0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Злодей для ведьмы (эл. книга) » Отрывок из книги «Злодей для ведьмы (#2)»

Отрывок из книги «Злодей для ведьмы (#2)»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Злодей для ведьмы (#2)» обладает автор — Шерстобитова Ольга . Copyright © Шерстобитова Ольга

 

Глава первая

                                                  

Яна.

Лист я разворачивала быстро и в таком волнении, что едва не порвала. «Ведьмочка, помоги. На меня напали. Я ранен. Самому не выбраться».

И внизу – отпечаток лисьей лапы.

– И как искать будем? Лис же не написал, где он, – растерялась я.

– У тебя имеется ключ, – тихо заметила Адария.

Я достала артефакт, вспомнила, что его силы осталось на девять перемещений. Надо хотя бы самой добавить в него каплю, как это делали мои родные. Только бы найти информацию в книге, как это делается!

– Заклинание, чтобы переместиться не нужно, – робко напомнила Ринара.

– Я знаю, – отозвалась, поднимаясь.

– Переодеваться станешь?

Покачала головой. Времени на это не было.

– Нужные целительские зелья мы взяли, немного захватили тех, что приготовила ты, – добавила Адария, поправляя плащ.

– И еды с водой тоже припасли, – Ринара показала на вторую корзину, стоящую у лестницы. – Отправляемся?

– Да. Только нужен перекресток.

В овеянный ночной прохладой сад мы вышли молча, сосредоточенные и взволнованные. Ринара, проводившая тут много времени, быстро вывела нас на пересечение дорожек, и русалки замерли. Я сосредоточилась, представила Лиса так четко, насколько это было возможно. И едва появилась дверь, вставила в нее ключ. Русалки почему-то взвизгнули, потащили меня в сторону, но сила, которая била из портала оказалась мощнее. Меня буквально втянуло в воронку под крики русалок – их слов я, увы, разобрать не смогла, а потом мир перевернулся и рассыпался. Я кружилась в водовороте, не в силах даже кричать, и вскоре оказалась лежащей на холодной земле.

Пахло лесом – прелыми листьями, сосновыми иголками, грибами и свежестью. Стараясь не ругаться, поднялась и огляделась. Точно чаща! Деревья кажутся высокими и могучими исполинами, напоминая древних чудовищ с костистыми лапами, едва слышные шорохи из-за ветра, который слегка шевелит кроны, темнота… Когда на меня откуда-то сверху свалилась шишка, и вдали ухнул филин, я вскрикнула.

– Лис! – позвала осторожно, надеясь, что тот откликнется.

Но лес по-прежнему остался спокойным и тихим. Я прислушалась, позвала фамильяра еще несколько раз, а потом решительно двинулась через ближайшие кусты и вышла на небольшую поляну, залитую лунным светом. И стоило на нее шагнуть – как ровным кругом вспыхнул темный огонь, спеленал маленький клочок суши.

Ежики колючие, ловушка! И как сразу не догадалась? А ведь мама предупреждала – будь осторожнее! Но разве я послушалась? Едва получила записку, рванула через нестабильный портал в лес! Одна! Безоружная, не взяв с собой даже запаса зелий! Да и с чего решила, что записка была от Лиса?

Он меня прибьет, если выберусь. Или Ингар. Если, конечно, к этому времени, я останусь жива. Рванула в сторону, надеясь прорваться сквозь пламя – и меня невидимой силой швырнуло в центр поляны. От боли перед глазами пошли круги, я с трудом приподнялась, села на колени, надеясь, что головокружение прекратится. Встала и едва не взвыла от ужаса. Если там, в библиотеке нападавший на меня был один, то сейчас их число увеличилось до дюжины. Молчаливые фигуры, замершие истуканами по кругу, созданным темным огнем.

И что мне делать? Бежать не получится. Сражаться нечем. Разве только… магия. Но навыки там минимальные, я тренировалась в основном с зельями, а не потоками. Да и против шарахасов не поможет ничто, кроме меча, закаленного в драконьем пламени. И сила ведьм, как писала мама, здесь бесполезна.

Ну почему я такая невезучая? И опять расплачиваюсь за собственную глупость.

Но фигуры оставались неподвижны, пока в нескольких шагах от меня не закружился черный дым, не вспыхнул в руках появившегося незнакомца – явно не шарахаса, так как на пальцах сверкали кольца с драгоценными камнями, ритуальный меч и клубок темного пламени.

– Что тебе от меня нужно? Сила? Так не отдам!

– Знаю, – раздался хриплый голос мужчины.

В меня полетел клубок огня, я чудом увернулась и снова завопила, надеясь его отвлечь:

– Тогда зачем убивать? Я разве сделала тебе что-то плохое?

Пламя снова вспыхнуло в руке этого сумасшедшего, понеслось в мою сторону. Я отскочила, едва не задев одного из шарахасов.

– Ведьма… – прохрипел незнакомец, надвигаясь на меня так, будто собирался поиграть.

Я двинулась от него в сторону, все еще надеясь, что это безумие прекратится.

– И что с того?

Сосредоточилась, ударила потоком магии, но это не сработало. Сила прошла сквозь незнакомца, даже его не коснувшись. Огненные шары и плети, которые научил создавать Ингар, тоже не подействовали. А вот темные сгустки пламени продолжали в меня лететь, опаляли лицо и волосы, обожгли плечо, которое теперь болело так, что кружилась голова.

Играет, гад такой! И насколько хватит моих сил и его терпения? Разговаривать незнакомец, пытающийся меня убить, не желает. А я никогда не отличалась красноречием в подобных ситуациях.

Лис! Вот где же ты, когда так нужен!

– Яна? – раздался в голове удивленный голос фамильяра.

– Ты меня слышишь?– я поразилась настолько, что чуть не упустила очередной темный шар, летящий прямо в лицо.

– Ты где? Что случилось?

– В лесу вместе с темным колдуном и дюжиной шарахасов! – я взвыла от боли, падая и даже не пытаясь подняться.

В голове шумело, перед глазами все плыло.

– Представляй меня, просто представляй! – раздался взволнованный голос Лиса.

Он даже не стал выяснять, как я тут очутилась!

– Представляй меня!

 Но сделать это было затруднительно, так как темный колдун рывком меня поднял, прямо одной рукой, как провинившегося кутенка, занес сверкающий в бликах луны нож… и через мгновение раздраженно зашипел, отпуская. Я так удивилась, что даже не сразу поняла, как стала свободна. Из плеча злодей торчал маленький нож, а к горлу был приставлен меч.

– Дернешься – умрешь, – спокойно заметил Лис, проходя через темное пламя с маленьким ножиком, который был готов метнуть в злодея.

Глаза у него в лунном свете отливали серебром, черты лица стали хищными, скулы заострились, а мышцы налились мощью и силой. Если бы мы не были знакомы, сдается, оборотня я бы испугалась не меньше, чем темного колдуна. Очень уж его вид был впечатляющим.

И как Лис здесь оказался? Может, мне снится? Ведь из раны колдуна даже не течет кровь!

– Капюшон долой! – раздался не менее спокойный голос Ингара, который появился за спиной злодея.

Понятно, значит, это его меч висит перед горлом врага.

Посмотрела в его сторону, вздрогнула. Во взгляде дракона плескалась тьма. Яростная, не знающая жалости и пощады. Темный костюм, местами почему-то порванный и чем-то испачканный, придавал ему вид самого заправского разбойника. А если прибавить к этому вздернутую ладонь, управляющую клинком, то сбежать хотелось еще больше.

Колдун что-то зашипел, как-то странно забулькал и… исчез. Лис и Ингар переглянулись и, словно сговорившись, выругались.

– Надо было сразу убить!

– И не узнать, что темный задумал? – поинтересовался Ингар. – Да он убил несколько ведьм, а мы до сих пор не знаем…

Договорить принц драконов не успел, потому что шарахасы разом ожили, сделав синхронный шаг.

– Драконье пламя!

– Не выражайся! – рявкнул Ингар, оказываясь рядом с шокированной всем происходящим мной и запихивая меня за спину.

В следующее мгновение вспыхнуло темное пламя в руках шарахасов, сорвалась невидимая сила с мечей Лиса и Ингара, завязался бой. Я дрожала, как ненормальная, вытирала слезы и не могла прийти в себя. Старалась только не мешаться, пока мой фамильяр и дракон сражались с шарахасами, защищая одну непутевую ведьму. Делали это мастерски, слаженно, будто напарники, прикрывающие друг друга в бою. Меня же трясло от каждого удара и звона мечей до такой степени, что хотелось сесть на землю и зажать уши, боль от ожогов разливалась по всему телу, ноги подкашивались. Мне казалось, прошла вечность, когда последний из слуг темного колдуна упал и рассыпался в пепел.

– Яна! – Лис и Ингар оказались рядом, подхватили меня, ощупывая одной рукой, а другой все еще держа мечи.

– Яд ларута! – как-то сразу опознал мой фамильяр причину, по которым жгло раны. – Эта тролья морда нанесла его на кинжал!

– Уверен?

– Забыл, кто я? – прошипел Лис, склоняясь надо мной и щупая лоб.

Я же чувствовала, как немеет тело, дрожат от ужаса губы, текут слезы, а в горле стоит такой ком, что не вымолвить ни слова.

– Заберу во дворец!

– Нет!

– Желаешь ее смерти, кошак? Ты же знаешь, времени осталось от силы четверть часа, когда будет поздно! И я при желании не смогу порталом уйти во дворец, а потом – вернуться. Заряда артефакта не хватит! Чудо, что он еще сработал!

Сознание медленно заволакивало туманом, вокруг все казалось размытым, а горло сжал спазм.

– Отправляйся к русалкам, они явно волнуются. Яна вернется завтра к полуночи. Я тебе обещаю.

Перед глазами вдруг все стало необъяснимо четким и ярким. Я могла разглядеть каждую веточку на дереве, каждый волосок Лиса, который прикусил губу, каждую ниточку на воротнике Ингара. Попыталась сказать, чтобы не волновался, но из горла вырвалось странное шипение. И в несчастного принца, который прижимал меня к себе, я вцепилась еще сильнее.

– Иди. Я справлюсь. У нас нет другого выхода.

Лис кивнул, явно собираясь что-то сказать, но тут вспыхнула воронка портала, в которую нас с Игнаром утянуло.

– Пока не пытайся говорить, – велел принц, подхватывая меня на руки, едва мы оказались возле знакомого источника в королевском саду.

Прижал крепче, бегом двинулся в сторону дворца.

А у меня по телу побежала волна пламени. Рыкнула, не в силах с этим справиться, встретилась взглядом с Ингаром, потянулась к его губам.

Принц на мгновение остановился, выругался и снова сорвался на бег. Я зашипела рассерженной кошкой, у которой отобрали законную добычу. А жар становился все нестерпимее, полз по телу сотнями муравьев, опалял. И еще почему-то хотелось скинуть одежду, потереться всем телом о мужчину, который меня нес, помурлыкать.

– Темная бездна! – снова выругался Ингар и крикнул во весь голос: – Отец!

Двери в коридоре захлопали, оттуда выскочили леди в пышных бальных платьях и лорды, разодетые в темные бархатные костюмы. Праздник, что ли, какой?

– Отец!

Когда перед нами появился правитель драконов, я даже не удивилась. Лишь облизнулась, смерила его оценивающим взглядом. Красив, конечно, брутален, властностью за версту тянет, но… не тот! Ингар пах вкуснее, казался слаще.

– Смотрю, скучать нам явно не придется. Что с ней? Откуда ожоги?

– Яд ларута, – ответил Ингар, заходя в какие-то незнакомые покои.

– Это…

На кровати, одетый в одни штаны, сидел весьма колоритный мужчина. Бронзовый загар покрывал тело, множество кос, украшенные темными лентами с россыпями драгоценных камней, придавали ему весьма странный вид, но покатые мощные мышцы и шрамик на плече, завораживали. Встретилась с ним взглядом, облизнулась и осознала – тоже не мой. Мой несет меня на руках, рыча от злости.

Но ленты в волосах так красиво переливались… Захотелось сорвать их все. Потянулась руками…

– Узнаю, что это ты с ней сделал, убью! – рявкнул Ингар, садясь в кресло, стоящее в нескольких шагах от незнакомца.

Я снова вытянула руки, надеясь стребовать это сокровище, попробовала сказать хоть слово, но горло выдало какие-то непонятные звуки.

– Выпей, – владыка драконов оказался рядом, протянул кубок с каким-то дымящимся зельем, которое мне не понравилось по запаху.

Я фыркнула и отвернулась, потерлась носом о шею Ингара, блаженно мурлыкнула.

– Яна! – рыкнул Ингар, отрывая меня от себя. – Выпей!

Я потрясла головой, покосилась на незнакомца, который удивленно меня рассматривал, вздохнула. Камешки на ленточках тоже казались такими сверкающими и заманчивыми, что сил удержаться не было.

– Это? – уточнил мужчина, снимая одну из полосок и не сводя с меня глаз.

Протянула руки, улыбнулась. Ух ты, какой понимающий! И голос такой теплый, приятный.

– Выпьешь, он отдаст тебе их все, – прошептал Ингар.

– Это вряд ли, – заметил незнакомец. – Все же они зачарованны и передаются из поколения в поколение в моей семье, так что подарить могу только избраннице. Но вот подержать и почувствовать их магию, реально. Только выпей, ведьмочка, зелье. Тебе понравится, обещаю.

Голос у мужчины стал обволакивающим, бархатным, сладким.

Я, как зачарованная, протянула руку к кубку, ужаснулась когтям, которые оказались на руках, залпом выпила и зажмурилась, а потом открыла глаза, посмотрела на мужчину и выпалила:

– Вы ошиблись, мне не понравилось!

Соскользнула с колен Ингара, уперла руки в бока, смерила незнакомца взглядом.

– И нечестно ко мне применять магию! Я ведь… и отомстить могу, – напомнила, улыбаясь.

Потом повернулась к Ингару и хрипло уточнила:

– Это у зелья такой эффект?

– У твоего характера, – заметил дракон, решительно поднимаясь.

Ой, что сейчас будет… Я рванула к двери, не задумываясь, и тут же оказалась в руках Ингара. Он что-то рыкнул!

– Спасите! – пропищала я, умоляющие смотря на еле сдерживающегося от смеха Ардагария. – Иначе внуков не дождетесь!

Но угроза не возымела эффекта и не оказала того действия, на которое я так отчаянно надеялась. Последние слова потонули в звуке закрывающейся двери. Ингар отпустил меня на пол, наложил какие-то заклинания, а потом… Он никогда на меня так не кричал, как сейчас, выплескивая свой страх и ужас. Я поняла только, что он почувствовал, как я оказалась в смертельной опасности, переместился, мчался по лесу, каждое мгновение боясь опоздать. По пути встретил Лиса, нюх которого был великолепен, а связь со мной – сильна. А еще, оказывается, фамильяра можно было просто позвать, а не мчатся сломя голову в неизвестность, подвергая опасности не только свою жизнь! Что, если бы они не успели?

Я же просто стояла и смотрела на Ингара, чувствуя, как возвращается усталость, дрожь, страх… Видимо, зелье перестало действовать, яд вышел, хотя раненое плечо ныло, а ожоги все еще болели. На глаза попалось огромное зеркало, и я, увидев в нем свое отражение, вскрикнула. Спутанные, местами опаленные волосы, в которых земля и иголки, искусанные до крови губы, опухшие глаза, щеки в грязных разводах, от одежды – лохмотья. И все же… живая! И пусть Ингар кричит сколько хочет, и рычит пусть тоже, раз за разом нанося удары на ничем не повинную стену. И крошки с потолка – мелочи. Дворец дрожит? Сущая ерунда. Это все переживем.

Я снова посмотрела на себя в зеркало, потом подошла к Ингару, обхватила его руками, прижалась крепко-крепко, стараясь унять дрожь в пальцах. А мышцы у него твердые, будто каменные, напряженные. Я слегка потерлась о его плечо щекой, поцеловала.

– Запрещенный прием, – рыкнул Ингар.

– Знаю.

И поэтому расстегнула его рубашку, провела рукой по плечам, спустилась ниже, снова прижалась и потерлась щекой, вдыхая чуть терпкий аромат мужчины, который, казалось, не дышал.

– И это тоже запрещенный.

Затем он меня приподнял, впился в губы злым поцелуем, заставляя отвечать. И почему-то каждая ласка чувствовалась сейчас острее, ярче, четче. Я даже не ощущала стыда, позволяя огню желания заполнять каждую мою клеточку. Вот как этот незнакомый мужчина стал мне самым близким на свете всего за несколько дней? Как? Я даже не представляю теперь без него своей жизни. И с ним… тоже не представляю.

Обнаженной спины коснулись горячие ладони, я вздрогнула, поцелуй прервался.

– Ингар, почему я раздета?

Мужчина не ответил, лишь молча распахнул дверь ванной, подтолкнул меня. Пустил воду, вылил в нее какое-то ароматное масло, по запаху напоминающее лимонную свежесть, на мгновение сжал виски пальцами.

– Залазь, так мне будет проще лечить твои раны. Вода мягка и податлива, поэтому больше подходит для целительской магии, – спокойно ответил он, не сводя с меня глаз.

Рассматривал не таясь, обволакивал взглядом, заставлял дрожать от стыда. Но спорить я не решилась. Сняла остатки одежды, скрылась под шапкой душистой пены. И чтобы отвлечься от жара, приливающего к щекам, спросила:

– Это из-за яда ларута я…

– Желала мужчину, – закончил Ингар, скидывая камзол и рубашку и присаживаясь на бортик ванной.

Я вспыхнула. Спросить же хотела совсем о другом.

– Их кровь, а именно в ней содержится яд, усиливает влечение, обостряет его до такой степени, что сдержаться невозможно. И об этом знает каждая ведьма, которая варит приворотные зелья. Все-таки яд ларута один из используемых для подобной магии ингредиентов.

– Ты упомянул про четверть часа, иначе бы я…

Ингар вздохнул, опустил руки в воду, зашептал заклинания, а потом уставился на меня.

– Ты начала превращаться в кошку. Пропала речь, появились когти, заострились уши. Говорят, когда-то ларуты были оборотнями, могли превращаться в людей. Только ни один человек их яда не выдержит.

– То есть я бы… умерла?

– Да.

И от этого прямого ответа я нервно вздрогнула. Похоже, щадить меня дракон не собирался, поражая своей прямолинейностью.

Ингар покачал головой, что-то снова зашептал, позволяя воде светиться ало-золотым цветом, а потом притянул меня к себе. И я забыла, как дышать. Чувствовала только его горячее тело, хриплое сбившееся дыхание, быстрый стук сердца. Ладони дракона скользили по моей спине, а я неожиданно для себя потерлась о его плечо.

– Смотрю, так тебе понравилось? Яд ларута вытащил желаемое?

Я вспыхнула, попыталась выпутаться из его объятий.

– И не мечтай. Привыкай уже…

И нашел мои губы. Поцелуй оказался сильнее вина, опьянял и сводил с ума. И пламя, которое рождал, окутывало меня всю. Горели щеки, плечи, руки. А когда Ингар чуть потерся о мои плечи и грудь, как это совсем недавно делала я, застонала, выгибаясь. Ощущение, будто в меня ударила молния, прошла вдоль позвоночника, а теперь я даже не чувствую ног. Но хорошо так… непередаваемо.

– Когда ты так отзываешься на каждое мое прикосновение, – хрипло заметил Ингар, – я будто стою на краю пропасти и обретаю крылья.

И чуть приподнял мой подбородок, заставляя тонуть в безбрежных омутах его глаз, наслаждаться их сиянием и терять остатки разума. Иначе как объяснить, что я жадно его поцеловала и после не отпустила. Ласкала обнаженную горячую спину, плечи, все эти чудесные покатые мышцы, шепча имя дракона. И стала огнем… Опаляла и обжигала, тянулась и отдавала сторицей ласки за каждый поцелуй и прикосновение.

Нельзя так… Словно падать с неба звездой, умирая. Будто гореть пламенем, сжигая саму себя дотла. И все это… каждый раз, как в первый. Болезненно остро. Обжигающе смело. С бесконечным ощущением правильности происходящего.

Уткнулась ему в плечо, тяжело дыша и не смея взглянуть в лицо.

– Мне нужно залечить твои раны… Пожалуйста, постарайся не выпускать силу.

Я вздрогнула от этих слов, оторвалась от его плеча и ойкнула. Заполняя пространство ванной комнаты, плавали огоньки, рассыпались на искры, а иногда касались воды и тонули в ней, тая.

– Хорошо, – пролепетала в ответ.

Ингар осторожно меня отпустил, погрузил руки в воду, зашептал целительские заклинания. Вода снова засветилась, теплая магия окутала мое тело, спеленало и вскоре отпустило.

Ингар поднялся, потянулся за флаконами.

– Я помогу тебе вымыть волосы.

Кивнула, замечая, как последний огненный шарик тает в воде, и смущенно отвернулась к стене. Было в этом что-то особенное, интимное… То, как мужчина, заставляющий мое сердце биться чаще, бережно смывал с волос грязь, убирая сосновые иголки и крошево листьев, осторожно касался шеи, иногда нежно и медленно целовал мои плечи.

– Спасибо, – прошептала я, не зная, как себя вести с ним… таким. Одуряюще нежным. Безумно ласковым.

Ингар же, не подозревая о моих мыслях, погладил колено, высунутое из воды, снова наклонился и поцеловал, прижимаясь к ноге. И я окончательно растерялась.

– Ты как самое колдовское зелье, огонек. И нет мне от тебя никакого спасенья.

Вздохнул, поднялся, взял полотенце.

– Выбирайся!

 И я даже не стала сопротивляться, когда он меня вытирал и закутывал в свой халат.

– Ингар, мне было так… страшно, – созналась я. – Его… того темного, действительно, не брала моя магия.

– Не стоило туда соваться, – заметил он.

– Я не знала, что могу связаться с Лисом.

Дракон вздохнул.

– Меня больше волнует сила нашего злодея. Все драконы разом не смогут изменить направление портала. Сдается, ведьм он убил больше, чем мы думаем, поэтому и магия твоя на него не действует, аналогичную использует.

– То есть для любой другой ведьмы мои чары неопасны? Я перед ними…

– От их магии у тебя стоит защита Лиса.

Хм…

– Вы там мне решили внуков сделать, что ли? Так я… не готов морально! – раздался из-за двери голос Ардагария.

Я покраснела, а Ингар подхватил меня на руки и вынес в спальню, где за столом, уставленным едой, сидел незнакомец с косичками и правитель драконов.

– Анарингард, – представился он, – наследный принц граханов. Полагаю, можно даже просто Анар.

И широко от души улыбнулся.

– Яна, ведьма, – отозвалась я, притягивая к себе тарелку с запеченным мясом и овощами, от которой безумно вкусно пахло.

Аппетит после всех событий разгулялся не на шутку. Ужинали, впрочем, молча, лишь Ингар с отцом время от времени перебрасывались какими-то незначительными фразами.

– Извиниться-то не хочешь, ваше драконье высочество? – вдруг поинтересовался принц граханов.

– За то, что пригрозил убить?

– Понятно. Не хочешь.

– Анарингард, я снова чувствовал твою магию, когда уничтожал шарахасов! Их там была дюжина против одной беззащитной ведьмы!

Ингар поднялся, зло выдохнул, положил в пылающий камин полено.

– Он не может быть темным колдуном, сын. Я лечил его левую ногу в тот момент, когда ты отправился спасать Яну.

– Вы были ранены? – спросила я, не удержавшись.

– Он вывалился через десять минут после твоего ухода к нам под ноги в крови со словами о нападении шарахасов, – пояснил Ингар.

– Думаешь, лгу? – ледяным тоном спросил Анар.

– Думаю, нам, в первую очередь, придется проверять всех, кто способен убить ведьму! – спокойно заметил Ингар, поворачиваясь к нам.

В комнате стало тихо.

– То есть всю мою семью, – спокойно заметил грахан, грустно вздыхая.

– А имеются другие варианты?

– У бедняков тоже бывает сила.

– У него на пальцах находились кольца с камнями, – выпалила я.

– Какие? Запомнила?

Мужчины спросили хором, и я быстро описала украшения.

– Обычные магические накопители, – вздохнул Агардан, задумчиво крутя в руках яблоко. – Ты тоже такие носишь?

Грахан кивнул, показал мне руки, на пальцах которых были нанизаны не по одному, а по два или три кольца.

– Но бедняков теперь точно откидываем. Они подобные безделушки себе в таком количестве позволить не могут. Придется проверять твою семью, Анар, – опять же спокойно сказал правитель драконов. – И тебе решать с нами ты или…

Принц выругался, посмотрел на меня, потом на Ингара.

– Ты же знаешь ответ, – вздохнул он, потирая виски.

– Тогда отдыхаем, а завтра решаем, как лучше действовать. Спешить не нужно, но медлить не стоит. Главное, все взвесить.

С этими словами Агардан поднялся и с нами распрощался. Ингар отвел меня в соседние покои, показал, как я могу вызвать слуг.

Я кивала, а сама поглядывала на темноту за окном, тени в углах и старалась не вздрагивать от шорохов ветра за окнами.

– Яна, ты меня слышишь?

– Мне страшно, – снова созналась я.

Повернулась к Ингару, чувствуя, как начинают дрожать руки.

– Остаться с тобой? – тихо спросил он.

– А можешь?

Кивнул, откинул одеяло. Пока я укладывалась, он сходил умыться, а потом потушил свет и нырнул ко мне, обнимая и закутывая в объятья.

– Спи, огонек. Со мной ты в безопасности.

И так целомудренно поцеловал меня в макушку.

 

 

Проснулась я рано из-за того, что раздались голоса. Оказалось, Лар и Торн принесли мне завтрак, горя любопытством узнать, во что я опять влезла и негодуя, что на их долю схватки с шарахасами  и темным колдуном не выпало.

И мне сразу вспомнилось темное пламя, могучая фигура, сверкающий перед глазами нож… И страх навалился с новой силой. Тяжело задышала, успокаиваясь.

– А Ингар…

– Тренируется с Анарингардом, потом они займутся вычислением темного колдуна. Лезть к ним бесполезно. Все равно ничего не скажут, – заметил Лар, сверкая ярко-синими глазами.

– А подслушать?

– Если ты сможешь это сделать, я тебе сундук с золотом подарю.

– И в придачу отдадим на растерзание нашего братца, – хмыкнул Торн, подмигивая, от чего его шрам на щеке стал чуть заметнее. – Так что…

– Мы показываем тебе дворец, а потом займемся тренировкой.

Спорить я не стала. Конечно, хотелось узнать, о чем говорят Ингар и Анар, но они ушли из дворца. Нам только передали, что вернуться за пару часов до ужина. Я с удовольствием погуляла по саду, рассматривая диковинные растения, которые в обычных лесах не росли, и, слушая рассказы Торна и Лара. Днем сад казался еще прекраснее, чем ночью. Наполненный ароматами многочисленных цветов, порханием разноцветных бабочек, не пугливых настолько, что они садились на мои распахнутые ладони. И казалось, будто где-то за очередным поворотом прячется волшебство. Наверное, оно оживает лишь ночью, создавая атмосферу загадочности.

Дворец братья Ингара тоже показали, только большую часть я уже видела, поэтому удивиться не могла. Разве что бесподобному виду с крыши башни, который открывался прямо передо мной. Гряда гор, тонущая в шапках облаков, раскинутый вокруг подножья город.

Он сверкал и переливался, как сокровища в сундуке, манил своим очарованием. И я даже на мгновение представила, как в этом городе красиво и уютно!

– Лилада, наша столица. В ней много интересного, но прогуляться пока не сможем. Ингар запретил. И это не лишено причин, сама знаешь.

Торн грустно вздохнул, поправил плащ на плечах, потер шрам.

Мы втроем пообедали, подшучивая и делясь историями, а потом отправились тренироваться. Потоки магии в этот раз почему-то слушались меня с трудом. Я то и дело поджигала какую-нибудь балку. Промучившись два часа, все же сдалась и поднялись в кабинет алхимика. Ингар с утра оставил несколько рецептов зелий, которые мне предстояло научиться делать. Увлеклась я сильно, отмеряя ингредиенты и добавляя нужное количество эликсиров, а уж эффект превзошел все ожидания.

Торн и Лар, отправившиеся за мной, как две заботливые дуэньи, решившие мне не мешать, а теперь радостно завопили и скрылись со всеми моими склянками в обнимку как раз в тот момент, когда в дверях показался Ингар.

– Что на этот раз вышло? – поинтересовался дракон, скидывая плащ и подходя к столу, за которым я, подперев подбородок, сидела и хандрила. – Чего ожидать?

И ласково поцеловал меня в щеку.

– Вместо зелья для роста цветов сварила…

Я вздохнула, капнула из котла непонятной серебристой субстанции, и на полу появился мухомор.

– Наверняка болиголов перепутала с росянкой, – заметил Ингар. – А с зельем от бородавок какая загвоздка?

– Ты так уверен, что даже оно у меня не получилось?

Даже обидно стало за себя такую… творческую! Ведь напутать с пятью ингредиентами – это явно талант надо иметь.

Я имела. И снова вздохнула, капнула на ткань – та сжалась и уменьшилась раз в пять.

– Вместо листьев чистотела нужно взять соцветья. Дворец такой твой шедевр переживет, отец тоже.

– А вот этот… вряд ли, – виновато посмотрела я на принца и капнула последнее приготовленное зелье на злополучный сжатый кусок ткани.

Тот засветился голубоватым, несмотря на то, что зелье было изумрудного цвета, вспыхнул и… исчез.

Ингар моргнул, выругался, заглянул в полупустой котел, почесал макушку, а потом наклонился к расстроенной мне и шепотом сказал:

– Знаешь, я просто горю желанием опробовать его на тебе, огонек.

– Мне казалось, вчера ты меня всю рассмотрел.

– Только ты мало что осознавала, а сейчас…

Он предвкушающе улыбнулся, шагнул ко мне, я пошатнулась, не удержала равновесия и… злополучное зелье опрокинулось на его одежду.

Я стояла, краснела, лепетала извинения и не могла оторвать от Ингара взгляда. Да, эффект, однозначно, вышел великолепный! Чудо-зелье! И еще какое…

– Ингар, я придушу твою ведьму! – откуда-то издали послышался голос Ардагария.

Затем что-то грохнуло, послышался женский визг, дворец содрогнулся, я оглянулась в поисках убежища.

– Полночь через две минуты, – усмехнулся Ингар, притягивая меня к себе. – Амулет для перемещений временно не будет действовать, Яна.

– Почему? – растерянно пролепетала я, касаясь его обнаженных плеч.

Он замер, даже дышать на мгновение перестал.

– Портал может сбиться. А я пока не нашел заклинание, которое бы контролировало перемещение. Но найду, как можно скорее, огонек.

– Я…

– Будешь скучать?

Я стукнула его по плечу и ойкнула, потому что полностью обнаженный Игнар прижал меня крепче, давая почувствовать себя целиком – такого сильного, горячего, уверенного в своем праве. Драконищ-ще… Однозначно!

Но слова нам стали не нужны, остался только жар его губ и сбившееся дыхание. Я обнимала все сильнее, почти задыхаясь, не желая отпускать Ингара ни на мгновение.

Похоже, правда, влюбилась. И от этого так страшно, и так… сладко.

– До встречи, огонек! Береги себя! Не добавляй в последнее зелье листьев аралиса, чтобы приготовить настойку от пятен вина.

И у нас во дворце через неделю бал, приглашены вы все – Лис, русалки, ты. Приготовьте наряды и маски. Чтобы переместились, сними браслет, и держитесь все вместе за него, пока не окажетесь в саду. Я на время снял ограничение, – отдал он наставления и отпустил ошарашенную меня в открывшийся портал.

 

Ингар.

– Ушла! – в сердцах воскликнул отец, появляясь в кабинете алхимика.

 Я окинул его взглядом, хмыкнул. Все-таки штора из коридора – это не то, в чем стоит ходить правителю драконов во дворце. Пусть это будет даже собственный дворец.

– У нас не дом, а бедлам! И все началось с появления твоей ведьмы! – рявкнул он.

– Можно подумать, Торн и Лар до этого вели себя тихо, прямо как мыши, – фыркнул я, вспоминая, как ийрия меня обнимала, и улыбнулся.

Просто не мог сдержаться.

– Влюбленный олух! – спокойно заметил отец. – У нас полдворца нагишом ходит! Я еле спасся от леди Майрис!

Я расхохотался, представляя, как эта самая упомянутая леди – по объемам напоминающая бочку, вечно одетая в канареечного цвета пышное платье с огромными синими бантами, бежала за отцом.

– Ну она же тебя не догнала, – ухмыльнулся я.

Отец вздохнул, покосился на котлы с остатками зелья.

– Заберешь?

– А что там?

Честно рассказал.

– Сдается, мы на них состояние можем сделать, если захотим.             

Но в деньгах мы не нуждались. Самое ценное на них не приобретешь. И мы с отцом это понимали лучше других.

Он вздохнул, подошел к окну, распахнул и тут же захлопнул. Визг и рычание никому не придется по вкусу, а сейчас дворец наполняли именно эти звуки.

– Когда вы отправляетесь с Анарингардом?

– Завтра на рассвете.

– Яне не сказал?

– Нет, – сознался тихо. – Не хочу, чтобы волновалась. Пусть лучше готовит зелья, зубрит заклинания, собирается на бал. Ей ни к чему знать…

– Что ты начинаешь охоту? У тебя остается все меньше времени для завоевания ее сердца, сын. Я не желаю твоей смерти, волнуюсь. И драконам нужен сильный правитель на троне. Лар и Торн для этой роли не годятся, сам же знаешь, что творят.

– Если я умру, убив колдуна, потравив время на его выслеживание, а не ухаживания за ийрией, то моя смерть не будет напрасной.

– Не жалеешь ты мое сердце, сын.

– Да и лисья удача… поможет!

Только от тоски по Яне не спасет. Мне уже ее не хватает. И на губах горит прощальный поцелуй. Надеюсь, не последний.

Но времени совсем мало. Надо идти, собираться в поход. Оглядел комнату в поисках одежды, вздохнул.

– Шторой поделишься? – спросил отца, который косился на зелья в котлах, явно что-то прикидывая.

– Разумеется. Леди Майрис все еще караулит во втором коридоре.

– А я через окно, – хмыкнул в ответ, закутываясь в кусок ткани и спрыгивая с подоконника, на ходу призывая магию воздуха.

Как же скучна и однообразна была моей жизнь без Яны! Я улыбнулся, подставляя лицо теплому ветру. Храните боги, мою ийрию, женщину, похитившую сердце дракона.

 

Глава вторая

 

Яна.

Как же Лис кричал! До Ингара ему, конечно, было далеко, но гостиную он превратил в поле боя. Даже Ринара и Адария лишь виновато смотрели на меня, сжавшись возле двери и в случае чего готовясь бежать, но не вмешивались. Русалкам от моего фамильяра тоже досталось. Слишком уж притихшие они были, когда я вернулась.

Я же слушала оборотня и молчала. Сказать было нечего. Виновата? Да. Глупость сделала? Да. Мы все могли погибнуть? Тоже верно.

– Да не расстраивайся ты так, – тихо сказала Ринара, когда Лис хлопнул дверью и выскочил в сад. – Он тут весь день злился. И больше не на тебя, а на себя… Мол, опять не уберег.

– А жизнь мне кто спас? – поразилась я.

Поднялась с дивана, окинула погром в комнате взглядом и с криком «Лис!», рванула за ним в сад: мириться и обещать, что буду осмотрительной.

Фамильяр стоял возле расчищенного Ринарой источника и швырял в него камни, шепча что-то сквозь зубы. Спутанные льняные волосы и худощавая фигура делали его похожим на мальчишку.

– Лис! – позвала я.

– Сердишься на меня? – поинтересовался он.

– Да за что?

– Я должен тебя защищать! Фамильяр я или кто? Впрочем… ты совсем неправильная ведьма, Яна!

И этот туда же… Лис нахмурился, швырнул очередной камень в воду, повернулся ко мне, явно ожидая ответа.

– Ты, прежде всего, мой друг! Лучший в мире, – Я присела на валун, рассматривая прозрачную водичку, в которой плавали маленькие серебряные рыбки. – У нас просто нет времени толком поговорить, постоянно что-то случается!

– А о чем ты хочешь поговорить, Яна?

– Да хотя бы о тебе.

– Обо мне?

Он чуть сощурился, кинул очередной камень в воду, вздохнул и покачал головой. Будто раньше никто не интересовался его персоной, и это вызывало у него растерянность.

– Почему бы и нет? Все, что я знаю – ты оборотень. А где находятся твои родные и близкие, Лис? И от кого мы хоть сбегали с той проклятой башни?

Фамильяр снова тяжело вздохнул и принялся рассказывать.

– Народ оборотней всегда был малочисленным, но довольно сильным. До начавшейся войны мы жили на окраине Андаринии в Наринасе. Так называлось наше маленькое королевство. У оборотней существовало несколько родов.

– По какому принципу вас разбивали? – поинтересовалась я.

– По превращениям, конечно. Медведи, волки, ястребы и лисы.

– Всего четыре?

– Да, ведьмочка. И у каждого из нас имелись свои сильные и слабые стороны. Клан медведей обладал физической выносливостью и неимоверной силой, волки – огромной скоростью. Из тех и других получались прекрасные охотники и воины. Они долгие годы были нашей защитой.

Лис чуть задумался, взъерошил волосы.

– Ястребы отличались способностью быстро перемещаться на любые расстояния, забираться в самые труднодоступные места, добывать дорогие коренья и травы. Из них тоже получались неплохие воины, а еще – лучшие целители. Они не просто рану могли залечить, а душу удержать на грани.

– А Лисы? – не утерпела я.

– Мы хитры, любопытны и изворотливы, а еще очень осторожны и предусмотрительны. Наверное, потому мой род и выжил в войне, а остальные оказались уничтожены. Легко, правда, не пришлось. Долго скрывались, прятались по лесам да болотам, некоторые из нас одичали и навсегда остались в зверином обличье. Я даже не знаю, сколько нас теперь.

Фамильяр грустно вздохнул, кинул очередной камень в воду.

– Ты упоминал, за вами охотились, – вспомнила я. – Еще тогда, на острове русалок.

– Да. Только слово «охотились» не употребишь в прошлом времени, Яна. Врагов у любого оборотня предостаточно.

– А как ты попал на башню?

– По глупости, увы. Любой оборотень, оказавшись в беде, может подать особый сигнал о помощи. Его способен услышать тот, кто наделен магией. Я один из таких уловил. И, наверное, прошел бы мимо, да только этот сигнал шел от одного из моих сородичей. Я рванул на выручку, не думая, забывая об опасности. И уже почти добежал до нужного места, когда попался в ловушку.

– И кто же тебя поймал?

– Один из граханов, Яна, – совсем тихо ответил Лис.

– Он хотел тебя убить?

– Если бы…

Лис поймал мой встревоженный взгляд, чуть улыбнулся, словно речь шла не о нашей первой встрече на макушке башни.

– У оборотней, как и у любого народа, есть свои боги. У каждого рода, причем, свои. У нас, лисов, это Великая Ашарралис. Мы верим, что она дарует удачу и не оставляет нас в трудную минуту. На окраине Наринаса есть пещера, превращенная в храм. Там всегда горели свечи, а мы, лисы, несли дары и просили о помощи и удачи во всем. Этот храм был защищен особой магией, сквозь которую не могли прорваться никакие силы, а внизу мы вырыли подземный ход и спрятали множество припасов. Их приносили туда каждый год, зачаровывали, оставляли на темные времена. Когда началась война, мой народ скрывался в храме, но… долго сидеть взаперти невозможно. Нельзя прятаться всю жизнь.

– При чем тут граханы?

– Сейчас расскажу. В давние времена Великая Ашарралис создала особый артефакт, прозванный лисьей удачей. Он защищает носителя, помогает, продлевает жизнь… Да что уж говорить! Этот артефакт убережет на краю пропасти, ослабит действие любого проклятья. Долгое время лисы считали его легендой, а еще поговаривали, будто он появляется только у достойного.

– Эм…

– В день, когда погибли все мои родные, – совсем тихо сказал Лис, – я проснулся с лисьей удачей на шее.

Я охнула, поймала взгляд оборотня.

– Покажешь?

– Совсем недавно я отдал его тому, кому он нужнее, – спокойно ответил фамильяр. – И подозреваю, именно за этим камнем охотился грахан, который поймал меня и запер в башне. Силой ведь его не отнять, оборотень должен добровольно от него отказаться и принести кому-то в дар.

Лис прикусил губу, покосился на меня и добавил:

– Думаю, он и есть тот темный колдун, который охотится за ведьмами. А с этим артефактом, созданным по легенде самой богиней, станет непобедимым.

Я на мгновение задумалась, а потом рассказала Лису, что услышала от драконов о граханах.

– Яна, не отказывайся от помощи Ингара и его родни, мы… не справимся, – признал Лис, хмурясь.

– Только какую цену я заплачу драконам за помощь? Ладно бы зелья… Как же мне не хочется во все это ввязываться!

– Ты уже ввязалась, ведьмочка. А этот темный… опасен. И нам нечего ему противопоставить, кроме до одури влюбленного в тебя дракона.

– Лис! – возмутилась я.

– Ингар не раз спасал тебе жизнь. Думаешь, вчера темный колдун просто так не убивал одну испуганную ведьмочку? Да он силу твою проверял, гоняя по кругу! И, видимо, решил, ты прошла инициацию, иначе бы ритуальный нож не вынул.

Оборотень замолчал, подошел ко мне, наклонился так близко, что наши носы почти соприкоснулись:

– Я никогда в жизни не боялся так опоздать, Яна, как в тот злополучный момент.

– Я буду осмотрительной, Лис, обещаю.

Фамильяр грустно улыбнулся, покачал головой.

– Тогда пошли завтракать, а потом – тренироваться. Раз уж магия на нашего злодея не действует, станем использовать меч. Он порой надежнее любых чар, не подведет и не предаст. Главное, из рук не выпускать и уметь с оружием обращаться! Тем более, благодаря твоему дракону…

– Да не мой он! – в сотый раз возмутилась я.

Но мой фамильяр только усмехнулся.

Пока я поднималась к себе и переодевалась, Лис и Адария снова успели устроить погром в гостиной.

– Из-за чего опять ругаются? – поинтересовалась я, наливая ароматный чай и принимая решение – не вмешиваться в эти странные отношения русалки и оборотня.

– Адария хочет отправиться в лавку продавать зелья. У нас почти нет денег, – вздохнула Ринара, – а Лис – против.

Хм… Я хлебнула чаю, осторожно выглянула из-за двери кухни, увернулась от летящего в мою сторону стула.

– Ой, Яна, прости! Я не в тебя хотела, – повинилась Адария, виновато смотря на меня ярко-синими глазами и отчаянно краснея.

Лис раздраженно фыркнул, полез в шкаф за флаконом с зельем, которое восстанавливало мебель.

Я хмыкнула, потом сообщила друзьям, что Лар и Торн успешно продавали во дворце драконов мои зелья, поэтому необходимости сегодня открывать лавку, нет. Мешочек с деньгами, случайно закинутый под диван в гостиной, перекочевал к Лису, который с первого дня, как мы нашли дом, взялся вести финансовые дела. Я была только рада, и не особо горела желанием браться за расчеты. Лису же подобное занятие нравилось. Он уже обосновался в моем кабинете, прибрал к рукам несколько полок, притащил второй стол, завел расходные книги, где четко прописывал все наши траты, а еще взялся каждое утро составлять списки продуктов и необходимых вещей. О последнем я случайно узнала сегодня от Ринары, пока он ругался с Адарией.

Покачала головой, смотря на недовольных друзей, и предложила устроить выходной. Погулять по саду, который привела в порядок Ринара, наведаться за покупками в город, организовать пикник. Так, впрочем, мы и поступили.

Быстро доели омлет, приготовленный заботливой Ринарой, и отправились в сад. Мне все никак его не удавалось целиком рассмотреть, не хватало времени, поэтому теперь я с любопытством оглядывалась, словно попала сюда впервые. Из привычных деревьев здесь располагались клены, дубы и ясени, рос дикий жасмин и шиповник, виднелись можжевеловые кусты. Заросли крапивы и репейника, в которые мы попали, когда впервые сюда переместились, исчезли. Ринара призвала два источника, в одном из которых – совсем небольшом, примерно метров десять в ширину и столько же в длину, плавали серебряные рыбки. Валуны, которые окружали воду, нагревались на солнце, а Лис снова не удержался и отправился бросать в водоем камушки. Вторым источником оказался знакомый маленький родничок с целебной водой. Я умыла в ней лицо, немного попила, но ничего волшебного в ней не учуяла. Впрочем, Ринара же говорила, она помогает только в самой крайней нужде тому, у кого чистые помыслы.

Лис и Адария опять начали о чем-то спорить, а мы с Ринарой переглянулись, вместе фыркнули и отправились в лекарственный огород. Я оглядела немыслимую по величине площадь с травами и только диву далась, когда русалка все успевает.

– Магия, – улыбнулась девушка, а потом начала рассказывать об особенностях своей, русалочьей силе.

Кое-что я уже о ней знала, но пока понятия не имела, как, используя чары, ухаживать за растениями и травами. Никудышная из меня ведьма, что скажешь.

Прислушиваясь, как в глубине сада Лис и Адария все еще спорят о мандрагоре, которую то ли нужно посадить, то ли нет, мы с Ринарой прошлись по саду, наслаждаясь пением птиц, а потом позвали оборотня с русалкой за покупками в город.

Одевались мы неброско, решив не привлекать внимание. Какое-то время просто бродили по разным площадям, рассматривая увитые листьями темно-зеленого плюща аккуратные домики, причудливые статуи и фонтаны, потом перекусили во все той же таверне, хозяину которой я, наконец-таки, занесла необходимое зелье от насекомых и крыс, объяснив, что в него нужно окунать амулеты. Фаривий спорить не стал, тут же опробовал мое изобретение, заплатил золотой и, довольно напевая, отправился к стойке.

Мы, весело переговариваясь, пообедали. Правда, Лис был какой-то угрюмый и молчаливый, а иногда, когда Адария особенно громко смеялась, сжимал руки так, что белели костяшки пальцев. Я не утерпела, и едва русалки чуть ушли вперед, направляясь к торговым рядам, схватила фамильяра за рукав и втолкнула в первый попавшийся переулок.

– Лис, а что происходит?

– Ты о чем?

– Не увиливай! – фыркнула я. – Что у тебя с Адарией? Никак к миру не придете.

Он вздохнул, нахмурился, а потом так обреченно, будто приговоренный к казни, сознался:

– Она – моя пара.

Я открыла рот, закрыла и не нашлась, что сказать.

– Давно почуял?

– Еще на острове, – отозвался он.

– А Адария знает?

– Нет.

– Так почему не скажешь? – поразилась я.

– Чтобы сбежала от меня на край света? – фыркнул Лис.

И как-то странно усмехнулся, будто подобный диалог в его жизни уже был.

– Да ты вроде не такой уж и страшный.

– Яна, я – оборотень!

– И что? Меня это не смущает.

– Потому что ты ведьма.

– Тьфу! Опять про свое! У Адарии тоже имеется хвост! Тебе ведь все равно?

– Яна… – простонал он. – Я – правнук Лисандра и Лайсы.

– И? Это кто такие?

Фамильяр вздохнул.

– Снова забыл, что ты из другого мира. Именно Лисандр и Лайса развязали войну, которая привела к уничтожению оборотней. За это мою семью изгнали из рода, они остались без защиты и погибли! И если бы за несколько часов до этого Лисандр и Лайса не забрали меня и едва ли силой не впихнули в храм Ашшарилис, я бы тоже был мертв! А так… так всего лишь изгнан! И теперь никто по силе не может возглавить мой род, они один за другим погибают, а я ничего не могу с этим сделать! И… и похож на жалкого труса! Зачем я ей такой нужен?

Я вытаращилась на Лиса, потом сократила расстояние, заглянула в его темные, как опалы, глаза и тихо заметила:

– Жалкому трусу никогда не достанется лисья удача. И он не станет спасать ценой жизни едва знакомую ведьму. А еще… знаешь, Лис, я почему-то верю… именно ты сделаешь так, что оборотни снова станут жить. Просто жить и не бояться ни темных колдунов с их коварными планами, ни магов, ни людей. Ты найдешь этот способ. Однозначно!

И стоило мне только произнести последнее слово, как набежали тучи, сверкнула молния, и тут же небо стало снова ярко-синим.

– Я-на, – зло прошипел Лис, – я понимаю, ты хотела помочь, но все же… ведьминское желание – это чересчур!

Я виновато посмотрела на фамильяра, но извиняться не стала. Я ведь, действительно, от души желала всем оборотням найти свое место в мире.

Лис фыркал, пока мы догоняли русалок, но кажется, отнесся к моему случайному колдовству спокойнее, чем я думала. И даже в сторону Адарии поглядывал как-то предвкушающе. Ох, не наломал бы дров!

Часа три мы бродили по шумным торговым рядам, пропитанным запахами съестного, покупая запасы и укладывая все в корзины. Ринара умудрилась каким-то образом при помощи магии облегчить груз, поэтому нести покупки труда не составило. Заглянули и в другие ряды, прикупили кое-что из посуды, хозяйственных мелочей и множество разных кусков тканей, а вместе с ними – пуговицы, бусины, ленты. Ринара и Адария решили всерьез заняться плетением амулетов и выставлять их на продажу в лавке. Я в этот отдел магии даже не заглядывала, предпочитая пользоваться либо чистой силой, либо зельями. Заклинания тоже зубрила, но они вылетали у меня из головы почти сразу же, как возникала опасность, поэтому на талии я теперь крепила специальный зачарованный пояс с маленькими кармашками, куда составляла зелья. Под рубашкой и туникой его было не видно, а неудобства он не доставлял. Опробовала это приобретение Лиса после завтрака, да так в нем и осталась.

Домой мы вернулись слегка уставшие, но довольные. Лис отправился сооружать костер и жарить мясо, а мы с русалками занялись разбором корзин. Вечер до самого заката провели в саду, рассказывая забавные истории, наслаждаясь трелями птиц и пусть и простой, но вкусной, едой.

Спать я отправилась пораньше, чувствуя накопившуюся за день усталость.

 

 

Утро началось с уже привычных звуков – ссоры Лиса и Адарии. И что опять не поделили? Может, фамильяр набрался смелости и сказал русалке, кем она ему приходится? Но все оказалось прозаичнее. Лис будил Адарию на тренировку, та отказывалась, кутаясь в одеяло. И фамильяр, ничего другого не придумав, вылил на нее кувшин с холодной водой. Русалка запустила в оборотня пульсаром, от которого Лис увернулся, а вот полке с книгами не повезло.

Я зевнула, быстро оделась, сбрызнула лицо холодной водой и пошла в сад. Еще не хватало, чтобы Лис и меня таким способом разбудил.

– Яна, это тебе, – фамильяр появился на поляне, как ни в чем не бывало, спокойный и невозмутимый, протянул один из небольших мечей.

Я взяла его в руки и охнула. Вроде бы должен быть тяжелым, но мне кажется легким. И серебристое лезвие с золотистыми узорами впечатляет, и простая рукоятка, с вплавленными в нее красными камнями.

– Это те самые мечи, которые ты добыл, благодаря Ингару? – уточнила Ринара, рассматривая свой.

– Да.

Адария же, сверкая синими очами, откинула полурастрепанную косу, взялась за свой, встала в боевую стойку, делая вид, что не восхищена, хотя так и пожирала глазами свое оружие. Лис, пряча улыбку, показал несколько упражнений и… приказал нам нападать. Каждую нашу неудачу комментировал, давал совет, но не язвил, что радовало. После двух часов дал передышку, Ринара ушла готовить завтрак, я взялась за лук со стрелами, уйдя на соседнюю поляну, а Лис и Адария снова схватились за мечи, вступая в обычную перепалку.

Я целилась по мишеням, установленным фамильяром, вспоминала Ингара, по которому соскучилась, несмотря на то, что прошли всего сутки, и лишь когда в саду воцарилась тишина, выглянула к Лису и Адарии.

Они, тяжело дыша, стояли напротив друг друга.

– Ненавижу тебя!

– Уговор дороже денег! – заметил Лис.

– Ненавижу!

Русалка явно злилась, хотя причин для подобных чувств я не видела. Но у нее гневно сверкали глаза, разметались по плечам волосы, а руки сжимались в кулаки.

– Что у вас опять случилось?

– Мы на желание дрались. Она проиграла, – заметил Лис, усмехаясь и подвигаясь к Адарии ближе.

– Ненавижу! – еще более яростно выпалила русалка, но мой фамильяр ее уже не слушал. – Когда я выиграю, пожелаю, чтобы ты пошел к ближайшей реке и утопился!

– Сначала выиграй!

Что он задумал? Чует мое сердце… хитрость!

– Лис, – позвала я, решив поинтересоваться загаданным желанием.

Но он не откликнулся, лишь окончательно сократил расстояние между собой и Адарией, наклонился и ласково ее поцеловал в полураспахнутые губы. Тут же отпустил, сделал шаг назад.

– Доволен? – скривилась русалка, показательно вытирая губы рукавом измазанным в земле и траве туники.

– Нет, – отозвался Лис.

– Что так?

– С лягушкой и то приятнее целоваться. У нее хоть какая-то реакция в ответ будет. Квакнет там…

– Что? – взвыла Адария. – Ты… ты смеешь сравнивать меня с какой-то пупырчатой, дурно пахнущей пресноводной!

Может, мне сбежать и спрятаться? Вдруг сад не уцелеет?

– Лис…

Но тот меня словно не заметил, лишь оружие за пояс убрал, когда Адария вдруг оказалась рядом с ним. Притянула к себе, впилась в губы жадным поцелуем. Лис, разумеется, не растерялся, ответил не менее страстно, сжал девушку в объятьях, чуть прикусил ее губу.

– Так гораздо лучше, Рия.

И страстно поцеловал удивленную и растерянную русалку.

Похоже, я тут точно лишняя. Осторожно, стараясь не шуметь, скрылась в саду и побрела к дому. Приняла ванну, помогла Ринаре накрыть на стол, когда дверь распахнулась и мимо нас пробежала ругающаяся Адария, а потом появился довольно ухмыляющийся Лис. Подмигнул нам с Ринарой и тоже скрылся наверху. Впрочем, на завтрак парочка спустилась, хотя усиленно делала вид, будто друг друга не замечают. Мы поели, вместе вымыли посуду, и Лис заявил, что пора браться за наше обучение всерьез. Теперь два часа после завтрака будут уходить на изучение растений. Ринара обрадовалась, Адария промолчала, а я пошла в кабинет за тетрадями.

Лис оказался талантливым учителем. Объяснял информацию толково, приводил примеры и даже использовал зелье иллюзий, которое умудрился купить в столице за пять золотых, но оно того стоило. Одна капля – и достаточно представить, что хочешь, и оно, как живое вспыхнет перед тобой.

После такого необычного занятия, мы разошлись. Лис и Ринара отправились в лекарственный огород собирать травы и готовить сборы, а я выбралась в свою ведьминскую комнату. Прихватила необходимые ингредиенты для пяти новых зелий, которые собиралась изучать, открыла колдовскую книгу и принялась ворожить.

Как всегда увлеклась настолько, что не заметила, как пролетело время.

– Опробуем после обеда твои шедевры, – сказал Лис, проходя мимо.

Так мы и поступили. И когда Ринара и Адария обсуждали получившийся результат, сидела и заедала стресс малиновым вареньем. Шоколад, увы, в этом мире найти было нереально.

– Ну и чего ты расстроилась? – Лис сел рядом, сунул ложку в банку с вареньем, облизнулся.

– Ты еще спрашиваешь? Вот это, – я показала на лиловую густую жидкость, – должно быть зелье для быстрой сушки белья.

Лис покосился на кусок ткани в дырочку, на котором мы опробовали мое изобретение, отобрал у меня варенье.

– А вон то для чего предназначалось? – поинтересовался он, разглядывая светящиеся неоновым цветом поганки, которые щедро украшали бывший табурет.

– Мух отгонять.

– Ничего, из них теперь можно делать декоты, – заметила Ринара, щедро обрезая грибы и складывая их в ведро. – Я знаю из них один рецепт, помогает, когда суставы болят. Если смешать с болиголовом, папоротником, зверобоем…

Я вздохнула и снова уткнулась в книгу, радуясь, что хотя бы получились зелья от простуды, ангины и чесотки. Лис проверил их на себе и теперь уплетал оставшееся варенье, поглядывая на Адарию.

– Будешь еще что-то делать или в лавочку отправимся? – в итоге спросил он.

– Завтра туда пойдем, сегодня лучше побольше наварю зелий.

Лис спорить не стал.

Я же поднялась, снова исчезла в своей ведьминской комнатке, где пробыла до самого ужина. Варила уже опробованные зелья, вызубрила несколько аналогичных им заклинаний, а после отправилась в библиотеку, решив, что мне необходимо разузнать хоть что-то об инициации ведьм, и о народах – драконах и граханах. Ведь несмотря на защиту, которую установил Ингар, темный колдун меня в покое не оставит, я точно знала, а информации в моей родовой книге обо всем меня интересующемся, не было. Все что удалось выяснить: пока я не пройду инициацию, не смогу добавить в заветный ключик своей силы, чтобы могла перемещаться, когда хочу.

Книги о драконах и граханах искала в библиотеке долго, но безуспешно. Попадались либо легенды, либо небольшие крупицы информации, но ничего важного и существенного мне найти не удалось. Вздохнув, уже собиралась отправиться наверх спать, как моя книга засветилась и открылась сама.

Удивленно подошла ближе, заглянула на страницы и пораженно застыла. Книга распахнулась на информации об инициации ведьм. Надо ли говорить, что я бросилась ее читать, позабыв про все на свете, а потом еще раз пять перечитывала четыре страницы, на которые развернулась статья?

Оказывается, инициацию каждая ведьма проходит по-разному. И для того чтобы она случилась, нужно сильное потрясение. На этом моменте я задумалась. Стоит ли считать встречу с темным колдуном основанием для окончательного приобретения силы или нет? Ведь испугалась я так, что себя не помнила. Еще и яд ларута действовал. Не понять…

Чуть ниже каждая ведьма моего рода, а всего их было двенадцать, рассказывали, как проходила инициация у них.

На бабушку напала нечисть, но она не испугалась, разозлилась. И это чувство становилось все сильнее, пока ее магия не превратилась во вспышку. Нечисть, разумеется, не выжила. Моя мама, как выяснилось, сильно испугалась за отца, который не вернулся с охоты. И желание найти его оказалось настолько мощным, что откликнулась поисковая магия, спровоцировав инициацию. Мама описывала это явление как яркий столп света, шедший от ее рук в тот момент, когда она оказалась рядом с отцом. Он был ранен, мама уничтожила водяниц, вытащила его из какого-то зачарованного озера. Пять ведьм из моего рода прошли инициацию, ежедневно тренируясь с потоками магии. Сила росла, а потом в какой-то момент не выдерживала, выплескивалась, как перелитая вода в кувшине. И там тоже не обошлось без жертв. Магия не успокоилась, пока кого-то не убила.

У остальных пяти ведьм инициация сильно отличалась друг от друга. Двое прошли ее в битве с магами, когда их случайно выкинуло на поле боя. Но одна из ведьм умерла от ран, не в силах справиться с проявившейся силой, а вторая от горя, что потеряла сестру, начала мстить и стала черной ведьмой, долгие годы сея тьму. Три другие ведьмы прошли инициацию, когда совершили убийство невинного. Я от этого пришла в ужас, даже захлопнула книгу. Впрочем, путь этих ведьм сильно отличался от моего. Я не намерена связываться с тьмой, достаточно той, живущей в Ингаре, прячущейся негасимым пламенем. Чтобы он не говорил, а удерживать ее придется и мне.

Я отложила книгу, задумалась. Как там дракон, с которым я еще не увижусь пять суток? Целая вечность! И о его народе мне тоже мало что известно. При следующей встрече обязательно попрошу какие-нибудь книги! Сдается, он рассказывает о драконах гораздо меньше, чем я хотела бы знать. Но все эти мысли отходили на дальний план, когда вспоминала об инициации. Даже бабушка и мама совершили убийство, чтобы ее пройти. И ведьмы, которые тренировались, не смогли сдержать силу. Что будет, если подобное случиться и со мной, а рядом окажутся Лис и русалки, или драконы? Да даже просто незнакомые люди!

Я снова открыла книгу, надеясь найти, как можно почувствовать, что приближается эта самая инициация, но никакой информации больше не было.

Вздохнула, поднимаясь. Придется советоваться с Лисом, а потом и с Ингаром. Надеюсь, вместе мы что-нибудь придумаем.

 

Ингар.

Зловонные болота Ахарндука – не те места, где можно наслаждаться приятным времяпровождением, но именно сюда занесло сразу трех родственников Анарингарда, чтоб им… темная бездна снилась до скончания веков! Из болот время от времени показывались гидры, которые не желали отпускать свою добычу, а ей они считали меня и Анара. Тот шипел сквозь зубы, накладывал полог тишины, вытаскивал меч. За утро мы разделались уже с пятью чудовищами.

Небо в Ахарндуке из-за пара, поднимающегося от воды, кажется зыбким, как и само болото, тяжелым, зеленоватым.

– И что тут твои троюродные братцы забыли? – поинтересовался я.

– Самому интересно. К остальным родственникам я приставил маячки, они точно не покидали замок. А эти… да я только сказал, что на меня напали шарахасы, как они попытались незаметно скрыться. Заявили, отправляются на охоту.

Я осторожно ступил на кочку, слушая, как под сапогом хлюпает вода, и вглядываясь в туманную дымку.

– Осталось недалеко. Маячки, по крайней мере…

Договорить Анарингард не успел, болото вспенилось, поднялось зловонной волной. И мы едва успели выставить щиты, прежде чем нас накрыло водой.

И после этого на болоте стало совсем тихо. Даже жабы перестали давать о себе знать, а ядовитые ягоды клипары, росшие едва ли не на каждом шагу, потемнели. Под ноги плеснула бурая вода, в которой я тут же опознал кровь. И поднялась из болота очередная гидра.

Мы с Анаром не впервые воевали вместе, поэтому действовали четко и слаженно. Когда умирающее чудовище повалилось в болото, друг поднял пряжку от ремня, поломанную стрелу и какой-то камень на шнурке.

– Мертвы все, – глухо заметил он.

– Маяки перестал чуять или…

– И их тоже.

Анарингард вздохнул, вытер мокрый от пота лоб.

– Как я об этом отцу скажу? Олухи ведь!

– Но причина отправиться на болото, у них явно существовала.

– И мне интересно – зачем. То ли что-то знали, то ли… надоумил тот, кто это все затеял.

Я вздохнул, отпихивая сапогом жабу, которая подобралась совсем близко.

– Яр и Лин покинули замок, – вдруг сообщил Анар. – Перемещаемся?

Я кивнул. Хотя бы это идет по плану. Используя весьма редкую магию пустынных джинов, мы с Анаром каждому подлили в кубок особого зелья. Оно побуждало выпившего отправиться туда, где храниться его самая темная, самая страшная тайна. Правда, не рассчитывали попасть в Ахардук. Что здесь можно спрятать?

– Когда все закончится, расскажу отцу. Надо выяснить, зачем они сюда отправились.

Анар прикрепил магическую метку, чтобы не потерять нужное место, при помощи амулета правителя граханов открыл для нас портал в неизвестность.

Но я не боялся. Ни гидр, ни каких-то жутких созданий, ни даже темного колдуна, который охотится за ведьмами. Я боялся только одного: не успеть и оставить мою ийрию без защиты. Как она там? Ночь лишь прошла, а я уже схожу с ума от желания ее увидеть. И когда такое случится, буду целовать ее до тех пор, пока не увижу опухшие губы. Пусть знает, как соскучился, ощутит на себе.

Я шагнул из воронки портала и выругался. Темная бездна, где мы? И что здесь, на краю пропасти, забыли Яр и Лин, братья Анара?

 

Глава третья

 

Яна.

– Как-то сегодня подозрительно тихо в гостиной, – заметила Ринара, подливая себе чай и настороженно прислушиваясь к едва различимым шорохам.

– Может, Лис и Адария, наконец-таки, заключили перемирие? Хотя бы временное, – предположила я, снимая со сковороды очередной блинчик и посматривая в окно, по которому стекали капли дождя.

С того момента, как парочка поцеловалась, прошло шесть дней и оба по-прежнему делали вид, что друг друга не замечают. Даже на тренировках, когда Лис командовал, а порою еще и язвил, Адария никак не реагировала. Выполняла требуемое, на фамильяра смотрела равнодушно, в перепалку с ним не ввязывалась, а вечерами до поздней ночи плела амулеты. Лис с каждым днем мрачнел все больше и больше, напоминая грозовую тучу.

– Может, заболели? – поинтересовалась Ринара, поднимаясь и отодвигая так и недопитый чай. – Схожу я к сестре, поговорю.

Русалка исчезла с кухни, но вскоре дверь распахнулась, и на пороге появилась мокрая и взъерошенная Адария.

– Что случилось? – бросилась я к ней, хватая кухонное полотенце, чтобы помочь вытереть волосы.

Адария прошла к огню, села и… всхлипнула.

Елки зеленые, колючие ежики!

– Я… а он… а я…

Ну очень понятно, что скажешь!

Присела рядом, ожидая, когда девушка успокоится, и не удержалась от вопроса:

– Опять с Лисом поссорилась?

– Хуже.

– Эм… А что может быть хуже?

– Я в него влюбилась, Яна. Кажется, с первого взгляда.

– И что в этом плохого? – осторожно спросила я, в глубине души пряча улыбку.

– У него пара есть, представляешь?

– С чего взяла?

– Разве не видела аринату на руке?

– Эм…

– Узор такой магический, – пояснила девушка. – У тех, кто имеет вторую ипостась, нашел пару и признал, готов прожить с ней всю жизнь, он через какое-то время появляется.

– А я и не знала. И что, у Лиса есть? Не заметила.

– Есть! Я сама случайно увидела. И как я теперь буду в глаза Ринаре смотреть? Прости, Яна, но мне придется покинуть твой дом и поискать себе лучшей доли!

Я глупо моргнула, откинула прядь волос, лезшую на лицо.

– Ничего не поняла! – созналась честно. – Почему покинуть? Причем тут Ринара? И… у драконов тоже бывают арината?

Адария вытерла слезы, подсушила заклинанием одежду и волосы, снова посмотрела на меня огромными ярко-синими глазами, в которых, казалось, плескалось само море.

– Нас тут трое, так?

– Так, – все еще не соображая, к чему она клонит, ответила я.

– Значит, пара Лиса либо ты, либо Ринара.

– Почему?

Логика у русалки какая-то весьма странная и противоречивая.

– Арината появляется вблизи пары. И я не могу разрушить счастье сестры, но и остаться… делать вид, что рада, не найду сил.

Я открыла рот, закрыла, а потом выпалила:

– А почему ты решила, что пара Лиса – Ринара?

– Ян, – вздохнула русалка, когда я сказала про аринату, ты о чем поинтересовалась? Есть ли они у драконов! У драконов, а не оборотней! Ты же в Ингара влюблена, а не в собственного фамильяра! Вы просто не сможете стать парой, древняя магия богини оборотней не позволит.

Ну да, Лис предупреждал, когда проводил ритуал. Друзья, напарники, но не возлюбленные. Я никогда и не претендовала.

– Так что… я вещи собирать.

Русалка поднялась, исчезла наверху, а я разозлилась, вышла в гостиную и крикнула на весь дом:

– Лис!

– Яна, что стряслось?

Фамильяр вылетел из своей комнаты мокрый и с пеной на голове, на ходу застегивающий штаны, но с мечом в другой руке. Поскользнулся на ступеньке, схватился за перила и уставился на меня.

Я взлетела по лестнице, схватила его за ухо и потащила к двери. Лис настолько оторопел, что даже не сопротивлялся, а когда я дверь захлопнула и наложила только вчера выученное заклинание тишины, уточнил:

– Заболела?

– Это ты заболел! Адария вещи собирает и уходит!

– Куда? – поразился оборотень.

– Туда, олух! Она думает, будто твоя пара – Ринара! Видела аринату у одного моего знакомого оборотня и по совместительству фамильяра на руке! И поэтому если не скажешь ей правду, то я… я… прокляну так, что будешь всю жизнь мучиться! – пригрозила в отчаянье.

Лис глупо моргнул, потом рванул в сторону выхода, вынес плечом дверь и помчался в комнату Адарии. Ой, ежики колючие, что я натворила! Он же от русалки сейчас живого места не оставит!

– Кошак облезлый! Ненавижу! – послышался крик русалки.

– А ты ледышка зубастая! – раздался ответный вопль Лиса.

– Тритонов хвост! Да чтобы тобой пиявки болотные подзакусили!

Раздался грохот, звон битого стекла.

– А я уж думала, дело совсем плохо, – хихикнула Ринара, появляясь рядом со мной и прислушиваясь, как ее сестра и мой фамильяр громят спальню.

– Я тебе все уши обдеру, ненормальный!

– Ненормальный? А кто собрался уйти из дома, считая, будто я влюбился в другую девушку?

– Чего? – поразилась Ринара, которая решила точно так же, как и я, не вмешиваться в происходящее. – Куда уйти? Какую девушку?

И не успела я опомниться, как русалка бросилась в комнату сестры, откуда слышался грохот.

– Запру!

– Не посмеешь!

Дверь в спальне Адарии вдруг слетела с петель – бедный мой домик, как еще держится? Совсем не хочется жить в развалинах, но, похоже, придется. С такими-то разборками. Да с таким рвением. Да такими темпами. Сбежать от них, что ли? Ведь не поубивают они друг друга, в конце концов? Посмотрела на растерянную Ринару, вжавшуюся в стену. Это она вовремя успела отскочить и не пораниться.

– Пойду я в сад, цветочки полью, – прошептала русалка.

Я спрятала улыбку. Однозначно, Ринару на заветном местечке ждет бог удачи. Хоть бы сестре о женихе рассказала! Глядишь, тогда бы и не было этого скандала. И погрома.

– Хотя…

В комнате послышался очередной грохот, русалка беспомощно посмотрела на меня.

– Зелья и сборы в корзины собери, пойдем в лавку продавать, – ответила я, принимая решение.

– А… они? – шепотом спросила она, когда разбиралась очередная ваза и в коридор выкатилась ножка от сломанного стола.

– Я решу этот вопрос.

Ринара кивнула и едва ли не ползком и перебежками бросилась вниз, а я осторожненько пробралась к месту битвы, пригнулась, заглянула в проем. Лис вжимал Адарию в стену и зло сверкал глазами, русалка пиналась и наровила оборотня укусить, при этом оба выкрикивали ругательства. Я посмотрела на парочку, на кружащиеся в воздухе перья от лопнувшей подушки, на разбитые несчастные вазы и поломанную мебель и… разозлилась.

Нет, правда, сколько можно мой дом громить?

– Значит так…

Лис обернулся, явно уловив в моем голосе новые нотки, удивленно приподнял брови.

– Чтобы к ужину тут царил идеальный порядок – раз! Магию не применять – два! – рявкнула я, от чего у Адарии округлились глаза.

Сдается, русалка редко занималась уборкой, не используя силу, а уж принцесса-то… Но это все же мой дом, поэтому могу иногда установить правила и навести шороху.

– Яна, но мы…

– И до моего возвращения комнату не покинете! – припечатала я.

Лис фыркнул, Адария его пнула, попыталась вырваться из захвата, но не преуспела. Оборотень держал девушку крепко и явно собирался продолжить скандал. Его даже не смущало, что он стоит по-прежнему с едва осевшей пеной на голове и полумокрых штанах босой.

– И как же моя ведьмочка исполнит свою угрозу? – весело поинтересовался он.

Я ласково улыбнулась, а потом прошептала три заклинания. Первое накладывало защиту на окна и дверной проем. Вообще-то, оно предназначалось для укрепления кирпичной кладки, но я случайно вчера перепутала одно из слов в заклинании, поэтому эффект получился несколько иной. На темного колдуна, конечно, не подействует, но вот на других… Второе заклинание блокировало магию на определенное количество минут. Пусть отвлекутся на уборку, может, на глупости и ссоры времени не останется. Ну или окончательно разгромят спальню русалки. А третье… про него лучше молчать. Если Лис узнает, меня прибьет. И Адария воскресит и тоже прибьет с огромным удовольствием. Все же заклинание правды – оно имеет особое действие. Жаль, срабатывает только при ответе на три вопроса и опробовать его было не на ком. Я его и в ведьминской книге-то случайно обнаружила. И удивилась, почему им не пользовались.

– До вечера! – крикнула я, исчезая в коридоре и стараясь не слушать вопли, которые разносились из спальни.

То ли парочка отношения выясняет, то ли радуется моим чарам. Скучать, по крайней мере, точно не будут. Я быстро переоделась и спустилась, когда наверху снова раздался грохот и крик Адарии, а потом – отборная ругань Лиса.

– Что ты с ними сделала? – поинтересовалась Ринара.

– Заперла, лишила на время магии и на три вопроса каждый из них ответит правду.

Ринара хмыкнула, весело посмотрела наверх, а потом заявила:

– Знаешь, если ты на меня обидишься, скажи сразу, чтобы я хоть успела спрятаться.

Я хихикнула, подхватила две тяжелые корзины и пошла к выходу.

Возле лавочки толпился народ, но когда заметили нас с Ринарой, тут же расступились. Мы растерянно переглянулись, открыли дверь ключом, и отправились выставлять на полки зелья и сборы трав.

– Как думаешь, что происходит?

– Понятия не имею. Но предчувствия у меня нехорошие, – отозвалась я.

В дверь осторожно постучались, я выглянула и увидела на пороге улыбающуюся девушку лет двадцати, в которой не сразу признала Олипу, отправленную к Вайрису. Та буквально расцвела. Улыбалась открыто и искренне, голубые глаза сияли от восторга и счастья, золотая коса, уложенная в прическу наподобие короны, делала ее личико очаровательным и миловидным, а уж румянец на щечках…

– Госпожа ведьма, спасибо вам! – Она бросилась ко мне, крепко обняла и рассмеялась, выпуская из объятий.

– Братец в тебя влюбился! – охнула Ринара, всплескивая руками.

– Ой, нет, что вы! Все совсем не так! Его высочество тут ни при чем.

– А кто при чем? – поинтересовалась я, рассматривая белоснежное платье, украшенное жемчугом, надетое на девушке, да нити бус, которые она крутила рукой, явно волнуясь.

Ринара быстро разлила по кружкам чай, поставила вазочку с печеньем, придвинулась ко мне и, мы принялись слушать рассказ Олипы. И чем больше она говорила, тем сильнее мне хотелось взывать и спрятаться.

Едва девушка сжала жемчужину, как оказалась во дворце морского короля. Если опустить ее восторги о красоте и величии подводного царства, то ее встретило четверо русалов, и, не разбираясь, отвели к Вайрису. Олипе пришлось сознаться, зачем она сюда явилась. Уж очень морской правитель выглядел сердито, едва ли молнии не метал, и грозился выпустить в океан все шторма, которые умел создавать. Но потом успокоился, угостил девушку вкусной едой, велел отвести в покои и… пригласил на свидание. Они с Вайрисом поужинали, погуляли по коралловому рифу и все бы ничего, да только Олипе приглянулся не принц, а совсем другой мужчина.

– Кто? – воскликнули мы с Ринарой.

– Рипан, – выдохнула она, краснея.

– Первый советник Вайриса? – поразилась Ринара. – Так он же заядлый холостяк! И сказал, что никогда и ни на ком не женится!

– Много вы понимаете! На меня тритон напал, когда я случайно забрела не в ту часть сада, а тут Рипан.

– Их выпускают по вечерам, чтобы потренировать, а до этого целый день не кормят, поэтому они… злые, – пояснила русалка.

– Но я-то не знала! А когда один из них рванул в мою сторону, я закричала. Рипан и примчался, отогнал, меня отругал, а потом я смотрю… у него рука в крови… Пока перевязывала, мы разговорились.

Девушка покраснела, мечтательно вздохнула.

– А на следующий день он мне сундук с сокровищами приволок, говорит, станьте моей любовницей.

– Это он может… – вздохнула Ринара.

– Только я не из тех, кому можно подобные предложения делать, поэтому… разозлилась и этот сундук ему на ногу и уронила, когда пыталась отдать.

Мы с Ринарой хихикнули, представляя эту картину. Дальше рассказ Олипы перешел к тому, что советник впечатлился. Ему же никто раньше не отказывал! Потом попросил у девушки прощения. И все эти дни они с Рипаном, пока у него заживала нога, разговаривали, а потом он сделал ей предложение стать его женой перед морскими богами. Свадьба у них завтра, а сейчас девушка забежала примерно на чуть-чуть поблагодарить нас от души за устроенное счастье.

– И да, – добавила в дверях, оставляя для нас небольшой ларец, полный морского жемчуга, – все думают, будто я Рипана приворожила. Может, отчасти оно так и есть. Я ведь взяла у вас одно зелье, в суп ему добавляла, пока у него заживала нога. Очень уж он мне приглянулся.

– Я не варю приворотных! – отойдя от шока, возмутилась в ответ, когда Олипа уже исчезала в портале.

– Сдается, она взяла флакон с целительской водой, – пояснила Ринара. – Помнишь, я говорила, что никак не могла его найти?

М-да…

– И… нет тут твоей вины, Яна. На Рипана не действуют приворотные зелья, я точно знаю. Сколько фрейлин уже их опробовало, посчитать страшно! А ему хоть бы что! Иначе давно бы женили. Да и история, будто он несколько дней лежал и не вставал, странная. Словно на морском дне нет целительских зелий! Сдается, Рипан в Олипу просто влюбился. И здесь любая магия бессильна.

– И что теперь? Они ведь все явно за приворотными сюда пришли! – разозлилась я, мечтая вернуть Олипу и проклясть, как следует.

– Не знаю, – вздохнула Ринара, убирая кружки с недопитым чаем. – Могу сказать одно: если бы Рипан дышал к Олипе равнодушно, то целительская водица бы не сработала. Значит, их чувства взаимны, а вода просто ускорила временной промежуток, за который…

В дверь снова раздался стук, но на этот раз более требовательный. Я открыла, пропуская солидного мужчину в темном костюме с небольшой тростью.

– Стало быть, вы, хозяйка лавки и ведьма? – не здороваясь, уточнил он, откидывая черный плащ так, что мой взгляд невольно зацепился за меч в ножнах и небольшую коричневую сумку.

– Да, – отозвалась я, рассматривая короткие черные волосы и тонкие аристократические черты лица.

– Я – Арлей Гарл, сборщик налогов. При покупке дома в казну королевства вносится триста золотых. Налог разовый, но вы его до сих пор не оплатили.

 – Извините, не знала, – заметила осторожно, чувствуя себя весьма глупо.

 – Я так и подумал, – улыбнулся он так, что можно было резать лед. – Поэтому заглянул напомнить: ваш срок истекает сегодня в восемь вечера. Я загляну перед закрытием за деньгами.

С этим словами Арлей Гарл развернулся и вышел, а я пнула ногой стол и пригорюнилась. Денег, чтобы заплатить такой большой налог к сегодняшнему вечеру у нас не было, а лишаться лавочки отчаянно не хотелось. Взгляд упал на шкатулку с жемчугом.

– Его не продать, Яна.

– Почему?

– Зачарованы так. Не все русалы готовы, чтобы продавали их лучшие сокровища.

– И что с ним делать?

– Носить! Сделать украшения, наслаждаться… Олипа с тобой за помощь хорошо расплатилась. Уж поверь, толк знаю.

Только как быть мне? Деньги-то очень нужны!

В дверь снова забарабанили, послышались крики. Я разобрала два слова – «ведьма» и «приворотное». И что со всем этим делать? Я прикусила губу, покосилась на Ринару, которая металась по лавке, разговаривая сама с собой и сыпля предположениями, как нам выкрутиться, и меня озарила идея. Нехорошая такая, гаденькая…

– Яна, что задумала? – поинтересовалась русалка.

– Они хотят приворотных?

– Ну…

– Значит, будут им приворотные!

– Но ты же не умеешь их варить!

– Все гораздо хуже – я и не собираюсь учиться. Не мое это, однозначно.

– Тогда откуда мы их возьмем?

Я подошла к настойке от ломки суставов, взяла флакон, добавила в него каплю целебной воды, бросила щепотку сон-травы, приклеила этикетку с названием «Очарование» и первым попавшимся списком противопоказаний. Готово!

– Это, конечно, обман! – заметила обреченно.

– А Олипа их не обманула? А нас? Мы же живыми не выберемся! Да и налог платить нужно!

Ринара покосилась на дверь, за которой очередь только росла, прикрыла окна шторкой и принялась мне помогать. На создание приворотных ушло два часа, а уж когда русалка объявила, что зелья и травы для привлечения любви будут продаваться только сегодня в исключительный для ведьмы день, когда ее сила растет, я думала, лавку тоже снесут. Но как ни странно, народ выстроился в очередь, подходил к прилавку, щедро высыпал золото и тыкал пальцами в зелье от бессонницы, именуемое, к примеру, «Страсть».

Я прислушалась, как заливается соловьем Ринара, расхваливая обычную настойку от боли в пояснице, называя лучшим средством для любовных утех, хмыкнула и перешагнула через свою совесть. К семи тридцати у нас купили последний сбор из полыни, мяты и лаванды для создания приятной атмосферы в доме во время незабываемого ужина, а мы с Ринарой быстро пересчитали выручку. Триста одна монета.

Вздохнула, сгребая их в мешочек.

– Ян, ты какая-то неправильная ведьма. Переживаешь, что мы обманули людей.

– А не должна?

– Ты просто про этого Арлея Гарла не слышала. На рынке говорят, он убедил градоначальника в пять раз повысить налоги, чтобы ни одного мага в городе не осталось.

– А чем ему маги не угодили?

– Слышала, одна из магичек изменила ему то ли с воином, то ли с каким-то колдуном, Арлей и мстит.

Хороша история! И ведь я к ней не имею никакого отношения! Но все равно страдаю от последствий!

В общем, мы быстро подмели лавку, протерли полки, отдали явившемуся Арлею Гарлу под расписку положенный налог – ух, как его бедного при этом перекосило, будто лимон проглотил, и отправились домой.

Ринара тут же нырнула в сад, проверять лекарственный огород, а я поднялась в комнату к Лису и Адарии, да так и застыла с открытым ртом. В спальне по-прежнему был погром, а парочка сидела возле зажженного камина и… играла в карты. Судя по скинутой с русалки одежды, на раздевание.

– Опять моя взяла! – ухмыльнулся Лис.

Адария застонала.

– Либо рубашку долой, либо… меня целуешь!

– Да я лучше жабу слопаю! – выпалила она.

Оборотень красноречиво посмотрел на русалку, та зашипела, стянула рукав рубашки, снова зашипела, натянула обратно и зло уставилась на фамильяра.

Тот протянул руки, перетащил ее к себе, запустил ладонь в ее волосы, потерся носом о ее щеку, вдыхая аромат, а потом нежно-нежно поцеловал.

 – В следующий раз, рыбка моя, ты так легко не отделаешься. Это я тебе точно обещаю. И рубашку эту проклятую… снимешь, – прошептал Лис ей на ухо, ухмыляясь.

– В следующий раз? Да с чего ты решил, что он будет?

– Так мы комнату не убрали. Значит, Яна точно разозлится и нас снова запрет! – довольно улыбнулся фамильяр.

Чудесная логика! То ли рассмеяться, то ли головой о стену побиться.

– Покусаю, как только сил наберусь! – фыркнула я, устало садясь на чудом уцелевший диван.

– Яна! – тут же подскочила Адария, отчаянно краснея и натягивая рубашку на голые колени.

Меня, что ли, стесняется? Ну дела…

Лис проказливо улыбнулся, когда она схватила одежду и помчалась в ванну.

– Ведьмочка, мне понравилось. Не сердись только.

Фамильяр подошел ко мне, заглянул в глаза, явно не зная, как себя вести. Новоявленные ведьмы всегда непредсказуемы и оригинальны в своих решениях, а уж я…

– Да ладно уж… – махнула на него рукой.

– Порядок наведу, ужин разогрею, – быстро добавил он, поглядывая в сторону ванны, где скрылась Адария.

– Лис… тут такое было…

Я пересказала ему о произошедшем в лавке, но фамильяр только хмыкнул и сообщил, что я в него пошла, становлюсь такой же хитрой, изворотливой и изобретательной, за что и получил от меня подушкой по плечу.

Пока он накрывал на стол, я быстро приняла душ, переоделась и потрогала камушек для перемещения, который дал Ингар. Кто бы знал, как я по нему соскучилась! Еще сутки, прежде чем мы увидимся, и я смогу смотреть в его темные, как непроглядная ночь, глаза, гореть в огне его поцелуев, сходить с ума от одного только взгляда. Сутки! Никогда бы не подумала, что время без дракона покажется вечностью.

От этих мыслей меня отвлек Лис, сообщивший об ужине. Я спускалась, когда Адария выскользнула из комнаты и смущенно улыбнулась. На нее тоже махнула рукой. За едой нам с Ринарой пришлось повторить рассказ, как мы отбивались от охотниц за приворотным. Посмеялись от души, наговорились… Вскоре Лис отправился в кабинет разбираться с какими-то бумагами, Ринара и Адария о чем-то переговаривались на кухне, а я побродила по дому и вышла на крыльцо, вдыхая сладкие запахи цветов и ночной сырости.

Боль в плече пришла неожиданно, заставила закричать, согнуться и упасть на колени. Перед глазами все закружилось, а когда передо мной склонился Лис, я едва соображала. Фамильяр церемониться не стал, дернул за рукав туники, выдрав тот с корнем, осмотрел мое абсолютно целое плечо, на котором не было ни царапинки.

– Боль какая? – мягко спросил он.

– Сильная, – прохрипела я. – Что со мной?

– Не с тобой, с Ингаром.

Я охнула и попыталась подняться.

– Адария, обезболивающие в тройном размере, кровоостанавливающее, заживляющее и бодрящее! – велел Лис.

Запас необходимых на всякий случай зелий мы пополнили еще неделю назад. Срока годности они не имели, а с нами могло случиться всякое. Готовить подобные целительские снадобья я пока не умела, очень уж они трудные, требующие определенного мастерства, так что купили в лавке у травницы за приличные деньги.

Русалка нырнула внутрь дома, практически сразу же вернулась.

– Что будем делать? – тихо спросила Ринара.

Боль становилась все сильнее, и я кусала губы. Говорить не могла, боялась сорваться на крик. Адария протянула темный флакон, Лис силком влил мне содержимое в рот.

– Подействует через четверть часа.

– Что с Ингаром?

– Ранен, – коротко отозвался оборотень. – А ты чувствуешь отголосок.

Отголосок?

Я поймала взгляд Лиса, стиснула зубы, поднялась.

– Он меня убьет.

– Если выживет, сама его прибью, – прошипела в ответ.

Фамильяр покачал головой, протянул маленькую походную сумку, где лежали необходимые зелья.

Я сосредоточилась, представила Ингара, создавая портал и вытаскивая ключ. Тот почему-то слабо замерцал, а потом показал большую цифру «пятнадцать».

– У тебя четверть часа, Яна. Место, где находится Ингар, проклято. Обязательно вернись, иначе может случиться, что угодно! Обещай!

Лис схватил меня за плечи, заглянул в глаза.

– Обещаю, – прошептала я, шагая в воронку портала.

 

Ингар.

И откуда столько нечисти там, где ее никогда не было? Не понимаю! В этом проклятом, забытом богами месте, где случилась последняя битва оборотней и драконов, магия почти не отзывалась. Земля долго помнит раны и пролитую кровь. Столько не живут даже драконы. А я до сих пор не понимаю, что здесь понадобилось сразу семерым граханам, которые давно мертвы? Какие тайны хранит это место? Я не чувствовал ничего, кроме скорби и желания отсюда уйти и никогда не возвращаться. Не вспоминать то, что не забыли предки. Но порталы здесь не работали. Да и если бы  существовала возможность их создать, мы с Анарингардом не рискнули бы это сделать. Магия тут непредсказуема, нестабильна настолько, что нас может вынести в жерло вулкана на окраине Тианурии. Оставалось одно – вытащить заветные мечи, рассчитывая на свои силы. Так мы и сделали.

Когда битва почти подошла к концу, сверкнули клинки, отсекая волну нечисти, боль резанула плечо. Все же последний ардагор зацепил меня когтем. Но отвлекаться я не стал, добил, прикрывая спину принцу граханов так же, как на протяжении последнего часа делал он для меня. И подумал, что точно съел пару ягод литары, росшей неподалеку. Она вызывает миражи и видения.

Здесь, в пяти шагах от меня на маленьком холме возле поваленного засохшего дуба, не может быть моей ийрии. Но ведь стоит, как живая. Волосы растрепаны и спутаны, туника порванная, с одним рукавом, в руках – сумка. А глаза… даже в этом видении они были растерянные и такие родные. Я выдохнул, убрал клинки. Знаю, сейчас моя греза исчезнет, а через сутки… всего ничего, я увижу Яну и зацелую, огнем опалю, что бьется внутри, не давая покоя.

– Ингар! Ты ранен? У меня мало времени!

Я открыл глаза, которые прикрыл на миг, и удивленно обнаружил, что Яна ощупывает мое плечо и дрожащими руками рвет ткань на тунике. Пальцы в моей крови, но я не чувствую боли. Лишь сердце колотится как бешеное, а мир с убитой нечистью уплывает, оставляя только девчонку, которая…

– Темная бездна! Ты что тут делаешь? Как оказалась?

– Меня зацепило отголоском твоей боли, – ответила совсем тихо, прижимая к моему плечу кусок ткани, вымоченной в каком-то зелье. Наверняка обезболивающим. – Лис так сказал.

– Убью!

– Это он тоже сказал, – хмыкнула моя испуганная дрожащая ведьмочка, не смотря мне даже в глаза.

Кажется, сейчас она просто расплачется от страха за… меня? Осмыслить такое нереально. И тьма, что билась внутри с началом битвы, вдруг отступила, растаяла, как дым от костра.

Немыслимо! Что же ты со мной творишь, суженая?

Надо ее успокоить, утешить, заставить не смотреть на то, как убитая нечисть со всех сторон рассыпается в прах. Впрочем, ее ли она боится? Вон как старательно обрабатывает порез, кусая губы.

– Яна, огонек мой, – сказал совсем тихо, поймав ее взгляд, – эта рана – пустяки. На мне все быстро заживает. Прости, что тебя зацепило. У меня с собой амулет, который не позволяет отдаче от чего-то опасного для ий… для тебя, зацепиться, но тут… тут он либо не сработал, либо выдохся.

Я взял ее дрожащую руку, медленно поднес к губам, ласково поцеловал.

Она вздохнула, посмотрела на меня, вылила еще какое-то зелье на рану, старательно перебинтовала, заставила выпить обезболивающее. И все это молча, что для нее несвойственно. Как же мне от этого стало страшно!

– Яна, все хорошо.

– Хорошо? – и так выразительно обвела рукой место боя.

Я ее понимал, самому хотелось сорваться на крик. Ведь не уберег от всего этого, причинил боль, напугал… А она… безрассудная, отчаянная, желанная… Я сходил с ума, когда просто на нее смотрел. Крепился не делать шаг в ее сторону, но ноги не слушались.

Притянул, как во сне, к себе, впился в горячие податливые губы, лаская и делясь теплом, забирая ее испуг, умоляя этими жадными прикосновениями простить. И пил жар ее поцелуя, ловя стоны и сбившееся дыхание. К чему нам сейчас слова? Моя бы воля ни на миг бы не выпустил из объятий.

Но йирия должна сделать выбор сама. Я не могу вмешиваться.

– Ты, правда, в порядке? – прошептала Яна, осторожно касаясь пальцем плеча.

Я улыбнулся, не зная, куда деться от нежности, которую сейчас испытывал. Она накрывала волной, сметала все остальные чувства. Никогда не испытывал ничего подобного. Словно и не я вовсе.

– А где мы находимся? – вдруг поинтересовалась Яна, отвлекая. – И что ты тут делаешь?

Кажется, ийрия приходит в себя. С трудом подавил улыбку.

– Завтра расскажу, когда появишься на балу.

Ее глаза вдруг стали растерянными настолько, что я не выдержал, впился в ее губы очередным поцелуем, а когда вспыхнул портал, толкнул ее в воронку. Солгал ведь. Не расскажу. У меня совсем другие планы.

 

Глава четвертая

 

Яна.

Что такое паника? Я вам сейчас расскажу. Это когда на носу бал, про который ты успела благополучно забыть, но подходящих нарядов нет, ткани, из которых их можно сшить тоже не имеется, а деньги закончились еще вчера. И русалки носятся по всему дому, вытаскивают все имеющиеся у нас платья, сваливают в кучу со словами «не то»! и решают, чтобы продать – посуду, из которой едим, или мебель. Уууу, драконище! Устроил нам тут… веселье. Я посмотрела на этот бедлам, съела еще один пирожок, подсунутый заботливым Лисом, покосилась на Адарию, которая заявила, что жемчуг и книги они точно продавать не будут, и вздохнула.

До бала мне дела почти не было. Больше волновало, во что же влез Ингар. Я, конечно, предполагала, на месте он не сидит, но что по каким-то злачным местам, полным нечисти вместе с принцем граханов шастает, не ожидала. И главное, за те пятнадцать минут, которые я его видела, смогла только рану залечить да поцеловаться так, что в себя с трудом до сих пор прихожу. Уж лучше бы узнала, где он находится и что там делает!

– Ян, ты сумку с зельями выпусти, я успею принести, если понадобится, – ласково заметил Лис, осторожно расцепляя мои пальцы.

Напугана я была знатно! До сих пор трясет от случившегося! И ощущение, что Ингар все еще в опасности, не проходило.

– Может, поспишь, отдохнешь? – предложил фамильяр, чувствуя мое состояние и не зная, как помочь.

– А бал? – хором воскликнули русалки.

Кому что!

– Драконы живучи и выносливы. И ты сделала для Ингара…

– Лис, – оборвала его, – я все равно переживаю.

Оборотень обнял меня за плечи, почесал макушку.

Адария и Ринара присели рядом, покосились на меня.

– Нам нужны деньги, чтобы купить платья, – устало заметила я, решив отвлечься. – Подходящих тут нет.

И так печально на гору нарядов посмотрела.

– Зелья и защитные амулеты делаем? – уточнила Ринара, в глазах которой горело предвкушение от предстоящего события.

Все же русалки – морские принцессы, им не хватает праздников и балов, которые наверняка весьма часто происходили в их дворце. В моем доме веселье совсем другого рода.

– Я в ведьминскую комнату, – предупредила, поднимаясь.

Все равно же не засну! Да и не идти на бал – не вариант. Хочется увидеть Ингара, убедиться, что с ним все в порядке. Да и танцевать… не помню, когда последний раз развлекалась. Все время было не до этого!

Лис как-то странно на меня покосился, потом вздохнул, но отговаривать, когда открывала ключом портал в заветное место, не стал. Адария вдогонку крикнула, что после завтрака отправляется к мастеру фехтования, который нанял ее на работу. Возможно, возьмет дополнительный урок или два. Лис вызывался помочь Ринаре собрать травы и сделать сборы. М-да… ночь на дворе, а мы развернули бурную деятельность. Попробовать в ведьминской комнате отоспаться, что ли? Завтра денек точно будет не из легких.

Но вместо этого открыла ведьминскую книгу. Делала подобное не с целью что-то поискать, а просто успокоиться, снова приобрести уверенность в себе. Все ведьмы моего рода умирали, но твердо знали, за что именно. И не боялись этого. Я же… испугалась того, что Ингар был ранен. Ему тоже нужна помощь. И пусть я не спасу его от темного колдуна, но от нечисти… Смешно, наверное, защищать сильного взрослого мужчину. Дракона. Но это мой мужчина. А умирают любые… сильные тоже. Это я уже знала.

Нужный раздел по защитным заклинаниям, зельям и амулетам открылся сам. Я разбиралась долго, основательно, пробуя созданные амулеты разными заклинаниями, пока не осталась довольна результатом. Навестила Лиса с русалками, подарила созданную мной защиту, полюбовалась выражением лица фамильяра, который весело и довольно хмыкнул, а потом отвесил еще и шутовской поклон, когда повесил амулет на шею. Жаль, для дракона они не подойдут, слишком слабые. Если бы я прошла инициацию, если бы…

Вздохнула и принялась за приготовление знакомых и хорошо изученных зелий. Когда стало нещадно клонить в сон, вернулась в ведьминскую комнату, вздремнула несколько часов, русалки и Лис тоже отправились отдыхать. К рассвету мы собрали все зелья, амулеты и травы в корзины. И день пошел по накатанной колее – сначала тренировка, потом завтрак, после которого Адария ушла, а Лис стал проверять, как мы усвоили его предыдущие уроки по ядовитым грибам и мхам, а после обеда – так и не дождавшись вторую русалку, отправились в лавку.

Народу сегодня возле дверей толпилось не меньше, чем вчера. Мы быстро расставили флаконы с зельями, развесили амулеты и мешочки со сборами трав, и открыли лавку. Несколько человек пытались возмутиться, что вчерашние приворотные не сработали, но Ринара напомнила о плохо прочитанной инструкции. «На третьей день луны, только выйдя на перекресток семи дорог в одной рубашке лилового цвета, тетушка Архина!», – пояснила она дородной женщине в цветастом сарафане, которая утверждала, что муж так и не воспылал к ней страстью, несмотря на весь вылитый флакон зелья. «После того, как съели сто семьдесят три ягоды голубики, а не черники», – терпеливо объясняла следующей. Лис безбожно хихикал, явно поражаясь нашей фантазии с инструкциями к применению тех или иных зелий, и продолжал очаровательно улыбаться и продавать покупательницам снадобья. На этот раз – самые обычные, не выдуманные приворотные.

Когда в дверях появилась Адария и принялась помогать мне распаковывать две последние корзины с травами, настоянными на целительской воде, очередь вдруг снова выросла. Возмущенные девицы требовали уже не приворотных, а женихов! И даже мои угрозы о сглазах на них не действовали! Покупательницы как-то разом перестали бояться недоученной запыхавшейся ведьмы, продающей зелья для уничтожения пыли и сорняков, и решили окончательно меня довести. Если они и магов так донимали, то не удивлюсь, почему те сбежали из города. А мне, похоже, пока не научусь наводить сглазы (кто бы знал, что так быстро понадобятся!), пусть и самые простые, отдуваться!

– Прокляну! – пообещала я всем разом, когда кто-то чуть не оторвал рукав от моего платья.

Девицы разом замолкли, а потом… бросились умолять госпожу ведьму не сердиться и помочь им с приворотом женихов за любые деньги. Похоже, это не лечится! Упорные, однако!

– Нам еще сто двадцать монет не хватает, – шепнул Лис, пересчитывающий выручку под прилавком, – а на балу надо быть через два часа.

Добил, называется! Я прикусила губу, оглядела толпу выжидающих моего решения девиц, хмыкнула. Лис, сообразив, что мне пришла в голову какая-то явно интересная, но в то же время пакостная и пахнущая неприятностями идея, осторожно выполз из-под прилавка. Тут же поймал парочку томных взглядов от покупательниц, нырнул обратно, сел на пол и выдохнул, сдаваясь. Значит, мешать точно не будет.

– Ринара, Адария, – позвала я. – Предлагаю выбрать тех, кто нам понравится, и отправить их к морскому правителю.

А что? И уговор так соблюдем, и от части девиц избавимся. Ну никак мне не забыть, как Вайрис кинул в портал гадость, вытягивающую силу! Это было подло! А я… я так, пошалить малость хочу, да проблемы свои решить, связанные с долговыми обязательствами.

– Давайте, – хихикнула Ринара, глаза которой от предвкушения стали огромными и сияли, как сапфиры.

За сегодняшний день ей уже восемь раз предложили выйти замуж, но русалка лишь кокетничала, забывала случайно отдавать сдачу неудавшемуся жениху, и наслаждалась происходящим.

– Ты ведьма, сможешь почуять добрую и верную душу, – добавила Адария. – Научить? В твоей ведьминской книге наверняка есть нужные указания, но ты до нее нескоро доберешься.

– А ты знаешь, как это делается?

– Да. Все, кто обладает даром, способны на подобное. Закрой на миг глаза, почувствуй свою силу, позволь ей тебе подсказать.

– Но…

– Ты не думай, Яна, делай. Срабатывает интуитивно, – добавил Лис.

– А сам не хочешь выйти и попробовать?

– Чтобы меня на части разорвали? Да и долговое обязательство, закрепленное магией, снимется, если станешь действовать ты.

Я вздохнула, вышла из-за прилавка, посмотрела на девиц и рявкнула:

– Стройся!

Потенциальные невесты для морского принца испуганно уставились на грозную меня, вытянулись в линейку, выжидательно и любопытно посматривая в мою сторону. Я оглядела девушек, прикусила губу.

– Просто иди и чувствуй, что от них исходит, – прошептал Лис.

– Если не выйдет, всех их за тебя выдам замуж, – пообещала рассерженному фамильяру, так и не вылезшему из-под прилавка.

Явно боится, что его в кандидаты запишут.

Я пошла вдоль ряда, поймала отрытый взгляд девушки лет двадцати, одетой в простое серое платье. Стройная, уверенная в себе, смелая… Это чувствовалось в ней даже на расстоянии. И карие глаза сверкают, словно от азарта. Что она тут забыла? Неужели тоже нужен жених? С трудом верится. За поясом у девушки почему-то находился нож и небольшая сумка, смахивающая на походную, из которой виднелось купленное у нас зелье от насекомых. Совсем не похожа на всех, кто стоит рядом, с горящими глазами предвкушая невозможное: ведьма подарит им счастье. И вроде бы и мир другой, а люди, кажется, мало чем отличаются. Те же надежды и мечты, цели и планы. Я остановилась, задумчиво рассматривая необычную незнакомку.

– Светана, – представилась она, заметив мой интерес, – мой отец – охотник. И меня своему делу учит.

Хм… Тогда многое понятно.

– Русалов боишься? – полюбопытствовала я.

– Нет, – удивилась она. – Да я на аругатов всю жизнь хочу поохотиться, но они только в зачарованном море плавают.

И Светана грустно улыбнулась, словно понимала, насколько несбыточна ее мечта.

– Отправляй, – прошептала Ринара. – Брат обожает охоту на аругатов. Это такая разновидность хищной рыбы, обладающая огромной скоростью. А брюхо покрыто драгоценными камнями, которых нигде недостать.

– А вы, правда, можете, отправить меня к русалам? – не выдержала Светана.

– Могу, но у этого есть цена.

– Какая? – всполошилась девица, явно уже мыслями уйдя в охоту.

– С морским принцем походишь на свидания и…

– Сорок золотых нам должна, – закончил Лис, все так же оставаясь под прилавком.

– Годится! – хмыкнула Светана и отсыпала монеты.

Я протянула ей жемчужину, объяснила, как она действует, и девушка исчезла в открывшемся портале, сияющая и предвкушающая. Я же осмотрела остальных притихших и испуганных девушек, усмехнулась. У кого-то явно закончилась смелость для выпрашивания помощи у ведьмы.

– Что, желающих отправиться на морское дно больше нет?

Воцарилась тишина. Лис сдавленно хрюкнул, показываясь из-за прилавка и мгновенно там исчезая, русалки ехидно и понимающе улыбнулись. Никто не знал о них ровным счетом ничего, лишь сочиняли сказки. Зачастую страшные и кровавые, в которых правды – капля.

– Я готова попробовать! – вдруг выпалила высокая блондинка в алом платье, украшенном драгоценными камнями. – Меня Милой звать.

– Тебе-то зачем? – поразилась Адария, рассматривая красавицу.

– Батюшка за купца Матвея хочет выдать, – вздохнула она.

– А что с ним не так?

– Ему шестьдесят пять, борода до пят! – выпалила Мила. – Сдался он мне!

– И ни в кого из мужчин не влюблена?

– Не по сердцу они мне все, – вздохнула девушка. – Вдруг… принц понравится? И я ему…

Она смутилась, покраснела, опустила голову. От нее не веяло наживой, как от большинства других девушек, поэтому Ринара и Адария хмыкнули, но возражать против ее попыток завоевать Вайриса не стали.

Двух других я выбирала дольше. Вспоминая, как морской принц швырнул в меня непонятную гадость, которая вытянула силы, и я чуть не умерла, теперь жаждала мести. И она нашлась в лице двух охотниц за богатым и знатным женихом. Пусть порадуется и понаслаждается! М-да… ведьма из меня суровая выйдет! Сощурилась, достала несколько флаконов…

Лис хохотал до слез, так и не выбравшись из своего надежного укрытия, сидя на полу, когда я девицам в придачу в качестве приворотного всучила обычное слабительное, наказав каждый день добавлять принцу в еду, а Адария и Ринара как-то злорадно ухмыльнулись и напомнили, что их брат очень любит креветки и осьминогов.

В общем, я объявила морскому принцу войну! Незачем было меня маленькую и беззащитную обижать!

Остальных девиц я пообещала через несколько дней порадовать кремами для улучшения цвета лица, а также разными мазями из трав для восхитительной внешности. Рецепты подобных снадобий вчера случайно увидела в ведьминской книге в разделе «красота», поэтому их опробую. Вроде ингредиенты там простые, должно получиться.

В лавочку, где торговали бальными нарядами, мы ворвались почти перед самым закрытием, побродили по рядам, примерили несколько платьев и костюмов, повздыхали. Ничего подходящего! А магазин – единственный на весь небольшой город, где можно найти достойную вещь, в которой не будет стыдно показаться на балу у драконов. И… не повезло!

– А если… магией создать? – высказала сумасшедшую мысль Ринара.

– Долго не продержится, – отозвалась я, уже прочитавшая о подобных чарах. – Максимум пять часов действуют. Да и ингредиентов необходимых нет. Они там безумно редкие!

– Можем зайти в лавку к травнице, тут недалеко, – заметил Лис.

– Хочешь сказать, у обычной знахарки найдется, к примеру, пыльца фей? Да ее даже у моих родных нет в запасах, и была ли…

– Поверь, у нее найдется, – подмигнул Лис. – Я тут с парочкой покупательниц наших пообщался. Одна из них случайно обмолвилась, как вчера после полуночи ей понадобился толченый имбирь, и она отправилась к Захарии, целительнице, а той как раз заезжий маг продавал весьма ценные и редкие ингредиенты.

– После полуночи?

– Про огромные налоги забыла? – хмыкнул Лис и свернул в какой-то глухой проулок.

Что же... попробуем тогда сотворить наряды. В чем попало на бал к драконам появляться точно нельзя. Уж лучше совсем не идти.

Только в этом случае из портала выпрыгнет разъяренный Ингар, и такое сотворит… Впрочем, пойти-то я желала, так как никогда в жизни не бывала на подобных мероприятиях, лишь читала о них в книгах и смотрела в кино. И чтобы там не говорили… мне хотелось волшебства и сказки, которую мог принести этот праздник.

В общем, Лис пошептался с Захарией, и мы купили уйму трав, которые у нас не росли, а добывались в горах, на каких-то озерах и в пещерах. Стоимость у них была запредельная, так как найти и доставить подобные травы в королевство брались немногие. Горы да пещеры славились не только ими, но и огромным количеством нечисти и хищников. Затем фамильяр поторговался с целительницей насчет нескольких дорогих и редких ингредиентов, существенно сбил цену, и мы ушли, довольные и нищие, как церковные мыши.

В дом вошли за час до бала, и началось такое! Я только книгу открыла, как друзья передо мной уже выставили и разложили все необходимое.

– А котел-то у тебя чисто ведьминский… – протянул Лис. – Вместительный, удобный, под тебя словно сделанный.

Это да. И верой и правдой он мне служит все то время, что я нахожусь в Юларии. Я любовно провела пальцами по краям, с улыбкой вытерла сажу полотенцем, на миг прикрыла глаза. Делать так перед приготовлением зелий стало своего рода традицией, ритуалом. Такое действие помогало настроиться на нужный лад, поверить в свои силы, лишний раз вспомнить – кто я. Ведьма, способная сотворить любые чары.

В книге, которую я листала почти каждую свободную минуту, изучая разные зелья и заклинания, находилась порой интересная или любопытная информация с пометками. Их делали разные ведьмы моего рода. И у одной из них – Брунхильды Темноволосой не получалось создавать зелья, поэтому она и сидела несколько минут в тишине, сосредотачиваясь на предстоящем действии. Как оказалось, помогает!

Я глубоко вдохнула, медленно досчитала до десяти, открыла глаза. Лис и русалки мне не мешали, лишь расселись неподалеку, готовые помогать во всем, чем можно. Медлить было нельзя, но и торопиться не следовало. Ингредиентов хватит лишь на один раз.

Черный котел, разложенные на столе ингредиенты для зелья, открытая на нужной странице колдовская книга, исписанная аккуратным подчерком, и… мое предвкушение! Впервые, собираясь ворожить, такое чувствую! Может, именно тот факт, что приготовление зелий вменялось мне в обязанность, а не в удовольствие, не позволял творить? И волшебные эликсиры не получались, не слушались…

Но думать об этом сейчас не имело смысла. Время поджимало.

Я поправила выбившуюся прядь волос, плеснула в котел родниковой воды. Подумала немного и добавила еще той, особой, из редкого источника, так удачно находящегося в моем саду. Ингредиенты отмеряла тщательно – чешуйка золотой рыбки, мелко порезанный корень мандрагоры, лепестки эдельвейсов, кровь мантикоры, ягоды можжевельника. Какой странный состав! Но я не стала удивляться, лишь улыбалась и ощущала небывалый азарт. Раньше и представить не смогла бы, что подобное случится со мной! Я окажусь в другом мире, пробужу в себе ведьминскую силу, найду дом и близких. Ведь даже несмотря на опасности, до сих пор ощущаю себя на своем месте.

Зелье зашипело, пошло пеной. Я помешала дважды по часовой стрелке обычной деревянной ложкой и трижды против. Ох, эти премудрости и тонкости ведьминских эликсиров! Вроде бы и давно пора привыкнуть, а все равно не устаю поражаться. Кажется, я, наконец, осознала одну простую истину: волшебство всегда идет из сердца! И каким оно будет, что за мысли в него пустишь, так и станешь ворожить. Вечер открытий да и только! Но времени, потраченного для подобного осмысления, не жаль. Оно было необходимо.

Я подождала семь минут, как было написано в книге, пока зелье приобретет лиловый оттенок, добавила цветы папоротника, собранные праздничной ночью, пару листьев крапивы и щепотку соли. И ворожба продолжалась. В котел ложились один за другим ингредиенты, я шептала необходимые заклинания, стараясь ни на что не отвлекаться. А за пятнадцать минут до бала, бросила щепотку пыльцы фей, и зелье стало прозрачным, как слеза.

Получилось! И от счастья даже захотелось взлететь! Самое необычное зелье, которое я приготовила! И это понимали и Лис, и русалки. Зелье превращения!

– Кто первый? – поинтересовалась я, смотря на друзей.

Лис хмыкнул, подошел, понюхал.

– А как оно действует?

– Загадываешь наряд, опускаешь руку, вытаскиваешь требуемое.

– Так просто?

– Держится всего четыре часа, поэтому к полуночи мы должны вернуться.

Не удержалась и хихикнула, вспоминая сказку про Золушку. Мой фамильяр, даже не поинтересовавшись, о чем я думала, глубоко вдохнул и сунул руку в котел. Мы замерли в ожидании. Лис зажмурился, на лбу даже появились морщинки, а потом резко что-то потянул и... вытащил небывалый по роскоши и красоте костюм. Ярко-алый наряд, расшитый замысловатыми золотыми узорами с вплетенными драгоценными камнями едва ли не светился. Но опомниться и рассмотреть это чудо Лис не дал, снова сунул руку в котел, вытаскивая обувь и белоснежную маску. Выражение его лица было слегка ошеломительным и растерянно-счастливым, как у ребенка, обнаружившего под елкой на Новый год неожиданный подарок. Кажется, оборотень тоже соскучился по балам. С такой-то жизнью, когда ты вечно в бегах, а за тобой охотятся все, кому не лень. Но думать о грустном не хотелось. Не в этот вечер, наполненный особой, ощущающейся в воздухе магией.

Русалки радостно взвизгнули, подошли к котлу, и пока Лис ушел в соседнюю гостиную переодеваться, вытащили себе по платью. Адария выбрала наряд кремового цвета, расшитый алыми маками и украшенный каплями гранатов и рубинов, а Ринара – небесно-голубой, с жемчужинками и белоснежными атласными лентами. Оба платья были с пышными юбками и открытыми плечами. И пока девушки восхищались и переодевались, я зажмурилась и сунула ладонь в оставшееся зелье.

Платье глубокого темно-зеленого цвета с длинной юбкой, отделанной черным кружевом, узким лифом, расшитым золотыми розами и полностью открытой спиной и плечами представилось так легко, что я уже не думала. Никогда в моей жизни не было вещи столько восхитительной и прекрасной! А легкая золотистая вуаль, которая прилагалась к наряду, только придавала мне какого-то очарования и беззащитности. К моим светлым волосам и глазам, время от времени становившимися такими, будто в них насыпали золотистого песка, все это безумно шло. Следующая находка – черные туфельки на высоком каблуке и тонкие ажурные чулки.

Достать маску я не успела, Ринара и Адария вспомнили про обуви, и я уступила им на время заветное местечко, а потом снова сунула руку в котел и вытащила ее… Черную, как ночь, кружевную, наполненную чарами преображения, маску.

Времени на прическу, увы, совсем не оставалось, я просто расчесала волосы, позволяя им волнами лечь на слегка прикрытые тонкой золотистой вуалью плечи. Напоследок бросилась к зеркалу, посмотреть на себя красивую. Куда же деться от любопытства? Впервые пробую подобные чары! И они весьма капризны, так как в них содержится капелька волшебства фей, без которой преображение невозможно. По крайней мере, так написано в моей ведьминской книге. Но все же то, что я видела, меня радовало. Лиф подчеркивал талию, юбка красиво спадала складками. Похоже, так я смогу сойти за роковую красотку!

Оглянулась на русалок, которые прихорашивались, поправляя маски, улыбнулась Лису. Фамильяр выглядел безумно необычно и галантно, но не спускал глаз с Адарии. Я быстро глянула на часы, стянула амулет, подаренный Ингаром. Только за него взялись, вспыхнула воронка портала, и мы оказались в саду.

Какое же тут великолепие! Мы стояли на небольшом пригорке, рассматривая огромный королевский сад, сверкающий разноцветными огнями. Они парили всюду, создавая причудливые узоры и фигуры, освещая многочисленные беседки, скамейки и мраморные статуи, а также знакомый водопад, и многочисленные кусты жасмина, от которого за версту тянуло сладким ароматом. Похоже, садовники драконов применили магию, чтобы заставить растения цвести так долго, да еще и ночью. Или это какой-то особый сорт жасмина, о котором я в даже не слышала. Надо будет спросить у Ингара при встрече. Любопытно же!

Лис и русалки тоже с любопытством оглядывались, засматриваясь на освещенный белокаменный дворец, украшенный флагами. Даже удивительно, что при таком раскладе все смотрелось не помпезно, а красиво и гармонично.

– Идем? – спросила осторожно.

– Разумеется! – ухмыльнулся Лис и протянул мне локоть, предлагая составить ему пару.

Стоило сделать шаг, как я поняла, что туфли оказались ужасно неудобными, но выбора не было. После всех наших преображений зелья не осталось ни капли, а ингредиентов для него – и подавно. Главное, их хватило, мы все рассчитали точно.

По пути нам встретилось совсем мало людей. Несколько целующихся парочек, стража да спешащие в весьма откровенных нарядах дамы.

Часы показали четверть десятого, когда я, Лис, Адария и Ринара, чуть запыхавшись, подошли к парадному крыльцу. Народу здесь собралось немало. Дамы, словно стайки пестрых птичек, выглядели скорее раздетыми, чем наоборот. Открытые спины и плечи, откровенное декольте, яркая помада на губах… М-да, а мы так торопились, что даже не накрасились! Не успели. Да и косметики у меня здесь не имелось. Но горевать не хотелось. Волшебная маска скроет все. И большинство приглашенных на бал, видимо, считали так же.

Мы прошли через анфиладу комнат, оказываясь в тех, где кружились пары.

– Ой!

– Что? – встрепенулся Лис.

– Я не умею танцевать, – прошептала в ответ.

– Здесь все просто: партнер ведет – дама подчиняется, – улыбнулся фамильяр. – Смотри!

И отвесил учтивый поклон перед Адарией. Русалка подозрительно покосилась на Лиса, но потом все же склонилась в ответном легком реверансе, протянула ему руку. И мой фамильяр закружил русалку по залу. Получалось у них это легко и просто, словно они танцевали так вместе всю жизнь. Идеальная пара, даже я вижу! Но оба ходят вокруг да около, сомневаются и в себе, и друг в друге…

Тут к Ринаре подошел стройный мужчина в темно-синей маске, и я отвлеклась. Хмыкнула, рассматривая золотистый камзол, из-под которого торчал ворот белоснежной рубашки, небрежно расстегнутый на две пуговицы. Узнать в незнакомце Лиравира, бога удачи, мне не составило труда. От меня этот прохвост не спрячется ни под какой маской! Ринара приняла приглашение, и они исчезли в толпе танцующих.

Вдали, одетые в алые наряды с темными узорами, мне чуть махнули рукой Лар и Торн, слегка поклонившись в знак приветствия. Рядом с ними стоял Ардагарий в темно-фиолетовом сияющем в свете многочисленных свечей костюме. Правитель был без маски, но излучал величие и властность, которые чувствовались даже на расстоянии. Под руку он держал миловидную блондинку с пухлыми губами и слегка острым носом, одетую в белоснежное платье с достаточно глубоким вырезом, и о чем-то неспешно и строго беседовал с Торном и Ларом. Интересно, а где…

– Здравствуй, огонек! – совсем рядом раздался чуть хриплый голос Ингара.

Я повернулась и уставилась на наследного принца драконов в парадном черном костюме. По вороту и рукавам сверкали россыпи алых камней, зачаровывали… Я подняла взгляд и почти сразу забыла, как дышать, утонув в мерцающем пламени его глаз, которое пряталось в прорезях кружевной черной маски.

– И как только узнал, – прошептала в ответ, не в силах оторвать от него взгляд.

– Да я тебя из тысячи узнаю, – как-то тепло ответил Ингар, ласково касаясь пальцами моей щеки.

– Плечо не болит? – поинтересовалась я.

– Нет, огонек.

– Расскажешь…

– Прямо здесь и сейчас?

– А что мешает?

– Потанцевать не хочешь?

Вздохнула, честно созналась, что не умею.

Ингар улыбнулся, и сердце ушло в пятки. Ежики колючие, что со мной творит один его взгляд с этим легким, чуть насмешливым прищуром! И крепкие надежные руки, которые только что легли на талию, потянули в круг танцующих. Мне даже захотелось потрясти головой, прогоняя это странное наваждение.

Первое неосторожное движение, вздох…

– Ты никогда раньше не бывала на балу? – удивленно спросил Ингар.

– Это так заметно?

– Ты же волнуешься, Яна. Но не бойся, я не уроню. И ноги не отдавлю.

Я хмыкнула в ответ. И мы закружились в танце, смахивающим на вальс. И вроде бы помнила, что хотела расспросить его об очень многом, но когда жар его дыхания касался щек, а руки скользили по талии и спине, забывала обо всем на свете. Никогда не верила, что так бывает… Только я и он. Замерший мир. Мгновение, которое, кажется, никогда не кончится. Осознание, что без этого мужчины, уже не получится жить дальше.

Не бывает. Не бывает. Не бывает…

Но это всего лишь слова. И сколько я их себе не твержу, все равно понимаю: это не так. Сверкают, наполненные страстью, черные, словно угольки, глаза в прорезях маски. Сводит с ума улыбка, от которой ползет жар по позвоночнику, заставляя колени подгибаться. И я снова взлетаю в руках Ингара… Моего мужчины. Моего дракона. Моего… Непривычное для меня слово. Так и хочется опробовать его на вкус.

Моего…

Танец закончился неожиданно. И я это поняла только потому, что мы остановились. Ингар чуть наклонился, улыбнулся:

– А ты боялась… Смотри, как у нас хорошо получилось.

Да не то слово! Я нервно оглянулась, заметив, что на нас смотрят абсолютно все. И пусть под маской не видно лиц, но не узнать своего принца придворные не могли. Да и кто такая я, полагаю, уже догадывались. Во дворце не бывает долгих тайн. Но для меня это на данный момент не имело значения.

Музыка снова полилась рекой, мы с Ингаром закружились, словно были на этом балу одни-одинешеньки. Глаза в глаза, переплетенные пальцы, дыхание, которое опаляет лица друг друга. И ощущение – мы с ним на грани.

Счет времени я потеряла, слова казались лишними, а музыка уже звучала где-то вдали. Отголоском. Только стук сердца под ладонью Ингара, его сумасшедший взгляд, огонь, которым наполнился воздух между нами. Он пусть и был невидимым, но кутал в объятьях, заставлял плавиться, становился сильнее.

Когда мы решили остановиться, я с трудом пришла в себя. Ингар отвел меня в сторону столов с напитками, протянул бокал с обычной водой и неожиданно спросил:

– Где ты жила до того, как встретилась с Лисом?

– Тебе не кажется, что сегодня моя очередь задавать вопросы?

– Один – твой, один – мой, – предложил компромисс Ингар и та-ак улыбнулся, что я готова была ответить на все его вопросы прямо сейчас, забыв обо всех своих требованиях. – Так почему ты не бывала на балах? Есть ведь не только частные, но и общественные.

Вздохнула, покосилась на танцующих. Ингар правильно расценил мой недоверчивый взгляд, прошептал заклинание от подслушивания, создавая непроницаемый купол. Что о нас подумают окружающие, ему было все равно. Дракона волновали лишь мои слова, и я ответила тихо-тихо:

– Я из другого мира, Ингар. Там нет магии. От слова совсем. Здесь я оказалась… случайно. Лис призывал на помощь, используя какой-то старинный артефакт сильного мага, а тут… я.

Дракон замер, глаза в прорезях маски блеснули чуть ярче, а потом посыпались новые вопросы. Его интересовало все – мое детство, устройство мира, техника, а больше всего – нравится ли мне в этом мире. Неподражаемый мужчина.

– Ингар, расскажи, почему ты оказался ранен в таком странном месте, – выпалила я, едва он задумался.

Четвертый по счету танец, который мы пропустили за разговором, в этот момент закончился.

– Уверена, что хочешь услышать ответ?

– Жажду, – заверила его.

– Мы с Анарингардом выяснили, что охотиться на ведьм может только очень сильный темный колдун, Яна.

– И?

– Такая мощь имеется лишь у его родственников мужского пола. Женщина не потянет…

Он вздохнул, отставил бокал, который держал в руках, посмотрел на меня, словно все еще решал, что именно рассказать.

– Мы проверяли их всех при помощи одного зелья. Если его выпить, то любой захочет открыть свою самую страшную тайну. И поверь, место, где ты оказалась, было не самым жутким. Нас и в пещеры к араханам – это такие громадные и мохнатые пауки, занесло, и на болота с гидрами, и в пустыни к джинам. Они, кстати, оказались совсем недружелюбными.

Я вздрогнула и уставилась на него. Несносен! Как можно так легко и спокойно рассказывать о чудовищах? Неужели Ингар к этому настолько привык?

– Мы нашли темного колдуна, огонек. Он как раз призывал духов ночи, требуя забрать жизнь ведьмы. И…

Он вздохнул, наклонился чуть ниже:

– Можешь ненавидеть меня за это, можешь – бояться. Но я лично всадил ему нож в сердце. Я поклялся богам защищать тебя всеми силами, Яна. Кровью поклялся. Каждой расцветшей линарой. И этот темный заплатил не только за минуты твоего страха, но и за каждую отнятую жизнь у ведьмы. Не жалею, что так поступил, Яна, ни на миг. И если тебе будет грозить опасность, думать не стану, потому что ты уже часть моего сердца. Это не изменить и не исправить.

И замер, ожидая моего ответа. А я… я стояла и смотрела на мужчину, которого, кажется, ждала всю свою жизнь. Такого смелого, честного, решительного. И знакомы вроде всего ничего – месяц от силы, а если позовет – хоть на край света за ним пойду.

– Спасибо, – прошептала я, чувствуя, как к горлу подкатывает ком.

Слова терялись и не находились. Я просто на него смотрела. И старалась дышать.

– Тебе больше нечего бояться, огонек, – мягко заметил Ингар, притягивая меня к себе.

И взгляд такой, что я в тысячный раз за вечер начинаю задыхаться и забываю обо всем на свете. Может, Ингар знает какие-то приворотные заклинания и с успехом их на мне использует? Как иначе объяснить то, что весь вечер между нами происходит? Воздух едва ли не искрит.

Мужчина усмехнулся, взял мою слегка дрожащую руку, поднес к губам и нежно поцеловал, не сводя с меня глаз.

– Еще один танец, огонек?

Я кивнула, по-прежнему не в силах вымолвить ни слова. Внутри все пекло, будто проглотила солнце. Я сделала изящный пируэт, и Ингар прижал меня так, что это было почти неприлично.

Вдох в мои полуоткрытые от удивления губы.

Он уже не просто флиртовал, соблазнял. И эта резкая смена его поведения меня тревожила. С чего бы вдруг?

– Соскучился за эти дни, – прошептал так, чтобы слышала только я.

– Ты читаешь мои мысли?

Ингар рассмеялся, и мое бедное сердце ухнуло вниз, забилось где-то в горле. И теперь я сгорала от желания прижаться к нему теснее, обнять крепче, сознаться, как тоже о нем думала все эти дни напролет.

Что же за чары создали пыльца фей, что я готова пойти за этим мужчиной на край света, несмотря на все свои сомнения?

Ингар выпустил меня из объятий на мгновение, снова притянул к себе, опять останавливаясь на грани приличия. Но отстраниться сил нет. Желания нет. И даже страх сделать что-то не так отступил под чарующим взглядом Ингара и сильным уверенным прикосновением его рук на моей талии. Я одурманена им. Пьяна, как от вина. Даже больше…

– Яна, почему ты молчишь? – вдруг поинтересовался Ингар.

– Так не бывает, – невпопад заметила я.

Слова так и вертелись на языке весь этот завораживающий сказочный вечер. И я не могла их не произнести.

– Чего именно? – уточнил он, не спуская с меня взгляда, в который прокралась едва заметная тревога.

И как ему объяснить то, что я чувствую? И надо ли?

У меня с этим мужчиной, сводящим с ума, ничего не было, а кажется… кажется, все было. И мы рука об руку прошли вместе сотни дорог.

Танец закончился, и мы замерли вместе, а потом Ингар утянул меня в сторону, наклонился, запрокинул голову и нежно коснулся губ. Почти невесомо, словно пролетевшая мимо бабочка тронула крылом, но даже от этого прикосновения мир исчез, будто вовсе и не существовал. Мои руки обвили его плечи, позволяя поцелую повториться и теперь длиться до тех пор, пока хватало дыхания.

– Ингар, тебя желает видеть отец! Прибыли Нарингард и Заран. Там что-то срочное, – раздался голос Торна.

И волшебство момента рушится, исчезает, словно его украли и спрятали в темный мешок. Действительность возвращается.

– Я ненадолго, – прошептал Ингар, ласково проводя пальцем по моей щеке.

Он чувствует тоже, что и я. И уходить дракон не желает, слышу по интонации в голосе. Но как проигнорировать правителя драконов?

Я кивнула, с трудом приходя в себя, и только сейчас заметила, как на нас снова все смотрят, буквально поедают глазами.

– Иди уже, братец, – не выдержал Торн.

И едва дракон исчез в толпе, уточнила:

– А кто такой Нарингард?

– Правитель граханов.

Надеюсь, он более приятный в общении, чем его младший брат Заран.

– Что-то случилось?

– Отец разве нам скажет? – пожал плечами Торн.

Потом вздохнул, покосился куда-то в сторону. Я поймала его взгляд. Девушка, на которую он смотрел, была прекрасна даже сейчас, когда ее лицо оказалось наполовину скрыто, а пронзительные серые глаза сверкали в прорезях золотистой маски. Легкое персикового цвета платье, сделанное из кружев, казалось невесомым, а красавица из-за этого – хрупкой и нежной, как цветок. Она оглядывалась по сторонам, словно кого-то искала, чуть прикусив губы.

– Торн, – позвала я, и он вздрогнул, – это кто? И почему ты не подойдешь и не пригласишь ее потанцевать?

Ведь невооруженным взглядом же видно, что девушка ему нравится.

– Иллиринару-то? Да она в мою сторону и не смотрит.

– Вы знакомы?

– Она – сестра Анаригарда, Яна, – тихо ответил Торн. – И до сих пор влюблена в Ингара. Ой… Прости.

Дракон смутился, осознав, что явно сказал лишнее.

– Да я знаю. Она должна была стать его невестой, а Ингар отказался.

– И причина тому – ты, ведьмочка.

Я смутилась, а Торн вдруг сказал:

– Береги моего брата, Яна. Ингар сильный и смелый, хотя характер у него… Но он никогда тебя не бросит в беде. Да и не только тебя. Не отдавай его никому.

И снова посмотрел на Иллиринару.

– Торн, – не выдержала я. – Пойди и пригласи ее танцевать.

– Без шансов.

– Да почему?

– Ян, да ты хоть что-то знаешь о граханах? Они же любят раз и на всю жизнь!

Я закатила глаза и фыркнула, а потом все же решилась.

– Если бы принцесса Иллиринара любила твоего брата – так, что дышать не могла бы, с ума сходила бы от одного его случайного взгляда, умереть была бы готова, чтобы он жил, она бы здесь не находилась.

– Почему?

– Принцесса граханов узнала бы Ингара под любой наколдованной личиной, а тут… всего лишь маска. И я допускаю, ее чувства – всего лишь легкая первая влюбленность, замешанная на смеси восхищения и обожания. Твой брат, как ты заметил, сильный и смелый, но ведь и в тебе этого не меньше, Торн!

Я поймала его растерянный удивленный взгляд, приподняла брови, ожидая ответа на мой вопрос.

– Не пойдешь, приворожу так, что всю жизнь помнить будешь! – перешла я к угрозам.

– Вот же… ведьма! Ингару на тебя, что ли, нажаловаться, когда вернется? – фыркнул он.

Я хмыкнула и глазами показала на девушку, которая по залу словно не ходила, а плыла. И как у нее такое получается? Бывают же такие красавицы! Они просто изящны и прекрасны в любом виде и состоянии, каждым жестом и взглядом. Неужели Ингар устоял против этих чар?

Торн покосился на меня, а потом решительно направился к принцессе граханов. Кажется, я становлюсь сводницей!

Посмотрела на Иллиринару, неподражаемую в своей красоте, и почувствовала, как настроение стремительно исчезает. Поискала глазами Лиса, но он куда-то исчез. Наверняка очаровывает Адарию. Вздохнула и направилась в сад, надеясь успокоиться.

 

Ингар.

– Ингар, отпусти, – совсем близко раздался голос Анарингарда. – Он давно уже мертв. Ты этим ножом едва ему сердце не вырвал.

А у меня перед глазами пелена и воспоминание, как страх застывает во взгляде моей ийрии, когда шарахасы этого темного убийцы нападали на нее… беззащитную и такую хрупкую. И тьмы столько, что плещется, грозится вылиться, как вино из переполненной чащи.

Яна. Моя ийрия. Сладкая моя девочка. Моя. И ничего ей больше не грозит.

Вдохнул, чувствуя, как тьма отступает, опустил оружие.

Анар вздохнул, посмотрел на Пиарта, своего двоюродного брата, зло сплюнул.

– Никогда не ожидал от него подобного!

Друг выглядел вымученным и уставшим. Еще бы! Пока я бился с Пиартом, он усмирял духов, которые вырвались из заколдованного круга, грозя смести все на своем пути, а в первую очередь – забрать нашу с граханом силу.

Анарингард напоследок выругался, бросил сгусток темного пламени в убийцу ведьм, выдохнул, открывая портал.

Я ожидал, мы окажемся во дворце, но этого не случилось. Какой-то богами забытый трактир, где под ногами валяется грязная солома, а столы на удивление прочные и крепкие, да к тому же еще и чистые. Вино и закуску принесли практически мгновенно. И пили мы молча, потому что слова оказались не нужны. Пиарт был другом Анарингарда, они росли вместе, делились многими тайнами, а тут… запрещенный ритуал призыва могучих духов, забирающих жизнь ведьм!

К рассвету, когда мы с Анаром перепили всех в этой таверне, оставив счастливому хозяину знатную выручку, вышли на улицу. Грязные мостовые, грубо сделанные из камней дома, запахи росы, клевера и свежеиспеченного хлеба из булочной напротив.

– Где мы хоть?

– Не помню названия, – честно сознался Анарингард. – Примерно полдня пути до дворца граханов. Но домой я возвращаться не хочу.

– Тогда открывай портал ко мне. Бал сегодня, развеешься, отвлечешься. Жизнь-то… продолжается.

– Видел бы ты себя, Ингар, когда вонзал нож ему в сердце.

– Винишь меня?

– Нет. Мы это уже выяснили, кажется, за четвертой бутылкой вина.

– За шестой, – меланхолично добавил я.

Друг кивнул, стряхнул с сапога солому, посмотрел на вершины гор, которые скрывались в утреннем тумане, и создал воронку портала.

 

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям