздна. Не будем привлекать лишнее внимание. Успеем. Не переживай.

— Я же не за себя волнуюсь. Тебе следует быть поосторожнее.

— Чего мне бояться? — Я приподнял бровь и ловко запрыгнул в карету...

Дорога пролетела довольно быстро. При моем появлении музыканты обомлели, перестали играть и застыли как нелепые статуи. Гости замолкли, уставившись на меня, словно воды в рот набрали.

У жениха отвисла нижняя челюсть. Дейсар Вилтон явно не предполагал увидеть на своей свадьбе одного из высших лордов.

Я передернул плечами, пряча ауру итхара, — она так и вырывалась наружу при приближении к Янтарю, чтобы быстрее его почувствовать. И контролировать истинный облик становилось все сложнее.

Лерэйн смотрела на меня с любопытством и удивлением, будто видела впервые. Однако, девчонка — умелая актриса. Я ее недооценил.

— Лорд Фланнгал... какая неожиданность... Вот уж никак не думал увидеть вас в наших краях. Вы наверняка приехали по важному делу? — опомнился Вилтон.

— По делу, конечно. Согласно древнему обычаю итхаров я требую права первой ночи с молодой невестой.

На лице графа Вилтона прочиталось недоумение и даже обида. Я прекрасно понимал его подавленное состояние. Вот только никакого сочувствия не испытывал. Я не первый и не последний, кто так поступает, — это норма для высшего лорда. А все человеческие эмоции — лишняя трата энергии.

— Обычай давно не применяется, вы и сами знаете это, лорд.

— Но тем не менее до сих пор существует. И никто его не отменял.

Я смотрел на девчонку и сам не понимал, зачем что-то объясняю. Можно просто забрать невесту, не тратя время на бесполезные уговоры. Но так хотелось еще хотя бы немного посмотреть на реакцию собравшихся. Испуганных, подавленных. Слабых. Это забавляло.

Мне нравится, когда люди чувствуют свою беспомощность перед нами.

— Так что, идешь со мной? Или приступим к процессу прямо здесь? — продолжал я развлекаться, желая зацепить Лерэйн еще сильнее. Чтобы не делала вид, что не в курсе, зачем я сюда явился.

Дейсар Вилтон тут же выпрямился — очнулся от первого шока. Он попытался было защитить свою невесту — бросился на меня.

Неожиданно, однако. Но опасности не представляет. Можно, конечно, убить его за попытку нападения — мне ничего за это не будет. Но граф еще пригодится для другого. Глупо просто убивать людей, хотя иногда когти так и чешутся. Я всего лишь прижал его к земле магической сетью, почти не потрепав.

Гости тревожно зароптали.

— Не трогайте ее! Давайте договоримся. Я заплачу выкуп. Дам, сколько потребуется, — пытался торговаться жених, приходя в себя после краткого магического воздействия.

— Мне не нужны деньги. Мне нужна она...

Она... Лерэйн, которая каким-то образом сумела меня обмануть. И едва все не испортила своей выходкой.

Жертва наивно попыталась сбежать. Но я настиг ее почти сразу...

Янтарь на сей раз попался строптивый. Что ж...

Так даже интереснее!

Она смотрела без какого-либо страха.

Что случилось за это время? Или у нее появилась какая-то информация, которая не должна была к ней попасть?

Я сжал ее руку, пытаясь снова почувствовать ее огонь. Ее Янтарь. В прошлую встречу я едва сдержался, чтобы не начать процесс передачи.

— Сама пойду! Не нужно мне помогать! — Она отобрала руку.

Ее реакция позабавила. И я неожиданно для себя улыбнулся.

— Что ж, сама так сама. Так даже лучше...

 

ГЛАВА 1. Никто не будет это читать

— Никто не будет это читать, вот увидишь!

Я отставила свой ноут, закрыла его и встала с дивана, потянувшись. Выглянула в окно гостиничного номера, где солнце уже осветило зеленые шапки близлежащих гор, и протяжно зевнула.

Сегодня я совершенно не выспалась. Так и хотелось упасть обратно в постель, спрятаться под одеяло и погрузиться в сладкий сон хотя бы еще на пару часов. Вчера допоздна занималась новой историей, пока Вавилова сладко спала. Но выходило совсем не то, что хочется. И вообще, зря я за эту книгу взялась.

— Лер, ну что ты заладила, честное слово! Я ведь специально вытащила тебя на эту экскурсию. Вдохновение обязательно появится. Я в тебя верю!

— Невозможно что-то дельное написать, если ничего не знаешь о демонах и о драконах. А их просто-напросто не существует, — припечатала я. — Я не могу писать фэнтези. Как ты не поймешь! Я скептик, верю лишь в технический прогресс. Могу писать о космосе, о будущем человечества, в конце-то концов! О том, где есть хоть какая-то логика! А еще я уже выросла из сказок про любовь. — Я развела руками и невесело усмехнулась, взглянув на свой палец, где давно не было обручального кольца.

Оксана обиженно надула губы, присела на стул и сделала глоток кофе. Но я прекрасно знала, что это временно, — она просто не умеет долго дуться. Вскоре моя подруга заговорщически улыбнулась:

— Космос нынче не в тренде, а драмы тебе и в жизни хватило. Ну сделай это для меня, прошу. Вот посмотришь, после посещения пещеры «Колодец духов» у тебя будет совсем другое настроение. Атмосфера таинственности, магия, приключения... Это все так романтично!

— Да уж, о такой романтике только помечтать, — проворчала я в ответ. — Для впечатлений нужно было отправляться в морской круиз. В Португалию или в Исландию. А лучше сразу в тропики.

— Вот заработаешь много денег на новой книге — и точно отправимся в тропики, — буркнула Оксана. — А пока делай то, что я говорю. Я вытащу тебя из этой депрессии, Громова! Я ведь обещала! — Она быстро взглянула на телефон. — Собирайся. Судя по времени, за нами уже приехал наш гид. Он говорил, что будет ждать у ворот гостиницы.

— Ладно. Зря, что ли, мы сюда добирались... Поехали смотреть твою «романтику», выходные не резиновые, — вздохнула я, понимая, что подруга все равно не отвяжется.

Уж такой у нее назойливый характер, и мне остается лишь соглашаться с порой безумными идеями. Хотя я все равно ее люблю.

Оксана Вавилова — блогер. Ведет странички на нескольких ресурсах, имеет тысячи подписчиков. Делает репортажи с разных мест, хотя больше показывает лично себя. Я никогда не воспринимала ее занятие всерьез, но она может себе позволить подобный образ жизни. В отличие от меня. Ее отец — довольно обеспеченный человек, бизнесмен. Да и любовников подруга подбирает не бедных, меняя их по мере того, как они ей приедаются.

Нашим гидом оказался небритый мужичок лет сорока в куртке цвета хаки. На джипе отечественного производства — обшарпанном уазике. Представился Алексеем. То ли егерь, то ли просто местный житель, что зарабатывал на туристах, ищущих острых ощущений. Мне было как-то все равно, и я лишь посматривала на свой телефон, где то и дело пропадала сеть. А когда мы отъехали на несколько километров, она и вовсе исчезла. Я бросила аппарат в карман рюкзака. Не стоило тратить заряд батареи — лучше снять пару фото для блога, когда доберемся до места. Иначе Оксанка от меня не отстанет.

С недавних пор она плотно взялась за мой пиар, решив сделать из дилетанта настоящего писателя. Хотя мне и так жилось неплохо. И вообще, я по профессии инженер-электронщик и пишу лишь для собственного развлечения.

Так вышло, что после скандального развода с мужем я на какое-то время замкнулась в себе. Постоянно вспоминала дурацкий день, когда вернулась из командировки раньше времени и застала Олега с любовницей...

Тогда я не сразу поняла, в чем дело. Только поставила чемодан на пороге, как раздался бархатный женский голосок: «Милый, я тебе приготовила кофе, с пенкой, как ты любишь». От удивления я даже потеряла дар речи, не веря в происходящее. Эта стерва не видела меня, она расхаживала по дому в моем шелковом халате — его Оксанка привезла мне не так давно из Турции. «Милый» вышел из ванной в одном полотенце, которое от шока не удержал и уронил под ноги. И от его ошарашенного вида с меня мгновенно спало оцепенение. Я встряхнулась и заорала во весь голос: «А ну-ка, выметайтесь отсюда оба!» Да много чего кричала, и не слишком цензурно. А еще побила посуду, швыряясь ею в муженька, когда тот защищал свою кралю от меня. Злополучный турецкий халат полетел вслед за парочкой на лестничную клетку.

Вообще я спокойная, если не довести до ручки.

Потом последовал стремительный развод, и я осталась совсем одна. Квартира досталась мне от мамы в наследство, так что вопросов с разделом имущества не возникло. Через два месяца я стала свободной, как птица в полете. Мы с Олегом прожили вместе пять лет, но детьми так и не обзавелись. Муженек постоянно твердил, что мы должны сначала закончить университет, потом устроиться на работу, пожить для себя, а детей завести еще успеем.

После расставания прошло почти два года. Теперь мне двадцать семь, но никого постоянного я так и не нашла. Отдавала себя работе. А еще, чтобы занять свободное время, открыла старые тетрадки и принялась переносить в компьютер фантастическую историю, начатую еще до знакомства с Олегом, решив реализовать детские мечты. Это действительно помогло, и уже через три месяца я закончила свой первый роман. Потом еще один... и еще... Я вошла во вкус. И хоть особой популярности не добилась, все же обрела в Интернете свой круг почитателей. Оксана постоянно твердила, что у меня очешуенный талант, но пишу я не то и не так. И вообще, надо писать фэнтези про любовь. А потом стала искать способы вдохновить меня на любовную историю.

Я встряхнулась, отгоняя воспоминания, и уставилась в окно.

Мы ехали уже пару часов: сначала по проселочной горной дороге, потом свернули в лес. Солнце спряталось за облака, стало прохладно. Сентябрь в этом году выдался не самым теплым. Мне даже пришлось натянуть куртку, хотя перед этим сидела в футболке. Машина подпрыгивала на кочках, разбитая подвеска тарахтела, но наш сопровождающий не обращал на это никакого внимания, будто все было в порядке вещей.

Он бесконечно рассказывал местные легенды в совокупности со всевозможными страшилками: про древние ритуалы, что когда-то проводились тут язычниками, про людей, пропавших по вине высших сил. Похоже, желающих посетить эти места и получить свою долю адреналина хватало, и постепенно умение увлечь гостей сказками отточилось у гида до особого мастерства.

— Все это ерунда, просто в пещере постоянно резонируется звук на низкой частоте, он воздействует на мозг, — отмахнулась я, решив показать свою эрудицию.

— В прошлом году приехали студенты, так они тоже это говорили. Вот только потом буквально сошли с ума. Они видели духов, что звали их в недра колодца. Один из них так и пропал без вести, его больше никто не встречал. Следственная группа приехала из райцентра, а толку... — Мужичок развел руками, при этом оторвав их от руля, и машину повело в сторону. Но успел вовремя увести автомобиль от встречи с упавшим на дорогу деревом.

Мы с Оксаной ахнули.

— Вы же говорили, пещера полностью исследована, — нахмурилась я, не понимая, правда все это или же нас просто хотят запугать.

— Исследована, — хмыкнул сопровождающий и наконец замолчал.

Вскоре машина остановилась. Я вышла наружу и осмотрелась.

Сюда частенько наведывались люди, по крайней мере, поляна около подлеска выглядела вполне утоптанной, на ней виднелись следы наката, потухшее кострище, примятая палатками трава, уже слегка пожелтевшая. После города я улавливала все новые запахи: хвои, коры деревьев, грибов... И еще — уходящего лета. Легко дышать, даже непривычно. Хотя в горах всегда так.

— Ну и чего мы стоим? Идем на поиски приключений! — Оксана подала мне рюкзак, забросила на плечи другой. На ней он смотрелся гармонично. Моя подруга имела стройную подтянутую фигурку. Я же в последнее время не особо за собой следила, хоть пышечкой и не была. Не видела необходимости сидеть на диете и ходить в спортзал, длительных романов не заводила, посвящала свободное время творчеству.

— Каски надевайте, а то головой недолго треснуться. — Алексей достал из багажника оранжевые каски и протянул нам.

Оксанка скривилась:

— Вот еще, всю прическу испортит.

— Бери, пока дают, Ксанчик. Станешь звездой в каске, — усмехнулась я, глядя на растерянное лицо подруги, которая явно не ожидала такой экипировки. — И веревки наши захвати. Надеюсь, мы все же доберемся до самого конца этой пещеры.

— Это больше полукилометра!

Я показательно безразлично пожала плечами. И ухмыльнулась:

— Ты же нас сюда вытащила. Давай дерзать, что уж поделать.

— Идите за мной, девушки, — кивнул Алексей и повел нас по узкой тропе в глубину леса. — Никуда не отходите, здесь легко заблудиться. Тут никого, кроме вас, вот летом от туристов не было отбоя. Со мной еще напарник работает, сегодня уехал по делам...

Вход в пещеру невозможно было заметить без специального опыта — небольшое полукруглое отверстие пряталось в скале за кустами. Солнце освещало лишь одну его сторону, вторая утопала в тени.

Мы планировали провести тут время до вечера, поэтому прихватили с собой не только еду и термос с горячим чаем, но и теплые свитера. Нас предупредили, что в пещере прохладно.

Оксана все же надела каску. Мы втроем включили фонарики и, весело переговариваясь, двинулись внутрь. Чтобы проникнуть в узкий проход, пришлось склониться, но дальше открылся довольно просторный грот, в который мы спустились по деревянной лестнице.

Я никогда не бывала в таких пещерах. Здесь действительно веяло стариной, чувствовалась история этого места, словно оно было пропитано ею насквозь. Мы не торопились. Нужно было следить за каждым шагом. Лучи наших фонарей выхватывали части пещеры, с потолка которой капала вода. Пахло сыростью, воздух стал затхлым, плотным. От холода даже свитер не спасал. А мы шли все дальше, рассматривая чудо, созданное природой.

Когда спускались ниже, посыпались камни, и я вздрогнула.

Взгляд упал на сталактиты в виде бахромы, которые свисали перед самым носом. Дальше на полу оказался лед, пришлось идти осторожно.

Некоторые гроты были и вовсе залиты водой, но Алексей вел нас другой дорогой. Теперь говорил он меньше, в основном отмалчивался. Мы же то и дело вскрикивали.

Юмор Оксанки стал каким-то черным. Поначалу она еще пыталась что-то снимать на камеру, комментируя увиденное. Но потом замолчала, уставившись на глянцевую стену, где были нацарапаны непонятные знаки. Весь запал ее веселья резко испарился. Она даже выключила телефон.

— Пещера шамана! Он до сих пор здесь. Ждет таких, как мы... на жертву...

— Да ну тебя! Сколько еще идти до последнего грота? — повернулась я к нашему экскурсоводу... но вдруг обнаружила, что его нет рядом. — Вы где?.. Алексей...

Мои слова отразились от стен глухим эхом, и оно разнесло их между темными сводами: «Эй-эй-эй...»

Стало не по себе.

— Кажется, он остался в предыдущем проходе. Побудь здесь, пойду гляну, — предложила я, стараясь вести себя уверенно.

— Зачем? Мы тут одни-одинешеньки.

— Да просто стой здесь, я быстро.

Оставив подругу, я свернула в предыдущий зал со сталактитами. Но лишь через пару минут сообразила, что оттуда выходил не один коридор. И я отправилась по другому пути. Уклон шел вниз, потолок постепенно снижался, впереди блестело что-то оранжевое. Я посветила туда фонарем, но ничего не увидела. А потом услышала шаги и осторожно спросила:

— Алексей, это вы?

В лицо дунул прохладный ветер, будто погладив по щеке сухим пальцем.

— Девочка сама пришла ко мне. Иди сюда, не бойся, я отведу тебя, куда нужно, — раздался скрипучий, неживой голос.

На черной стене промелькнула какая-то тень. У ее обладателя был странный головной убор — вроде волчьей морды, которая искажалась лучом света и казалась жуткой.

Я заорала так, что сама чуть не оглохла. Руки дрогнули, и фонарь упал на каменный пол, погаснув.

Дрожь прошлась по позвоночнику, будто отстукивая молоточками. От паники сдавило грудь, и я пыталась глотнуть влажный воздух, что растекался по легким противным страхом.

Там-там...

Я опустилась на колени, принявшись искать свой фонарь. Руки дрожали, стали совсем холодными. И я ничего под ними не чувствовала. Казалось, сейчас на меня обрушится какое-то каменное орудие. Я вжала голову в плечи.

Там-там-там...

«Тебе нужно идти за мной...»

Таинственный жуткий голос проникал в самое нутро.

Мои пальцы наконец-то нащупали фонарь, который лежал в луже. Я стала отчаянно жать на кнопку, но он не включался. А звук только усиливался.

Там... Та-дам... Та-дам...

Не-ет! Это все галлюцинации. Фантазия моего разума. Я не верю ни в какие потусторонние силы. Не верю!

«Ты сама ко мне явилась, девочка».

Я вдруг снова заметила оранжевый свет. А потом услышала далекие голоса своих знакомых. Рванула в ту сторону, желая скорее покинуть этот грот. Вот только нечаянно споткнулась. Каска слетела с головы. Я упала, больно ударившись головой о какой-то камень.

Во рту появилась горечь. Я потерла ноющее место липкой ладонью.

Нужно было позвать на помощь, но звуки застряли в горле. И я не могла произнести ни слова, язык стал деревянным и не желал ворочаться. А вскоре это состояние распространилось и на все мое тело. Оно будто стало чужим и ненастоящим. Меня вытягивало из него непонятной силой.

«Там-тадам. Там-тадам. Ты нужна мне там...»

Где именно «там», я уже не поняла. Потому как в этот момент окончательно потерялась. Все стало нереальным, и я почувствовала небывалую легкость. Меня будто куда-то уносило на волнах. Подобное состояние бывает, когда засыпаешь. Вот только я не засыпала и осознавала все, что происходит.

Пространство на мгновение разорвалось яркой вспышкой и тут же погасло, погрузив меня в тягучий плотный мрак.

 

ГЛАВА 2. И не я это вовсе

Мрак окутывал снаружи, пробирался под кожу своими темными щупальцами, струился по венам, наполняя меня изнутри чем-то новым, непривычным и холодным. Хотя я не испытывала к нему отвращение. Я чувствовала его, как чувствуют нечто материальное. Но при этом знала, что это не так.

Наверное, именно так ощущается дыхание смерти.

Но, вопреки всему, я постепенно приходила в себя. Сколько времени провела на полу в пещере, пока не понимала. Казалось, очень долго. И вообще, все это случилось не со мной. Надо мной светил фонарь, но свет был странный, окутывающий все вокруг мягким мерцанием...

Резкость картинки возвращалась, и я с удивлением рассмотрела над собой звездное небо и большую круглую луну. Именно она и была тем самым источником света. В листве высоких деревьев зашумел ветер, застрекотали кузнечики — и все снова смолкло.

Я ощупала поверхность около себя, сообразив, что лежу на мокрой от росы траве. Потрогала голову. Но никакого следа удара не обнаружила.

Меня нашли и принесли на ту поляну, где мы оставили машину? Только почему я на траве? Почему не увезли в больницу, если была без сознания? Прошло несколько часов, раз уже наступила ночь. Не могли, что ли, положить хотя бы на покрывало или на куртку?

Не ожидала я от Оксаны такого, не ожидала...

Я пошевелила ногами, приподнялась. Вроде бы все тело целое, ничего не болит. А что за одежда на мне надета? Платье, что ли? Что за бред?!

Точно, я в платье, посреди леса. Только никакой дороги, машины и уж тем более моих знакомых рядом нет...

Я сделала пару шагов, с непривычки цепляясь ногами за подол платья; пришлось поднять его руками, чтобы оно не мешало двигаться.

— Есть тут кто живой? Где я? — крикнула в лес. Но тут же осеклась.

Непонятно, где я вообще нахожусь. Может, наш гид оказался маньяком, специально заговаривал зубы своими байками, чтобы потом притащить в это место? И сейчас может появиться кто угодно.

«Это какой-то розыгрыш», — успокоила себя и осторожно двинулась на звук.

Раздалось шипение...

Я обернулась, прикрыв рот руками, чтобы только не заорать.

Впереди лежало существо раза в два больше обычного человека. Его тело и шипело, будто растворялось в воздухе. Кроме рук и ног у черного монстра имелись крылья. Лицо рассмотреть я не смогла, как и другие подробности. Только то, что тварь была уродливой и уже мертвой, и эта нечеловеческая «сущность» постепенно испарялась.

Ладони снова стали липкими от ужаса. Сердце бешено забилось, заглушая все мысли. Я побежала в обратном направлении. Высокая трава била меня по щиколоткам и рукам, платье цеплялось за сухие упавшие ветви и порвалось.

Раз за разом я натыкалась на тела мертвых монстров. Их было на этой поляне пару десятков, не меньше, я чувствовала их наличие нутром. Они вызывали какой-то подсознательный страх. Но постепенно дошло, что они ничего мне уже не сделают.

Мало того что я попала непонятно куда, так еще и мертвецы всякие лежат... Хотя уже не лежат: последнее тело исчезло через пару минут.

Это чья-то шутка! Или Вавилова решила добавить мне впечатлений, устроив весь этот спектакль? Видно, подумала, что от одной пещеры эмоций маловато будет. И эти крылатые твари — ненастоящие, из какого-то специального материала. Или вообще голограммы.

Так и есть. Нужно показать, что мне вовсе не страшно, чтобы не тешить ее душеньку. Надо же, еще и платье на меня напялила, будто я в каком-то Средневековье. Ну только попадись мне, подруга! Мало тебе не покажется!

Окончательно придя в себя, я зашагала по тропинке, которую высмотрела в свете луны. Надеюсь, машина недалеко. Я размечталась, что сейчас увижу палатку и костер. И даже долго дуться не буду. Просто поворчу немного и успокоюсь. Но я все шла, а никакой машины или отблесков костра не видела — только лес и заросшую тропу. Впрочем, вскоре она вывела меня на дорогу пошире. Сверху каркнула ворона, и я задрала голову, рассматривая небо, — отсюда открывался неплохой обзор.

Я не понимала, что не так. А потом до меня дошло, что звезды какие-то не такие. И рисунок на поверхности Луны необычный, как и ее оттенок. Я даже ущипнула себя за руку, все еще надеясь, что это сон. Но нет, боль чувствовалась, как самая обычная.

Стало зябко. У платья хоть и имелись рукава, но было открытое декольте. А еще кружева... Я ненавидела одежду со всякими рюшами, предпочитая более практичные вещи. Оксанка это знала и явно решила надо мной поиздеваться. Только доберусь до компьютера! Будет ей такое фэнтези! С ней в качестве прототипа главной героини, злобной ведьмы!

Строя планы мести, я шла по незнакомой дороге. И постепенно выбивалась из сил. Чулки порвались. Кожаные туфли, что были на мне, натирали ноги. Пришлось их снять и нести в руке. Да еще подол мешал идти быстро. Кто вообще придумал такие неудобные наряды?

Топот заставил остановиться. Вдалеке раздалось ржание лошадей. Я отошла к обочине, решив на всякий случай не высовываться, и спряталась за кустарник. Топот копыт усилился, а вскоре около меня показалось двое всадников. Они немного замедлились, осмотрелись.

— Ума не приложу, куда могла подеваться теиса. Придется доложить виконту Карверу, чтобы утром выслал отряд солдат на поиски, — сказал один из них, осветив пространство вокруг факелом.

Оба были в высоких сапогах и кожаных жилетках, что смотрелось не совсем привычно. Они явно кого-то искали. Вот только не меня.

Они пришпорили было лошадей, чтобы ехать дальше. Но тут я не выдержала. Все же перспектива остаться одной в лесу ни капельки не прельщала.

— Постойте! Люди, постойте, не уезжайте! Подбросьте до деревни!

Я выскочила из укрытия. Лошади громко заржали, а всадники уставились на меня, будто на привидение. Факел едва не выпал из рук ближайшего наездника.

— Теиса Карвер! Вы здесь? Слава Трехликой, вы живы! — воскликнул всадник, широко улыбаясь. Так, будто мы давно знакомы.

— Нет, вы перепутали меня с кем-то. Но мне тоже нужна помощь.

— Конечно, теиса. Мы сейчас же вернемся обратно в замок, где вам окажут всю необходимую помощь. Как же вы сюда попали? Мы видели неподалеку черных арров, думали уже, что они полетели за вами.

Они явно принимали меня за другую. Или это часть розыгрыша? Для достоверности, так сказать. Что ж, подыграю, наверное, им за роли заплатили сполна. Даже антураж, вон, подобрали соответственный.

— Со мной все в порядке. Давайте же поедем в замок.

— Идите сюда. — Мужчина спешился, отдал факел спутнику и ловко забросил меня в седло. Сам уселся за моей спиной и приказал лошади идти.

Мы развернулись и устремились по дороге, которая постепенно шла в гору.

Сидеть боком на лошади было не слишком удобно, мешало все то же дурацкое платье. Я ни о чем не спрашивала, только прислушивалась к беседе. Как вдруг осознала, что мы говорили вовсе не по-русски. Я не знала, что за язык, но тем не менее понимала все и могла на нем объясняться. Это озадачило. Но еще больше я опешила, когда мы выехали к зданию.

Каменные стены ограждения устремлялись своими сторожевыми башнями в небо, а дальше на холме высилось нечто массивное и явно несовременное.

Именно такое здание я описывала в своей новой книге. Оно прямо будто выплыло со страниц начатого романа. Снова подумалось про розыгрыш и Оксану, которая могла тайно прочитать мои недоработанные записи. Но я тут же отмела эту мысль. Уж слишком все реально.

Мой спутник кого-то позвал, и перед нами со скрипом открылись тяжелые ворота. Мы въехали во двор, где в свете факелов суетились люди. Нетерпеливо заржали лошади.

— Ирнест! Ты нашел Лерэйн! — выбежал нам навстречу высокий коренастый мужчина лет сорока пяти с короткой аккуратной бородкой и стянутыми в хвост длинными волосами.

— Принимайте свою дочь, тейн Карвер. Мы нашли ее неподалеку от Восточной гряды, у самой границы вашего владения.

Не успела я спуститься, как меня обняли крепкие руки. Я даже пискнула от неожиданности. От мужчины пахло дымом, сквозь который едва улавливался легкий аромат хвои и какого-то парфюма.

— Мы видели черных карателей. Они кружили над горой, а потом устремились в лес.

— Ты их не видела, дочь? — нахмурился мужчина — тот самый виконт, о котором и говорили мои «спасители» по дороге.

Выходит, он хозяин этого места. Но я вовсе не его дочь. А происходящее все меньше похоже на розыгрыш.

— Нет, я никого не видела, — на автомате ответила и вдруг вспомнила об исчезнувших крылатых трупах на поляне.

Но решила не говорить лишнего. Я ведь не дочь этого господина. И вообще, где я, черт побери, оказалась?!

— Ладно, идем в дом, там поговорим. Мы сильно переволновались. Почему ты убежала, Лерэйн? Завтра твоя свадьба с Дейсаром. Ты ведь дала согласие на брак. А если бы тебя убили арры? Или еще хуже... — Его голос звучал взволнованно, при этом в нем чувствовалась искренняя забота.

Час от часу не легче! Какой еще брак? Какая свадьба! Что происходит?!

— Не знаю. Я ничего не помню, — растерянно пробормотала я.

Вопросов было много, а ответов — пока не очень. Точнее, не было совсем. Но я надеялась, что постепенно все прояснится и встанет на свои места.

Я шла за виконтом Карвером босиком, ведь туфли обронила еще по дороге. И с удивлением разглядывала интерьер замка. Все же насчет глухого Средневековья я ошиблась. Внутри хватало приличной мебели: стояли диваны и кресла, шкафы с книгами, висели картины, светились какие-то удивительные фонарики. Только электричество, похоже, отсутствовало как таковое. Никакой техники. Ни телевизора, ни компьютеров.

Люди, что встречались по пути, вежливо кланялись, но ни о чем нас не спрашивали. Мы поднялись по лестнице, оказавшись на втором этаже. Меня завели в комнату, где стояли кровать, кресла, пара тумбочек, стол с резными стульями. На стене висела вышивка с фиолетовыми цветами.

— Лейя, Адэлис! Вы где? Сейчас же приготовьте ванну для теисы. Ее нужно привести в порядок, переодеть и накормить.

Откуда ни возьмись выскочили две девицы. Одна светленькая, с тонкой косичкой и острым носом. Другая — круглолицая брюнетка с темными глазами. Обе в серых платьях и передниках. Они бросились выполнять поручение господина. Тотчас позвали еще слуг, которые принялись носить воду в большую деревянную ванну в соседнем помещении. Я же опустилась в кресло, растерянно глядя на новоявленного «папочку» и не зная, что делать дальше.

Между бровями мужчины пролегла глубокая морщина. Он встряхнул густой шевелюрой, будто все еще не мог прийти в себя.

— Жаль, твоя мать не дожила до этого дня. Она так хотела, чтобы ты вышла замуж за Дейсара. Завтра ты станешь графиней Вилтон.

— И давно мы обручены? — осторожно поинтересовалась я.

— С детства. Разве ты забыла? Вот только кто-то пытался этому помешать. Плохое у меня предчувствие... Нельзя больше откладывать церемонию, — сказал он задумчиво, даже не обратив внимания на мой нелепый для ситуации вопрос.

— Извините... — я прокашлялась, — мне нужно вам сказать... Я вовсе не ваша дочь. Не Лерэйн. И я вообще не собираюсь замуж. Ни за графа, ни за принца...

— Что ты сказала? — Серые глаза мужчины потемнели, но он быстро отошел от гнева. — У тебя просто шок, малышка Лерэйн. Нужно принять успокоительные капли и хорошенько выспаться. Обряд назначен на полдень.

Он больше не стал меня слушать, дал распоряжения слугам и вышел.

Мне уже наполнили ванну, и в комнате остались только две девушки. Адэлис и Лейя.

— Я помогу вам, теиса. Я добавила в воду ароматную соль, так вам будет легче. И ранки на ногах быстрее затянутся. Негоже невесте графа Вилтона с такими-то мозолями ходить, — после недолгой паузы сказала одна их них — та, что с русыми волосами.

Я вытянула ноги, заметив на пятках волдыри. Особой проблемы я не видела. Но вот туфли, пожалуй, будет надевать больновато.

— Прошу, помоги мне снять платье. Как тебя... Лейя, — попросила я, боясь ошибиться. Они действительно принимали меня за дочь господина и страшились не угодить ему. Да и ко мне относились вполне дружелюбно.

— Сейчас я развяжу шнуровку. Волосы надо распустить, чтобы вымыть хорошенько. — Она расплела мою уже порядком растрепанную прическу — нечто вроде хитрого колоска вокруг головы. И на плечи упали длинные рыжие пряди.

Я взялась за локон, удивленно рассматривая. У меня самой от природы волосы темно-каштановые, вьющиеся. А эти... явно не мои!

Не выдержав, я поднялась, перебирая их руками. Потом принялась ощупывать грудь под тонкой нательной сорочкой. Обхватила руками тонкую талию. У меня сроду такой не было!

— Где здесь зеркало?! Мне срочно нужно зеркало!

— Оно в ванной комнате, теиса, — испуганно сказала вторая прислужница, не понимая, что со мной происходит.

Я бросилась туда, резко остановилась у стены. В отражении зеркала в массивной кованой оправе на меня смотрела незнакомая девушка лет восемнадцати-девятнадцати с большими голубыми глазами и рыжими волосами оттенка ириски. Пухлые губки, аккуратный нос, брови вразлет...

Лицо треугольное, немного худощавое...

Лерэйн Карвер...

Надо же, какие у нас похожие имена. Удивительное совпадение!

Но это не мое тело!

Если прежде оставались еще какие-то сомнения по поводу реальности происходящего, то теперь они развеялись как дым.

Можно подделать антураж, нанять людей, даже замок отыскать, если постараться. Но тело заменить нельзя никак!

Я в теле какой-то юной аристократки, которая зачем-то убежала из дома на ночь глядя накануне собственной свадьбы и оказалась на одной поляне с этими... аррами. И теперь она — это я.

И мир, похоже, тоже не наш. Это не Земля!

Это все Оксанка со своим фэнтези!

И что мне теперь делать?!

— Теиса, все хорошо. Не переживайте вы так. Вы красавица. Ваш жених будет счастлив получить такую супругу. Вы ведь так этого хотели.

— Свадьбу придется отменить! — безапелляционно заявила я.

Служанки переглянулись, не понимая причин моего странного поведения.

Светловолосая служанка фыркнула.

— Вряд ли виконт пойдет на то, чтобы отменить свадьбу. Он долго планировал этот брак. Иначе у него будут проблемы, — тихо сказала брюнетка.

— Какие проблемы? — вскинула я голову.

— Денежные, конечно. Вам же виднее, теиса. Вы сами знаете, что ваш папенька должен крупную сумму, и лишь брак с тейном Вилтоном спасет его от разорения. Имение могут отобрать...

— И я действительно хотела выйти замуж за этого... кхм... Вилтона?

— Конечно, теиса! Вы ведь только о нем всегда и мечтали. Дейсар красавчик. Да и вы тоже красавица. Из вас получится идеальная пара. — Девчонка умильно сложила руки на груди.

Я снова взглянула на себя в зеркало. В принципе хозяйка тела действительно симпатичная. Фигурка стройная, выразительные черты лица. Юная и, возможно, еще невинная. Тогда почему она сбежала из дома перед своей же свадьбой? Это просто какое-то недоразумение. И мне нужно его исправить. Я не могу расстроить свадьбу из-за того, что попала в ее тело. Тогда ее отец попадет в кабалу. А еще жених может бросить.

Придется пока играть роль невесты. А там посмотрим.

Я согласилась принять ванну. Служанки бережно вымыли мои волосы, высушили их и заплели в длинную косу. Мне подали новую сорочку.

А еще принесли ароматный чай на травах и сдобные булочки.

После банных процедур меня начало клонить в сон. Пообещав себе разобраться во всем завтра, я легла в постель, закрыла глаза в надежде, что проснусь уже в своем мире. И, вопреки обстоятельствам, довольно быстро уснула, ведь, несмотря на мое внутреннее возбуждение, тело порядком устало.

 

ГЛАВА 3. Жених и невеста

— Теиса! Лерэйн! Просыпайтесь!

Я продрала глаза, потерла их, уставившись на служанок. Уснула я после всех злоключений поздно, а сейчас раннее утро.

Даже здесь никакого отдыха! А еще я так и не вернулась в свое тело. Придется играть роль дальше.

Обидно, досадно, ну да ладно!

— Уже встаю, не надо так орать, — буркнула я, уткнувшись в мягкую перьевую подушку лицом.

Мысли постепенно вставали на место, и я вспомнила все, что вчера произошло. Вот только от осознания фактов совершенно не полегчало.

На ум стали приходить совершенно безумные истории из книг о попаданцах. Вероятно, раз я здесь, то настоящая Лерэйн в этот момент в моем теле. Вот же достанется Оксанке! Ведь это она потащила меня в ту пещеру. Лерэйн не поймет, где оказалась. А потом все будут думать, что я сошла с ума после посещения пещеры.

Так вот и рождаются мистические истории.

Я даже усмехнулась, представив лицо своей подруги, когда Лерэйн начнет рассказывать ей об этом мире. Кстати, как он вообще называется?

Нужно выяснить, что здесь и как. Но осторожно, чтобы никто ничего не заподозрил. Мало ли, как тут относятся к таким, как я... попаданкам.

Когда я об этом подумала, сон окончательно ушел. И я подхватилась с постели. Как раз вернулись мои горничные. Они принесли легкий завтрак — хлеб с отрубями, джем, похожий по вкусу на малиновый, без косточек, крепкий чай в большой чашке. И еще зернистый творог. Еда в этом мире не особо отличалась, хотя на местном языке названия и звучали иначе.

— Теиса, сегодня великий день! Вам нужно уже собираться.

— А мы не поедем к жениху? Церемония состоится здесь?

— Вы задаете странные вопросы, теиса.

— Но все же!

— Церемония пройдет в храме Трехликой, торжество — здесь, на кухне уже готовят праздничный обед. А завтра граф Вилтон заберет вас в свое имение.

— До его имения долго ехать, конечно...

— Да нет же! Совсем недолго. Пару часов на карете до графства. Лерэйн, с вами все в порядке? Вы случаем не ударились головой?

— Может быть, и ударилась. Я бежала через лес, там были деревья...

— То-то я смотрю, вы задаете странные вопросы. Вы просто переволновались. Ну ничего, это быстро пройдет. Мы не скажем вашему папеньке, — мило улыбнулась Адэлис.

В общем, что-то мне выяснить, конечно, удалось. Но совсем мало для целостной картины мира. Но все впереди. Разобраться бы, какие отношения были у невесты и жениха. Возможно, Лерэйн еще девственница. Скорее всего, так оно и есть. И я не могу забрать у нее право переспать с мужем первой. Вот только сперва найду способ попасть обратно.

Ближе к полудню меня облачили в свадебное платье. Золотистое, со вставками из белой парчи. С кружевными рукавами и оборками. Судя по восхищенным взглядам «папеньки», его свиты и служанок в тот момент, когда я спустилась с лестницы, это был великолепный наряд. Я встряхнула головой, но вспомнила, что мне только что соорудили свадебную прическу.

А ведь героиня моей книги тоже собиралась замуж.

Хм... Подозрительное совпадение.

Хоть я и старалась не показывать своих эмоций, внутри поселилось неприятное чувство. Это не мое торжество, не моя свадьба. И жизнь не моя. Как бы я ни пыталась храбриться, оказаться на чужом месте — то еще испытание.

Пока ко входу подавали карету, руки стали липкими от волнения. Будто должно было случиться непоправимое. А если мне не удастся увильнуть от близости с этим Дейсаром? Нет, я, конечно, уже имею опыт, и меня не волнует сам процесс возможного лишения невинности. Но все же...

А самое главное — что будет потом, после свадьбы?

Жизнь в очередном замке в качестве супруги иномирного графа не прельщала. Согласится ли он меня отпустить? Даже если я признаюсь, что вовсе не та, о ком он думает?

Я сильно сомневалась.

В таком унылом настроении я пребывала всю дорогу, пока мы добирались до храма Трехликой. За окном мелькали деревни, горы остались позади.

Рядом с украшенной белыми и красными лентами каретой, что была запряжена четверкой лошадей, следовали верхом охранники.

Со мной в карете, заметно волнуясь, сидел тейн Карвер. И только ради его спасения я была готова на это безумие — в моей-то ситуации. Я была уверена, что дочь его любила, как и он ее. Это читалось в его жестах, взгляде...

— Приехали! Мы уже на месте, — обратился он ко мне. — Пожалуй, это самый красивый храм Трехликой во всем Арделе, не только в королевстве Вайгерия.

Я жадно глотала новую для себя информацию.

Мне открыли дверцу. Рольф Карвер подал руку, помогая спуститься со ступеньки. Перед нами находилось здание, похожее на собор. Но отсутствовали какие-либо купола — вместо них торчало несколько остроконечных башен. Каменные стены увивала вьющаяся лоза, она оплетала и кованые решетки на высоких окнах, будто стремилась забраться повыше, к небу.

Храм, которому определенно было много веков, выглядел загадочным и одновременно величественным. Его строгость несколько скрашивалась яркими розами на клумбах перед главным входом. Они так и благоухали. Все казалось ухоженным и вполне обжитым.

Гостей собралось не так уж и много. Родственники жениха: тетка с мужем, двоюродная бабушка, племянники — двое пареньков примерно четырнадцати лет, хотя они вели себя как взрослые. Их мать — старшая сестрица будущего мужа. Я успела выяснить, что Дейсар — младший ребенок в семье, а его родители погибли пару лет назад. Тогда-то он и получил титул, который передавался по мужской линии.

Со стороны невесты почти никого и не было. Две тетушки с семьями. Их дочки показались мне ужасно глупыми.

Для меня все воспринималось спектаклем, который нужно просто пережить.

Открылась двустворчатая дверь, откуда показался мужчина в голубой, украшенной золотой вышивкой, сутане. И пока я мялась с ноги на ногу, он переговорил с «отцом» и кивнул прибывшим гостям, чтобы заходили.

— Этого не может быть! — громко выдохнула я, пока люди шли в храм, чтобы занять места на церемонии бракосочетания.

— Ты так заметно волнуешься, Рэйн, — раздался около уха вкрадчивый мужской голос. — Чего не может быть?

Я резко обернулась, но в этот момент меня обняли за талию. Я уперлась кулаками в грудь мужчины, чтобы отстраниться и рассмотреть его лицо.

Незнакомец, которому на вид было лет двадцать пять, оказался совсем не в моем вкусе. Длинные светлые волосы, прилизанные до невозможности и собранные в хвост. Синие глаза. Острые скулы. Гладко выбритые щеки. Немного отстраненный взгляд... Из-под камзола выглядывала белая рубашка с кружевами.

— Вы... Дейсар? — попыталась угадать.

— С каких пор мы с тобой общаемся так официально, дорогая невеста? Конечно, за то время, пока была в пансионе, ты немного от меня отвыкла, но мы ведь давно все планировали.

— Извини, случайно, — смутилась я, уже поняв, что передо мной стоит будущий супруг. Он только что приехал в сопровождении двух мужчин постарше.

— Ладно, — его взгляд потеплел. — Что ж, все уже собрались...

Дейсар меня не особо пугал, ничего страшного в нем я не видела. Больше волновало, что делать дальше. Тем временем он взял меня за руку, и мы вошли в храм. Я даже возразить не успела. Да и стоило ли? Я уже приняла решение. А потом буду выкручиваться по обстоятельствам.

Я смутно понимала, что говорил служитель Трехликой. Больше смотрела на ее образ — высокую статую, что располагалась у алтаря.

У каменной женщины в длинном одеянии было три головы, смотрящие в разные стороны. А еще несколько рук. В одной она держала зажженный сейчас факел, который, видимо, сменялся. В другой — свиток, а в третьей — меч. Но в целом композиция выглядела весьма карикатурно.

Обряд пролетел для меня как одно мгновение. Ведь в моей голове крутились совсем другие мысли. Они не давали сосредоточиться на словах, перемешивались в кутерьму, пульсировали в голове, отдаваясь болезненным эхом в висках...

Мои размышления прервали резко — церемония подходила к концу:

— Жених может надеть брачный браслет невесте...

— Твою руку, дорогая Лерэйн, — улыбнулся женишок.

Нам поднесли на подушке два золотых браслета в виде хитросплетенных цепочек с вкрапленными бриллиантами.

Я подняла руку. И вздрогнула, когда на запястье защелкнулся крохотный замочек.

— Все хорошо, милая. Что с тобой? — уставился на меня Дейсар.

Я силой выдавила улыбку. Но внутри всю трясло. И я понимала, что долго не смогу ломать эту комедию.

Дейсар нахмурился, не сводя с меня несколько ошарашенного взгляда.

— А теперь первый брачный поцелуй! — провозгласил священнослужитель.

Я закрыла глаза, мысленно сосчитав до пяти. И почувствовала, как моих губ коснулись губы молодого графа. Я ответила на его поцелуй. Надо сказать, целовался он не слишком умело, хотя опыт однозначно у него имелся. И этот поцелуй не вызвал никаких ответных чувств, кроме раздражения.

Я дала себе обещание поговорить с Дейсаром Вилтоном сразу же по возвращении, попросить отсрочку брачной ночи. Но нужно было придумать причину. Недомогание или что-то в этом роде. Протянуть время, пока не узнаю, что стало с моей предшественницей и как вернуться домой.

Когда выходили из храма, на нас посыпались лепестки.

Все поздравляли новобрачных, желали всяческих благ. Граф Вилтон лишь улыбался и склонял голову. Будто что-то его напрягало. Я отдувалась за него — приветливо благодарила каждого. К тому моменту как мы тронулись в обратный путь, мне уже хотелось стукнуть муженька по его прилизанной башке.

По дороге в замок Рольфа Карвера мы с Дейсаром ехали вместе. На его лице сияла довольная улыбка, он будто очнулся. Рассказывал какие-то местные сплетни, прозрачно намекал на то, что сегодня я наконец-то стану его женщиной. Я хмурилась и все пыталась вставить хоть слово, но словоохотливый женишок не давал мне этого сделать. И я даже начала сомневаться, что Лерэйн действительно хотела выйти замуж за такого болтуна.

— Когда я был в Грэмвилле, то встречался с королевским советником Дэйном, он рассказал, что скоро состоится свадьба его величества, хотя официально помолвка пока держится в тайне. Думаю, меня тоже на нее пригласят. И тебя, конечно, как мою супругу, — вовремя поправился он.

— Как же хочется попасть в столицу, — протянула я, надеясь узнать больше подробностей об Арделе.

— Ты же всегда говорила, что не хочешь в город. Что там шумно и слишком многолюдно. Кстати, я присмотрел особняк. Если выгорит с деньгами за несколько последних торговых сделок, можно будет его купить. Неплохой район. Рядом АМИРС. И Королевский парк.

— Что за АМИРС?

— Академия магии, что же еще.

Вот тут я совсем озадачилась. Нет, конечно, после увиденного на поляне можно было предположить, что в этом мире есть какие-то потусторонние силы. Но, оказывается, все официально. Стоит обязательно выяснить об этом подробнее.

— А это отличная идея, дорогой. Особняк в столице — то, что нужно, — поддержала я его и улыбнулась.

— Уверена?

— Конечно, — закивала я. — Дейсар, я хотела попросить тебя об одном одолжении... — начала было я, желая воспользоваться его хорошим настроением и договориться об отсрочке супружеских обязанностей.

Но карета резко остановилась — оказалось, мы уже приехали.

Я скрипнула зубами, злая из-за очередного облома.

— Поздравляем! Счастья! Достатка! — послышалось со всех сторон — это нас встречали приглашенные.

Я рассеянно кивала, отвечала на вопросы. Так мы и добрались до внутреннего дворика, где уже был накрыт длинный стол, уставленный всевозможными яствами. Но довольными выглядели не все гости. Кузины Дейсара кривились. Тетушки пытались их успокоить, хотя и в их поведении сквозило пренебрежение. Как я поняла, все они были возмущены, что торжество проходит не в графском имении. Но у мужа с виконтом на этот счет имелось какое-то особое соглашение, о котором я пока ничего не знала, лишь услышала краем уха, что все было решено заранее.

Командовал парадом «отец», приказывая слугам принести то или другое блюдо.

Нас усадили во главе стола. Музыкальное сопровождение представляли несколько мужчин, которые играли на различных инструментах веселые мелодии. Около столов находилась просторная площадка. Но я постоянно увиливала от предложения потанцевать, чем удивляла Дейсара.

Я так устала, что с гораздо большим удовольствием ушла бы в спальню и вздремнула. Ноги гудели от узких туфель, платье изрядно надоело.

Да и есть не особо хотелось. Кусок не лез в глотку.

Я даже не заметила, как наступил вечер. Приближался тот самый «час икс», а я так и не пообщалась с муженьком на интимную тему.

Хорошо, что никто не кричал «горько!», все же традиции отличались от земных. Но пару раз поцеловаться все же пришлось. Я уже махнула рукой на все свои внутренние запреты. Поцелуи Дейсара не вызывали такого напряжения, как самый первый. Я воспринимала их как необходимость. Я даже почти договорилась сама с собой, что пересплю с ним, если не получится решить вопрос иначе. Все же он не уродлив и довольно обходителен.

— А теперь последний танец молодых! — воскликнул кто-то из гостей.

Дейсар поднялся и протянул мне руку:

— Дорогая, я вижу, что ты устала. Но нельзя отказываться от последнего танца. После этого мы сможем подняться в спальню.

Черт побери, не нравится мне все это! Придется сказать Дейсару правду, что я вовсе не его супруга, а лишь временно занимаю ее тело. Уж для того, чтобы доказать свою причастность к другому миру, аргументов я найду достаточно. Не станет же он меня насиловать, даже если не поверит и примет за умалишенную. Ну не похож он на извращенца.

Я встала под одобрительные возгласы и хлопки. Заставила себя улыбнуться. Все замолчали, глядя на нас. В воздухе повисло какое-то напряжение, будто звенела натянутая струна. Но тут же заиграли музыканты.

Поскольку я уже увидела, что представляют собой местные «пляски», то особых сложностей не испытывала. Танец походил на земное танго, а я когда-то занималась в секции спортивного танца. Здесь все было куда проще. И я быстро уловила движения, пока жених крутил меня перед собой и откидывал назад, склоняясь над моим лицом. Танец явно завел его, и теперь в синих глазах мелькало желание большего, к чему я была не совсем готова.

Бдззз... Тр-ру-унь... Стихли музыкальные инструменты. Мелодия прервалась...

По саду пронесся прохладный ветер.

Все гости смотрели в сторону выхода, и Дейсар уставился туда же. Так, словно призрака увидел. Я обернулась, не понимая, чего все испугались. И обомлела от неожиданности.

В нескольких метрах от меня, скрестив руки на груди, стоял высокий статный незнакомец неопределенного возраста. Ему можно было дать как двадцать пять, так и сорок лет. Широкоплечий, в черном камзоле с серебристыми вставками и в рубашке с расстегнутой верхней пуговицей. Поверх одежды блестел крупный медальон в виде звезды. Квадратный подбородок мужчины чуть выпятился, и на лбу появилась морщинка. Густые темные волосы длиной ниже плеч взметнулись вверх от нового порыва ветра.

По спине прошелся холодок. Ноги задрожали, и ладони внезапно вспотели. Я хотела поинтересоваться, в чем дело, но не могла задать вопрос первая и ожидала услышать мнение Дейсара или «папеньки».

На красивом, но жестоком лице незваного гостя отразилась довольная ухмылка. Он смотрел прямо на меня, не отрывая взгляда. И в нем отчетливо читалась власть над всеми здесь присутствующими.

За его спиной стояла свита из трех воинов в черных плащах. Из-за них выглядывали испуганно служанки виконта Карвера.

— Лорд Фланнгал... какая неожиданность, — промямлил Дейсар, приходя в себя. — Вот уж никак не думал увидеть вас в наших краях. Вы наверняка приехали по важному делу?

Мужчина тут же усмехнулся. Облизал яркие губы и, сделав шаг вперед, произнес чуть хрипловато:

— По делу, конечно. Согласно древнему обычаю итхаров я требую права первой ночи с молодой невестой.

 

ГЛАВА 4 . Право первой ночи

Его слова прозвучали как смертный приговор. Сразу же замелькали воспоминания о том, что я слышала о данном варварском обычае, давно искорененном в нашем мире.

Но я не из древней эпохи. И не собираюсь подчиняться дурацкому обычаю, когда более влиятельный аристократ берет чужую жену в день свадьбы. Я еще от Дейсара не отделалась. Но теперь грядущий разговор с муженьком — лишь цветочки. Надменный лорд казался воплощением всемирного зла. Все боялись даже пискнуть в его присутствии.

Сразу было видно, что спрашивать моего согласия он не намерен. И я должна сделать все, что он скажет. Он явно стоял выше графа Вилтона в иерархии, хотя слово «лорд» ни о чем мне не говорило, на местном языке оно могло значить что угодно, просто так перевел его мой разум.

— Обычай давно не применяется, вы и сами знаете это, лорд, — заикнулся было Дейсар.

— Но тем не менее до сих пор существует. И никто его не отменял, — сверкнул глазами Фланнгал.

Он повернулся ко мне, смерив властным взглядом.

— Так что, идешь со мной? Или приступим к процессу прямо здесь? — на полном серьезе поинтересовался этот наглец, окинув взором праздничный стол.

Дейсар тут же выпрямился, будто шест проглотил, — очнулся от первого шока. Он бросился было на лорда, чтобы защитить меня. Но Фланнгал как стоял на месте, так и продолжил стоять, даже не дернулся, только выставил вперед ладонь. Какая-то неведомая сила остановила Дейсара прямо на лету, и он шмякнулся на каменный пол всем прикладом.

Гости дружно ахнули. И мне стало даже жаль парня.

— Не трогайте ее! Давайте договоримся. Я заплачу выкуп. Дам, сколько потребуется, — поднял голову Вилтон, пытаясь встать на ноги, но у него ничего не выходило — его пригвоздило к полу, будто на него бетонную плиту опустили.

— Мне не нужны деньги. Мне нужна она, — кивнул нахал в мою сторону так, словно я была вещью.

Я не знала, что и думать. Конечно, хрен редьки не слаще, как говорила моя покойная бабушка. Я не знаю ни одного, ни другого мужчину. И мне, честно так, все равно, с кем из них спать, — а точнее, с кем попытаться не переспать. Но к Дейсару я успела привыкнуть, что ли. И все же он законный муж. Брюнет же пугал до дрожи в коленях, вызывал панику, которую я не могла преодолеть. И это был даже не мой страх.

Я испытывала подобное в тот момент, когда попала в Ардел.

Неужели появление этого типа — именно то, чего боялась Лерэйн? Поэтому и убежала из дома накануне свадьбы? Поняла, что Фланнгал придет и возьмет то, что ему только пожелается. А вот она этого явно не хотела. И если уж я временно занимаю ее тело, нужно следовать ее воле.

В этот момент что-то нашло на меня — будто оса ужалила.

Я подхватила платье и рванула в сторону ворот, надеясь избежать позорной участи и не стать игрушкой оборзевшего лорда на одну ночь. Но тот догнал за пару секунд, схватил за руку, развернув к себе лицом.

Наши глаза встретились, и я с удивлением уставилась на ярко-зеленые, будто нечеловеческие, радужки. Но зелень была холодной, а в зрачках сверкнули недобрые серебристые искры.

— Ты куда это собралась? Знала же, что я приду, — подтвердил он мою предыдущую догадку.

От его низкого голоса закипала кровь, он проникал под кожу, противно покалывая тысячами мелких иголочек.

Я вызывающе посмотрела Фланнгалу в глаза. Хоть и боялась, но пыталась показать, что он для меня никто и звать его никак. Ишь, раскомандовался! Выдернула руку из горячей ладони. Благо он не стал препятствовать.

— Сама пойду! Не нужно мне помогать!

— Что же, сама так сама. Так даже лучше, — ухмыльнулся он.

Я поджала губы и, больше не глядя на изумленную публику и Дейсара, направилась к дому. Служанки принесли другое платье, помогли переобуться в более удобную обувь, наподобие мягких ботинок со шнуровкой, подали плащ. Лейя обняла меня, подбадривающе шепнув на ухо:

— Держитесь, тея. Все будет хорошо. Завтра вы вернетесь к своему Дейсару.

Тея... еще одно новое слово. Я интуитивно поняла, что «теиса» — обращение к незамужней девушке, а вот «тея» означает, что я уже имею супруга. Все серьезней, чем казалось на первый взгляд.

Я, конечно, как-нибудь переживу ночь с незнакомцем. Все равно для меня этот мир — лишь временное приключение. Вот Дейсара искренне жаль. Представляю, что чувствует молодой муж, когда ему вместо невинной девушки возвращают слегка подпорченную.

— Я обязательно придумаю что-нибудь, чтобы не достаться негодяю, — буркнула я, немного успокоившись.

— Высшим лордам не отказывают! — тихо воскликнула Лейя, будто я сказала нечто кощунственное.

— Кто он вообще такой?

Служанка оглянулась, удостоверившись, что рядом никого нет. И я оглянулась за компанию. Постоянно казалось, что наглый лорд стоит за моей спиной.

— Ах да, вы же головой ударились! Наверняка забыли. Роквелл Колахэн Фланнгал. Все эти земли под его контролем.

Роквелл, значит... Чтоб его черти в аду долго жарили!

Перед тем как выйти, я поймала странный взгляд виконта Карвера. Мужчина едва заметно улыбнулся, будто поддерживал.

Но меня просто отдали на ночь незнакомцу.

Ничего не оставалось, кроме как пойти к ожидающему меня мужчине. У ворот стояла карета с изображением непонятного знака. Символические огненные крылья словно вырывались из круга, внутри которого находилась звезда, похожая на ту, что я видела на шее лорда.

Один из спутников Фланнгала открыл дверь, я одарила его недобрым взглядом и взобралась на ступеньку, приподняв платье.

Внутри кареты стояла обтянутая бархатной тканью скамья с подушками. И я уселась, глядя в щель между шторой и стеной. На небе светила луна, поэтому был виден участок дороги у замка виконта. Роквелл еще что-то недовольно высказывал своим помощникам. Я даже не дернулась, когда дверца снова открылась. Он уселся рядом, и транспорт сразу тронулся.

— Как ты смогла убить арров? — вдруг раздался приглушенный голос из темноты.

Лерэйн явно знала то, чего не знаю я. Так это она расправилась с тварями на поляне? Как же я сразу-то не догадалась! Там ведь больше никого и не было. Но при этом с ней случилось что-то, что привело к моему перемещению.

— Отвечай, когда тебя спрашивают!

Фланнгал мгновенно оказался рядом, развернул меня к себе, больно сжал подбородок пальцами, заставив смотреть на него. В полумраке его лицо казалось совсем черным, будто высеченным из обсидиана.

— Не знаю, о чем вы говорите! Отпустите! — зашипела я в ответ.

— Прекрасно знаешь! На тебя напали существа с Теневой стороны, но ты всех уничтожила. И я хочу знать, как ты это сделала!

— Откуда существа? — не поняла я.

— Не притворяйся! — Мою щеку обдало горячим дыханием. Я даже слышала свист воздуха, когда вздымалась грудь Роквелла.

Он все же отпустил мое лицо, хотя так и не отодвинулся. А я вдруг запаниковала, не зная, как с ним общаться, если он был знаком с Лерэйн еще до свадьбы. Чем все закончилось, никто не скажет. Он так точно.

— Почему виконт Карвер скрыл, что ты владеешь магией? Тебя должны были испытать в академии. — Тон немного смягчился, но не настолько, чтобы я поверила в добрые намерения этого типа.

Выходит, вот откуда у виконта все проблемы... У Лерэйн какие-то особые способности. И ее прятал отец, чтобы в нужное время выдать замуж.

Открывающиеся факты должны были успокоить, но вместо этого сильно напрягали. А Роквелл нетерпеливо ждал ответов на свои вопросы.

— Извините, давайте об этом позже поговорим.

— Смотрю, с прошлой нашей встречи смелости у тебя прибавилось. Тогда ты дрожала, как лист на холодном ветру, а сейчас делаешь вид, будто чему-то удивлена. Я все равно выясню. И мало тебе не покажется.

— Угрожаете? — не удержалась я.

Смелой я себя не считала, хотя действительно особого страха перед Фланнгалом не испытывала. Я вообще редко чего-то боялась. Вот в детстве я боялась пауков и темноты, потом — получить в школе плохую оценку и расстроить маму. Вот только когда мне исполнилось пятнадцать, мама умерла — погибла в авиакатастрофе вместе с отчимом. И тогда все другие страхи стали казаться какими-то несущественными. Потому что самое ужасное, что могло случиться, уже и так случилось.

С лордом я скорее осторожничала, не желая нарваться на неприятности. Я вообще не особо любила рисковать без крайней необходимости.

— Пока лишь предупреждаю! — рыкнул он, а потом добавил тише: — Посмотрим, что ты скажешь мне утром.

В тот момент я меньше всего хотела, чтобы это его «утро» наступило.

По бедру скользнула тяжелая ладонь Роквелла, сминая платье. Меня окатило лавиной жара. Я автоматически отодвинулась, забившись в угол окончательно.

Контролировать себя становилось все сложнее. Хотелось ударить этого мужчину и крикнуть, чтобы он меня не трогал. Но я понимала, что это будет фатальной ошибкой.

Высшим лордам не отказывают, как сказала служанка.

Я даже не знаю, какое истинное положение занимает Фланнгал в этом мире. Никто не счел нужным посвящать меня в подробности, а Лерэйн знала. И убежала из дома перед свадьбой после тайной встречи с Роквеллом, несмотря на то, что, по разговорам со стороны, была скромной и стеснительной.

Чего она боялась? Потери девственности с чужим мужчиной или чего-то еще?

— Простите, мне нехорошо. Я что-то съела за столом не то. Меня сейчас стошнит, — тихо пробормотала я, прикрывая рот рукой.

Как ни странно, помогло. Он убрал руку и отодвинулся на несколько сантиметров. А потом крикнул вознице:

— Езжай помедленнее!

— Мы и так чуть ползем, — раздался голос того, кто управлял лошадьми.

Я бы так не сказала. Карета двигалась очень быстро, будто на нее действовала какая-то магическая сила. Дорога была довольно гладкой, хоть и без какого-либо асфальта, и лишь это спасало от того, чтобы я не чувствовала каждый камень и каждую выбоину.

От постоянного присутствия рядом Роквелла меня ощутимо потряхивало. Он вызывал во мне отвращение наряду с интересом, который я отчаянно заталкивала в глубину своих мыслей. Я уже отчетливо представляла, как он будет касаться моего обнаженного тела, как возьмет меня...

Мое тело вдруг откликнулось, и в животе запульсировало. Ощущение, которое я уже пару лет как не испытывала и вообще стала забывать!

Я глубоко задышала, пытаясь избавиться от непрошеного чувства.

— Можешь не волноваться. Все пройдет быстро. И почти безболезненно, — усмехнулся Роквелл, будто мысли прочитал.

Мои щеки вспыхнули, стало душно. Я даже схватилась за них ладонями, пытаясь остудить. Надо же, вогнал в краску, будто я не опытная женщина с Земли, а настоящая юная Лерэйн, которую увезли с собственной свадьбы.

Карета остановилась резко, и я едва не упала носом вперед, но Роквелл вовремя подхватил меня за талию, удержав на скамье.

— Диверкус любит быструю езду, — сказал он низким немного хрипловатым голосом, от которого мурашки по спине побежали, а после добавил: — Что же, мы на месте.

— Где именно? — пыталась я разглядеть в окно детали. Но видела лишь тьму.

— Какая, к энгору, разница? Здесь все мое. — Лорд даже довольно усмехнулся.

Руки мне никто не подал. Я подхватила подол платья, чтобы не упасть, когда спускалась на землю. Бросила на лорда Фланнгала колючий взгляд и выпрямилась, разминая мышцы после полуторачасовой дороги.

— Тейн Фланнгал, карету распрягать? — поинтересовался тот самый Диверкус, любитель скорости. Его тон показался довольно расслабленным. Похоже, он не боялся хозяина, как, например, гости на свадьбе.

Здесь на дорогу падал свет фонаря, и это позволило разглядеть Диверкуса.

На вид ему было лет сорок. Высокий, худощавого телосложения.

С узким лицом с заостренными чертами, черными волосами почти до пояса, стянутыми в хвост. Через правую бровь проходил шрам до самого глаза, отчего веко было приспущено.

От его стремительного движения полы темного с серебром плаща взметнулись вверх, прямо как в фильмах со спецэффектами.

Сложно описать первое впечатление от этого мужчины. Он, как и его хозяин, отталкивал, но при этом было в нем нечто завораживающее, на что хочется смотреть и смотреть.

— Да, пожалуй. Раньше утра она не понадобится, — ответил лорд и повернулся, язвительно улыбнувшись мне.

Двух других охранников я не заметила. По пути я не видела никаких всадников и не понимала, как они могли нас обогнать. Да и вообще, складывалось мнение, что Фланнгалу стража не очень-то и нужна.

Жилище Роквелла Фланнгала удивило. Оно оказалось под стать хозяину — таким же мрачным.

Внушительного размера замок в черно-красных тонах сильно отличался стилем от тех зданий, что я уже увидела. Здание будто попало сюда из глубины веков.

Нечто среднее между готикой и модерном с добавлением иномирных особенностей. Острые шпили вызывали неприятное чувство, что боишься порезаться от одного лишь взгляда на это строение.

При этом было много всяких деталей, вроде статуй неких горгулий и металлических вензелей, вместе составляющих цельную картину. Круглое окно в центральной башне светилось красным, по бокам от него было выгравировано нечто вроде крыльев, как и на гербе лорда.

В других башнях имелись витражи, так же сияющие в темноте. Но я не думала, что Роквелл устроил подсветку прямо в здании. Обернувшись, я заметила позади себя яркие красные фонари, напоминающие прожекторы. Значит, окна просто отражают свет, там что-то наподобие системы зеркал.

Однако, лорд любитель трюков. Пфф...

Пока мы направлялись к главному входу, я старалась не смотреть на Роквелла. Зато он следил за мной, не отрываясь. Будто я могла испариться прямо из-под его носа. Я буквально чувствовала въедливый взгляд. И старалась держать спину ровно и нос кверху, чтобы не показывать свою от него зависимость. Но так и хотелось повернуться и еще раз взглянуть на красивую, но наглую физиономию того, кто сегодня испортил всем праздник.

Интересно, если я начну орать и откажусь от близости, возьмет силой?

У него ведь есть какие-то способности, я их видела в деле, когда он бросил Дейсара на пол. Может, и со мной так же поступит?

Или к кровати пристегнет цепями. С него станется...

В замке кто-то был. В другом конце коридора дважды мелькали тени, а еще до меня донеслись голоса. Но никто не показывался на глаза. Или же знали, что сегодня Фланнгал вернется не один, и получили приказ не беспокоить лорда по пустякам?

— Заходи сюда, шевелись. Я и так потерял много времени, — глухо прорычал Роквелл, открывая передо мной одну из дверей.

— Вас никто не заставлял. Неужели нет никого, кто бы мог отдаться и удовлетворить ваш сексуальный аппетит по собственному желанию? Или девственницы в королевстве перевелись? — язвительно ответила я.

Он резко развернулся, так, что я даже моргнуть не успела. Стиснул запястья и прижал мои ладони к стене своими, нависая сверху внушительной фигурой. Сердце быстро застучало. Показалось, сейчас Роквелл придушит меня за эти кощунственные слова. Но и промолчать я не могла.

— Ты не можешь мне перечить!

— Это почему же не могу? Я должна отдаться исключительно молча? Мне показалось, вы не из тех, кто любит лежать в постели с бревном, — вздернула я подбородок, вызывающе глядя в изумрудные глаза.

Меня вдруг обдало ветром. В коридоре за спиной Роквелла мелькнули серебристые всполохи, хотя кроме нас тут никого не было. Я не просто видела их — нутром чувствовала.

— Не твое дело, с кем и как я провожу время в постели. — В его зрачках мелькнуло подозрение, но взгляд тут же стал бесстрастным.

— В этом вы правы, мне нет до вас никакого дела, — согласилась я, решив не заводить его сильнее. Лорд и так выглядел разъяренным. Казалось, еще немного — и он начнет метать молнии.

Мои слова явно вызывали у Фланнгала раздражение. Он громко фыркнул, потом выпрямился, пытаясь держать себя в руках, и выдохнул:

— Мы почти на месте. Можешь не переживать, утром я отправлю Диверкуса, он завезет тебя обратно.

Неожиданное проявление заботы еще больше разозлило.

— Это я уже слышала. Вот только с какими-то условиями, о которых я ничего не поняла, — огрызнулась я.

Роквелл хотел что-то ответить, открыл было рот, но все же остановился. Указал взглядом на лестницу.

Мы поднялись на второй этаж, и я вошла в большую спальню. Осмотрелась.

Единственным источником освещения являлась красноватая лампа в виде стеклянного сосуда с каким-то сияющим кристаллом внутри. Она стояла на прикроватном столике.

Я осторожно перевела взгляд на частично скрытую бархатной занавесью кровать в нише. Эдакий альков для развратного лорда.

Я мысленно представила себя на этом ложе.

Полностью обнаженной...

Удивительное чувство дежавю... Я писала о подобном в своей книге! Только там невесту хотел взять силой ненавистный, навязанный ей супруг.

Наверное, мне воздавалось свыше за все, что я желала сделать со своими героями. Будто мысли стали материальными.

Сердце забилось стремительно и ошеломляюще громко, когда я поняла, что мы с Роквеллом одни и мне совсем никто не поможет. Он может сделать со мной все, что угодно!

Роквелл стоял, опираясь на косяк и скрестив руки на груди. Выжидал. Смотрел на меня вызывающе нагло, с явным чувством превосходства над загнанной в капкан жертвой.

Я быстро задышала, стараясь прогнать прочь волнение.

— Подойди ко мне, Лерэйн!

Голос лорда прозвучал жестко, но при этом довольно тихо.

— Давай же, не бойся, маленькая. Я так долго тебя искал.

— А зачем искали? — сглотнула я, всеми силами пытаясь удержаться на месте и не поддаться манящему голосу, который буквально притягивал магнитом.

— Скоро мы это выясним, — выдохнул Роквелл, а потом плавно оторвался от стены, сделал шаг ко мне навстречу, сбрасывая дорогой камзол.

За спиной мужчины снова вспыхнули серебристые линии, они имели определенную форму и напоминали... крылья.

Но свечение пропало, как только Роквелл бросил камзол на кресло и медленно облизнул губы. По комнате прошелся ветер.

Я вздрогнула. Грудь будто сдавило холодными железными оковами, и я не могла нормально дышать, пыталась что-то сказать — но не получалось. Я чувствовала витающую в воздухе магию, закручивающуюся спиралями. И она исходила от мужчины, который смотрел на меня с явным нетерпением.

Но что именно он хотел со мной сделать?

Почему-то казалось, что его намерения не ограничатся постельными утехами, и вот эта... неизвестная часть страшила больше всего.

Глаза Роквелла потемнели, в них закрутилась тьма. Пугающая. Вызывающая странное чувство оцепенения, хоть и не страха.

Кто такие эти итхары, черт их побери?!

Фланнгал сбросил шейный платок, который плавно опустился на пол, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. В вырезе мелькнула смуглая кожа груди. Я лишь нервно сглотнула.

— Иди ко мне, — хрипло повторил он как мантру, выбросив руку вперед.

Меня будто охватили невидимые путы. Они тянули к лорду, и я послушно шла навстречу, не сводя взгляда с его красивого лица, на котором застыло холодное ожидание. Я почти упала в объятия Роквелла, и он ловко меня поймал.

Тяжелая ладонь опустилась на ягодицу, сжав ее через ткань платья. И я возмущенно вскрикнула. Он потянул за шнурки, что сдерживали плащ, и тот упал под ноги с мягким шуршанием.

Прижатая к мужскому телу, я не могла вырваться, зато вернулась способность нормально дышать и даже говорить.

Второй рукой Роквелл ловко распустил мои волосы. Чуть курчавясь после нескольких часов в тугой прическе, они волной легли на мои обнаженные плечи. Лорд зарылся в них пальцами, слегка оттягивая затылок назад и заставив смотреть на него. При этом еще сильнее прижал меня ниже талии, будто хотел впечатать в себя. Двинулся вперед, упираясь твердым естеством.

— Не надо, — всхлипнула я, пока в висках бешено ухал пульс от близости этого мужчины, что вызывал во мне странные ощущения.

— Это не больно, — повторил он как мантру. — Ты почти ничего не почувствуешь.

Вот только я хотела чувствовать. Хотела ощущать все то, что и сейчас. И даже больше. От мужчины пахло сандалом, различались нотки цитруса. Аромат кружил голову, напрочь заставляя забыть об обстоятельствах, при которых я попала в это место. Я чувствовала себя пьяной, и это состояние пугало. Но тем не менее я жадно вбирала воздух, желая снова уловить едва различимый запах.

Запах Роквелла Фланнгала.

Живот предательски заныл. Сердце бухало в груди, и я подняла руки, сложив их вместе, чтобы хоть как-то успокоить свое тело.

— Роквелл, — назвала я лорда личным именем и даже испугалась того, что произнесла его вслух. — Перестаньте...

Я снова сглотнула слюну, что стала вязкой.

— Хмм... — вздернул одну бровь брюнет. — Я ведь еще и не начал.

Он отпустил мою попу, но вместо этого приподнял двумя руками платье. Пальцы скользнули по обнаженным бедрам чуть выше чулок, оттянув шелковую оборку вниз. И меня снова бросило в дрожь, но на сей раз от того, что прикосновения были приятными. Слишком приятными.

Да уж, не так я представляла себе эту ночь.

Он погладил ноги, бедра. Едва ощутимо, но и этого было достаточно, чтобы по спине промаршировали роты мурашек, и Фланнгал это почувствовал. Мое возбужденное состояние позабавило его, краешки губ приподнялись.

Я инстинктивно сжалась, чтобы хоть как-то защититься от вездесущих пальцев красавчика, который считал, что весь мир лежит у его ног. От каждого касания лорда будто электрические искры разлетались по всему телу. Я тихонько постанывала в такт, когда он прижимался ко мне.

В груди стало невыносимо жарко. Томление разливалось по телу, наполняя тяжестью. Стремилось вырваться наружу.

Во рту почему-то появился терпкий привкус свежего, только собранного меда, отдававшего едва заметной горечью.

Фланнгал тяжело задышал, будто еле сдерживался. От чего именно?

Я четко осознавала, что за лаской лорда скрывается какой-то подвох. Вряд ли моя предшественница боялась лишь провести ночь в постели этого господина. Это, конечно, неприятно в моральном плане. Но не смертельно. Все же он довольно привлекательный, да и воспринимают его тут все как короля.

Лерэйн определенно боялась чего-то другого.

Роквелл снова отодвинул в сторону полоску белья и надавил подушечкой пальца на нужную точку. Касание отозвалось во мне так остро, что я даже ахнула от неожиданности.

Фланнгал тут же склонился и захватил мой рот своими губами. Оттянул нижнюю, слегка поиграв языком. Потом верхнюю. Поиграл с моим языком, отчего сердце стало биться быстрее. Но вскоре закончил.

Я даже не успела толком почувствовать этот поцелуй. Рука внизу тоже исчезла.

Роквелл выпрямился, оторвался от меня и сделал шаг назад, не сводя взгляда, который стал каким-то сумасшедшим. Ненормальным настолько, что я вздрогнула и сжалась.

Платье скользнуло обратно по ногам со спущенными чулками, и щеки вспыхнули от стыда. Я кусала губы в недоумении, глядя на лорда Фланнгала и пытаясь понять, что он собирается со мной сделать.

— Что ж, для страсти у нас еще есть время до утра. Ты мне нравишься, Лерэйн, так что я даже доставлю тебе удовольствие. А пока займемся тем, ради чего я тебя привез.

Он почти что рванул ворот своей рубашки, вовсе не заботясь о ее целостности. Бросил на пол нетерпеливо. Потянулся к ремню брюк.

Звон металлической пряжки нарушил тишину, в которой слышалось лишь дыхание. Мое — тревожное, прерывистое. И Роквелла — жадное, глубокое и размеренное.

Концентрация магии в помещении усилилась. Я не видела ее, но была уверена, что это именно то, о чем я думаю. Фланнгал, определенно, являлся сильным магом, сейчас он не прятал свою ауру. И не особо скрывал это.

Я отходила назад, пока не уперлась спиной в стену.

В нескольких метрах от меня стоял полностью обнаженный, возбужденный мужчина. Мускулистый, с идеальной фигурой. Волосы разметались по его плечам. Брови свелись в ровную черную линию.

Отступать было больше некуда. И я вся сжалась.

Но то, что произошло дальше, целиком переключило мое внимание.

С Роквеллом творилось нечто странное. Он будто рос прямо на глазах. Увеличивался в размерах — пропорционально во всех частях тела.

Мышцы бугрились, руки и ноги удлинялись, меняли цвет, будто покрываясь чернотой. Кожа становилась нечеловеческой.

На пальцах выросли темные когти. А на увеличившейся голове появились рога.

Всполохи за его спиной появлялись все чаще, а потом по линиям материализовалась плоть — как огромные прожилки, между которыми тут же натянулась шкура.

Крылья заполнили все пространство спальни. По массивному телу чудовища, очерчивая мышцы и сухожилия, заструились алые огни.

Кажется, у него еще и черный хвост с шипами вырос...

Зеленющие глаза сверкали, будто в них лампочки вставили, но лицо сохраняло прежнее выражение, хотя теперь больше походило на маску.

Мама дорогая!

Да он настоящий демон!

Что самое удивительное — меня это испугало, но совсем не удивило!

Я словно знала, что он может стать таким вот.

Я вскрикнула и тут же прикрыла рот ладонью, чтобы не привлекать внимание монстра, который еще завершал свою трансформацию. Крик застыл в горле, легкие свело спазмом от ужаса. Я лишь глотала воздух, ставший каким-то очень горячим, обжигающим гланды.

Второй рукой судорожно ощупывала стену, чтобы не упасть. Как вдруг пальцы наткнулись на прохладный гладкий металл.

Дверная ручка...

За моей спиной находилась дверь, которую я не заметила сразу.

Я нажала на ручку — и дверь открылась. Я забежала в темное помещение, оказавшееся ванной комнатой.

Но мне было не до того, чтобы использовать его по назначению. Я бросилась к небольшому окну и распахнула ставни, жадно вдыхая прохладный ночной воздух.

Около 5 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям