0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Загадай желание » Отрывок из книги «Загадай желание»

Отрывок из книги «Загадай желание»

Автор: Андреева Марина

Исключительными правами на произведение «Загадай желание» обладает автор — Андреева Марина Copyright © Андреева Марина

 

ГЛАВА 1 Вита

Диплом! Хррр… Глаза слезятся от усталости, но финал близок. Тем более что один я можно сказать сегодня уже защитила. Вернее, не совсем я, а мой любимый. Он хотел пойти по стопам отца, связать жизнь с управлением в сфере автотранспорта. Разбирался в этой теме, вот только усидчивостью не отличался, балансировал на грани отчисления, в итоге уговорила перевестись на экономику в том же направлении, чтобы я помогать могла. Доучился, его диплом я собственноручно написала, всё что можно разжевала, готовя к защите. Волновалась безумно пока он днем не сообщил что всё прошло успешно.

Желая немного отдохнуть отвернулась от монитора, взяла мобильный, набрала номер Стаса. Ответил сразу же. Где-то на фоне играет музыка, возбужденные голоса, смех. Грустная улыбка скользнула по губам. Счастливчик. Празднует.

— Зай, ты там как? — интересуюсь.

— Нормально, — отозвался он. — Девчонки понемногу рассасываются по домам, — отчитался он, видимо чтобы я не вздумала ревновать. Хотя мне это и не свойственно, любимому я доверяю. — А мы с ребятами ещё чуток посидим, котя, ладно? — продолжал вещать Стас. — Димка не пьёт сегодня, развезет всех по домам, так что не волнуйся. Готовься, у тебя завтра важный день!

Ясно, отмазки на чисто мужские посиделки. Парней у них не так и много на потоке, лично я с ними незнакома, но наслышана.

— Хорошо, — немного обиженно буркнула я, всё же это и мой праздник, надеялась что посидим, отметим, хоть немного расслаблюсь перед собственной защитой. — Веселитесь. Целую, зай.

— И я, — коротко бросил он, а из трубки донеслись короткие гудки.

Бросила взгляд в окно — тьма непроглядная. Где-то там, внизу сияют витринами и рекламой магазины и бутики, освещают улицу многочисленные фонари, и фары непрекращающих куда-то спешить машин, а тут, на двадцатом этаже съемной квартиры из окон и днём-то видны лишь крыши рядом стоящих домов, а сейчас и вовсе темно, даже ни единого окошка нигде не светится.

Вновь окунулась в подготовку, теперь уже своей дипломной речи. Вроде бы всё готово. Распечатала получившийся вариант. Завтра защита, но за себя я почти не волнуюсь.

Незаметно приблизилась ночь, глянула на время. Одинадцать. А Стаса всё нет, и не звонит даже.

Набрала его номер. Гудки. И… Ничего.

Заволновалась. Он пьет редко, организм как-то слишком уж легко поддается алкоголю. Пара стопок коньяка и можно выносить, поэтому предпочитает более лёгкие напитки типа пива или вина. Надеюсь ребята его не бросят. Надо было выяснить где отмечают, или телефон этого Димы взять. Вот только что толку теперь об этом думать?

Стараясь отвлечься, собрала всё для завтрашнего мероприятия. Прошла на кухню. Умылась прохладной водой, заварила чай, и едва кружку от неожиданности не выронила, когда тишину квартиры нарушила трель домофона.

Кого там принесло?

— Кто? — спрашиваю, подняв трубку.

— Это Дмитрий, — ответил немного хрипловатый мужской голос. — Одногруппник Стаса.

— Аааа… — протянула я и нажала кнопку, позволяя гостю войти.

Видимо, “мой почти благоверный” совсем набрался, коль собственными ключами не в состоянии воспользоваться.

Дмитрий оказался высоким худощавым парнем с огненно-рыжей курчавой шевелюрой.

— Принимай, хозяйка, тело, — немного виновато улыбаясь, произнёс он, вваливаясь в гостеприимно распахнутые двери, и буквально внося на руках моего “недомужа”, как Стаса обзывает моя подружка — Светка.

Так и держал его, пока я в коридоре снимала куртку и обувь со своего пьяного заи. Дима тоже стянул ботинки, помог донести бесчувственное тело до кровати, и даже частично разоблачить.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я. — Сама бы не справилась.

— Да он, сам и до дома не доехал бы, — усмехнулся рыжик.

— Может чаю?

— Спасибо, но дел ещё полно, завтра последний день подачи декларации, а с этим дипломом… — парень махнул рукой.

Я невольно схватилась за голову: об отчётности тоже совсем забыла! У меня же свой салон красоты. Вернее, наш со Светланой, но с её стороны организация и частичное финансирование, с моей тоже вложения и согласования с инстанциями, налоговиками и прочими бюрократическими организациями. И конечно же налоги и отчётность никто не отменял. Думала дождусь Стаса и спать, ага, как же!

Гостя быстренько выпроводила и кинулась к столу, щёлкнула по иконке браузера собираясь войти на сайт налоговой. А не там-то было!

— Чёрт… — прошипела, осознавая что совсем забыла, что надо заплатить за интернет.

Вцепилась в мобильный, пытаясь раздать вай-фай. Опять облом. Денег на балансе недостаточно. Откопала в одном из карманов снятого со Стаса пиджака, его трубку. Обычно я его телефон не трогаю, у каждого должно иметься некое личное пространство, но сейчас форс-мажор. Хорошо хоть разбираться с настройками не надо — модели у нас одинаковые, да и графический код он на все гаджеты вводил, остаётся надеяться что у него такой же.

Чиркнула пальцем по экрану и облегчённо вздохнула. Засветился. На заставке какое-то озеро. Симпатичненько, но лучше бы тут моя фотка стояла, надо будет позднее исправить это упущение. Раздала вай-фай, законектила ноутбук, открыла сайт налоговой. И на этом моё везение закончилось. Все попытки авторизации приводили к ошибке. Позвонила в службу поддержки.

— Вы обратились в… Ваш звонок очень важен для нас… Если вас интересует… Нажмите то, это… — в промежутках между проигрыванием мелодии говорил механический голос автоответчика. — Приносим извинения, возникли временные неполадки с центром авторизации через портал Госуслуг, вы можете пройти авторизацию иным способом, для этого необходимо получить в любом отделении… В ближайшее время проблема будет устранена.

Я обессиленно упала в кресло. Что делать? Мне только проблем и проверок из-за несвоевременно поданной декларации не хватало. У нас после диплома по планам подача заявления в ЗАГС, надо готовиться, да и на медовый месяц слетать куда-нибудь собирались, а из-за этого, одного единственного, дурацкого случая все планы могут коту под хвост полететь.

Бланки тут же скачала, распечатала, но данные за первый квартал на сайте сохранены. И старые сведения не факт что дома, хоть и сдавала я их в прошлом году на бумаге, но они могут в салоне быть. Неужели туда посреди ночи ехать?!

 В панике открываю то один то другой ящик письменного стола, надеясь, что бумаги найдутся. Повезло. Нашла, просмотрела через онлайн банк суммы и даты отчислений по пенсионке. Принялась пересчитывать всё за первый квартал, затем за второй уже заполнять. От волнения и усталости несколько раз ошибалась, переписывала всё заново, благо запасных бланков в достатке — бумага есть и картридж в принтере полный.

Всё же бизнес, пусть и маленький, это не только статус и кой-какие деньги, но и головная боль. Полночи подводила итоги, подсчитывала, вроде всё сделала, вот только выспаться не успела. Зато Стася дрых за нас двоих. Счастливчик.

Утром еле оторвала гудящую голову от подушки, бросила взгляд в окно и поежилась, синоптики не обманули — зима в этом году загостилась — конец апреля, а на улице снег в лучах солнца искрится. Идти никуда не хотелось. Вот бы обратно под одеяло, прижаться к теплому боку Стаса и плюнуть на всё, но нельзя.

Встряхнулась, прогоняя хандру и заметалась по квартире, собираясь. В ванной из зеркала на меня смотрело сонное взлохмаченное нечто в тёмно-сером деловом костюмчике. Чиркнула записку: “Квас в холодильнике! Вода и таблетка на тумбочке. Отдыхай! Целую! Люблю! Постараюсь вернуться пораньше!” Прикрепила её магнитиком на дверцу холодильника. Схватила мобильник с тумбочки, папку с подготовленными со вчерашнего вечера бумагами, накинула шубку и выскочила на улицу.

Садиться за руль не решилась в таком состоянии. Радует что погода хоть и морозная, но безветренная. До налоговой доехала на маршрутке. Здесь мне на удивление повезло. Быстро приняли декларации, видимо большинство предпринимателей их подали раньше, поэтому очереди не оказалось, или дело в том что налоговая только-только открылась? Не важно, главное, первый пункт плана позади.

Теперь бы до салона добраться, навести красоту, потом на защиту. Затем, никаких гулянок, поеду домой, жениха своей неотразимостью поражать. Так уж вышло, что в период раскрутки салона, я выпала из учебного процесса, перевелась на заочное, а в новой группе дружеских отношений так и не возникло. Поэтому, чем с чужими мне людьми время тратить, лучше его с любимым мужчиной проведу. Сначала в магазин заеду, продуктов прикуплю, а потом приготовлю что-нибудь вкусненькое. Стаса побалую, заодно завершение учебных мучений отметим в кругу семьи.

Спустя полчаса я подходила к старинному зданию, располагавшемуся на довольно оживленном проспекте, почти в центре города. Некогда повезло по знакомству недорого арендовать тут помещения. Здесь был и холл, где сидела администратор и посетители, солярий, массажный кабинет, отдельная комнатка для маникюра и педикюра, раздевалка для мастеров, кухонька-столовая, пара подсобок, мой кабинет, и даже несколько помещений пустовало. Метраж был даже излишним, но арендная плата не кусалась. Погасив кредиты, взятые под открытие своего дела, мы со Светой постепенно выкупаем помещения, которые по договору уже числится за нами.

Салон меня встретил ароматом парфюма, двумя хмурыми мордоворотами у входа, приглашенной музыкой и вечно улыбающейся администраторшей — Лелечкой.

— Виталина Сергеевна, — с опаской косясь на явно чьих-то телохранителей подпорхнула ко мне девица, а я поморщилась, не люблю я своё полное имя, ох не люблю, а она будто издевается вечно. — У вас сегодня очень важный день! Но вы обязательно справитесь, вы же такая умная… — продолжала разливаться медоточивыми речами Лелечка, как всегда позабыв, что я не клиентка и мне лапшу на уши вешать не нужно.

Вот только этой кукле бесполезно объяснять, что несмотря на то что я владелица этого заведения, обращаться ко мне надо по имени сокращенному — Вита, и без отчества. А внешне девушка воистину кукла куклой, невысокая, фигуристая, с тоненькой талией, личико сердечком, не сходящая с губ улыбка и огромные голубые, вечно, будто удивлённые, глаза. Так и просится то ли на тортик, то ли в шкатулку. И в целом, вроде бы девушка как девушка, вполне приятная внешне, исполнительная, с обязанностями справляется на отлично, но бесит.

— Витусик! — сверкнув огромными карими глазищами, выглянула из зала Светка, подруга, и жилетка на случай поплакаться, мой компаньон и парикмахер-стилист в одном флаконе. Между прочим дизайнер с высшим образованием, кучей призовых мест в самых разнообразных профильных конкурсах и вообще гордость нашего салона. — Да мать, что-то семейная жизнь тебя не красит, в гроб краше кладут, — констатировала, окинув меня оценивающим взглядом. — У меня клиент, но мы уже почти заканчиваем, — отчиталась она и обернулась к притихшей администраторше: — Лёлик, завари-ка нам кофе пока.

Света, на прощание взмахнув гривой пшеничных волос, вернулась к клиенту, Лёля умчалась выполнять поручение, а я прошла в свой кабинет. И вдруг, мне на глаза попался один из журналов учёта. Вот же! Выходит, я его в прошлый визит с собой утащила, а его никто до сих пор и не хватился? Не заполняли, это раз, а во-вторых, если бы проверка нагрянула?

Схватив находку метнулась к администраторше, буквально жаждя выплеснуть на эту улыбчивую куклу хоть часть нервозности. На пустом месте придираться бы не стала, но вот это? Это косяк!

Так, бурля эмоциями, выскочила из своего кабинета, и тут же столкнулась… Кажется со стеной. Странно самортизировавшей удар, но твердой! Чья-то сильная рука придержала меня, спасая от падения. Журнал едва не выскользнул, раскрылся, и на пол медленно спланировали с десяток фотоснимков.

Краем глаза заметила рванувших в мою сторону мордоворотов, резко затормозивших в паре метров недостигнув цели.

— Осторожнее надо, девушка, — произнёс глубокий бархатистый голос, от которого всё внутренних сладко заныло.

Мужчина странно произносил букву “р”, не картавил, а как будто мягко порыкивал, слегка растягивая звук.

Я же впала в прострацию. Недосып, усталость, нервозность. Странная реакция моего тела на прикосновение незнакомца, на его голос, это полбеды, как и то, что он до сих пор не отпустил мою руку. А вот то, что запечатлели рассыпавшиеся по полу снимки — окончательно добило мою нервную систему. Это явно фрагменты покадровых снимков с видеокамеры. Стас и какая-то подозрительно кажущаяся знакомой миниатюрная блондинка. Оба обнажены. Половина фотографий оказались вне поля зрения или перевернулись, но и тех пяти что были видны хватило чтобы понять кто и чем там занимается. А ещё, в кадре оказалась недавно сделанная Стасом татуировка.

Осознание измены приходило медленно. Я ничего больше не хотела видеть. Слезы как-то сами собой полились из глаз. Журнал всё же выпал из рук. Послышались приближающиеся шаги.

— Вита! — донёсся голос Светки. Шелест бумаги. Вздох. — Виточка… Вот же… Козел!

— Это фотошоп, — пробормотала я, то ли объясняя что-то окружающим, то ли убеждая себя, ощущая потерянность.

Казалось я заблудилась в каком-то страшном сне. Ведь всё это не может быть правдой!

— Проверим, — раздался возле самого уха голос, вновь заставивший толпы мурашек пронестись по телу.

Это его урчащее “р” будоражило сознание. В комбинации с мягким баритоном получалась воистину ядерная смесь.

— Данил Валентинович, извините, она не специально, — затараторила подруга, пытаясь вытащить мою руку из мертвой хватки мужчины.

Происходящее как-то холодно анализировалось, будто всё это не взаправду, понарошку. И моя реакция на этого мужчину, и поселившаяся внутри пустота. Лишь слезы в глазах и на щеках, напоминали о том, что всё это реально, как и те снимки.

Зажмурилась, пытаясь вернуть себе способность видеть. Вроде удалось сдержать рвущийся наружу поток солёной влаги.

Подняла взгляд, ожидая увидеть героя девичьих грёз, этакого высокого крепкого блондинистого мачо со слегка выступающей вперёд волевой челюстью, ямочкой на подбородке, упрямо спадающей на лоб челкой и пронзительно голубыми глазами на смугловатом лице. Увы, мужик не оправдал доверия: брюнет лет тридцати, карие глаза, прямой нос, аккуратно оформленная “трёхдневная небритость”, свежеуложенная слегка удлиненная классическая стрижка, и совершенно неожиданное колечко-серьга в ухе. Высокий? Нет. Примерно со Светку ростом. В целом вполне симпатичный по чьим-то меркам, не по моим.

Чудно, что я вообще задумалась о его внешности, для меня вот уже пять лет как существует… Существовал только мой Стас. Бывший мой. Недомуж.

— Никакой это не фотошоп! — раздался неподалеку голос почему-то уже давно и казалось бы совершенно безосновательно раздражавшей меня Лели. — Надоело ждать! — выпалила девица. — Сейчас позвоню ему, и он всё сам скажет, — заявляет она доставая мобильный и набирая чей-то номер.

Хотя… И ежу понятно чей именно.

У меня в кармане тут же завибрировал, издавая непривычную мелодию, телефон. На автопилоте достаю трубку, и ошалело взираю на высветившееся на экране “имя” абонента — “любимая”. Даже проморгалась, думая, что мне привидилось. Ан нет, действительно “любимая”.

Как-то не сразу до меня дошло, что я утром по ошибке прихватила телефон Стаса вместо своего. Сначала глазела в непонимании на странное слово на экране, а когда до меня наконец-то дошло, отшвырнула его прочь.

— Ты уволена, — холодно и как-то хрипловато произношу, высвобождая свою руку. И обращаюсь к одной из мастериц: — Вызови кого-нибудь из девочек на подмену. Надо искать администратора. Извините, за весь этот спектакль, — взглянула на продолжающего стоять рядом мужчину. — Свет, я наверное поеду.

— Куда? — всполошились подруга.

— У меня защита диплома, — тихо отвечаю, и предугадав её дальнейшие слова, добавляю: — Красота не нужна, — невесело усмехаюсь, направляясь к выходу и надеясь, что никто не решится меня задерживать.

На самом деле я понятия не имела куда теперь идти. Главное оказаться подальше отсюда, места где меня настигла дурная весть, где под ногами вполне ощутимо хрустели осколки моих розовых очков и таких же хрустальных замков.

Жизнь не стоит на месте. Я не умерла. Физически. А то что часть души заледенела? Так некоторые, на полную катушку отмороженные, и живут себе вполне нормально.

Может в универ всё же поехать? Оно мне надо?

Да, наверное, надо.

Хочу туда, сейчас?

Нет.

Но диплом…

Можно защитить со следующим потоком?

Возможно.

Или даже курсом?

Нет. Одну ошибку я уже допустила, слепо поверив тому, кому верить совсем не стоило. Он вообще недостоин чтобы о нем думать. Но… Как он мог? За что? Чем она лучше?..

“Стоп! Хватит!” — одернул меня собственный внутренний голос, и как бы это странно не звучало, этот напоминающий шизофрению диалог немного остудил.

Да, не хватало теперь из-за переживаний о бывшем отступить на заключительном этапе. Ведь делов-то осталось — речь толкнуть да на вопросы ответить. Неужто не справлюсь?

Я думала о чём угодно, спорила сама с собой, лишь бы не вспоминать о доме, где как ни в чём ни бывало спал Стас. Лишь бы не о нём. И не о ней. А ещё надо убираться отсюда поскорее, пока не прошла апатия и я не прибила эту дрянную куклу.

— Стой! — уже возле дверей догнала меня Света и вручила папку с документами и сумочку. — Далеко без денег и документов собралась?

— А? Ага. Спасибо, Свет.

— Без глупостей? — преградила мне путь подруга.

— Угу, — понуро отозвалась я.

И тут голос подал ранее спасший меня от падения мужчина:

— Светлана, у меня отменилась встреча, так что я прослежу за… — он запнулся как бы ожидая подсказки.

— Виталина, — произнесла я. — И я не маленькая, следить за мною совершенно не обязательно.

— Конечно же вы большая, — на удивление сговорчиво отозвался мужчина. — Так в каком ВУЗе вы учитесь?

Ответила. Он почему-то удовлетворенно хмыкнул.

Смутно помню как садилась в какую-то машину, как выходила возле университета, и что было потом тоже не особо помню. Что-то говорила, на автомате отвечала на какие-то вопросы, даже подписала какие-то бумаги. Какие? Зачем? Сейчас всё было неважно. Запиликал в сумочке телефон.

Стоп. Какой телефон?

Выплыла из тумана полузабытья и достала мобильник.

“Вита”, — высветилось на экране. Видимо Светка сунула телефон в сумочку, решив что это мой. А сейчас звонит недомуж. Как же подруга была права! А я слепая, влюбленная дурочка. От этой мысли аж передёрнуло.

Невесело усмехнулась. На куклином номере стоит “любимая”, а на моём просто имя.

Отвечать на вызов не стала, меньше всего хотелось сейчас слышать его голос. Зато решила раз и навсегда снять розовые очки и взглянуть в глаза реальности. Отошла к окошку. Ввела графический ключ. Открыла смски.

Блин, он даже не прятал ничего! Просто я слепо верила и не заглядывала в его мобильный. Дура.

И её не понимаю. Вот совсем! Что она в нём такого нашла, чтобы терпеть всё это? Ладно я! Я не подозревала, что он спит с кем-то кроме меня, но Лёля не совсем уж дурочка, она прекрасно это знала!

Взглянула на экран телефона.

“Скучаю. Сладких, снов моя котенька” — от него…

И когда?! Мы же как раз перед этим занимались сексом!

Хррр… Он и её котей называл? А что, удобно, не запутаешься.

М-да уж, видимо мой мир уже никогда не будет прежним.

“Сколько можно ждать, лапа?” — послание от “любимой”.

“Скоро, котя. Диплом защитил, ищу работу. Надо снять квартиру, не будем же мы жить у твоей мамы?”

Диплом он защищал, ага! Жеваную морковку на защите из-за щеки выплевывал!

Квартира. Я грустно усмехнулась. Он не знал, что я уже оформила ипотеку, и что в квартире, которая должна была стать нашим семейным гнёздышком, уже вовсю ведутся, вернее завершились отделочные работы, вот только мне в последние дни некогда было приехать и принять. Думала сделать сюрприз. Сделала. Себе. Потому что возвращаться на съёмную ни малейшего желания нет. Вещи, конечно, забрать придется. И кстати, чем раньше, тем лучше. Это сейчас я на удивление спокойна, а потом наверняка будут слезы, обиды, обвинения.

Ну вот как так можно, а? Сколько времени они крутили шуры-муры? Она у меня уже несколько лет работает. Как Лёля узнала о том, что требуется администратор? Может они уже тогда были знакомы и пришла она по наводке от Стаса? Или не просто знакомы, а… Не важно. Уже не важно.

Всё, никаких больше любовей-морковей, хватит, плавали, знаем.

— Чур меня, чур… — буркнула я и, перехватив поудобнее сумочку, направилась к выходу из учебного корпуса, основную миссию уже выполнила, а больше меня здесь ничего не держит.

ГЛАВА 2 Данил

День как день, ничто не предвещало беды. Вхожу в собственную приемную, а там Леночка — моя секретарь, довольная до безобразия, что подозрительно.

— Данил Валентинович, вас ждут, — сияя во все тридцать два зуба, с порога оповестила она.

Судя по игривости во взгляде девушки, ждёт не кто иной, как Артём Семиглазов — мой бизнес-партнёр и друг.

— Какими ветрами? — входя в свой кабинет, интересуюсь.

Не то чтобы не рад его видеть, но надо подготовить кой-какие документы перед встречей с крупным заказчиком. Там такой уровень, что обычного менеджера на такое дело не пошлёшь. Так что, время поджимает, а Артём в принципе делами компании никогда не интересовался, исключительно доходом, поэтому вряд ли разговор будет деловой, а о бабах и вечерком как-нибудь потрепаться можно.

— Решил предложить тебе свой пакет акций, — ошарашил меня друг.

Как же не вовремя! Да, к этому давно всё шло, но сейчас? Когда я, как назло, вложил все свои активы в развитие одного из направлений? Не будь он мне другом, решил бы, что это планомерная подстава.

— Тёмыч, ты же знаешь, что сейчас…

— Даня, прости, я ждал, но у тебя вечно то то, то это. Или ты выкупаешь их прямо сейчас, вот здесь, в кабинете, или у меня есть покупатель, но его имя тебе не понравится.

Жесть.

Где взять столько денег? Из ста процентов акций, у меня на руках немногим меньше сорока, примерно столько же разбросано среди сотрудников и прочих мелких акционеров, и у Артема второй по значимости пакет составляющий двадцать процентов. Учитывая стоимость наших акций на рынке, это около полутора миллиардов. Где их взять? Это не миллион, не сто или пятьсот миллионов! Это три раза по пятьсот!

— У меня нет таких средств!

— Да ладно? Там всего-то девятьсот миллионов!

— В смысле девятьсот? — опешил я и невольно дернулся к клавиатуре, собираясь посмотреть что почём на биржах. — Они не могли так упасть в цене!

— Они и не падали, — пожал плечами Артём.

— Тогда с чего такой аттракцион щедрости? Тебе вроде бы деньги нужны были, — всё ещё не понимаю.

— Да, и поэтому часть акций я продал.

— Что?! Кому? И… И почему я об этом не знал?!

— Ты вечно в делах, разъездах. Но всё в рамках лимита, — спокойно отозвался визитер. — Шестьдесят процентов всё ещё на кону…

Без консультации наших юристов тут не обошлось. Вот же, гады!

Достал ли я деньги? Естественно! А ещё узнал имя скупившего акции, и мне поплохело. Конкурент, давно желавший или вытеснить меня с рынка, или подмять. И если ему удастся перехватить существенную долю акций, то хочу я того или нет, просто-напросто произойдёт слияние.

Сознательно ли, или по незнанию, но Артём подставил меня по-полной. И для случайности это слишком. Не исключено, что инициатива исходила не от него, он всего лишь недальновидная или, вернее, эгоистичная пешка, но до чего же злит! Так и рвется наружу вопрос: “За что?” Но гордость заставляет молчать. Что толку от сотрясания воздуха?

Завершив сделку, я вылетел из собственного кабинета, как пробка из бутылки. Теперь ясно, почему уволилась главный бухгалтер. Или боялась, или на неё давили. Уже не столь важно, но однозначно это связано с проворачиваемыми Артёмом аферами.

Кипя от гнева, устроил разнос финдиректору, юристам… Хотелось уволить всех к чертям, но нельзя, кто тогда работать будет? На такие должности замены в один миг не найдешь.

Увы, как бы не срывался на проштрафившихся подчинённых, всё равно не полегчало. Слишком сложно принять тот факт, что вокруг предатели. Я не маленький наивный мальчик, понимаю, что в бизнесе выживают лишь те кто позубастее, но вот так?

Вернулся к себе, надеясь что Семиглазов уже убрался восвояси.

Слава богам, его и след простыл. Хорошо, иначе не сдержался бы, начистил морду.

Как я умудрился пропустить такое?

Засел за бумаги, просматривая ранее полученные отчёты. Да уж… Бардак в чистом виде. Я всегда скурпулезно вникал в общую картину, в некоторые, казавшиеся прежде важными детали, а того что надо не видел в упор.

Ювелирно всё организовано, и чувствуется опытная рука. Явно Семиглазов на такое не способен, нет у него хватки, не делец он, а тут действительно поработали мастера. Все операции с акциями и вводе данных о новом акционере проходили на фоне затмевавших всё своей статистикой крупных сделок. И это был один и тот же человек, на сей момент завладевший едва ли не двенадцатью процентами акций компании!

Промучился, копаясь в бумагах до обеда, рылся бы и дальше, но желудок напомнил, что за всей этой суетой с утра во рту ни крошки не было.

Питаться вместе с рядовыми сотрудниками компании вроде как не по штату, хотя и случается порой, но сейчас не хочу видеть виноватые взгляды замешанных в этом деле руководителей. Может вины они особенно не ощущают, но мне так видится. Их кстати, придется менять. К встрече с заказчиком толком не подготовился, ну да это сейчас меньшее из зол.

Брррр… Всё, стоп, отставить работу, на повестке дня — обед. Может заказать доставку прямо в кабинет? Бесполезно, увязну в бумагах, забыв про насущные проблемы организма. Придется выбраться в ресторан, где я частенько трапезничаю. Хоть проветрю голову немного. Отвлекусь.

Выйдя на улицу, окинул взглядом заснеженные просторы автостоянки и, в не отпускающих сознание невесёлых думах, побрел к цели. Попросил организовать местечко в дальнем углу зала, сел спиной ко входу, надеясь, что так меня не потревожат.

Как же я был наивен.

Едва подали первое, и рядом, словно чертик из табакерки, материализовался Семиглазов.

— Решил загладить вину? — с сарказмом поинтересовался я.

— Улетаю. Зашёл попрощаться, а то ты так прытко смылся, — как ни в чём не бывало отмахнулся садящийся напротив меня человек, некогда самый доверенный, ныне ударивший ниже пояса. — Перебираюсь на Кипр. Там климат — сказка! Не то что тут. Рекомендую! — заливается соловьём, а у меня кулаки сжимаются и лишь сила воли удерживает от мордобоя.

— Как же дружба? Честь? — интересуюсь, хотя самому смешно от этих слов, не потому что это всего лишь пустой звук для меня, потому что для него они ничего не значат, как показала практика.

— А я тебе в верности до гробовой доски не клялся, чай не жена, — усмехнулся Семиглазов. — Ничего личного, амиго, только бизнес. Ладно, вижу, разговор не клеится. Бывай! — произносит и, вставая из-за стола дурашливо машет на прощание рукой, направляясь к выходу.

Словно провоцирует. Спрашивается, зачем вообще сюда приходил? Позлорадствовать?

Сижу в полоборота, провожаю взглядом удаляющуюся спину уже не друга. В какой-то момент тот притормозил, глядя куда-то в сторону. Я невольно проследил за его взглядом, и меня словно лучом солнца осветило и согрело. За одним из столиков, к Артему спиной, ко мне вполоборота сидела девушка. Плавные линии лица, огромные искрящиеся зелёные глаза, какая-то светлая и беззаботно счастливая улыбка, фигуру не видно, но грация и непосредственность, с которой она держится притягивают словно магнит.  Не писаная или канонная красавица, не модель, но до чего же… Милая! Да, именно милая.

Не люблю всех этих мелодраматических бредней, но прежде меня вот так никогда не накрывало. Смотрю и оторвать взгляд не могу.

Дико, но факт, в этот миг даже злость на Семиглазова притупилась, отошла на второй план. Ведь если бы не он, я бы не заметил её!

Таращиться вот так казалось бы нелепо для тридцатипятилетнего крепко стоящего на ногах мужчины, можно просто подойти, или передать что-то с официантом, но атмосфера будет нарушена, я чувствую, что этим приглушу излучаемый девушкой свет.

Переместился на другое место, принялся за успевшие остыть блюда, исподволь впитывая живительную силу этой молодой женщины.

Что интересно, как потенциальную партнёршу по сексу ее не воспринимаю. Случись подобное не отказался бы, конечно, но помыслов таких и близко нет, и ни екает нигде ничто, зато при виде её становится спокойно, светло и тепло.

Как привлечь внимание этого светлячка? Чтоб не спугнуть… И что я могу и готов ей предложить?

Деньги? Пошло. Роль любовницы? Нет, она однозначно достойна большего! Вакансия жены? К этому не готов я, да и слишком серьезный это шаг, чтобы вот так с первого лучика внутреннего света, не зная человека. И вообще она может уже быть замужем.

Вот и с обедом уже покончено, поел не замечая вкуса. Расплатился, встал, решив всё же подойти к светлячку, и тут спина её знакомой напряглась, а миг спустя к их столику подошёл молодой человек, по-свойски чмокнул в щёку заинтересовавшую меня девушку и занял свободное место. Вот и всё, теперь и речи не шло о том, чтобы подойти.

Проходя мимо их стола ощутил едва ли не физическое притяжение, с трудом сдержался, чтобы не поддаться искушению, и не подсесть. Очень хотелось ощутить ее присутствие ближе, услышать её голос, смех. И даже в дверях на миг задержался, не спеша покидать помещение, где была она.

Что-то совсем меня плющит. Проблемы, нервы? Это отговорки. И хотя никакого вожделения по отношению к светлячку не испытывал, но решил навестить свою нынешнюю пассию. Спустить пар.

Добрался до здания компании в считанные минуты, и не поднимаясь в офис запрыгнул в своё авто, тут же набрав номер любовницы.

— Таня, жду за поворотом, — произнёс кодовую фразу, выруливая с автостоянки.

Татьяна — начальница нашей кадровой службы. Да, я не приветствую шуры-муры на работе, но после одного из корпоративных мероприятий мы с этой весьма привлекательной женщиной оказались у меня. Благо у нее хватило ума не афишировать нашу связь. Мы сразу расставили все точки: жениться не обещаю, детей не планирую, карьерный рост тоже не предлагаю, это будет как минимум подозрительно. Да, материально помогу, и на том всё.

Как мне кажется наши отношения устраивают не только меня, но и ее. Встречи с ней, пусть и нерегулярные, наполнены страстью, приносят требуемую разрядку и никто не выносит мозг претензиями и требованиями. При моем ритме жизни — идеально.

Спустя минут десять, Таня стряхивая с пальто снежинки скользнула в теплое нутро автомобильного салона. Формально поприветствовали друг-друга, не проронив больше ни слова, а вскоре уже были в моей квартире. Поцелуи, объятия с самого порога, казалось бы всё как всегда, вот только чего-то катастрофически не хватает. Даже там, внизу, организм как-то вяло реагирует. И внутри зарождается страх: вдруг не смогу? Опозорюсь.

Не стал оттягивать то ради чего притащил к себе гостью. Получилось грубовато, без лишних прелюдий, но женщина не протестовала. Получив разрядку, ощутил укол совести, и хотел довести до логического финала партнёршу, но та отстранилась.

— Ты или устал, или это звоночек о финале отношений? — интересуется.

Что тут скажешь? Плечами неопределенно пожал, наблюдая за тем как она заправляет так и неснятую впопыхах одежду.

В душевные терзания погружаться было некогда, впереди ещё встреча с заказчиком.

Пару недель с того дня я прокрутился как белка в колесе. С любовницей больше не виделись. Разгребал дела, подыскивал кандидатуры на замену проштрафившихся руководителей подразделений, выкупал у сотрудников акции. И нет-нет да вспоминал ту солнечную девочку из ресторана. Сам не отдавая себе отчёта зачастил в заведение, где мы повстречались с ней. Увы, девушка там больше не появлялась, и работавший в тот день официант её запомнил, но прежде не видел. Так бы она и осталась светлым пятнышком в воспоминаниях, если бы не поездка к сестре… Вернее, в парикмахерскую.

Лет шесть назад, закончив школу, успевшая достичь совершеннолетия Светка, в пух и прах переругалась с родителями. Те видели дочь в определенной сфере деятельности, она же вбила себе в голову идею о независимости. В итоге, вместо экономики или юриспруденции, закончила дизайнерский. Продав доставшуюся от отца машину, вложила деньги в своё дело: открыла в складчину с какой-то подружкой салон красоты. С матерью она хотя бы созванивалась, с отцом вообще не разговаривала, вернее он с ней, со мной отношения не портились, но помощь сестра принципиально не принимала, и наше родство просила не афишировать. Да и вообще в её жизнь не лезть, если честно, я и не стремился, своих проблем хватало — тоже пытался доказать всему миру, что чего-то стою.

Света стригла меня уже более трёх лет. Толковая в этом деле оказалась. Зачастую приезжала в гости, заодно наводя порядок в моей шевелюре, но сейчас вечно наши графики не совпадают. И вот сижу в парикмахерском кресле, Светлана колдует над моими волосами. Я как всегда в последнее время погружен в невеселые мысли о том, как удержаться на плаву, ведь из-за необходимости выкупать акции пришлось немалую часть средств выводить из оборота. И тут меня отвлек голос сестры:

— Данил Валентинович, — официально произносит, поглядывая куда-то в холл. — Извините, я отойду буквально на минутку.

Не спросила, констатировала. Порою подбешивает это её непомерное стремление к независимости, да и кого бы не коробило, когда собственная младшая сестра, которой в детстве подгузники менял, теперь на людях к тебе на “вы” и по имени отчеству обращается, будто вы посторонние? И что же там такого важного? Обычно когда Света стрижёт, она даже на звонки мобильного не реагирует, а тут вот так. Увы, со своего места удовлетворить любопытство не представлялось возможным. Но по завершении стрижки, стоило выйти из зала, и на меня буквально налетела… ОНА! Мой светлячок!

Я подхватил едва не упавшую девушку под руку, вцепился боясь выпустить и потерять. Она реально излучала свет! Даже сейчас, испуганно и несколько растерянно хлопая огромными зелёными глазищами — она сияла изнутри. Не красавица, но такая манящая, притягательная, взгляд не оторвать.

Вот только длилось это свечение недолго. В момент нашего столкновения распахнулся журнал, который девушка куда-то несла, и из-под обложки посыпались фотоснимки. Я сразу же узнал запечатлённые на них лица: девица работающая администратором в Светином салоне, и тот самый парень, обломавший мой порыв подойти и познакомиться со светлячком в нашу первую встречу, там, в ресторане. Фото были интимного характера. И как же больно было видеть, как в её зелёных глазах меркнет свет, они тускнеют, наполняясь влагой, а лицо заливает бледность.

Хотелось убить сейчас тех, кто посмел причинить боль этому неземному созданию. Ещё и администраторша посмела в поле зрения оказаться и что-то высказывать.

Как сдержал себя? Не знаю. Может потому что чувствовал как тяжело в этот миг потухшему светлячку? Что девушка нуждается в поддержке, пусть и столь несущественной, как моя рука. Если бы мог, отдал бы сейчас ей всё своё тепло, лишь бы вновь засияли нереальным светом глаза, а на губах заиграла улыбка.

Неприятная сцена затягивается, и в кои-то веки я совершенно не знаю что мне делать.

Ещё раз отпустить светлячка, да ещё и сейчас, когда она в таком состоянии? Нет, не могу. Слово за слово, не без труда пробился под сковавшую девушку ледяную броню отчуждения. Уговорил подвезти до института, где у неё ни много ни мало защита диплома. После, созвонился с сестрой. Кто бы мог подумать, что моя Светка — подруга светлячка с необычным именем — Виталина.

Договорились встряхнуть девушку, отвлечь от случившегося. Светлана поддержала мою затею, хоть и не скрыла удивления, вызванное моим неожиданным интересом. А я… Я всего лишь хотел вновь увидеть свет в глазах некогда поразившей меня девушки, её улыбку, и в идеале, чтобы они адресовались именно мне.

Главное, придумать что-то, чтобы та постоянно была где-то рядом. Вот пообщаемся и я обязательно что-нибудь придумаю!

ГЛАВА 3 Вита

Вышла из здания университета, поежилась под порывом ледяного ветра и поплотнее подпоясала шубку, приподняв слегка воротник.

— Виталина Сергеевна, — окликнул меня один из давешних мордоворотов, однозначно давая понять, что оказался здесь отнюдь неслучайно. — Велено довезти вас, — подходя ближе добавил мужчина.

Несколько отрешённо окинула его взглядом: на вид лет на десять старше меня, метра два роста, крепкого телосложения, ёжик коротко стриженных русых волос, круглое, обманчиво добродушное лицо с ямочками на щеках, низкие густые брови над удивительно крупными светло-серыми глазами. Явно может быть опасен, но сейчас поза расслабленная, и ощущения угрозы нет.

— Николай, — представился он. — Можно просто Коля.

Молчу, продолжая рассматривать нежданного собеседника, и гадая стоит ли воспользоваться оказанной любезностью или сама справлюсь? Опять же, сейчас мне надо ехать на старую съёмную квартиру, собирать вещи, и перевозить их в свою. Так почему бы не прихватить его с собой? Он крепкий, поможет баулы потаскать, а на случай чего внушительный трепет недомужу обеспечит одним лишь своим присутствием. Вот только есть один вопрос…

— И куда меня велено отвезти, Николай?

— Туда, где вы отметите начало новой жизни, — беззаботно отозвался он.

Непонимающе взглянула на него. Это такой намёк на моё расставание со Стасом?

Блииин, опять вспомнила. Рррр… Нет, в целом я и не забывала, но одно дело, когда боль приглушенная где-то на задворках сознания, а другое, когда словно в ране ковыряю, начиная думать о случившемся.

— Я имел в виду защиту диплома, — видимо заметив что-то на моём лице, поспешил исправиться мужчина.

Хм… Не планировала я как-то подобные мероприятия, настроение отнюдь не праздничное, о чём и известила.

— Светлана… Ваша подруга, она всё организовала, — пояснил мужчина. — Ну так что? Едем?

Света распоряжается людьми своего крутого клиента? Неужто успела его охмурить, а со мною не поделилась такой новостью? Или… Может всё проще, и жертвой её чар пал вот этот здоровяк? А что? Да, его босс безусловно солиден, но Светка вечно таяла именно от таких вот больших мальчиков, что и не мудрено при её немалом росте в метр восемьдесят с лишним. Я, со своими метр семьдесят, рядом с ней себя Дюймовочкой всегда ощущала.

— Так как? — выдернул меня из размышлений Николай.

Верить? Не верить? Да какая в принципе разница. Мне сегодня и так паршиво, вряд ли что-то ещё более худшее может случиться. Не будут же меня убивать?

— Ну если Света… — задумчиво протянула я. — То сначала мне надо съездить за вещами. Вы же на машине?

— Эм… — опешил от перемены планов здоровяк. — Минутку, я согласую этот пункт, — произносит, отходя в сторонку и о чём-то тихо переговариваясь по телефону.

Выходит рулит всё же большой босс, как там его? Данил Валентинович, кажется. Ну да и бог с ними, если тот не отпустит Николая со мною, сама справлюсь. Замучаюсь вещи таскать в машину, но зато поставлю крест на этой странице своего прошлого. Пусть Стас со своей Лелечкой подавятся той квартирой, она почти на полгода вперёд оплачена, этого времени хватит чтобы они нашли работу.

Бррр… Совсем мозгами двинулась: тебя предали, а ты волнуешься о том, что они бездомные и безработные! Может из врождённого благородства холодильник им затаришь и денег на текущие расходы дашь? — язвительно отчитал меня свой собственный внутренний голос.

И опять сквозь сковывающую всё внутри пустоту начинает прорываться тоска, сжимает до боли в груди, а следом обида и жалость к себе заставляют слезы наворачиваться на глаза.

— Едем, — привлек моё внимание вернувшийся Николай.

Вовремя он, ещё доля минуты и я ревела бы, а так, сморгнула подступающие слезы, взглянула сквозь ресницы на кажущееся неимоверно ярким солнце, сияющее в пронзительно синем небе, и вуаля, внешне я опять само спокойствие. А то что на душе мгла кромешная, то никому знать не обязательно.

Забралась в теплый салон, ощущая себя немного некомфортно в слишком дорогом, пахнущем натуральной кожей, автомобиле. Кто этот Данил Валентинович? Явно крупный воротила. Что ему понадобилось от меня? Сомнения имеются, будто эта авантюра реально исходит от моей Светки, скорее ею прикрываются. Хотя… Что я теряю? Насильно в койку меня вряд ли потащат, а если и так, то… Я теперь свободная женщина.

Николай попытался со мною заговорить, но я отмалчивалась, лишь адреса назвала откуда вещи забирать и куда отвезти. Настаивать на дальнейшем общении водитель не стал, включил музыку погромче и порулил в указанном направлении.

Я до последнего лелеяла надежду что Стаса дома не застану, что он выйдет в магазин или ещё  куда-то на это время, и тогда не придется что-то выяснять, просто соберусь и уеду, черкнув на прощание записку. Но несмотря на эти надежды, прикидывала в уме так и этак возможное развитие событий. Планировала, что буду говорить.

Увы, мой бывший оказался дома, он уже не спал, и судя по всему был не в курсе происходящего, потому что стоило войти в квартиру, тот тут же оказался рядом и попытался как ни в чём не бывало чмокнуть меня в щёку. Я невольно отпрянула, и тут его взгляд выловил толкущегося за моею спиною шкафообразного Николая.

— Это что? — напрягся мой бывший “недомуж”.

— Не что, а кто, — пробасил Николай, вваливаясь в квартиру, отчего вполне просторная прихожая тут же показалась тесной.

— Кто? — уставился на него, явно ещё не до конца пришедший в себя и совершенно сбитый с толку, Стас.

— Я за вещами, — не стала оттягивать неизбежное я. — Квартира оплачена ещё на полгода, вам с Лелей хватит времени найти работу, — добавляю, проходя к встроенному шкафу, где хранился большущий чемодан на колесиках.

— С Лелей… — как-то жалобно повторил вмиг проснувшийся зая. — Котя, ты что-то не так поняла!

То, как он взвизгнул, сорвавшись на первом слоге “Коти”, красноречивее любых слов говорило — всё я поняла правильно. Да и доказательств у меня более чем достаточно, вот только говорить ему об этом не хотелось. Вообще с ним говорить.

— Куда уж более конкретно-то? — гоготнул тем временем Николай.

Прозвучало обидно, я обернулась, собираясь высказать всё что думаю, и… Сама невесело усмехнулась, заметив округлившиеся глаза Стаса. А мужик оказывается во всеоружии явился, вон и фотки вручил моему как-то резко взбледнувшему бывшему.

К чести Стаса, опровергать тот ничего не решился, лишь ходил молчаливой тенью за мной по следам, всем своим видом демонстрируя вселенскую скорбь. А у меня внутри вопреки опасениям распространилось странное спокойствие, будто так всё и должно быть. Собственно, так и есть: учитывая ситуацию мы давно должны были расстаться, просто Стасу это было невыгодно, а я вообще пребывала в счастливом неведении.

На кухне первым делом сорвала с холодильника оставленную утром записку: “Квас в холодильнике! Вода и таблетка на тумбочке. Отдыхай! Целую! Люблю! Постараюсь вернуться пораньше!” Какой же наивной дурочкой я была! В сердцах смяла листочек в тугой комок, и выбросила в форточку. Да, мусорить нехорошо, но и оставлять напоминание о собственной наивности не хочется.

Поменяла мобильник Стаса на свой, забрала зарядник, ноут и планшет, вещи, обувь, личные средства гигиены, косметику и какие-то мелочи, любимую кружку, зубную щётку, документы. Чудно, мне казалось что вещей будет очень много, перевозить замучаюсь, но хватило чемодана, большущего супермаркетовского пакета, и сумки с ноутом.

Постояла, огляделась по сторонам, Николай тем временем уже прихватил мои баулы и подтащил поближе к выходу. Взгляд упал на фикус. Высокий, раскошный, а когда-то я его из трёх листочков вырастила. Оставить? Это же почти домашний питомец, а они наверняка не уследят: или зальют, или засушат. С этой мыслью, крякнув от натуги, прихватила и его.

Ушла не прощаясь. Впереди Николай, следом я с фикусом, а сзади нас провожал взглядом побитой собаки Стас.

Печально это признать, но грустил он явно не обо мне, а о потерянных возможностях, вот только как они вписывались в его отношения с Лелей? Или наивная кукла была не в курсе о его долгосрочных планах, в которых ей точно не было места?

Дело в том, что у меня есть сводный брат: на одиннадцать лет старше, гаденыш редкостный, не упускающий случая меня чем-то задеть, ущемить, унизить, покрасоваться собственными достижениями. Видимо только такие и становятся преуспевающими бизнесменами. Отношения у меня с ним, мягко говоря, напряжённые, и я в жизни бы у него и крошки хлеба не попросила, но Стас спал и видел себя начальником транспортного комплекса в компании моего заклятого братца. И даже почти уломал меня после получения диплома поступиться желаниями и принципами, встретиться со сводным родственником и походатайствовать о его трудоустройстве.

Хих, теперь не придется идти на поклон к братцу! — промелькнувшая мысль порадовала, несколько смягчив боль от потери пусть и любимого, но предавшего меня человека. В тоже время казалось что происходящее не взаправду, понарошку, не со мною, что сейчас проснусь и всё будет как прежде, или Стас, вот-вот выскочит из подъезда и каким-нибудь несомненно весомым аргументом вмиг докажет, что он тут не причём, что это Лёля всё напридумывала, а может и вовсе всё окажется розыгрышем. Пусть злым, но… Увы, ни пробуждения не случилось, ни появления бывшего заи. Ничего.

Николай загрузил вещи в багажник, попытался забрать у меня фикус, но я не отдала.

Встала столбом, глядя на свою машину. Перспектива возвращаться сюда ещё раз, теперь за ней, совершенно не радовала.

— Ваша? — Николай правильно истолковал мой взгляд.

Кивнула.

— Ключи дадите, я подгоню к вашему дому, — просто произносит, и почему-то я ни на долю секунды не усомнилась в том что так и будет.

Уселась на заднее сиденье джипа, всё так же обнимая фикус, благо машина просторная и салон высокий, лишь верхние листья слегка пригнулись.

Напоминать адрес не пришлось, выделенный мне водитель всё прекрасно помнил. Едем. Тихо играет музыка, сижу, глажу толстый кожистый лист, а по щекам с запозданием льются горячие слезы. Вскоре мы были на месте. Поняла это потому что авто замерло, хлопнула водительская дверь, и открылась моя, впуская в салон обжегший мокрые щеки порыв морозного ветерка.

— Виталина, вы простите, не моего ума дело конечно, — осторожно помогая мне выбраться, на удивление мягким голосом говорит Николай. — Вы молоды, красивы, у вас вся жизнь впереди, а он… Он ваших слёз не стоит. Вы ещё радоваться будете, что всё так сложилось.

Я лишь благодарно улыбнулась в ответ на эту, слегка неуклюжую попытку утешить, совсем неэстетично хлюпнув носом.

Новый дизайн квартиры оценивала сквозь всё ещё застилающую глаза пелену слёз. Стильно, красиво. Вот только как-то холодно от мысли что отделку конкретно вот этой комнаты-кабинета, я заказывала под нас двоих. Стиль смешанный. Имеется то, что нравится мне и ему… Да и в спальне пришлось немного отодвинуть свою тягу к персиковым тонам, и теперь вся эта нежная бирюза лишь вгоняет в тоску. И детская… Помнится, представляла, как тут будет стоять крохотная кроватка, на полочках и мягком паласе будут рассыпаны детские игрушки. Мебель в эту комнату пока не покупала, только ремонт сделан. И кому теперь это надо? В ближайшие годы вряд ли решусь на серьезные отношения, а значит и на детей. Но переделывать всё здесь в ближайшее время финансы не позволят, и так изрядно растранжирилась.

Слезы опять ушли, но вместо апатии пришла жажда действия. Не обращая внимания на подпирающего косяк Николая, я деловито принялась распаковывать и раскладывать по местам вещи. Это казалось бы простое занятие отвлекло от грустных дум, а коридор, ванная, кухня и спальня обрели жилой вид. В детскую я решила вообще в ближайшее время не входить, как и в кабинет. Одной мне и спальни с кухней больше чем достаточно.

И вот последняя вещичка нашла своё место. Я прошлась по квартире оглядывая новое жилище. В принципе неплохо. Хорошо что подсуетилась в своё время и приобрела её. А-то маялась бы в депрессиях на той съемной, мучаясь угрызениями совести из-за того, что мой бывший со своей пассией остались бездомными и безработными. А так, новая жизнь с чистого листа. Диплом получу, поищу работу по профилю, но сначала съезжу куда-нибудь отдохнуть. Да, точно, надо слетать в более теплые края, а то у нас в этом году несмотря на конец апреля снег лежит вовсю и таять по-моему не собирается.

Заглянула в ванную, умылась, полюбовалась на своё припухшее лицо, красные глаза, и невесело усмехнувшись вернулась в прихожую. В конце концов, я не на свидание еду, а… Куда-то, куда меня якобы заманивает Светка. Вот только не слишком ли много полномочий у моей подруженции?

— Я готова, — надевая шубку, уведомила я Николая и тот тут же направился к выходу.

Хм… Думала, расскажет куда мы собираемся. Ан нет. Молчит. Ну да и ладно, в новую жизнь с новыми приключениями.

ГЛАВА 4 Вита

Ехали мы довольно долго. Город и кольцевая давно остались позади, Николай всецело сосредоточился на дороге, и разговорить меня не пытался, из динамиков тихо играла спокойная музыка.

Я уже сто раз усомнилась в том, что это мероприятие могло быть организовано моей Светкой. Она сюда и добраться бы даже не успела, учитывая её принципиальную пешеходность. Общественным транспортом это пока до вокзала доберешься, пока на электричке… А заранее такое запланировать она не могла, так как знала, что я собиралась отметить диплом дома со Стасом. Хотя… Может хотела заманить туда нас обоих? Вряд ли, ведь моего бывшего подруга на дух не переносила. Ладно, посмотрим, главное сейчас не думать о нём. Вот только как это сделать, если все планы и воспоминания связаны с этим человеком?

Заставив меня вздрогнуть, в сумочке затрезвонил телефон. Рука сама полезла за трубкой, достала, а на экран смотреть страшно: вдруг это он? Может всё это и вправду розыгрыш, а я вот так резко себя повела. Простит ли меня Стас узнав, что так легко и быстро смогла от него отказаться? Нееет, это к сожалению правда, иначе он ещё там, в квартире, повёл бы себя по другому.

Первым порывом было не отвечать, или и вовсе выкинуть гаджет в окно, но взгляд невольно мазнул по экрану. “Ромашка” — отобразилось там, и я тут же поднесла телефон к уху, нажав кнопку ответа.

— Привет, Витёк! — как всегда не в меру жизнерадостно воскликнула она голосом школьного дружка, который когда-то мне безумно нравился.

— Привет, солнце, — не сдержав грустную улыбку, максимально бодро отозвалась я.

Весёлый, надёжный, красивый, временами излишне прямолинейный, но никогда меня не осуждавший. Помнится, я считала что недостойна такого парня, и радовалась тому что он мой друг. А потом встретила Стаса, который внешне смахивал на Ромку — тоже светловолосый, голубоглазый, высокий, хоть и без юморной бесятинки во взгляде. Этот сразу проявил вполне однозначный интерес ко мне, как представительнице противоположного пола, и понеслось, завертелось, закрутилось. И довертелось.

Кстати, при встрече с Данилом, там в салоне красоты, услышав чарующий голос, я почему-то представила внешность Ромки. Видимо именно он, моя тайная первая любовь, оставившая отпечаток на всю жизнь, теперь все потенциальные спутники жизни сравниваются с ним. “Роман из не моего романа”, — как мысленно величала его ещё в школе.

— Ты там диплом уже защитила? — вещала телефонная трубка голосом друга.

— Да, — коротко ответила я.

Получилось суховато, что не ускользнуло от внимательного слуха собеседника.

— Неужели не на высший бал? — озвучил он первое пришедшее в голову объяснение моему подавленному состоянию.

Хм… Вспомнить бы ещё, какой мне поставили?

Пришлось поднапрячься, восстанавливая в памяти события сегодняшнего дня. Всё было как в тумане.

— Максимальный, — выдохнула.

— Что-то случилось? — в интонациях Ромки обычная весёлость сменилась беспокойством. — Хочешь приеду, сходим куда-нибудь, поговорим? Оно иногда полезно.

— Что оно? — растерялась я.

— Налево с кем-нибудь сходить! — хохотнул друг. — Например, со мною! Твой обглодок сразу ценить тебя больше будет.

Да, Ромка, как и Светка, моего бывшего недолюбливали. Но с другом причина была проста — мой бывший жутко ревновал и требовал раз и навсегда завязать эти странные отношения. Немало ссор на этой почве было, и своё право я всё же отстояла, хоть и с подвижками: общались мы с Ромой зачастую через интернет и по телефону, а вот вживую виделись теперь крайне редко.

И так в этот миг захотелось оказаться рядом с другом, чтобы он меня приобнял как прежде, а я… Я что — поплакала у него на плече? Хм… Нееет, хотелось совсем не этого. Чтобы он меня поцеловал, как тогда на выпускном, и как-то раз позднее, когда я уже была со Стасом, но мы решили что это случайность, ошибка и больше такого не повторится. Так вот пусть повторится и раз, и два, и много-много раз, и чтобы Ромка больше меня не отпускал. А может, это и есть моя судьба?

 Я встрепенулась, озираясь, прикидывая, как далеко уже от города?

— А знаешь, ты прав! — произношу, гадая, как бы сообщить Николаю о своём решении вернуться в город.

— Вот и здорово! — вмиг обрадовался друг, и внутри словно солнышко засветило, разгоняя всё былое уныние. — Я тебя с Катькой познакомлю!

— Катькой? — несколько опешив, повторила я.

— Да! Я наконец-то встретил ту самую! — гордо известил друг, а внутри всё с новой силой сжалось от боли. — Она так на тебя похожа, закачаешься когда увидишь! Тоже брюнетка, и глаза такие же зелёные. Прямо такая… — он как-то томно вздохнул: — Кошечка, вся в тебя! Вы просто обязаны познакомиться! Я о тебе ей все уши прожужжал. Думаю, вы друг другу понравитесь.

Смешной. Какой девушке понравится подруга её парня, да ещё и внешне похожая?

Эта новость стала перебором для сегодняшнего дня. На глаза вновь навернулись слезы. Едва сдержалась, чтобы не шмыгнуть. Вернуться в город, чтобы увидеть Ромку с другой? Нет, это слишком. Но и на отказ жёстко пойти уже нельзя, вроде как согласилась же.

— Только не сегодня, Ром, — вздохнула я, мысленно добавляя — “И никогда”, но вслух произнесла: — Я за город еду, отмечать защиту, — и прежде чем он успел что-то сказать, выпалила: — Ой, прости, солнце, Светка звонит! До связи!

— Давай, — как-то невесело отозвался парень.

Или мне показалось?

Сижу, перевариваю происходящее вокруг. Ощущение такое будто весь мир ополчился против меня.

Сначала Стас с этой куклой Лелей, а теперь вот и у Ромки какая-то пассия появилась. Понимаю, что у него и прежде кто-то был, не может такой видный образец сильной половины человечества долго оставаться бесхозным, рано или поздно приберут к рукам. Но при мне он о своих подружках никогда не говорил, а тут вот на тебе. И я тоже хороша, а ещё подругой себя называла, нет чтобы порадоваться за парня…

Сижу, глазею в окно, борясь с гложащими всё внутри противоречивыми мыслями и норовящими вновь пролиться слезами.

Наконец-то мы свернули на идеально очищенную от снега проселочную дорогу. Слева луга, справа возносятся к небу величественные корабельные сосны. Снег искрится в лучах уже заходящего солнца: отливает синевой в тени и золотом на свете. Как в сказке. А я маленькая девочка, что приникла к оконному стеклу и ждёт, когда появится дедушка Мороз и скажет: “Загадай желание!” И неважно, что сейчас отнюдь не Новый Год, но ведь может хоть раз в жизни чудо случиться?

И если это произойдет, что загадаю?

Мир во всём мире?

Нееет.

Здоровья всем?

Опять нет.

Чтобы Стас вернулся?

А оно мне надо? Если изменил, значит не любил. Вернётся, чтобы спустя время вновь закрутить с кем-то роман на стороне?

Или заказать, чтобы он любил только меня?

Вот только любовь та ненастоящая будет. Да и вообще, сейчас, немного дистанционируясь, начинаю понимать: не любила я его, вернее не его любила, а вымышленный образ, не он мой идеал, он был суррогатным заменителем того, у кого теперь есть Катька.

Впереди показался ряд явно искусственно высаженных пушистых елей, за ним обнаружился высокий забор. Миновав автоматически открывшиеся ворота, въехали в просторный двор, больше напоминающий размерами стадион, в глубине которого высился стилизованный под старину светло-кремовый трехэтажный особняк, с многочисленными белыми аркерами и колоннами.

Выйдя из машины, прошла следом за Николаем по ступеням широкого парадного крыльца. Не удержалась, потрогала напоминающий полированный мрамор камень, поскребла ноготком стык между плит. Настоящий! Обалдеть.

Нет, это точно не Света организовала. Здесь всё буквально дышит роскошью, даже снаружи, и уж явно это место не сдается в аренду посуточно, а если и так, то стоит как крыло самолёта, и у подруги точно нет таких денег.

Войдя внутрь глобально впечатлиться не успела, моё внимание тут же привлек тот самый мужчина, с которым я столкнулась у себя в салоне. Почему я не удивлена?

— Виталина, добро пожаловать в мою нескромную обитель, — белозубо улыбнулся он, а Николай уже помогал мне снять шубку. — Осмотритесь пока, скоро всё будет готово.

С языка так и рвался вопрос: “Зачем я здесь?” И словно ответ на него, в проёме одной из дверей показалась моя Светка. На душе как-то вмиг полегчало, и пусть даже мимолётные, но всё же имевшие место опасения отошли на второй план.

— Вита! — воскликнула подруга. — Идём!

Ну идём, так идём. Светлана здесь явно была не впервые, об этом говорило то, как по-свойски она приветствовала встречную прислугу, как уверенно курсировала по бесконечной веренице залов, коридоров и лестниц, показывая мне местные достопримечательности, и со знанием дела рассказывая об истории этого, как оказалось действительно старинного, здания, принадлежавшего некогда какому-то графу. Подруга едва ли не взахлёб пересказывала истории о том, что в советское время, строение почти в руины превратилось, но было восстановлено нынешним владельцем.

И так всё звучало достоверно, словно Света лично ходила по развалинам графского особняка, видела как он постепенно отстраивался, реставрировался, обретая вид, схожий с изображениями, которые удалось найти в старых архивах.

— А вот здесь, — Света указала на пустой фрагмент стены, — прежде висела картина с изображением особняка, её пытаются воссоздать. И вот прямо на этом месте, — она встала, всем видом показывая на каком именно, и продолжила: — Предпоследний граф сделал предложение своей возлюбленной. Представляешь? В те времена такая редкость, чтобы браки заключались не из соображений выгоды, где это видано — любовь! — при этом подруга жеманно закатывала очи, прикрываясь воображаемым веером.

Послушно топаю за Светой, смотрю, слушаю, но первая эйфория от новых впечатлений начинает отступать, и вновь накатывает тоска, обида и какая-то безысходность. Почему так всё сложилось? Неужели ему было плохо со мной? А ведь говорил, что любит. И почему я раньше не признала, что мне нужен на самом деле не Стас, а Ромка? Возможно, был шанс, а теперь…

В голове полный раздрай. Картина будущего из вполне четкой, превратилась в смазанное пятно. Прежде я знала, нет, наивно верила, что вскоре выйду замуж, мы переедем в новую квартиру, съездим куда-нибудь на медовый месяц, устроимся на работу по профилю, у нас появится малыш или малышка… И пусть рядом с этим мужчиной я не испытывала и половины тех эмоций, что рядом с дружком Ромкой, но всё было стабильно. Дальше всё должно было идти плавно своим чередом, а теперь что? Никакого дальше нет, нет даже сейчас. Сейчас ни с одним из них. И будущего тоже нет. Осталось лишь прошлое, воспоминания, боль предательства и обида.

— Эй! — ворвался в мои невесёлые размышления голос Светы. — Хватит киснуть! Вот не слушала меня раньше, так хоть теперь послушай.

Конечно, всего объема охватившей меня драмы подруга пока не знает, как-то не соответствует эта излишне шикарная, незнакомая обстановка душевным излияниям, но я всё же спросила:

— И что мне делать?

— Забыть и забить! Плюнь, разотри, переступи и иди с гордо поднятой головой дальше.

Эта бравадная нотация проскользнула мимо ушей, в сознании занозой засела фраза: “не слушала меня раньше…” Про Ромку тут речь не идёт, оно и понятно, но выходит… Неужели Светка знала о Стасе с Лелей? Может косвенно намекала, а я не поняла? О чем и спросила.

— Конкретно о них нет, — невесело усмехнулась подруга.

— Были другие? — вылупилась я, и даже остановилась.

— Нууу… Ты же не слепая. Или… Ах, да, любовь зла.

— Света! — едва ли не рыкнула я.

— Ладно, успокойся! Скажем так: свечку не держала, за руку не ловила, но судя по его поведению была уверена, что морда у него в пушку по самую макушку. Ну а сплетни пересказывать последнее дело, что там правда, что ложь никому неведомо. Да и к чему? Сейчас, это уже не имеет значения.

— А раньше?

— Раньше, — продолжая идти, задумчиво повторила подруга. — Своё отношение к Стасу я не скрывала, но ты вся светилась рядом с ним, значит тебя всё устраивало.

— Угу, устраивало, — вздыхаю. — Просто я ему верила. Сама других мужчин не замечала и думала он тоже никого кроме меня не видит.

— Всё, хватит, — остановившись, встряхнула меня за плечи Света. — Возьми себя в руки, тряпка. Об тебя уже ноги вытерли, а ты по нему рыдать и вздыхать будешь?

Прозвучало грубовато, но правдиво. Хотелось сказать, что вздыхать не по нему, а вообще из-за несправедливости судьбы, но поняла нелепость таких оправданий и промолчала. Просто я или слишком наивна, или слепа, а он… Он совсем не тот, каким его рисовало моё воображение. А тот, кто мог быть идеальным, уже занят другой.

— Мы тут кстати на несколько дней, — прервала затянувшееся молчание Света. — Вот твоя комната, следующая дверь моя.

Противиться тому, что за меня  всё решили, не стала. Собственных планов всё равно ноль. Ну если не считать таковыми желание забиться куда-нибудь в уголок и рыдать дни напролёт из-за порушенные планов и не свершившихся альтернатив. А так… Подруга рядом, да и люди вокруг новые, смена обстановки, всё это хоть немного отвлечёт, и спустя время боль возможно притупится. По крайней мере я на это надеюсь.

Огляделась по сторонам, пытаясь запомнить место, где располагались наши апартаменты. Увы, сюда шла погрузившись в собственные мысли, периодически вслушиваясь в слова подруги, глазела, да, но не с точки зрения запоминания маршрута, а исключительно желая оценить то, о чём рассказывала в этот момент Светка.

— Забрось сумочку, осмотришься потом, сейчас ко мне, красоту наводить будем, — распорядилась подруга.

Рвавшийся наружу вопрос — “зачем?”, застыл на полпути. Выделенная мне “комната” повергла расшатанную стрессами психику в эстетический шок. Мои любимые нежно-коралловые ближе к персиковым тона в интерьере, комбинация белого и аквамаринового в мебели. Комната моей мечты, на осуществление которой я так и не решилась заказывая отделку своей квартиры. Ведь была уверена — Стасу это не понравится. Но как это воплощение моих фантазий могло оказаться здесь?

И ощущение такое, будто ремонт сделан совсем недавно, всё отмыто, проветрено, но улавливается едва различимый флер свежей краски. Вряд ли это помещение — результат мужской фантазии, тут наверняка учтены желания некой женщины. Женщины, с такими же как и у меня вкусами, вот прямо один в один. Даже любопытно стало с ней если и не познакомиться, то хотя бы взглянуть.

— А чья эта комната? — поинтересовалась, оглядываясь на Свету.

Подруга лишь плечами повела. Вот не верится мне, что при её познаниях об истории этого дома, ответа на этот вопрос не было. Одно точно — жены у этого Данила точно нет, как и постоянной любовницы, иначе Светка здесь не отиралась бы как у себя дома.

Стоп.

А что если она и есть любовница? Или вообще потенциальная жена? Тогда странно, что до сих пор ни о чем мне не рассказала.

— Свееет, — протянула я. — А ты этому Данилу кто?

— Что понравился? — глаза подружки радостно вспыхнули, а я лишь губы поджала: неужели не понимает, что мне в ближайшее время не до этого будет.

Ясно одно — ничего личного между ней и хозяином дома нет. Иначе бы не радовалась мысли о моей потенциальной симпатии. И всё же? Она здесь отнюдь не впервые, но говорить об этом не хочет, ну и ладно, меня не это интересует.

— Так для кого эта комната? — решила я дожать свою осведомительницу.

— Да ничья и не для кого, — отводя взгляд, словно осматриваясь, отозвалась подруга.

— Колись…

— Да чего тут колоться? Взбредилось ему как-то что та, кто станет его женой, будет идеально вписываться именно в такой интерьер. Ты осмотрись пока, я сейчас… — выпалила подруга и куда-то слиняла.

Хм… Она тут и вправду как дома себя чувствует. А эти слова про жену, неприятно царапнули, прозвучало так, будто и её в доме держать будут исключительно из декоративных функций.

Прошлась по комнате, повесила сумочку на спинку стульчика, присела в кресло окидывая взглядом окружающую красоту. Хотелось бы жить тут? В теории — да, но не в роли элемента дизайна.

Кстати! Света же не только парикмахер, а дизайнер с кучей интересов и талантов, не ограничивающихся причёсками и одеждой. Она помогла мне составить некий микс моих и Стаса взглядов на отделку новой квартиры, хоть и фырчала каждый раз, когда я в чём-то уступала в угоду его пристрастиям в цветовой гамме. Может и эта комната дело её рук? Ну мало ли, заказал этот Данил дизайн для своей будущей жены, а Светка реализовала здесь всё то о чем мечтала я. Мужчины же в этом мало разбираются.

Возможно такое?

Не исключено.

Да и что я знаю о причудах богатеев? Моя семья всегда среднего достатка была.

Мамы не стало, когда мне едва исполнилось десять. Спустя пару лет папа женился, и такое ощущение, будто денег в доме стало ещё меньше. Уж не знаю, на новую жену всё уходило или на её сына?

У мачехи был взрослый, уже отслуживший в армии, сын — Артем, которым та непомерно гордилась. Жил он, славу всем богам, отдельно от нас, где-то вроде учился. Виделись мы со сводным братом редко, и каждый раз он норовил меня поддеть, а мачеха, вместо того чтобы приструнить сынка, его выгораживала, что моей любви к блудному родственнику и новоявленной мамочке не прибавляло.

Когда мне исполнилось пятнадцать произошла какая-то странная история с его отцом, тот свернул свой бизнес, и уехал за границу, оборвав со всеми связи. По крайней мере я слышала именно такую версию. Зато Артем вдруг зажил на широкую ногу: обзавелся крутой машиной, вложил невесть откуда появившиеся деньги в какое-то дело, и сам прибарахлился, теперь пафос сквозил в каждом его жесте, и регулярные визиты братца превратились для меня в этакие “выходные в филиале Ада”. Поэтому окончив школу, и поступив в институт, я уговорила отца снять мне квартиру. Устроилась на подработку, копила деньги, зарабатывала стаж, подружившись со Светкой, повелась на её затею об открытии салона красоты, о чём ни на миг не пожалела.

Интересно, а как подруга вообще познакомилась с этим крутышом Данилом? Отношения у нас с ней складывались весьма странные: нет, я безоговорочно ей доверяла, и подкупала её отзывчивость, готовность прийти на помощь, но о прошлом почему-то мы никогда не говорили. Лишь вскользь. Она знала, что моя мама умерла, а с мачехой отношения не сложились, и поэтому я почти не вижусь с отцом. А я слышала лишь то, что Света поссорилась с родными, поступив не на ту специальность, и теперь изредка общается с мамой, а отец её игнорит, где-то есть вроде брат, но о нем ничего не знаю. Хотя, если честно, и не интересовалась, мне истории со своим сводным братцем хватало выше крыши, чтобы слово “брат” не поминать всуе, а то ещё объявится.

Недомолвки наши, как мне казалось, касались всегда исключительно прошлого. О том что происходит сейчас, что чувствуем, планируем, достигаем, обо всём этом мы говорили порою часами. Даже если не было возможности увидеться, к нашим услугам были телефоны и интернет. Она рассказывала про заказы, но о Даниле ни слова. А ведь один этот дом стоил того, чтобы о нем рассказать.

Странно?

Ещё как!

Додумать не успела, в комнату бурным деятельным ураганом ворвалась Света и закружила меня в череде процедур. Для начала уволокла к себе… И эта комната оказалась слишком уж обжитой, один только гардероб чего стоил! А косметика? Откуда её тут столько? Вот только спросить я ничего так и не успела, слишком повышенную активность подруга развела.

В итоге, выходила я от Светы переодетая, уложенная, накрашенная, и с полным вакуумом в голове. Подруга умудрялась всё то время пока наводила красоту непрестанно о чём-то трещать! Будь на её месте кто-то другой, были бы давно посланы по общеизвестному адресу, но она это не все.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям