0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Жена ледяного дракона » Отрывок из книги «Жена ледяного дракона»

Отрывок из книги «Жена ледяного дракона»

Автор: Езерская Валентина

Исключительными правами на произведение «Жена ледяного дракона» обладает автор — Езерская Валентина Copyright © Езерская Валентина

ПРОЛОГ

Храмовник произносил поток священной речи, а я все больше утопала в омуте небесных глаз. Казалось, весь мир перестал существовать. Остались мы вдвоем. В этот раз оказалось тяжелее всего. Я чувствовала энергетические потоки, захватившие нас в кольцо, и они усиливались с каждым мгновением.

Ритуал подходил к концу.

— Харальд Руальдор Витаррд тойх Аллстеинн, готовы ли вы взять в законные жены Изабеллу Ламерет? Делить с ней радости и все невзгоды и умереть в один день?

— Да! — ничуть не колеблясь, ответил принц, сжимая мои холодеющие пальцы.

— Изабелла Ламерет, готовы ли вы взять в мужья Харальда Руальдора Витаррда тойха Аллстеинна в законные мужья? Делить с ним радости и все невзгоды и умереть в один день?

Мне показалось, что моему сердцу мало места в груди, что в наступившей тишине все слышат, как оно громко и взволнованно стучит. Голубые глаза вспыхнули призывным огнем. Я почувствовала, как моя душа поддалась на его зов. Кольцо единства засверкало и сжалось, вынуждая выдохнуть едва слышно:

— Да!..

В первые секунды я не верила, что ответила согласием. А когда опомнилась, ледяные нити уже вплелись в мою ауру и слились с золотыми в неповторимый узор, а вихри, кружащие вокруг нас, рассыпались огненно-сизым пеплом, в последний раз дыхнув в лицо и отводя волосы назад назад.

И тогда я очнулась. Твою ты за ногу! Кто дернул меня за язык?! Что это вообще было?

С ужасом я смотрела в лицо тому, кто стал теперь моим мужем.

Как я могла во все это вляпаться?

Принц напрягся, вглядываясь в мое лицо. У меня не было времени, чтобы обдумать создавшееся положение. Бежать — была единственно верная мысль в данный момент.

Я с силой вырвала пальцы из плена. Харальд все с большей тревогой наблюдал за тем, как я сорвала диадему с головы и вложила ему в руки с прощальными словами:

— Прости, но я передумала…

И я побежала, чувствуя, что если еще немного помедлить, то скрыться будет невозможно.

— Задержать принцессу! — услышала в спину разгневанный рев прозревшего жениха.

Другого выхода не оставалось, как обернуться фениксом. Золотые крылья выросли за спиной в одно мгновение, и я перемахнула через преграду в виде стражников и, вырвавшись наружу, взмыла в небо.

А вслед мне слышался пробирающий до дрожи, отчаянный зов оставленного мужчины.

— Изабелла-а-а! 

ГЛАВА 1

 

Тремя неделями ранее…

 

В полутьме храма две женщины, укрытые вуалью и молящиеся перед статуей богини Назарии, не привлекали особого внимания. Да и народу в этот вечерний час было совсем мало.

— Ты та, кто действительно может стать истинной для любого? — дама не церемонилась и сразу перешла к делу.

— Это ведь не вопрос? Вы бы не назначили мне встречу, не выяснив все детали, не так ли? К тому же, если вы меня нашли, знаете достаточно, чтобы не задавать лишних вопросов.

Незнакомка хмыкнула.

— А ты такая, какой я тебя и представляла… — я почувствовала ее пристальный взгляд даже через плотную вуаль. — Я хочу сделать заказ, — неожиданно с уверенностью произнесла дама.

Я превратилась вся в «слух и внимание».

— Мне потребуется все твое умение. Главное для меня результат. Что касается вознаграждения... Я плачу щедро… К примеру, сто тысяч золотых сейчас и четыреста тысяч после выполненной работы.

Я едва устояла на ногах. От такой суммы у меня полезли глаза на лоб, благо вуаль скрывала мое состояние. Я постаралась прийти в себя. Если я не упущу свой шанс, то до конца своей бессмертной жизни буду обеспечена.

— Но существует одно «но», не так ли?

Таинственная заказчица медлила с ответом.

— Он из клана Ледяных драконов, — наконец, нехотя вымолвила она. 

Теперь пришло время усмехаться мне.

— Этого и стоило ожидать, что с заказом не все гладко. Вы считаете, что я похожа на идиотку? Никто в своем уме не согласится на эту работу. Думаю, наш разговор закончен.

Я намерилась уйти, как была остановлена.

— Мне говорили, ты не оставляешь следов, так почему боишься? — раздраженный голос дамы доказывал, что она у меня на крючке.

Стараясь не выдать ликования, я обернулась и прохладным тоном заявила:

— Я боюсь, что не успею и шага сделать, как буду схвачена. Это слишком опасно — даже для меня.

Естественно, я преувеличивала, но дамочка не должна догадаться об этом. 

Незнакомка огляделась по сторонам и на короткий миг открыла свою сумочку. Готова поспорить, что драгоценные камни, что там лежали, настоящие.

— Они стоят двести тысяч золотых, это все, что есть на данный момент у меня с собой и пятьсот тысяч я гарантирую после выполненной работы. Разумеется, мне нужно, чтобы потом ты исчезла навсегда. 

Я задумалась, интуиция подсказывала, что зря я лезу во все это дело, а я привыкла доверять ей. Кто эта заказчица, если может выплатить мне такой гонорар? Только драконы обладают поистине огромным богатством. Я прислушалась к стуку ее сердца с правой стороны груди. То, что передо мной драконица, я уже не сомневалась.

— Всего хорошего! — я развернулась, чтобы уйти.

— Я слышала, ты не оставишь в беде несчастную женщину, — драконица сделала последнюю отчаянную попытку меня остановить. — Он чудовище, которое заслуживает наказания!

— И что же он сотворил, раз вызвал такую ненависть у драконицы? — тихо спросила я, повернув голову.

Та вздрогнула по той причине, что я смогла ее распознать.

— Разве недостаточно того, что он из клана Ледяных? — ее голос перешел на хриплый шепот, но в опустевшем храме ее слова прозвучали достаточно громко.

— Он лишил меня чести и оставил без всякого сожаления, — призналась драконица, нервно сжимая пальцы, — как и множество других несчастных девушек до меня. Его сердце, скованное льдом, не знающее жалости, даже не дрогнуло. Несмотря на все мои мольбы. Я хочу, чтобы он испытал всю ту боль, что пережила я. Чтобы он страдал от неразделенной любви, и его сердце разбилось на сотни осколков.

Пока драконица говорила, у меня перед глазами вдруг предстала картина из дальнего прошлого: убитые хозяин и хозяйка, что дали мне кров и работу, когда я очутилась в этом мире. Растерзанное юное тело их чудесной дочери, ее неподвижные, распахнутые в ужасе невинные глаза, которые вместили всю муку этого жестокого мира. Пылающая в огне таверна...

Их было двое, пьяных и уверенных в безнаказанности высокородных лордов. В ту ночь я тоже умерла, заколотая, как дичь. Я пыталась остановить негодяев, но один из них пронзил мое сердце вертелом, снятым с очага. Им показалось это забавным. Веселый хохот и плевок — последнее мое тягостное воспоминание. Оно еще долгие годы мучило меня по ночам. А тех уродов я потом нашла и заставила заплатить за свои преступления.

Так началась моя другая жизнь, или правильнее будет сказать: другие жизни.

— Вы взяли с собой прядь его волос? — произнесла я, обращаясь к заказчице.

Та протянула заготовленный мешочек. 

 

*** 

— Вонзай в самое сердце! Хватит уже тянуть! — я демонстративно открыла грудь, при этом распрямляя плечи.

Да, смерть стала частью моей работы. Я перестала ее бояться, только вот к боли так и не смогла привыкнуть.

Марика громко сглотнула и сильнее сжала двумя руками рукоять кинжала, острого, как зуб дракона. 

— Только, прошу, не промажь, как в прошлый раз! — попросила я в последний момент, когда оружие уже было занесено для удара.

Ну да, в тот раз кинжал прошел в миллиметре от сердца, умирать в долгих муках то еще удовольствие, я вам скажу.

Лицо у подруги внезапно побледнело. Сейчас еще в обморок хлопнется. Сразу вспомнились недавние события и непередаваемый ужас на лице Мары от вида расползавшейся лужи крови на полу и красных пятен на моей одежде. Как она дрожащими руками держала мою голову на коленях, пока последний вздох не слетел с моих губ и не замер взгляд. И мне стало по-настоящему ее жаль.

Человек вряд ли привыкнет относиться с таким спокойным равнодушием к смерти. Мара или Мари, как я ее еще звала, так и не смогла, именно за это я ее и ценила. Она не способна причинить боль по собственному желанию. И только ей я могла доверить свою смерть. Я, когда-то попавшая в этот мир по воле рока или по глупой шутке одного из Богов.

Кинжал из рук подруги выскочил и с жалобным звоном брякнулся о каменную плиту.

— Вот зачем об этом напоминать, а?! — Мара чуть не плакала от страха. — И так руки трясутся!

— Может азурийского вина налить? Одного глотка хватит, чтобы смелости прибавилось.

— А почему нельзя ядом? Почему именно таким кровожадным способом? — разочарованно спросила подруга.

— Я ведь уже говорила, нужно еще теплую кровь из сердца смешать с частичкой избранника и потом сжечь мое тело, только тогда я пройду возрождение истинной. Так что давай, не мешкай!

— Может, стоит отказаться, пока не поздно? — с затаенной надеждой спросила Мара. — Ты молода, красива, обладаешь магическим даром…

Это она меня убедить пытается в том, что я и так знаю?

— Ты забыла добавить к слову молода «вечно», — поправила я подругу, компаньонку и служанку в одном лице.

— Да любой знатный лорд рад жениться на тебе, готов одевать в шелка и дарить драгоценности. До конца дней ты можешь забыть о нужде.

— Опять поправочка. Умереть я не могу, фениксы — бессмертны!

— Почему ты не хочешь выйти замуж и узнать, что такое женское счастье? — расстроенно спросила Марика.

— А ты много его познала? Забыла, как я нашла тебя в лесу, умирающую от побоев пьяного муженька? Как собирала твои кости по частям и поила через соломинку?

Мара опустила взгляд.

— Я ничего не забыла. Меня выдали замуж за нелюбимого. Но в сердце я всегда хранила того, о ком так и не смогла забыть. 

Я вздохнула. Печальную историю о любви юной дочери торговца к сельскому кузнецу я слышала не единожды. И как ее продал собственный отец, тоже знала. Этот мир существовал по правилам средневековья, где женщины имели право лишь рожать и терпеливо молчать в ответ на несправедливое и грубое отношение.

— Я не готова к семейной жизни, — произнесла я очередную ложь.

Воспоминания, настолько болезненные, что я постаралась забыть их, вновь разбередили душу.

Когда-то я была счастливой женой, но в один не очень прекрасный день миф о моей сложившейся жизни рухнул. Оказывается, до этого я пребывала в счастливом заблуждении, считая, что у меня самый лучший на свете муж. В сорок лет я поняла, что в этом мире пони не питаются радугой и не какают бабочками. Предательство мужа сломало меня.

Я помню тот день, когда застала мужа в постели с любовницей, но он размыт в моих воспоминаниях слезами. Помню визг шин, сильный удар, заставивший хрустнуть мой позвоночник и пролететь несколько метров назад, само падение я уже не почувствовала.

Открыла глаза я уже в новом мире…

— Разве мы недостаточно заработали денег? — с промелькнувшей надеждой в голосе спросила Мара, отрывая меня от печальных мыслей.

— На человеческую жизнь вполне бы хватило, но не на мою. Но обещаю, этот заказ станет последним. Нам заплатят в десять раз больше положенной суммы.

— У меня плохое предчувствие, — со страхом произнесла Мара. От одной мысли, что он ледяной дракон…

— Вот поэтому и такая цена. Никто бы не согласился за другую сумму. Я прошу, хватит уже сомневаться. Думаешь, легко каждый раз умирать?

Я попыталась сосчитать в уме, сколько уже раз мое сердце переставало биться. Получается, что этот десятый раз станет предпоследним. Потом я верну свою внешность. Ну и замечательно, устала я что-то заниматься таким бизнесом.

В этом мире редко кому удавалось встретить свою единственную. Можно прожить с женщиной, испытывая к ней уважение или вожделение, но с истинной все происходило намного сложнее. Любовь на всю жизнь, глубокая и всепоглощающая, соединяющая не только тела, но и сердца, и разум.

Истинная могла родить детей, щедро одаренных магией, усилить энергетический потенциал своего избранника. И если так случится, что кто-то потеряет свою истинную — это опустошит его душу, выжжет ее дотла. И тогда от живого существа останется одна физическая оболочка. Даже смерть не так страшна, как такой конец. Поэтому, когда дело доходило до возмездия, обращались ко мне, к той, кто мог стать истинной для любого. Мои услуги высоко ценились и хорошо оплачивались.

Была ли это месть всем мужчинам? Нет. Может, у меня такая подлая сущность? Тоже нет.

Все мои «избранники» считались ублюдками и за ними водились такие грехи, от которых у нормального человека или другого существа встали бы волосы дыбом. Кто-то из них был виновен в сотнях загубленных жизней, кто-то насиловал невинных дев, а кто-то занимался темными махинациями и отбирал имущество у честных граждан. У всех было рыльце в пушку и поэтому, принимая очередной заказ, я не чувствовала угрызений совести.

Попала я в этот мир, возродившись из пепла единственного золотого феникса. Во всяком случае, подобных себе я еще не встречала. И скрывать свою природу мне было легко. То ли это особенность феникса, то ли отдельный дар, но прочитать ауру золотого феникса еще никому не удавалось. И возродилась я в мире под названием Иморрлис без единой копейки за душой, голая и дрожащая от холодного ветра.

Как только не умерла с голоду? Не понимаю.

Ничего толком я делать не умела и в то время даже не знала, кто такая и как так получилось, что оказалась здесь. Мыла полы да посуду в одной придорожной таверне, где приютили меня несчастную, пока страшный случай вновь не изменил мою жизнь. Потом я стала зарабатывать деньги таким варварским способом...

Видя страдания Мары, я со вздохом подняла оружие и направила его прямо в сердце. Ощущала себя чертовым самураем, совершающим над собой сеппуку. Во всяком случае, я-то еще вернусь, а вот воин знал, что его ждет смерть, и только смерть. Для этого нужно иметь особое мужество.

«Это в последний раз». — Напомнила я себе и с силой вонзила в грудь клинок из драконьей стали, чувствуя, как он легко проникает внутрь.

«А я уже стала профессиональным самоубийцей», — иронично усмехнулась я.

Теряя последние силы, провернула лезвие кинжала, чтобы ускорить смерть. Боль захлестнула все мое существо, а рот наполнился кровью, вырывая из горла хлюпающий звук. Из уголка губ медленно потекла теплая струйка.

За секунду до темноты я увидела несчастные глаза Мары, которая смотрела на мои страдания, но ничем не могла их облегчить и как-то помочь мне.

Вот и все…

 

ГЛАВА 2

— Ну, здравствуй, мир! — произнесла я, как только рассмотрела потолок своей спальни.

Я лежала на перине кровати. Оглядела себя в новом платье, а потом подняла руку, с удивлением рассматривая кисть. Пальцы изящнее, чем были.

— Хиона? — я повернула голову на вопрошающий голос подруги.

— Уже нет, — села я с трудом в кровати, чувствуя дикое головокружение. — Хочу посмотреть на себя.

Несмотря на то, что хотелось тут же лечь, я преодолела слабость и дрожь в руках. Не время для отдыха.

Мара выполнила просьбу, подав небольшое овальное зеркало. Она всегда держала его наготове, зная, что в первые дни я слаба и не могла сама встать и посмотреться в него. А меня интересовала внешность, чтобы придумать себе новое имя.

— Вижу, что все прошло очень даже хорошо, — я задумчиво смотрела на свое новое, пока еще бледное отражение.

Вот это глазищи! Ярко-голубые, обрамленные длинными ресницами.

— Ой, какая же ты красивая! — эмоционально среагировала Мара. 

Я оглядела себя внимательно. А ведь подруга права, действительно, это тело намного красивее даже моего настоящего. Красавица для ледяного чудовища. Бель... Белла. Изабелла.

Помнится, имя Хиона, что переводится как «Снежная» я придумала, глядя на свое белое личико предыдущего воплощения. Слишком я напоминала Белоснежку из земной сказки.

— С такой внешностью ты достойна стать королевой! — размечталась Марика, сложив свои маленькие ладошки.

— Сплюнь! Мне только таких проблем не хватало. Я мечтаю о счастливой жизни где-нибудь в тихом укромном месте, я хочу улыбаться каждому новому дню, а где ты видела радость на лице королевы? У нее забот столько, что не расслабишься. Тем более, ты знаешь, что эта новая внешность ненадолго. Скоро я вернусь к своему первоначальному облику, и мы с тобой, наконец, спокойно заживем.

Марика тронула мои светлые длинные волосы.

— Какие мягкие… Жаль терять такую красоту. — Но тут она, лучисто улыбнувшись, словно сбросив великий груз ответственности, добавила: — Больше никаких погребальных костров, какое счастье!

Несколько дней я приходила в себя и набиралась сил, не выходя из номера дешевой гостиницы, в которой я остановилась. Пришлось съехать и найти другую, потому как могли возникнуть ненужные вопросы. Я остановилась в номере постоялого двора, находившегося на окраине города, и удивилась прекрасному пейзажу. Несмотря на дешевизну обслуживания, вид из моих окон открывался настолько удивительный, что захватывало дух.

Город считался второй северной столицей и находился недалеко от границы с драконьими землями. Он был окружен горами, на верхушках которых в любое время года лежал снег. Прохлада спускалась к подножию, и эти жаркие дни не казались такими утомительными, особенно в утренние часы. Я любила встречать рассвет на балконе, кутаясь в плед.

Через несколько дней я снова встретилась с той дамой, которая заказала мне работу. На этот раз наше общение проходило в карете. Драконица присматривалась ко мне. Что она смогла увидеть, кроме изменения цвета волос, я так и не поняла, ведь до этого она не видела моего лица, но она явно почувствовала во мне изменения. К тому же голос мой стал немного выше и мелодичнее грудного голоса Хионы.

— Как ты интересно это делаешь? — не выдержала заказчица, после того, как передала мне лично приглашение на ежегодный столичный бал. — Я не чувствую никакого наносного эффекта личины.

— У каждого свои секреты. Вы ведь заметили, что я не стала настаивать на открытии вашего лица, так почему я должна выдавать вам свои секреты?

Драконица сдержала свой гнев.

В иной ситуации за столь дерзкий ответ я бы уже лишилась своего языка, а сейчас почувствовала лишь волну раздражения, смешанного с любопытством, направленную в мою сторону.

— Ты права, какая разница, какими любовными зельями или какой запрещенной магией ты пользуешься, чтобы выполнить свою работу, но я не могу не восхищаться ее результатами. Ни одной промашки, браво!

— А вы неплохо осведомлены, — я невольно насторожилась.

Никому в голову не приходило связать смерти невест в одну логическую цепочку. Девушки умирали, их женихи сходили с ума от тоски и безысходного состояния. Вот и вся история.

Но кто-то провел целое расследование и собрал информацию обо мне. Не стоит недооценивать этих бессмертных ящериц, они не только богаты и могущественны, но и слишком умны. Недаром живут так долго.

Почему-то в душе шевельнулось неприятное чувство уязвимости. 

 — Поэтому моя работа и стоит таких денег, — добавила я, невольно сжав конверт в руках. — И мне приятно, что вы интересовались мной. Теперь я не удивляюсь такой щедрости.

— Напомню, что мне нужен такой же успех дела.

— Об этом можете не беспокоиться, — выдавила я, через силу оставаясь спокойной.

— Очень на это рассчитываю, — скользнула по мне в последний раз пронизывающим взглядом дамочка и вышла из кареты.

Почему-то в тот момент я почувствовала смутную тревогу, но не придала ей значение. А зря. Знала бы я, чем обернется для меня мое согласие на эту работу, ни за какие коврижки бы не взялась!

Но впереди меня ждал бал и знакомство с новой жерт… в общем, с ледяным драконом. Здесь ошибки возникнуть не должно, поэтому последующие несколько дней я тщательно готовилась.

Я поразмыслила над историей своей жизни и для большей правдоподобности решила добавить в нее толику трагичности.

Теперь мое имя — Изабелла Ламерет, я дочь обедневшего дворянина и камеристки его жены. Отец меня признал, а вот мачеха люто возненавидела. Она избавилась от меня, сослав в монастырь имени святой Айгелии. Но потом она и отец не смогли оплачивать мое обучение в стенах религиозного заведения, в котором я провела последние десять лет. И вместо того, чтобы содержать лишний рот, мачеха решила удачно сплавить меня замуж и получить с этого выгоду. Во всяком случае, таким образом можно было объяснить внезапное появление в обществе аристократов никому неизвестной до этого юной баронессы.

Меня приодели настолько хорошо, насколько позволил годовой бюджет обнищавшей семьи, и послали в столицу в сопровождении тетушки искать богатого жениха. Тетушкой, конечно же, стала Марика, она выглядела старше меня, а в мрачной одежде и с проседью в волосах вполне могла сойти за даму бальзаковского возраста. За определенную сумму семья Ламерет согласилась подтвердить мою личность, так что, пока существовали миры, где деньги правят балом, не страшны были даже ледяные драконы.

А в мире, в котором я оказалась, жили разные существа. Люди — самая распространенная и потому не менее влиятельная раса, далее следовали по многочисленности оборотни, эльфы, демоны, вампиры и, наконец, драконы… И хоть драконы считались здесь высшими оборотнями, их причисляли к другому виду, потому как они обладали самой сильной магией и бессмертием.

Расы между собой часто враждовали. Эльфы недолюбливали вампиров, а в особенности оборотней. Люди старались не связываться с вампирами и демонами, не совались в их владения, потому как те не прочь были полакомиться человеческой кровью и эмоциями. Драконы относились презрительно ко всем, потому как считали себя хозяевами Иморрлиса. Но расам приходилось соблюдать относительное перемирие на землях своих соседей. В данном случае мы находились в людском государстве, в северной столице Литании — Ронигейне.

Сегодня последний день перед балом. Я решила прогуляться по городу и полюбоваться его красотой и приобрести несколько побрякушек. Моя история провинциалки начиналась прямо сейчас. Наверняка, дракон будет наводить обо мне справки и удивительно будет, если девушка, вышедшая из монастыря, не захочет посмотреть на местные красоты.

Я и Мара прокатились в карете, а потом отправились пешком на знаменитую центральную площадь города, где проходили представления заезжих и местных артистов.

Сначала все вокруг показалось мне довольно банальным. Я уже побывала во многих местах и частях света, но в этом северном городе меня неожиданно привлекла особая атмосфера и простота. Люди здесь не суетились и не спешили. Лавки и магазинчики привлекали красочными витринами, а площадь влекла веселыми звуками начинающегося представления.

Показывали комедийный спектакль, где главным героем изображался не шибко умный король этой страны, которого в народе считали самодуром и страстным любителем вина и охоты.

Надо же, есть смелые люди в этом мире! Они откровенно потешались над пороками своего сюзерена. Лично я не была знакома с королем, но слышала, что он еще тот деспот! За такое вольное творчество и головы можно лишиться.

Пышные балы, устраиваемые совереном, и его дорогие наряды изрядно сократили золотой запас литанийской казны. Сюжет же спектакля состоял в том, что в один прекрасный день король проснулся, понимая, что ему не в чем показаться на балу. При этом шкафы ломились от одежды, которую он надевал всего один раз. Жуткое расточительство, если учесть, что Литания находилась в состоянии очередной войны.

И вот король собирает Совет министров.

— Что подскажут мне великие умы? — вопрошал со сцены визгливым голосом король. — Я абсолютно гол! — таким абсурдным заявлением и видом в одном исподнем он вызывает хохот среди публики. Актер также не жалел сил и таланта на гримасы.

— Ваше Величество, — наперебой начали министры, разводя руки в стороны. — Так война же! Весь материал пошел на парусину и одежду солдат.

— Это что же получается? Мои солдаты одеты лучше, чем их король?

— Но Ваше Величество?! — растерялись министры.

Актер подорвался с трона, стал на него во весь рост и закричал истошным голосом:

— Возмутительно! Казнить предателей!

Актер смело показывал самодурство и тиранию короля, обличал его пороки в такой форме, что это вызвало очередной хохот в толпе. Но тут публика заволновалась, потому как местная жандармерия оцепила кругом сцену и толпу, дабы не дать уйти актерам и участникам сего действа. Ну вот, а я думала, что цензуры не существует в этом городе.

Меня в создавшейся суматохе разъединили с Марой. Девушка испуганно закричала, но, несмотря на старания, ее уносило в сторону. Король же, смеясь, бегал по сцене, не выходя из образа, ему, похоже, не в новинку такая популярность со стороны властей. Люди пытались спастись, боясь попасть в тюрьму за просмотр спектакля, и разорвали оцепление. Меня волной резко прибило к сцене, даже в глазах потемнело, кажется, к новой работе я так и не приступлю…

Но тут я почувствовала, как меня подхватывают на руки и несут. Поднимаю растерянно глаза и... задерживаю дыхание.

Не припомню, чтобы меня спасал такой красавчик! А вернее, вообще не припомню, чтобы кто-либо спасал.

Наши взгляды на мгновение встретились… Мне показалось, что я нырнула на дно озера с кристально чистой холодной водой. Вокруг нас забурлили ледяные потоки, закрутились вихри или это мое воображение разыгралось? Свежесть ветерка привела меня в чувство. Этот нежный лазурит глаз… Где я могла его видеть?

А эти длинные белоснежные волосы с голубоватыми прядями в сиянии ауры, сквозящая в движениях природная грация и уверенность — все это доказывало, что передо мной сильный маг из знатного рода. И, несмотря на его обычную, но добротную одежду, я каждой клеточкой чувствовала, что он не из простого народа. Да и редко когда среди крестьян рождались маги, а тут просто фонило мощной энергией.

Кажется, мужчина был потрясен не менее меня, вглядываясь в мое лицо. На несколько секунд он замедлился, но потом уверенно вынес из толкучки — и ни один из городовых не посмел его остановить. Одного взгляда было достаточно, чтобы они расступились. С магом лучше не связываться. 

— Кто вы? — задал вопрос мой спаситель после того, как опустил на ноги.

От его пронзительного взгляда я невольно опустила глаза. Я теперь действительно походила на воспитанницу монастыря, и стараться не надо.

— Изабелла Ламерет. Я благодарю вас за то, что помогли мне, — слабым голосом проговорила я, приседая перед магом.

— Вы здесь одна? — он продолжал меня пристально изучать. — Я мог бы проводить вас до вашего дома.

— Нет, что вы… не утруждайте себя! К тому же со мной моя тетушка Мэрианн…— я с беспокойством огляделась в поисках Мары и тут же была едва ли не снесена небольшим ураганом в виде новоиспеченной родственницы.

— Изабелла! Я так переволновалась! Это было так ужасно, так ужасно! — голос «тетушки» дрожал. — Все эти люди кругом... Нам не стоило сюда приходить.

А подруга довольно хорошо вжилась в роль сердечной родственницы. Она обнимала меня, гладила по щекам, а у самой от волнения в глазах стояли настоящие слезы, которые она демонстративно примакнула надушенным платком.

— Я должна поблагодарить вас, молодой… э-э-э…— голос ее дрогнул, когда она смогла рассмотреть того, к кому обращалась, — … господин за спасение моей племянницы.

Я видела, как Мара с трудом сохраняет достоинство, положенное леди ее возраста, а в душе, наверное, вся тряслась от страха. Все же незнакомец слишком восхищал и… настораживал. Я стала подозревать, что он вообще не человек. Я не встречала таких красивых мужчин среди людей, да еще с таким тяжелым, просто невыносимым взглядом, словно он снимал невидимые слои, чтобы добраться до твоей сути.

Я постаралась потупить глаза, мне только интересующихся моей новой личностью сейчас не хватало, хотя саму разбирало любопытство. Кто он такой? Но его аура была сокрыта от посторонних глаз.

— Не стоит благодарить меня, любой бы на моем месте помог юной госпоже в ее затруднительном положении. — Он склонил в легком поклоне голову. — Я просто оказался ближе всех.

— Хвала небесам, что они послали нам вас сегодня! — произнесла Мара с облегчением, возводя очи к небу, но при этом она казалась напуганной.

Я, сделав книксен, пробормотала слова благодарности и извинилась, мол, двум беззащитным женщинам не стоит оставаться в таком опасном месте.

Даже не дала и слово сказать в ответ, и поспешно взяв под руку подругу, потянула ее за собой. Незнакомый господин не стал нас задерживать, лишь понимающе улыбнулся, но вот откуда это навязчивое чувство, что он так просто не отпустит меня?

Мы торопились к карете, оставленной у магазинчика одежды.

— Ох, — вздохнула с облегчением подруга, когда мы отошли на достаточное расстояние, — хоть этот господин и спас тебя, Бель, но он показался мне слишком опасным. У меня от его леденящего взгляда до сих пор мурашки ползают по всему телу.

— Мне тоже показалось, что этот господин не простой человек. Глядя на его недорогую одежду, так не скажешь, но вот манеры и правильную речь не подделаешь.

— Боюсь, он счел тебя неблагодарной, ты даже не дала ему возможности представиться, словно не желала с ним новой встречи.

— Ни к чему нам знать его имя. И раз мы никогда больше не встретимся, то какая разница, что он подумал?

Мара промолчала, явно в душе соглашаясь со мной. В другой ситуации я бы обязательно постаралась отплатить за свое спасение, но сейчас на кон было поставлено многое. Лишних контактов стоит остерегаться, хотя на какой-то миг я вдруг почувствовала сожаление. Прекрасный облик спасителя не отпускал.

И все же я не выдержала и обернулась. Вернее, что-то дернуло меня это сделать.

Незнакомец смотрел на меня, а словив мой взгляд, ничуть не смутился, вновь улыбнулся. Теперь мурашки побежали и у меня. Что-то промелькнуло в его глазах, что навело меня на неожиданную мысль: он слышал наш разговор. Но разве это возможно? Человеку не под силу такие способности, если только он действительно человек. А еще в его голубых глазах я прочитала обещание, что мы обязательно встретимся.

 

ГЛАВА 3

Трехэтажный особняк бургомистра с белыми колоннами и декорированной мансардой сиял сотнями магических огней.

Выходя из кареты, я подхватила подол светлого платья и подала лакею вторую руку. Мара нервно замахала веером и последовала за мной. Ей, в прошлом простой девушке, все еще непривычно было посещать светские балы. Однако она быстро все схватывала, за провинциальную матрону вполне могла сойти.

Мы поднялись по ступеням к главному входу. И после того, как Мара показала пригласительные, слуги тут же распахнули перед нами двери.

Для увеличения возраста, подруга надела фиолетовое платье, скрывающее также ее слегка полноватую фигуру. Я же, наоборот, для своего первого выхода в свет выбрала белое с голубым отливом платье с тем намеком, что оно отлично подойдет к камзолу ледяного дракона. Ведь известна их любовь к синим оттенкам. 

Подругу вновь охватило волнение, когда головы присутствующих разом повернулись в нашу сторону, но я и глазом не повела. Мы здесь не для представления обществу, цель у нас была совсем иного характера. Подцепить на крючок рыбку. А потом можно и уйти. Только вот я не знала, как выглядит ледяной дракон, полагалось, что он сам найдет меня. Все последние случаи это успешно подтверждали. Заказчица назвала его имя Харальд тойх Аллстеинн. Если он представится, уж я точно его не пропущу. Что же, не буду прятаться по углам, просто подожду, пока рыбка сама клюнет на наживку.

Я нашла хорошо освещаемое место у столиков с едой и направилась к ним. Заодно и деликатесами побалуемся. Мара не отставала ни на шаг.

Но я не учла одной ма-а-ленькой детали. Мое новое тело действительно было хорошо во всех пониманиях, и меня тут же окружили молодые люди, жаждущие внимание юной и прекрасной баронессы. Блин блинский! Да кто же меня рассмотрит через всю эту толпу, а?

Но тут сработало людское любопытство. Всем наоборот стало жутко интересно, что это за юное дарование, притянувшее взгляды местных оболтусов. Рано или поздно дракону тоже станет любопытно…

Внезапно оборванная мелодия заставила моих поклонников оторваться от предмета своего обожания, то бишь меня. Я тоже осмотрелась и едва не выронила бокал из рук, который мне протянул один из молодых людей. Встретившись с голубыми глазами своего недавнего спасителя, я замерла.

Нас свел случай или все же ему стало известно о моих планах посетить бал?

Он находился в свите сопровождающих и приблизился настолько, что ошибиться я не могла, хотя и очень хотела. Это был ОН! На этот раз его одежда сверкала золотой вышивкой, а пуговицы на синем бархатном камзоле представляли собой отшлифованные драгоценные камни.

Сердце екнуло — ждать беды.

Незнакомец остановился, едва ли не замораживая взглядом моих почитателей, а потом направился прямиком ко мне.

— Азурийский принц! — испуганно зашептались все вокруг, расступаясь перед моим спасителем.

Моих поклонников тут же смело в сторону. Кто же в трезвом уме станет соперничать с принцем ледяных драконов?

А я так и стояла в подвешенном состоянии, начиная потиху прозревать. Везет же мне на этих ледяных! Первое желание — бежать! Но ноги вдруг приросли к мраморному полу. Все же правильно показалось при нашей первой встрече, что он не человек, но что он принц ледяных драконов, мне это не могло прийти в голову даже в дурном сне. Теперь его аура открыто сияла лазурными красками, переливалась всеми оттенками серебристого и ослепительно-белого, выдавая сущность хозяина. Понятно, почему он скрывал свою ауру. Реакция на улице города была бы впечатляющей. Легенда про ледяных драконов — любимая байка-страшилка всех народов.

В зале стихли все разговоры, присутствующие, кто с интересом, кто с ужасом уставились на нас. Уверена, весть о том, что ледяной принц проявил внимание к юной баронессе, уже сегодня разнесется по всей столице и станет новостью номер один.

Как и положено, по этикету, я совершила реверанс, ровно, как и моя подруга. Так мы и застыли перед принцем. 

Мара прикрылась веером, чтобы скрыть нервозность.

— Мое почтение, тетушка Мэрианн, — обратился он к подруге и помог ей подняться.

Та, качнувшись, побледнела.

Я выпрямилась, и он тут же обратился ко мне.

— Какая приятная неожиданность! Кто бы мог подумать, что мы с вами еще раз встретимся?

Ага! Так я ему и поверила. Я сжала зубы и все же улыбнулась.

— Действительно, удивительно, — процедила, стараясь при этом выглядеть дружелюбной. Я все же должна поддерживать о себе впечатление, как о скромной деве из монастыря.

Принц довольно сощурился.

— Видно, Боги решили вернуть мне долг.

Я вспыхнула, вспомнив, как он нес меня на руках на виду у жителей столицы. Как смотрел на меня и как я обнимала его за шею… И опять перехватило дыхание.

— Умоляю вас не распространяться про этот эпизод в моей жизни! — надеюсь, что смотрела я красноречиво и невинно. — Если об этом станет известно всем, с моей репутацией будет покончено! Принц драконов спасает человеческую девушку.

— Тогда вы просто обязаны согласиться на два танца со мной, — усмехнулся дракон, и голос его при этом снизился на тон ниже, появились опасные хриплые нотки.

— Но… но… — я не находила слов. — Разве это не сочтут за благосклонность к вам?

Его ослепительная улыбка доказала, что он прекрасно об этом осведомлен.

А к нам уже на всех парах приближался раскрасневшийся от волнения бургомистр.

— Добро пожаловать, Ваше Высочество! Мы вас так ждали!

Бедолага вспотел, скорее всего, от страха, чем от волнения. Стараясь это скрыть, он прошелся по лысине платком, зажатым в дрожащей руке. Я еле удержалась от усмешки. И не пригласить не мог, несмотря на все свои предубеждения. Дракон, все же, да еще венценосный!

Принц окинул взглядом зал и остановился на музыкантах.

— Не стоит из-за моего появления останавливать праздник.

Бургомистр тут же скомандовал жестом, чтобы продолжали играть.

Ледяное Высочество, продолжая в дальнейшем игнорировать хозяина дома, подал мне руку. А тот и рад был счастливо удалиться к своему семейству.

— Позвольте пригласить вас на танец, — произнес он тоном существа, которому никогда не отказывали.

Мы стояли под прицелом глаз. Дураков нет, это понятно, кто же откажет? Но в мои планы не входила интрижка с принцем ледяных. С другой стороны, возможно в его свите находится тот, с кем меня связали нити истинной. Надо бы присмотреться.

Я подала руку и улыбнулась в ответ.

— С удовольствием, Ваше Высочество!

Мара, охнув, опустилась на стул, не в силах стоять, и стала взволнованно обмахиваться веером. А вот дракона, казалось, очень удивил мой ответ. Интересно, а что он ждал, что я буду трястись, как бургомистр? Но мне, конечно, надо бы вести себя скромнее, чтобы не вызвать подозрений.

Принц властно притянул меня к себе, да так собственнически, что я немного растеряла свою уверенность.

Мы начали танец.

Похоже, идея исследовать стан врага, начиная с принца, оказалась не слишком мудрой. Я прошлась взглядом по свите Ледяного в тайной надежде увидеть свою цель.

— Вы кого-то ищете? — тут же отреагировал дракон.

А с этим принцем не расслабишься, надо держать ухо востро. Он ловит каждое мое неосторожное движение. Придется с изучением подождать до конца танца.

— Вам показалось, Ваше Высочество.

— Тогда что занимательное вы нашли в моей свите?

Я невинно улыбнулась.

— Видите ли, я никогда не видела ледяных драконов, и мне стало любопытно.

Губы дракона дрогнули и медленно растянулись в улыбку.

— Ничего удивительного, если вы большую часть своей жизни провели за стенами монастыря. — Я успела только удивленно поднять бровь, как он продолжил: — Позволяю вам себя рассмотреть.

И так глянул, что я почувствовала, как полыхнули щеки. Я невольно потупила глаза, не в силах выдержать настолько откровенный мужской взгляд. А он еще сильнее прижал меня к себе.

Значит, справки наводил, интересовался?

Я чертыхнулась, но куда там, пришлось двигаться в танце и дальше.

— Вам не кажется, что вы нарушаете все приличия, — почему-то вышло сипло.

— Ничуть. Человеческие правила поведения созданы людьми, мы драконы свободнее в своих желаниях.

— Выходит то, что о вас говорят, это правда?

Мы разошлись в танце, потом дракон вновь с силой прижал меня к себе да так, что я тихо ойкнула и зарделась пуще прежнего. А ведь давно не девочка. Я имею в виду свою прошлую земную жизнь.

В ответ получила еще одну самодовольную усмешку. И что меня потянуло на этот бал? Даже не так, какую богиню я прогневала, что она послала мне этого нахального принца да еще дракона? Моя работа находилась на грани срыва, потому как кто решится перейти дорогу Ледяному Высочеству?

— Люди склонны преувеличивать, мы не такие страшные, как нас описывают. В этом вы сможете убедиться сами.

Ох, не понравилось мне, как он это сказал, вернее, как хрипло прошептал на ухо. Словно райскую жизнь обещал, наполненную удовольствием...

У меня по всему телу побежали толпы мурашек.

Ну, принцу грех жаловаться на внешность. Родители постарались создать его с таким идеальным лицом и такой фигурой, что сложно было сохранять равнодушие. Я отчетливо чувствовала сильное мужское тело, недаром была прижата так сильно. Ощущала, как слаженно двигались его мышцы в ритм музыке, как его нога проскальзывала между моих…

У меня перехватило дыхание. Что-то я слишком активно реагирую на этого дракона. Совсем забыла о своей миссии.

Мне повезло, что танец закончился, и я смогла получить передышку.

Принц откланялся и оставил меня. На время. Судя по тому прощальному взгляду, коим меня щедро одарили, я поняла, что меня впереди ждет продолжение банкета.

— Кажется, нам лучше уйти, — услышала я сзади тихий голос Мары. — Не к добру это внимание принца.

Я и сама понимала, потому как меня не покидало ощущение, что надо мной разверзлись небеса и меня вот-вот постигнет кара.

Я столько лет была орудием возмездия, что теперь оно обратилось против меня. Несмотря на то, что негодяи заслужили свое наказание, иногда мне казалось, что оно слишком сурово. Не всякий выдержит потерю истинной, это как отсечь себе конечности и лишиться части души. Тлен и вечная пустота… Бессмысленное существование. А если истинная пара соединялась брачными узами, и после кто-то из них умирал, то второго постигала та же участь.

Но я никогда не думала, что наказанием за все мои прегрешения станет принц ледяных драконов.

Я мысленно застонала и стала осматриваться. Нужно как можно скорее найти свою цель и покинуть особняк.

Но мой дракон не спешил находить меня. Впервые такая осечка. Стоит один раз увидеть истинную — и твоя цель на крючке, а тут… Этот принц всех поклонников распугал. Теперь ко мне боялись подойти, а я чувствовала, что меня не упускают из виду, просто физически чувствовала, как воздух вокруг сгущается и давит своей массой.

Я случайно встретилась с лазуритом глаз, и тут же отвела взгляд. Еще подумает, что жду его приглашения на танец. Вон как самонадеянно улыбается. Высокомерная ящерица!

Во время танца я стояла вместе с Марой в отдалении, но не спешила унывать. Вечер только начался. И вообще, я сюда не за танцами пришла. Возможно моему дракону что-то помешало прийти на бал, иначе чем объяснить его бездействие?

Решила не стоять на одном месте, а пройтись. Не помогло. Я по-прежнему скучала без кавалера. Мара тоже беспокоилась, но держала свои мысли при себе. И вот зазвучали звуки медленной мелодии — и ледяной принц вновь оказался передо мной.

— Вы позволите? — галантно протянул он руку.

— А если нет? — я едва себе язык не прикусила от досады.

Этот принц порождал во мне внутренний протест, который рвался наружу. Но с другой стороны воспитанница монастыря никогда бы не ответила так грубо, и уж тем более принцу драконов. И уж тем более ледяному. Черт! Все мой строптивый характер и, судя по реакции принца, я все-таки вызвала у него подозрения.

— Тогда я расскажу всем, что спас недавно баронессу, а она не желает наградить своего героя танцем, — коварно улыбаясь, ответил дракон.

Моя рука тут же оказалась в его ладони. Всего один танец, пустяки какие — и будем квиты. Надеюсь, после бала я больше не увижу эту настырную ящерицу!

Во время танца я старалась незаметно окидывать взглядом зал и не упускать из виду вход, чтобы не пропустить появление нового гостя.

— Почему-то мне до сих пор кажется, что вы кого-то ищете или ждете, — произнес принц.

— Возможно, — решила не скрывать я.

Вдруг отстанет?

Тут же мое скептически настроенное «я» скорчило в ответ кислую недоверчивую мину.

— И кого же, можно узнать? — полюбопытствовал он.

А ведь точно, он же принц ледяных, а я истинная ледяного дракона, вполне вероятно, он знает моего «избранника», так почему бы мне просто не спросить о нем?

— Имя Харальд тойх Аллстеинн вам о чем-нибудь говорит? — решилась я назвать имя.

Лицо дракона сделалось задумчивым и непроницаемым.

— Допустим. И зачем вам понадобился этот айр?

— А вот это вам знать не обязательно, — ответила я, получая тайное удовольствие от того, что могу отказать этому наглому чешуйчатому. Уверена, никто так не разговаривал с ним. Мне уже было плевать, что он подумает.

— Как раз обязательно, — усмехнулся дракон, окидывая меня внимательным взглядом. — Потому как тот, кого вы искали весь вечер, находится как раз перед вами.

Я сбилась с ритма и ошеломленно уставилась на дракона, раскрыв рот. А тот зубоскалил и явно радовался произведенному эффекту.

Постепенно в моей голове начала складываться из кусочков картина. Наша встреча, внезапный интерес, наведение справок обо мне, отсутствие избранника… Все изначально было очевидным, только я отказывалась в это верить.

Ну и свинью же подложила мне заказчица!

 

ГЛАВА 4

Я шла по ковровой дорожке к алтарю, а у самой ноги подкашивались от волнения. Мой жених не сводил с меня восторженных сияющих глаз. Но по-другому и быть не могло. Я его истинная.

Мой принц, прекрасный в своем белом одеянии, ждал меня. Сейчас мы соединим руки, храмовник произнесет заветные слова — и мы станем мужем и женой на веки вечные…

Но не в этой истории.

На мгновение мне даже стало жаль принца, жаль портить такую чудесную картину соединения двух влюбленных, но я тут же мысленно одернула себя, напомнив, почему я здесь и за что мне платят. Не стоит обманываться красивой внешностью мужчины, под соблазнительной улыбкой которого скрывается жестокость. Сколько раз вот так я уже шла навстречу жениху, жаждущему услышать мое согласие под сводами храма и желающего разделить одну жизнь на двоих, а потом сбегала в самый ответственный момент?

«Это в последний раз» — напомнила я себе. Уже завтра я восстану из пепла… э-э-э… проснусь с новым лицом, а чудовище получит по заслугам.

Я воспряла духом, но с сердца тяжесть не ушла. Я вообще испытывала странные чувства, словно выходила замуж по-настоящему. Весь этот предсвадебный невроз, дрожание ресниц, впадание в краску… Или просто жарко от такого пристального внимания?

В храме пахло воском тающих свеч и удушливым ароматом свежих цветов, служивших живым украшением. Слабость и легкое головокружение, а также нарастающую тревогу я списывала на переполненность святого места, и как следствие — нехватка кислорода. Хотелось обмахнуться веером, но, увы, в руках я сжимала букет нежных роз. Придется потерпеть.

А народ все прибывал. Не каждый день женится наследный принц Ледяных драконов.

На бракосочетании присутствовали все главы дружественных стран. Среди богато одетых приглашенных я уловила взгляд заказчицы. Лицо спрятано под вуалью, но чутье меня ни разу не подводило. Это была она. Пришла лично убедиться в выполнении договора. Ну что ж, свою работу я всегда довожу до конца. Кто она такая, я не знала, не в моих правилах настаивать на произнесении имени, если заказчик желает сохранить инкогнито. Главное, что уже сегодня я получу остаток за проделанную работу. И только после этого Изабелла Ламерет исчезнет навсегда.

Я вновь устремила взгляд на великолепного мужчину, ожидавшего меня у алтаря. Длинные белоснежные пряди переплетались с голубыми нитями волос и свободно падали на широкие плечи. Волевой подбородок приподнят, красивый изгиб губ, притягивающий женские взгляды. Даже сейчас я чувствовала уколы по ауре, свидетельствующие о ревности и даже ненависти некоторых знатных особ, явно мечтающих занять мое место.

Мужчина, который сейчас смотрел только на меня, обладал идеальными пропорциями лица и какой-то непревзойденной и недосягаемой красотой. С такой внешностью можно одурачить любую, только не меня, знающую его страшную тайну. Но невероятно голубые глаза «тысячелетнего Бога» взирали на меня с такой несвойственной ледяным драконам нежностью, что я невольно замедлила шаг, а сердце в который раз предательски чертыхнулось в груди.

Длинный шлейф моего свадебного платья с легким шуршанием несли за мной маленькие дракончики в белых платьицах и голубых камзольчиках. Детишки, которым на самом деле было по лет пятьдесят, проделывали со мной путь до алтаря со всей серьезностью, на которую были способны. Вот в их глазах я не увидела ненависти, они искренне радовались торжественному моменту. 

На голове сияла диадема из радужных камней, отблески которых падали на лица вельмож. О ее стоимости я даже боялась подумать. Придется бросить тут, такая вещь не останется незаметной. Я все еще не понимала, во что вляпалась, раз умудрилась довести дело до свадьбы. Когда соглашалась на эту работу, я не знала, что мой «избранник» каким-то боком связан с королевским домом, а потом все так закрутилось, наросло в такой ком, что пришлось следовать сложившейся схеме. Я или совсем безрассудная, или слишком уверена, что меня потом не найдут. Но ведь до этого же не находили? Да и как найти того, кто оказывался мертв?

— Сегодня на наших глазах две души решили вступить в единый союз сердец. Искренно ли ваше желание? — храмовник воззвал со своего возвышения к моей совести, но мне оставалось произнести в ответ «да» и скромно потупить глаза.

Еще не время.

Я почувствовала, как сердце забилось в грудной клетке встревоженной птахой. Осталось совсем немного подождать, но почему-то глубоко внутри сущность истинной воспротивилась. Я силой воли заставила ее умолкнуть.

— Да! — ответил жених, поворачиваясь ко мне с сияющим лицом, отчего я вновь почувствовала сожаление. Мне придется разрушить его жизнь.

И почему меня это так удручает? Чудовище заслужило такой конец.

— Да! — ответила я, с трудом натягивая улыбку на лицо.

Удар стоит делать с самый последний момент, тогда боль затопит разум и поглотит душу. Вот тогда я, как в одном известном фильме «Сбежавшая невеста» развернусь, подхвачу подол длинного платья, намотаю на руку и, стремглав, умчусь в закат, а вернее, в свободное и безбедное будущее.

Храмовник произносил поток священной речи, а я все больше утопала в омуте небесных глаз. Казалось, весь мир перестал существовать. Остались мы вдвоем. В этот раз оказалось тяжелее всего. Я чувствовала энергетические потоки, захватившие нас в кольцо, и они усиливались с каждым мгновением.

Ритуал подходил к концу.

— Харальд Руальдор Витаррд тойх Аллстеинн, готовы ли вы взять в законные жены Изабеллу Ламерет? Делить с ней радости и все невзгоды и умереть в один день?

— Да! — ничуть не колеблясь, ответил принц, сжимая мои холодеющие пальцы.

— Изабелла Ламерет, готовы ли вы взять в мужья Харальда Руальдора Витаррда тойха Аллстеинна в законные мужья? Делить с ним радости и все невзгоды и умереть в один день?

Мне показалось, что моему сердцу мало места в груди, что в наступившей тишине все слышат, как оно громко и взволнованно стучит. Голубые глаза вспыхнули призывным огнем. Я почувствовала, как моя душа поддалась на его зов. Кольцо единства засверкало и сжалось, вынуждая выдохнуть едва слышно:

— Да!..

В первые секунды я не верила, что ответила согласием. А когда опомнилась, ледяные нити уже вплелись в мою ауру и слились с золотыми в неповторимый узор, а вихри, кружащие вокруг нас, рассыпались огненно-сизым пеплом, в последний раз дыхнув в лицо и отводя волосы назад.

И тогда я очнулась. Твою ты за ногу! Кто дернул меня за язык?! Что это вообще было?

С ужасом я смотрела в лицо тому, кто стал теперь моим мужем.

Как я могла во все это вляпаться?

Принц напрягся, вглядываясь в мое лицо. У меня не было времени, чтобы обдумать создавшееся положение. Бежать — была единственно верная мысль в данный момент.

Я с силой вырвала пальцы из плена. Харальд все с большей тревогой наблюдал за тем, как я сорвала диадему с головы и вложила ему в руки с прощальными словами:

— Прости, но я передумала…

И я побежала, чувствуя, что если еще немного помедлить, то скрыться будет невозможно.

— Задержать принцессу! — услышала я в спину разгневанный рев прозревшего жениха, а теперь уже и мужа.

Другого выхода не оставалось, как обернуться фениксом. Золотые крылья выросли за спиной в одно мгновение, и я перемахнула через преграду в виде стражников и, вырвавшись наружу, взмыла в небо.

А вслед мне слышался пробирающий до дрожи, отчаянный зов оставленного мужчины.

— Изабелла-а-а!

 

***

Опустилась я за городом в условленном месте. Мара уже поджидала меня возле кареты на склоне горы, зябко кутаясь в черный плащ. Все вещи она заранее уложила в саквояжи, и они рядком стояли на крыше дорожного транспорта и были крепко перевязаны веревкой. Кучер, надежный человек, ждал приказа, чтобы отвезти нас в любую часть света.

Как только я коснулась земли, приняла человеческую форму и поспешно подошла к подруге.

— Ну как все прошло? — с нетерпением схватила она меня за руки.

По мере вглядывания в мое лицо, она все больше становилась встревоженной. Подруга на редкость чутко воспринимала мое настроение.

— Кажется, мы влипли. — Коротко ответила я. — Ничего не спрашивай, все расскажу в пути.

Мы сели в карету, и кучер погнал лошадей.

— В Элидгейн! — скомандовала я ему, выглянув в окно и с беспокойством оглядывая местность. Пока преследователей я не видела, но с ледяными ни в чем нельзя быть уверенной. Они из-под земли найдут. Найдут и опять туда закопают.

Я бросила последний взгляд на город, что хорошо просматривался со склона, и с тяжелым сердцем задвинула занавеску. Я покидала столицу, оставляя навсегда воспоминания о принце. Почему меня так гложут мысли о нем? Неужели этому дракону удалось пробудить во мне чувства?

Я тряхнула головой, прогоняя наваждение. Опять поддалась слабости. Приняла жалость за любовь. Мне нужно чаще вспоминать о том, как пару веков назад Ледяные пытались завладеть миром, и сколько после той беспощадной войны выжило людей и других существ.

Уже в дороге я поведала подруге о том, что произошло в храме. Марика в ужасе поднесла руку ко рту.

— Но разве это не означает…

— Что не смогу вернуть свою внешность? Да! Если умру — умрет и мой новоявленный супруг, — подтвердила я страхи подруги.

— Что же теперь делать? — испуганно зашептала она, округлив от ужаса глаза. — Как же мы спрячемся? Принц ледяных драконов один из самых сильнейших магов Иморрлиса!

Я устало откинулась на спинку сидения и тяжело выдохнула:

— Мне нужно время, чтобы обо всем подумать.

Я закрыла глаза, всем видом показывая, что нуждаюсь в тишине и спокойствии. Марика замолчала, а я попыталась продумать дальнейший план бегства.

Подпрыгивание на ухабах немного отвлекало и заставляло хвататься за сиденье и стенки кареты, но успокаивало то, что мы быстро отдалялись от города. На моем безымянном пальце имелся перстень, который, если повернуть против часовой стрелки, менял внешность своего хозяина. Второй его близнец сидел, как влитой, на пухлом пальчике Марики. По молчаливому сговору мы одновременно повернули их. Иногда мы использовали перстни, чтобы временно поменять внешность и спрятаться. Не зря я тратила огромные деньги на редчайшие артефакты. При моей жизни стоило подстраховаться.

Сама я обладала магическим потенциалом, но вот чтобы использовать его, необходимы знания и практика. Я смогла самостоятельно обучиться бытовой магии и нескольким защитным и охранным заклинаниям, и достаточно сильным. Не раз они спасали меня, и одно из них позволило мне сегодня уйти от преследования драконьей стражи. Но действие заклинания было пропорционально воздействию. Я видела, как сила заклинания таяла.

Я вновь напряглась и влила свою магию, образуя невидимый слой защиты в виде щита. Но бесконечно я не смогу так прятаться. Мне нужно надежное укрытие. Сейчас у меня в лучшем случае в запасе несколько дней, пока нас не засекут магические поисковики. Мне нужны мощные силовые камни, чтобы подпитать заклинание, иначе мое местоположение раскроют. А такие артефакты только в южной столице достать — в Элидгейне.

Я пыталась понять, что меня сподвигло ответить согласием стать женой дракона, но так и не смогла. Крепко переплелись нити жизней при обручении, ничем их не разорвать. Только моей смертью. Но тогда вместе со мной умрет и дракон, а я, каким бы чудовищем его не считала, не хотела стать убийцей. 

Перед глазами вновь возникло его встревоженное лицо, глаза наполненные тоской и непониманием — и в горле застрял ком.

После того рокового бала я стала невестой принца. Как только было получено мое согласие и согласие моей «семьи», обалдевшей от всего происходящего, пошли приготовления к свадьбе. Жениха я увидела во второй раз уже во время церемонии…

Я тягостно вздохнула. Не нужно было мне соглашаться на эту сделку, сердце подсказывало, а я не слушала. Теперь я навечно стала женой наследного принца ледяных драконов, этот союз не разорвать. Меня будут искать по всему Иморрлису. И драконица не спустит мне за невыполненную работу. Если бы я только могла умереть…

В этот момент карета резко остановилась, и я уперлась руками в стенки кареты, чтобы не налететь на Марику.

Мы взволнованно переглянулись с подругой. 

— Тирвуд? Что произошло? — громко обратилась я к кучеру.

— Г-госпожа, вам лучше выйти, — произнес слуга с явным беспокойством.

Я выглянула в окно и убедилась в догадке. Драконы! Но на них не было голубой формы королевских стражей. Как тени, они застыли возле кареты, мрачные и спокойные. Один из них напустил магическую плеть на шею Тирвуда, от чего бедолага застыл на облучке в неудобной позе, отпустив вожжи.

Среди драконов я увидела знакомую женскую фигуру. Легка на помине.

Я сделала порыв, чтобы открыть дверцу, как меня тут же остановила Марика. Ее рука легла на мою и с силой сжала запястье.

— Бель… — с отчаянием в голосе произнесла она.

Я ободряюще улыбнулась ей.

— Оставайся в карете, здесь безопаснее. Что бы ни случилось, не выходи. Им нужна я. Я попробую договориться.

Я прихватила мешок с задатком и снова взялась за ручку дверцы. Но Марика не отпустила.

— А если не получится? Я боюсь, Бель!

Я подмигнула ей и подкинула мешочек на ладони.

— С этим получится. Жди!

Мне бы той уверенности, которую я показывала.

Один из теней разложил ступеньки и молча подал руку в перчатке, чтобы я могла сойти. Я его помощь проигнорировала и спустилась сама.

— Вы меня удивили, — выбрала я для разговора уверенный тон. Не стоит показывать слабость перед противником. — Королевским поисковикам не удалось меня найти, а вот вашим ищейкам — да!

Темноволосая драконица с двумя синими прядями, спускающимися у висков, хищно улыбнулась. Я впервые увидела ее лицо, холодное, красивое, синие глаза смотрели расчетливо и надменно. Я не смогла определить ее возраст. Если бы она была человеком, то я дала бы ей лет двадцать семь.

— Просто они следили за твоей служанкой, — произнесла она, тоже разглядывая меня с интересом.

И я знала, что она видит. Прежнюю меня, темноволосую шатенку с зелеными глазами, только более юную, не больше шестнадцати лет.

— А вот сейчас я четко чувствую, что на тебе морок. Теперь феникс не может поменять обличие? Кто бы мог подумать, что в человечке хранится такая сила!

Я даже бровью не повела и мысленно похвалила себя за сдержанность и хладнокровие в данной ситуации. Она видела мое превращение в храме — и связала факты.

— Теперь понятно, как тебе удавалось так легко дурачить головы, только ты допустила одну большую ошибку — не стоило тебе выходить замуж за принца.

— Вы тоже изначально не были честны со мной и не сказали, что мой избранник — наследный принц.

Надо же, как я могла забыть! — притворно ахнула драконица.

Я проигнорировала ее насмешливый тон.

— Я возвращаю залог. Наше соглашение может быть расторгнуто.

И я протянула мешочек.

Драконица улыбнулась, но вот ее взгляд не обещал ничего хорошего.

— Само собой разумеется, ты вернешь деньги. Но за ошибки обычно платят, а в твоем случае — жизнью.

Я похолодела внутри, но виду не подала.

— Если я умру, умрет и ваш возлюбленный…

Говорить я не смогла, потому как драконица разразилась смехом.

— Я разве говорила, что люблю его? Я ненавижу его! — прокричала она, теряя самообладание. Ее красивое лицо исказилось от гримасы и стало теперь отталкивающим. — Ты испортила все мои планы.

— При нашей первой встрече вы по-другому говорили.

Она усмехнулась. По ее молчаливому приказу две тени схватили меня за руки, я даже не успела среагировать. Лицо драконицы оказалось напротив моего.

— Я должна была оказаться на твоем месте, а ты заняла его. Но так, возможно, даже лучше. Он должен был сойти с ума от тоски, но это могло занять столетия, теперь же после его неожиданной кончины престол перейдет ко мне!

Родственнички, значит.

Великолепно!

Эта драконица стоит тех легенд, которые рассказывают про ледяных. Но тогда...

— Значит, все, что вы рассказывали мне о принце Харальде, неправда?

— А как бы я тогда смогла уговорить тебя взяться за работу? — довольно усмехнулась принцесса драконов, забирая задаток из моих рук.

Она открыла мешочек и, достав один из редких камней, любовно уставилась на него. Верно говорят, что драконы падки на драгоценности.

— Глупая девчонка! Ты не заслуживаешь такого сокровища. Эти камни пойдут на украшение моей короны.

— Отпустите моих слуг! — дернулась я. — Они ни в чем не виноваты!

— Лишние свидетели мне не нужны, — холодно ответила драконица. — Убить их всех! — скомандовала она слугам.

От ужаса я застыла. Я не могла даже заклинание сплести, меня крепко держали за руки. Испуганную Марику выволокли из кареты. Один из слуг драконицы достал из ножен меч и с холодной улыбкой направил его на меня.

Я не страшилась смерти и холодно смотрела на занесенный меч, но я безумно боялась за жизни верных мне людей. Я просила Богов этого мира сжалиться над ними. Пусть я исчезну навсегда, раз они решили меня наказать, но Мари и Тирвуд должны остаться в живых.

Я закрыла глаза, продолжая просить за своих друзей, и, кажется, Боги услышали мои молитвы.

Неуловимое движение, звук скользящего лезвия — и меч, направленный мне в грудь, отведен. Широко распахнув глаза, я с удивлением смотрела на появление нового героя. В черной одежде с пурпурным плащом, развевающимся на ветру, с огненными волосами, уложенными назад и скрепленными между собой, он появился внезапно, как вихрь, остановив мою казнь.

— Демон? — гневно вскрикнула драконица. — Что ты здесь забыл?!

— Я тоже рад тебя видеть, Розалинда, — усмехнулся мой герой, склоняясь перед драконицей и делая витиеватый жест рукой.

— Не вмешивайся, Ален, людские дела тебя не касаются, — довольно резко ответила она, но я заметила, что под этой грубостью скрывался страх. Любопытно, что это за демон, если его боится даже эта высокомерная стерва. 

— А мы разве сейчас на драконьих землях? — лукаво усмехнулся мой герой и медленно перевел свой взгляд на меня. В его алых глазах вспыхнули искры интереса и… желания.

Смазанные движения — и две тени, держащие меня за руки, лежат замертво на земле, а я оказываюсь в объятиях своего спасителя. Этот демон невероятно быстр. Придерживая меня за талию одной рукой, он прикрыл глаза и втянул воздух, явно наслаждаясь процессом.

— Этот пьянящий запах я почувствовал за несколько миль, было бы жаль, если бы я не успел.

Когда наши взгляды встретились, его глаза вспыхнули довольным огнем. А я поняла, что слишком рано порадовалась. Демоны опасны тем, что питаются эмоциями. Выпивая душу, они лишают тебя всех красок восприятия, превращают в живого мертвеца. Они подобны вампирам, только более опасны и могущественны. 

— Если ты так желаешь, то я могу ее отдать тебе, — согласилась драконица, хотя уверена, все внутри у нее клокотало от ярости. — Мне нужно только ее тело.

— Какое расточительство, выпивать ее всю, — с сожалением произнес демон. Он ласково провел ладонью по моему лицу, отчего я возмущенно дернулась в его руках. Демон, явно предвидя это, довольно улыбнулся, сверкнув клыками, и теснее прижал меня к себе. — И я не уверен, что хочу поделиться таким сокровищем.

Драконица готова была взвыть от негодования. Она метнула в меня взгляд, полный ненависти:

— Еще встретимся! Не надейся, что тебе удастся скрыться от меня! — процедила она сквозь сжатые зубы, в одно мгновение превращаясь в синего дракона.

С гневным ревом она оторвалась от земли. Отпустив моих слуг, за ней последовали и ее тени, поднимая клубы пыли.

Воздушные драконы — ближайшая ветвь королевской династии. Эта Розалинда, судя по ее словам и гонору, являлась скорее всего, принцессой.

Когда драконы отдалились, и пыльное облако улеглось, я увидела, как Марика испуганно жмется к кучеру и перевела вопросительный взгляд на демона. Моя судьба и судьбы моих друзей теперь зависели от воли другого опасного существа. Радовало то, что меня хотят посмаковать, а не выпить сразу, а значит, у нас есть еще шанс спастись. Может, я смогу с ним договориться?

— Что вы намерены с нами делать? — спросила я демона.

Тот, сощурившись, молчаливо разглядывал меня.

— А что бы ты хотела? — едва ли не промурлыкал он в ответ.

Я поджала губы и приготовилась дать отпор.

— Вам ведь нужна я? Отпустите моих слуг.

Алые глаза продолжали внимательно изучать меня.

— Впервые вижу, чтобы кого-то волновала не своя жизнь, а судьбы низкородных. В твоих глазах я совсем не вижу страха. Что еще больше притягивает меня к тебе.

А вот этого мне не надо.

— Это означает, что вы отпустите их? — с нажимом спросила я и совершила за спиной незаметный пас рукой, готовясь к тому, чтобы произнести защитное заклинание.

Демон улыбнулся.

— Я готов отпустить вас всех… но с одним условием.

От удивления я раскрыла рот, а рука так и застыла.

— Я не ослышалась? И что же это за условие?

— Ты должна по своей воле подарить мне поцелуй, — улыбнулся демонюка.

Ну конечно, а я-то думала, чего он такой добренький!

— Вы думаете, я поверю демону? Я слышала,что вместе с эмоциями, вы способны выпивать и воспоминания. Может статься и так, что я забуду о вашем обещании. Или же вы просто сами забудете о нем.

— Я готов дать клятву, если тебя это успокоит.

Я посмотрела на друзей, хранящих тревожное молчание. Тирвуд, крепкий мужчина сорока лет, многое повидавший на своем веку, хмуро и недоверчиво взирал на демона. Марика готова была заплакать, но держалась. Ради них я могла умереть и не возродиться больше, а уж поцеловать демона — и того подавно.

— Тогда поклянитесь жизнью своего Владыки, что после поцелуя отпустите нас всех и не причините вреда.

Слышала, что эту клятву не может нарушить ни один демон. Будем надеяться, что она подействует.

Глаза призывно вспыхнули, а губы демона сложились в обольстительную улыбку. Он чувствовал, что я вот-вот соглашусь.

— Клянусь жизнью Владыки демонов, что не нарушу свое обещание. Как только ты подаришь мне добровольно свой поцелуй, я отпущу вас и не стану преследовать.

Глаза Марики испуганно округлились, она вся затряслась и замотала головой, но от страха не смогла ничего вымолвить. Она очень волновалась за меня, но я уже все решила. Тирвуд смотрел без всякого осуждения, с пониманием, в его глазах я прочла благодарность и в то же время он чувствовал свое бессилие перед таким опасным существом, как демон. Он мог бы попытаться спасти двух слабых женщин, но знал, что и шага не сделает. Но я и не просила.

Он нахмурился и опустил виноватый взгляд, потом бережно обнял Марику — и та с всхлипом уткнулась в его грудь.

Я посмотрела на демона, а потом, решившись, потянулась на носочках, обняла его за шею и… поцеловала.

Как только коснулась мужских губ, унеслась в прошлое.

— Дорогой, угадай, кто приехал?

— Ты о чем, Лен?

— Мне удалось купить билет на ближайший рейс, правда, здорово?

— Ты хочешь сказать, что летишь?

— Я уже возле дверей, милый. Сюрпри-и-из!

Я с улыбкой отключила звонок мобильного. Привычно щелкнула ключом, открыла дверь и закатила в прихожую желтый чемодан. В нос неожиданно ударил сильный запах алкоголя и дыма сигарет, но муж никогда не курил дома.

Я оглянулась и замерла посреди прихожей.

А вот и муж показался, встревоженный, лохматый, наскоро застегивающий халат на голое тело. Он что, устроил в доме вечеринку? Весело же он проводил время в мое отсутствие. В зале валялся мусор, пустые бутылки, на столе остатки еды, а из ванны доносился звук льющейся воды и женское довольное пение…

Я прислушалась.

— Л-лен, — голос мужа звучал взволнованно и отрывисто. — Это н-не то, что ты думаешь!

— Генна-а-дий! — раздалось из душа. — Спинку мне потереть не хочешь? Я уже успела соскучиться, котик!

А меня, кажется, сейчас разберет нервный смех. Вернулась жена из командировки...

— Леночка, ты все не так поняла! — муж пытался оправдаться, но, ступив босой ногой, споткнулся о пустую бутылку и растянулся на полу. А я… я, не помня себя, выскочила на улицу и, вытирая на ходу слезы, бежала, куда глаза глядят. 

По щекам побежала соленая вода. Я вновь пережила тот стыд, потрясение, осознание потери, жалость к себе. Меня вновь трясло, как от ледяного холода, а в глазах все расплывалось. Визг тормозов жутким скрежетом врывается сквозь пелену сознания, меня с силой отшвыривает в сторону.

Невыносимая боль. Мамочка! Если ты слышишь меня, приди, успокой. Не могу больше, кажется, что меня рвет на части.

Шум, свет, движение. Я в операционной. Понимаю это по отрывкам разговора врачей. Я часто задышала, сердце бешеной белкой заскакало в грудной клетке, сейчас не выдержит. Новая боль — и я вытягиваюсь, как струна, и меня отпускает. Все становится таким безразличным. Жаль потерянных лет. Если бы только я могла начать все сначала…

И в этот момент раздается новый протяжный звук, но он уже не беспокоит меня. 

— Пи-и-и-и-и…

Тогда я впервые умерла.

Эти воспоминания почти стерлись из моей памяти. Я хотела их забыть, похоронить за многотонной каменной плитой, но поцелуй с демоном открыл задвижки — и они хлынули бесчисленным потоком.

Вокруг пляшет огонь, его языки подбираются все ближе. Я лежу на спине с распахнутыми глазами. Не могу пошевелиться и понимаю, что скоро умру, легкие наполняются удушающим дымом, не могу вдохнуть, а сердце едва трепещет в груди. Сознание медленно уплывает.

В последний раз я смотрю на горящий потолок таверны, балка вот-вот обрушится — и огонь поглотит меня.

Ненасытное прожорливое чудовище! Скоро ты будешь довольным. Однажды я уже умерла, и больше не боюсь, а в груди, как этот беспощадный огонь, что уже почти поглотил все вокруг, бушует диким пламенем ненависть. Я вернусь, чтобы отомстить! За приемных родителей, за названную сестру.

Я обещаю!

Слезы душат. Я больше не выдержу! Не могу! Но сильные объятия не дают желанной свободы.

Я пытаюсь вырваться, кусаю за губу до крови, чувствую привкус железа вперемешку со своими слезами — и меня, наконец, отпускает боль. Блаженство, я чувствую мир и успокоение, невесомость, а еще вкус его сладких губ.

Упоительно.

Не могу сдержать восторг — и хриплый стон вырывается из горла, останавливает поцелуй. В голове шумит водопад, в венах бурлит река. Никогда поцелуй не был столь тягуче пряным, настолько безумно волнующим, невыносимо острым.

После испытанной боли я почувствовала неожиданное освобождение, полет, возносящий меня наверх — и не хотела возвращаться назад.

Но за эйфорией последовало стремительное падение. Шум в ушах усилился — и я почувствовала, что мои губы больше не сминает ураган. Сладость больше не таяла на языке, а сам он больше не ласкался, как игривый щенок.

Медленно я приходила в себя. Ноги не выдержали, колени согнулись, и если бы не мужские руки, что вовремя придержали и не дали упасть, лежала бы уже на земле без сознания.

На краткий миг я окунулась в огненную лаву глаз, демон явно был потрясен не меньше моего. Я знала, что всю мою боль он прочувствовал вместе со мной. Поднеся руку к губам, он, все еще не отходя от шока, вытер кровь, разглядывая с каким-то странным выражением испачканные пальцы.

— Ты свободна, — наконец, прохрипел он. — Как я и обещал.

Он передал меня Тирвуду. Сама бы я не дошла до кареты. Демон выпил достаточно моих сил. А еще демон, которого драконица назвала Аленом, взмахнул рукой. Я почувствовала, он наложил какое-то сильное заклинание на карету.

— Драконы тебя больше не побеспокоят, — произнес он.

Мне оставалось только радоваться такой неожиданной щедрости. Сил на то, чтобы сплести новое заклинание, у меня уже не оставалось.

Мы тронулись с места. 

— Ты как, Бель? Тебе плохо? — Марика участливо подвинулась ко мне.

Я усмехнулась.

— Все как раз наоборот. Я чувствую освобождение… так легко на душе, кто бы мог подумать, что демоны забирают боль. Наверное, я должна поблагодарить его за это.

Марика с изумлением слушала меня, она явно волновалась за мое умственное состояние, наверное, думала, что я помешалась, а я улыбалась, впервые за долгое время так счастливо.

— Вспоминаю свое прошлое — и ничего! Словно я его отпустила. Мне снова хочется смеяться, радоваться жизни, хочется танцевать. Это невероятное ощущение, от которого кружится немного голова.

Морщась, я коснулась рукой виска, на мгновение прикрывая глаза.

Марика обеспокоенно засуетилась, помогла мне лечь, подложив под голову бархатную подушку.

— Это от слабости, Бель. Демон выпил твои силы. Ты лучше приляг — отдохни.

— Ничего. Я посплю — и силы вернутся, — улыбнулась я, чувствуя беззаботность и легкую сонливость. Ловила себя на том, что хотелось рассмеяться, громко и весело. — Теперь мне кажется, что кошмары больше не вернутся. Я чувствую, что смогу в столице начать новую жизнь.

— Вот и хорошо, Бель. Ты спи, я посторожу твой сон, — гладя меня по волосам, ласково отозвалась подруга, и как мне показалось откуда-то издалека.

И я, продолжая счастливо улыбаться, сомкнула глаза и провалилась в глубокий сон.

А как проснулась, я действительно почувствовала прилив сил. 

 

ГЛАВА 5

Все эти несколько дней, что мы добирались до южной столицы, нам приходилось ночевать в лесу. В первую очередь будут прочесывать все таверны и постоялые дворы. Еды и теплой одежды мы прихватили достаточно, чтобы не замерзнуть и не оголодать. С каким же удовольствием я растянулась на кровати в одном из дешевых трактиров Элидгейна и неважно, что она оказалась жесткой. Это не на земле спать.

После сытного ужина Тирвуд ушел спать в конюшню, ему не привыкать делить кров с лошадьми. Он больше предпочитал их общество, чем людское.

Впервые за эти дни я приняла горячую ванну и вновь почувствовала себя приобщенной к цивилизации. Марика составила мне компанию, помогла освободиться от платья. Свадебное одеяние я давно уже сменила на дорожное. Ничего предосудительного в том, чтобы помыться вместе, я не видела. Марика только для отвода глаз считалась моей служанкой, в этом мире ближе ее у меня никого не было. Я спасла ее от мучительной смерти, когда ей не было и семнадцати. Для своего мужа-изверга она умерла, в деревне ее ничто больше не держало. С тех пор мы не разлучались, и вот, спустя десять лет, она казалась меня старше. Я же нисколько не менялась в годах, хоть и сменила много личин.

Лежа в воде, я откинулась Марике на грудь, пока она терла мои плечи.

— Все же мы везучие с тобой, Бель, — она убрала в сторону мои длинные волосы и принялась старательно намыливать шею и руки.

Я что-то промычала в ответ, вконец расслабляясь от горячей воды и массажа.

— Ведь если бы нас не спас тот таинственный демон, клювали бы наши тела в горах хищные птицы. Я вот все думаю, как он нас так просто отпустил? — задумчиво произнесла Марика, перестав меня мыть.

— А он просто так и не отпустил. Если ты забыла, то я напомню про поцелуй, — произнесла я в ответ.

Марика стала с усердием тереть дальше.

— Нет, ну правда, — она все еще сомневалась и никак не могла понять. — Про демонов такое рассказывают, а тут он спас от смерти, потом избавил от болезненных воспоминаний… Сколько помню тебя, ты из-за них спала плохо, кошмары снились. Неужели не все демоны так ужасны, как о них говорят?

— Вспомни, про драконов тоже не лестно отзывались, но, как видишь, и здесь приврали.

Тут я удивленно скосила на Марику глаза.

— А ты часом не влюбилась в этого демона?

Подруга покраснела и тут же шутливо плеснула мне в лицо мыльной воды.

— Да ну тебя!

Я без ответа не осталась. Отомстила “цунами” в деревянной лохани. Потом в ход пошла ароматная пена. Ее я умело размазала по щекам и носу подруги. Смеясь, мы все же домылись и счастливые повалились спать.

Все завтра. Наведаюсь в одну лавку за камнями. Подумаю, что делать дальше, на что жить. А сейчас хотелось просто выспаться по-человечески.

Я потушила свечу.

— Бель? — через некоторое время услышала я рядом голос бодрствующей Мары.

— М-м-м… — я уже почти спала, но все же откликнулась.

— А каково это, целоваться с демоном?

Я вздохнула и открыла глаза.

— Если я скажу, что незабываемо, ты успокоишься и дашь поспать?

Марика не выдержала и хихикнула в темноте комнаты.

— Это я тогда и так по твоему лицу поняла.

— Раз поняла, тогда спи!

Не прошло и минуты…

— И все же, что ты почувствовала, когда коснулась его губ? — ее просто распирало от любопытства.

Я зловеще нависла над девушкой, в надежде немного ее испугать и утихомирить ее интерес.

— Представь на миг, как твои внутренности все переворачиваются, кровь стынет в жилах, а сердце, кажется, выскочит из груди, — с завыванием начала я свой рассказ.

Марика притихла.

— Монстр хочет жертвы. Он хочет вкусить моих эмоций. И я послушно касаюсь его губ, чувствуя, как замирает все внутри. Но монстру этого мало, он хочет попробовать мою кровь на вкус. И вот его острые клыки вонзаются в мою шею!..

И тут я делаю резкий выпад, словно хочу укусить Марику, а она визжит, захлебываясь от смеха.

— Опять меня пугаешь! Ну тебя! У меня сердце в пятки ушло!

— А нечего будить ото сна и вопросы задавать всякие, — наставительно ответила я. — Еще один звук, и клянусь, отправлю к Тирвуду на конюшню.

Угроза возымела действие.

Марика крепко обняла меня, боясь, что я ее, и правда, прогоню. Это только Тирвуду был нипочем такой ночлег.

На следующее утро я наведалась сразу в несколько лавок и так и не нашла нужных артефактов. Не оказалось их и на черном рынке. Пытаясь не показывать беспокойства перед Марикой, остановилась на главной площади Элидгейна и задумалась. Если в ближайшее время я не придумаю, как решить проблему, меня найдут. Можно, конечно, оплатить услуги мага, но понадобится маг высшего уровня и не факт, что он не сдаст меня. Чем меньше существ будут знать, кто я, тем больше шансов не быть найденной.

Мой блуждающий взгляд остановился на фасаде лучшей столичной академии магии, и неожиданная мысль ворвалась в голову. А если?..

— Марика? 

— А? — отозвалась она, разглядывая проезжающую мимо карету, богато украшенную золотыми завитками.

— Мы поступаем учиться, — спокойно информировала я ее.

— Что? — выкатила глаза подруга, переводя удивленный взгляд на академию. — Ты же не шутишь?

Глядя на мое лицо, она сразу поняла, что нет.

— В академии самая надежная магическая защита, а это нам как раз и нужно.

Я уверенно двинула вверх по лестнице к огромным арочным дверям.

— Но я и ты — мы разные! — воскликнула растерянная Мара. — В отличие от тебя, я не обладаю магическим даром! — запричитала она, следуя за мной вприпрыжку, чтобы не отстать.

— В этой академии должны обучать на травников. Среди людей мало магов, а люди чаще болеют, чем другие расы. Из тебя выйдет отличная лекарша, — улыбнулась я, повернувшись к девушке.

— А на кого пойдешь учиться ты? — со вздохом произнесла Марика, когда мы вошли в полутемное фойе и остановились перед стендом, на котором крупно были написаны названия факультетов.

Кажется, она уже смирилась с моим решением. Когда-то подруга стойко перенесла обучение грамоте. Я посчитала, что негоже девице оставаться безграмотной и лично взялась за ее образование. Сама я воплотилась фениксом уже с пониманием языка и письменности и восприняла это как очередной дар.

— Ты же знаешь, у меня есть способности к лечению, но также я бы хотела овладеть искусством боя, чтобы защититься от драконов…

Решено! Поступаю на боевого лекаря! В условиях надвигающейся войны тут написано, что набор на факультет увеличен.

— Там же в основном парни учатся! — ахнула подруга. 

— Это не важно. Нам сейчас нужно думать о будущем. Теперь мы не сможем зарабатывать старым способом, да я и не хочу больше. Устала. Учеба позволит научиться новому, и ты всегда сможешь заработать на хлеб, если меня не станет… — тут я замолкла, заметив испуг в глазах подруги.

— Ладно, не будем о грустном. Это я так, все может произойти и нужно быть готовым к худшему.

— Нас же не найдут? Ведь не найдут же? — прошептала Марика и ее глаза при этом наполнились слезами.

А я вновь задумалась. Взять нас на учебу то возьмут, деньги решают все, но вот морок определят сразу. Как-никак лучшая академия и преподают в ней лучшие магистры, но у меня возникла одна идея.

Когда-то на Земле в студенческие годы я играла в КВН, и тогда для выступления приходилось менять внешность.

Я взяла подругу за руку и решительно потащила на базар. Там приобрела природной краски для волос и немного косметики, чтобы использовать, как грим. Так мы обе стали жгучими брюнетками. Друг другу остригли челки, навели грим — и вмиг преобразились.

У парфюмера еще купила флакон духов, чтобы сильный аромат перебивал запах. У драконов чувствительное обоняние, получше, чем у земных собак, так что нелишне побеспокоиться и об этом.

С внешностью определились, после всех изменений и мама родная не узнает, не то, что муж, видевший меня всего три раза в жизни. А вот с аурой может возникнуть небольшая проблема. Она ничем не отличалась от человеческой, но вплетенные ледяные нити выдавали во мне замужнюю девицу и принадлежность дракону. Пока ауру скрывало кольцо, но если снять его...

А с другой стороны, вдруг пронесет? Кольцо — высший артефакт, находясь в бездействии на пальце, оно незаметно сохраняло инкогнито хозяина, а вот уже наведение личины вызывало магический фон. Попробовать все же можно.

Следующим утром нам пришлось попрощаться с Тирвудом. Последние пять лет он служил мне исправно, но оставаясь с нами, он подвергался опасности. К тому же большую часть времени ради собственной безопасности мы должны проводить на территории академии.

 Карету и лошадей пришлось продать, а вырученные деньги я отдала верному слуге и попросила уехать подальше и спрятаться. Этих денег вполне могло хватить на участок земли с хорошим домом, да и мужичку давно пора было обзавестись женушкой и детишками.

Тирвуд не ожидал такой щедрости и не хотел принимать дорогой подарок, но я уговорила, а вернее, просто всучила обратно мешок с деньгами, которые он выручил при продаже и принес мне. Просто отдала деньги, не принимая возражений.

— Возьми, ты заслужил премию за столько лет работы на меня.

Всегда сдержанного, молчаливого слугу пробрало до слез. Он крепко пожал мне руку и немного растерялся, когда я тепло обняла его на прощание. Марика последовала моему примеру и, крепко обняв, громко поцеловала Тирвуда в щеку. Бедолага стал пунцовым. Он долго топтался на месте и смотрел то на меня, то на Мару, теребя в руках снятый головной убор и не желая покидать нас. Но потом надел шапку на голову, развернулся и стал удаляться. Я же с грустью смотрела ему вслед, вспоминая, как впервые увидела его.

Помню, тем поздним вечером бушевал настоящий ураган. Он застал нас в дороге. Дождь лил стеной, за окном гремела гроза, а мы ехали по лесной дороге в наемном экипаже. До трактира оставался час езды, как на нас внезапно напали разбойники. Возницу убили сразу, как и двух сопровождающих солдат, а меня с Марой вытащили под дождь из остановленной кареты. Наши руки тут же крепко связали.

— Вы посмотрите, какие сладкие крошки! — радовался «типичный главарь» шайки. Наглый, волевой мужик в белой рубахе, кожаной черной жилетке и свободных шароварах, подпоясанный красным отрезом из ткани. А вот плащ у него был интересный, намагиченный от промокания. — Давно у меня не было птичек с такой нежной кожей, — он попытался погладить грубой лапищей мою щеку, но я отстранилась.

Главарь довольно оскалился, жадно шаря глазами по фигуре и дорогому дорожному платью, а потом приставил меч к моей груди.

— Сначала вы отдадите все, что у вас имеется, а потом мы немного повеселимся. Мои ребятки заскучали в этом лесу. Не так ли? — обратился он к ним.

Ребятки поддержали атамана дружным согласием и такими же гадкими похотливыми улыбками.

— Третий день льет этот проклятущий дождь! Мы уже и не надеялись на такую добычу.

Как раз в это мгновение блеснула молния, освещая царящую тьму, разгоняемую только несколькими тусклыми магфонарями. Пособнички одобрительно присвистнули.

— Дай-ка я тебя лучше рассмотрю, — произнес главарь и одним движением перерезал тесемки моего плаща и поднес фонарь, снятый с кареты, ближе к лицу.

Увиденное порадовало разбойничков с большой дороги.

Еще бы!

На моей шее висело дорогое ожерелье, недавно подаренное женихом. И ехала я к нему в замок. Похоже, разбойники были в курсе и уже поджидали нас.

«А махать оружием этот атаман умеет, только вот неизвестно, пригодится ли ему это умение, если я применю элементарное заклинание сна». Ни в одном разбойнике я не почувствовала магического дара. Это обнадеживало. Жаль только, что руки оказались связанные веревками. Но как только я освобожусь…

Мы с Марой молча переглянулись. Видя мое спокойствие, она перестала вжимать голову и немного приободрилась.

— Мой жених заплатит хороший выкуп, если сообщите ему о нас, — произнесла я. — И получите вдвое больше, если нас не тронете.

По ответу я поняла, что нас действительно ждали и знали, что едет невеста местного графа.

— Конечно, он заплатит, за такую пташку я бы сам отдал любые деньги, — рассмеялся бородатый главарь.

Нас повели в лагерь и усадили под навес из еловых веток. Ливень, шедший несколько дней, наконец, закончился. От жара костра мы просохли и больше не дрожали. Трогать нас, похоже, не собирались. Пока. Возможно, припугнули, чтобы слушались. А вот все дорогие побрякушки сняли. Сами же разбойники устроили веселье в честь удачной охоты и к полуночи повалились пьяные спать.

А ночью меня кто-то тихо тронул за плечо, а как только открыла глаза — тут же сделал знак молчания, приложив палец к губам. Осторожно он перерезал веревки на руках, которые уже порядком затекли, и сделал жест «уходить».

А меня и просить не нужно. Тихо, стараясь не шуметь и не наступить на кого-нибудь, мы двинули к кустам, где стояли наши лошади. Никто из разбойников не проснулся, даже усыплять не нужно. Тирвуд отвязал наших кобылиц и сам забрался на одного из жеребцов погибших солдат.

— Идем с нами, — прошептала я. — Клянусь, ты получишь вознаграждение, а дальше решай сам, хочешь остаться или уйти. Но я могу предложить тебе постоянную работу.

По его лицу, на котором играли отсветы костра, я поняла, что он согласен.

Позже я узнала, что ему пришлось стать конюхом у разбойников, чтобы его не убили, и ждал удобного случая для побега.

И вот сейчас, спустя пять лет наши пути разошлись. Мысленно я пожелала ему легкой дороги и долгих лет жизни. Может так сложится, что мы еще встретимся. А сейчас нам с Марой стоит поторопиться и покинуть трактир.

Мы отправились в академию. Подав заявление, прошли тест на магию. Как и предполагала, Маре предложили обучаться на травницу. Сфера не показала наличие магического дара, но вот способности лекаря определила.

Потом последовала моя очередь прикоснуться к шару, расположенному на шесте с подставкой. Никогда не проходила подобной проверки, поэтому стало любопытно, а с другой стороны страшно. Вдруг что-то пойдет не так?

Но отступать было уже поздно. Я посмотрела на двух экзаменаторов, важных пожилых магистров и, решившись, прикоснулась к прозрачной сфере. И шар тут же замерцал мелкой золотистой пыльцой. Лица стариков вытянулись, они молча наблюдали за тем, как пыльца вырвалась из сферы и закружилась вихрем. У блесток стали вырастать крылышки, проявляться тельца. Когда из них окончательно сформировались бабочки, они тут же, словно по команде испуганно разлетелись во все стороны.

Один из магов, на котором была черная мантия, сделал движение — и тьма окутала золотистых бабочек, взяла их в плен. Они затрепыхали, но, как только наталкивались на стену, тут же гасли и падали вниз, а достигнув пола, рассыпались в прах.

Одна из бабочек медленно опускалась прямо передо мной. Я раскрыла ладошку и словила ее. Та, подрагивая крылышками, сначала лежала, а потом вдруг вновь замерцала, словно ожила, засветилась ярким светом и тут же поднялась под потолок.

— Удивительно! — произнес тот, кто поймал бабочек в плен.

— Необычайно интересно! — произнес другой маг, что был одет в красную мантию.

Вот предчувствовала же, что простым тестом дело не закончится. Я нетерпеливо ждала ответа магистров, а те задумчиво гладили седые бороды и обдумывали произошедшее на их глазах.

— Редчайший дар, и у кого?

— Люди никогда не обладали магией Жизни.

— Очень интересно!

— Я бы сказал чрезвычайно!

— А вы заметили, коллега, как взволновалась ее аура?

— Очень необычно! Для такого сильного дара, такое слабое колебание.

У меня ладошки вспотели от напряжения. Очень надеюсь, что кольцо все еще надежно скрывает мою ауру, и маги не смогут догадаться, в чем дело.

Наконец, они пришли к единой точке мнения и с любопытством уставились на меня.

— И на кого же изволите поступить? — поинтересовались они почти одновременно.

— На боевого лекаря, — выдохнула я и замерла, в ожидании вердикта.

На лицах магистров проскользнуло непонимание вперемешку с еще большим удивлением.

— Деточка, вам нужно на целителя, но никак не на боевого, с вашей энергией нельзя никого лишать жизни.

— Это еще почему? — спросила я, а у самой внутри резко похолодело.

— Общеизвестный факт! — поднял палец вверх маг в черной мантии. — При каждой отнятой жизни у такого магического существа, как вы, идет откат, почти полностью истощаются энергетические резервы. Вы должны понимать, чем это вам грозит. Вы, конечно, можете поступить на боевой факультет, но должны иметь ввиду сей важный момент.

Я, молча кивая, согласилась. Решение я уже приняла и не стану его менять, а вот информацию приму к сведению. На боевой я поступаю не для того, чтобы чинить вред, а чтобы самой уберечься и уметь постоять за себя.

После теста мы поспешили с бумажками оплатить за первый год обучения.

Здесь, на первом этаже, через маленькое окошко я протянула допуски, и мне озвучили сумму для одной за первый год обучения. Я сняла кошель и протянула бухгалтеру. Внутренне переваривая гигантскую цифру, я поняла, что обучение в этом мире не для простых смертных. Но уж если отучился, то можешь не волноваться за свое будущее.

Бухгалтер — человек довольно тучный и пожилого возраста, в очках и почему-то с вязаным шарфом на шее. Он показался мне добряком, несмотря на строгий вид. Скорее всего, страдал он из-за сквозняков, гуляющих по темным коридорам академии, потому и намотал шарф в несколько кругов. Он развязал бархатный мешочек и стал скрупулезно пересчитывать монеты, бубня вслух цифры. Мара как увидела сумму в золоте, потеряла дар речи. Чувствуя неловкость из-за того, что за нее платят годовой доход зажиточного купца, она неуклюже застыла у стены.

Счетовод же отсчитал нужную сумму, записал в свою расчетную книжку и остальное отдал мне. Меня удивило, что он взял только за одно обучение.

— А разве вы не должны были взять с нас больше?

При поступлении я указала одну фамилию, назвавшись сестрами и, чтобы не выделяться, вписала наше положение без знатного титула. Так возникнет меньше вопросов.

— Я заплатила только за сестру.

— А вам, новоиспеченная адептка, положено бесплатное обучение, страна нуждается в сильных магах.

Я подвисла. А мне даже и не сказали. И тут же мысленно прикинула, сколько сэкономлю на учебе. С собой у меня была только часть денег, остальные были надежно зарыты в одном месте, но до него несколько дней пути. Радовало, что оставшихся денег теперь хватит надолго.

С радостью пришлось повременить, потому как за нами в очередь встал эльф. Как и у всех индивидов его расы, у него по плечам спускались длинные светлые волосы, только у висков зеленели две пряди. Тонкое строение тела, как у истинного аристократа. Радужка глаз имела чистый изумрудный цвет. Сразу понятно, какой магией он владеет. Только у людей внешность не выдавала способности.

Красивый тип, но заносчивый. И явно из богатой семьи. Если судить по высоте задранного идеальной формы носа и дорогой на вид одежды. Наверное, только одна ткань, из которой сшит его камзол, стоила всех тех денег, что я заплатила за обучение Марики. На нас он даже не смотрел и явно терял терпение из-за глупых вопросов двух людишек. Такие, как этот, в очереди не стоят, а получают все мгновенно. И вот откуда у этих эльфов столько гонора за свою «арийскую» расу? А этот не на своих землях находится, еще и учиться приехал. У себя бы получал образование. А вот пускай теперь и подождет!

— А не подскажите, в какую сторону идти, чтобы попасть в общежитие?

— А вот туда и ступайте, — махнул рукой бухгалтер. — В конце коридора поворот направо, пройдете и потом поднимитесь по лестнице на второй этаж. Там спросите свободную комнату.

— Благодарю вас, — рассыпалась я в любезностях, — будьте здоровы вы и ваша семья.

— И вам не хворать, милая девушка. В наше время воспитание такая большая редкость среди молодых людей, — проговорил подобревший мужчина.

Я долго и вежливо прощалась, а сама смотрю боковым зрением, как эльф едва сдерживается, чтобы не прогнать меня от окошка, просто ему, видно, не по положению общаться с презренным людом. 

Марика все время стояла, раскрыв рот от удивления, рискуя словить в него муху. Представителей других рас часто можно встретить на улицах столицы, но не таких отборных экземпляров. Пришлось спасать подругу, такую падкую на красавцев, от нее же самой.

Взяв за руку, я потащила ее по коридору. Она спотыкалась, потому как так и не перестала пялиться на заносчивого типа. А я шла и чувствовала вслед колючий взгляд эльфа. Очень надеюсь на то, что он поступил не на мой факультет.

— Ух! — произнесла Мара, приходя в себя, как только мы свернули в другой коридор. — Я начинаю себе завидовать. Это же надо, встретить такого красавца!

— Боюсь, он слишком стар для тебя, судя по тому, сколько эльфы живут, — решила поубавить я радость подруги, но получила другой эффект. Марика весело рассмеялась.

— Зато с ним я буду чувствовать себя молодицей, — застенчиво ответила она, поправляя выбившуюся прядку за ухо.

Мда-а-а… Похоже у подруги запоздало проснулись подростковые гормоны. А может она, как и я, отпустила свое тяжелое прошлое.

Я скептически посмотрела на свою теперь уже официально по бумагам сестру и промолчала.

Для человека почти двадцать семь лет — это уже срок, для эльфов — раннее детство. Они только к ста годам становятся совершеннолетними, оставаясь веками молодыми. Я даже навскидку не смогу определить примерный возраст того заносчивого эльфа, только предположить, что он еще достаточно юн, поэтому и поступил в академию.

— С демоном можно считать, что покончено? — сыронизировала я. 

— Эльф определенно лучше, — ответила с улыбкой краснеющая Мара.

Мы не удержались и вместе прыснули со смеха.

Дойдя до лестницы, остановились в восхищении. Вообще академия больше походила на замок с его витиеватыми, двойными лестницами, дорогой отделкой, массивными дверями аудиторий. Все здесь дышало стариной и таило вековую историю.

Мы поднялись на этаж выше, и там нас встретила дежурная, адептка со второго курса. Она указала куда идти и какую комнату занять. И попросила не шляться по академии, потому как она огромна, можно легко потеряться.

Само здание, как она объяснила, имело прямоугольную форму и разделено было пополам.

Первая половина и весь нижний этаж академии предоставлен для учебы. Вторая половина принадлежала общежитию, в него еще входил корпус для самых богатых студентов. Конечно, в академии учились те, кто мог позволить себе образование и это были детки небедных родителей, но ведь существовали и такие, как я, без роду и племени и на полном государственном обеспечении.

Не знаю, какие апартаменты получали знатные вельможи, но моя комната меня вполне устроила. Марика же в очередной раз ловила мух, застыв у порога.

В довольно просторной комнате с высоким потолком стояли две кровати, что не могло не радовать. Это означало, что соседей у нас не будет. Над постелями, засланными свежим чистым бельем, спускался красный тяжелый балдахин, и возле кроватей находились две тумбочки с магическими светильниками.

Ближе к арочным окнам с цветным стеклом два отдельных письменных стола намекали, что домашних заданий нам хватит. На широких подоконниках можно было не просто сидеть, а даже устроить ночлег.

Также в комнате находились шкаф для одежды и зеркало во весь рост. Соседняя дверь вела в комнатку поменьше с бело-золотым кафелем и зелеными стенами, с двумя раковинами и латунными кранами. В ней находились также продолговатая лохань и деревянный унитаз. То, что у нас своя ванная и уборная, меня удивило и порадовало больше всего. Нас еще, как сказала дежурная, и кормить будут в общей столовой четыре раза в день. Прямо сейчас можно туда отправляться на обед.

Теперь понятно, отчего такие суммы за образование.

 

ГЛАВА 6

Общежитие за неделю заполнилось студентами, которых тут называли адептами. Скоро начнется учеба. Непривычно. В прошлой жизни я окончила университет на фармаколога, прошла ординатуру, всю свою недлинную земную жизнь посвятила медицине — и вот я снова получаю образование и в другом мире. И на кого приходится учиться? На боевого лекаря. Чудны пути господни.

Необычно вновь почувствовать себя студенткой, но мы с Марой постепенно освоились. Получили новенькую форму, заговоренную на чистоту и целостность. А еще кормили тут на убой, т.е. сколько хочешь, столько и бери, при этом выбор еды был огромный. По типу шведского стола. Мара всегда отличалась любовью вкусно поесть, а тут для нее наступил полный рай. Я только посмеивалась. Этак мы точно после нескольких месяцев обжорства станем неузнаваемыми.

Счастье подруги невольно передалось и мне. Я уже не так нервно дергалась, чувствуя в стенах академии защищенность. Прошло достаточно времени, а нас еще не нашли. Значит, я приняла верное решение.

Второй этаж принадлежал женской половине общежития. Марика успела перезнакомиться со всеми девушками, часто пропадала в их комнатах, я же держалась в стороне. Меня устраивало одиночество. Обычно в такие часы я читала, благо в библиотеке хватало книг, или спускалась в сад, который располагался внутри периметра здания.

В южной части страны климат был более мягкий и влажный, сказывалось близкое расположение к морю. Часто дули ветра, но теплые, они приносили обильные осадки. В конце лета тут все еще стояла жара, спасением были или стены академии, или фонтаны внутреннего двора, что приносили прохладу.

Сегодня я решила расположиться в тени дерева возле декоративного пруда, в котором плавали разноцветные рыбки. Это укромное место напоминало мне ботанический сад возле моего дома, когда я жила на Земле. Прудик, конечно, тут меньших размеров, но своего очарования он от этого не потерял.

Я сидела на скамейке и иногда отрывалась от чтения, чтобы полюбоваться окружающей красотой. И вот тогда мое уединение нарушил разговор, слушателем которого мне пришлось стать.

— Ради тебя я поступила в академию! — визгливо раздался женский голос.

Я невольно скорчила гримасу. Жутко резало по ушам после идиллии тишины и умиротворения. Я не видела участников разговора и уже хотела покинуть свое скрытое за кустами место, как второй голос заставил меня повременить. Он показался мне очень мелодичным притом, что говорил явно мужчина.

— Не стоило себя так утруждать. Я не просил, — ответил спокойно второй участник разговора. — Еще не поздно передумать.

— Ты!.. — минутная пауза, чтобы отойти от возмущения. — Ты же знаешь, что после учебы мы поженимся, так почему холоден со мной?!

— Решение приняли наши родители, моего согласия никто не спрашивал, — все так же спокойно ответил жених.

— Знаешь что? — фыркнуло «милое создание». — Я не собираюсь тебя оставлять! Так и знай!

И, несмотря на клятвенное обещание, послышались быстро удаляющиеся шаги. Дальше только молчание. Я подумала, что мужчина ушел, но он вдруг вышел по песчаной дорожке к пруду. Я с удивлением узнала в нем того напыщенного эльфа, которого видела у окошка счетовода. Он тоже узнал меня, и на его лице вновь появилось «царственное» презрение.

Я не хотела подслушивать, но выходило именно так, будто я специально спряталась тут. Во всяком случае, мне показалось, что он так решил.

Эльф развернулся, чтобы уйти, как я поднялась со скамьи и остановила его.

— Я уже ухожу. Как раз собиралась в свою комнату.

Эльф усмехнулся и впервые заговорил со мной. И от холода его тона можно было замерзнуть в дневную жару.

— Видно, что-то любопытное задержало, раз ты еще здесь.

Его взгляд задержался на книге с названием «Мифы древнего Иморрлиса».

Я же не растерялась. И не таких ставили на место.

— Соглашусь, что этот пруд очень живописен, а за его обитателями можно наблюдать часами, потому я и выбрала это место, но кое-кто помешал мне — и очарование этого места было нарушено.

— Прекрасно! Теперь ты в этом обвиняешь меня?

— Как я могу, я ведь обычный человек, которому могут «тыкать». Все, что мне остается, это предоставить свое место и удалиться самой, — произнесла я спокойно, ничуть не показывая уважения и с абсолютно точным намеком. 

Эльф ошарашено застыл и молча проводил меня глазами. Он явно никогда не слышал подобных ответов от людей. А я, не сдержав улыбку, которую он не увидел, отправилась к себе в комнату. Похоже, нажила себе врага, но совсем не жалела. С такими типами только так и надо разговаривать.

Вступительные тесты закончились, и скоро начнется учеба. И я поняла, что действительно хочу этого. Хочу освоить заклинания, хочу научиться пользоваться магией, которую получила в дар, а еще узнать историю фениксов. В простом народе ходили легенды о загадочных птицах, но так, как никто их никогда не видел, то все эти истории давно превратились в сказки. Вот и в книгах я ничего нового пока не нашла.

Но ведь я существую! Я прямое подтверждение того, что все это не мифы. Почему я возродилась? Как? Мне хотелось найти на это ответы.

 

***

День «Х» настал, вернее, наступил вместе с воплями Мары. Она уже не меньше моего ждала начала учебы и с утра так переволновалась, что не могла никак собраться. Наконец, сборы были закончены, принадлежности собраны, новенькая, строгая по цвету форма надета. Разнились только воротнички. У Мары зеленый, у меня красный. И пусть я лекарь, но все же моя специальность относилась к боевому факультету.

В большом зеркале отражались две брюнетки, из-за одинаковой стрижки мы казались действительно похожими, словно две сестры.

Пожелав друг другу удачи, мы поторопились в столовую, которая уже гудела от волнения. Кого тут только не было! Лишь демоны и вампиры отсутствовали, хоть их во всей академии по пальцам можно было пересчитать. Все знали, что у них особая диета, и никто не задавал глупых вопросов, где и что они едят. Все же их побаивались.

Обычно ранним утром я мало что могу впихнуть в себя, в лучшем случае чай и творожную булочку, а сегодня вообще ограничилась теплым молоком. Взяла стакан со стола и как-то не обратила внимания на неожиданную тишину, воцарившуюся в столовой. Поворачиваясь, чуть не пролила молоко, случайно задев стоявшего за мной жгучего брюнета. Хотела извиниться, но, подняв взгляд, обомлела.

Он стоял совсем близко, прикрыв глаза и с таким блаженным выражением, словно вдыхал аромат чего-то необычайно вкусного. И лицо у него при этом было такое…

Я тут же спустилась на землю, обозвав себя дурехой малограмотной. Да он твой запах вдыхает, тундра непроходимая!

На меня пристально смотрели кровавые глаза вампира.

Вампир! Здесь?

Я внутренне ахнула. Пробормотав извинения, поспешила к столику, где обычно мы сидели с Марой. Адепты же, придя в себя, стали налегать на завтрак, словно готовились к военным действиям и старались не смотреть на кровопийцу.

Конечно, я слышала, что они при поступлении подписывают документ, который заверяют собственной кровью. Что не станут причинять вред всем жителям Литании, не только адептам или работникам академии, но страх перед вампирами изжить не так просто.

Мара, обеспокоенно поглядывая на кровососа, поспешила набрать полную тарелку вкусняшек и присоединилась ко мне. Она едва ли не бежала от вампира. А как приземлилась, отвернулась от нежданного гостя и старалась смотреть только в свою тарелку.

Позже я поняла, почему адепты так много набирали в тарелки еды. Просто в академии наказывали чаще всего лишением обеда или ужина, а вот утренний завтрак забрать никто не мог.

Придется менять привычки.

А вампир вальяжно расположился за соседним столиком совсем рядом от нас и попивал гранатовый сок из граненого стакана. Мне хотелось верить, что он пил именно его. Мара, сидя к нему спиной, попеременно замирала и тихонько спрашивала меня о том, что он делает. Я ее успокаивала, что ничего криминального. Он никого не замечал вокруг, но почему у меня создалось такое впечатление, что он не упускал меня из виду ни на секунду?

После столовой общий сбор. Я впервые увидела адептов всех факультетов и рас вместе и выкинула, наконец, из головы вампира. Меня уже интересовало другое. Неужели все эти новички помещаются в общежитии? И это только первый курс! А как же остальные? Куда размещать адептов остальных курсов?

Поглядев на лица других, я поняла, что они тоже озадачены. Мы с Марой переглянулись, и та с гордостью шепнула:

— А я знаю почему. Не забывай, мы учимся в лучшей академии магии. Просто у каждого курса допуск только к одному измерению и мы никогда не встретимся с другими курсами. Вполне возможно, сейчас в этом зале и в данную минуту находятся все адепты академии, только мы их не видим и не чувствуем.

— Откуда такая информация?

— Помнишь Грету из второй комнаты? Мы в ней будем учиться вместе на одной специальности.

Я не совсем помнила, но из-за наших перешептываний на нас уже стали недобро коситься и, чтобы Мара не вдалась в дальнейшие объяснения, просто кивнула.

— Вот она мне и рассказала.

Я попробовала представить, каково это существовать в разных измерениях.

Надо же! Тот, кто это придумал, знал толк в экономии и целесообразном распределении адептов по развитию магических навыков. Для вмещения всех учащихся пришлось бы строить здание в раз пять больше. И теперь шанс встретить маститого и зазнавшегося старшекурсника равнялся нулю. 

— Итак, новоиспеченные адепты и адептки, не думайте, что наличие денег спасет вас от сдачи сессии или как-то повлияет на отношение к вам. В учебе все равны. Мне и уважаемым магистрам — он показал плавным жестом руки на своих коллег — неважно положение ваших родителей, принадлежность к расе и прочая чепуха. Для нас имеет значение только ваше отношение к учебе и ваши способности, — говорил в это время ректор, старый престарый маг.

Люди, одаренные силой, живут намного дольше. Не меньше пятисот-шестисот лет. Это несоизмеримо больше, чем другие из их расы, но все же меньше, чем эльфы. Мне стало жутко любопытно, какой на самом деле возраст у ректора академии.

Но почувствовав чей-то пристальный взгляд, отвела глаза и… встретилась с глазами вампира.

Ну вот привязался! И даже взгляд не отводит!

В ответ я тоже не отвела, продолжая сверлить глазами с видом: «Какие-то проблемы?»

Я почувствовала толчок локтем от подруги.

— Ты чего? — боязно прошептала Мара.

Я продолжала смотреть. Вампир слегка поднял бровь в вопросе и с удивлением усмехнулся. Потом все же отвернул голову. Я выдохнула. Зрительный раунд закончился в мою пользу, только вот чувствует моя пятая точка, что за маленькой победой последует реванш.

— А нечего пялиться. У меня что, второй нос вырос?

Марика хихикнула, но вспомнив, что мы про вампира говорим, тут же стала серьезной и опустила взгляд, боясь встретиться глазами с кровососом.

— Храбрая ты и всегда такой была. Я бы не посмела…

— Не бойся, в обиду не дам, — улыбнулась я подруге и вновь пристально и в упор посмотрела на вампирюгу.

Нечего тут девочек пугать кровавыми глазами.

Тот довольно сощурился, осклабившись. Похоже, его забавляло играть со мной в «гляделки». Главное, чтобы в привычку не вошло.

В это время ректор закончил торжественную речь и попросил заглянуть в свое расписание. Я сначала удивилась. Никто же его не выдавал. Но с потолка внезапно на нас с шумом посыпались листы. Адепты радостно заголосили, радуясь, словно праздничному конфетти, и стали хватать их. Мы с Марой перехватили по одному. И странно, взяли именно те, что нам нужны были.

В моем листке на лицевой стороне стояло расписание на неделю, пары и кабинеты, а еще добавлен список адептов в группе. На обратной — схема коридоров и аудиторий. Очень удобно.

Пройдясь взглядом по списку, удивленно уставилась на второе женское имя. Меня эта новость порадовала. Буду не единственной девушкой в группе и, судя по длине имени, однокурсница явно эльфийка. Равелианнасавимералимизель эйла Лавинель. Вот же имечко родители подкинули!

Свое имя я решила изменить. Теперь меня звали Эленталь Виард. Имя и фамилия очень схожи с моими земными — Елена Виардо. К тому же сокращенно само имя звучало Эль, почти как Бель.

Марике решили имя не менять.

— А ты слышала новость? — поинтересовалась Мара и, не дожидаясь ответа, тут же донесла: — Говорят, принцы заграничные в этом году будут учиться, только вот в каких группах, неизвестно. Девочки об этом только и шепчутся.

Я равнодушно пожала плечами. Мне до этого нет никакого дела. Я здесь не для того, чтобы вновь выйти замуж. Уверена, эти венценосные личности еще те снобы, и лучше бы с ними вообще не встречаться. В столовую они точно не придут, им отдельная кухня полагается, и очень надеюсь, что в моей группе их тоже не окажется.

Я вновь пробежалась по списку имен. Нигде Его Высочество перед именем не стояло — и с облегчением выдохнула.

С Марикой пришлось расстаться. Обнявшись, мы разошлись по своим аудиториям.

Подглядывая в схему, я довольно быстро сориентировалась, куда идти.

А вот и моя аудитория. Дверь распахнута и слышится шум мужских разговоров. Почувствовав некоторое волнение, переборола его и уже спокойно вошла внутрь.

На меня с интересом уставились десятки пар глаз. Выброс тестостерона резко подскочил в группе. Парни всех рас открыто рассматривали меня, и увиденное многих привело в восторг. Появились пахабные ухмылки, а в спину понеслись присвистывание и шутки.

Я решила, что игнорирование — лучшее лекарство от внимания молодых парней. Пока шла к свободному месту последнего ряда, чувствовала жгучие взгляды и повышенный интерес. Некоторые отсаживались и, похлопывая ладонью по скамье, дружелюбно предлагали нагретое место.

Ежики зеленые! На кой черт меня понесло на этот боевой факультет?!

Я уже ждала появление другой девушки, как манны небесной, чтобы внимание парней перешло на нее. Уверена, эльфийка их больше заинтересует.

Внешне я старалась проявлять холодность, и она все же подействовала, остудив пыл разгоряченных парней. К тому же села я на последнюю парту специально, чтобы не чувствовать любопытных взглядов адептов.

Когда в аудиторию вплыла, не вошла эльфийская дева, радости моей не было предела. У парней челюсти попадали. Светловолосая и светлоликая дева явно знала, какой производит эффект, и с гордо поднятой головой обвела высокомерным взглядом помещение. Остановилась на мне, оценила, презрительно фыркнула и поплыла к центру.

Да-а-а… Подружками не станем. Я не сильно расстроилась, потому как предполагала от эльфийки такую реакцию. Плюс от ее присутствия все же есть. Я стала выкладывать принадлежности на парту, которые входили в счет уплаты за учебу, и приготовилась к паре. Магистр скоро должен появиться. Я невольно перевела взгляд на дверь, когда увидела, что кто-то входит, и замерла от удивления.

Везет же мне, как утопленнице! Етит мадрид!

В дверях стояли эльф и вампир, те самые, которые мне не понравились с самого начала, и знакомство с которыми я точно не предполагала иметь в дальнейшем. У меня сложилось впечатление, что они как раз знали, что я буду учиться с ними, потому как, словно по команде, посмотрели на меня. Эльф с предостережением и ухмылкой, вампир — с довольной улыбкой кота, ожидавшего сытный обед.

Эта парочка вызвала ажиотаж в группе, но совсем другого рода. Адепты смолкли, в группе установилась полная тишина, никто не рискнул чем-либо задеть вошедших, ни словом, ни действием. Только взглядами проводили ровно до... моей парты, на которой еще оставались два свободных места. Эти два нахала, вместо того, чтобы сесть за соседние свободные парты, зажали меня с двух сторон. По группе пробежал удивленный шепоток, эльфийка побелела еще больше (хотя куда уже сильнее с ее белоснежной кожей?) и не спускала с меня разъяренного взгляда. Я начинала догадываться, что эта девушка и есть та самая невеста длинноухого напыщенного индюка, который расположился слева. Вампир же пристроился с правой стороны.

Я покосилась то на одного, то на другого — тем хоть бы хны. Делают вид, что на местах таблички с их именами проставлены. Только вот вампир не скрывал своего интереса и вновь занялся ароматерапией, т.е. вдыханием неведомо почему приятного ему запаха, идущего от меня.

Мне только нюхательного маньяка не хватало! Да и чужой жених мне тоже ни к чему. И вообще, когда это эльф с вампиром дружбу водить стал? Они же вроде как друг друга недолюбливают. Ох, чувствую, не к добру они меня мишенью своей сделали. Если так дело продолжится, эльфийка меня глазами съест. Ну что же, я девушка не гордая, могу и сама пересесть.

Только я встала, как в аудиторию вошел магистр. Все тут же поднялись с мест.

Ежкина кочерыжка! Придется эту пару как-нибудь пересидеть.

Под ехидными взглядами парочки пришлось опуститься обратно на свое место.

А магистр по травоведению, на вид мужчина средних лет, представился Воргантом Преафором и начал читать вводную лекцию. У меня создалось ощущение «дежа вю». Я словно вернулась в прошлое, в свои студенческие годы. Будто и не было всех этих лет. Рука с пером привычно двигалась по бумаге, записывая свойства травы сушницы, что способствовала быстрому затягиванию ран. Мне даже удалось почти не отвлекаться на молодчиков, что продолжали упорно довлеть над душой.

Когда наглость вампира превысила все нормы, а если быть точнее, когда я неожиданно почувствовала его дыхание возле уха, я не выдержала и с силой нажала на его ногу. Тот издал прерывистый звук и выпрямился с непередоваемым выражением лица.

В это время магистр Воргант вызывал желающего к доске.

— Адепт Эдмунд айр Медерс полагаю? — произнес он. — Раз так стремитесь блеснуть своими знаниями, я с удовольствием предоставлю вам такую возможность.

Эльф не без злорадства усмехнулся, друг еще называется, а вампир, стоит отдать ему должное, не растерялся.

— Позвольте взять помощника, — самонадеянно произнес он и скосил глаза на меня в ожидании реакции.

Она последовала незамедлительно. Еще одно нажатие на ногу эльфу, (а надо признать, кожа на сапогах ребяток была очень тонкой), и для верности совершила пару движений в стороны с вдавливанием, чтобы уж наверняка проняло — и вот уже верный дружок рвался помогать своему товарищу.

— Как приятно заметить такое рвение, адепт Торинсеннальгар эйл Ромелинн, — с улыбкой заключил магистр Воргант, но в его мудрых глазах промелькнуло едва заметное лукавство. — И особо радостно видеть, как один адепт помогает другому. Что же, не буду мешать, прошу к доске!

Эльф бросил на меня такой взгляд, что при иных обстоятельствах я бы, наверное, испугалась. Но, как говорится, кто видел смерть, тому пули не страшны.

Задание оказалось довольно простым, но явно неприятным для одного добровольца. Надо было продемонстрировать навыки исцеления и сравнить с лечением, при котором используется трава сушница. Ее сперва надо было истолочь и превратить в кашицу, что было сделано в ступе при помощи магии.

Потом магистр попросил эльфа закатать рукава рубашки и провел острым ножом, сделав на его ладонях тонкие надрезы. Я скривилась. Больно, наверное. С ладоней тут же закапало, но этот Торин оказался мужиком, я прямо зауважала его, до тех пор, пока не столкнулась с его мрачным взглядом.

На одну его ладонь положили лечебную кашицу, к другой руке вампир применил простое целительное заклинание, которое мы тотчас же повторили и записали в конспект.

В результате эксперимента было доказано, что два средства неплохи, но рана при использовании магии стала затягиваться, а там, где применили лекарственное растение, кровь просто остановилась. Понадобится больше времени для восстановления.

Надо же! Кто мог подумать, что этот кровосос хорош в лечении! Прямо так и вижу, пьет кровь, потом лечит, потом снова пьет. Как удобно. И выдержка есть. Даже глазом не моргнул, пока кровь капала, а ведь как минимум должен был напрячься. Этот эльф явно не в его вкусе.

Я улыбнулась подобной мысли и была на этом поймана вампиром. Его глаза как раз отчетливо говорили, кто в его вкусе.

Я напустила равнодушный вид и морально приготовилась к возвращению ребят на свои места. Вне учебной практики магию использовать нельзя, магистр Воргант повторил это не раз. Но пару защитных трюков в запасе у меня имелось, а вернее, в сумке. Я тут же их достала и спрятала в карман.

— Видел, тебе понравилось наше небольшое представление, — тихо проговорил Медерс мне на ухо, как только вернулся на свое место.

— Очень! — заверила я тотчас же, игнорируя его едва ли не мурлыкающий тон. — Особенно подготовительная часть, — намекала я на то, что эльфу пришлось пострадать ради эксперимента.

— Ты мне за это еще ответишь, — прошипел он слева.

— А я тут причем? — искренне удивилась я. — И твоя кровь что, какая-то особенная или бесценная, что ее проливать нельзя?

Эльф что-то хотел сказать, но слова возмущения застряли у него в глотке. Явно не нашел аргументы.

— Не ты, так кому-то другому пришлось бы показывать на себе, но хочу заметить, справился ты с этим неплохо, — неожиданно даже для себя самой произнесла я.

Тот изумленно замер и снова не нашел слов. Промолчал. Похвала из моих уст застала его врасплох, и он все с недоверием некоторое время поглядывал на меня, ища в моем признании подвох.

А я подумала о том, что тактику выбрала удачную. Ни один мужчина не устоит против лести, но расслабляться пока нельзя. То, что меня пока не тронули, ни о чем не говорит. Впереди перемена.

Так и знала, что они остерегались при магистре выяснять отношения. Как только прозвенел звонок, адепты радостно повскакивали с мест, я же только попыталась выйти, но мне не дали.

— Мы не договорили, — эльф даже не двинулся.

Я развернулась к вампиру и уставилась на него. Тот улыбаясь, продолжал молча и нахально гипнотизировать меня.

— Мне нужно в уборную! — открыто заявила я, применив я хитрость.

— Фи! — услышала я презрительное фырканье эльфийки. — От простушки другого я и не ожидала.

— А вы, эльфы, как-то по-другому устроены? — спокойно заметила.— Хочешь меня уверить, что уборные не посещаешь?

Так и хотелось привести в пример известную фразу Фаины Раневской про хвост павлина и что под ним скрывается, но девица сделала вид, что не расслышала и тут же сменила тему.

— Торин, — ласково проворковала она. — Рядом со мной свободное место, я специально оставила его для тебя.

— Вовсе не обязательно было это делать, — довольно сухо ответил эльф, отчего девушка поджала губы, но переборов недовольство, вновь заулыбалась своему жениху.

— Зачем тебе эта простушка? Наказать ее можно и другим способом.

— Не вмешивайся, Равелианна, я разберусь с ней сам.

Девушка с обидой надула губы.

Я уже открыла рот, чтобы высказать этой самоуверенной девице все, что думаю про нее и ее жениха, как услышала слова вампира.

— А мне эта наглая особь кажется очень интересной, — проговорил он с усмешкой.

Это мне сейчас такой сомнительный комплимент сделали?

Я едва не подавилась возмущением. Похоже, настала очередь проучить этого Медерса да и вообще, пора уже выбираться со своего места.

Я незаметно достала из кармана коробочку и выпустила магических пиявок, отличное средство против надоедливых личностей. Этакие черные склизкие и зубастые монстрики, полностью ручные. Их я купила у одного лекаря. Они питаются негативной энергией и им тут как раз есть чем поживиться. Так и знала, что пригодятся, уже дважды меня выручали.

Малыши отлично поняли, что от них требуется. Устрашающе скрежеща зубками, расположенными по кругу в два ряда, они расползлись в разные стороны. От неожиданности эльф и вампир отпрянули, а потом вскочили на ноги. Равелианна заверещала, закрыв лицо руками.

— Что за мерзость!? — с отвращением вскричала она.

Я воспользовалась моментом, вырвалась из заточения, похватала за хвостики малышей, похвалила за работу, положила обратно в коробочку, сунула в рюкзак и бросилась к двери. Второй раунд вновь за мной. Но с другой стороны, что за учеба? Сплошная борьба на выживание. А ведь только одна пара прошла. Но никому не позволю над собой издеваться. Пусть даже не надеются! 

Следующая пара проходила в другой аудитории. Когда я вошла, вновь оказалась под прицелом любопытных мужских глаз. А я пыталась выбрать стратегию дальнейших действий. Заметив двух оборотней с развитой мускулатурой, двинула к ним. Те, присвистнув от удивления, ничего не сказали, но и не запретили сесть рядом с ними. Уж если выбирать, то меньшее из зол. А эти ребятки, уверена, терпеть не могут ни эльфов, ни тем более вампиров. И не дадут в обиду чисто из противоречия.

Так оно и вышло.

Когда Торин и Эдмунд подошли и «вежливо» попросили их пересесть, те угрожающе зарычали и поднялись. На их фоне эльф и вампир показались дохляками.

Те оценили размеры парней. Эд — задумчиво, Тор — с бессильной злобой. И приняли единственно верное решение — не связываться.

Оборотни отличались коллективным сознанием и всегда готовы были постоять за любого обиженного сородича. А оборотней в академии училось почти столько же, сколько и людей. И этим молодчикам только дай повод подраться да поразгонять кровь.

Я благодарно улыбнулась ребятам и протянула ладонь.

— Эленталь Виард, для вас можно просто Эль!

Те дружелюбно засверкали улыбками в ответ и по очереди осторожно пожали мою руку, чтобы ее не сломать.

— Кром и Барри, — представились они.

Вообще-то, Кромвир и Барривольд Хервиссар. Они оказались братьями, хотя если присмотреться, то это можно было заметить по сходным чертам лиц, грубоватым, словно высеченным из камня. Но, несмотря на это, парни показались мне добряками. Благодаря их защите, дальнейшие пары прошли тихо и без всяких проблем.

Во время перемены я старалась держаться рядом с ними, чувствуя на себе взгляды эльфа и вампира. Но я знала, что оборотни не смогут вечно меня опекать и что скоро закончатся пары. Но парни оказались настоящими джентльменами и проводили меня до моей комнаты.

— Ты только скажи, если будут обижать, — произнес Барри, перед тем, как уйти с братцем. Кром был более молчалив. — Мы этих снобов вмиг на место поставим.

Я поблагодарила их перед изумленной Марикой, которая услышала голоса в коридоре и решила выйти из комнаты. Мы вернулись в нее вместе.

— Ничего себе! — присвистнула она. — Первый день, а ты уже роман с оборотнями крутишь! А сама-то притворялась равнодушной такой. Между прочим, кто-то замужем за…

Я тут же зашикала на подругу и закрыла ладонью ее рот, взволнованно зашептав:

— С ума сошла!? У стен же уши бывают!

— Ой! — сообразила Мара.

Я убрала руку.

— Между прочим, они меня спасли! — сообщила я ей про оборотней, а потом устрашающе затрясла кулаком в воздухе. — Пусть мне только этот Ромелинн и Медерс попадутся! Я их и без оборотней отделаю.

— К-кто говоришь? Ромелинн и Медерс? — ахнула подруга.

— Ну помнишь того эльфа напыщенного и вампира из столовой?

Марика, все еще изумленная, молча подтвердила кивком.

— Так вот это они! — с затаенной обидой произнесла я. — Уж они у меня поплачут в следующий раз! — с щепоткой мести в голосе добавила я.

— Эль?

— Что?

— Тебе не стоит их трогать.

— Это еще почему?

Марика замялась.

— Тебе разве их фамилии ни о чем не говорят?

Я нахмурилась, пытаясь вспомнить, и чувствуя нарастающую тревогу в душе.

— Говори уже, не тяни, — не выдержала я.

— Короче, помнишь, я про принцев говорила?

Я кивнула.

— Так вот, сестрица, ты умудрилась с ними не только познакомиться, но и, кажется, разозлить.

— Хочешь сказать, что в венах этого вампира и эльфа течет голубая кровь?

— Именно это я и говорю.

Подруга не врала. Теперь понятно, почему эльф за свою кровушку так волновался.

— Альдегид мне в глотку! — ругнулась я любимым словосочетанием своего бывшего начальника. — Но почему магистр не обращался к ним, как положено?

— А ты забыла? В академии твой статус не имеет никакого значения.

— Уже легче.

— А уж тут как сказать… Принцы они на то и принцы, что обладают большой магической силой, их с детства обучают применять заклинания. Если уж кто осмелится им перечить…

— У меня и без всякой магии удалось с ними справиться, — ответила я.

Когда я рассказала, что произошло на паре и перемене, Марика стала корчиться от смеха на полу, хватаясь руками за живот.

— Это ты Чука и Гека натравила на них? Ой, не могу! — уже почти рыдала она. — А помнишь, мы два дня скакали, устали до невозможности, а в трактире, где остановились, не оказалось свободных номеров? Один богач выкупил. Ты тогда подкинула ему их в один номер. Вот потеха-то была! — сквозь слезы смеялась Мара. — Сразу места нашлись.

Я улыбнулась. Такое вряд ли забудешь. Уверена, тот богач до сих пор икает, вспоминая моих милых зубастых козявок.

— Ну, они не только в этом хороши, когда ты заболела, они из тебя всю хворь вытянули.

— Это да, — подтвердила Мара, но потом вновь прыснула от смеха: — Как представлю лица принцев и эльфийки, не могу! Хотела бы я на это посмотреть.

— Насмотришься еще. Завтра у нас потоковые пары.

— Ой! А ведь точно! А знаешь что?

— Что?

Марика загадочно посмотрела, пытаясь сдержать улыбку. 

— Кажется, я придумала, как хорошенько отомстить им.

Я приложила ладонь к груди, изображая понарошку испуг, и отодвинулась.

— Ты меня пугаешь.

Марика просунула ноги в обувь и заторопилась выйти.

— Ты куда? — спросила я ее вслед.

— Схожу к девочкам, поделюсь одной новостью, что их мечта скоро осуществится. — На губах подруги появилась коварная улыбка. — Ты не представляешь, что ждет завтра этих принцев!

— Не хотела бы я стать твоим врагом, — засмеялась я в ответ, отпуская подругу.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям