0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Защити меня, ректор » Отрывок из книги «Защити меня, ректор»

Отрывок из книги «Защити меня, ректор»

Автор: Чернявская Юлия

Исключительными правами на произведение «Защити меня, ректор» обладает автор — Чернявская Юлия Copyright © Чернявская Юлия

– Ненавижу! – тихо прошептала девушка, громко захлопнув дверь библиотеки.

Очередная попытка поговорить с братом обернулась неудачей. Как много этих попыток уже было, Мануэлла сбилась со счета. Сколько она себя помнила, он всегда издевался над ней. Спасибо, няни пресекали наиболее жестокие шутки, иначе вряд ли она дожила бы до своих лет.

Так получилось, что после смерти жены отец слишком многое позволил Федерико, слишком жалел сына, баловал. А потом встретил ее. Молодую, красивую женщину, с пониманием отнесшуюся и к отцу, и к ребенку. Мальчик сразу принял новую маму, кажется, даже полюбил ее. Но рождения сестры не простил. Женщина должна была принадлежать только ему. Ну, еще отцу. Поэтому сестру он возненавидел с самого первого дня.

Счастьем для Мануэллы были годы, проведенные в пансионе. Там она впервые познакомилась со своим даром, училась справляться с ним, брать под контроль, подавлять. Но невозможно было бесконечно прятаться от брата за толстыми стенами школы. Девушке пришлось вернуться в родительский дом. Втайне она надеялась, что все изменится. Ну, или прекратится постоянная травля. Увы. Надеждам ее не суждено было оправдаться. Федерико злился еще больше. Его дар пробудился, когда юноша учился в кадетском корпусе на последнем курсе и готовился стать кадровым военным. Он уже видел себя в генеральской форме подле императора на поле боя. Магия поставила крест на всех планах. О военной карьере пришлось забыть и поступать в академию. До последнего он надеялся, что магические способности окажутся ничтожными, и можно будет вернуться в корпус, но этим мечтам не суждено было осуществиться. Злость на сестру стала еще сильнее.

Мануэлла выдохнула, только оказавшись в своей комнате. Это было единственное место в доме, куда брат старался не заходить. Объяснялось все просто – через стену находилась спальня родителей. При первой же попытки выяснить отношения с сестрой на ее территории, отец недвусмысленно объяснил, что ждет сына, если подобное повториться. Увы, скандалы все равно повторялись. Просто Федерико стал осмотрительнее, и старался не ссориться с сестрой, когда отец находился дома. Но совсем скоро его руки будут развязаны – родителей в академии не пускают, студенты обязаны жить на ее территории, а жаловаться эта пигалица не побежит, иначе ей же хуже.

Девушка понимала, что легкой жизни ждать не приходится. Брат не упустит возможности оттачивать на ней свое красноречие, и хорошо, если только его. Но она повторяла, что надо потерпеть еще немного. Обучение в академии длится всего четыре года. И Федерико уже отучился два. Вряд ли он останется дальше совершенствовать свое искусство в качестве преподавателя магических основ. Скорее всего, попытается стать боевым магом, а это уже другое заведение. Два года она как-нибудь потерпит. Как-нибудь, а потом станет легче.

***

– А я считаю, что ваши методы несколько устарели, – молодой человек с вызовом посмотрел на своего родственника. – Вы не даете молодежи шанс. Но ведь бывают разные ситуации, почему студент не смог сдать экзамен. Помните, вы дали мне возможность пересдать историю магии, потому что в первый раз я провалил его после известия о смерти матери.

– Рикардо, ты слишком хорошего мнения о большинстве обучающихся. Поверь, если нянчиться с каждым студентом, то в академии не хватит мест, а большинство так и не сможет получить документы об окончании, просто просидев четыре года на шее у королевства. Можно сказать, на нашей с тобой шее, потому что те деньги, что идут на содержание академии, не берутся из воздуха. Ими можно было бы распорядиться куда лучше.

– Но, дядя, почему бы не попробовать? – продолжил настаивать мужчина. – Я не прошу вас держать студентов до конца обучения. Но одна, максимум две пересдачи еще никому не вредили.

Его родственник собрался что-то возразить, но присутствовавший при этом споре правитель остановил мужчин.

– Подожди, Викторино, думаю, в чем-то твой племянник прав. Возможно, мы действительно немного спешили с отчислением студентов. Многие из них подавали определенные надежды. Что, если поставить этот эксперимент?

– Но ваше величество, вы же знаете, что я и без того слишком загружен работой. Управлять академией магии не то же самое, что вести дела в имении, каким бы большим оно ни было.

– Знаю. Поэтому у меня будет предложение. Не думаю, что за полгода с академией что-то случится, – задумчиво произнес король. – Инспектора аккуратно присмотрят за ней. А вот вам, мой дорогой сеньор Викторино, не помешает отдых. Так что вы благополучно отправитесь хоть путешествовать, хоть отдыхать в вашем поместье, а ваш племянник будет проводить эксперимент. Если все получится, вам будет проще работать дальше по-новому, если нет, он сам поймет, что его нововведение провалилось. Вас все устраивает?

Рикардо только кивнул в знак согласия. Его дядя сначала нахмурился, после чего тоже выразил свое одобрение. Король довольно потер руки.

ГЛАВА 1

Мануэлла стояла перед главным корпусом рядом с другими первокурсниками, нервно переминаясь с ноги на ногу. Пальцы то и дело сжимались в кулаки. Лицо сохраняло напряженное выражение. По бокам от нее студенты в новеньких мантиях тихо переговаривались, заводя первые знакомства, шутили. Старшие курсы посматривали в их сторону несколько снисходительно. Уже через месяц пропадет как легкая настороженность, так и опрятность. А парадные мантии будут ждать своего часа в дальнем конце шкафа.

Девушка осторожно осмотрелась, стараясь понять, где находится ее брат, но ничего не получилось. Вроде его факультет должен располагаться ближе ко входу в главный корпус. Она даже видела знакомые лица – приятели Федерико, иногда приезжавшие к ним на каникулах. Но брата среди них не было. Хорошо бы, просто стоял в середине, а то с него станется придумать какую-нибудь пакость для сестры прямо на официальном мероприятии.

– Сеньоры и сеньориты, – под звуки тихой музыки на главную трибуну вышел невысокий полный мужчина. Прежде всего, я хочу поздравить наших первокурсников с поступлением в академию…

Мануэлла почти не слушала. Ничего особенного он все равно не скажет. Очередные поздравления, краткий пересказ свода правил, который она успела выучить наизусть еще дома. Судя по скучающим лицам старшекурсников, все тоже знали, чем закончится это мероприятие. Студенты тихонько перешептывались, кто-то уже косился в сторону ворот, видимо, собирались отметить начало учебного года в ближайшей таверне. Но неожиданно прозвучали слова, которые заставили проявить интерес всех собравшихся.

– А теперь позвольте представить вам временно исполняющего обязанности ректора. Сеньор Рикардо Аранда Хименес, прошу вас.

Над площадкой, где проходило мероприятие, повисла тишина. А когда к трибуне подошел молодой, не больше тридцати лет, мужчина, девушки, да и некоторые преподавательницы тридцати-сорока лет ахнули.

– Добрый день, – прозвучал завораживающий баритон, вызывая мурашки уже у всех представительниц прекрасного пола. – Мой дядя, ректор академии, сеньор Викторино Кастро Хименес, после нескольких лет непрерывного труда решил немного отдохнуть. Поэтому, по решению его величества Хуана Карлоса, мне выпала честь ближайшие полгода руководить академией. Ну и провести некоторые изменения в управлении. Обо всем вы узнаете со временем, пока же хочу всех поздравить с началом нового учебного года и выразить надежду, что наше сотрудничество окажется плодотворным.

Раздались аплодисменты. Вялые со стороны мужской части обитателей учебного заведения, но весьма активные от женской.

После выступили еще два декана факультетов стихийной и природной магии, несколько студентов выпускных курсов показали свое мастерство, прозвучал гимн академии, в воздух взлетели огни фейерверка, после чего торжественная часть закончилась. Студентам предложили пройти в аудитории на первые в этом учебном году занятия. И уже в вестибюле девушку ждала первая неприятность. Прямо в центре, между двумя ведущими наверх лестницами висел большой плакат с надписью «Мануэлла Муньос Эскобар – глупая курица!».

По сторонам раздались смешки. Девушка попыталась увидеть, не стоит ли где ее брат, но, увы, толпа не позволяла разглядеть присутствующих. В том же, кто автор этого плаката, у нее не было сомнений.

– Ну-ну, – произнесла куратор, провожавшая студентов. – Как самокритично.

Больше она ничего не сказала, но все поняли, эта женщина знает несколько больше, чем сказала. Другое дело, как понять, на что именно она намекает. Девушка хотела пробраться вперед и спросить, знает ли она ее брата, но не успела. Группа как раз подошла к аудитории, где должно было состояться первое занятие.

– Проходим, не толпимся, рассаживаемся, – поторопила их преподавательница. – С сегодняшнего дня все ваши теоретические занятия будут проходить в этой аудитории. Так что прошу не менять ваше расположение.

Мануэлла выбрала себе место во втором ряду возле окна. Оно не так заметно от двери, а если потребуется, можно скрыться, просто соскользнув с возвышения. Есть все-таки что-то удобное, когда столы расположены амфитеатром.

– Итак, – когда все расселись, снова заговорила женщина. – Мое имя – Пилар Бенитос Солер. Для вас – сеньора Солер. Я – куратор вашей группы. Все ваши проблемы с преподавателями, студентами других курсов, прочим персоналом вы решаете через меня. Если вам нужно покинуть академию на несколько дней, или получить выплату в счет стипендии, вы пойдете ко мне. Это понятно?

– Да, понятно, да, – раздалось со всех сторон.

– Теперь о том, что вас ждет в ближайшее время. Как правило, первый курс – общий для всех. Это теория магии, основы бытовой магии, защитной магии и тому подобное. Со второго курса пойдет разделение по способностям. Там уже больше практических предметов. Но запомните, именно сейчас, на теоретических курсах вы получаете самое главное – вы изучаете принципы работы всех заклинаний. Так что потом, просто посмотрев на формулу незнакомого заклинания другой школы, всегда сможете понять, что оно из себя представляет. А сейчас записывайте расписание.

Мануэлла выводила в специальной тетради названия предметов. История магии, теория, основы бытовой магии, история королевства, теория языка, еще ряд предметов, на первый взгляд казавшихся ненужными. Рука двигалась почти автоматически, сама студентка думала, чем ей может аукнуться выходка ее брата.

– Записали? – дождавшись утвердительного ответа, сеньора Солер довольно кивнула. – А сейчас я хочу сказать пару слов по поводу сегодняшнего происшествия. Я не буду спрашивать, присутствует ли здесь девушка, которую приветствовали в нашей академии столь оригинальным способом, но отмечу, автора плаката будут искать. Подобное поведение в академии не приветствуется. И на будущее, то, что наш уважаемый ректор, сеньор Хименес ушел в отпуск, не означает, что в академии можно творить все, что угодно. А сейчас у вас первое занятие по истории магии. Преподаватель подойдет через несколько минут, а я оставлю вас.

Не успела куратор покинуть аудиторию, как в помещении поднялся шум. Те, кто не успел познакомиться раньше, знакомились сейчас. Сидевшая за соседним столом девушка повернулась назад и что-то обсуждала с очень похожим на нее молодым человеком.

– Привет, а ты кто? – подошла к ней однокурсница. – Я Эстер Бенитес.

– А я – та самая глупая курица, – попыталась пошутить Мануэлла.

– Судя по твоей реакции на эту злую штуку, не такая уж и глупая, и совсем не курица, – оказывается, соседи тоже слышали разговор. – Я Хосе-Луис, а это моя сестра, Мария Хосе.

– Мануэлла, – улыбнулась студентка. Кажется, все не так плохо, как могло бы быть.

– Кто ж тебя так не любит, что в первый же день устроил такую встречу? – любопытству Марии Хосе не было придела. Да и остальные учащиеся, поняв, о чем идет речь, тоже начали прислушиваться к разговору.

– Вариантов не так много, – вздохнула жертва очередной издевки. – Подозреваю, это мой старший брат. Или кто-то из его приятелей. У нас с ним, мягко говоря, натянутые отношения.

– Да уж, – фыркнул один из студентов, – слишком мягко. Чем же ты ему не угодила?

– Тем, что родилась. Ничего, надо перетерпеть пару лет, потом он получит свой диплом, и я смогу выдохнуть.

В аудитории повисла тишина. Потом Хосе-Луис бодро произнес.

– Ну, зато нам всем ближайшую пару лет не будет скучно. Мы же не хотим, чтобы старшие курсы сели нам на шею? Верно, народ?

Со всех сторон раздались одобрительные голоса. А Мануэлла поняла, что да, два года будут веселыми. Все-таки студенты, это вам не учащиеся в пансионе. В академию поступают люди взрослые: девушки, достигшие брачного возраста, юноши которые при ином раскладе уже служили бы в армии или занимали должности в иных местах.

Шум прервал звук захлопнувшейся двери.

– Сеньоры, сеньориты, – услышали они голос преподавателя. – Думаю, все ваши важные дела вы успеете обсудить уже после лекции. Сейчас же мне хочется, чтобы вы сосредоточили все свое внимание на моей скромной персоне.

Студенты вернулись на свои места. На кафедре стоял преподаватель лет семидесяти, сухонький, не высокого роста, с редкими, седеющими, чуть вьющимися волосами. За толстыми стеклами очков, однако, прятались по-молодому яркие глаза. Одет он был в немного старомодный костюм, а довершал образ галстук-бабочка.

– Итак, – когда все расселись, продолжил мужчина, позвольте представиться. Я – Лоренсо Молина Рейес, буду вести у вас историю магии. Сегодня у нас с вами первая лекция. Записываем, тема первая, история появления магии.

***

– Сеньор Хименес, прошу, – женщина лет сорока, облаченная в строгий костюм мышиного цвета, оставлявший открытыми только кисти рук и голову, распахнула дверь в кабинет ректора. – Я – Росалия Охеда Мартинес, помощница вашего дяди. Если честно, мы вас не ждали. Ваш дядя ничего нам не сказал о своем отпуске. Признаться, для многих сотрудников эта замена стала сюрпризом.

Мужчина мысленно поправил ее, что не для всех, а только для тех, кто находился в отпуске, и не заглядывал на рабочее место даже обменяться последними сплетнями. Но вслух он сказал другое.

– Надеюсь, не слишком неприятным? – Рикардо оглядел кабинет. Внешне ничего не изменилось с тех пор, как он в последний раз навещал дядю. Но тогда он оценивал только обстановку. Сейчас же его ждала задача более сложная – стать полноценным хозяином этого помещения. Пусть дядя и посвятил много времени подготовке преемника, работа с бумагами – это одно, а люди – совсем другое. Пусть почти обо всех сеньор Викторино отзывался как о ценных сотрудниках, его племяннику предстояло составить свое мнение. Например, сейчас он не мог сказать, что стоящая напротив него и переминающаяся с ноги на ногу женщина – ценный сотрудник.

– Что вы, ничуть, – женщина облизнула губы. – Это будет новый, надеюсь, полезный, опыт.

– Я тоже, – новый ректор прошел к столу, на котором ощутимо прибавилось бумаг, хотя сеньор Викторино обещал, что успеет решить большую часть вопросов. – Надеюсь, вы поможете мне разобраться со всем этим.

– Да, конечно, женщина поспешила подойти. – С чего вы хотите начать?

– С того, что нужно решить как можно скорее, – мужественно выдохнул Рикардо. – А потом будем разбираться с остальным.

– Разумеется, – она перегнулась через стол так, что, будь ее платье не глухое, а с вырезом, можно было бы рассмотреть грудь, и вытащила одну из папок. – Вот, здесь то, с чего стоит начать. Программы практик для третьего и четвертого курсов, а также предварительный график зачетов и экзаменов.

– Хорошо, я начну с этого, – исполняющий обязанности ректора с трудом поборол желание отодвинуться подальше. – А вы пока принесите мне кофе.

– Да, конечно, – Росалия снова облизнула губы. – Вам с сахаром, сливками?

– Нет, просто черный кофе. Свежезаваренный, – немного резче, чем следовало, произнес мужчина. Эта сотрудница почему-то раздражала его с первой минуты. Надо придумать, что с этим делать.

Секретарша, покачивая бедрами, вышла из кабинета. Мужчина откинулся на спинку кресла. Это что, его пытались соблазнить? И кто? Вот это чудо, о котором дядя отзывался, как о женщине, которая полностью игнорирует мужчин. Может, зря он согласился занять кресло ректора? Потому что если эта Росалия так на него реагирует, что будет дальше? Но отказываться поздно. Придется идти до конца. Рикардо открыл папку и принялся изучать бумаги. Наверное, если ему потребуется совет, стоит вызывать проректора. Должна же быть хоть какая-то мужская солидарность в этих стенах.

Пока он размышлял над столь интересным вопросом, открылась дверь и в кабинет вернулась Росалия, держа в руках большой поднос. Помимо требуемой чашки кофе, там стояли сахарница, сливочник, вазочка с конфетами и тарелка с пирожками.

– Ваш кофе, – промурлыкала женщина, хотя временный ректор с большим трудом сдержался, чтобы поморщиться.

– Пожалуйста, кофе оставьте, а все остальное можно унести, – распорядился он, стараясь оставаться вежливым. Хотя желание тут же уволить эту женщину и взять на ее место какого-нибудь мужчину росло с каждой минутой.

– Но я подумала, что вы голодны, – кажется, ее изумление было искренним.

– Сеньорита Мартинес, – стараясь не показывать раздражение, произнес Рикардо, – давайте вы оставите свою самодеятельность для моего дяди. Если я прошу кофе, значит, я хочу только кофе. Если я захочу поесть, я просто сделаю перерыв и наведаюсь в ближайшую приличную таверну.

– Но у нас очень хорошая столовая для сотрудников. Ваш дядя ел только там, – попыталась намекнуть на очевидное секретарша.

– Я знаю, – отрезал ректор. – И прошу вас запомнить, что у меня могут быть иные привычки. Пока же оставьте мне кофе и можете идти.

Женщина, явно разочарованная, поставила чашечку на салфетку, после чего развернулась и, уже без попыток произвести впечатление, покинула кабинет. Но интуиция подсказывала, что это не капитуляция, а временное отступление. А внутренний голос намекал, что это начало, потому что в академии очень много преподавательниц, и еще больше студенток. И тот факт, что все вопросы надо решать через кураторов, не помешают девушкам просто постоянно попадаться новому ректору на глаза. Хотя бы на улице.

Мужчина мысленно застонал. И зачем он затеял этот спор с дядей при его величестве. Ведь знает же, что Хуан-Карлос любит такие штуки. Но нет, не смог сдержаться. Теперь полгода ему придется отбиваться от толпы женщин разного возраста. И неумелые попытки понравиться от Росалии Мартинес – это цветочки. Выход придумывался только один – срочно найти любовницу. Ну, или кого-то, кто сможет ее изображать. Желательно, чтобы эта кто-то жила рядом с академией. Надо подумать, кто из его знакомых согласится на такую роль. Почему-то мысль о том, что мужья его знакомых могут иметь иное мнение, в голову Рикардо не пришло.

Выпив кофе, к счастью приличный, хотя, некоторые могли испортить даже лучшие сорта напитка, мужчина принялся за изучение документов. Спасибо, дядя подробно рассказал, что именно нужно делать, какие бумаги требуется рассмотреть в первую очередь, а что отправлять в нижний ящик стола. И как раз папка, которую ему вручила Росалия, была одной из тех. Каждый год преподаватели пытались внести изменения в устоявшееся расписание. Иногда ректор шел навстречу, если это действительно было необходимо. Но, куда чаще, сотрудники просто пытались выбить себе удобное время, чтобы приходить на занятия позже, а время практики перенести на конец учебного года, чтобы она проходила с большим комфортом. Быстро убедившись, что ничего ценного среди заявлений не затерялось, он сунул папку в нижний ящик.

А вот новый пакет радости Рикардо не доставил. Почему-то дядя забыл сказать, что академию ждет проверка. И ладно бы он сам не придавал этому значения. Возможно, у него все в полном порядке, комиссия может приходить в любой момент и, все равно, ничего не найдет. Но почему секретарь не обратила его, Рикардо, внимание на этот момент – большой вопрос. То ли забыла, в попытке соблазнить нового ректора, то ли настолько уверена, что любая проверка не найдет к чему придраться. Ладно, он запомнит, но пока не будет задавать лишних вопросов. Осторожно поговорит с проректорами, ну и с начальниками отделов. Они куда больше заинтересованы в благополучном исходе столь неприятного мероприятия, нежели сеньорита Мартинес.

Убрав папку под крышку стола, так, чтобы сразу найти, сеньор Хименес продолжил знакомство с документацией. Все-таки надо знать, что его ждет в ближайшие полгода. Дядин инструктаж – это одно, а реальная бюрократия – совсем другое.

Но не успел он углубиться в дебри бумажные, как раздался стук в дверь, после чего она открылась и внутрь просочилась, хотя с ее габаритами это казалось невозможным, представительная женщина. Судя по одежде, работница кухни.

– Сеньор Хименес, – тихо, хотя даже шепот ее мог перекрыть шум кухни, произнесла она, – вы обедать будете ходить в столовую, или вам в вашу комнату подавать? Я бы рекомендовала в комнату, а то в зале для сотрудников просто засилье преподавательниц, ну и другие работницы тоже подтянулись. Еще и студентки у входа кучкуются.

– А вы? – на память Рикардо не жаловался, но об этой сеньоре дядя ничего не рассказывал.

– Я главная повариха, Паула Салас Ревуэльта, для большей части руководства просто сеньора Паула. Отвечаю за все, что связано с питанием в академии.

Молодой ректор только покивал.

– Я думал столоваться в ближайшей приличной таверне, – несколько нерешительно, поскольку комплекция сеньоры Паулы вызывала определенные опасения, ответил он.

– И рисковать завести знакомства с половиной студенток в первую же неделю? – фыркнула главная повариха. – А потом они дорогу в ваш кабинет проторят, а то и в спальню. Я вам в комнату пошлю двух поварят, только скажите во сколько.

– Хорошо, – немного подумав, решил мужчина. – Пусть подходят к двум часам.

Повариха только кивнула, и тихонько, что было удивительно при ее габаритах, удалилась. А Рикардо порадовался ее приходу. Действительно, он не учел, что сегодня студенты отправятся отмечать начало учебного года по тавернам. Первокурсники знакомиться, остальные делиться впечатлениями, приключениями или жаловаться на скучные каникулы. И если они увидят там ректора, можно не сомневаться, прохода ему не дадут. А потом еще и преподаватели подтянутся. В общем, ничего хорошего ждать не стоит. Лучше пусть в комнату приносят. Там и почитать за едой можно, если что, и какие-то документы спокойно посмотреть.

И тут Рикардо понял, что не спросил у женщины о том, что они знают о грядущей проверке. Ничего, когда еду принесут, попросит, чтобы она снова к нему подошла. Вряд ли Росалия будет ревновать. Хотя, какая ему разница. Не устраивает – отправляйся в отпуск до возвращения сеньора Викторино. Жаль, что не со всеми так получится, но терпеть выходки секретарши он не собирается.

На счастье больше никаких подвохов в документах найдено не было. И к обеденному времени он благополучно познакомился со всем, что ждало его дядиной милостью. Но новый ректор не расслаблялся, понимая, что это только начало. Так что он только выдохнул и отправился в свою комнату на обед. Чем заняться после, Рикардо пока не представлял, но не сомневался, без дела его не оставят.

ГЛАВА 2

Мануэлла сидела в таверне в компании малознакомых ей людей и чувствовала себя лучше, чем дома. Не в последнюю очередь потому, что сунувшийся, было, в ее сторону брат, увидев, что сестра не одна, развернулся и двинулся к выходу.

Подошла официантка и расставила на столе новый заказ. Кому-то эль, кому-то сок или местный лимонад. Девушка отодвинула полупустой бокал, алкоголя ей больше не хотелось, и сосредоточилась на яблочном соке.

– Так, у меня будет два вопроса, – присел рядом Хосе Луис, – первый, как можно сократить твое имя, чтобы тебе самой нравилось? Второй, чего это твой брат так тебя невзлюбил?

– А как хочешь, – махнула рукой на первый вопрос девушка. – Родители звали Литой, можете и вы также, можете свое придумать. На обидные прозвища просто отзываться не буду.

– Ну, Лита, так Лита, – решила Мария Хосе, сидящая с другой стороны от нее. – А что с братом?

– Да, ничего особенного, – Мануэлла немного погрустнела. Не хотелось поднимать эту тему. – Моя мама на самом деле ему не родная. Мачеха. Но ее он полюбил, и решил, что она может быть мамой только ему. А потом родилась я. Ну и какая могла быть реакция разбалованного ребенка, который привык, что всегда получает то, что хочет. А тут раз, и никто не собирается избавляться от ненужной ему сестры. Под конец еще магия эта вылезла? Планы попортила. Лико уже видел себя в офицерской форме, а пришлось покинуть корпус и отправляться сюда. Вот я и используюсь в качестве девочки для битья.

– Ясно, – усмехнулась новая знакомая, – до сих пор не повзрослел. Ну, ничего, мы тебя в обиду не дадим, верно, ребята?

Остальные, прислушивавшиеся к рассказу однокурсницы, студенты одобрительно зашумели.

– А куда родители смотрели? – поинтересовалась еще одна девушка. – Нет, я понимаю, мальчик маленький, мама умерла, папа все позволяет, сопли вытирает, в попу целует. Но когда взрослый мужик так себя ведет, это ж не дело.

– Федерико один раз попался отцу, когда в очередной раз довел меня до слез, – вспомнила девушка, – и папа пригрозил, что лишит его наследства. После этого брат стал аккуратнее. А если я жаловалась, то потом от него доставалось еще больше.

– Сволочь, – вынесла вердикт Эстер. – Но ничего, ребята, поможем подруге?

Курс дружно зашумел.

– Ребята, не надо, пожалуйста, – взмолилась Мануэлла. – Мы же только поступили, а он на третьем курсе. Да еще на других знакомства. Они же нам такое устроят, что потом хорошо, если количество конечностей будет совпадать с изначальным.

– Не устроят, не бойся, – успокоил ее Хосе Луис. – Во-первых, мы первыми никогда не начнем с ними конфликтовать. У нас для этого причин нет. А вот постоять за себя или друзей – совсем другое дело. Во-вторых, если они попробуют применить против нас магию, то тут же окажутся за воротами, с документами в одной руке и запрещающим браслетом на другой. А наличие такого браслетика – приговор. Его носителя не возьмут ни на какие приличные должности. Ну, может, где-то на границе место и найдет, там таких много. Но в столице карьеру не сделать.

– В обиду мы тебя не дадим, – присоединилась к брату Мария Хосе. – Но проучить того, кто привык к вседозволенности надо. А дальше все от него самого будет зависеть. Если не оставит тебя в покое, получит браслет. Отстанет, значит не все потеряно.

Мануэлла задумалась. Возможно, не так брат и глуп. Он ушел из таверны, ничем не обратив на себя внимание. Не стал задирать при посторонних. Но что потом? Он может и дальше подставлять ее, хорошо, если по мелочи. Осторожно пакостить, после чего подбрасывать к ней улики. В результате именно ей грозило обзавестись запрещающим браслетом. Для женщины это не так страшно. Можно выгодно выйти замуж и посвятить оставшуюся жизнь воспитанию детей, рукоделию, цветоводству. В общем, вести размеренную жизнь почтенной матроны.

Свои подозрения девушка тут же поспешила озвучить.

– Ты с кем в комнате? – тут же подскочила Эстер. Услышав имя, минуту подумала, потом решила. – Завтра иду к куратору, говорю, что хочу с тобой вместе жить. Меня тоже с девочкой из другой группы поселили. А поменяться в первые дни вроде как разрешают. Ну, в самом крайнем случае ректора попытаемся поймать.

– Слушайте, – неожиданно заговорила еще одна девушка, до того только прислушивавшаяся к разговору, и параллельно что-то обсуждавшая с другой группой ребят, – а что, если Лите сразу к ректору сходить? Не то, чтобы пожаловаться, а попросить защиты. Мол, не успела поступить, а тут такое дело. Не мог же кто-то посторонний так поприветствовать. Как правило, старшим курсам до нас дел особо нет, первые полгода так точно, пока сессия не пройдет, и самые бездарные студенты не отсеются. А с родственником отношения натянутые, вот и опасаюсь пакости с его стороны.

– И как я к нему пойду, если куратор сказала, все вопросы через нее решать? – нахмурилась студентка. – Ты, Сильвия, извини, но я не хочу, чтобы меня на нарушении правил в первые же дни поймали.

– Придумаем, – отмахнулась девушка. – Было бы желание, а способ его осуществить всегда найдется.

Несколько парней после такого заявления не удержались от смеха.

После начали обсуждать, как можно якобы случайно встретиться с ректором. Но с ходу придумать ничего не получилось, поэтому тема снова сменилась. Продолжили знакомиться, строить планы на учебный год, гадать, какие же изменения их ждут. Мануэлла не отставала от остальных. Слушала, говорила, смеялась над шутками, в общем, наслаждалась столь удачно проводимым временем.

– Первый курс, внимание, – неожиданно услышали они голос сеньоры Солер, – через час ворота академии закрываются. Расплачивайтесь и возвращайтесь.

– Я сейчас, – подскочила со своего места Эстер и исчезла.

Кто-то подозвал официанта, чтобы принесли счет.

– Как платим? Кто что заказывал, или делим на всех? – поинтересовался один из парней.

– Делим, – высказалось большинство. – Пока сообразишь, кто, что и сколько раз заказал, в академию не успеем.

Пока считали, вернулась Эстер.

– Я успела с куратором переговорить. Решила не откладывать. В общем, она не против, чтобы студенты менялись комнатами. Говорит, это нормальная практика, главное, чтобы девушки жили с девушками, юноши с юношами и не перемешивались.

Услышавшие это студенты рассмеялись.

– Ну и отлично, – выдохнула Мануэлла. – Тогда завтра договариваемся с нашими соседками, ну или смотрим, кому как удобнее.

Девушки положили на стол свою долю оплаты и отошли обсудить детали. Остальные кто выворачивал карманы, считая, есть ли с собой нужная сумма, или договаривались, что кто-то за них заплатит, а они вернут уже утром. Хозяин таверны смотрел на это спокойно. Все как обычно на студенческих праздниках. Хоть первый курс отмечает что-то, хоть выпускной, ничего нового. Ну, разве что крепость напитков. Но это зависело не столько от возраста студентов, сколько от того, кто к чему привык.

Наконец, выбрались на улицу.

– А не хочется в комнату идти, – выдохнула Сильвия. – Погода хорошая, тепло. Может, в саду посидим? Вроде, это не запрещено. Главное, мы до закрытия ворот успели. А корпуса дольше открытыми стоят.

Кто-то отказался, сославшись на усталость, но большинство отправились в сторону одной из аллей, находившихся подальше от преподавательского корпуса.

– Вы же хотели на ректора охотиться, – Мануэлла показала на скамейки возле входа в корпус, где размещались сотрудники академии. – Давайте туда.

– Не, – покачал головой Антонио. – Не лучший вариант. Этак можно дружно вылететь еще до того, как первое практическое занятие посетим.

Остальные дружно согласились.

– Гуляем, значит, – неожиданно раздалось сзади. – Веселимся.

Первокурсники повернулись. Позади них стоял заметно нетрезвый студент одного из старших курсов. Друзья пытались увести его, но он отталкивал их.

– Это что такое? – нахмурился Хосе Луис.

– Федерико, – выдохнула Мануэлла.

– А, так это и есть автор того плаката, что сегодня утром украшал лестницу, – хмыкнул Антонио. – Если честно, думал, это кто-то более солидный, что ли. Представительный мужчина, который скоро станет сильным магом.

– Ну, ты что, – протиснулся вперед крепкий парень, которого с радостью взяли бы в любую военную часть, кажется, Диего. – Если кто-то начал воевать с женщинами, то назвать его мужчиной проблематично. И очень сомневаюсь, что из него получится хоть какой-то маг. Ну, может в какой деревне зубы лошадям заговаривать сойдет, если местная знахарка авторитетом не задавит.

Позади кто-то заржал. Мануэлла хотела посмотреть, но побоялась оборачиваться. Все свое внимание она сосредоточила на брате, чтобы успеть заметить, в какой момент надо кричать, чтобы друзья бежали. Слишком хорошо она знала его вспыльчивый характер. Правда, с пьяным Федерико дел ей иметь не приходилось, но она опасалась, что из себя он выйдет быстрее обычного.

– Идем, Лико, – осторожно потянул его за рукав один из однокурсников. – Ты явно выпил лишнего. Если преподаватели тебя увидят в таком состоянии, не поздоровится. Устанешь на отработках. А если еще и сделаешь им хоть что-то, точно в самый дальний гарнизон придется ехать, и никакой карьеры тебе уже не видать. Хорошо, если там до начальника дослужишься.

Непонятно, то ли решительный настрой тех, кто еще не создал в своей жизни ни одного заклинания, так подействовал, то ли увещевания приятеля, но студент выдохнул, потом плюнул себе под ноги, повернулся и нетвердой походкой двинулся к общежитию.

Когда третьекурсники скрылись, все облегченно выдохнули.

– Я боялась, он убьет вас, – призналась Мануэлла. – Обычно Лико хоть как-то сдерживается, но сегодня скорее удержали его.

– Твой брат – псих, – покачал головой Диего. – Ему не в маги надо, а голову лечить. Я не понимаю, куда смотрело руководство академии, когда принимало его.

– Подозреваю, решили, что обученным он будет менее опасным, чем не умеющим контролировать свою силу, – хмыкнул Хосе Луис.

– Могли бы сразу браслет одеть, и никаких мучений. Ну и ограничений в том числе, – нахмурился Антонио. – Браслет до начала обучения не приносит проблем.

– Не могли, – вздохнула девушка. – Брат хотел, но отец был категорически против. Он считает, что быть магом куда престижнее, нежели обычным военным. Так что я не знаю, каким образом, но именно отец устроил так, что Федерико поступил в академию против своего желания.

***

Рикардо шел в свои комнаты и напряженно размышлял. Уже несколько сотрудников с удивлением узнали, что их ждет проверка. Благо без паники, потому что в противном случае можно было сразу вешать на воротах замок.

Поскольку с этим вопросом необходимо было разобраться как можно быстрее, точнее озадачить проректоров и начальников прочих служб, пришлось задержаться на какое-то время. Официальная версия, почему он вызывает всех этих людей к себе – знакомство. Шестое чувство подсказывало, что Росалии пока лучше не говорить всего. Вряд ли дядя собирался таким образом подставить его. Скорее всего, бумаги пришли после того, как ректор ушел в отпуск. Но почему секретарша сразу не отдала ему документы? Ведь ясно же, она знала, что приносила в кабинет. Или решила сначала попытаться соблазнить, а если ничего не получится, изобразить верную помощницу, а то и утешительницу. Это его подозрение было больше похоже на правду.

Занятый такими размышлениями, он не сразу понял, что свернул не туда. И только когда услышал голоса, осмотрелся. Корпус находился рядом, но идти надо было по другой дорожке. Но сейчас его внимание привлекли студенты. Одна большая группа, и еще несколько человек напротив. Все напряжены. Один парень явно не трезв, и, что хуже, готов пустить в ход магию. Сам Рикардо никогда не считал себя сильным магом. Что-то умел, чем-то пользовался в быту, но чтобы связать свою жизнь с этим делом, не задумывался. Если говорить начистоту, многое из того, чему его учили, мужчина давно забыл. Но сейчас в памяти всплыло заклинание щита, пальцы зашевелились, выплетая нужный узор, а с губ готово было сорваться слово активации. Но нет, обошлось. Студенты разошлись. Вот только временному ректору показалось, что конфликта избежать не удалось. Отложить на неопределенный срок. Вот этого ему еще не хватало для полного, кхм, счастья. Разбираться, что это за трения между студентами. Да еще и разных курсов, судя по тому, что большая группа не заметила, что вот-вот будет использована магия.

Рикардо вздохнул. Надо будет вызвать кураторов. Пусть напомнят своим подопечным правила поведения. Не хотелось бы отчислять студентов в первые дни своей работы. Собственно, он здесь для обратного, чтобы как можно больше учащихся получили полноценное образование.

Отпустив призванную силу, мужчина свернул на нужную тропинку. Уже у входа в корпус для сотрудников обернулся, посмотрел, все ли в порядке на месте происшествия. Но никого не увидел. То ли студенты разошлись по общежитиям, то ли ушли глубже в парк. Оставалось надеяться, что ночь пройдет без инцидентов. Хотя, шестое чувство подсказывало, для него так просто этот день не закончится.

Предчувствие не обмануло. Не успел мужчина дойти до своей комнаты, как его остановили.

– Сеньор ректор, сеньор ректор, – услышал он голос из небольшой ниши рядом со своей квартирой.

Присмотревшись, он увидел достаточно молодую женщину в строгом платье.

– Прошу прощения, сеньора…

– Сеньорита, – поправила она, благополучно забыв представиться.

– Сеньорита, – эхом отозвался он, мысленно фиксируя, что проблема будет большой. – Чем я могу помочь вам?

– Понимаете, я хотела попросить вас немного скорректировать мое расписание, – она поправила ворот платья и, словно случайно, расстегнула одну пуговку. – Дело в том, что мне поставили занятия на раннее утро, а потом уже после полудня. Но это же невозможно сеньор ректор. Получается, я должна вставать как минимум в шесть утра, чтобы успеть на занятие, потом ждать, когда следующее. А ведь мне еще надо готовиться к лекциям. Не могли бы вы…

– Не мог бы, – немного резко произнес Рикардо, – а если вам надо готовиться к занятиям, можете посвятить этому то время, что у вас образуется между первой и второй парами. Думаю, в библиотеке для этого достаточно тихо. А теперь прошу меня извинить.

Он осторожно обошел девушку по дуге, после чего скрылся в своей комнате. Хотя, кто-то из его знакомых мог бы сказать, что Рикардо Аранда Хименес позорно бежал.

– Хьюго! – войдя в квартиру, позвал ректор.

Откуда-то со стороны служебных комнат появился юноша лет шестнадцати.

– Сеньор Хименес, – он чуть поклонился, не как слуга господину, скорее как старший младшему.

– У меня будет для тебя важное поручение, – сразу перешел к делу мужчина. – Надо как можно быстрее отправиться в старое имение и передать дяде Викторино письмо.

– Сеньор Хименес, – в ужасе воскликнул юноша, – сеньор, прошу, только не меня. Вы же знаете, как ваш дядя относится ко мне. Прошу, только не меня.

– Увы, мой дорогой, – Рикардо вздохнул, – мне просто некого отправить с этой миссией. Больше никто не сможет выполнить мое поручение так же быстро, как с этим справишься ты. Уверен, дядя ничего тебе не сделает, особенно после того, как прочитает письмо. Ну, в худшем случае устроит мне потом выволочку.

Юноша потоптался, потом вздохнул. Хочешь, не хочешь, а соглашаться придется. Он слишком многим обязан сеньору Хименесу, и всей его жизни не хватит, чтобы оплатить этот долг.

Поняв, что его подопечный готов помочь, Рикардо отправился в комнату. Там быстро написал короткое письмо, свернул в трубочку и поместил в специальный футляр. Если все пойдет по плану, уже завтра сеньор Викторино получит его послание. Хорошо бы сразу и ответ написал.

«Дядя, – говорилось в тексте, – я понимаю, вы хотите испытать меня. Все, что вы мне рассказали, пригодилось или в ближайшее время пригодится. Но я нашел на столе интересную папку, где лежат документы, связанные с приближающейся проверкой. Думаю, особых сложностей возникнуть не должно. Но меня беспокоят два момента. Первый – вы ничего мне о них не сказали. Второй – Росалия благополучно забыла показать мне эту папку, подсунув в качестве самого важного просьбы об изменении расписания. Если вы не против, я временно отстраню ее от работы до вашего возвращения. Жду вашего ответа как можно быстрее».

Передав послание Хьюго, он отправился в ванную. Когда вышел, юноши в комнатах уже не было.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям