0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Поцелуй для демона (эл. книга) » Отрывок из книги «Записки принцессы. Поцелуй для демона (#1)»

Отрывок из книги «Записки принцессы. Поцелуй для демона (#1)»

Отрывок из книги «Записки принцессы. Поцелуй для демона (#1)»

Исключительными правами на произведение «Записки принцессы. Поцелуй для демона (#1)» обладает автор — Кириллова Наталья Copyright © Кириллова Наталья

Глава 1

 

Ещё пять минут поэзии, и прекрасный принц ласточкой вылетит из беседки.

Ирвин поднял на меня вопросительный взор темно-карих, кажущихся непроницаемо чёрными глаз. Я вымученно улыбнулась. Красиво полетел бы, да… принц всё делал красиво.

Ирвин счел жалкий оскал за знак одобрения и, уткнувшись в книгу, продолжил в свете пристроенного на ограждении беседки фонаря читать нараспев труды какого-то, несомненно, великого поэта старины глубокой. Я прикрыла рот ладошкой, давя зевок. Ладно, сегодня хоть можно посидеть на свежем воздухе, послушать соловьев – настоящих, а не эту пташку, что устроилась на скамейке напротив и заливалась на все лады в надежде растопить ледяное сердце неприступной принцессы, – и подумать о своём, отстраненно глядя поверх темно-каштановой макушки на сумеречный парк. Хотя ещё неизвестно, кто тут неприступный. На прошлой неделе я честно пыталась соблазнить принца, битый час крутившись у него перед носом в одном из платьиц, сохранившихся с благословенных времен учебы в корпусе. Ирвин трудов девушки не оценил, а когда я, плюнув на приличия, полезла целоваться, – и не только, в перспективе, – отодвинулся от меня подальше и прочел лекцию о вреде добрачного интима и важности и нужности чистой, возвышенной романтики, не омраченной обжиманием в укромных уголках. От возвышенной романтики тянуло в сон. И чувства всякие принцоубийственные появлялись.

Негромкий вкрадчивый гул возник где-то вдали. Или, может, это у меня в голове гудит? А, нет, всё-таки вдали. Но быстро приближался, нарастая, словно рев морского прибоя.

Ирвин оторвался от книги, поднял голову.

– Что это?

– Воздушный корабль. – Я торопливо выскочила из беседки.

Отложив книгу, принц вышел следом. Мы уставились на темнеющее вечернее небо, ничего не увидели, однако гул на мгновение накрыл нас, всколыхнув кроны деревьев, и начал удаляться, постепенно стихая.

– Он под невидимостью? – проявил чудеса эрудиции Ирвин.

Подтверждать очевидное не буду.

– Лиина, вы куда? – опешил принц.

– Слышишь, как гудит? Низко идет, значит, на посадку. – Я сгребла длинную юбку в охапку, подняв её выше колен. Демоны бы побрали эту дурацкую придворную моду на наряды до пят! – А как по-твоему, где он будет садиться, если не в нашем парке? – Особенно с учетом впечатляющих размеров поместья моего зятя.

– Лиина, бегать к приземляющимся кораблям, чтобы поглазеть на них, будто ребенок на диковинку, – занятие, не достойное леди и Вашего высочества, – привычно завел старую мелодию Ирвин.

А кто собрался глазеть на корабль? Тоже мне, редкость какая! А вот узнать, кто прилетел на этом корабле гораздо интереснее.

Я развернулась и углубилась в парк. Догадываюсь, где корабль сядет – лужайка там подходящего размера, достаточно далеко от дома, и земля хранила следы частой посадки. И от беседки, где Ирвин вечер поэзии организовал, близко. Ну, относительно близко.

Через несколько минут бодрой трусцы через кусты позади послышались хруст веток и сопение. Любопытство качество не только кошек и ведунов, принцы тоже не чужды этому интригующему чувству.

Серебристо-серый, похожий на наконечник стрелы корабль возвышался посреди искомой лужайки. Трап в задней части был опущен и из корабельного нутра лился свет, озаряя примятую траву, мою старшую сестру, кутающуюся в белую шаль, и кудрявую светловолосую девушку в обтягивающем чёрном костюме. Пригнувшись, я затаилась за ближайшими кустами, сквозь переплетение ветвей и листвы разглядывая незнакомку. Красивая. Невысокая, пухлые губы и округлые щечки, точный цвет глаз с такого расстояния не различить, но вроде светлые, фигурка – олицетворение моей мечты о женских формах, благо костюм прекрасно подчеркивал все изгибы соблазнительного тела.

Принц пристроился рядом, присмотрелся и охнул.

– Леди Абигейл? Ваша сестра общается с контрабандистами?!

– Тише ты, – шикнула я. Ещё чего не хватало, чтобы из-за этого олуха нас заметили!

– Вы рано, – донесся голос Гейл.

– Пришлось сматываться по-быстрому, – отозвалась девушка, помолчала и добавила: – Виг настоял, чтобы мы взяли дополнительный груз.

– Какой ещё груз?

Девушка властно махнула рукой и по трапу спустились двое мужчин, осторожно неся длинный чёрный ящик, сильно напоминающий… гроб?

– Что это? – прошептал Ирвин.

По знаку девушки мужчины бережно опустили ящик на траву. Гейл бросила на незнакомку настороженный взгляд, подошла к ящику. Настороженность сменилась недоверием, плавно перетекшим в изумление, и потрясенная сестра обернулась к девушке. Не может быть…

– Там тело, – сообразила я. – Это специальная камера, в ней находится погруженное в магический стазис тело. Что-то вроде глубокого сна.

И не надо таращиться на меня так, будто в ящике труп, а я присутствовала при его убиении!

– Это она?! – вопросила Гейл.

Девушка кивнула.

– Боги… – прошептала сестра. – Надеюсь, они не знают, что она жива?

– Она умерла, – покачала головой незнакомка. – Бедняжка повесилась в тюремной камере накануне казни. Не выдержала ожидания. Говорят, она уже была немного не в себе, так что никто особо не удивился, но мы всё равно решили не задерживаться.

– Правильно сделали. – Гейл провела пальцами по крышке камеры.

Кажется, у принца шок – побелел так, что даже в сумерках заметно. Хоть бы не полез на защиту обиженных и убогих!

По трапу сошел третий мужчина, высокий, светловолосый, небритый и широкоплечий, одетый в простые чёрные штаны и безрукавку. Заметив новое лицо, сестра улыбнулась и бросилась к нему. Мужчина раскрыл объятия, подхватил Гейл, закружил, а потом жадно поцеловал. А-а… э-э… наверное, сейчас и у меня случится шок… Что он себе позволяет? Что она ему позволяет?! Между прочим, она приличная замужняя дама… с некоторых пор. Или нет?

Девушка с минуту благожелательно понаблюдала за парой – надо же так прилипнуть друг к другу… вот бы и меня с той же страстью целовали при встрече, а не деликатно руку лобызали! – и щелкнула пальцами, привлекая внимание.

– Эй, голубки, потерпите до дома. Не знаю, кто как, а я с удовольствием приму нормальную ванну и посплю на нормальной кровати.

До дома? Какого дома? Или она наш дом в виду имеет? И сестра спокойно пустит всех этих людей в наш дом, то есть дом её мужа?!

Чего-то я в этой жизни определенно не понимаю. Или не знаю.

Позор, коим запятнана репутация Гейл в частности и нашего семейства в целом, не смыть, неустанно твердит мама, но если сестра наконец-то проявит благоразумие… будет жить тихой жизнью подальше от Вальсии… в соседнем королевстве, угу… выйдет замуж за респектабельного лорда, готового закрыть глаза на прошлое супруги… а кто бы не закрыл, как-никак принцесса Дома Лаванды, если, не дай боги, с братом что-то случится, Гейл и её сыновья следующие в очереди на трон нашей славной родной Флорансии… и вообще, все мы забудем… О чем? Прямо мама не говорила, считая, что такие вещи не для ушей юных невинных дев, но слуги шептались, а после поступления в корпус слухи дошли и до меня.

В Вальсии, вместо того, чтобы подцепить мужа попородистей, сестра прославилась как куртизанка.

Гейл с явной неохотой отстранилась от мужчины, тот поставил её на ноги, но из кольца могучих рук не выпустил.

– Я скучала.

– Я тоже, моя королева.

– Развели слюни, – донеслось из корабля, и сцена пополнилась новым действующим лицом.

Хотя нет, не лицом.

Мордой.

– Это… оборотень? – выдохнул Ирвин.

– Оборотень, – уныло подтвердила я. Вот теперь мы влипли… – Слушай, я тебя только об одном прошу: не беги.

– Почему я должен бежать? – возмутился принц.

Зверь замер возле парочки, обозрел присутствующих янтарными глазами, принюхался и молнией сорвался с места. Я быстро выпрямилась. Нет, ну ведь просишь нормально, а не слушают! Или предполагается, что принцессы априори ничего дельного сказать не могут?

Как истинный благородный рыцарь, не пасующий перед трудностями и не удирающий от чудовищ, Ирвин всё-таки не побежал. Он сделал лучше. Успел нащупать сухую ветку и даже героически замахнулся. Оборотень легко взял препятствие в виде кустов, сомкнул челюсти на ветке и повалил принца на землю. Древесина искрошилась в клыках толще моих пальцев, зверь раздраженно сплюнул жалкие остатки несостоявшегося оружия и приблизил оскаленную пасть к лицу Ирвина.

– Ба, какие люди. Неужто сам наследник правящего Дома Лиры надумал тягаться со мной?

– Да он так, с перепугу, – попыталась я внести ясность в ситуацию.

– Я не боюсь! – в порыве праведного гнева возразил Ирвин и попробовал встать.

Оборотень без усилий прижал принца тяжелой лапой.

– Лежи и не дергайся, пока не разрешу.

– Это ещё кто такие? – Незнакомка схватила меня за руку и вытащила на лужайку. Больно вообще-то!

– Ио, моя сестра Лиина, а там, в кустах, – её жених, наследный принц Лиры Ирвин. Отпусти её, пожалуйста, – попросила подоспевшая сестра.

Так-то! Уй!

– Вы что тут делаете? – прошипела Гейл, вцепившись в мою многострадальную конечность.

Мне рука ещё нужна, не надо меня, молодую и красивую, калечить досрочно!

– Мы… то есть Ирвин… стихи читал… – пролепетала я.

– Прямо в тех кустах? – с милой улыбкой, никогда не предвещавшей ничего хорошего уточнила сестра.

– Ну-у… Не совсем там…

– Теперь это называется «читал стихи»? – удивился оборотень.

– Он действительно читал, даже не сомневаюсь, – отозвалась Гейл. – Жду ответа, Лин.

– Ну-у… Мы… услышали корабль и…

– Решили посмотреть, куда это он полетел?

– Ну-у…

– Не нукай!

– Не ругай ребенка, – неожиданно вступился за меня светловолосый мужчина. – Ничего же страшного не произошло. Всё равно она рано или поздно узнала бы.

Узнала о чем?

– Ничего страшного? – повторила девушка со странным именем. – Издеваешься? Ладно она, – девушка небрежно махнула в мою сторону рукой. – Всё-таки сестра, но с ним-то что делать?!

– Могу расчленить и прикопать в разных местах. Клык даю – никогда не найдут, – поделился предложением зверь.

– По какому праву?! – подал голос Ирвин.

– По праву сильнейшего, – просветил недогадливого наследника оборотень.

– Я… Я будущий король!

– Если доживешь. Будущее, знаешь ли, вещь зыбкая.

– Пекло ядра! – выругалась Ио. – Дар, тащи принца сюда.

– Подъем, солдат. – Зверь убрал лапу. – Но дергаться по-прежнему не разрешаю – вдруг ты на какую часть тела планы далеко идущие имел, а я её отхвачу ненароком? Досадно будет, однако. Тебе.

С подозрением косясь на оборотня, Ирвин осторожно поднялся, отряхнул одежду. Для придания ускорения зверь толкнул его носом, принц вздрогнул, отшатнулся и побрел к нам. Оборотень потрусил следом.

– Что здесь вообще происходит? – потребовал объяснений Ирвин. – Кто вы такие? И кто там? – Он указал на камеру.

Мужчины, вынесшие ящик из корабля, держались поодаль, старательно делая вид, что их наши семейные разборки волнуют в последнюю очередь, но внезапно я поймала взгляд одного из них, помоложе, с короткой стрижкой и светловолосого. Он сочувственно мне улыбнулся.

– Посмотри, если хочешь, – почему-то разрешила Ио.

– Я тоже хочу, – влезла я. Самое интересное и без меня?

– Ладно, – согласилась сестра и отпустила мою руку.

Мы с Ирвином приблизились к камере. По форме она действительно напоминала гроб, только с прозрачной хрустальной крышкой. Толстые стенки казались слишком громоздкими по сравнению с лежащей внутри хрупкой девичьей фигуркой, чересчур тоненькой в простом сером платье. Длинные белые – наверняка крашеные, от природы такие только у демонов бывают! – волосы обрамляли юное бледное лицо с неподвижными пухлыми губами и красиво очерченными скулами. Боги, сколько же ей лет и за что её хотели казнить?!

– Кто она? – шепотом спросила я.

– Не узнали? Впрочем, неудивительно, император был женат на ней меньше года, – пояснила Гейл.

– Имперский союз? – с содроганием уточнила я.

Нет, сама Империя, может, и не плоха, побывать не довелось, ничего поэтому сказать не могу, но вот нынешний император! Когда-то он прославился как грамотный политик, превративший просто Центральную империю в могущественный союз, существенно расширивший территории страны и укрепивший её позиции на мировой арене политических действий. Империю стали бояться и уважать, с ней начали считаться, зато личная жизнь правителя затрещала по швам. Первая императрица осчастливила мужа двумя дочерями и неожиданно умерла уж и не помню, от какой болезни. Император горевал недолго, ибо время шло, а в большинстве континентальных королевств дочери могут претендовать на престол в лучшем случае после сыновей. Оставлять союз женщине император явно не хотел и вскоре женился снова. Вопреки традициям вторая жена хотела не рожать, а править наравне с венценосным супругом, за что и поплатилась, закончив свои дни на плахе по обвинению в заговоре против короны. Третья наследника таки родила, но через несколько лет, когда страна успела притомиться в ожидании второго ребенка – мало ли что может с первым случиться, да и подозрительно, если замужняя женщина не рожает ежегодно, – исчезла при невыясненных обстоятельствах. Я что-то слышала, что, не шибко утрудив себя поисками супруги номер три, император быстренько нашел четвертую…

– Бриони, – произнес Ирвин.

Ему виднее. Я имени и третьей-то не помню, вроде было нечто длинное и заковыристое.

– За что её?.. – Сказать «казнить» не получилось. Страшно. С возрастом правитель союза стал скор на расправу с неугодными и, по слухам, отрубание головы было ещё довольно гуманным способом казни.

– Измена императору и, соответственно, всей Империи, угроза престолонаследию, невыполнение прямых обязанностей императрицы и покушение на жизнь императора, – перечислила Ио.

Что-что?!

– Она пыталась убить императора? – опешила я. Вот это юное худенькое создание с невинным лицом феи?!

– Пыталась, – кивнула Ио с откровенным сожалением по поводу срыва компании по убийству правителя.

Я вернулась к сестре, покосилась вопросительно. Хорошо, в камере четвертая императрица союза, тайно вывезенная из страны и считающаяся мертвой. А вы-то кто такие?

Гейл поёжилась и явно не от холода – вечер выдался теплым, я вон и в тонком платье с короткими рукавами не мерзну, – тяжело вздохнула и обернулась к компании.

– Иоселин, Дарсел и… Вигге, – поочередно указала на каждого сестра. Возле партнера по жарким поцелуям Гейл замешкалась, неуверенно посмотрела на мужчину.

– Из племени Ирбис, – закончил за неё мужчина.

Из племени? Так он… кочевник? Ох… О-о… То есть из варваров, которые и по сей день не брезгуют нападать и разорять маленькие города и деревни?

– И-иии… – как-то уж совсем потерянно протянула сестра.

Ио и оборотень выжидающе уставились на Гейл.

– Лин твоя сестра и имеет право знать, – напомнил мужчина.

Так о чем знать? Понятно, что их связывают отношения куда более тесные, нежели деловые или дружеские, но…

– Виг мой муж, – выпалила Гейл.

– И отец её детей, – с довольной улыбкой добавил кочевник.

Муж… отец…

– Обоих? – почему-то спросила я.

– Конечно обоих, – огрызнулась сестра. – Думаешь, они у меня от разных мужей?

Я не думаю, я пытаюсь переварить. А задача не из легких, учитывая тяжесть полученной информации.

– У тебя же… ну, есть муж…

– Он перед тобой.

– А… как же… – Я неопределенно указала себе за плечо – предположительно, в той стороне должен находиться наш дом.

– Тот брак фиктивный, для отвода глаз общества и успокоения маминой души, – нетерпеливо пояснила Гейл.

– То есть… мама не знает? – Хотя данный факт как раз не удивил. У мамы случилась бы истерика. Инфаркт. И публичное отречение от непутёвой дочери. А вот брат… – И Ричард тоже?

– Нет.

– И сколько ты… вы…

– Шесть лет.

Столько же лет моему старшему племяннику. Кажется, всё-таки случится несварение, да…

– А встречаемся и того дольше, – снова вставил мужчина.

– А… – Я вплотную подошла к сестре, подозрительно покосилась на мужчину – боги, так мы родственники вроде как! – и прошептала Гейл на ухо: – А ты знаешь, что у кочевников есть гаремы?

– Уберите его оттуда!

От резкого окрика Ио я вздрогнула и обернулась. Хмм, и что творит наш недокусанный принц?

Пользуясь тем, что на него временно перестали обращать внимание, Ирвин не иначе как чудом открыл крышку камеры и склонился к лежащей внутри девушке. Мужчины бросились к парню, но…

– Поздно, – философски заметил оборотень.

Словно в старой сказке, принц поцеловал спящую красавицу. В ту же секунду добравшийся первым Виг оттащил Ирвина от камеры, а девушка широко распахнула глаза, возвращаясь в мир живых. Ио метнулась следом.

– Всё хорошо, дорогая, ты в безопасности, – успокаивающе улыбнулась она дрожащей, испуганно оглядывающейся девушке, а потом развернулась к тщетно пытающемуся освободиться из захвата кочевника принцу и с силой ударила его по лицу.

Ирвин тряпкой повис в руках мужчины.

– А как же твой фирменный поцелуй? – поинтересовался оборотень.

– Обойдется, – отрезала Ио.

Бедняга.

 

– – –

 

Утро я начала с обхода. Перво-наперво заглянула к Ирвину – убедиться, что Флорансии не грозит дипломатический скандал. Принц был вполне жив-здоров, не считая распустившегося буйным цветом фингала на скуле, и полон осознания собственной правоты. Спорить я, откровенно говоря, поленилась. Выводить человека из стазиса таким радикальным способом несколько чревато нехорошими последствиями для спящего, это раз. Во-вторых, поцелуй мог и не сработать, а магический кокон, оберегающий спящего от внешних воздействий, уже нарушен вторжением и восстановить его не так-то просто. В-третьих… какого демона он вообще полез к юной жертве императорского произвола? Жалко, согласна, но вывод из стазиса – работа ведуна, причем специалиста, коим не то, что Ирвин, я-то даже близко не являюсь.

Дальше я пошла в комнату, где накануне устроили девушку. Идти сама она не смогла, Виг нес её на руках от странной летающей повозки до комнаты. Всю дорогу девушка настороженно смотрела по сторонам, и, кажется, лица незнакомцев вокруг не сильно убедили её в собственной безопасности. При мне она не произнесла ни слова, а когда мы добрались до особняка, меня вообще выгнали, велев позаботиться о женихе. И что мне с побитым принцем было делать? Хорошо хоть, тот светловолосый мужчина, который мне улыбнулся на лужайке, дотащил безвольное тело наследника Лиры до его комнаты и по моему вялому взмаху руки сгрузил на кровать. Надо бы поблагодарить доброго человека. Я так понимаю, Гейл всех оставила ночевать в доме, значит, и улыбчивый мужчина должен быть где-то здесь…

Минут несколько я не решалась постучать. Видела я портрет этого императора – высокий крупный мужчина в приличных уже летах, неумолимо стареющий, лысеющий и дряхлеющий и это ещё с учетом факта, что редко какой живописец рискнет передать на холсте истинный облик сильных мира сего. Хрупкая миниатюрная девушка и этот… брр! Как представлю, сразу мерзко становится. Старый извращенец.

Всё-таки постучала. В ответ тишина. Вдруг она встать не может или ночью ей стало плохо?

– Входи, – раздался из-за двери негромкий голос.

Я толкнула створку, просунула в комнату голову – а ну как я не вовремя или моей персоне просто не рады?

Девушка сидела на широкой кровати, опершись спиной о подушки.

– Привет, – поздоровалась я. Вот как обращаться к бывшей императрице? Светлость, милость, величество?

– Привет, – откликнулась девушка. – Проходи, не стесняйся.

Я протиснулась бочком, закрыла дверь, приблизилась к постели.

– Я Лиина.

– Знаю, – кивнула девушка. – Ио сказала. Принцесса правящего королевского Дома Флорансии, верно?

– Бриони, да? – на всякий случай уточнила я. Вдруг Ирвин в императрицах ошибся или букву какую попутал.

– Наверное. Не знаю. – Девушка беспомощно пожала плечами. – Бриони ведь умерла.

– Ну да, – не стала возражать я. Действительно, не называться же ей старым именем. Надо что-то придумать. – Второго имени у тебя нет? Или детского прозвища?

Девушка задумалась. Я присела на край постели. Кукольное лицо с едва заметной на бледной коже россыпью веснушек дополняли зеленовато-карие глаза. Так и должна выглядеть настоящая принцесса – миниатюрная, невесомая и с загадкой в прозрачном взоре. Уж точно она не должна быть долговязой девицей с совершенно обычными карими глазами, слишком широкой улыбкой и перекрашенными из темно-каштановых в золотистые волосами. Нет, я вовсе не дурнушка, вполне себе симпатичная, Ирвин даже называл «очаровательной» и «прекрасной»… когда не делаю ничего из длинного списка занятий, не подобающих принцессе… Просто таких вот симпатичных много и не сильно-то мы выделяемся на фоне друг друга. Добавить к невыдающейся внешности отсутствие приличных манер, сомнительный характер, дар и получится я. Младшая принцесса Дома, несколько лет назад едва не лишившегося своего королевства и с интересными пятнами на многострадальной репутации. Может, поэтому семья Ирвина не больно-то торопится со свадьбой?

– Лиса, – наконец произнесла девушка. – Это… что-то вроде прозвища.

Та-ак.

– Алиса, Элис, Фелиция… – начала я перечислять варианты.

– Элисия.

– По-моему, здорово. Элисия. Звучит, да?

Девушка слабо улыбнулась.

– На корабле есть ведун? Тебе проводили диагностику? – Не хватало ещё, чтобы бывшая императрица получила проблемы со здоровьем из-за идиотских идей принца.

– Ио проводила. Сказала, что со мной всё в порядке, не считая небольшой слабости.

– Она ведунья? – озадачилась я.

– Она демонесса.

Демонесса? Приехали. Кочевник, оборотень, демон. Страшно даже представить, кем могут оказаться те двое мужчин.

– Ты не знала? – удивилась Элисия.

– Ну, до вчерашнего вечера я вообще не знала, что у Гейл есть такие знакомые. – А ещё муж-варвар. Как теперь с нежданным родственничком уживаться? Кочевники ведь умеют пользоваться вилкой или по старинке едят руками? Они уважают права женщин или представительницы прекрасного пола для них лишь способ получения удовольствия и наследников? Они освоили искусство компромисса или по-прежнему все проблемы решают пудовым кулаком промеж глаз?

– Ничего, привыкнешь, – с философским спокойствием отозвалась девушка. – Кто меня разбудил? Ио назвала его «тот дебильноватый хрен».

Не сдержавшись, я прыснула.

– На самом деле Ирвин наследный принц правящего королевского Дома Лиры Адонис и мой… жених.

Ненавижу сообщать о данном прискорбном факте окружающим. Первая стадия реакции – «Надо же, сам принц и наследник!» Вторая – «Простите, а вы из какого Дома? Где эта ваша Флорансия находится?» И третья, самая пакостная – «Хмм, до сих пор жених?»

Элисия смотрела вопросительно, явно ожидая продолжения.

– Если хочешь знать, зачем он к тебе полез, то мне Ирвин объяснил это тем, что, находясь в стазисе, ты, возможно, не понимаешь, кто и куда тебя везет и если ты очнешься, то… То есть он хотел узнать, что ты действительно согласна… то есть что тебя вывезли из страны по доброй воле и… – Тьфу, чушь какая-то! Надо было позвать Ирвина, повторил бы свою пылкую речь на бис. В его исполнении звучало лучше и убедительнее, я даже заслушалась поначалу.

– Ладно, – покладисто согласилась девушка.

Ладно так ладно.

Дверь без предупреждения распахнулась и в комнату вошла служанка с подносом с едой… Ой, да это не служанка, это Ио! Демонесса переоделась в длинное синее платье, волосы собрала в пучок и превратилась в обычную девушку.

– А ты что здесь делаешь? – нахмурилась Ио, увидев меня.

– Зашла проведать гостью. – Что тут такого?

– Мы придумали мне имя, – поделилась Элисия. – Элисия. Нравится?

– Да, хорошее, – улыбнулась демонесса подопечной и пристроила поднос на столик возле кровати. – Лиина, как там твой жених?

Лучше бы хреном назвала.

– Нормально. А что?

– Он не должен был узнать о Бри… Элисии. Для всего мира она умерла, понимаешь?

Понимаю. Подстроить чью-то смерть не так-то просто, тем более ожидающей казни бывшей жене самого императора, и вывезти приговоренного из страны нелегко, особенно из Империи. Элисия должна начать новую жизнь, а тут… принц. И не какого-то захудалого северного королевства, а процветающей Лиры, расположения которой ныне многие ищут.

И чего я предложение оборотня о расчленёнке не поддержала?

– Я… поговорю с Ирвином, – неуверенно сказала я. – Наверняка он согласится… молчать.

Возможно. Но не факт.

– Угу. Если ещё какая-нибудь дурь в башку не шибанет, – поморщилась Ио.

– Ирвин, он… – Боги, я что, его защищаю?! Дожили! – Высокоморальный.

– От таких как раз больше всего проблем.

Я встала. Пойду-ка я.

– Увидимся, – кивнула я Элисии.

– Конечно, – подхватила девушка.

Следующий пункт программы. Поблагодарить того мужчину. А где его искать? Ну, ничего, язык везде дорогу проложит.

Порасспросив слуг, выяснила, что гостей лорда Саттера разместили в западном крыле особняка. Туда и направилась. Интересно, а что прислуге известно о муже хозяйки? И как Гейл ухитрялась скрывать настоящего супруга столько лет? Живу с сестрой больше года, но высокого мускулистого кочевника вижу впервые, а такого трудно не заметить. Где они познакомились, и как Виг относится к прошлому Гейл? Он ведь знает, да? Или нет?

О-о!

– Доброе утро, – невозмутимо поздоровался темноволосый и, главное, совершенно обнаженный мужчина.

– Э-э… Доброе. – Так, ниже пояса… нет, лучше ниже груди не смотреть. Не то, чтобы там могло обнаружиться нечто, прежде мной не виденное, но неприлично всё-таки откровенно пялиться. Правда, и разгуливать в натуральном, так сказать, облачении тоже не совсем прилично… для чувствительных натур особенно.

– Простите. – Мужчина огляделся, но одежда в коридоре не висела и окно с занавесками далеко. Свою юбку ему предложить, что ли? Хотя нет, она на мне одна, а блузка за короткое платье вряд ли сойдет.

За неимением лучших идей мужчина схватил со столика у стены вазу с цветами и прикрылся ею. Вскинул на меня золотистые глаза. Да-а, привычки страшная вещь, особенно привычки оборотней.

– Не стоило беспокоиться, правда. – Как же его зовут? Ио называла Дар, а полное имя… Дар… Вспомнила, Дарсел! – Я училась в корпусе, с анатомией знакома и практика с трупами у нас тоже была.

– Лестно, когда тебя приравнивают к трупу.

– Ой, извините, я… – Боги, надеюсь, я его не оскорбила? Говорят, оборотни вспыльчивы.

– Шучу, – перебил Дарсел. – Я могу чем-то вам помочь?

– Да. Я ищу молодого человека… – он ведь человек?.. – который вчера дотащил Ирвина до спальни. Хочу поблагодарить его за помощь.

– Кэйда все хотят поблагодарить, – погрустнел оборотень. – Направо по коридору, третья дверь.

– Спасибо, – улыбнулась я и двинулась в указанном направлении.

Сразу уйдет или подождет, пока уйду я? Да и глянуть любопытно… хотя бы одним глазком… на тыл. Я обернулась. Дарсел тоже. Пойманная на месте преступления, я поспешно отвернулась и ускорила шаг, но успела заметить многозначительную клыкастую ухмылку. Не везет!

Дверь и я. Акт второй. Стучать или не стучать? Может, ну его? В конце концов, у меня где-то в недрах особняка жених завалялся. Правда, толку-то с того жениха.

Постучала. Через несколько секунд неопределенного шуршания за дверью створка распахнулась, являя разносчика принцев. Мило встрепанного, в штанах и расстегнутой рубашке.

– Привет! – радостно сообщила я.

– Доброе утро, миле… Ваше высочество, – явно растерялся мужчина.

– Я не вовремя?

– Нет, просто я не ожидал… то есть не думал…

Он покраснел или это так свет упал? Даже Ирвин никогда не краснел, при мне, по крайней мере.

– Я могу войти?

– Что? Да-да, конечно, входи… те. – Мужчина посторонился, пропуская меня в комнату.

Я прошлась по гостевой спальне, повернулась к мужчине и обнаружила, что он торопливо застегивал пуговицы на рубашке.

– Я тут встретила господина Дарсела, и он сказал, что вас зовут Кэйд.

– Да, ми… Ваше высочество.

Так мы далеко не уедем.

– Учитывая вчерашнюю ситуацию, давай обойдемся без формальностей, – предложила я. Возможно, более простое приветствие поспособствует созданию непринужденной атмосферы, а то с этим высочеством начинаешь чувствовать себя как на официальном приеме. – Уверена, будет намного проще. Я Лин. – Я протянула руку для рукопожатия – в корпусе мы часто так здоровались, – но Кэйд, разобравшись с пуговицами, подхватил мою конечность и вежливо поцеловал. Губы едва коснулись кожи, однако голубые глаза внимательно посмотрели на меня, и я почему-то растерялась.

– Кэйд Джастер, – произнес мужчина, отпустив мою руку.

– Человек? – А что? При том, какая компания собралась на корабле, о-очень уместный вопрос.

– Человек. Ни клыков, ни хвоста, только капелька магии.

Ведун. Интересно.

– Учился в корпусе?

– Нет, – улыбнулся Кэйд. – В моём мире нет ведунских корпусов, хотя школы магии уже открывают.

– Ты из Железного мира, – сообразила я.

Мир металла, магических орденов, оборотней и бесчисленных занимательных вещиц, нет-нет да проникающих контрабандой в наш. Говорят, люди там со странностями… хотя у кого их нет?

– Мы все из разных миров.

Действительно.

– А я хотела сказать «спасибо», – вспомнила о цели визита я.

– За что? – удивился Кэйд.

– За транспортировку Ирвина.

– Да не за что. – И, словно внезапно спохватившись, мужчина другим, подчеркнуто любезным и сухим тоном осведомился: – Как ваш… твой жених?

И ты туда же? Никому Ирвин покоя не дает.

– Да что ему сделается? – рассмеялась я. Ой, зря. Уж больно дурацким и неуместным смешок вышел. Кашлянула, пытаясь прочистить горло. – То есть я имела в виду, что… ну, не собиралась же Ио его убивать и… поэтому вряд ли удар был сильным…

– Давно вы обручены? – неожиданно спросил Кэйд.

Событие глубокой древности. И вспоминается на редкость смутно.

– Мне было семь, Ирвину вот-вот должно было исполниться пятнадцать. Наши отцы считали союз удачным и надеялись в перспективе объединить Флорансию и Лиру. Но с той поры много чего произошло.

Моральное падение Гейл, смерть папы, переворот и свержение нашего Дома, моя учеба в корпусе. И, несмотря на то, что три года назад брат вернул трон отца, мой статус невесты не изменился. Не то, чтобы я так сильно хотела замуж, просто подозрительно это. И в маминых письмах только упрёки множатся.

– Но одного события так и не произошло – вашей свадьбы, – закончил Кэйд.

– Может, её и не будет. – Надо иногда и правде в глаза её честные-пречестные смотреть. – В конце концов, семья Ирвина может и передумать.

– После стольких лет?

– Бывает и хуже. – Например, оказаться замужем за человеком старше тебя лет на тридцать и уже с головой не особо дружащего.

Мужчина понимающе усмехнулся. Ну вот, кажется, одной проблемой меньше. А то прицепились все к жениху…

– Ты летала на воздушных кораблях? – сменил тему Кэйд.

– Да. Но на обычных, деревянных. Знаешь, больших таких, пассажирских. На таких, как ваш – никогда. Было бы здорово посмотреть на него вблизи, – эдак осторожненько намекнула.

– Хочешь посмотреть корабль?

– Хочу.

– Тогда поехали. Если ты, конечно, не против.

Против? Да ни за что! Преступление упускать такую возможность.

– Прямо сейчас? – уточнила я.

– Да. Или ты сейчас не можешь?

– Почему? Могу. Только сбегаю к себе переодеться, ладно? – Я метнулась к двери. – Я быстренько. Встретимся у входа через десять минут, угу?

 

– – –

 

У входа ждала «звезда». Темно-синяя, с удобной, обтянутой кожей выемкой для двоих седоков, с рулем и вставленным в нос световым кристаллом. Интересно, она такая изначально была или данный летательный агрегат усовершенствовали для личного пользования?

– Переоделась? – Стоящий возле «звезды» Кэйд окинул меня внимательным взглядом.

Я кивнула.

– В штанах удобнее, чем в юбке. – Мало ли куда лезть придется.

Мужчина сел на «звезду», я устроилась позади, обняла Кэйда за широкие плечи и привычно подтянула ноги.

– Держись.

«Звезда» тихо фыркнула, отзываясь на команду водителя, и начала подниматься в воздух. Я покосилась на окна, однако сомневаюсь, что с учетом особенностей гостей Гейл отрядила в это крыло слуг. Скорее всего, пару-тройку понадежнее и не болтливых.

Разгоняться до максимума Кэйд явно не собирался, предпочтя неторопливо лететь над верхушками деревьев. Жа-аль. Давно не гоняла на «звезде» и, откровенно говоря, надеялась прокатиться с ветерком. Ну да мечтать не вредно.

– Виг говорил, ты училась.

– Угу. Шесть лет в корпусе Лиры. – После раннего детства самые счастливые мои годы.

– Почему не на родине?

– Наш корпус слишком маленький. – И, как выяснилось опытным путем, тамошняя низкая оплата труда и отсутствие перспектив только подвигают на продажу родины более щедрым соседям. – К тому же он отказался учить принцессу. Дескать, не королевское это дело – магичить. Совет лирского был менее щепетилен, в результате я поступила туда.

– И к жениху поближе, – добавил мужчина.

– Именно этот факт убедил маму согласиться. Хотя на деле Ирвина я видела от силы раз в полгода, когда он с отцом с официальным визитом приезжали в корпус или меня вызывали на какой-нибудь дурацкий бал, где принцу всенепременно требовалось продемонстрировать невесту подданным, дабы те убедились, что я не мифическое создание.

– Скучно было?

– Что именно – балы или учеба?

– Балы.

– Очень. А один раз было плохо, потому что накануне мы отмечали успешную сдачу экзаменов, и про бал я вспомнила только утром, когда за мной прислали королевскую ладью. Привезли меня во дворец помятую, не выспавшуюся, потому как легла только на рассвете, и с больной головой. Слуги от меня шарахались, Ирвин прочел лекцию о злоупотреблении алкоголем, его мать смотрела с ужасом, а отец с откровенным сомнением в здравости решения о женитьбе. Лишь один из придворных ведунов намешал мне чего-то от похмелья, дал немного поспать, и к вечеру я даже стала походить на человека, а не на поднятый несвежий труп.

По тянущейся внизу дороге неспешно трусила гнедая лошадка, катила небольшая повозка. Возница поднял голову, заметил нас и застыл с открытым ртом. Я помахала человеку рукой, Кэйд усмехнулся и прибавил скорости.

– После окончания учебы ты не вернулась домой?

– Сразу после выпуска предполагалась свадьба, поэтому я осталась у Гейл. С тех пор уже год прошел. Ирвин периодически навещает, сейчас вот даже приехал на целый месяц. Правда, в столицу меня вызывать перестали. – Или их величества так впечатлила моя похмельная физиономия, что они решили не торопиться с подготовкой к большому мероприятию? Либо втихую ищут сыну невесту помоложе и строгими моральными принципами обремененную. В Алдании есть две принцессы подходящего возраста и в Вальсии тоже имеется девица королевских кровей на выданье. Конечно, отменят свадьбу и демоны с ней, вернусь в корпус и начну практику, в конце концов, принцы и замужество ещё не центр мироздания…

Из ковра деревьев, кажущегося с высоты пушистым, вынырнула лужайка с блестевшим на солнце кораблем. «Звезда» снизилась, опустилась в траву. Люк в задней части по-прежнему открыт, на трапе сидел темноволосый мужчина, вместе с Кэйдом выносивший накануне камеру с телом Элисии, и курил, медитативно всматриваясь в сизое облачко дыма. На наше появление он отреагировал задумчивым взглядом.

– Ио вас обогнала, – сообщил мужчина.

Когда успела?!

– Плохо, – вздохнул Кэйд.

– Корабль большой, – осторожно заметила я. – Может, и не пересечемся?

Кэйд с сомнением глянул на корабль.

– Не уверен.

– Ну не лететь же обратно ни с чем? – На всякий случай ещё и улыбнулась, умоляюще посмотрела в голубые глаза. – Пожалуйста-пожалуйста!

– Ладно, – сдался Кэйд. – Но мостик оставим до следующего раза, идет?

Самое интересное не увижу! Но что делать, придется довольствоваться оставшейся частью.

– Идет, – с готовностью согласилась я.

– Рон, если что, ты нас не видел, – предупредил Кэйд, взял меня за руку и повел по трапу на корабль.

Мужчина кивнул.

Экскурсия началась с небольшого помещения с парой оплетенных ремнями «звезд» и двумя металлическими лестницами по обеим сторонам. Каждая вела на узкое кольцо галереи, тянущейся над нашими головами по всему периметру. Чёрные стены почему-то оказались бугристыми и словно вздувшимися. Отпустив руку спутника, я приблизилась, коснулась кончиками пальцев, и стена, будто отзываясь, дрогнула. Хотя почему будто?

– Наш корабль уникален. В своём роде он единственный.

Слышала. И даже изображения, со слов очевидцев составленные, видела. А ещё о них Гейл рассказывала. Живые корабли Огненного мира, прекрасные и ужасные.

– Он живой?

– Наполовину. Часть Аддаи органическая, часть металлическая.

Не представляю, как такое чудо могли создать.

– Он нас слышит? – Я украдкой погладила стену.

– Скорее чувствует.

– А он… ну… думает? То есть у него есть сознание?

– Если рассматривать Адди с этой точки зрения, то его можно сравнить с домашней собакой. Он чуткий, преданный, послушный и будет защищать своего хозяина до последнего, но человеческим разумом не наделен.

Так и человеческий разум ещё не венец эволюции, а иное животное в разы умнее человека.

Я вернулась к Кэйду, и мы пошли дальше. Собственно дальше было второе помещение, поменьше и заставленное ящиками и тюками, и проем без двери.

– А там у вас что?

– Там… – замешкался мужчина.

– Груз повышенной ценности, – подсказала я. Нелегальный то бишь. – Оружие, наверное?

– Да нет. Ио предпочитает не связываться с оружием. Слишком много риска.

– Вывозить приговоренных императриц, по-моему, дело более рискованное. – Вдруг на границе остановят и как тогда объяснить наличие тела в грузовом отсеке? Спрятать разве что, хотя, слышала, особенно подозрительный транспорт тщательно досматривается ведунами, а от их бдительного ока мало что ускользнет.

– Зато благородное, – усмехнулся Кэйд.

– Можно я взгляну? Или всё строго засекречено?

– Только осторожно. И… быстро. Если Ио нас тут увидит…

Понятно, плохо будет обоим. Одна нога здесь, другая там.

В небольшом освещенном помещении стояло несколько ящиков, как обычных деревянных, так и окованных металлическими полосами, с защитными и предупреждающими магическими печатями. Что-то серьезное, видимо. В закрепленном на высокой подставке прозрачном шаре, словно насекомое в янтаре, застыло загадочное существо, похожее на диковинную рыбу со щупальцами. Интересное, оно живое? Голая ветка в аляповатой вазе. Для красоты стоит или это тоже ценный груз? А это что? Стоящий вертикально чёрный ящик в человеческий рост, с выпуклой белесой крышкой.

Ещё одна камера.

Только странная какая-то, мутная и холодом веет. Уй! И на ощупь ледяная. Я подышала на ладонь и провела по крышке на уровне своего лица. Вот и спящий. Мужчина с длинными чёрными волосами и бледным худым лицом, лет тридцати на вид. Не прекрасный принц, конечно…

А что, если?

Я покосилась на маячившую в проеме спину Кэйда, оставшегося снаружи на стрёме, проказливо улыбнулась, прижала два пальца к губам, запечатлевая поцелуй, и коснулась ими крышки примерно в районе губ незнакомца. Не дура же я эту ледяную глыбу по-настоящему целовать. И вообще, почему принцам малознакомых спящих пробуждать можно, а принцессам только сидеть у окошка и надлежит, печально вздыхая и в даль в ожидании спасителя вглядываясь?

Подушечки пальцев неприятно кольнуло, и я поскорее отдернула руку. Те ещё ощущения. И звук какой-то странный, словно стекло треснуло… Треснуло?! О нет, нет, я же едва прикоснулась, а камеры в теории должны выдерживать даже обвал в горах! Паутинка трещин стремительно расползалась во все стороны, разрывая тишину вкрадчивым хрустом. Внезапно человек в камере открыл глаза, пронзительно голубые, полные ярости. Я отшатнулась, трещины в мгновение ока разошлись по всей крышке. Резкий, звенящий треск резанул по ушам, сотни и тысячи ледяных осколков обрушились прямо на меня. Ой! Ой-ё!! Едва успела поднять руки, закрывая лицо, и всё-таки взвизгнула вслух. А следом диким зверем кинулось нечто тяжелое, повалило на пол. На шее сомкнулись оковы, сдавили. Какого демона?! Голубые глаза смотрели с такой ненавистью, будто я лично виновата во всех жизненных проблемах незнакомца, губы кривила едкая, отдающая садистским удовлетворением усмешка «умри, зараза, умри», а руки с потрясающим энтузиазмом и удивительной для только что пробужденного силой душили бедную меня. Захрипев, я попыталась оторвать клешни от собственной шеи, но с тем же успехом можно было голыми руками отделить башню от замка. И стихию  уже не призовешь – никак не сконцентрироваться, перед глазами темнеет и воздух… Боги, полкоролевства за глоточек… Откуда-то издалека донесся глухой вой, холодный пол подо мной содрогнулся, но тиски на шее лишь сдавили сильнее…

Нет… не надо… пожалуйста...

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям